Содержание
«Военная Литература»
Военная история

Глава 12-я.

Война превращается в мировую

Рузвельт вмешивается в войну

До декабря 1941 г. политическая уступчивость по отношению к США постоянно тормозила военные действия, которые вели в океане надводные корабли и подводные лодки. Уже охватывавшая всю Америку зона безопасности шириной в несколько сот миль, представлявшая собой нововведение в международном праве, затрудняла эти операции. Если бы создание этой зоны отражало желание обеспечить себе спокойствие и безопасность, предоставив другой материк собственной судьбе, то с этим еще можно было бы мириться. «The War comes to America»{64} - назвал Черчилль одну из книг своего труда о второй мировой войне. Однако название «Рузвельт вмешивается в войну» больше соответствовало бы событиям. Президент США и не думал о том, чтобы следовать в своей внешней политике принципам законодательства о нейтралитете, которое основывалось на опыте первой мировой войны и было принято после долгой борьбы в Конгрессе. Он стремился к тому, чтобы помочь Англии, бросив на чашу весов всю мощь США. В пределах своих больших способностей он сделал все, чтобы общественное мнение его страны созрело для войны. Завершением такого рода политики мог явиться лишь второй крестовый поход. С самого начала войны Рузвельт постоянно обменивался мыслями с Черчиллем. Последний послал ему много сотен писем; характерно, что под этими письмами, полными государственных тайн и неизменно направленными к вовлечению США в войну, стояла подпись «Naval person»{65}. Оба хорошо понимали значение моря и морских коммуникаций и стремились максимально использовать эти последние для укрепления Англии. [218]

Рузвельт снова и снова рассказывал своему народу об опасности германского нападения на Америку, которое никогда не планировалось и, учитывая мощь американского флота, являлось совершенно невозможным. Этот флот был уже самым большим в мире, когда в июле 1940 г., в порядке непосредственной реакции на германскую победу во Франции, конгресс одобрил судостроительную программу в 1 350 000 т, удвоив этим решением силу флота. Невозможно понять, каким образом Германия смогла бы предпринять агрессию через океан перед лицом такого превосходства в силах.

Несколько позднее Рузвельт передал Великобритании и уже упомянутые 50 эсминцев; зимой 1940/41 г., когда у Англии истощились ее заграничные капиталовложения и она не могла больше оплачивать военные материалы, он изобрел «лэндлиз», то есть предоставление друзьям военных материалов на неопределенный срок. Из якобы существовавшей угрозы Рузвельт вывел право на проявление собственной инициативы в целях создания на противоположном берегу таких условий, какие ему нравились. Уже в июле в Лондоне начались трехмесячные переговоры американской комиссии, возглавляемой контр-адмиралом Гормли, с британской комиссией во главе с адмиралом сэром Сиднеем Бэйли. Члены комиссий очень откровенно обсуждали обстановку и решили, что центром тяжести должны служить операции против Германии, а в отношении Японии нужно стремиться к тому, чтобы она как можно дольше оставалась нейтральной.

В конце января 1941 г. переговоры были продолжены в Вашингтоне и привели 27 марта 1941 г. к заключению» соглашения (АВС-1 Staff Agreement){66} из следующих пунктов:

1. Совместное планирование: до вступления США в войну путем переговоров, в дальнейшем через Верховный военный совет (Combined chiefs of Staff){67}.

2. Обеспечение обороны Англии как базы для нападения на Германию.

3. Общие стратегические принципы:

а) осуществлять блокаду держав оси, не считаясь ни с чем;

б) усилить воздушные налеты на Германию;

в) считать центром тяжести операций военно-морского флота Средиземное море, чтобы покончить с Италией; [219]

г) до перехода в настоящее наступление - устраивать набеги на занятое врагом побережье;

д) восстановить нейтралов против держав оси;

е) вести психологическую войну;

ж) держать британские и американские войска на Британских островах, в порядке подготовки к наступлению;

з) захватить базы в Средиземном море, чтобы предпринять оттуда одно или несколько вторжений в Европу.

4. Урегулирование вопроса о командовании:

а) каждая держава осуществляет оперативное руководство всеми вооруженными силами союзников на соответствующих театрах войны. Однако эти вооруженные силы остаются под начальством собственных командующих и не делятся.

Исключения: авиация флота США (вследствие иной организационной структуры военно-воздушные силы США в то время не являлись третьим видом вооруженных сил);

б) при проведении комбинированных операций вопрос о командовании каждый раз решается особо.

5. Быстрый и всесторонний обмен информацией, особенно о противнике.

6. Главная задача военно-морского флота США - охрана конвоев и судоходства в Атлантике. Центром тяжести операций британского флота является Средиземное море. Сотрудничество авиации флота США с британским флотом. Все базы открыты для совместного пользования.

Это соглашение касалось всех существенных пунктов, выполнялось обеими сторонами и привело к успеху. Оно показывает, какая именно предварительная работа не была выполнена Германией и Италией, а также Германией и Японией. Однако остается под вопросом, насколько далеко могло вообще зайти тесное, основанное на подлинном доверии сотрудничество руководителей этих трех государств.

1 февраля 1941 г. США создали «Atlantic Fleet» под командованием адмирала Кинга - будущего главнокомандующего военно-морским флотом, который немедленно занялся подготовкой в широком масштабе охраны конвоев и преследования подводных лодок. 25 марта 1941 г. Германия расширила военную зону, которая окружила Исландию, используемую англичанами в качестве базы. Рузвельт тогда приказал послать эсминец «Ниблэк» к этому острову, чтобы установить его стратегическую ценность. Почти уже достигнув цели. этот эсминец 10 апреля 1941 г. обнаружил при [220] помощи локатора подводную лодку и атаковал ее глубинными бомбами. Об американском нейтралитете не могло больше быть и речи. 18 апреля адмирал Кинг объявил 26 градус западной долготы восточной границей Западного полушария и установил, что к этому полушарию относятся и Азорские острова, хотя. они расположены ближе к Европе, чем к Америке. После этого Рузвельту было уже нетрудно при объявлении 27 мая 1941 г. «чрезвычайного положения» (National Emergency) утверждать, что война приближается к Америке и что в водах Западного полушария потоплено много судов. О том, что это произошло за пределами американской зоны безопасности, он не упомянул.

Таким же образом он подготовлял оккупацию Азорских островов, но в июле направил предназначенные для этого вооруженные силы в Исландию, которую принял от англичан. Так страна доктрины Монро ввела свои вооруженные силы в военную зону другого полушария.

В начале августа 1941 г. состоялась встреча Рузвельта и Черчилля в Ардженшии на Ньюфаундленде. Результатом их переговоров на линкоре «Принс оф Уэлс» явилась не только Атлантическая хартия, а и еще более тесное сотрудничество на море. С этого времени американские корабли взяли на себя охрану конвоев вплоть до Исландии, причем защищали все суда, «которые присоединялись». Официально маршруты этих рейсов, которые никак не увязывались с нейтралитетом, вели «от одной базы США к другой базе США». Столкновения были неизбежны.

4 сентября 1941 г. британский самолет сообщил эсминцу США «Грир» координаты подводной лодки, находившейся в погруженном состоянии. Эсминец с помощью локатора следовал за ней три часа, не атакуя лодку. Когда после этого самолет сбросил глубинные бомбы, подводная лодка выстрелила в «Грир» торпедой, которая не сработала. «Грир» ответил глубинными бомбами, подводная лодка выпустила еще одну торпеду, на этом бой прекратился. Рузвельт охарактеризовал этот случай как пиратство (act of piracy) и 11 сентября 1941 г. разрешил своим военным кораблям атаковать немцев и итальянцев в водах, «оборона которых необходима для обороны США». Одновременно американские линкоры и крейсера установили наблюдение за Датским проливом. Они имели приказ стрелять в германские корабли, которые попытаются прорваться через этот пролив.

При нападении германских подводных лодок на конвой «SC-48» Т7 октября 1941 г. в эсминец охранения «Кирни» [221] попала торпеда, но его все же удалось довести до берега. При нападении же на конвой «НХ-156» (31 октября 1941 г. к юго-западу от Ирландии) эсминец «Рубен Джеймс», в который тоже попала торпеда, затонул.

В центральной части Атлантики крейсер «Омаха» в начале ноября захватил немецкий прерыватель блокады «Оденвальд» с грузом каучука. Командир «Омахи» справедливо сомневался в законности своих действий и донес, ссылаясь на старинное предписание, что он захватил «Оденвальд» как «подозреваемый в участии в работорговле». В ноябре американцы провели большой британский транспорт с войсками. вокруг мыса Доброй Надежды в Сингапур, куда они прибыли уже после начала войны с Японией.

Рузвельт правильно рассчитал, что в тяжелом положении, в котором очутился Гитлер в результате похода в Россию, тот смирится с американскими правонарушениями. Вопреки неоднократным представлениям Редера и Деница, он не отменил приказ, запрещавший атаковать суда, признанные американскими, за пределами зоны военных действий вокруг Британских островов, которую установили прежде сами США; однако в этой зоне подводные лодки почти уже не действовали. Вне этой зоны им разрешалось атаковать в Северной Атлантике только крейсера и более крупные военные корабли, да и то лишь в случае, если те «без всякого сомнения принадлежали противнику. Нет надобности объяснять подробнее, насколько это затрудняло атаку конвоев.

Вступление в войну Японии

Соединенные Штаты рассчитывали иметь противником Японию в гораздо большей степени, чем Германию. Однако Рузвельт вел себя осторожнее по отношению к более могущественному на море государству и прибег к экономическим мерам вместо вооруженных провокаций. Отношения между двумя народами, ухудшившиеся уже в начале столетия из-за расовых законов в Калифорнии, в 30-х годах все продолжали обостряться. Бедная сырьем Япония заняла в 1931 г. Маньчжурию, тем самым обеспечив себя сталью и продовольствием. Предпринятая в следующем году попытка утвердиться в Шанхае потерпела неудачу из-за сопротивления китайцев и дипломатического давления американцев. В 1937 г. японцы с севера вступили в Китай с целью подчинить себе [222] всю страну. Это не удалось, ибо китайцы искусно использовали для обороны свои обширные пространства, война затянулась и потребовала от Японии большого напряжения сил. Япония воспользовалась событиями в Европе, чтобы заставить французов и британцев прекратить ввоз оружия в Китай через Бирму, Гонконг и Индокитай. США в 1939 г. денонсировали торговые договоры и начали в 1940 г. экономическую войну. Одновременно они перебросили большую часть флота в военную гавань Пирл-Харбор на Гаваях. Весной 1941 г. японцы улучшили свое стратегическое положение, заключив с Виши соглашение, которое обеспечило им возможность использовать Индокитай в качестве трамплина для прыжка на юг. В ответ на это США сделали невозможной для японцев закупку нефти также и в Голландской Индии и Малайе. У японцев не было теперь иного выбора, как либо подчиниться, очистив Китай, либо вступить в войну. Националистическая военная партия выбрала войну. Наиболее влиятельный деятель этой партии - генерал Тодзио, бывший до этого времени военным министром, - занял 18 октября 1941 г. также и посты премьера и министра внутренних дел. Так же как и в Италии, руководство военными действиями оказалось в Японии в руках диктатора, власть которого лишь несколько ограничивалась сохранением монархии. Подобно обоим своим союзникам, он был чужд морю. В войне островного государства против могучего на море континентального, театром которой стало гигантское морское пространство, усеянное островами, решающая роль должна была принадлежать флоту с его авиацией. Однако в военном совете из двух членов, который вырабатывал большую стратегию и давал директивы главнокомандующим, флот в лице морского министра адмирал»? Симада был представлен не так сильно, как армия в лице Тодзио.

Принятие решения о вступлении в войну облегчалось тем, что соотношение сил на море (примерно 4 : 5) являлось более благоприятным, чем когда-либо, а в ближайшие годы должно было быстро ухудшиться. Вашингтонское соглашение, действовавшее с 1922 по 1936 г., установило для флотов. Америки, Англии и Японии отношение 5 : 5 : 3. После 1936 г., а частично и несколько раньше, Япония энергично вооружалась, так что к осени 1941 г. в строю имелось (в скобках указаны корабли, находившиеся на стапелях или такие, постройка которых была утверждена): [223] <
  США Япония Союзники на Тихом океане
Линейные корабли 15 (8) 10 (4) 10
Авианосцы 5 (3) 10 (1*) 4
Тяжёлые крейсера 8 (4) 18 (-) 17
Лёгкие крейсера 19 (21) 17 (5) 27
Эсминцы 200 (98) 111 (55) 93
Подводные лодки 111 (37) 64 (29) 70

*Плюс 2 лёгких и 4 конвойных

Поскольку значительная часть американского флота должна была остаться в Атлантике, а получивший прекрасную подготовку японский флот, бесспорно, стоял выше союзнических сил в Тихом океане, японцы рассчитывали на большие начальные успехи и основывали на этом свои планы. Без импорта нефти и каучука они могли вести войну самое большее в течение года. Поэтому они намеревались быстро занять под прикрытием флота богатые сырьем южные страны - Малайю, Бирму и Голландскую Индию, одновременно захватив позиции на северном берегу Новой Гвинеи и далее - в архипелаге Бисмарка, чтобы создать обширное предполье и в юго-восточном направлении. После этого периферия завоеванного островного пространства должна была быть превращена в своего рода крепостной обвод с сильными опорными пунктами, укрываясь за которым японский флот смог бы противостоять с шансами на успех вероятным контратакам вновь усилившегося американского флота. Рассчитывали настолько оттянуть начало наступления противника и нанести ему при этом такие потери, чтобы он в конце концов удовлетворился нерешительным исходом.

Японское руководство знало, что его вооруженные силы не обладают материальной частью, достаточно сильной для того, чтобы атаковать американский материк и там уничтожить самую основу могущества противника. Поэтому оно планировало эту войну как войну с ограниченными целями, вероятно, под влиянием того, что Япония уже дважды выигрывала подобные войны - в 1894 г. против Китая и в 1904-1905 гг. против России. На сей раз противник был сильнее, но предполагали, что обширность театра войны сведёт на нет это превосходство. Однако, чтобы лишить американцев всех их баз в западной части Тихого океана, нужно было также занять в начале войны Филиппины, Гуам и [224] Уэйк. Хотя Филиппины были уже наполовину независимы, не приходилось сомневаться в том, что нападение на них вовлечет американцев в войну. Чтобы избежать всяких нежелательных затруднений при занятии южных стран - производителей сырья, японцы решили начать войну нападением на стоявшие в Пирл-Харборе линкоры противника, подобно тому как в 1904 г. они начали войну с Россией нападением на флот, стоявший в Порт-Артуре.

Нападение и наступление

В начале декабря 1941 г. боевая группа в составе 6 авианосцев («Акаги», «Kara», «Секаку», «Дзуйкаку», «Хирю», «Сорю»), 2 линейных крейсеров («Хией», «Кирисима»){68} 3 крейсеров и 9 эсминцев под командованием адмирала Нагумо вышла с баз на Курильских островах и, пройдя незамеченной на восток через зону дурной погоды и весьма редкого судоходства, приблизилась к Оаху с севера. 3 подводные лодки отделились от группы. 8 быстроходных танкеров сопровождали ее так долго, что корабли смогли предпринять атаку с полными бункерами (танкеры в это время; держались в стороне).

7 декабря 1941 г. на рассвете, когда группа находилась в 275 милях от цели, в воздух поднялась первая волна самолетов, а через 45 минут вторая - всего 350 самолетов, среди которых были примерно в равном количестве высотные бомбардировщики, пикировщики, торпедоносцы и истребители. Одновременно в гавань попытались проникнута 5 малых подводных лодок. Это было воскресным утром, и, несмотря на политическую напряженность и известную настороженность американцев, набег полностью удался. Потеряв 29 самолетов и 5 малых подводных лодок, японцы уничтожили добрую половину находившихся на Оаху военно-воздушных сил американской армии и флота (всего там насчитывалось более 300 самолетов), а также вывели из строя все 8 стоявших в гавани линкоров. «Аризона» взорвалась, «Оклахома» перевернулась, равно как и «Юта» - корабль, служивший самоходным щитом; «Уэст Виргиния», «Невада» и «Калифорния» затонули на мелком месте. «Теннесси», «Мэриленд» и «Пенсильвания» остались на плаву, но в поврежденном состоянии. За исключением «Аризоны», «Оклахомы» и «Юты», все эти корабли в ходе войны вернулись в строй. [225]

Цель набега была достигнута, со стороны флота США ничто больше не грозило продвижению в сырьевые районы. Для японцев этот начальный успех явился большим стимулом. Только впоследствии они стали размышлять над тем, принес ли им набег на Пирл-Харбор больше выгод или невыгод. Не говоря уже о том, что все американцы теперь сплотились, причем сплотились вокруг своего президента, и жаждали мести, объектами атаки явились исключительно линкоры и аэродромы, а сам Пирл-Харбор - военная гавань с обширными мастерскими и большими, притом заполненными нефтехранилищами, - совершенно не пострадал. В этой гавани не стоял ни один из немногих американских авианосцев; два из них находились в море, но японцы не пытались перехватить их. Пирл-Харбор окончательно отодвинул линкор на второй план; выведя из строя линкоры противника, японцы навязали ему способ ведения войны, с помощью которого он потом сломал им шею.

Однако этого еще нельзя было распознать в то время, когда, опьяненные успехом, они посредством хорошо организованных десантов утвердились на Филиппинах и в Северной Малайе и одновременно заняли Сиам.

Утром 9 декабря 1941 г. их разведка обнаружила к востоку от Малайского полуострова британскую боевую группу в составе линкора «Принс оф Уэлс», линейного крейсера «Рипалс» и 4 эсминцев под командованием адмирала Филиппса. Вследствие потерь, понесенных в Средиземном море, это соединение прибыло в Сингапур несколькими неделями раньше без единого авианосца. Теперь Филиппе попытался атаковать один из японских десантов, но, не имея ни разведчиков, ни истребителей, нанес удар в пустоту. После боя, продолжавшегося менее часа,, поднимавшиеся в воздух волна за волной пикировщики, высотные бомбардировщики и торпедоносцы потопили оба крупных корабля. Эсминцы спасли значительную часть экипажей; адмирал пошел ко дну вместе со своим флагманским кораблем.

Тесная взаимосвязь всех театров войны на море проявилась в судьбе «Принс оф Уэлса». который в конце мая сражался с «Бисмарком» перед входом в Датский пролив, в августе доставил Черчилля на Ньюфаундленд для совещания с Рузвельтом, в сентябре, находясь в составе «Force Н», охранял конвой, шедший из Гибралтара к Сицилийскому проливу, а в конце октября отправился из Англии в Сингапур через Капштадт. [226]

Потеря обоих кораблей переломила хребет обороне Малайи; крепость Сингапур капитулировала 15 февраля 1942 г.1 В декабре и январе японцы высадились на Борнео и Целебесе, в феврале - на Суматре, Яве и Тиморе, находясь всё время под прикрытием своих военно-воздушных сил, пользовавшихся вновь завоеванными аэродромами. Эти силы выводили из строя аэродромы союзников в районе боевых действий; за этим следовала бомбардировка места высадки, десанта с моря и с воздуха. Под прикрытием огня крейсеров и эсминцев на сушу высаживались передовые отряды, неизменно состоявшие из морской пехоты; они в кратчайший срок преодолевали трудный рубеж между морем и сушей, поскольку их десантные суда наползали на берег, и что войска и танки через откидной трап в носовой части, выгружались на сушу. Морской офицер, командовавший соединением, сохранял за собой руководство до тех пор, и вся масса войск не высаживалась на берег и их командир не докладывал о создании прочного плацдарма высадки.

Линкоры и авианосцы оставались позади, но готовые вмешаться. В этом вмешательстве, однако, не возникло надобности, поскольку не очень многочисленные, но располагавшие хорошей поддержкой с воздуха силы охранения сами справлялись с противником, не намного уступавшим им в численности, но вынужденным сражаться без авиации.

Американцы и англичане уже с 1937 г. обсуждали вопрос об эвентуальных совместных действиях в Юго-Bocточной Азии, причем американцы не проявили доверия к Cингапуру. Когда в 1941 г. возникла угроза войны, американцы, британцы, голландцы и австралийцы создали совместное Верховное командование во главе с генералом Уэйвеллом. Это командование называлось АВДА - по начальным буквам{69}. Флотом, в составе 2 тяжелых и 7 легких крейсеров, 23 эсминцев и 40 подводных лодок, командовал голландский контр-адмирал Доорман. Примерно 1100 японским самолётам, сухопутным и базировавшимся на авианосцы, противостояло 300 машин в Малайе, 200 в Голландской Индии 200 в Австралии.

Морские бои в индонезийских водах. В ночь с 23 на 24 января 1942 г. 4 старых американских эсминца атаковали [227] у Балик Папана, на Борнео, десантную флотилию и потопили 4 транспорта.

В ходе двух вылазок, предпринятых Доорманом в феврале без прикрытия истребителями, его крейсерам, которые несколько часов подверглись ожесточенным атакам высотных бомбардировщиков, были нанесены значительные повреждения.

Ночное нападение на соединение кораблей с десантом, предпринятое у Бали 20 февраля 1942 г.. успеха не имело.

Многочасовой бой между 2 тяжелыми и 3 легкими крейсерами и 9 эсминцами союзников против 2 тяжелых и 2 легких крейсеров и 14 эсминцев японцев (27 февраля) закончился после почти полного истощения боезапаса гибелью голландских крейсеров «Де Рюйтер» и «Ява», пораженных торпедами, которые широко применяли японцы. Кроме того, погибли 3 эсминца. Доорман был убит.

При попытке выйти в Индийский океан через Явский{70} пролив в ночь на 1 марта тяжелый крейсер США «Хаустон» и австралийский легкий крейсер «Перт» натолкнулись на стоявшее на якоре соединение японских кораблей с десантом, причинив значительный ущерб и вызвав смятение, однако были уничтожены значительно превосходившими их силами охранения.

На следующее утро британский тяжелый крейсер «Эксетер» погиб в бою с 4 японскими крейсерами.

Когда союзникам пришлось отдать Яву. самолеты японских авианосцев потопили к югу от острова ряд мелких судов и транспортов.

Геройская гибель 2 тяжелых и 3 легких крейсеров» 15 эсминцев и 9 подводных лодок не смогла задержать японское наступление и сопровождалась лишь незначительными потерями с японской стороны. Корабли четырех наций, не проводившие совместных учений и вместе не плававшие, не представляют собой ценного боевого инструмента. АВДА было расформировано; Ява капитулировала 9 марта, одновременно японцы вступили в Рангун; два месяца спустя Бирма также очутилась в их руках{71}.

В мае они покончили с сопротивлением на Филиппинах. если не считать партизан. Главнокомандующий Макартур, [228] по приказу Рузвельта, покинул Лусон в конце февраля, чтобы принять на себя командование всеми вооруженными силами в юго-западной части Тихого океана. Неукрепленный Гуам попал в руки японцев в самом начале войны.

Они потерпели единственную неудачу у острова Уэйк, в 450 милях от ближайшего из Маршалловых островов - Бикини. 11 декабря соединение их кораблей с десантом потеряло 2 эсминца, потопленных метким огнем береговых орудий среднего калибра; несколько крейсеров, эсминцев и транспортов получили повреждения, и соединение было вынуждено вернуться, ничего не достигнув. Усиленное тяжелыми крейсерами и 2 авианосцами, оно 23 декабря овладело островом, преодолев ожесточенное сопротивление морской пехоты. Американцы пытались оказать помощь гарнизону, послав к острову авианосец «Лексингтон», но эта помощь запоздала.

Чтобы прикрыть действия войск, высадившихся на португальском острове Тимор{72}, эскадрильи самолетов авианосной и сухопутной авиации совершили 19 февраля 1942 г. налет на Порт-Дарвин - единственную важную гавань в Северной Австралии. Они потопили все 12 больших пароходов, стоявших в этой гавани, а также несколько малых военных кораблей и торговых судов.

В архипелаге Бисмарка и на Бугенвиле - самом западном из Соломоновых островов, а также в Лаэ и в Саломоа, на территории бывшей германской Новой Гвинеи, японцы встретили лишь слабое сопротивление. Понеся весьма небольшие потери (15000 человек, 400 самолетов, несколько эсминцев, подводных лодок и мелких судов), они за три месяца достигли линии, которую хотели оборонять, а в следующие два месяца округлили свои завоевания, овладев страной риса - Бирмой. Их успехи не всегда основывались на материальном превосходстве и нередко объяснялись правильным выбором центра тяжести операций и хорошим взаимодействием армии и флота, располагавших собственными воздушными силами. У союзников же отсутствовало единое командование, а и без того слабая авиация распылялась. Это не компенсировалось высокими достижениями в отдельных случаях и полным использованием наличных сил. [229]

Подвоз по морю определяет исход войны в Северной Африке

Ноябрь 1941 - февраль 1942 г.

Британские военно-морские и военно-воздушные силы уничтожили в августе 1941 г. 33 процента направленного в Северную Африку тоннажа, в октябре - 63 процента, в ноябре - свыше 70 процентов. В результате Роммелю не хватало горючего для свободного маневрирования, и это был такой недостаток, компенсировать который полностью не могло даже его блестящее управление войсками. В начале декабря, после ряда боев с переменным успехом, он отошел обратно на позицию Эль-Газала, к западу от Тобрука, а в середине декабря, вследствие угрозы окружения, отступил дальше - к Эль-Агейле на Большом Сырте [Сидре].

К этому времени стало, однако, ощущаться влияние различных мер, принятых для улучшения обстановки на Средиземном море. «U-81» [Гуггенбергер) потопила 13 ноября 1941 г. в районе к востоку от Гибралтара хорошо известный авианосец «Арк Ройал». Двенадцать дней спустя в восточной части Средиземного моря пал жертвой трех торпед, выпущенных «LJ-331» (барон фон Тизенгаузен), линкор «Бархэм». При погружении, последовавшем за атакой, «U-331» случайно провалилась на глубину в 260 м, что, однако, не нанесло ущерба этой лодке, построенной с расчетом на глубины не свыше 100 м (но зато с двухсполовинным запасом прочности).

В декабре в Сицилию прибыли первые части 11-го авиационного корпуса. Положение со снабжением улучшилось, но потери в тоннаже все еще достигали 40 процентов. Итальянцы решили снова прикрывать конвои всем своим флотом.

Первый морской бой в Сырте. 14 декабря 1941 г., при выходе из Мессинского пролива, «Витторио Венето», шедший вместе с «Литторио», был поражен торпедой, выпущенной подводной лодкой, которая попала в него под кормовой башней. Он, однако, смог продолжать идти в Таранто со скоростью в 20 узлов. Конвой в составе 4 пароходов (три из них направлялись в Триполи, а один - в Бенгази) вышел в море в назначенное время с охранением в составе линкора «Дуилио», 3 легких крейсеров и 10 эсминцев и прикрытием в составе «Литторио», «Дориа», «Чезаре», 2 тяжелых крейсеров и 10 эсминцев под командованием [230] адмирала Якино. В это время в море находилась и «Force К» в составе 4 легких крейсеров и нескольких эсминцев, задачей которой являлось: встретить направлявшийся на Мальту пароход с важным грузом, вышедший из Александрии с охранением из 3 легких крейсеров и эсминцев. Получив донесение с самолета, Якино со своей боевой группой атаковал «Force H». Произошло короткое боевое соприкосновение с очень большой дистанции, затем Якино прекратил бой, ибо становилось слишком темно. Конвой повернул назад и не был обнаружен англичанами. В дальнейшем он достиг без потерь места назначения; не пострадал и английский пароход.

Итальянские малые боевые средства в Александрии. 19 декабря 1941 г. три управляемые торпеды с экипажами из двух человек, доставленные подводной лодкой «Ширэ» (Боргезе) к самой Александрии, проникли в гавань и прикрепили свои взрывчатые заряды под линкорами «Куин Элизабет» и «Вэлиант». Оба корабля получили настолько сильные повреждения, что на несколько «месяцев вышли из строя. На закрытом заседании House of Commons{73} Черчилль в дальнейшем заявил, что за несколько недель были совершенно или на долгое время выведены из строя 7 крупных кораблей, то есть одна треть имевшихся в наличии. В этот же период «Малейа» была серьезно повреждена торпедой, выпущенной «U-81» (Гуггенбергер).

Германо-итальянские успехи в минной войне. Но период неудач в Средиземном море этим для британцев еще не закончился. В последних числах декабря «Force К» - 3 легких крейсера и 4 эсминца - попыталась перерезать одному конвою путь в Триполи и в районе этого порта наскочила на поставленное итальянскими крейсерами заграждение из немецких мин; это заграждение, снабженное минными защитниками, находилось на таких глубинах, какие считались у англичан вполне безопасными. Легкий крейсер «Нептьюн» погиб со всем экипажем, равно как и один из эсминцев; крейсера «Орора» и «Пинелопи» получили серьезные повреждения. 3-я флотилия торпедных катеров (капитан 3 ранга Кемнаде) снова и снова ставила мины в районе Ла-Валетты, вплоть до самого входа в порт. Несмотря на искусные методы траления, англичане и здесь несли потери.

В восточной части Средиземного моря оставались в боеспособном состоянии всего несколько крейсеров и эсминцев. [231]

Движение итальянских конвоев продолжалось, потери все уменьшались; 21 февраля 1942 г. Роммель перешел в контрнаступление и отбросил VIII армию к Эль-Газале - западнее Тобрука, пройдя половину пути. отделявшего его от египетской границы.

Во второй половине 1941 г. потери итало-германского Транспортного флота в Средиземном море достигали в среднем 60000 брт в месяц, в январе 1942 г. составили еще 40000, но в дальнейшем сокращались с каждым месяцем и в июле равнялись всего 15000 брт. Больше половины этих потерь надо отнести на счет английских подводных лодок; летчики Кессельринга до такой степени подавляли деятельность авиации, базировавшейся на Мальту, что весной 1942 г. самолеты потопили всего несколько судов. Затем и сам остров оказался в трудном положении. В январе 1942 г. четырем пароходам удалось еще достигнуть места назначенная. Но в феврале самолеты «оси» уничтожили конвой из трех пароходов, когда он находился в районе к югу от Крита. За весь месяц прошел лишь хорошо охраняемый быстроходный танкер «Бреконшир»: это было очень удачливое судно, вроде немецкой «Анкары». Стало не хватать горючего, продовольствия и боеприпасов; самолеты, которые доставлялись авианосцами в район, откуда могли сами долететь до Мальты, обычно быстро выводились из строя. 13 марта 1942 г. итальянские самолеты-торпедоносцы потопили к югу от Крита легкий крейсер «Найяд».

Второй морской бой в Сырте. 20 марта 1942 г. конвой в составе 4 пароходов, включая и «Бреконшир», вышел с 25000 т груза из Александрии на Мальту с охранением из 3 легких крейсеров, 1 крейсера противовоздушной обороны и 10 эсминцев под командованием адмирала Вайана. Навстречу им с Мальты вышел 1 легкий крейсер и 4 эсминца. Во второй половине следующего дня одна итальянская подводная лодка донесла о появлении конвоя на траверзе Тобрука. Ночью адмирал Якино вышел из Таранто с «Литторно» и 6 эсминцами, а адмирал Парона - из Мессины с 2 тяжелыми и 1 легким крейсером и 4 эсминцами. Еще один отряд легких крейсеров остался в базе из-за отсутствия топлива. Как и обычно, итальянские крейсера получили от «Супермарины» очень подробные приказания относительно скорости перехода, образа действий и т. д. Утром военно-воздушные силы атаковали конвой, но безуспешно. В 14 часов Парона подошел к конвою на дистанцию в 22 000 м, причем усиливавшийся юго-юго-восточный ветер нес навстречу [232] ему дым из труб и дымовую завесу. Он попытался оттянуть британские крейсера на «Литторио», с которым соединился в 16 час. 30 мин. Англичане умело ставили дымовые завесы, с таким расчетом, чтобы ветер нес их на противника. Этого последнего они все время отгоняли следующим образом: их корабли ненадолго выходили из-за завесы и предпринимали действительные или ложные торпедные атаки. Якино целых три часа оставался на тактически невыгодной для него подветренной стороне конвоя, чтобы отрезать последний от Мальты. Артиллерийский бой велся на дистанциях от 15000 до 10000 м, причем в британский крейсер и 2 эсминца попали снаряды, но они сохранили боеспособность. С наступлением темноты Якино прекратил бой и вернулся в свои базы. Ночью разыгрался шторм, и два итальянских эсминца, приняв много воды, затонули.

Якино удалось настолько задержать конвой, что тот в эту ночь не добрался до Мальты. Один пароход, в который попала авиабомба, затонул в 10 милях от гавани, а «Бреконшир» - недалеко от берега; два других парохода были потоплены вскоре после того, как вошли в гавань. Удалось спасти только 5000 т груза, но это было все же лучше, чем ничего. Погибло также 2 эсминца.

На протяжении следующего квартала Мальта снабжалась горючим при посредстве 5 подводных лодок, а боеприпасами - при помощи быстроходного минного заградителя.

1 апреля 1942 г. крейсер «Банде Нере» был потоплен подводной лодкой близ Стромболи. 11 мая германские самолеты потопили южнее Крита три из четырех британских эсминцев, патрулировавших в этом районе.

Некоторое улучшение снабжения (в апреле было получено 18000т при ежемесячной потребности 60000 т) позволило Роммелю снова перейти 26 мая в наступление. После первоначально весьма ожесточенных боев он посредством маневра совершенно подавил сопротивление противника, атакой с тыла захватил позицию Эль-Газала, внезапным штурмом взял сильно укрепленный Тобрук и 30 июня 1942 г. достиг Эль-Аламейна со слабым авангардом своей армии. Здесь наступление прекратилось из-за плохого снабжения; Гитлер поддерживал это наступление одними красивыми словами. В июне танковая армия получила только 3000 т груза, несмотря на выдающиеся достижения капитана 1 ранга (в дальнейшем контр-адмирала) Мейкснера в деле выгрузки транспортов в самых трудных условиях. [233]

Июньский конвой 1942 г. Поскольку положение со снабжением Мальты стало почти отчаянным, адмиралтейство 11 июня направило туда конвой в составе 10 пароходов из Александрии, а 12 июля другой конвой в составе 6 пароходов из Гибралтара; первый конвой охраняло 8 легких крейсеров и 27 эсминцев под командованием адмирала Вайана,, второй - усиленная «Force H», в которую входили линкор «Малейа», авианосцы «Игл» и «Аргус», 4 крейсера и 17 эсминцев. Итальянские силы - линкоры «Литторио» и «Витторио Венето», 2 тяжелых и 2 легких крейсера и около 12 эсминцев - »находились между Мальтой и конвоем, шедшим с востока. В результате воздушных атак противник потерял 2 парохода; 1 крейсер был поврежден торпедным катером, 1 эсминец - потоплен подводной лодкой. После этого конвой повернул назад.

15 июня на рассвете торпеда, выпущенная самолетом, вылетевшим с Мальты, попала в тяжелый крейсер «Таранто»; последний был потоплен подводной лодкой, прежде чем он успел исправить повреждение в машине. Конвой снова взял курс на Мальту и в результате воздушных атак потерял 2 эсминца; 1 крейсер был поврежден. После этого адмирал Вайан опять повернул назад - на сей раз окончательно. На обратном пути затонул легкий крейсер «Хермион», который был атакован подводной лодкой. В «Литторио» при возвращении в базу попала торпеда, ударившая в носовую часть корабля, но он продолжал идти с большой скоростью. Из состава западного конвоя был поврежден торпедой, сброшенной с самолета, крейсер «Ливерпуль», но он смог все же достигнуть Гибралтара. Как и обычно, «Force H» западнее Сицилийского пролива повернула назад. В результате воздушной атаки погиб 1 пароход. 1 крейсер противовоздушной обороны и 9 эсминцев провели остальные 5 через пролив. 15 июня они здесь несколько раз подверглись атакам 2 легких крейсеров и 5 эсминцев искусно маневрировавшего адмирала Да Зара и потеряли 1 эсминец, потопленный артиллерийским огнем, а также 3 парохода, потопленных самолетами. Последние два достигли Мальты. Один наскочил на мину, но все же вошел в гавань, так же как и 2 эсминца и 1 минный заградитель. Погиб еще один эсминец.

Августовский конвой 1942 г. После этой неудачи англичане предприняли в августе попытку провести на Мальту конвой из 14 пароходов с очень сильным охранением. Последнее состояло из линкоров «Нельсон» и «Родней», [234] авианосцев «Индомитебл», «Викториес», «Игл» и «Фьюриес», 7 крейсеров и 27 эсминцев под командованием адмирала Сифрета. У итальянцев было так мало топлива, что линкоры не смогли покинуть свои базы. Два отряда крейсеров вышли в море, но «Супермарина)» их отозвала, поскольку в ее распоряжении не было свободных истребителей. На обратном пути крейсера «Больцано» и «Аттендоло» были торпедированы подводной лодкой, но смогли вернуться в гавань.

11 августа итальянская подводная лодка донесла о появлении конвоя. Вскоре после этого «U-73» (Розенбаум) потопила торпедным залпом авианосец «Игл». «Фьюриес» выпустил в воздух самолеты, предназначенные для Мальты, и повернул назад. В «Индомитебл» попали 3 бомбы тяжелого калибра, «Викториес» получил легкое повреждение, 1 эсминец затонул, затонул также и 1 пароход, 2 других были повреждены. 12-го вечером основные британские силы повернули назад, конвой же пошел дальше, охраняемый 3 крейсерами и 10 эсминцами. Ночью он был атакован 12 итальянскими подводными лодками, успешно применившими метод «стаи». Они потопили крейсер противовоздушной обороны «Каир» и 4 парохода, повредили крейсера «Нигерия» и «Кения» и один танкер. Несколько позднее итальянские и немецкие торпедные катера потопили крейсер «Манчестер» и 4 парохода. Под защитой истребителей, перелетевших с «Фьюриеса» на Мальту, в течение 13 августа на этот остров один за другим пришли 5 пароходов (из них 2 в поврежденном состоянии). Их груза хватило для удовлетворения потребностей острова до тех пор, пока в начале сентября обстановка не изменилась в результате осуществленного Монтгомери прорыва фронта у Эль-Аламейна. Вскоре Мальта снова стала боеспособной.

Мальта

В боях за Северную Африку Мальта сыграла решающую роль в качестве базы британской авиации, подводных лодок и легких морских сил. Это был тот самый «непотопляемый авианосец», о котором столь часто говорят. Значение этого авианосца нельзя измерять только фактическими успехами его бомбардировщиков и торпедоносцев. Эти успехи в свое время сильно преувеличивались англичанами. В деле уничтожения [итальянского] тоннажа на Средиземном море первое место [235] принадлежало подводным лодкам; до сентября 1943 г. они потопили в общей сложности 776 000 брт. За это же время военно-воздушные силы уничтожили 396 000 брт в море да еще 378000 брт в гаванях (часть судов последней категории, однако, была впоследствии поднята). Из этих успехов на долю Мальты приходилось приблизительно две трети. Для сравнения укажем, что надводные корабли уничтожили 123000 брт, 147000 погибли в результате минной войны, а 149 000 - в результате всякого рода несчастных случаев.

Само наличие военно-воздушных сил запугало итальянское судоходство и заставило его прибегать к большим крюкам (см. схему на стр. 221). Из-за этого конвои и их охранение расходовали больше топлива и дольше подвергались атакам подводных лодок и легких сил. Последние же в свою очередь нередко получали от разведчиков, стартовавших с Мальты, настолько точные данные о местонахождении, курсе и скорости хода конвоев, что обнаружение последних не составляло для них никакой трудности. Для итальянцев, которым в 1941-1942 гг. приходилось снабжать морским путем более миллиона солдат, Мальта являлась тяжелым дополнительным бременем, которое всякий раз, как происходили решительные операции, вызывало недостаток в горючем, боеприпасах, вооружении и снаряжении.

Встает вопрос: почему не было предпринято попытки занять Мальту? Это было всего легче сделать летом 1940 г., ибо остров был плохо подготовлен к отражению атак. Правда, в этом случае пришлось бы считаться с возможным вмешательством английского флота, и нет уверенности, что итальянцы смогли бы самостоятельно разрешить эту проблему. Однако при участии германских военно-воздушных сил и парашютистов это предприятие, по всей вероятности, увенчалось бы успехом. Весной 1940 г. итальянский флот, впрочем, подумывал о подобном десанте, но вскоре сдал этот план в архив, ибо Муссолини заявил, что война продлится совсем недолго. После поражения Франции он еще раз вернулся к этому плану, но отбросил его, когда военно-воздушные силы доложили, что могут предоставить всего 120 бомбардировщиков. Только в 1942 г. германское и итальянское верховное командование достигли единодушия в вопросе о необходимости занять Мальту; для подготовки этого предприятия создали смешанный штаб (пожалуй, впервые в эту войну), выделили материальную часть; начались учения. Нужно было построить специальные десантные суда, пригодные для [236] использования в условиях скалистого побережья. Это потребовало больше времени, чем предполагалось; дата операции была перенесена с июня на июль.

Для оказания необходимой поддержки с воздуха было решено отозвать обратно на Сицилию основную массу действовавших в Ливии военно-воздушных сил, хотя в конце апреля значительное число находившихся там соединений было переброшено в Россию. Между тем Роммель взял Тобрук и пробился к Эль-Аламейну. Его часто обвиняют в том, что в этих условиях не была предпринята атака Мальты, ибо ему следовало мол ставить перед собой лишь ограниченную цель.

Роммель знал о трудностях снабжения не хуже, чем кто бы то ни было в пределах Средиземноморского театра войны. И если он теперь пробился к Эль-Аламейну, то сделал это потому, что ему в последний раз представилась возможность достигнуть долины Нила. В это время завоевание Мальты уже не могло привести к решительному изменению обстановки. Отзыв из Северной Африки значительной части военно-воздушных сил настолько ослабил Африканскую армию перед лицом все возрастающей мощи противника, основные аэродромы которого в Египте еще не были затронуты наступлением Роммеля, что отступление стало только вопросом времени. На самом деле, блестящие успехи Роммеля до такой степени ослепили Гитлера и ВГКВС, что они уверовали в его способность достигнуть Нила собственными средствами и с помощью захваченных трофеев. Они не усилили авиацию, не улучшили снабжение. Напротив, в июне Роммель получил только 3000 т, вместо необходимых 60 000; две танковые дивизии, уже получившие обмундирование для действий в Африке, были посланы в Россию. Возможно, что одних лишь эскадрилий транспортных самолетов, использованных впоследствии под Сталинградом, хватило бы для того, чтобы дать ему перевес, когда в конце июня и еще раз в середине июля наступление его остановилось из-за недостатка горючего и вооружения. Тем самым была упущена последняя возможность достижения решающего успеха, и Роммель сам принял решение об отступлении. Однако те, кто не оказал ему поддержки, ничего этого не хотели теперь знать. Мальта оправилась и стала наносить ужасающие потери судоходству, снабжавшему войска в Африке.

Недостаточное сотрудничество обоих диктаторов и их [237] штабов, незнакомство с войной на море и в воздухе, отсутствие понимания военных и политических возможностей восточной части Средиземного моря, слабая активность итальянцев - все это привело в совокупности к тому» что была упущена последняя возможность одержать большую победу.

Удар рапирой средней силы

Подводная война с декабря 1941 г. по июль 1942 г.

С вступлением в войну Америки исчезла необходимость считаться с американской зоной безопасности и с американскими судами; в то же время силы Британской империи были настолько напряжены, что Северной Африке, казалось, ничто не угрожало. Сразу же после объявления войны Германией (11 декабря 1941 г.) КПЛ приказал послать к американскому побережью 12 больших лодок. Несмотря на его настояния, изменение обстановки не привело к принятию всех необходимых мер. Дело не ограничилось тем. что пришлось послать еще несколько подводных лодок в Средиземное море, чтобы число их оставалось там на уровне, предписанном Гитлером (25 единиц). Потоплением «Арк Ройала» и «Бархэма», равно как и повреждением «Малейи» они уже внесли свой вклад в улучшение обстановки; для подавления же Мальты и борьбы с конвоями был лучше приспособлен переброшенный на Сицилию 11 авиационный корпус; деятельность его хорошо дополняли германские торпедные катера, которые ставили мины и с большим успехом предпринимали ночные атаки конвоев в Сицилийском проливе.

Подводные лодки, находившиеся к западу от Гибралтара, также не были возвращены сразу, хотя достигнутые здесь успехи были незначительны. Чтобы несколько улучшить использование этих лодок, КПЛ с согласия РВМ в середине декабря направил их против конвоя «НХ-76», шедшего из Гибралтара в Англию. Охранение этого конвоя состояло из 16 эсминцев и корветов, а также впервые включенного в охранение вспомогательного авианосца «Одэсити». Море, такое спокойное, словно его покрыли нефтью, хорошая видимость и очень темные ночи чрезвычайно затрудняли приближение к конвою и облегчали преследование с помощью гидроакустики. В результате продолжавшихся девять суток чудовищно трудных попыток атаки погибло 5 Подводных лодок. в том числе «U-567» (капитан-лейтенант Эндрас). Под блестящим командованием кэптена Уокера конвой потерял [238] только 2 парохода, а также «Одэсити». Предпринятая в январе новая попытка атаковать «НХ-78» привела к потере одной подводной лодки и закончилась безуспешно.

Только 2 января 1942 г. КПЛ получил свободу действий, Однако для использования в Атлантике у него имелось всего 64 лодки, хотя осенью 1941 г. ежемесячно вступало в строй 10-11 штук. Но число лодок, отправленных в Средиземное море и погибших в районе Гибралтара, превосходило этот прирост.

Адмирал Дениц послал лодки типа VII с их ограниченной дальностью плавания в район к югу от Ньюфаундленда, 5 лодок более крупного типа - к американскому побережью (от реки Св. Лаврентия до мыса Гатерас). Они получили указание атаковать только стоящие крупные объекты; в качестве даты начала боевых действий всех этих лодок было установлено 13 января 1942 г. Операция проходила под условным наименованием «Удар рапиры».

Лодки обнаружили, что судоходство имеет совершенно такой же характер, как в мирное время; целей было столько, что не могло быть и речи о том, чтобы атаковать их все. Количество сторожевиков было ограниченным, действовали они неискусно. Самолетов было больше, но летчики оказались плохо обученными. Лодки совершали атаки преимущественно по ночам, а день проводили опустившись на дно где-нибудь в более глубоком месте.

КПЛ послал вслед за ними все, что удалось высвободить из других районов. Это было немного, но выяснилось, что дальность плавания лодок серии VII больше проектной. Экипажи делали все возможное для того, чтобы еще увеличить ее, они во всем ограничивали себя, чтобы забирать больше горючего и провианта. Благодаря этому лодки серии VII стали вскоре действовать у Галифакса и дальше на юго-запад.

Количество потопленного тоннажа молниеносно возросло со 116000 брт в декабре до свыше 328000 брт в январе и 470000 в феврале, а в июне достигло 700000 брт. За первые три месяца не погибло ни одной подводной лодки, да и в дальнейшем потери оставались небольшими. После января количество тоннажа, потопленного силами всех держав оси, включая Японию, составляло от 700000 брт до 856000 брт в месяц (июнь 1942 г.). Это, однако, не должно было создавать обманчивого впечатления о том, что и в районе американского побережья, как и во всякой прибрежной полосе, условия не станут более тяжелыми или что теперь [239] дело идет уже не о том, чтобы сокрушить Великобританию, а лишь о том, чтобы топить больше тоннажа, который гигантская промышленность Америки могла изготовлять поточным методом.

Японцы принимали лишь незначительное участие в войне против судоходства. Несколько подводных лодок, которые они послали к западному побережью США, обстреливали там маяки, но почти не топили судов. Главной целью японских подводных лодок являлись вражеские боевые корабли.

Переход немецких лодок в район их операций при случае использовался для действий против конвоев в Атлантике; так, в конце февраля 1942 г. был атакован конвой «ONS-67», охраняемый американскими эсминцами. Из 35 судов немцы потопили 9, в том числе 6 больших танкеров, не понеся сами никаких потерь. Танкеры являлись также наиболее стоящими целями в районе американского побережья, особенно поблизости от центров нефтяного экспорта в Карибском море - гаваней Порт оф Спейн, Аруба и Кюрасао, где подводные лодки впервые появились в середине февраля 1942 г.

Однако подводный флот все еще не имел возможности действовать в полную силу, ибо по приказу Гитлера 20 лодок должны были находиться в районе Исландия - Норвегия - Полярное море или хотя бы стоять в портах готовыми к выходу в этот район. Он высказал мнение, что «Норвегия есть та зона, где решаются судьбы войны», - эта неправильная оценка обстановки играла определенную роль и осенью 1942 г. Он даже приказал исследовать вопрос о снабжении Северной Норвегии подводными транспортами.

В марте была, по крайней мере, создана ясность в том отношении, что действовавшие в полярных морях подводные лодки были подчинены военно-морской группе «Север» в целях борьбы с конвоями, могущими быть направленными в Россию. Это было, безусловно, желательно, но виды на «урожай» в районе американского побережья были настолько лучше, что ведение войны в целом выиграло бы от перенесения туда центра тяжести операций. Фактически 16 - 20 лодок, находившихся в полярных морях, в общей сложности потопили там за март 1942 г. 14000 брт, а в апреле - 26000;-в районе же американского побережья они достигли бы в пять - десять раз лучших результатов. В марте и апреле там находилось в среднем только 6 - 8 лодок. Центр тяжести переместился потом в Карибское море и Мексиканский залив, ибо американцы стали направлять суда, отплывавшие [240] из их портов, по меняющимся маршрутам, а с мая перешли к системе конвоев. Кроме того, было значительно усилено и улучшено Наблюдение за мелководьем близ берегов. Постановка минных заграждений заменила собой в этом районе стрельбу торпедами. Это всегда являлось признаком того, что лучшие времена собственно подводной войны миновали. Успехи, достигнутые с помощью мин, были весьма невелики, некоторые заграждения оставались незамеченными до конца войны и, следовательно, были поставлены либо слишком глубоко, либо с техническими дефектами. Подводный флот не любил минной войны.

Действия в Карибском море облегчались появлением первых «дойных коров» - больших подводных лодок, оборудованных в качестве танкеров и грузовых судов, которые могли доставлять 400 - 600 т горючего. Лодка серии VII брала около 40 т, серии IX - около 90 т. Таким образом, возможность единожды пополнить запас топлива более чем удваивала время пребывания лодки в районе операций. В мае - июне в Карибском море находилось в среднем 10 - 12 лодок, остальные действовали близ берегов Америки. В тот же период группы подводных лодок, направлявшиеся в район операций» успешно и с малыми для себя потерями атаковали в Атлантике несколько конвоев. «U-552» («Торп») удалось даже потопить 5 пароходов из состава одного Бискайского конвоя. Расход горючего при подобных дополнительных операциях покрывался за счет «дойных коров», из числа которых 3 находились в Атлантике. [241]

Дальше