Содержание
«Военная Литература»
Военная история

Часть первая.

Военно-воздушные силы в период отражения

вероломного нападения фашистской Германии и борьбы за перелом в ходе войны

Глава 1.

Состояние советской и немецкой авиации к началу войны

Коммунистическая партия и Советское правительство, руководствуясь указаниями В. И. Ленина беречь «обороноспособность нашей страны и нашей Красной Армии, как зеницу ока...»{1}, постоянно проявляли заботу о повышении оборонной мощи социалистического государства и укреплении его Вооруженных Сил.

Большое внимание уделялось военно-воздушным силам. Правильно оценивалась их все возрастающая роль в вооруженной борьбе и учитывалась отсталость производственной базы, доставшейся нам в наследство от старой России. Исходя из этого, партия и правительство в предвоенные годы осуществили крупные мероприятия по созданию и развитию мощной авиационной промышленности, подготовке летных и технических кадров, развертыванию научно-исследовательской работы и организации конструкторских бюро.

К началу первой пятилетки на вооружении ВВС Красной Армии находились в основном самолеты отечественной постройки. В годы первой пятилетки начался выпуск отечественных конструкций самолетов всех типов. Авиационная промышленность в числе различных самолетов новых конструкций выпускала в достаточном количестве и тяжелые бомбардировщики ТБ-1 и ТБ-3, что позволило нам создать лучшую по тому времени в мире тяжелобомбардировочную авиацию, значительно увеличившую ударную мощь наших Военно-воздушных сил в целом. [8]

Во второй пятилетке в области самолетостроения были достигнуты еще более значительные успехи. На вооружение ВВС были приняты новые типы самолетов: дальние бомбардировщики ДБ-3, фронтовые бомбардировщики СБ, истребители И-15 и И-16. Скорость и высота полета у них была в 1,5 — 2 раза больше, чем у старых типов самолетов. Дальность полета и бомбовая нагрузка бомбардировщиков возросла в 3 раза.

Авиационная промышленность увеличила выпуск самолетов, моторов и другой боевой техники за время второй пятилетки в 5,5 раза{2}. В результате этого общая численность боевых самолетов и количество авиаполков в составе ВВС выросли более чем вдвое{3}.

Бурное развитие отечественной авиационной техники дало возможность в 30-х годах осуществить серию крупных перелетов, в том числе межконтинентальных. Известные всему миру межконтинентальные перелеты В. П. Чкалова, Г. Ф. Байдукова, А. В. Белякова; М. М. Громова, А.Б.Юмашева, С. А. Данилина; В. К. Коккинаки и А. М. Бряндинского были триумфом нашей отечественной авиационной техники и показателем высокого летного мастерства.

Высокие качества советской авиации демонстрировались на ежегодных парадах войск Красной Армии в Москве. Над Красной площадью в точно назначенные сроки одновременно пролетало по 400 — 600 самолетов. С отдельных аэродромов [9] взлетало 100 и более машин. Иностранная пресса сообщала о четкости и точности вождения самолетов на этих парадах.

Однако в условиях бурного развития авиационной техники состоящие на вооружении самолеты быстро морально устаревали. Начавшаяся в 1939 г. вторая мировая война остро поставила вопрос с дальнейшем качественном улучшении нашего самолетного парка. В это время на вооружении ВВС военных округов в некоторых авиационных частях имелись устаревшие типы самолетов.

В истребительной авиации к числу устаревших самолетов относились И-16, И-153. Хотя они в последующем и модернизировались, но к началу войны все же уступали немецким истребителям по ряду тактико-технических данных, особенно по скорости полета и вертикальному маневру{4}.

Основным типом фронтового бомбардировщика являлся принятый на вооружение в 1934—1935 гг. самолет СБ, уступавший немецкому бомбардировщику Ю-88 и Хе-111 в максимальной скорости полета примерно на 50 км, а в бомбовой нагрузке и дальности полета в 2 раза. [10]

Авиационная промышленность приступила к серийному строительству новых типов самолетов во второй половине 1940 г. и, естественно, не могла к началу войны выпустить необходимое количество истребителей, бомбардировщиков и штурмовиков. Советские ВВС вступили в войну со следующими самолетами новых типов.

Истребители.

МиГ-3 — конструкции А. И. Микояна и М. И. Гуревича, Як-1 — конструкции А. С. Яковлева и ЛаГГ-3 — конструкции С. А. Лавочкина, В. П. Горбунова и М. И. Гудкова.

Самолет МиГ-3 был спроектирован как высотный скоростной перехватчик ПВО. Однако фактически среди новых типов истребителей к началу войны он являлся основным типом фронтового истребителя. Так, из имевшихся в западных приграничных округах 980 новых типов истребителей 886 были МиГ-3. По сравнению с другими типами советских истребителей этот самолет обладал большей высотностью и скоростью полета. Летный состав, овладевший самолетами МиГ-3, успешно вел воздушные бои с численно превосходящим противником.

Истребители Як-1 и ЛаГГ-3 по своей аэродинамике, мощности мотора и весовым показателям были [11] вполне современными по тому времени{5}.

Все новые типы истребителей имели деревянную конструкцию, за исключением шасси, фюзеляжа самолета Як-1 (которые изготавливались из сваренных труб), узлов разъема и деталей управления. В последующих модификациях процент металлических деталей увеличивался.

Штурмовики.

Накануне войны на вооружение авиационных частей штурмовой авиации в небольшом количестве начал поступать одноместный бронированный штурмовик Ил-2 конструкции С. В. Ильюшина. Опыт его боевого применения уже в первые дни войны показал, что он является незаменимым средством для поддержки сухопутных войск с воздуха во всех видах боя и операции. Успех этого самолета обусловливался хорошей броневой защитой двигателя и кабины летчика, мощным пулеметно-пушечным и бомбардировочным вооружением, удачной компоновкой центральной и носовой части фюзеляжа, а также наличием мощного двигателя АМ-38 в 1600 л. с. Все это придавало ему такие качества, как высокую живучесть, хорошую маневренность и мощное огневое воздействие по наземным целям, столь необходимые при штурмовых действиях{6}. [12]

В начале 1942 г. самолет ЛаГГ-3 был снят с производства, а затем модифицирован конструктором Лавочкиным путем замены двигателя М-105 на АШ-82, что позволило добиться высоких летных характеристик на последующих сериях самолетов Ла-5 и Ла-7. Таким образом, поступившие на вооружение ВВС Красной Армии перед войной фронтовые истребители Яковлева и Лавочкина в последующем в ходе войны непрерывно качественно улучшались.

Бомбардировщики.

Для дневных действий и бомбометания с пикирования в 1939 — 1940 гг. был построен фронтовой пикирующий бомбардировщик Пе-2 конструкции В. М. Петлякова, который по скорости мало уступал истребителям и превосходил немецкие бомбардировщики Хе-111 более чем на 100 км и Ю-88 — на 75 км. Эта быстроходность позволила ему действовать днем в течение всей войны. Однако к началу войны в частях фронтовой бомбардировочной авиации самолетов Пе-2 было еще мало. Другой фронтовой бомбардировщик был разработан конструкторским бюро А. Н. Туполева — самолет 𩱟», но до начала войны его испытание не было закончено{7}.

Ночным бомбардировщиком средней дальности был самолет Ил-4 — модификация самолета ДБ-3 С. В. Ильюшина, разработанного еще в 1935 г. Для ночных действий он отвечал требованиям своего времени и являлся основным самолетом дальней авиации. Кроме самолета Ил-4 разрабатывались другие самолеты конструкторами Н. Н. Поликарповым, В. М. Мясищевым и В. Г. Ермолаевым. Тяжелый бомбардировщик дальнего действия Пе-8 конструкции В. М. Петлякова применялся для действий по объектам глубокого тыла противника. Для транспортных целей, связи [13] с партизанами и частично для ночного бомбометания использовался самолет Ли-2.

Количественное соотношение родов авиации к началу войны выглядело следующим образом: в составе ВВС западных приграничных военных округов имелось 59% истребителей, 31% бомбардировщиков, 4,5% штурмовиков и более 5% разведчиков.

Неоценимый творческий труд вложили в освоение новых типов самолетов и в доведение их до необходимых летно-тактических и боевых норм замечательные летчики-испытатели В. П. Чкалов, Г. Ф. Байдуков, М. М. Громов, В. К. Коккинаки, А. Б. Юмашев, В. С. Степанчонок, С. П. Супрун, П. М. Стефановский, М. А. Нюхтиков, С. К. Туманский, Е. И. Кабанов, М. Ю. Алексеев, А. К. Серов, Г. П. Кравченко, А, С. Благовещенский и многие другие.

Наряду с созданием новых типов самолетов и авиадвигателей большое внимание уделялось совершенствованию и разработке новых образцов вооружения и специального оборудования. Были созданы пневматические и электрические спуски у оружия, автоматы регулирования температуры в системе авиадвигателей, новые типы боеприпасов, авиационные пушки 20-, 23- и 37-мм калибра; внедрялось реактивное оружие (уже в боях на Халхин-Голе на истребителях применялись реактивные снаряды); создавались новые радио и радионавигационные средства.

В марте 1941 г. было принято постановление правительства об оснащении самолетов и территории страны средствами самолетовождения в сложных метеорологических условиях.

Военно-воздушные силы подразделялись на дальнебомбардировочную авиацию Главного Командования, фронтовую, армейскую и войсковую авиацию. Кроме того, в составе военно-морского флота имелась морская авиация.

Дальнебомбардировочная авиация имела пять корпусов и две отдельные дивизий. ВВС округов состояли из ближне-бомбардировочных и истребительных дивизий. Полки всех родов авиации имели по штату 60 — [14] 64 самолета. ВВС общевойсковых армий только начинали оформляться и состояли из смешанных дивизий. К началу войны лишь некоторые армии имели такие дивизии, а большинство авиационных дивизии находилось в распоряжении командующего войсками военного округа и составляло ВВС округа. Войсковая авиация была представлена отдельными корпусными эскадрильями и эскадрильями связи, которые подчинялись командирам стрелковых и механизированных корпусов.

На основе решения ЦК ВКП(б) и СНК СССР перестраивалась структура тыла ВВС в направлении обеспечения высокой маневренности частей и соединений в ходе боевых действий. Накануне войны в западных приграничных округах создавались районы авиационного базирования, включавшие в свои состав авиационные базы, которые имели по 4 — 5 батальонов аэродромного обслуживания и предназначались для осуществления материально-технического обеспечения строевых частей и соединений. Перестройку тыла ВВС предполагалось закончить к осени 1941 г.

Увеличение боевого состава военно-воздушных сил и начавшееся перевооружение на новые типы самолетов потребовали более интенсивной подготовки кадров летного и технического состава. В связи с этим количество авиационных школ значительно увеличилось. Это позволило в 1940 г подготовить и направить в части около 10 тыс. различных специалистов.

Подготовка кадров приобрела особенно большую актуальность с осени 1939 г. в условиях уже начавшейся второй мировой войны. В целях обеспечения ВВС кадрами в декабре 1940 г. был установлен новый принцип набора [16] курсантов — из очередных призывов в Красную Армию, что обеспечивало возрастающую потребность в комплектовании авиашкол.

За четыре месяца до начала Великой Отечественной войны было принято еще одно важное постановление партии и правительства, которым устанавливалась новая система подготовки кадров на период мирного и военного времени. Подготовку летчиков предусматривалось осуществлять в трех типах школ: в военных авиашколах первоначального обучения со сроком обучения в мирное время — четыре и в военное время — три месяца; в военных школах пилотов, где продолжительность учебы намечалась в мирное время — девять и в военное время — шесть месяцев; в авиационных училищах со сроком обучения в мирное время — два и в военное время — один год. Штурманский состав готовился в авиационных школах стрелков-бомбардиров и в авиаучилищах. Кроме того, был создан ряд учебных заведений для повышения квалификации летного состава: курсы командиров эскадрилий, высшие школы авиационных штурманов.

Принимались также меры по улучшению и расширению подготовки руководящих авиационных кадров с высшим военным образованием. На протяжении многих лет эта подготовка проводилась только в Военно-воздушной академии имени профессора Н. Е. Жуковского и на авиационном отделении Военной академии имени М. В. Фрунзе. В марте 1940 г. на базе командного и штурманского факультетов академии имени Н. Е. Жуковского была создана Академия командного и штурманского состава ВВС{8}. Весной 1941 г. в Ленинграде открылась Военно-воздушная инженерная академия{9}. Одновременно в Ленинграде были организованы курсы усовершенствования инженерного состава (КУИНЖ), а также высшие тактические курсы по подготовке офицеров штабов. Таким образом, к началу войны авиационные кадры с высшим военным и техническим образованием [18] готовились в трех авиационных и одной общевойсковой академиях, а политработники в Военно-политической академии имени В. И. Ленина.

Значительный вклад в строительство и усиление могущества советских ВВС внесло добровольное оборонное общество — Осоавиахим, которое вело пропаганду авиационных знаний среди широких масс трудящихся, активно содействовало подготовке авиационных кадров.

Работу оборонного значения среди населения организации Осоавиахима вели в тесном содружестве с ленинским комсомолом. Призыв IX съезда ВЛКСМ — «Комсомолец — на самолет!» — вызвал все усиливающийся приток молодежи в авиационные клубы и кружки. Руками комсомольцев и молодежи в свободное от работы время были построены многие аэроклубы и спортивные аэродромы, в том числе Центральный аэроклуб СССР имени Чкалова.

Группы энтузиастов-общественников конструировали новые самолеты, планеры, парашюты, вели научные и практические работы по созданию ракетной техники. В Осоавиахиме начинали свою конструкторскую и научную деятельность многие известные конструкторы: О. К. Антонов, С. В. Ильюшин, А. С. Яковлев, ученые В. С. Пышнов, Ф. А. Цандер.

К 1940 г. Осоавиахим располагал 182 аэроклубами, 4 авиационными школами по подготовке инструкторов, 36 планерными и 12 авиационно-техническими клубами. Кроме того, на предприятиях, в колхозах, учреждениях и учебных заведениях страны развернулась широкая сеть авиационных кружков. За предвоенные годы в учебно-спортивных организациях Осоавиахима были подготовлены десятки тысяч летчиков, планеристов, парашютистов, авиационных техников. В кружках и клубах получили первичную подготовку многие летчики, прославленные в боях Великой Отечественной войны, — трижды Герои Советского Союза А. Покрышкин и И. Кожедуб, дважды Герои Советского Союза А. Молодчий, Н. Скоморохов, А. Боровых, Г. Речкалов, М. Одинцов, Г. Паршин.

Успешно решались и задачи боевой подготовки личного состава ВВС. До 1939 — 1940 гг. большинство авиационных [19] полков было укомплектовано хорошо подготовленным летным и командным составом. Некоторые командиры авиационных звеньев, эскадрилий, полков и дивизий имели боевой опыт, полученный в Испании и Китае, на реке Халхин-Гол и в советско-финляндской войне. Летный состав практически обучался бомбометанию на полигонах, воздушной стрельбе, высотным и маршрутным полетам, действиям ночью и в сложных метеорологических условиях.

Уровень боевой подготовки авиационных частей в основном отвечал требованиям того времени. Основная масса экипажей фронтовых бомбардировщиков была подготовлена к самолетовождению по компасу и земным ориентирам и к бомбометанию с горизонтального полета днем в простых метеорологических условиях. Летный состав дальнебомбардировочной авиации был подготовлен к самолетовождению и бомбометанию ночью в простых метеорологических условиях. Некоторая часть ее экипажей имела боевой опыт действий в сложных метеоусловиях и ночью. В войне с Финляндией зимой 1939/40 г. успешно действовал особый авиаполк, укомплектованный экипажами — мастерами слепого полета и бомбометания с пикирования. Этот полк вел непрерывные боевые действия днем и ночью в течение 63 суток из 70, в то время как другие авиачасти за этот же период по условиям погоды вели боевые действия только в течение шести — восьми дней. На опыте этого полка были разработаны система бортового и наземного оборудования, программы подготовки летного состава для полетов в сложных метеоусловиях и новое наставление по штурманской службе (НШС-40).

В связи с возросшей угрозой нападения на СССР ранее принятый план развития ВВС на третью пятилетку был пересмотрен в сторону сокращения сроков его выполнения. Предусматривалось увеличение общего количества боевых самолетов и намечалось вновь сформировать в 1941 г. более 100 авиационных полков. Осуществление предусмотренных этим постановлением мероприятий в основном намечалось на конец 1941 г. и частично на начало 1942 г.

В начале 1941 г. в соответствии с указанным постановлением началось формирование большого количества авиационных частей, на комплектование которых направлялись опытные летные и командные кадры из старых, хорошо подготовленных и сколоченных авиационных полков. Следует отметить, что не все вновь формируемые авиационные соединения и части к началу войны были полностью укомплектованы самолетами, летным и техническим составом. Поступавший же на их укомплектование молодой летный состав имел недостаточную подготовку, так как уже с конца 1940 г.— начала 1941 г. летные школы начали готовить летчиков [20] по сокращенной программе, и имел небольшое количество часов налета.

Инженерный и технический состав ВВС имел уже некоторый опыт эксплуатации самолетов в боевой обстановке. Было разработано новое Наставление по эксплуатационно-технической службе ВВС Красной Армии (НЭТС-40), введенное в действие в октябре 1940 г. В нем систематизировалась вся сумма задач, решаемых инженерно-техническим составом в различных условиях подготовки и эксплуатации техники.

Переучивание инженерно-технического состава проходило непосредственно на авиационных заводах, в академии имени Н. Е. Жуковского и на курсах военно-технических школ. Значительная часть техников и младших специалистов осваивала новую авиационную технику в процессе ее эксплуатации в частях.

Проводились также мероприятия по расширению аэродромной сети, с тем чтобы обеспечить рассредоточенное базирование авиации, особенно в западных военных округах. Весной 1941 г. широко развернулись работы по строительству, расширению и реконструкции взлетно-посадочных полос более чем на 200 аэродромах, большая часть которых находилась в новой приграничной зоне, образовавшейся в результате воссоединения западных областей Белоруссии и Украины и вхождения в состав СССР Латвии, Литвы и Эстонии, где аэродромная сеть была слабо развита и не обеспечивала нормальных условий для базирования нашей авиации.

В связи с тем что аэродромов не хватало, некоторые авиационные соединения базировались скученно.

Решением правительства, которое учитывало опыт советско-финляндской войны, вся боевая авиация зимой 1940 — 1941 гг. была переведена на полеты в течение всего года с посадкой на колеса. Это потребовало перестройки обеспечения полетов в зимнее время.

Советская военная наука в довоенный период отводила большую роль военно-воздушным силам в будущей войне.

Взгляды на характер применения авиации основывались на положениях о достижении победы в бою, операции и войне в целом совместными усилиями всех родов и видов вооруженных сил.

Наступательная операция сухопутных войск преследовала решительные цели по разгрому противостоящих группировок противника и должна была проводиться на большую глубину.

Полевым уставом Красной Армии, изданным в июне 1941 г., предусматривалось предназначение авиационных соединений для взаимодействия с сухопутными войсками и [21] военно-морским флотом и для ведения самостоятельных действий в интересах Главного Командования. Авиация считалась мощным средством поражения противника, уничтожения его авиации и разрушения важных объектов.

В глубоких наступательных операциях сухопутных войск ВВС должны были решать следующие задачи: завоевание господства в воздухе; содействие войскам в прорыве тактической зоны обороны и развитии успеха в оперативной глубине; прикрытие войск и объектов тыла; ведение борьбы с резервами противника; обеспечение высадки и поддержки воздушных десантов и ведение воздушной разведки.

Большое значение в ходе глубокой наступательной операции придавалось оперативным воздушным десантам, применение которых стало возможным благодаря наличию тяжелобомбардировочной, а затем дальнебомбардировочной авиации, используемой также и для десантирования войск и техники. Однако специального транспортного самолета в составе ВВС еще не было.

В предвоенных уставах бомбардировочной и истребительной авиации (1940 г.) были определены основные задачи, способы боевых действий, боевые порядки и способы управления для каждого рода авиации. Большое значение придавалось ведению воздушной разведки. В Полевом уставе 1941 г. записано:

«Авиация — одно из основных средств разведки, наблюдения за полем боя и связи».

Одновременно разрабатывались основы организации и ведения самостоятельных действий ВВС. В 1936 г. издается Временная инструкция по самостоятельным действиям Воздушных сил РККА. В ней указывалось, что

«боевая авиация благодаря мощи своего вооружения, скорости и большому радиусу действий может решать крупные оперативные задачи во все периоды войны».

Согласно этой инструкции Военно-воздушными силами в начальный период войны и в дальнейшем ее ходе должны проводиться воздушные операции по уничтожению авиации противника, разрушению военно-промышленных и административных центров, по срыву железнодорожных, морских и автомобильных перевозок. Воздушные операции должны проводиться тяжелыми бомбардировщиками авиационных армий особого назначения резерва Главного Командования (АОН), а после их расформирования предполагалось использовать корпуса дальнебомбардировочной авиации и ВВС фронтов.

В ряде изданных трудов и в периодической печати, исходя из материальных условий и возможностей авиационной техники, раскрывались содержание и порядок выполнения возлагаемых на авиацию задач в бою, операции и войне в целом. Много внимания уделялось разработке возможных способов борьбы за господство в воздухе. Большая заслуга [22] в этом вопросе принадлежала комбригу А. Н. Лапчинскому, который в труде «Воздушная армия» сделал смелые и правильные прогнозы о возможном характере боевых действий ВВС в начальном периоде войны и, в частности, о борьбе за господство в воздухе. В данном труде указывалось:

«Авиация вошла в войну как мощный фактор наступления... сделала фронт борьбы очень глубоким и очень широким, но не заменила собой сухопутных сил»{10}.

В отдельных научных трудах, в журнале «Вестник Воздушного флота», в газете «Красная звезда» периода 1937 — 1941 гг. был опубликован ряд статей о новых формах и способах борьбы за господство в воздухе. В них развивались и конкретизировались положения уставов и наставлений о необходимости проведения в начальный период войны воздушных операций по единому плану на широком фронте и объединенными усилиями ВВС нескольких фронтов, о решающем значении первого удара по основным силам авиации противника, а также рассматривались другие вопросы оперативного применения ВВС. Значительный вклад в разработку вопросов теории оперативного искусства ВВС и тактики родов авиации внес профессорско-преподавательский состав военных академий, а также авиационные военачальники Ф. К. Арженухин, П. П. Ионов, С. А. Меженинов, Б. Л. Теплинский, В. В. Хрипин и другие.

С целью выработки единства взглядов на характер и способы боевых действий ВВС в операциях эти вопросы обсуждались на Главном Военном Совете Красной Армии. Так, на его заседании 29 декабря 1940 г. начальник Главного управления ВВС Красной Армии генерал П. В. Рычагов сделал доклад{11}, в котором указывал, что в наступательной операции фронта борьба с авиацией противника является важнейшей задачей, оказывающей влияние на успешные действия войск и работу органов тыла. При этом отмечалось, что завоевание господства в воздухе может быть достигнуто путем уничтожения вражеской авиации на ее аэродромах в сочетании с одновременными ударами по фронтовым базам, ремонтным органам, складам авиагорючего и боеприпасов и уничтожением авиации в воздушных боях. Одновременные массированные удары по основным аэродромам противника рассматривались как лучший способ уничтожения его авиации.

Оперативно-тактическая подготовка руководящего и начальствующего состава частей и соединений ВВС в 1936 — 1|940 гг.. проводилась в соответствии с основными положениями [23] уставов, наставлений и инструкций о роли авиации и выполняемых ею задачах в ходе глубокой наступательной операции.

На авиационных учениях и маневрах, проводившихся в предвоенный период, практически отрабатывались вопросы применения авиации для выброски на самолетах воздушных десантов. Крупные воздушные десанты были применены в 1935 — 1936 гг. на учениях и маневрах войск Киевского, Белорусского и Московского военных округов.

В приказе Народного комиссара обороны об итогах боевой подготовки за 1936 г. отмечалось, что

«первый и труднейший этап авиадесантного дела — массовое освоение техники выброски — можно считать пройденным вполне удовлетворительно».

Таким образом, первые воздушные десанты утверждали возникновение нового рода войск — воздушно-десантных — и новой области применения авиации—десантирования войск и материальных средств по воздуху.

ЦК ВКП(б), Советское правительство проявляли неослабное внимание к идейно-политическому воспитанию личного состава, усилению партийно-политической работы в частях ВВС. В 1938 г. при Народном комиссаре обороны СССР был образован Главный Военный Совет, в работе которого принимали участие и представители ВВС. В конце 1939 г. в части ВВС было направлено около 100 политработников из числа летчиков, окончивших Военно-политическую академию имени В. И. Ленина и специально организованные курсы. В годы войны многие из них были назначены на должности командиров авиационных полков, дивизий и успешно проявили себя как зрелые единоначальники. Активизировалась деятельность политорганов и партийных организаций. Повысилось их влияние на все стороны боевой и политической подготовки авиачастей, особенно после XVIII съезда ВКП(б). Партийные организации окрепли, стали более полнокровными. К началу 1940 г. до 41% первичных партийных организаций ВВС насчитывали 50 и более коммунистов{12}. Коммунисты и комсомольцы в ВВС составляли до 60% личного состава{13}.

За 1940 г. количество партийных организаций в ВВС увеличилось на 17%, а комсомольских — на 38%. Среди офицерского состава ВВС было до 78% коммунистов. Коммунисты и комсомольцы занимали авангардную роль в боевой и политической подготовке личного состава авиации.

В предвоенные годы уделялось внимание подготовке войск к ведению боевых действий против сильного и хорошо [24] вооруженного противника. Учитывая опыт боевых действий нашей армии у озера Хасан, на реке Халхин-Гол, с белофиннами и опыт начавшейся второй мировой войны, пленум ЦК ВКП(б) в марте 1940 г. сделал вывод о необходимости решительного улучшения боевой и политической подготовки войск и авиации. В августе Главным управлением политпропаганды была издана директива «О перестройке партийно-политической работы», в которой командиры, политические работники и партийные организации ориентировались на то, чтобы вся партийно-политическая работа в войсках носила боевой, наступательный характер, чтобы она решительно искореняла упрощенчество и условности в обучении и воспитании воинов, повышала дисциплину, организованность, поднимала авторитет командиров-единоначальников.

Главное управление политической пропаганды с помощью командиров и политработников авиационных соединений и частей обобщало опыт партийно-политической работы в войсках и авиации в период боевых действий на реке Халхин-Гол и в советско-финляндской войне.

В авиачастях, в том числе во время полетов, на аэродромах систематически выпускались боевые листки, повышалась авангардная роль коммунистов и комсомольцев. Широко было развито социалистическое соревнование, которое способствовало повышению качества боевой подготовки авиачастей.

В апреле 1940 г. в Военно-воздушных силах было проведено совещание по вопросам состояния боевой подготовки и аварийности в ВВС. На этом совещании принял участие руководящий состав от командиров авиационных соединений и выше.

Политические органы, партийные и комсомольские организации ВВС всю партийно-политическую работу направляли на оказание помощи командованию в повышении боеготовности авиачастей, морально-политического уровня авиаторов, укрепление воинской дисциплины, на борьбу с аварийностью, освоение новых самолетов, воспитание у личного состава чувства патриотизма и преданности социалистической Родине.

В предвоенные годы проводились многие мероприятия по увеличению численности и всестороннему укреплению ВВС. Эти мероприятия сыграли важную роль в повышении боеспособности ВВС. Советские летчики отличались высокими морально-политическими и боевыми качествами. Это было ярко продемонстрировано знаменитыми перелетами через Северный полюс в Америку экипажей В. П. Чкалова и М. М. Громова, подвигами летчиков в ходе гражданской войны в Испании, в боях на реке Халхин-Гол, успехами передовиков боевой подготовки в освоении новой авиационной техники. [25]

К началу войны немецко-фашистская авиация обладала количественным и качественным превосходством над авиацией приграничных военных округов. Например, в полосе ВВС Западного Особого военного округа противник имел более чем полуторное превосходство в боевых самолетах. На направлениях главных ударов это превосходство было еще более значительным.

Авиационные полки приграничных военных округов жили буднями мирной учебы: проводили учебно-тренировочные полеты, изучали новые самолеты. Часть летчиков находилась в учебных центрах по переучиванию на новую авиационную технику. Таким образом, наша авиация приступила к отражению внезапного нападения агрессора в неблагоприятных условиях, находясь в стадии реорганизации, перевооружения и переучивания личного состава на новые типы самолетов.

* * *

Строительство воздушных сил фашистской Германии и основы их боевого применения исходили из авантюристической теории «молниеносной» войны. Официально считалось, что наличие мощных ВВС является одним из основных условий успешного ведения «молниеносной» войны. Поэтому немецкие военные руководители придавали первостепенное значение развитию авиации.

Были широко развернуты работы по созданию военной авиации. К 1935 — 1936 гг. появились опытные самолеты, развитие которых определило вооружение ВВС фашистской Германии в период второй мировой войны.

Истребители.

Основной фронтовой истребитель германских ВВС Ме-109 появился еще в 1935 г. Он принимал участие в гражданской войне в Испании и в последующем широко применялся в кампаниях и операциях второй мировой войны. В различных модификациях он находился на вооружении до 1945 г. Кроме Ме-109 на советско-германском фронте применялся также двухмоторный истребитель Ме-110. Но этот самолет использовался чаще всего для действий по наземным объектам.

Другие типы истребителей, в том числе самолет ФВ-190, ставший к концу войны одним из основных истребителей, появились в 1943 — 1944 гг. Вооружение самолетов состояло из пушек 20-мм на крыльях и двух пулеметов 7,9-мм, стреляющих через плоскость вращения винта. Впоследствии ставилась одна пушка 20-мм и даже 30-мм для стрельбы через втулку редуктора и два тяжелых пулемета 13-мм.

Штурмовики и фронтовые бомбардировщики.

Для штурмовых действий применялся частично бронированный самолет [26] «Хеншель-129» и истребитель Ме-110, а затем истребитель-штурмовик «Фокке-Вульф-190».

Самолеты Ю-88 и Хе-111 на протяжении всей войны оставались основными фронтовыми бомбардировщиками и разведчиками. Бомбардировщик Дорнье До-215, близкий к Ю-88, но не приспособленный для пикирования, применялся в основном для разведки и действий ночью.

Тяжелые самолеты применялись в Германии только для выполнения специальных заданий, и численность их была невелика.

В некоторых операциях применялись транспортные самолеты и десантные планеры.

Германия проявила большое внимание к высотным разведчикам. Они конструировались как модификации разведчиков с установкой турбокомпрессоров, значительно повышающих высотность двигателей путем использования энергии выхлопных газов. Практиковалось также увеличение размаха крыльев. В итоге были достигнуты высоты 12 — 13 км.

В начале 1941 г. Германия имела 135 самолетостроительных и 35 моторостроительных заводов. Рост производственных мощностей ее авиапромышленности увеличивался быстрыми темпами. Если в 1933 г. в среднем ежемесячно выпускалось 20 самолетов, то в 1939 г. она произвела 3295 самолетов, а в 1940 г. около 10 тыс.{14}. Кроме того, начиная с 1940 г. на Германию работала вся авиапромышленность оккупированных ею стран Европы, которая имела 57 самолетостроительных и 17 моторостроительных заводов. Таким образом, к началу нападения на СССР в Германии имелась мощная авиапромышленность, производившая ежемесячно до 1000 самолетов, а ее ВВС имели 20700 самолетов, из них 10 980 боевых, находившихся в строевых частях{15}.

Наибольший удельный вес в составе немецких ВВС (57,8%) имела бомбардировочная авиация. Истребительная, и разведывательная авиация составляла соответственно 31,2% и 11%. Такое соотношение родов авиации обусловливалось стремлением противника наносить бомбардировщиками во взаимодействии с танками сильные удары по нашим войскам и авиации.

Следует отметить и такое немаловажное обстоятельство, что к началу нападения на СССР немецкая авиация обладала большим опытом, полученным в войне против Польши, Норвегии, Франции и Англии в период 1939 — 1940 гг. [27]

В директиве ? 21 от 18 декабря 1940 г. (план «Барбаросса») указывалось, что задача ВВС

«будет заключаться в том, чтобы по возможности парализовать и ликвидировать воздействие русской авиации, а также в том, чтобы поддерживать операции армии на ее решающих направлениях... В целях сосредоточения всех сил борьбы против неприятельской авиации и непосредственной поддержки армии не следует во время главных операций совершать нападения на оборонную промышленность»{16}.

В развитие плана «Барбаросса» в другой директиве от 31 января 1941 г. указывалось, что

«на первом этапе операции ВВС должны сосредоточить все свои усилия на борьбе с авиацией противника и на непосредственной поддержке войск. Удары по промышленным центрам могут быть проведены не ранее, чем будут достигнуты оперативные цели, поставленные сухопутным войскам»{17}.

Военно-политическая обстановка к началу Великой Отечественной войны благоприятствовала Германии. Империалистические круги США и Англии поощряли агрессивные планы гитлеровцев. Выгодное стратегическое положение и отсутствие активных военных действий в Западной Европе позволили немецкому командованию вместе со своими Союзниками сосредоточить у западных границ СССР около 5 тыс. самолетов, в том числе до 1 тыс. самолетов Финляндии и Румынии. Авиация была сведена в четыре мощные группировки, соответственно ударным группировкам немецких войск. На территории Финляндии находились в боевой готовности 900 самолетов, в том числе 400 самолетов 5-го воздушного флота немцев и 500 самолетов финской авиации. В Восточной Пруссии находилось 1070 самолетов 1-го воздушного флота. На минском направлении было сосредоточено 1680 самолетов 2-го воздушного флота, на киевском направлении до 1300 самолетов, из них около 800 самолетов 4-го воздушного флота немцев и до 500 самолетов румынской авиации{18}.

Официальное объявление войны считалось гитлеровским правительством отжившей международной традицией. Война должна начинаться внезапно и мощным ударом с воздуха.

Согласно авантюристической теории «блицкриг» («молниеносной» войны) авиации наряду с танками отводилась решающая роль в достижении победы. Первостепенное значение придавалось воздушной разведке, чтобы до начала войны иметь достоверные данные о всех объектах первого [28] удара. Немецкие разведчики систематически вторгались в воздушное пространство нашей страны. За период 1 января — 21 июня 1941 г. они 152 раза нарушили государственную границу СССР{19}, выявили аэродромы, их состояние в приграничных районах, установили количество самолетов и сделали выводы о составе советских авиационных группировок на направлениях вторжения. Это в значительной мере способствовало успеху внезапного воздушного нападения противника на аэродромы советской авиации в первый день войны.

* * *

Коммунистическая партия и Советское правительство в предвоенные годы уделяли серьезное внимание развитию Военно-воздушных сил. Было начато формирование новых авиационных частей и соединений, советская авиационная промышленность приступила к выпуску новых типов самолетов. На проводимых учениях и маневрах умело применялись большие массы авиации. Однако полностью завершить мероприятия, проводившиеся для укрепления ВВС к началу войны, не удалось.

Военно-теоретические взгляды на применение военно-воздушных сил в войне и в операциях были на уровне требований того времени.

В целом советские Военно-воздушные силы, несмотря на имевшиеся недочеты, располагали большими возможностями по содействию своим сухопутным войскам в разгроме противника и выполнению самостоятельных задач.

Состояние немецкой авиации накануне нападения фашистской Германии на Советский Союз характеризовалось наличием на вооружении вполне современных по тому времени самолетов и большими возможностями авиационной промышленности по их выпуску, а также имевшимся у основной массы летного состава боевым опытом.

Взгляды немцев на роль и характер применения авиации в операциях и в войне в целом вытекали из авантюристической теории «молниеносной» войны. Это привело к переоценке немецко-фашистским командованием роли своих ВВС в войне и к недооценке сил и возможностей советской авиации. [29]

Дальше