Содержание
«Военная Литература»
Военная история

Заключение

Море не изменило своего характера великой магистрали, война на море осталась борьбой за морские коммуникации. основы стратегии остались такими же, какими они были в любую историческую эпоху. Однако быстрый прогресс техники в области двигателей, а также средств связи и вооружения оказал большое влияние на оперативное искусство и тактику.

На первых стадиях своего развития эта техника ограничивала подвижность армий и флотов. На суше до сих пор не удалось достигнуть той оперативной свободы, которой пользовались конные армии, например, Чингис-хана. Это объясняется отчасти тем, что первый механический двигатель - паровая машина - был использован только будучи привязан к железной дороге, отчасти же и тем, что на суше можно применять лишь сравнительно небольшие по размерам транспортные средства. Правда, за последние десятилетия двигатель внутреннего сгорания придал известную мобильность на суше как орудиям войны, так и транспорту, однако они не могут сравняться радиусом действия с морскими судами, а потому остаются более зависимыми от снабжения.

Флоты парусной эпохи использовали в качестве двигателя ветер; военные корабли конструировались таким образом, что они большей частью могли производить ремонт и возвращать себе мореходность с помощью средств, имеющихся в обыкновенных портах, а в случае нужды - даже и вдали от обитаемой земли. Дальность их плавания зависела от состояния запасов питьевой воды и продовольствия, а продолжительность его достигала многих недель и даже месяцев. Операции в океанах были делом само собой разумеющимся, и под защитой господства на море целые армии переправлялись через эти океаны и решали участь материков. [367]

Первые корабли машинного периода могли, не считаясь с ветром, менять курс в открытом море, но были чрезвычайно зависимы от запасов топлива и технического состояния своих машин. Они могли взять с собой уголь самое большее на несколько недель, бункеровка в море была затяжной и рискованной, а при сильном волнении вообще исключалась. Хотя вскоре машины были усовершенствованы настолько, что на них стало возможно положиться, флоты оказались привязанными к своим базам в гораздо большей степени, чем в парусную эпоху.

В период между наполеоновскими и обеими мировыми войнами порой имели место передвижения флотов через весь мир, как, например, военный поход 2-й русской эскадры из Балтийского моря к Цусиме в 1904-1905 гг. или мирное кругосветное плавание американского линейного флота в 1907-1909 гг., но пополнение запаса топлива при этом было сопряжено с большими усилиями. Примечательно, что в конфликтах, происходивших за эти «спокойные» сто лет, ни одно морское сражение не произошло за пределами прибрежной полосы и окраинных морей. Гегемония Англии зиждилась в такой же мере на ее сильном флоте, как и на базах, которые она своевременно закрепила за собой во всех морях.

Использование жидкого топлива, которое с 1900 г. применялось во все возрастающем масштабе, явилось решающим шагом вперед, ибо его можно было перекачивать из хранилищ или с другого судна. К тому же при переходе на Дизеля потребление топлива значительно сокращалось, а дальность плавания возрастала по сравнению с пароходами. Германский военно-морской флот первым осознал это и уже в 1910 г. заказал дизеля экономического хода для линкоров. До 1914 г. влияние этого еще не ощущалось. Действия немногочисленных германских крейсеров, находившихся за границей, сильно тормозились необходимостью частых и отнимавших много времени бункеровок, и они вскоре были уничтожены противником, располагавшим благословенными базами. Подводные лодки, приводимые в движение дизелями, несмотря на свои малые размеры, явились первыми подлинно океанскими военными кораблями; они могли оставаться в море помногу недель кряду и действовать во всей Северной Атлантике.

Зависимость крупных кораблей от баз в соединении с географическим положением Германии привела к тому, что ход войны на море определялся не столько большими операциями, сколько отдельными боями и появлением новой техники; [368] поэтому поверхностному наблюдателю эта война представлялась бледной и тусклой по сравнению с кампаниями на суше. их резко выраженным характером и обилием контрастов. обусловленным множеством сражений. Это привело к тому, что в различных государствах появились весьма неодинаковые взгляды на ценность морских коммуникаций и орудий войны на море. Наибольший интерес вызывала подводная лодка, как самая большая и почти единственная угроза судоходству морской державы. В первую мировую войну самолет использовался почти исключительно для разведки, а авианосец не был еще испробован на практике. В прибрежной полосе большую роль играла мина, обозначилась ценность малых боевых средств. К радиосвязи прибавились радиопеленг и радиоразведка. Каждое новшество приносило с собой новые проблемы, которые не были полностью разрешены в период между войнами. Они были настолько многочисленны, что оттеснили на задний план осмысление важнейших взаимосвязей.

В Германии политическое руководство рассчитывало с помощью автаркии освободиться от влияния моря, а потому легкомысленно вступило в войну, об опасности которой имело совершенно недостаточное представление. В результате оно очень скоро оказалось вынужденным, в целях обеспечения жизненно важного ввоза руды, предпринять рискованную операцию на море, о которой оно до того вообще не думало. Однако и после этого опыта борьба против опасного морского могущества не стала центром тяжести операций, и ни один из сухопутных походов не был полностью использован для поддержки войны на море. Между тем каждый из них требовал организации охраны все новых морских путей вдоль вновь занятых берегов. Этого удалось добиться в собственной сфере, но лишь посредством применения очень большого числа кораблей охранения (около 3000).

В Средиземном море незнание обстановки обусловило верховенство союзника [Италии] до тех пор, пока противник не ответил мощными контрударами. Высшее политическое и военное руководство здесь еще более, чем на других закрытых морях, не осознало необходимости установить собственный контроль над морскими коммуникациями и всеми силами атаковать соответствующие коммуникации врага. Военно-морской флот снова и снова оказывал на это, но не смог добиться того, чтобы его точка зрения восторжествовала над [369] континентальными представлениями. В результате он не получил ни потребной ему тактической авиации, ни своевременной поддержки для быстрого строительства подводных лодок. Такая поддержка была оказана только тогда, когда уже нависла угроза поражения; но к этому времени противник в техническом отношении успел обогнать развитие подводного оружия, и два года, которых нельзя уже было вернуть, оказались потерянными для нового строительства.

Италия располагала довольно сильным флотом, перед которым стояли ясные задачи, ибо судьба ее зависела от господства на Средиземном море. Однако это почти не было осознано политическим руководством и лишь в недостаточной мере - военно-морским флотом. Война была начата столь неудачно, что лучшая треть жизненно необходимого транспортного флота не смогла быть использована на Средиземном море. Многочисленные возможности добиться успеха не были использованы, поскольку ночной бой не был достаточно отработан, сильный своей численностью подводный флот имел крупные недостатки и, что важнее всего, - взаимодействие авиации и флота являлось совершенно неудовлетворительным. Кроме того, итальянцы хотели сохранить флот и добились того, что его пришлось сдать противнику.

Исходя из своего старинного морского опыта, Великобритания немедленно сосредоточила свои силы на защите собственного судоходства, поддержке союзника и нападениях на выдвинутые вперед позиции своих противников, используя при этом свое господство на морских путях. Поскольку противолодочная оборона не была должным образом подготовлена, она испытывала некоторое время большие трудности, несмотря на отсутствие единства в лагере своих врагов, и дала частично втянуть себя в поражение союзника. Тем не менее она с предельным упорством защищала свои позиции в Средиземном море, а в дальнейшем справилась и с подводной угрозой. Однако у нее едва ли хватило бы собственных сил для ведения определивших исход войны операций против основной территории противника. Вероятно, не случайно, что Англия потеряла первое место среди морских держав, когда авианосцы заменили линкоры в качестве важнейшего класса кораблей.

Советская Россия рассматривала свой флот как оружие, применяемое в прибрежной полосе, в узком смысле этого понятия. Поэтому он почти не предпринимал настоящих морских операций, зато поддерживал свою армию тактическими [370] десантами, осуществлявшимися в примитивной форме, но нередко с успехом.

Япония, которая в силу своего географического положения целиком зависела от моря, неполностью учла его значение при разработке своей стратегии. Флот искал боя и в недостаточной мере посвятил себя борьбе против вражеского судоходства и защите собственного судоходства. Упорный труд в мирное время поставил его на первое место среди всех флотов как по линии авианосной авиации, так и в области тактики десантов, но, несмотря на блестящие достижения, во время войны ему не удалось удержать за собой это первенство. Политическое и военное руководства хотели слишком многого и недооценивали опасность растянутых морских коммуникаций.

Соединенные Штаты не обладали достаточными традициями ведения больших войн, но их географическое положение уже в мирное время указало им на проблемы больших морских пространств. Удавшееся нападение врага в начале войны послужило для них мощным импульсом. Располагая изобилием технических средств и познаний, они без колебаний принялись за решение новых задач. Привыкшие мыслить по-хозяйски, они создали целесообразную организацию как для непосредственного руководства военными действиями, так и для снабжения и тылового обеспечения. Конечно, не случайно, что именно страна с самой могучей техникой сделала наибольшие успехи в разработке современной тактики ведения боевых действий на море, а также высадки десантов и создала искусство ведения войны в океанах большими флотами.

Соединенные Штаты сразу же начали неограниченную подводную войну, поскольку это соответствовало особенностям данного вида оружия. В целом решение стоявших перед ними задач облегчалось значительным индустриальным перевесом, который позволил им быстро перегнать противника в технике. Особенным преимуществом явился тот факт, что они опередили его в области локации. Следует учитывать, что американские подводные лодки старых типов смогли действовать до конца войны в силу слабости японской обороны, а японские и немецкие лодки не могли ничего сделать уже начиная с 1943 г.

Прогресс техники и опыт первой мировой войны, показавший» что нельзя - сохранять военные корабли для заключения мира, привели к тому, что большинство флотов оторвалось от берегов и было использовано полностью. [371] Приводимые ниже данные позволяют составить себе представление о степени их использования.

Из числа линкоров и линейных крейсеров, находившихся на плаву в начале войны, погибло: <
  1914-1918 гг. 1939-1945 гг.
Германии 1 из 23 4 из 4
Англии 5 из 38 5 из 17
Японии - 12 из 12

Из авианосцев, спущенных со стапелей к началу войны погибло в 1939-1945 гг.:

Англия - 5 из 8
Япония - 10 из 10
США - 4 из 7

Все классы кораблей пострадали во вторую мировую войну сильнее, чем в первую. Так, британский флот потерял 62 процента своих крейсеров против 22 процентов. 90 процентов эсминцев против 29 процентов. Подводный флот всех наций пострадал больше всего. Потери его составили: <
  Находилось в строю:
На 1.9.39
Введено в строй во время войны Потери
Германия 57 1111 817
Англия 57 178 77
  На 1.6.40    
Италия 115 47 86
  На 1.12.41    
США 111 177 52
Япония 63 125 127

Британский военно-морской флот потерял в 1914-1918 гг. в общей сложности 1069 военных кораблей и 31000 человек, а в 1939-1945 гг. - 3282 корабля и 51000 человек. Из 1,5 млн. т, которыми располагал японский военно-морской флот, к лету 1945 г. оставалось в пригодном состоянии едва 200 000 т.

Все торговые флоты были уничтожены почти полностью. Японцы потеряли 82 процента своего тоннажа, итальянцы тоже не меньший процент, немцы - почти 70 процентов того количества, которым они располагали в начале войны, [372] союзники - 21 млн. брт, что равняется всему тоннажу английского флота к началу боевых действий.

Главным истребителем тоннажа явились подводные лодки; из 21 млн. т, потерянных союзниками, на их долю приходится свыше 14 млн., а из 8,2 млн. т, потерянных японцами, - 5 млн. На операции флотов оказывали сильнейшее влияние военно-воздушные. силы - как сухопутные самолеты, так и в особенности авианосная авиация, увеличившая радиус действия и ударную силу этого рода оружия. Особенное значение приобрели такие новые локационные приборы, как радар, которые лишили надводные корабли прикрытия темноты и тумана и обнаруживали приближение воздушного врага на расстоянии в сотни километров. Гидролокаторы, действовавшие под водой на ультразвуковой основе, оказались менее удовлетворительными, но и их оказалось достаточно, чтобы сделать неприменимым в качестве боевого средства тихоходную подводную лодку, хотя бы и со «шнорхелем». Особенную опасность для всех крупных кораблей создавали в прибрежной полосе мины, малые боевые средства, торпедные катера и самолеты. Эта полоса стала театром военных действий, развертывавшихся в совершенно особых условиях; она сделалась ареной многочисленных десантных операций, непрерывное улучшение техники которых позволило атакующему быстро осуществлять под прикрытием военно-морского и воздушного флотов трудный переход с воды на сушу, несмотря на решительное сопротивление обороняющегося.

Технический прогресс позволил перебрасывать на большие расстояния и сосредоточивать в решающих пунктах необычайно мощные силы и использовать господство на море и в воздухе, чтобы создавать превосходство также и на суше. Поэтому вторая мировая война была выиграна державами, господствовавшими на морских коммуникациях. Последние будут играть решающую роль также и в будущем. Поэтому каждая большая страна и каждый блок должны подумать о том, как использовать морские пути и как преградить доступ к ним противнику.

В будущем нельзя будет придерживаться тактики, которая принесла успех в недавнем прошлом, ибо вооружение непрерывно совершенствуется. Надо учитывать возможности быстроходной подводной лодки в такой же мере, как и сверхскоростных самолетов и управляемых снарядов. Проблема успешного перехода боеспособных армий с воды на сушу является сейчас более актуальной, чем когда-либо. [373]

Пока еще невозможно предвидеть, что будет означать для ведения войны на море атомное оружие. Несомненно, однако, что атомные двигатели еще увеличат дальность плавания кораблей.

Победа и поражение всегда будут зависеть в первую очередь от человека. Война на море в 1939-1945 гг. ясно показала, что образцовые тактические и оперативные достижения, как и любое мужество и самопожертвование - бесполезны, когда стратегия непригодна. Предпосылками успеха являются трезвое обдумывание проблемы, хозяйственность и хорошее взаимодействие. При таком обдумывании море должно приниматься во внимание уже в мирное время, чтобы в случае серьезных событий оно получило то, что ему следует по праву. Иначе оно само возьмет все это. \374-375 - Таблица\

Дальше