Содержание
«Военная Литература»
Мемуары

Глава четырнадцатая.

На помощь десанту

Войска Северо-Кавказского фронта приступили к подготовке форсирования Керченского пролива и последующим боям за Крым. В первой декаде октября 1943 года всеми видами разведки было установлено, что противник приступил к совершенствованию своих оборонительных рубежей на побережье и в глубине Крыма. Особое внимание он уделял фортификационным работам на Керченском полуострове.

Наземная обстановка складывалась в нашу пользу: укрепляя и совершенствуя оборону, противник одновременно оттягивал свои силы с Керченского полуострова в Крым, а оттуда перебрасывал их на север - против 4-го Украинского фронта и в район Запорожья. Туда же направлялись войска, выведенные из Тамани.

В Крыму оставалась сравнительно небольшая группировка вражеских войск: восемь дивизий, входивших в состав 3-й румынской армии, четыре отдельных отряда морской пехоты, десять отдельных дивизионов береговой артиллерии, несколько немецких пехотных подразделений.

Оборона побережья Черного и Азовского морей была плотно насыщена огневыми средствами и в основном представляла собой систему опорных пунктов. Порты были усилены береговой противотанковой артиллерией, побережье минировано и обнесено проволочными заграждениями.

На 1 ноября соотношение сил по авиации было следующим: противник имел 470 самолетов, 4-я воздушная армия - 686. Кроме того, для участия в операции привлекалось [283] до 100 самолетов состава ВВС Черноморского флота. Таким образом, воздушная обстановка, как и наземная, благоприятствовала проведению десантной операции по вторжению в Крым.

На море сложилась несколько иная ситуация. Черноморский флот и Азовская флотилия не располагали достаточным количеством транспортных плавсредств для проведения большой десантной операции, и это, естественно, сужало ее масштабы.

Замысел фронтовой операции заключался в одновременной высадке двух десантов (56-й и 18-й армий) на восточное побережье Керченского полуострова. Главная роль по захвату Керчи отводилась десанту 56-й армии, состоявшему из двух дивизий - 55-й и 2-й гвардейской. Ему предстояло высадиться на побережье северо-восточнее Керчи, в районе Маяк-Еникале. Вспомогательная роль отводилась десанту 18-й армии: в составе 318-й стрелковой дивизии он должен был захватить плацдарм в 20 километрах южнее города - в районе рыбацкого поселка Эльтиген. Севернее находился порт Камыш-Бурун, южнее - поселок коммуны «Инициатива».

Десант на Эльтиген выполнял наиболее трудную часть операции: он шел первым и форсировал пролив в самом широком его месте. Ему предстоял путь длиной 35 километров. Десант 56-й армии находился в лучших условиях: во-первых, Эльтиген оттянул на себя две вражеские дивизии, во-вторых от места посадки (коса Чушка) до места высадки (Маяк-Еникале) было всего пять километров.

Сейчас населенного пункта Эльтиген не найдешь на карте Керченского полуострова: ему дали другое имя - Геройское. Дали в память о подвиге советских воинов, вписавших в историю Великой Отечественной войны яркую страницу. Командовал десантом полковник (ныне генерал) Василий Федорович Гладков, удостоенный за эту операцию звания Героя Советского Союза.

Задача Черноморского флота состояла в том, чтобы обеспечить высадку советских войск; огнем корабельной артиллерии во взаимодействии с береговой и главными силами авиации флота подавлять противника в районе высадки; обеспечить бесперебойную доставку всех видов снабжения для 56-й и 18-й армий вплоть до начала регулярных перевозок через Керченский пролив. Азовская [284] военная флотилия обеспечивает питание и снабжение десантников.

Задачей 4-й воздушной армии было надежно прикрывать наземные войска и плавсредства как в районах их сосредоточения, так и на переходах, в местах высадки; штурмовыми и бомбардировочными ударами подавить огонь вражеской артиллерии в этих местах, затем обеспечить наступление 56-й и 18-й армий, которым предстояло овладеть городом и портом Керчь, а также населенным пунктом Багерово.

Кроме того, на нашу армию возлагался ряд задач частного порядка, в том числе воздушная разведка на суше и на море, предоперационные действия групп «охотников» от восточного берега Керченского полуострова до Ак-Манайского рубежа, удары по аэродромам противника и т. д.

Мое решение как командующего сводилось к следующему.

В целях достижения внезапности в подготовительный период всю авиацию держать на удаленных от Керченского пролива аэродромах, а перебазирование на исходные рубежи произвести накануне дня операции.

Для снижения активности вражеской авиации в ночь высадки десанта нанести бомбардировочные удары по аэродромам Багерово, Керчь. Повторный налет произвести перед рассветом, используя бомбы как мгновенного действия, так и с замедленными взрывателями; непрерывными ударами одиночных самолетов и пар ночных бомбардировщиков изнурять живую силу противника, подавлять июнь его артиллерии и уничтожать прожекторные установки.

С рассветом без доразведки целей (по данным фотопланшетов) нанести массированный штурмовой и бомбардировочный удары по районам наибольшего сосредоточения артиллерии и живой силы в тактической глубине обороны противника с задачей прижать его пехоту к земле и подавить огонь артиллерии в наиболее ответственный период штурма.

Одновременно с нанесением первого массированного удара иметь резерв штурмовиков (с 7.00 четыре группы и с 10.00 десять групп) для подавления артиллерии и резервов неприятеля, обнаруженных авиаразведкой, и для действия по срочным заявкам наземных командиров. [285]

Непрерывным патрулированием четверок истребителей обеспечить прикрытие десанта в трех основных зонах: ? 1 - высадившиеся части на Керченском полуострове; ? 2 - плавучие средства на переходе через Керченский пролив, огневые позиции нашей дальнобойной артиллерии и сосредоточение войск на косе Чушка; ? 3 - плавучие средства при отходе их от восточного побережья Керченского полуострова до порта Кучугуры на Азовском море.

Часть сил истребителей 329-й дивизии (60 самолетов) держать в готовности к немедленному вылету на случай усиления патрулей и отражения массовых налетов авиации противника.

В течение первого дня операции парами истребителей нести службу ВНОС и внимательно следить за воздушной обстановкой.

Управление боевыми действиями осуществлять с ВПУ 4-й воздушной армии, расположенного вместе с КП командующего 56-й армией; управление штурмовиками в воздухе возложить на командира 230-й штурмовой дивизии, а истребителями - на моего заместителя генерал-майора авиации С. В. Слюсарева.

Для обеспечения и поддержки действий десанта 18-й армии передать в оперативное подчинение командующего ВВС Черноморского флота 214-ю штурмовую авиационную дивизию.

Все было продумано, предусмотрено, спланировано. Началась подготовка к операции.

Учитывая, что противник сосредоточил против нас 350 бомбардировщиков, мы попросили командующего Военно-Воздушными Силами Красной Армии дать нам еще одно истребительное соединение. Нашу просьбу удовлетворили. Только что сформированная 329-я дивизия генерала А. А. Осипова была вооружена самолетами «аэрокобра».

Одновременно мы начали подготовку новых аэродромов в западной части Таманского полуострова, завоз на них боеприпасов и горючего. Перебазирование туда авиачастей планировалось, как я уже говорил, накануне боевых действий.

Начало операции было назначено в ночь на 28 октября, но из-за резкого ухудшения метеоусловий перенесено [286] на 1 ноября. Однако и в этот день был высажен только десант 18-й армии. Из-за шторма в Керченском проливе войска 56-й армии остались в исходном положении. Но нам стало известно об этом лишь в 6 утра, и авиация, согласно намеченному плану, работала в интересах обоих десантов, выполнив до момента отмены высадки 184 самолето-вылета.

Шторм продолжался два дня. Поэтому из 1051 боевого вылета, запланированного в интересах 56-й армии, 678 пришлось на долю 18-й армии.

Высадка эльтигенского десанта заслуживает более подробного описания.

В 4.30 утра 1 ноября на участке 18-й армии началась мощная артиллерийская подготовка. Через полчаса под прикрытием артогня и бомбовых ударов авиации десантная группа численностью 5000 человек высадилась в районе поселка Эльтиген. В ее состав входили 318-я стрелковая дивизия, морская стрелковая бригада и отдельный батальон морских пехотинцев.

Противник оказывал десантникам очень сильное противодействие. Однако наши легкие ночные бомбардировщики, летая парами и в одиночку, подавляли огонь его артиллерии, гасили прожекторы, изнуряли живую силу.

За 10 - 15 минут до начала высадки авиация перенесла удары в глубину вражеской обороны и на фланги (Камыш-Бурун, Александровка, коммуна «Инициатива»), сбрасывая бомбы по вспышкам артиллерийских выстрелов и по лучам прожекторных установок.

Большую роль в подавлении артиллерии противника сыграли бомбардировщики Б-3. Летая в одиночку и парами, они наносили удары по целям, расположенным в глубине обороны противника, в двух-двух с половиной километрах от берега.

В первой половине дня фашисты, получив подкрепление, перешли в контратаку из района отметки 47,7. Авиация нашей армии сразу же поспешила на помощь десанту: непрерывно до наступления темноты бомбовыми и штурмовыми ударами уничтожала артиллерию, танки и живую силу врага. К ночи все контратаки были отбиты.

Всего в течение 1 ноября было произведено 345 самолето-вылетов, в результате которых уничтожено 5 танков, 20 автомашин и один Ме-109, подавлен огонь 10 батарей [287] полевой артиллерии, взорвано 2 склада, убито и ранено до 130 солдат и офицеров.

2 и 3 ноября противник силами до полка пехоты с танками и штурмовыми орудиями при поддержке массированного огня артиллерии и минометов предпринял 37 контратак. С помощью авиации все они были отбиты, но при этом и десантники понесли большие потери.

Летный состав 4-й воздушной армии, защищая войска, проявлял подлинное мастерство, мужество и отвагу.

2 ноября шестерка «ильюшиных» 722-го штурмового полка во главе с майором Н. А. Юхотниковым получила задачу нанести бомбово-штурмовой удар по танкам и автомашинам противника, сосредоточенным северо-западнее Эльтигена. На маршруте группу Юхотникова и сопровождающих «лавочкиных» из 805-го истребительного авиаполка перенацелили на танки, контратакующие наш десант в трех километрах юго-западнее Эльтигена.

Прибыв в заданный район, майор доложил на вспомогательный пункт управления:

- Обнаружил двадцать танков. За ними следует вражеская пехота.

С ВПП ответили:

- Атакуйте. Высылаем вторую группу штурмовиков.

Выполнив три атаки по цели с бреющего полета, экипажи «илов» подожгли три танка, разбили четыре автомашины, уничтожили более взвода пехоты. Через 10 минут после возвращения на аэродром майор Юхотников, пересев на другой самолет, возглавил восьмерку Ил-2 и повел ее в тот же район. В результате удара противник потерял еще пять танков. Остальные вместе с уцелевшими пехотинцами отошли на прежние позиции.

Всего за 2 и 3 ноября было произведено 289 самолето-вылетов, уничтожено и повреждено до десяти танков, пятнадцати автомашин, убито и ранено до 200 солдат и офицеров, подавлен огонь трех батарей зенитной артиллерии, взорван склад боеприпасов. В воздушных боях фашисты потеряли семь самолетов. Два из них рухнули на землю, сбитые таранными ударами.

Таран совершили командир первой эскадрильи 47-го штурмового авиаполка ВВС Черноморского флота лейтенант Б. Н. Воловодов и парторг той же эскадрильи младший лейтенант В. Л. Быков. Оба они геройски погибли. [288]

На следующий день генерал-полковник К. Н. Леселидзе телеграфировал генерал-майору авиации С. У. Рубанову, командиру 214-й штурмовой авиационной дивизии.

«Передайте летному составу, поддержавшему нас в бою за восточный берег Керченского полуострова, спасибо от пехоты нашей армии. Летчики оказали нам очень большую помощь в отражении 37 контратак, которые противник предпринимал в течение 3 дней. Имена лейтенанта Б. Н. Воловодова и младшего лейтенанта В. Л. Быкова, таранивших самолеты Ю-88, мы занесли в список героев нашей армии».

Чтобы не нарушать последовательности повествования во времени, рассмотрим вкратце обстановку, сложившуюся в 56-й армии. После двухдневного шторма ее войска осуществили десантирование в ночь на 3 ноября. Днем, начиная с момента погрузки частей на корабли, наши истребители непрерывно патрулировали сначала над портами, затем над походными колоннами. Самолеты По-2 наносили сосредоточенные удары по участку высадки. Особенно отличился 889-й Новороссийский ночной легкобомбардировочный полк, которым командовал К. Д. Бочаров.

Командующий 18-й армией генерал К. Н. Леселидзе высоко оценил работу летчиков этой части:

«В период высадки десанта на Керченском полуострове в районе Эльтиген 889-й Новороссийский НЛБАП вполне справился с задачей подавления огневых средств противника и обеспечил высадку войск 18-й армии в указанном районе».

В период с 19 часов 40 минут до 20 часов 15 минут бомбардировщики действовали по боевым порядкам, огневым точкам и артиллерии противника, обеспечивая высадку войск на участке Маяк-Еникале. С 21 часа 25 минут до 21 часа 40 минут по этому участку был нанесен сосредоточенный удар 20 самолетами.

Из-за невозможности выпускать экипажи в ночное время с интервалом менее 1 - 2 минут (ввиду опасности столкновения самолетов) часть из них была поднята раньше. Пока время для нанесения удара не наступило, они находились в зоне ожидания, летая над Керченским проливом, создавали непрерывный шум, который маскировал переход десантных судов.

С подходом кораблей к Керченскому полуострову бомбардировочные [289] удары По-2 отодвинулись вглубь, на подавление артиллерии и огневых точек противника в районе Баксы, отметка 44,8 и Колонка.

Во второй половине ночи погода резко ухудшилась: на высоте 600 метров появилась мощная кучевая облачность, усилился ветер. Однако летчики, ориентируясь по вспышкам выстрелов, точно сбрасывали бомбы на огневые позиции вражеской артиллерии.

С рассветом основная тяжесть обеспечения боевых действий войск легла на штурмовиков. Тесно взаимодействуя с десантниками, они помогли им 3 ноября овладеть маяком Глетки, отбить ряд контратак противника, уничтожив при этом несколько танков, автомашин, орудий, прожекторов, до роты пехоты и склад боеприпасов. Ожесточенный бой шел у горы Хронева.

Борьба за расширение плацдарма происходила на резко пересеченной местности. Это облегчало оборону противника и сильно затрудняло наступление наших войск. Здесь-то и сыграли свою роль «ильюшины». Парами и четверками они, используя складки местности, внезапно появлялись над позициями врага, располагавшегося на обратных скатах высот, и били по ним бомбами, эрэсами, пулеметно-пушечным огнем.

С момента высадки войск 56-й армии основная часть боевой работы авиации выполнялась в ее интересах. Так, 3 ноября из 202 самолето-вылетов 170 произведено для помощи десантникам. Такое же сообщение было и 4 ноября. А на следующий день из 399 самолето-вылетов на обеспечение десанта 56-й армии пришлось 274.

В прикрытии высаживающих войск большую роль сыграла истребительная авиация. Отличились многие полки, в том числе 805-й, которым командовал Герой Советского Союза майор В. А. Колесник. Вот один из примеров мужества и настойчивости летчиков.

Четверка истребителей, возглавляемая заместителем командира части майором И. Р. Демчевым, получила задание вылететь в район высадки десанта. Пробив слой тумана и облачности толщиной более 600 метров, звено взяло курс на запад.

Связавшись с командным пунктом 4-й воздушной армии, на котором находился генерал С. В. Слюсарев, Демчев получил команду: «Следуйте ко мне на максимальной [290] скорости!» Из информации об обстановке стало ясно, что самолеты противника штурмуют десант и что, кроме четверки Демчева, истребителей в воздухе нет.

При подходе к району высадки погода улучшилась, в облаках появились «окна». Снизившись, летчики увидели группу фашистских самолетов численностью до двадцати Ю-87 и Ме-109, штурмующих наши войска. С ходу ударив по шестерке бомбардировщиков, заходивших в атаку, они сожгли один самолет, второй подбили, остальные рассеяли.

Фашистов ошеломило внезапное появление наших истребителей, их дерзкая атака. Но вскоре они вновь собрались и бросились на звено Демчева. В ходе завязавшегося боя лейтенант Б. Диденко уничтожил еще одну машину. Однако и его самолет был поврежден. Теперь их осталось трое: майор Демчев, капитан П. П. Крюков и старший лейтенант А. И. Кокарев. Они успешно дрались с врагом до тех пор, пока их не сменила четверка того же полка во главе с капитаном А. Г. Шишулиным. Так звенья, сменяя друг друга, прикрывали десант в точение трех дней.

Однополчане предполагали, что лейтенант Диденко, выбросившийся с парашютом, погиб. Какова же была их радость, когда на исходе третьих суток он возвратился в часть! Летчик рассказал, что он приземлился в расположении десантников и вместе с ними ходил в бой, заменив выбывшего из строя командира взвода. Командование десанта высоко оценило заслуги лейтенанта Диденко, наградив его за храбрость и самоотверженность орденом Славы II степени (ордена Славы IIIстепени он был удостоен ранее).

Первый десантный эшелон на Эльтигене оказался в исключительно трудных условиях. Воспользовавшись резким ухудшением погоды, которая затрудняла действия нашей авиации и Черноморского флота, понесшего вдобавок ко всему большие потери при первом рейсе, противник усилил контроль за Керченским проливом. На четвертый день после высадки десанта гитлеровцы блокировали его и с помощью торпедных катеров отрезали от моря. Пополнение его резервами и снабжение боеприпасами крайне осложнилось.

6 ноября десантники перешли к обороне. 4-я воздушная армия продолжала уничтожать огневые средства, технику и живую силу противника перед блокированной группой [291] наших воинов и приступила к доставке в район Эльтигена грузов с продовольствием и боеприпасами.

Руководство по снабжению десанта мы возложили на начальника парашютно-десантной службы 4-й воздушной армии майора М. И. Шолохова. С «огненной землей» установили радио-телеграфную связь; это давало нам возможность выполнять все ее заявки и запросы. Для приема доставленного груза в Эльтиген ночью с самолета По-2 был выброшен на парашюте старший сержант Безносов. Ежедневная доставка десантникам по 12 тонн продовольствия и по 10 тонн боеприпасов выполнялась экипажами 214-й штурмовой авиационной дивизии, 622-го, 889-го Новороссийского и 46-го гвардейского Таманского авиаполков.

Задача была исключительно сложной. Стояла плохая погода, и летать приходилось на высоте не более 300 метров. Мешки и ящики подвешивались вместо бомб, сбрасывать их надо было с исключительной точностью, а противник вел по самолетам плотный огонь. Достаточно сказать, что в целях противодействия нашей авиации гитлеровцы к концу ноября сосредоточили в этом районе до 66 батарей зенитной артиллерии разных калибров, 35 зенитно-пулеметных точек. Они вели огонь и с катеров, блокировавших десант с моря, и из всех видов пехотного оружия. Нашим штурмовикам противодействовали и истребители противника, постоянно патрулировавшие над районом Эльтиген на высотах 100, 300, 1000 метров.

Однако и мы приняли нужные меры. Помимо сопровождения штурмовиков стали применять тактику «расчистки» воздуха. Группы наших истребителей приходили в район «огненной земли» за три - пять минут до появления «илов», связывали боем «мессершмиттов» или разгоняли их, создавая штурмовикам условия для выполнения задания. Подразделения «ильюшиных» стали делить на две группы. Одна сбрасывала грузы, другая подавляла огневые точки противника. Результаты сказались незамедлительно: потери и повреждения самолетов Ил-2 от огня зенитной артиллерии резко сократились.

Несмотря на сложные метеорологические условия, экипажи По-2 и «илов» вели напряженную боевую работу. Особенно много летал 889-й Новороссийский полк: 120 - 140 вылетов за ночь - такова его рабочая нагрузка; [292]

19 ноября ночники совершили 133 самолето-вылета, сбросив 15,5 тонны продуктов питания. Отдельные экипажи ходили на задание по семь-восемь раз.

20 ноября 1943 года решением Ставки Верховного Главнокомандования на базе войск Северо-Кавказского фронта была создана Отдельная Приморская армия. Ее командующим стал генерал-полковник И. Е. Петров.

18-я армия, не закончив десантную операцию, была выведена в резерв Ставки ВГК, а затем передана в состав другого фронта.

К концу ноября десантная группа полковника Гладкова оказалась в еще более сложной обстановке. Разведка 4-й воздушной армии вскрыла сосредоточение крупных сил противника в районе Чур-Баш, Отраэли. Всего было обнаружено до трех полков пехоты, 40 танков, 28 артиллерийских и 8 минометных батарей, 32 батареи зенитной артиллерии, 35 зенитно-пулеметных точек. Группировка прикрывалась крупными нарядами истребителей. Обо всем этом я доложил генералу Петрову.

- Судя по всему, противник готовится сбросить десант Гладкова в море, - после некоторого раздумья сказал командующий. - Положение осложняется еще и тем, что наша артиллерия, расположенная в районе Тамани, не может помочь десанту из-за большой ее удаленности.

- Но ведь у нас есть артиллерия на косе Тузла. Почему бы ее не использовать? - сказал я Петрову.

- Беда в том, что она стоит на открытых позициях и как только начинает вести огонь, на нее немедленно обрушивается артиллерия противника... Так что, Константин Андреевич, вся надежда только на авиацию. Только! - подчеркнул Иван Ефимович.

Руководствуясь приказом Командующего Отдельной Приморской армией, с 30 ноября авиационные части, действовавшие на северном участке Керченского полуострова, вновь переключились на уничтожение вражеских войск перед фронтом группы Гладкова. По-прежнему доставляя грузы на Эльтиген, мы бомбили и штурмовали танки, пехоту, подавляли фашистскую артиллерию. В течение четырех дней наши экипажи совершили около 2000 боевых вылетов.

3 декабря погода резко ухудшилась, но и в этот день было уничтожено и повреждено шесть танков, 30 автомашин, подавлен огонь четырех батарей полевой артиллерии, [293] пять батарей зениток, убито и ранено около 200 вражеских солдат и офицеров.

Утром 4 декабря противник силой до пехотной дивизии при поддержке 45 танков, 12 артиллерийских, 7 минометных и 11 зенитных батарей после мощной артподготовки перешел в наступление на Эльтиген. В течение дня он предпринял девять атак.

Прикрывая свои войска и действуя по наступающим частям противника, наши авиаторы произвели 574 самолето-вылета. Несмотря на сильный зенитный огонь и противодействие немецких истребителей, они с честью выполнили поставленную перед ними задачу. Вот один из многочисленных примеров.

Шестерка ЛаГГ-3 790-го истребительного полка под командованием старшего лейтенанта Буряка встретила над Эльтигеном 25 бомбардировщиков Ю-87, сопровождаемых четверкой Ме-109. Атаковав «юнкерсов» сверху в лоб, летчики принудили их сбросить бомбы в расположение своих войск и повернуть на запад. Буряк и лейтенант Сальников сбили по одному самолету.

Мастерски разили врага и летчики-штурмовики. Действуя группами но четыре - шесть самолетов с высоты 400 - 300 метров и ниже, они беспощадно уничтожали живую силу и технику фашистов.

В течение дня было проведено 25 воздушных боев, в ходе которых сбито 20 самолетов противника. На земле уничтожено и повреждено 12 танков, до 30 автомашин, убито и ранено до 300 гитлеровцев.

5 декабря фашисты силами до пехотной дивизии при поддержке 30 танков вновь перешли в наступление на группу Гладкова. Бои продолжались всю ночь и носили исключительно ожесточенный характер. Десантники неоднократно сходились в рукопашные схватки с численно превосходящим противником. Наши летчики совершили 803 самолето-вылета. Сбили девятнадцать самолетов, уничтожили девять танков, десять автомашин, шесть орудий, потеряв при этом одиннадцать своих машин.

В течение 6 декабря части 4-й воздушной армии продолжали действовать по вражеским войскам, вести борьбу с его авиацией, пытавшейся бомбить десант. В результате двадцати пяти воздушных боев сбили двадцать два самолета противника. Наши потери - семь машин. [294]

Это были напряженные дни, полные отваги, мужества и героизма, однако положение группы полковника Гладкова становилось все более тяжелым. Общий план развития дальнейшего наступления в глубь Керченского полуострова нарушился. Главная группировка войск Отдельной Приморской армии, встретив упорное сопротивление гитлеровцев северо-восточнее Керчи, остановилась. Из-за недостатка плавсредств она не имела ни танков, ни артиллерии. Десантные части располагали только 45-миллиметровыми пушками, перевозке крупнокалиберной артиллерии помешала штормовая погода. Дальнейшее пребывание десанта на Эльтигене стало не только бесполезным, но и угрожало его существованию.

Как же спасти попавших в беду людей?

Для одновременного подъема всего личного состава десанта у Черноморского флота не было необходимого количества плавсредств, а вывозить отряд по частям - означало раздробить его силы, ослабить боеспособность. У полковника Гладкова оставался единственный путь - прорвать кольцо окружения и выйти на соединение с главными силами Отдельной Приморской армии в районе города Керчь.

4 декабря 1943 года был утвержден план, согласно которому частям 4-й воздушной армии надлежало находиться в готовности к бомбовым и штурмовым ударам на участке прорыва, а в последующем действовать по заявкам штаба десантной группы.

Начальник оперативного отдела штаба 4-й воздушной армии К. П. Одинцов согласовал с начальником штаба 20-го десантно-стрелкового корпуса (в состав которого входила группа Гладкова и через который осуществлялась вся связь с ней) вопросы по обеспечению авиацией выхода группы из окружения. Установили опознавательные сигналы: арьергардный отряд, прикрывавший основные силы, обязан был оставлять за собой два-три костра, расположенных в линию.

6 декабря в 22.00 при поддержке артиллерии, действующей с берегов косы Чушка и косы Тузла, и ночных бомбардировщиков десантники Гладкова сильным ударом прорвали оборону противника у маяка Нижне-Бурунского и форсированным маршем с боем начали продвигаться в северном направлении. Смяв противника в рай-оне [295] Боч. Завода, уничтожив отдельные вражеские подразделения, несшие охрану побережья на участке Керчь, Камыш-Бурун, отряд к утру 7 декабря захватил предместье южнее Керчи и вступил в ожесточенный бой за гору Митридат.

В течение ночи 4-я воздушная армия обеспечивала прорыв обороны противника севернее Эльтигена и выход войск в район Керчи. Первый удар с воздуха был нанесен в сумерках: 14 самолетов типа Б-3 действовали по живой силе и технике на южной окраине Эльтигена. Затем одиночные бомбардировщики били по скоплениям вражеских войск, мешавшим продвижению группы.

Погода была исключительно сложной (сплошная облачность высотой 100 - 400 метров, видимость 1 - 2 километра), но авиаторы задачу выполнили полностью. Эльтигенская группа, прорвавшись через боевые порядки противника, с боями вышла на южную окраину города Керчь и горы Митридат.

Для уточнения места расположения командного пункта полковника Гладкова и восстановления потерянной с ним связи генерал И. Е. Петров приказал сбросить вымпел в районе одного из поселков южнее Керчи. Эту задачу успешно выполнили экипажи 229-й истребительной и 214-й штурмовой авиадивизий. Для полного представления о положении отряда Гладкову было приказано обозначить кострами крайние точки плацдарма (это было необходимо для поддержки десанта всеми средствами и способами); сообщить координаты целей, по которым должна ударить наша артиллерия; двумя кострами обозначить место, где можно пристать катеру.

Во второй половине дня 7 декабря противник предпринял ряд контратак из района южнее Керчи. О серьезности положения свидетельствовали телеграммы, переданные с командного пункта Гладкова в штаб 4-й воздушной армии.

«...Гладков передает: в районе Боч. Завод скопление пехоты противника, просит выслать авиацию для обработки этого района. Гладков просит сбросить грузы и штурмовать район церквей на южной окраине Керчи. 12.25 7 декабря 43 г.».

«...Вручить немедленно. Противник наступает с западной окраины Керчи. Гладков просит помощи. 14.27». [296]

Авиаторы немедленно откликались на просьбы о помощи. Последняя группа штурмовиков, действующая в интересах десанта, совершила посадку уже в темноте.

Помимо вылетов по запросам, налеты штурмовиков на войска противника совершались и по данным воздушной разведки. Всего в течение дня 7 декабря мы произвели 339 самолето-вылетов. Противник понес большие потери в живой силе и технике. В расположение группы Гладкова сброшено три тонны боеприпасов.

В 17.20 с вспомогательного пункта управления нашей армии было доложено:

«Все контратаки противника отбиты. Штурмовики работали в заданных районах. Груз сбрасывали отлично, все мешки попали своим».

Десантная группа, поддерживаемая с воздуха, не только оборонялась, но и предпринимала контратаки, чтобы прорваться к своим. Однако враг встречал ее сильным огнем из всех видов оружия с южной и западной окраин Керчи. Прорвалось всего 50 человек. Просочившись через восточную часть города, они вышли в район обороны 339-й стрелковой дивизии 56-й армии. Остальные в упорных боях продолжали удерживать гору Митридат и южное предместье Керчи.

В ночь на 8 декабря части 4-й воздушной армии непрерывно бомбили врага в районе южнее Керчи, доставляли боеприпасы и продовольствие группе Гладкова. Всего было произведено 174 самолето-вылета, доставлено около четырех тонн продовольствия и свыше семи с половиной тонн боеприпасов.

А днем восьмого, в 12.30, противник вновь пошел в наступление. И опять полетели к нам телеграммы:

«...Вручить немедленно... Гладков просит воздействовать авиацией. 13.02».

«...Вручить немедленно... Противник продолжает накапливать силы и технику... Перешел в наступление... Артиллерия противника обстреливает боевые порядки... Гладков просит бомбить и штурмовать эти районы. 13.45».

«...Положение у Гладкова обостряется. Просит авиацию. 14.00».

«...У Гладкова положение серьезное. Просит обработать северные скаты выс. 91,4 и выс. 108,4, появились танки в том и другом районах. 14.17». [297]

Телеграммы шли одна за другой. На каждую из них мы реагировали немедленно. Несмотря на сильный зенитный огонь в районе Керчи, на сложность обстановки, летный состав действовал мастерски, отважно. Противник находился под непрерывным воздействием авиации.

Передо мной график работы штурмовиков днем 8 декабря. Любопытен временной интервал между вылетами групп: 8.58 - шесть Ил-2; 9.10 - четыре Ил-2; 9.19 - четыре Ил-2; 9.29 - четыре Ил-2. Группы по четыре - двенадцать штурмовиков шли непрерывным потоком в течение дня. Последний вылет совершен в 16.20. Это был восемнадцатый групповой вылет. В 17 часов в бой вступили бомбардировщики: четырнадцать Б-3 нанесли удар по северным скатам высоты 9,14 в районе южнее Керчи. Всего в течение дня совершено 500 самолето-вылетов. Противник понес значительные потери и откатился на исходные рубежи.

Большим достижением 4-й воздушной армии явилась ликвидация блокады десанта с моря. Уже на четвертый день после его высадки противник закрыл подходы к мысу Эльтиген катерами и баржами, не давая нашим плавучим средствам возможности подвозить для десантных частей пополнение и все виды довольствия. Он обстреливал также Эльтиген с моря, постоянно держал под контролем этот участок Керченского пролива.

Для срыва блокады наша авиация делала все возможное. Установив, что в порту Камыш-Бурун находится от десяти до четырнадцати самоходных барж и что часть плавучих средств приходит в Керченский пролив из других портов Крыма, мы систематическими ударами днем и ночью уничтожали эти средства. Налетам подвергались порты Камыш-Бурун, Феодосия, Севастополь, Евпатория, Ялта. И это сыграло свою роль: 8 декабря блокада десанта была ликвидирована.

Десантная группа продолжала удерживать Митридат, но противник с каждым днем лез все яростнее, не считаясь с потерями, стараясь восстановить утраченное положение. 10 декабря ему удалось овладеть горой.

Для группы Гладкова создалась угрожающая обстановка, и командование Отдельной Приморской армии решило снять ее с мыса Эльтнген и переправить на восточный берег Керченского полуострова, на плацдарм, занимаемый [298] 56-й армией. Так и было сделано 11 декабря 1943 года. На этом операция закончилась.

Всего с 1 ноября по 8 декабря 1943 года в интересах эльтигенской группировки мы сделали 6514 самолето-вылетов. Кроме того, 370 самолето-вылетов совершено авиацией Черноморского флота.

Противнику был нанесен значительный урон в живой силе и технике: сбито - 114 самолетов, уничтожено и повреждено 35 танков, 120 автомашин, 15 минометов, 10 орудий, 16 складов боеприпасов, подавлен огонь 10 батарей артиллерии, потоплено 10 барж и 1 катер, убито и ранено 800 солдат и офицеров.

Генерал И. Е. Петров высоко оценил боевую работу авиации.

«Отмечаю отличные боевые действия 4-й воздушной армии, - говорилось в приказе от 12 декабря 1943 года, - по обеспечению операции на Керченском полуострове, в результате которых войска Отдельной Приморской армии, произведя успешную высадку десанта и сломив сопротивление противника, прочно закрепились на плацдарме северо-восточнее Керчи.

Особо велика роль 4-й воздушной армии в оказании поддержки десантному отряду полковника Гладкова, блокированному противником с суши и с моря в районе Эльтигена.

Только непреклонная воля и высокий патриотический дух самих десантников, а также непрерывная помощь, высокое мастерство, безграничное боевое упорство и храбрость легчиков 4-й воздушной армии и меткий огонь артиллерии обеспечили десанту возможность отразить все атаки врага, нанести ему огромные потери, прорвать тяжелую блокаду и овладеть более выгодным тактическим рубежом в районе горы Митридат, южной окраины Керчи, тем самым сняв блокаду противника с моря.

Всему личному составу 4-й воздушной армии за отличную напряженную и мужественную работу объявляю благодарность». [299]

Дальше