Содержание
«Военная Литература»
Военная история

Глава 2-я.

Предыстория

Германское военно-морское руководство в первой мировой войне

Поражение Германии в 1918 г. в значительной степени было вызвано недостатком у немцев морского мышления. Этот недостаток сам по себе менее удивителен, чем то, что Германия вообще располагала флотом, способным помериться силами с самым могучим флотом того времени. Германия не располагала собственным морским могуществом уже с того времени, как рухнула и погибла в водовороте немецких и европейских идеологических войн Ганза. Несмотря на первенствующее положение в Северной и Западной Европе, морское могущество Ганзы не было созданием государственного руководства; поэтому оно не оставило отпечатка в немецком сознании. Расчленение Германии, выход Нидерландов из союза государств{7}, перемещение главных торговых путей в результате великих открытий довершили начатое, так что до конца XIX века морской престиж Германии был невелик, а о морском могуществе вообще не думали. Только с ростом населения и промышленности в заново основанной в 1871 г. империи, с приобретением колоний, с необходимостью ввозить сырье и продовольствие и вывозить промышленные изделия начался быстрый рост торгового флота и расширение морских интересов. Из необходимости защиты последних, из стремления к экспансии, из сознания собственной силы выросло превращение маленького прибрежного флота в могучий «Флот открытого моря», осуществленное при Вильгельме II Тирпицем.

Судьба его была трагической. Через три года после того как в морском сражении у Скагеррака он показал себя равноценным британскому, флот этот нашел свой печальный конец в Скапа-Флоу. Сокровенную причину этого надо искать, [27] вероятно, в том, что кадры и материальная часть флота росли быстро и стали образцовыми, но не удалось столь же быстро достигнуть ясности в вопросе о стратегических и оперативных возможностях флота, который хотя и представлял внушительную боевую силу, но по характеру двигателей (паровые, с топками, в которых сжигался уголь) обладал ограниченной дальностью плавания (крупные корабли - 5000 миль, миноносцы - 2000) и для пополнения запасов топлива нуждался в оборудованных базах, каковыми Германия за пределами собственных вод не располагала.

В техническом отношении руководители флота смотрели далеко вперед, что доказывается опытами с установкой дизелей на линейном корабле, осуществленными уже в 1910 г. Однако в военном отношении - видимо, исходя из представлений, создавшихся в ходе войн на суше, - считалось, что вершиной военно-морского искусства является бой. При этом твердо уповали на то, что британцы будут вынуждены блокировать сильный германский флот. Ждали боев в Северном море, неподалеку от Гельголанда, и рассчитывали, что в этих боях превосходство в подготовке личного состава и в материальной части, а также большая подвижность дадут возможность по крайней мере сравняться с численно превосходящими силами противника. Оказалось, однако, что противнику достаточно было установить дальнюю блокаду Северного моря, опираясь на Северную Шотландию, и запереть Ла-Манш, чтобы перерезать германские морские коммуникации и эффективно оборонять собственные.

В то время у Германии не было штаба для руководства всеми вооруженными силами, не было общей военной стратегии, не говоря уже о политической. И получилось так, что Флот открытого моря ждал в Немецкой бухте боя, который так и не произошел, в то время как во Франции армия упустила из рук победу. Давление флота в направлении Ла-Манша (впоследствии обнаружилось, что одно лишь появление двух легких крейсеров у Терсхеллинга заставило англичан перенести далеко на запад маршруты своих транспортов через Ла-Манш, несмотря на вызванную этим потерю времени) или же давление в Балтийском море на фланг русских с целью замедлить наступление на Восточную Пруссию могло бы решить исход войны. Но для этого верховному командованию нужно было бы мыслить по-морскому, чего не допускала господствовавшая тогда в Германии чересчур континентальная система взглядов. Не было даже сделано попытки овладеть после битвы на Марне Северной Францией, [28] то есть поставить на службу себе порты Дюнкирхен{8}, Булонь и Кале и южную часть Ла-Манша, тем самым предоставив флоту совершенно иные возможности.

Только после того как Западный фронт застыл в позиционной войне, военно-морской флот попытался сокрушить Англию атакой против ее импорта и начал в феврале 1915 г. неограниченную подводную войну. Однако после первых успехов войну эту пришлось приостановить, ибо средства для ведения ее оказались слишком слабыми, а политика недостаточно решительной. Поскольку вражеский флот явно не нуждался во вторжении в германские воды, чтобы оградить британские морские коммуникации, перед германским флотом стала тогда задача: принудить противника к бою. Адмирал Шеер, который в январе 1916 г. был назначен командующим флотом, нашел подлинно эффективный способ ведения операции. Он исходил из того, что англичане оказались более чувствительными к обстрелам своего побережья и даже к рейдам, направленным против населенных пунктов на этом побережье, чем этого можно было ожидать, судя по соотношению сил и географическому положению. План Шеера состоял в том, чтобы, организовав ряд набегов на восточное побережье Англии, заманить Grand Fleet в центральную часть Северного моря и там втянуть в бой. Между тем английское превосходство возрастало настолько быстро, что соотношение сил достигло 2:1. Тем не менее Шеер рассчитывал на подготовку личного состава германского флота - особенно в ночном бою - и на материальную часть, которая была лучше английской. Кроме того, подводные лодки, находившиеся на путях подхода противника, должны были оповещать об его приближении и причинять ему ущерб, а цеппелины, действуя в качестве разведчиков Флота открытого моря, - ограждать последний от неожиданностей и дать ему возможность начать бой на тактически выгодной позиции.

События 1916 г. доказали правильность этих соображений. Флоты четыре раза сближались настолько, что дело могло дойти до боя. Три раза столкновение было предотвращено случайностями, в четвертый же раз перед входом в Скагеррак разыгрался бой, в котором вовсе не принимали участия цеппелины и почти совсем не участвовали подводные лодки. Тем не менее тактически он закончился победой немцев, [29] которая, однако, не была столь значительной, чтобы изменить стратегическое положение. Тогда стало ясно, что этим путем не удастся своевременно ослабить петлю блокады. Немецкое политическое и военное руководство снова решило перейти к стратегии, целью которой было прервать британские коммуникации с помощью подводных лодок - единственного средства, способного достигнуть этих коммуникаций, хотя применяемый ими новый прием борьбы - потопление без предупреждения - еще не был признан международным правом. После этого немцы достигли в подводной войне больших успехов, и перед Великобританией встали значительные трудности. Однако трудности эти не были смертельны и они же вовлекли в войну США со всей их мощью на море и на суше. Тем самым было предопределено поражение Германии.

Германский военно-морской флот между войнами

Скапа-Флоу явилась концом Флота открытого моря, Версаль - началом небольшого немецкого прибрежного флота. Так это было, по крайней мере, задумано победителями. Руководящим деятелям имперского военно-морского флота было ясно, что в случае серьезных осложнений на противника не произведут впечатления допотопные корабли, с которыми в 1920 г. они начали воссоздавать флот, несмотря даже на то, что немцы приобрели репутацию грозных бойцов на море. Версаль отвел Польше прямо враждебную Германии роль, а потому первые немецкие оперативные разработки имели в виду возможность нападения с этой стороны. Вскоре в оборонительных планах пришлось учитывать и Францию и, наконец, выступавшую вместе с Францией Россию. Если уже конфликт с этими противниками оказался бы достаточно тяжелым, то война, в которой по другую сторону баррикады стояла бы также и Великобритания, представлялась совершенно безнадежной и бессмысленной. Поэтому гросс-адмирал Редер строжайше запретил подготовку военно-морского флота к такой возможности, даже и в военных играх. Его предшественникам в должности главнокомандующего военно-морским флотом - адмиралам Бенке и Ценкеру (так же. как и ему самому) - было гораздо важнее превратить [30] маленький инвалидный флот в такое боевое оружие, которое сделало бы Германию выгодным союзником также и на море, ибо в одиночку она не могла выдержать оборонительную войну, имея в качестве главного противника Францию. Старые корабли были использованы для подготовки личного состава и дальнейшего развития тактики, основательное же изучение опыта минувшей войны выявило причины удач и неудач и дало духовную основу для создания современного военно-морского флота и использования его в войне. Благодаря мудрой и упорной деятельности названных трех адмиралов удалось в сравнительно короткий срок воссоздать из обломков самостоятельный и боеспособный военно-морской флот.

Когда во второй половине 20-х годов были ассигнованы средства для замены старейших из допотопных линкоров, военно-морской флот был поставлен перед выбором: удобный путь прибрежного флота или трудный путь Флота открытого моря. Было вполне возможно построить в дозволенных рамках (10000 т, калибр *28 см) монитор, небыстроходный, но с мощной броневой защитой, обладающий очень большой живучестью и пригодный для оборонительных операций в Северном море и наступательных - в Данцигской бухте. Главнокомандующий адмирал Ценкер предпочел, однако, совершенно новый тип корабля - с легкой броней и дизельной установкой, скорость хода которого .(25 узлов) была выше, чем у любого из существовавших в то время линкоров (за исключением трех британских линейных крейсеров), а вооружение (шесть 28-см орудий) намного превосходило вооружение всех более быстроходных кораблей; к тому же дизели обеспечивали ему дальность плавания свыше 20000 миль, то есть в три раза больше, чем у кораблей с паровыми двигателями, а также возможность в кратчайший промежуток времени достигать максимальной скорости хода. Последнее качество было особенно ценным для корабля, который, будучи предоставлен самому себе, должен был всегда находиться в готовности быстро приблизиться к замеченному торговому судну или удалиться от более сильного противника.

Эти «карманные броненосцы», как называли их за границей, должны были своим появлением в Атлантике заставить французов бросить основную часть своего флота на охрану собственного торгового судоходства и тем самым дать германскому военно-морскому флоту возможность проводить вокруг Шотландии в Северное или Балтийское море конвои \31 - Схема 1\ [32] с важными импортными грузами. Они вызвали большой интерес и явились поводом к строительству французами более быстроходных и мощных кораблей типа «Дюнкерк». Первый корабль - «Дейчланд», впоследствии переименованный в «Лютцов», испытал особенно большие затруднения с двигателями нового образца. Однако не подлежит сомнению, что в лице этих судов был создан новый, исключительно эффективный тип корабля, способный к большому развитию в будущем. В целях увеличения дальности плавания 6000-т крейсера типа «Кенигсберг» и «Лейпциг» в дополнение к турбинной установке получили мотор для экономического хода, в результате чего дальность плавания их значительно возросла.

Создание магнитных донных мин, усовершенствованных якорных мин и минных защитников (для порчи вражеских тралов) усилило оборону собственных берегов от набегов противника. С другой стороны, однако, отсутствие подводных лодок и самолетов становилось все более чувствительным. Конструирование подводных лодок немецкими специалистами в бюро, находившемся за границей, как и постройка нескольких таких лодок для иностранных флотов, были столь же неполноценным суррогатом, как и строительство на родине некоторого числа гидросамолетов с маломощными моторами.

Когда другие государства не выказали никакого желания разоружаться, хотя и обязались сделать это в Версале, имперский министр обороны фон Шлейхер утвердил в ноябре 1932 г. «план реконструкции» имперского военно-морского флота, согласно которому число эскадренных миноносцев, миноносцев и торпедных катеров должно было к 1938 г. значительно увеличиться; военно-морской флот должен был, кроме того, получить подводные лодки и самолеты. В первый период выполнения этого плана, то есть до 1 июля 1933 г., предусматривалось создание организационных предпосылок для строительства подводного флота и морской авиации, а также материальных предпосылок для постройки подводных лодок.

Лондонское морское соглашение

В 1933 г. новое правительство переняло эти планы, но сначала не имело возможности значительно продвинуть вперед морские вооружения. Однако флот смог все же приступить к отработке взаимодействия с самолетами, первые же [33] подводные лодки - да и то очень маленькие (250-т) - удалось заложить только в 1935 г., во время морских переговоров в Лондоне. К тому времени, когда Лондонское морское соглашение от июня 1935 г. освободило Германию от пут версальского диктата, были готовы только 3 броненосца, да еще 6 легких крейсеров по 6000 т и 12 миноносцев по 800 т, а также утверждено строительство еще двух броненосцев. Этот равноправный договор установил, что германский флот может достигать 35% британского по всем классам кораблей, а по подводным лодкам - 45%, причем последняя цифра после особого уведомления могла быть доведена до 100% с соответствующим сокращением тоннажа по другим классам. В качестве компенсации германский военно-морской флот присоединился к соглашению, обязывавшему все подводные лодки вести войну по правилам призового права, то есть не топить суда без предупреждения.

Этот договор открыл путь к тщательно продуманному созданию современного военно-морского флота. В то же время было, так сказать, официально признано, что германская политика не направлена против политики Британской империи. Взгляды Гитлера на выполнение договоров были неизвестны главному командованию германского военно-морского флота, и для него дело шло о том, чтобы быстро, но без спешки, довести флот до установленных пределов. Пределы эти были следующие:

Линейные корабли - 184 000 т
Тяжелые крейсера - 51 000 т
Легкие крейсера - 67 000 т
Авианосцы - 47 000 т
Эскадренные миноносцы - 52 000 т
Подводные лодки (45%) - 24 000 т

Общее водоизмещение достигало 425 000 т; однако необходимо было считаться с увеличением в скором времени этой цифры, так как срок действия Вашингтонского договора истекал в 1936 г., после чего и в Англии должно было усилиться строительство военных кораблей.

В первую очередь было приступлено к постройке обоих линейных кораблей - "Шарнхорста" и "Гнейзенау", трех тяжелых крейсеров, 16 эсминцев и 28 подводных лодок, а также многочисленных тральщиков, кораблей охранения, [34] торпедных катеров и вспомогательных судов. Это был максимум того, что можно было сделать, несмотря на длительную предварительную- подготовку конструкторов и верфей. Оба линейных корабля были начаты постройкой уже незадолго до заключения Лондонского соглашения, с использованием материалов, заготовленных для четвертого и пятого броненосцев. Их основные показатели были следующие: стандартное водоизмещение - официально 26 000 т, а фактически - 31 000 т, девять 28-см орудий, 32 узла, паровые турбины высокого давления, дальность плавания - 10 000 миль при скорости хода в 19 узлов. Учитывая сравнительно слабое вооружение и большую быстроходность этих кораблей, их можно считать опоздавшими родиться линейными крейсерами.

Строительство этих кораблей означало временный отказ от создания линейного корабля со сверхдальним радиусом действия, ибо аналогичные суда, снабженные дизелями, появились .только год спустя. Дизеля для линейных кораблей еще только конструировались, но и два следующих корабля - «Бисмарк» и «Тирпиц» - начали строиться в 1936г. с паровыми, двигателями, чтобы не терять времени. Показатели их были следующие: стандартное водоизмещение - официально 35000 т, фактически же - почти 42 000 т, что при полном вооружении и запасе топлива означало 52 600 т. Вооружение - восемь 38-см орудий в двухорудийных башнях и двенадцать 15-см орудий, сильная зенитная артиллерия, скорость 30 - 31 узел, дальность плавания - 8000 миль. Таким образом, это были настоящие линейные корабли с несколько менее мощным вооружением, чем дозволенное в Вашингтоне, но зато более крупные и остойчивые, чем любой другой корабль того же возраста.

Подводные лодки строились трех различных типов - на 250, 500 и 750 т. В основу их строительства был положен практический опыт, приобретенный уже упоминавшимся техническим бюро при проектировании подводных лодок для нескольких иностранных флотов. Постройка 250-т лодок была всесторонне подготовлена, и первые 24 из них были готовы уже год спустя. Они оказались очень удобными как для подготовки личного состава, так и для действий в прибрежной полосе.

Капитану 1 ранга Деницу было поручено, в качестве НПЛ, а позднее КПЛ (начальника, потом командующего подводными лодками), руководить производством нового оружия, подготовкой личного состава и оперативной стороной дела. Сосредоточению обороны в конвоях он [35] противопоставил разработанную им систему сосредоточения сил нападающего, в виде «направленного боевого применения», которое энергично отрабатывалось в мирное время, а во время войны привело к большим успехам. Эта система стала известна под названием «тактики стаи» или «тактики волчьей стаи». Она стала возможной благодаря усовершенствованию передаточной и приемной радиоаппаратуры подводной лодки, которое позволило направлять из одного командного пункта на родине все подводные лодки, находившиеся в соответствующем районе, используя их для нападения на какой-либо конвой. Для осуществления этой тактики НПЛ нуждался в «глазах», а потому придавал особое значение 500-т лодкам, которые он желал строить в соотношении 3:1 к 750-т. Однако Руководство войной на море (РВМ), хотя и признавало подводную лодку особенно действенным оружием в борьбе против судоходства, не желало, исходя из собственных соображений, отказываться от подводных крейсеров - подводных лодок в 1400 - 2000 т, которые, обладая чрезвычайно большой дальностью плавания, могли бы действовать в самых отдаленных морских районах, используя там преимущественно артиллерию (орудия калибра до 15 см).

Несомненно, что они смогли бы оказать некоторое воздействие на противника, но пока морской договор оставался в силе, каждый подводный крейсер проглатывал тоннаж нескольких малых подводных лодок, которые в ином случае можно было использовать для направляемого боевого применения в Северной Атлантике. Споры о том, какие типы подводных лодок следует строить, тянулись долго и явственно отразились в статистике выпуска за первые годы.

1935 - 14
1936 - 21
1937 - 1
1938 - 9
1939 - 18
1940 - 50
1941 - 198
1942 - 238
1943 - 283
1944 - 234
1945 - 87

Развившийся из 500-т лодки тип VII-C (770 т) в период максимального распространения подводной войны показал себя с исключительно хорошей стороны, оказался особенно эффективным. Лодки типа IX-C (1120 т) зарекомендовали себя в более отдаленных морских районах. Немногие лодки большого тоннажа, которые все же были построены, использовались для снабжения и транспорта. Время подводных крейсеров, действующих своей артиллерией, миновало. [36]

В 1937 г. Дениц очень решительно придерживался взгляда, что скоро возникнет война с Англией, а потому надо взять упор на увеличение подводного флота. Редер же был убежден в том, что германская политика при всех условиях будет избегать войны с Англией, в соответствии с неоднократными заявлениями Гитлера.

Понятно, что человек, занятый усовершенствованием какого-либо оружия, видит в нем наилучшее боевое средство. Само собой разумеется, что главнокомандующий одним из видов вооруженных сил должен в ходе перевооружения сообразоваться с планами политического руководства; столь же понятно, что в эпоху бурного технического прогресса он не может строить свои оперативные планы на применении одного лишь рода сил, какие бы перспективы ни сулило его использование. В мирное время никто в Германии не мог знать точно, насколько далеко продвинулись англичане в усовершенствовании средств противолодочной обороны. Через несколько недель после начала войны НПЛ записал в своем дневнике военных действий, что они не столь эффективны, как ожидалось. Однако при строительстве флота на это нельзя было полагаться.

План 'Z"

Уже в своей книге «Моя борьба» Гитлер охарактеризовал Англию как «величайшую морскую державу» и несколько раз указал на целесообразность и необходимость союза с ней. Лондонское морское соглашение соответствовало духу этих соображений и свидетельствовало о решимости политического руководства не затрагивать английскую гегемонию на море. Редер, которому были особенно ясны опасности конфликта с морской державой, действовал сообразно с указанной внешнеполитической концепцией. Даже еще в первые месяцы 1938 г. военные игры и оперативные разработки военно-морского флота совершенно не касались Великобритании и имели в виду исключительно конфликт с Францией - Польшей - Россией. Небольшой, но эффективный флот - такова была цель нового строительства; вместе с Италией можно было быстро превзойти Францию на море.

Принципы, положенные в основу строительства флота, стали меняться после того, как в 1938 г. Гитлер заявил Реперу, что включил Великобританию в число возможных [37] противников, а судетский кризис показал, что он преследует свои политические цели, не считаясь ни с чем. Первым практическим последствием для военно-морского флота явилось введение в действие того пункта Лондонского морского соглашения, который при определенных условиях допускал строительство подводного флота, равного по тоннажу английскому. Была составлена соответствующая судостроительная программа, согласно которой к зиме 1943/44 г. число подводных лодок должно было достигнуть 129 (100% английского тоннажа), в том числе 32 малые подводные лодки, 63 подводные лодки типа VII, 24 - типа IX, 10 больших подводных лодок специального назначения. Это означало ежегодный прирост примерно на 20 подводных лодок.

Во второй половине 1938 г. Редер распорядился изучить возможности ведения войны на море против Великобритании. В результате зимой 1938/39 г. он представил Гитлеру два плана строительства флота. Можно было перенести центр тяжести на подводные лодки и броненосцы и с их помощью вести борьбу против английского судоходства. Это был кратчайший и наиболее дешевый путь. Но такой способ был слишком односторонним, чтобы с его помощью можно было достигнуть цели наверняка. Другой путь предусматривал создание не очень значительного, но обладающего исключительно большой ударной силой флота, способного вести войну против английских военно-морских сил и торгового судоходства. Такой путь был более далеким, обошелся бы дороже, но зато был многообещающим. Редер особенно настойчиво обращал внимание Гитлера на тот факт, что в случае принятия второго плана флот не будет готов к войне, если она начнется в первые годы выполнения судостроительной программы. Гитлер, тем не менее, избрал именно этот план, прямо заявив, что до 1946 г. флот не понадобится ему для достижения его политических целей. Даже после того как в марте 1939 г. он ввел войска на территорию, оставшуюся у чешского государства, и тем самым проиграл свой лучший политический капитал, а денонсировав 27 апреля 1939 г. морское соглашение, недвусмысленно занял антианглийскую позицию, он полагал возможным избежать столкновения и не изменил своих директив о строительстве флота.

Редер снова вернулся к мысли о создании флота океанских кораблей с дизельными установками, чтобы извлечь максимум выгоды из столь неблагоприятного в случае войны с Англией географического положения. Его основным принципом было: заставить сильнейший флот противника [38] рассредоточиться, а затем атаковать и уничтожить превосходящими силами отдельные его части.

Слабость Англии, заключавшаяся в полной зависимости ее от обширного импорта из заморских стран, должна была быть использована до конца. В мирное время Соединенное Королевство (Англия, Шотландия, Северная Ирландия) ежегодно ввозило около 50 млн. т. Черчилль установил минимальную цифру импорта на 1940 г. в 43 млн. т, что соответствовало ежедневной доставке 120000 т грузов, то есть прибытию не менее 20 пароходов, при равном количестве судов, отплывающих из Англии. Таким образом, в Мировом океане постоянно плавали многие сотни судов, являвшихся жизненно необходимыми для Англии. В 1940 г. в море редко находилось в одно и то же время менее 2000 британских торговых судов, считая и каботажные.

Немецкий оперативный план предусматривал нападение на это судоходство в следующей форме: в прибрежной полосе Великобритании - при посредстве мин, поставленных эсминцами, подводными лодками и самолетами; на дальних подступах к Англии - при посредстве подводных лодок; на океанах - при посредстве броненосцев и крейсеров, действующих в одиночку или группами, а также вспомогательных крейсеров, замаскированных под торговые суда, и подводных крейсеров. Это должно было принудить британский флот сосредоточить торговое судоходство в конвоях, охраняя их боевыми кораблями. Вслед за этим против конвоев н их охранения должны были быть направлены очень сильные боевые группы - каждая в составе трех сверхлинкоров и одного авианосца, с охранением из разведывательных крейсеров и эсминцев, старым же линкорам (класса «Тирпиц» и «Шарнхорст») надлежало действовать в Северном море в качестве своего рода отечественного флота{10}, связывающего силы противника самим фактом своего существования.

Новый флот должен был состоять из следующих типов кораблей:

Линейные корабли {11} - 50000 - 54000 т стандартного водоизмещения; около 64000 - 68000 т полного водоизмещения; вооружение: восемь 40,6-см орудий в двух орудийных башнях, двенадцать 15-см орудий, 2 катапульты, 4 самолета, 6 торпедных аппаратов; машины: 12 дизель-моторов; [39] наибольшая скорость - 30 узлов, дальность плавания - 16000 миль при скорости 19 узлов.

Броненосцы {12}: сначала были запланированы броненосцы на 20000 т с главным калибром из 30,5-см орудий, максимальной скоростью - несколько более 30 узлов и очень большой дальностью плавания. К началу войны их место заступили:

Линейные крейсера {13} водоизмещением 29000 - 36000 т, с шестью 38-см и шестью 15-см орудиями, сильной зенитной артиллерией, одной катапультой и четырьмя самолетами, со смешанной машинной установкой, на две трети дизельной и на одну треть турбинной высокого давления, с наибольшей скоростью в 33,5 узла, дальностью плавания 8000 миль при скорости 19 узлов.

Легкие крейсера {14} (класса «М») стандартным водоизмещением 8000 т, с восемью 15-см орудиями, хорошей зенитной артиллерией и торпедными аппаратами, катапультой и двумя самолетами, с дизельно-турбинной смешанной машинной установкой, наибольшей скоростью 36 узлов, дальностью плавания 8000 миль при скорости 19 узлов.

Разведывательные крейсера {15} водоизмещением 5000 т, с шестью 15-см орудиями, зенитной артиллерией и 10 торпедными аппаратами, смешанной машинной установкой, наибольшей скоростью 36 узлов, дальностью плавания 8000 миль при скорости 13 узлов.

Авианосцы водоизмещением 19000 - 27000 т, с шестнадцатью 15-см орудиями, очень сильной зенитной артиллерией, примерно 40 самолетами, машинной установкой, работающей при посредстве пара высокого давления, могущей развивать наибольшую скорость в 34,5 узла, максимальной дальностью плавания 8000 миль при скорости хода 19 узлов.

Эскадренные миноносцы, миноносцы, торпедные катера, тральщики - обычных типов, с тем, однако, чтобы в дальнейшем на эсминцах были установлены дизель-моторы.

Подводные лодки четырех типов - трех уже существовавших и четвертого - более крупной океанской подводной лодки.

27 января 1939 г. Гитлер приказал, чтобы строительство военно-морского флота, относительно которого он отдал [40] распоряжение, получило приоритет перед всеми другими задачами, включая вооружение армии и военно-воздушных сил, а также расширение экспорта. Это относилось к составленному в конце 1938 г. окончательному варианту судостроительной программы - так называемому плану «Z», согласно которому германский флот самое позднее к 1948 г. должен был достигнуть примерно следующей численности (считая уже имевшиеся в наличии и строившиеся корабли):

10 больших линейных кораблей{16} (включая 2 - типа «Гнейзенау»).

12 броненосцев по 20000 т (позднее - 3 линейных крейсера по 29 000 т).

3 броненосца по 10000 т.

4 авианосца по 20000 (и 12000 ?) т.

5 тяжелых крейсеров по 10 000 т.

16 легких крейсеров по 8000 т.

6 легких крейсеров по 6000 т.

22 разведывательных крейсера по 5000 т.

68 эсминцев.

90 миноносцев.

27 океанских подводных лодок.

62 подводные лодки типа IX, 100 подводных лодок типа VII, 60 подводных лодок типа II.

Кроме того, минные заградители, торпедные катера, сторожевики, тральщики, охотники за подводными лодками и др. - всего около 300 кораблей.

Поскольку этот план теоретически являлся пределом, которого не могли превзойти верфи и промышленность, выпускающая вооружение, а возможность практического его осуществления в заданный срок вызывала сомнение, главное командование военно-морского флота (ГВМФ) наметило необходимый центр тяжести. Руководство морской войной заявило в начале 1939 г.:

«Приоритетом пользуются линейные корабли и подводные лодки - первые как ядро всего флота, которое может быть создано лишь длительным трудом, вторые как единственно эффективное оперативное средство ведения войны на море в период нашей слабости». Далее указывались 8000-т крейсера, авианосцы же, «напротив, отходят по срочности изготовления на второй план». [41]

В другом программном документе, относящемся к зиме 1938/39 г., говорится:

«Чтобы превратить военно-морской флот в эффективное боевое средство, надо наметить центр тяжести в деле выполнения судостроительной программы. Она планируется таким образом, что вначале предпочтение отдается тем военно-морским силам, которые способны самостоятельно вести военные действия в океане. С этой целью к 1943 г. должна быть полностью выполнена программа строительства подводного флота по подводным крейсерам, минным заградителям и лодкам с дальним радиусом действия, а также завершена постройка большей части броненосцев и крейсеров типа «М». Большая часть линкоров и сопровождающих их кораблей - авианосцев и разведывательных крейсеров - переходит во вторую часть судостроительной программы».

Строительство флота по плану «Z» и мотивировка распределения кораблей по различным периодам выполнения. судостроительной программы показывают с полной очевидностью, что руководство военно-морского флота имело очень ясное представление о трудности задач, которые встанут перед ним в случае войны с Великобританией. Если же рассматривать события в исторической перспективе, в свете опыта второй мировой войны, то оперативный план, положенный в основу плана «Z», представляется весьма удачным. Он смело и обоснованно связывал крейсерскую и подводную войну с действиями против основных сил вражеского флота, ибо в соответствии с этим планом борьба против вражеского судоходства должна была быть одновременно использована для того, чтобы собственные боевые группы получили возможность нанесения ударов по отдельным соединениям вражеского флота. Это превращало германский флот в настоящий Fleet in being, то есть такой флот, самое наличие которого оказывает давление на морские коммуникации более сильного противника и который в нужный момент наносит удар там, где располагает относительным превосходством сил.

С военной точки зрения незначительное число авианосцев представляется слабым пунктом плана «Z». Понятно, что именно послеверсальский флот особенно много думал о хорошо знакомых ему линкорах, которых он был лишен, и слишком мало о столь же запретной для него морской авиации, в использовании которой он не смог накопить значительного [42] опыта. Можно полагать, что уже практика учений мирного времени сделала вскоре ощутимым этот недостаток и привела к мероприятиям, направленным к устранению его. Технически было вполне возможно построить авианосец с дизель-моторами.

Критика малочисленности подводного флота постепенно свелась к простой формуле: «1000 подводных лодок к началу войны, и с Англией было бы покончено». Это звучит убедительно и в теории было совершенно правильно, но трезвый анализ показывает, что при тогдашнем положении вещей не только подобное количество подводных лодок, но даже отдаленно приближающееся к нему не могло быть изготовлено к началу войны. Причины этого были как технического, так и политического характера. С 1935 по 1939 г. на германских верфях были спущены военные корабли общим водоизмещением 300 000 т. 1000 подводных лодок составили бы около 800000 т; кроме них, необходимо было бы построить прибрежный флот, обеспечивающий им свободный выход в открытое море. Это было невозможно осуществить за короткий срок да еще наряду с созданием армии и военно-воздушных сил.

До судетского кризиса осени 1938 г. Лондонское морское соглашение выражало политическую волю [Германской] империи. Отсутствовали и возможности, и желание нарушить его, особенно в области строительства подводного флота, ибо было известно, что англичане проявляют особую чувствительность именно по отношению к данному классу кораблей. В конце же 1938 г., когда был введен в действие пункт о 100%,{17} составили новый план, согласно которому к 1944 г. германский подводный флот по тоннажу должен был сравняться с английским. Вскоре за ним, под давлением обостряющихся противоречий с Великобританией, появился план «Z», предусматривавший создание океанского подводного флота в составе 249 подводных лодок. К 1 сентября 1939 г. 13 подводных лодок находились в постройке, 62 были заказаны.

Сам Гитлер ставил во главу угла строительство линейных кораблей. Военно-морской флот создал в Гамбурге специальное бюро, чтобы как можно скорее приступить к этому строительству; в июле 1939 г. был уже заложен киль первого [43] линейного корабля{18}, а в сентябре было израсходовано несколько тысяч тонн материалов. В нормальных условиях на это потребовались бы три четверти года.

Гитлер был в то время убежден, что в ближайшее время не следует ожидать войны с Англией, хотя в конечном счете она представлялась ему неизбежной. Он был заворожен крупными кораблями. Никто не мог сказать ему с точностью, насколько усовершенствовали британцы противолодочную оборону. В этих условиях представляется совершенно невозможным, чтобы кому-либо удалось отвратить его от постройки линейных кораблей и уговорить переключиться на строительство подводных лодок.

К тому же не приходилось сомневаться в том, что подобное переключение не удастся скрыть от противной стороны, которая примет соответствующие меры. Если бы вместо одного линейного корабля можно было построить большое количество подводных лодок, то англичане могли изготовить еще большее число достаточно простых по конструкции охотников за подводными лодками.

С другой стороны, указывают, что в ходе выполнения текущей программы мирного времени можно было построить несколькими подводными лодками больше. Однако в этом случае был бы сразу же исчерпан весь тоннаж, установленный для подводного флота, а в случае мирного развития событий не представилось бы возможности строить более современные подводные лодки. Повлиять же решающим образом на исход войны это все равно не могло.

Достижения подводных лодок, выявившиеся в ходе больших маневров, проведенных НПЛ летом 1939 г., были настолько удивительны, что гросс-адмирал Редер согласился довести численность их, предусмотренную планом «Z», до 300. Уже в первый месяц войны он установил ежемесячную норму выпуска - 29 подводных лодок. [44]

Дальше