Содержание
«Военная Литература»
Военная история

Глава XIII.

Завершение войны в Восточной Азии

1. Возвращение Филиппин в руки Союзников

В сентябре 1944 г. американцы с востока и с юга так близко подошли к Филиппинам, что смогли приступить к захвату этих островов. Сначала сопротивление японцев представлялось им таким сильным, что американцы думали прибегнуть к осторожной тактике, действуя лишь в пределах досягаемости крупных, базирующихся на сухопутные аэродромы частей истребительной авиации. Это должно было повести к тому, что первым объектом наступления станет самый южный из Филиппинских островов - Минданао, а затем постепенно будут захватываться и остальные острова вплоть до главного острова Лусон. Подобная тактика, принимая во внимание крупные японские наземные силы, была связана с большой затратой времени и значительными потерями. Но когда удары американской авиации по Филиппинам встретили неожиданно слабое сопротивление, генерал Макартур и адмирал Нимиц, командующий военно-морскими силами США на Тихом океане, сразу решились высадить войска на остров Лейте, лежащий севернее острова Минданао. Соединение американских авианосцев, состоявшее из 8 тяжелых, 8 легких и 9 вспомогательных авианосцев, представлялось достаточно сильным, чтобы выполнить возложенную на него задачу поддержки наступления с воздуха, пока не будет обеспечена возможность использовать аэродромы на самом острове. Новый план имел то решающее преимущество, что из 250 тыс. человек, оборонявших Филиппины, почти половина, находившаяся на Минданао, оказывалась изолированной , и поэтому ее можно было нейтрализовать без боя путем срыва ее снабжения. Для десанта американцы располагали двумя армейскими корпусами (четыре дивизии). Их прикрытие и артиллерийская поддержка обеспечивались до высадки и во время высадки морскими силами сопровождения в составе 6 линейных кораблей старых типов, 5 тяжелых и 6 легких крейсеров, 86 эскадренных миноносцев и 18 вспомогательных авианосцев. (Карта 5, стр. 286)

Наступление было назначено на 20 октября 1944 г. [752]

Можно было с уверенностью ожидать вмешательства всего японского флота. Если уж он пытался крупными силами, хотя и не используя весь наличный корабельный состав, воспрепятствовать захвату Марианских островов, то теперь у него просто не оставалось другого выбора. Потеря Филиппин для японского флота была равносильна его исключению из борьбы за существование Японии. Ведь потеря островов означала также и прекращение подвоза нефти из Нидерландской Индии, а пока Филиппины удерживались. Нидерландская Индия, несмотря на большие потери в танкерах из-за действий американских [753] подводных лодок, находилась все же в пределах досягаемости японцев. С потерей Филиппин флот должен был либо уйти в Японию и, не имея горючего, оставаться там в гаванях, либо перебазироваться на Сингапур и тем самым отказаться от участия в обороне метрополии. Американцы считали, что японский флот ввиду тяжелых потерь прошедших месяцев значительно ослаблен, и надеялись на свое подавляющее превосходство в авианосцах.

Чтобы снизить до минимума воздействие японской авиации во время высадки десанта, с 10 по 20 октября все японские авиабазы в радиусе действия американской авиации подвергались особенно интенсивным бомбардировкам.

К этим базам относились наряду с аэродромами на самих Филиппинах также Формоза и Окинава. Подавлению аэродромов на Формозе американцы придавали особенно большое значение, так как здесь находились основные силы японской морской авиации, игравшей важную роль при всяких действиях флота. Японцы, прекрасно понимавшие значение предстоящих боев, использовали во время ответных воздушных ударов все имевшиеся у них самолеты с Формозы и Кюсю - самого южного из японских островов. Они нанесли некоторые потери американскому соединению авианосцев и сопровождавшим его военным кораблям, но и сами потеряли 600 самолетов, значительно уменьшив этими предупредительными действиями свои возможности отразить ожидаемый десант. Десант был высажен в соответствии с планом 20 октября и не встретил сильного сопротивления. При растянутости Филиппинских островов японская наземная оборона должна была готовиться к отражению высадок противника в столь многочисленных пунктах, что силы ее поневоле оказались разрозненными. После высадки десанта активные действия японского флота стали совершенно необходимы, что и привело к самому крупному морскому сражению второй мировой войны.

Главные силы японского флота в это время базировались на Сингапур. Лишь незначительное число военных кораблей находилось в японских водах, в том числе 2 линейных корабля, 12 крейсеров, 15 эскадренных миноносцев, последний еще остававшийся у японцев тяжелый авианосец и два легких авианосца с плохо обученным экипажем. Базировавшиеся на Сингапур силы были разделены на два соединения. Первое значительно более сильное соединение адмирала Курита включало оба крупнейших в мире линкора «Ямато» и «Мусаси» с общим водоизмещением{57} в 73 тыс. т, 450-мм орудиями и скоростью хода в 28 узлов, еще три линкора других типов, 10 тяжелых и 2 легких крейсера, а также 15 эскадренных миноносцев. 18 октября это соединение взяло курс на бухту Бруней на северо-западном берегу острова Борнео. [754] В это же время туда было приказано направиться и второму более слабому соединению в составе 2 линкоров, 1 крейсера и 4 эсминцев под командованием адмирала Нисимура. Ни одно из соединений не имело в своем составе авианосцев. Поддержка с воздуха должна была осуществляться с имеющихся в районе Филиппин баз, возможности которых были значительно снижены основательной авиационной подготовкой американцев перед высадкой десанта.

22 октября оба соединения получили приказ на выход из бухты Бруней. Японский адмирал Тойода, которому подчинялись все предназначенные для сражения морские силы, решил охватить обоими соединениями бухту Лейте и одновременно подвести с севера находившееся в Японии соединение под командованием адмирала Одзава, чтобы отвлечь внимание американских сил. Более сильное из соединений под командованием Курита должно было с запада пройти между центральными островами Филиппинского архипелага через пролив Сан-Бернардино и затем повернуть вдоль восточного берега острова Самар на юг; в то же время соединение адмирала Нисимура должно было с той же целью атаковать противника с юга между островами Минданао и Лейте.

Американцы своим 7-м флотом под командованием адмирала Кинкэйда прикрывали высадку на восточном побережье острова Лейте, держа в боевой готовности сосредоточенное в 3-м флоте быстроходное соединение авианосцев под командованием адмирала Холси восточнее острова Самар. Первые данные о приближении сильного японского соединения под командованием Куриты американцы получили от подводных лодок, которые в ночь с 22 на 23 ноября шли при помощи радиолокатора на север к западному берегу острова Палаван. На следующее утро японское соединение в результате нападения американских подлодок понесло первые потери: два тяжелых крейсера было потоплено, один сильно поврежден. В то время как Курита продолжал свой поход, американцы, правильно предполагая, что он стремится к проливу Сан-Бернардино, сосредоточили на этом направлении значительные силы своего 3-го флота. Ранним утром 24 октября воздушная разведка обнаружила в мере Сибуян японское соединение, которое держало курс на восток. Американцы немедленно нанесли мощные удары с воздуха по этому соединению. Хотя у Куриты не было самолетов, а ожидаемая поддержка с близлежащих аэродромов так и не подоспела, его соединение, имевшее мощные зенитные средства, используя благоприятную плохую видимость, отделалось сравнительно дешево. Курита потерял один из двух гигантских линкоров - «Мусаси». Многие из других судов получили, правда, повреждения, но не слишком большие. Общие потер и были гораздо более легкими, чем показалось нападавшим американцам, представившим своему командованию и соответствующие донесения. Эффект нападения казался [755] американцам особенно значительным еще и потому, что Курита во время атак взял курс на запад. Действительную силу японского соединения не смогли правильно оценить ни авиация ни - еще раньше - подводные лодки. Общее же впечатление было таково, что японское соединение следовало считать выведенным из строя.

Двойное заблуждение, возникшее у американского морского командования в результате этих донесений, имело своим неизбежным следствием принятие не соответствовавших обстановке решений и придало последующим сражениям чрезвычайно напряженный характер. Американское соединение, имевшее задачей непосредственное прикрытие района высадки, вышло навстречу обнаруженному тем временем японскому соединению адмирала Нисимура. Последнее в ночь с 24 на 25 октября было атаковано в проливе Суригао многочисленными эскадренными миноносцами и торпедными катерами и понесло такие тяжелые потери, что вынуждено было вернуться на свою базу.

Когда 24 октября после полудня от воздушной разведки были получены первые донесения о приближении перебрасываемого из японских вод соединения под командованием Одзава, 3-й американский флот Холси, имевший в своем составе быстроходные авианосцы, вышел навстречу этому новому противнику.

В результате Курита, легший между тем на противоположный курс и прошедший в ночь с 24 на 25 октября пролив Сан-Бернардино, при своем продвижении к бухте Лейте встретил лишь сравнительно слабые американские морские силы. Это была группа вспомогательных авианосцев и несколько эскадренных миноносцев, служивших в первую очередь целям защиты транспортных судов. Еще две группы авианосцев находились на расстоянии 30 и 120 миль южнее. Оба противника были одинаково удивлены происшедшей примерно в 7 часов встречей, американцы - потому, что считали себя хорошо прикрытыми с севера, а японский адмирал - потому, что ожидал натолкнуться на сильный американский флот. Японцы немедленно попытались использовать свое подавляющее превосходство в артиллерии. Американские авианосцы, понеся значительные потери, отошли на юго-восток и подняли в воздух свои самолеты, а эсминцы, не обращая внимания на мощный огонь японцев, начали торпедные атаки. Обе находившиеся южнее американские группы авианосцев выслали на помощь свои самолеты. Объединенными усилиями эсминцев и самолетов американцы нанесли японским кораблям, стремившимся разрозненными действиями уничтожить американские авианосцы, неожиданно тяжелые потери. После двухчасового боя, в ходе которого японцы сбили много американских самолетов, Курита отошел на север. Обстановка становилась для него критической. Он ничего не знал ни о местонахождении Одзавы, ни о расположении главных сил американского флота. В то время как американцы с большим беспокойством ожидали [756] следующего нападения, которое могло, чего доброго, закончиться прорывом японцев к месту высадки десанта, Курита нерешительно крейсировал несколько часов восточнее острова Самар, ожидая столкновения с американским флотом и, наконец, решил отступить в пролив Сан-Бернардино.

Тем временем 3-й флот Холси встретил эскадру Одзавы. 55 самолетов-торпедоносцев, 65 бомбардировщиков и 65 истребителей атаковали японцев, подавили слабое истребительное прикрытие и за короткое время потопили два авианосца, тяжело повредив третий. Одзава, считая, по-видимому, свою задачу по отвлечению главных сил, стоившую ему столь тяжелых потерь, выполненной, повернул на север. Во время этого боя Холси доложили, что из бухты Лейте просят о помощи. Однако расстояние было так велико, что в ближайшее время он был бессилен что-либо сделать. Кроме того, он, видимо на основании прежних донесений, недооценивал силу совершившего нападение соединения и решил поэтому преследовать находящегося перед ним противника с целью нанести ему новые потери. Лишь потому, что просьбы о помощи не прекращались, он отослал часть своих сил на юг, однако они прибыли лишь тогда, когда опасность давно уже миновала. Одзава же потерял еще и последний авианосец. С 2 линкорами, 2 легкими крейсерами и 8 эскадренными миноносцами он вернулся обратно в Японию.

Возвращающееся в базу соединение Курита 26 октября в первой половине дня было еще дважды атаковано американскими самолетами в море Сибуян. Еще через день соединение, уже значительно ослабленное, бросило якорь в бухте Бруней.

Таким образом, морское сражение в бухте Лейте закончилось решительной победой американцев. Они потеряли 3 авианосца и 3 эсминца, японцы же - 3 линкора, 3 авианосца, 10 крейсеров и 9 эсминцев. Но гораздо значительнее материальных потерь была для японцев утрата последней возможности добиться перевеса в войне в результате филиппинского сражения. Японский флот окончательно лишился своей оперативной подвижности и больше не выходил в море в своем полном составе. Вместо него в большом количестве стали регулярно использоваться «камикадзе», летчики-смертники, разбивавшие самолет с бомбовым грузом о цель, жертвуя при этом своей жизнью. До самого конца войны американцам приходилось принимать меры против их внезапных налетов и нести значительные потери, хотя в целом сколько-нибудь заметного влияния на ход военных действии «камикадзе» не оказали.

Тот же фанатизм, который воодушевлял японских летчиков, распространялся по мере ухудшения обстановки на фронте и в сухопутных соединениях. Это чувствовалось уже при овладении островом Лейте. Здесь и по другим причинам продвижение шло медленно. Дожди [757] сковали действия американцев и подвергли физические силы войск тяжелым испытаниям. Кроме того, американцы, несмотря на превосходство в воздухе и на море, не могли воспрепятствовать тому, что японцы, теряя, правда, транспортные суда и эскадренные миноносцы, неоднократно высаживали подкрепления на северном побережье острова. Наступавшие американские части лишь очень медленно и с большим трудом продвигались на северо-запад. Только после того, как они неожиданно высадили на западном берегу в тылу японцев еще 7 тыс. человек, операция начала успешно развиваться. К концу декабря маленький остров был ими занят. Но аэродромов, которые можно было на нем построить, не хватало для размещения такого количества истребительных частей, которое могло бы обеспечить овладение Лусоном, главным островом Филиппин. Поэтому еще во время последних боев за Лейте американцы приняли меры к овладению островом Миндоро. Во время этой операции «камикадзе» нанесли десантным судам значительные потери.

Ожесточенные воздушные бои происходили в течение всего ноября и декабря. Американцы атаковали с воздуха преимущественно аэродромы на острове Лусон, откуда стартовали «камикадзе». Во время своих весьма интенсивных ответных ударов японцы потеряли 700 самолетов, не добившись, однако, успехов, соответствующих этой затрате сил. Подавляющее численное превосходство американской авиации и высокое мастерство летчиков предопределили сравнительно небольшие размеры потерь американцев в воздухе. Американцы ожидали на острове Лусон сильного противодействия, поэтому они подготовили для десанта четыре свежие дивизии. Решающим моментом был успех высадки первого эшелона. Макартур намеревался предпринять ее в целях достижения тактической внезапности на таком участке, где она оказалась бы для японцев неожиданной, а именно, в расположенной на западе бухте Лингаен. В целях дезинформации американцы заметно поддерживали действия партизан в южной части острова, сняли в ряде мест минные поля и местами сбросили чучела парашютистов. Добиваясь тактической внезапности, американцы не надеялись на возможность достижения внезапности стратегической, поскольку японцы должны были ожидать наступления при всех обстоятельствах. Поэтому авиационная подготовка проводилась с обычной для них основательностью. Удары с воздуха были направлены главным соразом против Формозы.

Высадка десанта была осуществлена 9 января 1945 г. вскоре после восхода солнца. Японцы оказали лишь незначительное сопротивление. Чтсбы воспрепятствовать переброске японских подкреплений, авиация американцев массированными налетами отрезала подступы к месту высадки, разрушив ведущие в этот район железные и шоссейные дороги. Выдвинув сильные заслоны против расположенных в северной [758] части острова значительных японских сил, американские дивизии с тяжелыми боями медленно продвигались к Маниле. И в данном случае осуществление операции было ускорено вторым десантом в составе 40 тыс. человек, высаженным 29 января в бухте Субик. Этот десант одновременно выполнил задачу изоляции полуострова Батаан, которая была необходима, чтобы не дать японцам возможности туда отойти, как это сделал три года назад Макартур. После высадки еще одной воздушно-десантной дивизии юго-западнее Манилы в начале февраля развернулось наступление на столицу с трех сторон. Японцы бились за город с крайним ожесточением. Бои длились четыре недели и привели к полному разрушению столицы. Ещё во время этих боев американцы высадили при входе в Манильскую бухту новые силы, в результате чего островная крепость Коррехидор была полностью отрезана. После двухдневных боев с четырехтысячным гарнизоном крепости американцы 18 февраля овладели ею. К концу апреля американцы захватили и все остальные острова архипелага. Теперь оставалось лишь сломить сопротивление японцев на самих Японских островах. Американцы считали, что выполнение этой последней задачи потребует еще очень крупных сил и, учитывая фанатизм японского народа, отнимет немало времени.

2. Возвращение Бирмы в руки Союзников

После того как японцы осенью 1942 г. перерезали Бирманскую дорогу и вышли в северо-западной части Бирмы к индийской границе, на этом театре военных действий примерно около двух лет продолжалось почти полное затишье. Все внимание японцев было поглощено широкими операциями на Тихом океане, и им не хватало транспортных судов для переброски и обеспечения крупных сил с целью продолжения активных действий против Юго-Западного Китая и даже против Индии. Последней пришлось передать все свои силы, сформированные с 1941 г., кроме минимума, совершенно необходимого для обороны собственных границ, в распоряжение англичан для выполнения задач более актуальных, чем наступление на Бирму. Так, индийские силы были направлены в Северную Африку и сражались там в составе 8-й английской армии, затем их бросили в Иран, где ожидали летом 1942 г. прорыва немцев через Кавказ, потом они участвовали в овладении Мадагаскаром, который англичане заняли, чтобы воспрепятствовать возможной высадке японцев.

Если опасность использования Бирмы Японией как плацдарма для новых крупных операций была по-прежнему невелика, то блокада Бирманской дороги весьма отрицательно отражалась на снабжении Китая военными материалами. Это снабжение могло осуществляться только трудным воздушным путем, проходившим с северо-востока Индии [759] через вершины Гималаев. Такой путь далеко не удовлетворял потребностей Китая, так что постепенно становилось сомнительным, сможет ли Китай выдержать войну с Японией. Но продолжение китайского сопротивления должно было явиться для западных держав решающим фактором, так как это сопротивление оттягивало значительные военные и экономические силы Японии. Поэтому возобновление операций крупного масштаба в начале 1944 года было обусловлено не столько стремлением вернуть Бирму как таковую, сколько положением Китая. Западные державы считали необходимым помочь Китаю, Япония же - воспрепятствовать оказанию этой помощи.

Действенную поддержку китайцам можно было оказать только усилением подвоза либо воздушным путем, либо, еще лучше, прокладкой новой сухопутной коммуникации. Первое было возможно, если бы удалось найти менее трудную и более короткую трассу, условием чего являлось овладение аэродромом для промежуточной посадки в Северной Бирме. Сухопутная же коммуникация, которую собирались проложить, должна была примыкать к железнодорожной линии, ведущей из Калькутты на Ледо. От Ледо строилась новая дорога, которую предполагалось в районе Лашио примкнуть к Бирманской дороге. Оба плана требовали овладения районом Мьиткьины, через который должна была проходить новая дорога и вблизи которой располагались бы первые пригодные для использования аэродромы. Проводя в жизнь свои планы, западные державы заранее начали готовить строительство новой дороги и во взаимодействии с китайцами провели ряд операций, подготовка к которым, весьма основательная, была закончена в начале 1944 г. Китайские силы должны были наступать по верхнему течению реки Салуэн на юг и оттеснить стоявших на западной китайской границе японцев. Группировка американского генерала Стилуэлла, состоявшая из китайских дивизий и некоторой части американцев, сосредоточилась у истоков реки Иравади с целью нанести удар на Мьиткьину. Чтобы облегчить проведение этих операций, в районе Каты должна была высадиться индийская воздушно-десантная дивизия с целью нарушения коммуникаций японцев. Было обеспечено непрерывное снабжение с воздуха. Наконец, один индийский корпус имел задачу с целью сковывания японских сил перейти у Бенгальского залива индийско-бирманскую границу и продвинуться как можно дальше на юг.

Японцы поняли назначение как железнодорожной линии Калькутта-Ледо, к которой уже примыкал воздушный мост через Гималаи, так и новой строящейся дороги. Они сосредоточили в Северной Бирме крупные силы, которыми хотели воспрепятствовать продолжению строительства новой дороги. Кроме того, они решились на наступление в северо-западном направлении, чтобы перерезать железнодорожную линию северо-западнее Манипура. [760 - Схема 54] [751]

Бои, завязавшиеся в ходе осуществления противниками своих намерений в первой половине 1944 г., завершились полной победой западных держав. Этой победой они были обязаны в первую очередь своему большому превосходству в воздухе.

Наступление на побережье Бенгальского залива, в ходе которого материальное обеспечение приходилось осуществлять по воздуху, уже в январе привело к овладению портом Маунгдо. Порт удалось удержать, несмотря на сильные японские контратаки. Боевые действия в этом районе продолжали сковывать японские силы на побережье Бенгальского залива.

Однако далее на север у японцев было достаточно сил, чтобы нанести удар по железнодорожной линии Калькутта - Ледо, успех которого доставил англичанам много забот. Ввиду условий местности подвоз английским войскам шел к отдельным пограничным постам параллельно линии фронта и в непосредственной близости от нее. Поэтому любой прорыв японцев ставил под угрозу все снабжение английских войск. Японцам удалось перерезать эту коммуникацию во многих местах, окружить некоторые опорные пункты индусов или блокировать их и достичь Кохимы, расположенной недалеко от железной дороги. Наступательная сила японцев была сломлена здесь только в июне.

Тем временем положение в их тылу сложилось столь неблагоприятно, что они должны были решиться на отступление. На коммуникациях японцев действовала индийская воздушно-десантная дивизия, которая высадилась в начале марта в районе Каты и отсюда препятствовала подвозу в направлении как Кохимы, так и Мьиткьины. Эти действия облегчили также продвижение китайско-американской группировки генерала Стилуэлла, которая 17 мая достигла Мьиткьины и смогла здесь оборудовать свой первый аэродром. Сам населенный пункт и два других аэродрома упорно оборонялись японцами и перешли в руки американцев лишь в начале августа. На реке Салуэн и на западнокитайской границе японцы также были вынуждены отступить.

Теперь японцам пришлось перейти к обороне и на этом театре военных действий. Кроме того, в результате захвата аэродромов было значительно облегчено материальное обеспечение Китая. Между тем силы союзников возросли примерно до двадцати дивизий, так что можно было приступить к решению новых задач, 14-я индийская армия, отразившая удар японцев по железнодорожной линии Калькутта-Ледо, перешла к преследованию отступавшего противника и в начале декабря вышла к реке Чиндвин в районе Калевы. В конце месяца 14-я армия северо-западнее Каты установила связь с китайско-американской группировкой, наступавшей из района Мьиткьины теперь уже под командованием генерала Салтэна. В середине декабря китайцы, наступавшие из верховьев реки Салуэн, достигли Бамо на реке Иравади и продвинулись еще дальше на восток до Бирманской дороги. [762] Между тем в ходе наступления продолжалось строительство дороги от Ледо в юго-восточном направлении, благодаря чему была восстановлена сухопутная связь с Китаем.

Чтобы обеспечить проведение этих операций, потребовалась громадная техническая и организационная подготовка. Одна только 14-я армия ежедневно получала по воздуху в среднем 1000 т различных грузов. К марту 1945 г. эта цифра выросла до 3 тыс. т. Пополнение живой силой и эвакуация раненых и многочисленных больных малярией производились также воздушным путем. Наряду с этим нужно было поддерживать созданный между Бирмой и Китаем воздушный мост.

В январе 1945 г. 14-я армия, форсировав реку Чиндвин, начала операцию по овладению районом Мандалая, оборонявшегося главными силами 15-й и 33-й японских армий под командованием генерала Кимура. Путем глубокого охвата в южном направлении, в ходе которого река Иравади была форсирована по обе стороны Мьингьяна, и фронтальным наступлением с северо-запада на Мандалай удалось, ведя тяжелые бои, постепенно зажать японские войска в районе Мандалая и отрезать им пути отхода в южном направлении, так что в начале апреля они вынуждены были, бросив все вооружение и снаряжение, увести остатки своих сил на восток в горы.

Успешное завершение этой операции одновременно открыло путь на Рангун. Однако 14-я армия уже настолько оторвалась от своих индийских баз, что ее снабжение воздушным путем при продолжении операции в южном направлении становилось невыполнимой задачей, если при этом не удалось бы осуществить это снабжение из расположенного ближе Аракана. Поэтому англичане своевременно приступили к овладению упомянутой провинцией.

В начале января они захватили порт Акьяб. Семью последовательными ударами десантных войск на побережье, каждый из которых осуществлялся на большую глубину, чем предыдущий, англичане быстро продвинулись на юг и отрезали японские гарнизоны прибрежных городов от их баз снабжения. К концу февраля индийский корпус проник до Таунгупа и овладел также отделенным от побережья узким проливом островом Рамри. Теперь аэродромов для снабжения 14-й армии было вполне достаточно.

Сразу же после завершения боев в районе Мандалая 14-я армия двумя колоннами начала наступление в южном направлении по долине реки Иравади и вдоль железнодорожной линии Мандалай-Рангун и в начале мая после форсированного марша, частично обеспечивавшегося воздушными десантами, вышла в район Рангуна. Японцы отступили из города, не ожидая нападения с севера. Переброшенная морем из Акьяба индийская дивизия быстро заняла по существу не оборонявшийся город. Теперь вся Бирма снова была в руках англичан; [763] лишь кое-где остались отдельные очаги сопротивления врага. Быстрое проведение этой кампании в почти лишенной дорог, пересеченной горами, болотами и большими реками стране и в условиях чрезвычайно тяжелого климата было немалым достижением. Эта кампания показала, в какой степени англичане с помощью американцев научились пользоваться современной техникой, особенно авиацией.

3. Подготовка нападения на Японские острова

Когда американцы овладели Филиппинами, экономическая мощь Японии еще не была подорвана. Поэтому военному нападению на Японские острова должна была предшествовать экономическая блокада и подавление военной промышленности. Чтобы осуществить блокаду, необходимо было перерезать сообщение по морю с теми районами Азиатского материка, из которых Япония ввозила необходимое для нее сырье, прежде всего с Китаем, откуда она получала уголь и продовольствие. После потери Филиппин Япония лишилась в основном лишь одного важного вида сырья - нефти. Как и все подвозимое из Нидерландской Индии сырье, нефть могла транспортироваться теперь только вдоль берегов Индо-Китая и Китая. А за этими водами американские подводные лодки и авиация следили так зорко, что большая часть японских торговых судов и танкеров не добиралась до места назначения. По-иному обстояло дело в вопросе морского сообщения с Кореей, Маньчжурией и Северным Китаем. Правда, и здесь сообщение можно было нарушать с помощью подводных лодок, но для этого пока недоставало значительно более эффективного регулярного наблюдения с воздуха, которое могло бы осуществляться лишь с находившегося еще в руках японцев острова Окинава. Поэтому очередным шагом было овладение этим островом, который одновременно должен был явиться трамплином для последующего прыжка на собственно Японские острова. (Карта 5, стр. 286)

Подавление японской промышленности невозможно было осуществить без использования мощных соединений «летающих сверхкрепостей». Их базы находились на Марианских островах, на расстоянии почти 2500 км. Поэтому самолетам за счет бомбовой нагрузки приходилось брать очень много горючего. Сопровождение истребителями исключалось. «Крепостям» приходилось сбрасывать бомбы с большой высоты, а поврежденным машинам не удавалось преодолеть большого расстояния до своих баз. Усиление воздушных бомбардировок требовало более близкого расположения аэродромов, с которых до Японских островов могли бы долетать и истребители и на которых «сверхкрепости» могли бы совершать хотя бы промежуточную посадку при возвращении на свою базу. В этом случае они могли бы заправляться здесь горючим, а поврежденные машины можно было бы ремонтировать. [764] Этим условиям отвечал небольшой остров Иводзима, расположенный примерно посередине между Марианскими островами и Японией. От захвата Формозы, также лежащей недалеко от Японии, американцы воздержались, поскольку при крупных размерах и сложности условий местности этого острова неизбежно пришлось бы натолкнуться на очень сильное сопротивление с японской стороны.

После взвешивания всех этих соображений очередными объектами американского наступления были намечены острова Окинава и Иводзима.

Нападение на Иводзиму началось трехдневным артиллерийским обстрелом с кораблей и воздушными налетами, а сама высадка была осуществлена 19 февраля двумя дивизиями морской пехоты. Третью дивизию американцы держали в боевой готовности на транспортных судах. На острове 23 тыс. японцев занимали глубоко эшелонированные, хорошо оборудованные для ведения оборонительного боя позиции. Десант имел успех, как всегда, благодаря мощной поддержке флота и авиации. На другой день была высажена и резервная дивизия, а к вечеру был захвачен аэродром. Однако в дальнейшем бои на острове приняли затяжной характер и сопровождались чрезвычайно тяжелыми потерями. Когда маленький яйцевидный остров шириной всего 4 и длиной 8 км, наконец, в середине марта перешел полностью в руки американцев, было подсчитано, что победители потеряли в общей сложности к этому времени 4600 человек убитыми и 15 300 ранеными. Из 23 тыс. защитников острова в живых оставалось вряд ли более сотни. Японская авиация мало чем могла помочь отдаленному острову. Не хватало сильного соединения авианосцев, обеспечиваемого крупными морскими силами. Только нескольким «камикадзе» удалось потопить один американский авианосец и повредить второй.

Упорство и готовность к самопожертвованию, с какими японцы обороняли Иводзиму, были непревзойденными. Однако на продолговатом острове Окинава длиной 120 км американцам приходилось ожидать встречи с еще более сильным гарнизоном. Его численность они определяли примерно в 60 тыс. человек. На самом же деле, учитывая мобилизованных для ведения боя местных жителей, американцы встретили вдвое большее число защитников острова. Японская авиация, которая в борьбе за этот остров не нуждалась в авианосцах, по мере своих сил принимала участие в бою.

Американцы использовали для захвата острова 10-ю армию в составе шести дивизий общей численностью 180 тыс. человек. Предварительные воздушные налеты в целях подавления японской авиации были направлены против острова Формоза, а также отделенной от него узким проливом группы островов Сакисима и острова Кюсю, самого южного из островов собственно Японии. 1 апреля была осуществлена высадка десанта на юго-западном берегу острова Окинава. [765] Техника проведения такого рода операций была американцами уже настолько хорошо изучена, а сосредоточение всех видов боевых средств так велико, что операция прошла без существенных потерь. К вечеру на острове было уже 50 тыс. человек. Был захвачен первый аэродром, и противник оказался расчлененным на две группы. Одна из них, значительно более крупная, находилась в южной части острова, средняя ширина которого составляет всего 15 км. Если отрезанные на севере силы вскоре удалось нейтрализовать, то борьба за южную часть острова велась с такой ожесточенностью, какую даже трудно представить себе человеку с Запада. Японцы заняли позицию, опиравшуюся флангами на оба побережья. Артиллерийская поддержка была чрезвычайно сильной. Американцы неделями фактически совершенно не продвигались вперед. Японские военно-морские и военно-воздушные силы поддерживали войска всеми имевшимися в их распоряжении средствами. При этом речь идет не только о все возраставшем числе смертников - «камикадзе». Соединение военно-морских сил, состоявшее из последнего гигантского линкора «Ямато», одного крейсера и 6 эскадренных миноносцев, пыталось пробиться к американским транспортам снабжения, по-видимому, с задачей уничтожить их даже ценой собственной гибели. Не достигнув цели, это соединение пало жертвой массированных воздушных налетов американцев. Чтобы обеспечить выход в море линкора «Ямато», японскому флоту пришлось использовать почти все свои нефтяные запасы, и остававшиеся еще в Японии корабли не могли теперь принять участия в боевых действиях.

Бои за остров Окинава затянулись до 21 июня. Лишь в середине мая одной американской дивизии морской пехоты удалось вбить решающий клин в японскую оборону в южной части острова. Но и после этого пришлось еще вести длительные бои, чтобы окончательно сломить сопротивление японцев. Незадолго до окончания боев на острове японский командующий и его начальник штаба сделали себе харакири. Об ожесточенности этих боев со всей очевидностью свидетельствуют большие потери (39 тыс. убитыми, ранеными и пропавшими без вести) у американцев, причем только в результате потопления транспортов с войсками в основном от налетов «камикадзе» они составили более 10 тыс. человек. Японцы потеряли 109 629 человек, только 7871 попал в плен.

В апреле и мае налеты японской авиации усилились. Было послано на смерть 900 «камикадзе», из которых 200 поразили намеченные цели. Часть смертников использовала самолет-снаряд, напоминавший по своему устройству Фау-1, транспортируемый и выбрасываемый обычным самолетом и снаряженный 1 т взрывчатого вещества. Налеты японцев были направлены главным образом против американских авианосцев, из которых значительная часть получила тяжелые повреждения. Всего в районе островов Рюкю и Кюсю японцы потеряли в воздушных [766] боях 3400 самолетов и на земле 800. Потери американцев составили 1000 самолетов.

Захват американцами островов Иводзима и Окинава явился для японцев сокрушительным ударом. Практически это повело к завершению боев в Восточной Азии. Поскольку примерно к тому же времени было сломлено сопротивление в Германии, исчезли последние шансы еще хотя бы немного затянуть войну. Уже вскоре после высадки американцев на Окинаве японский премьер-министр генерал Койсо 7 апреля вышел в отставку. Он принял свой пост в июле 1944 г., объявив о тотальной мобилизации всех сил народа, когда Япония еще вела последние бои за свои внешние форпосты. Эти бои были проиграны. Когда вступил в должность преемник Койсо адмирал Судзуки, решающее влияние на внешнюю политику Японии получили деятели военно-морского флота. Они всегда лишь с сомнениями и нерешительностью следовали резко-прямолинейному курсу представителей армии. И тем не менее все попытки добиться сносного мира путем соглашения, за подписание которого Япония была готова дорого заплатить, провалились ввиду установки противников на безоговорочную капитуляцию, которой они требовали и в Восточной Азии. Япония сделала еще попытку достичь своей цели при посредничестве Советского Союза. Заключенный между этими государствами в апреле 1941 г. пакт о ненападении значительно облегчил обеим странам ведение войны в последние годы. Советский Союз чувствовал себя более или менее обеспеченным от нападения с тыла и в значительной мере ослабил его, особенно в решающую зиму 1941/42 г., когда он как раз вовремя смог бросить крупные силы из Сибири в решающую битву за Москву. Для Японии пакт с СССР имел, вероятно, еще большее преимущество: нейтралитет русских ограждал ее от угрозы появления американских авиабаз в Восточной Сибири и в районе Владивостока. Для русских казалось совершенно невозможным разрешить чужой авиации свить себе гнездо на советской территории. Но теперь договор сделал свое дело и стал для русских нежелательным политическим препятствием для осуществления их планов в Восточной Азии.

Для западных держав попытка японцев достичь мира с помощью Советского Союза могла означать, что Япония более не ждет для себя успехов от продолжения войны. Это давало западным державам возможность своевременно, исключив из этого дела русских, создать в районе Восточной Азии обстановку, соответствующую их интересам. Но, как и в отношении Германии, здесь также формула безоговорочной капитуляции оказалась препятствием. Кроме того, еще в начале февраля 1945 г. на Ялтинской конференции между обеими западными державами и Советским Союзом была достигнута договоренность относительно продолжения войны в Восточной Азии. Правда, к этому времени овладение Филиппинами было уже в основном завершено, [767] однако нападение на острова Окинава и Иводзима только планировалось. Предстояли еще окончательные бои за Японские острова. Япония готовилась к чрезвычайно упорной и длительной последней схватке, и США придавали этому очень большое значение. Опыты с атомной бомбой были еще не закончены, об ее эффективности пока никто не имел конкретного представления. Мощная поддержка Советского Союза в деле разгрома японцев казалась Соединенным Штатам крайне необходимой для сокращения сроков войны. Поэтому западные державы 11 февраля заключили тайное соглашение с Советским Союзом, по которому Советский Союз обязывался в течение 2 - 3 месяцев после капитуляции Германии и прекращения военных действий в Европе вступить на стороне западных держав в войну против Японии. В качестве вознаграждения западные державы обещали русским «восстановление прежних прав России, нарушенных предательским нападением японцев в 1904 году». Речь шла в основном о возвращении южной части Сахалина, использовании порта Дайрен (Дальний) как торговой гавани и Порт-Артура как военно-морской базы, о праве на железную дорогу в Маньчжурии и передаче Советскому Союзу Курильских островов. Русские были крайне заинтересованы в том, чтобы участвовать в заключении мира на Дальнем Востоке в качестве равноправной стороны, принимавшей участие в войне. Поэтому они затягивали ответ на поданную японцами в мае просьбу о посредничестве и сосредоточивали в областях, граничащих с Маньчжурией, крупные силы, часть которых приходилось перебрасывать из Германии. В аналогичном положении находились и американцы, которые еще ожидали прибытия освобождавшихся из Германии сил, чтобы после этого приступить к нападению на Японские острова.

Возникшую паузу американцы использовали для продолжения воздушной войны, имевшей целью перерезать японские морские пути подвоза, парализовать сеть коммуникаций и военную промышленность и терроризировать японское население. Здесь они совершили такую же ошибку, что и в Германии, считая устрашение мирного населения столь же важным средством ведения войны, как подавление экономики страны. Непрерывные воздушные налеты на крупные японские города ввиду легкости построек наносили тяжелейшие потери и разрушения. По японским данным, было убито 260 тыс. человек, ранено 412 тыс., лишилось крова более 9 млн. человек. Но гораздо сильнее на моральном состоянии населения отражались продовольственные трудности и военная обстановка. Систематическое уничтожение торгового флота, без которого Япония была лишена средств к существованию, блокада подвоза железной руды, угля и нефти для военной промышленности - все это неизбежно должно было сломить сопротивление японцев.

Этих решающих факторов политическое руководство США, видимо, недооценивало или, быть может, у него не хватало терпения, чтобы [768] выждать результатов их действия. В 1945 г. в Потсдаме американцы снова договорились с СССР о его вмешательстве в войну против Японии, что русские пообещали сделать к началу августа. Кроме того, Трумэн решился на применение атомной бомбы, образец которой был испытан 16 июля в пустыне в штате Нью-Мексико. Правда, для успокоения совести Трумэн еще желал дать японцам последнюю возможность закончить войну принятием капитуляции. Однако японцы отклонили соответствующий ультиматум США, Великобритании и Китая от 26 июля, так как в нем ничего не говорилось о последующей судьбе императора и даже полностью не исключалась возможность признания его военным преступником. Уже по этой причине ультиматум для Японии был неприемлемым.

Теперь Трумэн считал, что он имеет моральное право применить атомную бомбу. Он обосновывал свое решение тем, что в результате применения атомной бомбы будет ускорено окончание воины и это спасет жизнь сотням тысяч американцев и японцев. В качестве целей были избраны Хиросима и Нагасаки, как промышленные центры и густонаселенные города. 6 августа в 8 час. 15 мин. на Хиросиму обрушилась первая бомба. Она была сброшена на парашюте; вскоре после ее отделения от самолета в нескольких сотнях метрах над землей появился огромный огненный шар, излучавший колоссальное количество тепла. Действие взрыва оказалось потрясающим. В радиусе более 4 км возникли сотни пожаров. Нагревание воздуха было чувствительным на расстоянии до 7 км, ожоги первой степени люди получали даже на расстоянии 4,5 км, радиоактивное излучение оказалось смертельным в радиусе 1000 м. от эпицентра взрыва. Из населения города численностью в 300 тыс. человек 78 150 было убито, немногим менее 100 тыс. ранено, почти 14 тыс. пропало без вести. Через двое суток еще более мощная бомба была сброшена на Нагасаки, и лишь потому, что город расположен в холмистой местности, действие бомбы оказалось слабее.

В тот же день в войну вступил Советский Союз. Он использовал отклонение японцами ультиматума о капитуляции от 26 июля как предлог для своего вмешательства, обосновывая его тем, что Япония своим отрицательным поведением сделала посредничество Советского Союза невозможным. Поэтому, верный своему союзническому долгу, СССР согласился на предложение союзников выступить на их стороне против Японии и тем самым содействовать скорейшему окончанию войны. Наступление русских против японских войск в Маньчжурии началось 9 августа с северо-запада, северо-востока и из района Владивостока и продолжалось также и после прекращения военных действий до тех пор, пока не были заняты вся Маньчжурия и Корея севернее 38-й параллели.

10 августа под впечатлением взрывов атомных бомб японское правительство решилось принять требования противника. Оно лишь [769] добивалось того, чтобы прерогатива императора как носителя верховной власти не потерпела ущерба. Союзники пошли на это с оговоркой, что окончательная форма правления в Японии в соответствии с Потсдамскими решениями будет определена свободным волеизъявлением японского народа. После этого японцы 14 августа признали капитуляцию, которая была торжественно подписана 2 сентября на американском военном корабле.

Военные действия второй мировой войны закончились. [770]

Дальше