Содержание
«Военная Литература»
Мемуары

На подводных орбитах

1 апреля 1966 года, в дни работы XXIII съезда КПСС, Министр обороны СССР Маршал Советского Союза Р. Я. Малиновский сообщил в своем выступлении, что накануне съезда группа советских атомных подводных лодок успешно завершила кругосветное подводное плавание. Это известие было встречено делегатами съезда партии с большим воодушевлением. Сам факт такого плавания говорил о значительно возросших возможностях нашего флота, о больших достижениях отечественного судостроения, об освоении атомной энергии.

Понятно, что подготовка к походу была особенно серьезной. Отряду атомных подводных лодок предстояло преодолеть без всплытия на поверхность более 20 тысяч миль. Пройти через малоизученные районы, порою даже вовсе не оборудованные в навигационном отношении. Маршрут пролегал в различных климатических зонах: в Арктике, в тропиках, в средних широтах и в антарктических водах. Следует добавить, что такое подводное плавание в составе группы кораблей в истории мореплавания осуществлялось впервые.

Вот почему, получив директиву главнокомандующего Военно-Морским Флотом, штаб, которым я руководил, и политуправление Северного флота начали тщательно разрабатывать все мероприятия, связанные с походом.

Выделенными в плавание лодками командовали опытные моряки. Задача состояла в том, чтобы, хорошо изучив район плавания, они развернули активную деятельность по подготовке экипажей и материальной части.

Одним из важных был и вопрос о назначении командира отряда и походного штаба. После того как были взвешены все обстоятельства, выбор пал на командира соединения опытного подводника контр-адмирала А. И. Сорокина, прошедшего большую службу на Тихоокеанском и Северном флотах.

Старшим штурманом назначили капитана 1 ранга Д. Э. Эрдмана - одного из самых опытных штурманов флота, участника подледных плаваний в приполярных широтах. Обязанности флагманского инженер-механика выполнял специалист высокого класса инженер-капитан 2 ранга В. С. Веселов. Большую работу по навигационному обеспечению плавания провела гидрографическая служба флота, возглавляемая контр-адмиралом Н. В. Скосыревым. Николай Васильевич прослужил на Северном флоте свыше 30 лет, с момента его создания в 1933 году, когда он еще назывался Северной флотилией. Под его руководством создавалось навигационное [217] оборудование театра, вооружались новыми навигационными средствами надводные и подводные корабли.

В создание и совершенствование навигационных средств Военно-Морского Флота внес немалую лепту адмирал А. И. Рассохо - начальник Главного управления океанографии МО СССР. Именно у него в 1963 году я принял дела начальника штаба Северного флота.

Да, вклад гидрографов и океанографов в подготовку кругосветного плавания был весьма значителен. Поскольку же мы еще не имели в то время опыта подобных плаваний, большинство проблем следовало решать на берегу, до выхода кораблей в море. Как показали итоги, гидрографы успешно справились с возложенными на них задачами. Не меньше проблем возникло у флотских связистов, возглавляемых капитаном 1 ранга (ныне контр-адмирал запаса) Н. И. Трухниным. Бее связи вообще немыслимо любое плавание. Держать же связь с подводными лодками, находящимися на таком громадном удалении от баз, дело весьма нелегкое. В общем - связистам пришлось основательно попотеть и до похода и во время него.

Труд их не пропал даром: связь в течение всего плавания была надежной. И немалая заслуга в этом начальника Управления связи ВМФ (ныне вице-адмирал запаса) Г. Г. Толстолуцкого - замечательного человека и блестящего знатока своего дела...

Вспоминая подготовку к историческому плаванию, хочу сказать самые теплые слова в адрес инженеров-механиков. И командиры электромеханических боевых частей подводных лодок, и флагманские специалисты, и техническое управление флота во главе с инженер-контр-адмиралом Ю. В. Задерманом не пожалели сил для подготовки механизмов, которым предстояла непрерывная работа в течение долгого времени в различных условиях, при температуре воды в океане от плюс 2 до плюс 32 градусов Цельсия.

Интенсивно готовились к походу специалисты по радиоэлектронике. От надежности вверенной им аппаратуры во многом зависела безопасность плавания. Особенно это было важно в зонах интенсивного судоходства, а также в арктических водах, и, в частности, в проливе Дрейка, где не исключалась встреча с айсбергами, подводная часть которых достигала порой тысячи метров.

Серьезную, хорошо продуманную подготовку к походу проводило политическое управление флота, разработавшее комплекс мероприятий, которые охватывали весь круг вопросов, [218] связанных с политико-воспитательной работой во время похода.

Старшим политработником от Главного политического управления Советской Армии и Военно-Морского Флота был назначен энергичный и деятельный капитан 1 ранга И. К. Громов.

Приближался день начала кругосветного плавания. Дней за десять контр-адмирал Сорокин доложил о готовности. Все намеченные предпоходные мероприятия были выполнены.

По приказанию командующего флотом адмирала С. М. Лобова, я провел последний инструктаж и одновременно занятие с командным составом походного штаба и кораблей.

Перед участниками - карты с проложенным на них маршрутом похода. Начинаем условное движение. Путем дачи вводных я проверяю готовность всех должностных лиц к действиям в различных условиях. Не осталось без внимания и знание офицерами документов, боевых распоряжений, инструкций.

Были проверены также действия командира отряда, командиров лодок, командиров боевых частей, вахтенных офицеров в случае потери связи между кораблями, возникновения аварийных ситуаций с материальной частью или выхода из строя отдельных приборов и механизмов. И убедился, что вводные выполнялись четко и грамотно, а ответы на вопросы были обстоятельными и хорошо аргументированными. Высокую подготовленность к плаванию продемонстрировал сам командир отряда контр-адмирал А. И. Сорокин (ныне вице-адмирал, Герой Советского Союза). Квалифицированные ответы дали капитан 2 ранга Л. Н. Столяров (позднее контр-адмирал, Герой Советского Союза) и капитан 2 ранга В. Т. Виноградов (ныне капитан 1 ранга, Герой Советского Союза).

Среди офицеров безупречные навыки продемонстрировали инженер-капитан 2 ранга В. С. Веселое, инженер-капитан 3 ранга С. П. Самсонов (позже капитан 1 ранга, инженер, Герой Советского Союза), капитаны 3 ранга, инженеры В. Я. Хитриченко и Е. А. Митьков, старший лейтенант, инженер Л. А. Миронов, вахтенные офицеры капитан-лейтенанты Г. М. Мироненко и Р. П. Путилов и другие.

Занятие показало, что командный состав кораблей отряда готов к выполнению ответственного задания. И это закономерно: дал знать о себе опыт, приобретенный подводниками в предыдущих плаваниях. Ведь кругосветный поход [219] венчал собою титанический труд очень многих людей по освоению атомного флота. Были уже разрешены многие проблемы, пройден большой и нелегкий путь. И на этом пути удалось одержать немало побед, проявлено мужество и самоотверженность экипажей атомоходов, они готовы к подвигу во имя укрепления обороноспособности Отчизны.

В ходе кругосветного подводного плавания экипажам предстояло решить ряд научно-исследовательских задач. Лодки из подводного положения в назначенные сроки подвсплывали на перископную глубину для осмотра горизонта.

Штаб флота вел непрерывный контроль за ходом плавания. Судя по донесениям, которые мы регулярно получали, все шло строго по плану. Специалисты кораблей успешно справлялись со своими обязанностями. Каждый внес свою лепту в общее дело.

Завершив кругосветный поход, лодки должны были всплыть точно в назначенном месте, где их встречали надводные корабли. И вот этот знаменательный день наступил. Впервые после более полуторамесячного пребывания под водой моряки получили возможность взглянуть на внешний мир, вдохнуть свежего воздуха.

Лично я и не ожидал иного. Подбирая в отряд флагманского штурмана, мы в штабе флота перебрали несколько кандидатур. После тщательного взвешивания всех «за» и «против» выбор остановили на Эрдмане. И не случайно. За его плечами был уже солидный опыт плаваний на атомных подводных лодках. В частности, как я уже говорил, он обеспечивал поход лодки Сысоева на Северный полюс.

Отлично потрудились и другие специалисты, благодаря чему в течение всего похода механизмы и аппаратура действовали безотказно.

Шла в плавании интенсивная боевая учеба. Справедливо будет сказать, что непосредственное обеспечение работы механизмов в различных климатических зонах на громадном удалении от берега, да еще и на большой глубине, явилось отличной школой для экипажей.

Но помимо этого в походе проводились занятия по специальности, тренировки, боевые учения. Решались задачи тактического плана. Например, в океанских глубинах отрабатывалось совместное маневрирование кораблей отряда. Вахтенные офицеры проводили тренировки по уклонению от айсбергов, ракетчики - по использованию оружия.

Что же касается политико-воспитательной работы, то именно в кругосветном подводном плавании окончательно [220] утвердилась одна из ее новых форм. Известно, что на кораблях центр такой работы сосредоточен в подразделениях: боевых частях, службах и командах. Политзанятия, политинформации, другие мероприятия - тоже проводятся по подразделениям. Там же создаются партийные и комсомольские организации. Между ними ведется и социалистическое соревнование, являющееся могучим стимулом совершенствования боевой выучки, укрепления дисциплины и организованности.

До той поры, пока плавания подводных лодок были недолгими, политико-воспитательная работа на них сосредоточивалась в подразделениях. Когда же походы стали длительными, эта форма перестала отвечать существующим требованиям. И тогда родилась мысль перенести ее в смены. Такое решение, на мой взгляд, было своевременным, ведь вся жизнь на лодке в дальнем плавании течет посменно: вахты, занятия, приборки, досуг.

Это новшество ощутимо сказалось на повышении качества несения вахт, а также на результативности боевой и политической подготовки. И основательно способствовал этому накал социалистического соревнования, развернувшегося между сменами.

Участники плаваний рассказывали, с какой заинтересованностью, страстностью относятся подводники к еженедельному подведению итогов. Как активно идет борьба за очки, которые выставляются соревнующимся за несение вахт, за успеваемость на занятиях, за участие в общественной работе, за дисциплину, за чистоту и порядок в отсеках.

В кругосветном плавании соревнование на всех кораблях отряда было посвящено XXIII съезду партии. И большую роль в том, что оно обрело жизненность, вошло, как говорится, в плоть и кровь моряков, сыграли командиры и политработники, партийные и комсомольские организации.

Особенно хочется подчеркнуть роль политработников, которая резко возросла в длительных походах. Взять хотя бы кругосветное плавание атомных подводных лодок. Более полутора месяцев моряки не общались с внешним миром. Они были полностью оторваны от всего привычного, земного: ни звезд над головой, ни солнца в небе, ни шороха волн, ни свиста ветра. И хотя корабли огибали земной шар с большой скоростью, внутри прочного корпуса Она не чувствовалась. Людям явно не хватало свежих впечатлений, новой информации, на избыток которой мы часто сетуем на берегу и отсутствие которой болезненно переживаем в море. [221]

За решение этой проблемы и взялось политуправление ВМФ. (Членом Военного совета - начальником политуправления являлся в то время адмирал В. М. Гришанов.) Прежде всего была продумана и налажена система получения ежедневной информации с берега.

Огромное внимание стало уделяться досугу моряков. Беседы, лекции, викторины, фестивали, конкурсы, спортивные состязания, обсуждение кинофильмов и литературных произведений - эти мероприятия заняли прочное место в походной жизни подводников.

Не стану перечислять все формы и методы такой работы, она совершенствуется год от года, от плавания к плаванию. Но еще раз подчеркну, что, например, в кругосветном походе именно содержательная, хорошо продуманная политико-воспитательная работа сыграла свою положительную роль и оказала благотворное влияние на благополучное завершение сложного плавания. Не случайно политработники капитаны 1 ранга И. К. Громов, П. В. Ляхов и В. Н. Харитонов были награждены орденами за выполнение этого ответственного задания, а заместитель командира корабля по политчасти капитан 2 ранга Н. В. Усенко (ныне вице-адмирал, член Военного совета - начальник политуправления Краснознаменного Северного флота) удостоен звания Героя Советского Союза.

Не могу не подчеркнуть, что успех любого плавания, основы выполнения любой задачи закладываются еще на берегу, во время подготовки к походу. Да и во время пребывания корабля в море именно с берега поступает необходимая информация, что также способствует духовному подъему и хорошему настроению экипажа. В этом отношении велика роль штабов и политработников.

О штабах я уже писал. Хочу сказать о работниках политорганов. В частности, о тех, с кем пришлось налаживать связь «берег - океан». Я имею в виду не чисто служебную связь. Это особое дело. А связь повседневную, с помощью которой корабли в плаваниях обеспечиваются информацией о событиях в родной стране и за рубежом, а также газетами, журналами, письмами.

Сначала на различных флотах, а затем в период работы в Главном штабе ВМФ я долгое время был тесно связан с заместителем начальника политуправления Военно-Морского Флота контр-адмиралом Я. А. Гречко.

На мой взгляд, Яков Архипович сделал многое для налаживания и обеспечения связи «берег - океан», о которой я упомянул выше. По его инициативе в политуправлении [222] ВМФ были установлены телетайпы, непосредственно связанные с Телеграфным агентством Советского Союза (ТАСС).

Благодаря им в политуправление ВМФ поступает свежая информация, которую срочно по радио переправляют на боевые корабли, находящиеся в Мировом океане.

Создана также редакция пресс-бюллетеня под названием «Океанским курсом». Два раза в неделю пресс-бюллетень с помощью специальной аппаратуры переправляют на корабли. Таким путем восполняется недостаток печатного слова, который остро ощущается в отрыве от берега.

Немало делается и для доставки морякам, находящимся в океане, ежедневных газет, журналов, писем. И хотя в этом деле встречаются еще трудности и имеются недочеты, моряки получают сегодня почту более регулярно.

Конечно, экипажи атомных подводных лодок, совершавших кругосветное плавание, писем не получали. И все же информация с берега поступала регулярно.

Завершая рассказ о кругосветном походе, считаю нужным подчеркнуть, что он сыграл важную роль в освоения Мирового океана и дальнейшем развитии атомного подводного флота.

Примерно в те же шестидесятые годы не менее ответственные плавания осуществили и другие атомные подводные корабли. Один из походов был совершен атомной подводной лодкой, которой командовал капитан 2 ранга И. Р. Дубяга (ныне Герой Советского Союза, контр-адмирал).

В тот же период арктический переход совершила атомная подводная лодка под командованием Аркадия Петровича Михайловского, который еще в пятидесятые годы, во время службы на Тихоокеанском флоте, проявил себя пытливым, ищущим командиром подводной лодки, имевшим к тому же склонность к научным исследованиям. В этом арктическом плавании Аркадий Петрович с помощью экипажа продолжал изучать условия плавания в Арктике и возможности всплытия во льдах...

Завершая раздел «На подводных орбитах», хочу заметить, что многие из тех, кто покорил из-подо льда Северный полюс, совершил арктические плавания, обогнул под водой земной шар, сегодня служат на других кораблях, в других должностях или, уйдя в запас, трудятся на стройках пятилетки. Но традиции, родившиеся на заре советского атомного подводного флота, живы и устремлены в будущее. Они растут и приумножаются. Сегодняшние подводники одерживают победы, которые тем, кто впервые вошел в прочные корпуса атомоходов, показались бы фантастическими. [223] Ничто не стоит на месте - в этом и суть прогресса. Наш атомный флот возмужал, он стал еще могущественнее, надежнее. Он - залог несокрушимости нашей морской мощи на океанских направлениях.

Дальше