Содержание
«Военная Литература»
Военная история

Глава четвертая.

Партийно-политическая работа в войсках ПВО страны
в годы Великой Отечественной войны

Политорганы - активные организаторы солдатских масс

Партийно-политическая работа в ходе войны являлась мощным оружием в борьбе с врагом, важнейшим средством укрепления морального духа и боеспособности Войск ПВО страны. Она была направлена на твердое проведение линии партии, воспитание личного состава в духе идей марксизма-ленинизма, укрепление политико-морального состояния и дисциплины войск, обеспечение их успешной боевой деятельности.

Вся партийно-политическая работа в войсках ПВО проводилась на основе решений Центрального Комитета партии и под его непосредственным руководством. Центральный Комитет партии повседневно заботился о повышении боевой готовности Войск ПВО страны.

При проведении партийно-политической работы в Войсках ПВО страны в годы войны командирам, политорганам, партийным и комсомольским организациям приходилось учитывать особенности комплектования частей личным составом (наличие большого количества женщин и пожилых мужчин) и особенности несения боевой службы (обеспечение постоянной боевой готовности войск, наличие дежурных подразделений, большая разобщенность частей и подразделений).

Содержание партийно-политической работы определялось задачами, которые ставило советское командование перед Вооруженными Силами. При этом учитывались конкретная обстановка, складывавшаяся в том или ином районе ПВО, и те задачи, которые в данный момент стояли перед личным составом. В центре внимания партийно-политической работы стояли вопросы воспитания у воинов мужества, отваги, стойкости, чувства горячей любви и преданности Коммунистической [308] партии и советскому народу, ненависти к немецко-фашистским захватчикам, мобилизации всего личного состава на повышение боевого мастерства и образцовое выполнение своего воинского долга.

Самым важным в войсках ПВО, как и во всей стране, был вопрос о том, как быстрее разгромить врага, что требовалось от каждого воина для достижения победы. В соответствии с этим, большое внимание в партийно-политической работе уделялось доведению до каждого солдата, сержанта и офицера его конкретных боевых задач, мобилизация всех сил воинов на разгром немецко-фашистских оккупантов.

Так, например, перед Воронежским сражением в июле 1942 г. и в ходе его большую работу по воспитанию мужества, стойкости и боевого мастерства личного состава проводил партийно-политический аппарат 254-го зенитного артиллерийского полка под руководством комиссара полка полкового комиссара С. П. Серебряка{390}.

Партийно-политическая работа в полку в основном проводилась в отдельных взводах, отделениях, расчетах и с отдельными бойцами. В подразделениях широко развернулось социалистическое соревнование. На летучих митингах заключались устные договоры, основными пунктами которых были уничтожить наибольшее количество гитлеровцев и их боевой техники при наименьшем расходе боеприпасов. Для выполнения взятых обязательств в подразделениях особое внимание уделялось разъяснительной работе по вопросам: организация противотанковой обороны, подготовка стрельбы по танкам, способы стрельбы, обеспечение живучести батарей с помощью инженерного оборудования, храбрость и стойкость - залог победы над врагом и другие. Итоги выполнения взятых обязательств подводились в расчетах ежедневно. Комиссары батарей и агитаторы рассказывали об этом в беседах, боевых листках и листках-«молниях».

Повседневно воинам разъясняли значение великих завоеваний советского народа в строительстве социализма, рассказывали о превосходстве социалистического строя над капиталистическим. Одновременно пропагандисты и агитаторы помогали воинам уяснить цели захватнической войны гитлеровской Германии, звериное лицо фашизма. Особое внимание уделялось разъяснению справедливого освободительного характера войны со стороны Советского Союза.

В воспитательной работе широко использовались примеры стойкости, мужества и героизма наших воинов в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками.

Одной из важнейших задач командиров и политорганов было обобщение и распространение боевого опыта. Каждый [309] день войны рождал что-то новое в практике частей ПВО. Для распространения передового опыта использовались самые разнообразные формы партийно-политической работы: митинги, индивидуальные и групповые беседы, газеты, боевые листки, листовки и т. д.

Опорой командиров и политорганов в партийно-политической работе были партийные и комсомольские организации. Они воспитывали у воинов такие качества советского человека, как храбрость, отвагу, незнание страха в борьбе, готовность биться до последних сил с врагами нашей Родины. Эти великолепные качества коммунисты несли в массы воинов и поднимали их на беззаветное служение Коммунистической партии и Советской Родине.

Партийные и комсомольские собрания, проводившиеся в боевой обстановке, являлись замечательной школой политического и воинского воспитания. На собраниях решались вопросы, выдвигаемые боевой обстановкой и диктуемые теми задачами, которые стояли перед частью или подразделением. Во многих частях ПВО установился хороший обычай - на партийных и крмсомольских собраниях подводить итоги каждого боя, обсуждать поведение воинов в бою, обобщать опыт борьбы с вражеской авиацией. В батареях и ротах проводились партийные и комсомольские собрания с повесткой дня «Итоги боев с фашистскими захватчиками и обеспечение примерности коммунистов (комсомольцев) в бою». На одном из собраний личного состава, 8-й батареи 193-го зенитного артиллерийского полка (1-й корпус ПВО), например, отмечались мужественные действия коммуниста заряжающего В. Г. Гуленкова. Несмотря на контузию, он не оставил орудия, продолжал четко выполнять свои обязанности до конца боя, во время которого удалось сбить вражеский самолет.

В то же время коммунисты и комсомольцы резко критиковали тех, кто халатно выполнял свои обязанности, слабо их знал. Так, на комсомольском собрании батареи 251-го зенитного артиллерийского полка (1-й корпус ПВО) резко критиковали комсомольца Абросимова, который растерялся в бою и плохо выполнял обязанности наводчика. Товарищеская критика подействовала на солдата. В последующих боях он действовал умело и решительно.

В мае 1942 г. батареи 183-го зенитного артиллерийского полка, оборонявшие Воронеж, открыли огонь по самолетам противника с опозданием и стреляли плохо. В результате гитлеровцы, бомбившие объекты Воронежа, ушли безнаказанно. Этот случай в первую очередь обсуждался на делегатском партийном собрании полка{391}. Коммунисты в своих [310] выступлениях вскрыли причины плохой стрельбы, указали на отсутствие должной дисциплины на огневых позициях во время боя, плохую подготовку отдельных орудийных номеров расчетов и недостаточное знание правил стрельбы некоторыми командирами взводов. Партийное собрание в своем решении обязало коммунистов быть в первых рядах при выполнении боевых задач, потребовало немедленно устранить вскрытые недостатки. Для этого собрание предложило после каждого боя проводить с личным составом разбор действий каждого расчета, указывать на недочеты, искать пути их устранения, изучать каждый бой в отдельности и не допускать повторения ошибок в стрельбе.

Коммунисты много поработали над выполнением решения партийного собрания. Это дало положительные результаты. В последующих боях за Воронеж в июне - июле 1942 г. расчеты повысили эффективность зенитного огня, многие из них проявили отвагу и героизм. На боевом счету полка десятки сбитых вражеских самолетов.

В одной из авиационных частей, осуществлявших противовоздушную оборону Ленинграда, в октябре 1942 г. в воздушном бою погибли коммунисты гвардии капитаны Семенов и Петров. Они погибли из-за плохой организации воздушного боя. Партбюро части решило обсудить на партийном собрании этот тяжелый урок, чтобы мобилизовать всех коммунистов на повышение летного мастерства и укрепление дисциплины. Повестка дня собрания была несколько необычной: «Почему погибли в воздушном бою коммунисты - летчики Семенов и Петров?» Докладчик и выступающие говорили о низкой дисциплине отдельных летчиков в воздушном бою, самоуспокоенности и зазнайстве. Назывались имена виновников отдельных неудачных боев и приводились убедительные факты. Партсобрание потребовало от всех коммунистов решительно повести борьбу с зазнайством, беспечностью и самоуспокоенностью, обязало каждого из них настойчиво изучать боевой опыт лучших летчиков, анализировать тактику противника{392}.

На партийном собрании первичной парторганизации управления Горьковского корпусного района ПВО при обсуждении итогов боевых действий в июне 1943 г. отмечалось, что, несмотря на наличие боевых средств для уничтожения воздушного противника, они не были полностью использованы. Длительное отсутствие налетов на Горький и сравнительно большое расстояние от линии фронта привело к снижению боевой готовности некоторых частей. [311]

Партийные собрания воспитывали коммунистов в духе ответственности за свое поведение в бою и за поведение всего личного состава подразделений.

От каждого коммуниста требовалось быть верным проводником линии партии среди воинов. Коммунисты должны были хорошо -знать, кто с ними находится в расчете, землянке, знать положительные и отрицательные стороны своих товарищей, чтобы в нужный момент поддержать разумным советом, а в трудные минуты ободрить и воодушевить личным примером. С этой целью коммунисты и комсомольцы распределялись в подразделениях таким образом, чтобы в каждом взводе, отделении и расчете была необходимая партийная и комсомольская прослойка.

Опыт боевых действий Войск ПВО страны показывает, что всюду, где требовалось личным примером увлечь людей на подвиг, политработники, коммунисты, комсомольцы служили примером для всех воинов, цементировали ряды бойцов.

Так, например, секретарь партийного бюро 638-го зенитного артиллерийского полка старший политрук Ф. С. Маяков снискал среди личного состава всеобщее уважение за свое бесстрашие в бою и сердечное отношение к людям. Почти всегда он находился среди бойцов то на одной, то на другой батарее. В мае 1942 г., когда 10-я батарея этого полка вела тяжелый бой с немецкими танками под Керчью, старший политрук помогал зенитчикам словом и делом. Перед очередной атакой врага он призывал бойцов: «Товарищи, с фашистскими бронированными чудовищами будем биться до последней капли крови. Наша Родина не забудет наши имена!» И воодушевленные бойцы стояли насмерть. Многие из них в этом бою пали смертью героев под огнем врага и гусеницами фашистских танков, но не отступили. В этом неравном бою героически погиб и старший политрук Ф. С. Маяков{393}.

Коммунисты завоевали авторитет среди широких масс воинов своими героическими поступками, твердой верой в правоту дела партии и крепкой дружбой с беспартийными массами. Они шли в первых рядах, закаляли волю бойцов, учили бить врага наверняка. И именно поэтому беспартийные воины частей и подразделений хотели быть похожими на коммунистов, хотели быть в рядах партии. В партию шли лучшие люди, показавшие свою преданность Родине. Так, в 1943 г. партийные организации 2-го гвардейского Ленинградского истребительного авиационного корпуса приняли в партию Героев Советского Союза старших лейтенантов [312] М. П. Жукова, Н. Я. Тотмина, А. Т. Севастьянова, Г. И. Богомазова, капитанов И. Д. Пидтыкана, Д. Е. Оскаленко, С. Г. Литаврина, В. Н. Харитонова, А. Т. Карпова, С. В. Деменкова, М. И. Евтеева, майора П. И. Неуструева, лейтенанта Д. С. Николаева, младшего лейтенанта И. П. Грачева{394}.

Отважная пулеметчица 7-го зенитного пулеметного полка сержант З. В. Прохода вступила кандидатом в члены партии в тот день, когда она сбила вражеский самолет, а через несколько дней она имела на своем счету 2 сбитых самолета{395}.

Высокий политический подъем в войсках проявлялся в горячем стремлении бойцов и командиров вступить в ряды Коммунистической партии в дни наиболее напряженных боев, и чем сложнее была обстановка, тем значительнее был приток передовых воинов в партию.

Так, части 1-го корпуса ПВО, оборонявшие Москву, наиболее ожесточенные бои с воздушным противником вели летом и осенью 1941 г. За это время в партию вступили 1728 человек. Общее количество коммунистов в корпусе возросло за первые полгода войны в три, а комсомольцев - в два с лишним раза.

В Сталинградском корпусном районе ПВО в период самых напряженных боев в 1942 г. приток в партию возрос больше чем в три раза по сравнению с маем и июнем этого года. Если в мае и июне в корпусе в ряды партии вступили [313] 175 человек, то в период наиболее напряженных боев (август, сентябрь) приток в партию увеличился до 563 человек{396}.

В партию широким потоком шли бойцы, сержанты и командиры. Например, в Ладожском дивизионном районе ПВО из 848 человек, принятых в ряды партии за 1942 г., 779 человек составляли рядовые и сержанты{397}.

Командиры и политорганы особое значение придавали созданию и укреплению партийных организаций в эскадрильях, батареях, ротах. Об этом говорит, например, такой факт. В начале войны в батареях и ротах 1-го корпуса ПВО было очень мало коммунистов и комсомольцев. Московский комитет ВКП(б) по просьбе командования корпуса мобилизовал и направил в корпус около 600 коммунистов. Партийная комиссия и партийные бюро полков усилили агитационную работу по вовлечению в ряды партии наиболее стойких, политически подготовленных и преданных воинов. В результате принятых мер уже к концу 1941 г. в батареях и ротах было по 7 - 10 членов партии, 8 - 12 кандидатов в члены партии и по 35 - 50 комсомольцев.

В 251-м зенитном артиллерийском полку до войны было только 9 низовых организаций, а к январю 1942 г. их насчитывалось уже 33{398}.

В Ладожском дивизионном районе ПВО в декабре 1943 г. из 1749 членов и кандидатов ВКП(б) непосредственно в боевых подразделениях находилось 1631, то есть 93,5 проц.{399}.

Уделяя особое внимание росту рядов партии, все коммунисты и партийные органы боролись за чистоту ее рядов. Прием в партию производился строго индивидуально. В члены партии принимались только достойные бойцы и командиры, проявившие себя с лучшей стороны в борьбе с врагом. В то же время партийные организации критиковали и наказывали, а в отдельных случаях и исключали из партии тех коммунистов, которые порой проявляли трусость, недисциплинированность или недобросовестное отношение к выполнению своего воинского долга. Правда, таких были единицы, но и их коммунисты не терпели в своих рядах. Когда, например, в мае 1942 г. 638-й зенитный артиллерийский полк после ожесточенных боев с воздушным и наземным противником вынужден был оставить г. Керчь, при переправе через Керченский пролив некоторые коммунисты уничтожили свои партийные билеты. После этого на партсобрании товарищи единодушно осудили их за трусость и [314] исключили из партии. Вместе с тем выступавшие с гордостью говорили о том, что коммунисты старший политрук Ф. С. Маяков, политрук Е. И. Кошуков, лейтенанты И. Г. Чаусов, П. Д. Пожарицкий, С. А. Быков, В. М. Шарапов, М, X. Круглянский и многие другие самоотверженно сражались с врагом{400}.

Ведя ожесточенные бои, молодые воины стремились в ряды ленинского комсомола. Так, например, комсомольская организация 720-го зенитного артиллерийского полка с октября 1942 г. по июль 1943 г. увеличила свои ряды втрое. Это был напряженный период отражения ночных налетов авиации противника на Саратов{401}.

Красноармеец 201-го зенитного бронепоезда Мурманского района ПВО Н. Г. Потапов в дни, когда часть выполняла ответственное задание по прикрытию эшелонов на перегонах от станции Кандалакша до станции Лоухи, в своем заявлении писал: «Прошу комсомольскую организацию принять меня в комсомол, желаю сражаться за нашу Родину не жалея своих сил, а если потребуется, и жизни. Звание комсомольца я честно буду оправдывать в бою».

201-й зенитный бронепоезд неоднократно вел ожесточенные схватки с авиацией противника и всегда выходил из боя победителем. В этих боях комсомолец Н. Г. Потапов вел себя мужественно.

Воины-комсомольцы гордились высоким и почетным званием члена ВЛКСМ. Вот один яркий пример. Комсомолка 6-го отдельного дивизиона аэростатов заграждения этого же района ПВО И. И. Кононова в альбоме «Молодежь и комсомольцы нашей части» писала: «До войны я жила в глухой деревушке Кировской области, не была ни разу в кино и театре, о комсомоле я почти ничего не знала. Во время войны я была призвана в армию, со мной много беседовали, рассказывали, что такое комсомол, о его роли в нашей стране, его историческом боевом пути, и у меня словно глаза открылись. Я очень благодарна командирам, комсомольской организации за оказанную мне помощь, чувствую, что армия и комсомол сделали из меня другого человека. Я часто смотрю на свой комсомольский билет и думаю, какая сила заложена в нем»{402}.

В партийно-политической и комсомольской работе активное участие принимали бойцы-девушки. В большинстве частей и подразделений войск ПВО комсомольскими вожаками, агитаторами и пропагандистами являлись именно девушки. [315]

Так, в 16-м зенитном артполку (Грозненский район ПВО) из 7 комсоргов дивизионов и батальонов 4 комсорга были девушки{403}. А в 26 батареях и ротах комсомольские организации также возглавляли девушки. В 1080-м зенитном артполку в период обороны Сталинграда 42 девушки были избраны членами бюро ВЛКСМ{404}. В 1087-м зенитном артиллерийском полку 16 девушек являлись комсоргами и групкомсоргами. 49 лучших девушек-бойцов Сталинградского корпусного района ПВО работали заместителями политруков.

Девушки были хорошими организаторами комсомольской работы. Так, комсорг дивизиона 16-го зенитного артполка А. И. Гадуха за хорошую работу в комсомольской организации была награждена грамотой ЦК ВЛКСМ и медалью «За боевые заслуги». Она выросла политически и стала членом партии. Девушки-бойцы М. Ф. Чередниченко и Н. С. Шевчук - рядовые комсомолки этого же полка - стали членами партии и комсоргами дивизионов. А младшего сержанта А. И. Сосикову коммунисты 12-й батареи избрали своим парторгом. Она была хорошим партийным работником и отважным воином. В этом товарищи по оружию лишний раз убедились во время бомбежки станции Лихая. Под разрывами бомб и осколками снарядов А. И. Сосикова смело исправляла порывы в линии связи. Командование наградило ее медалью «За боевые заслуги»{405}.

Сила ленинского комсомола заключалась в руководстве Коммунистической партии, которая идейно обогащала его, передавала опыт организационной и политической работы в массах. Замечательные черты комсомольцев частей и подразделений ПВО воплотились в их боевых делах.

Война потребовала изменения форм партийно-политической работы. Центром ее стали батареи, роты, наблюдательные посты. Большую роль в развертывании партийно-политической работы в подразделениях сыграли заместители политруков батарей и рот. Это были хорошо подготовленные бойцы-коммунисты и комсомольцы.

Одной из наиболее действенных форм партийно-политической работы являлось личное общение командиров и политработников с подчиненными и проведение ими индивидуальных бесед. Такая форма работы, например, успешно применялась в 4-й батарее 374-го зенитного артиллерийского полка. Эта батарея весной и летом 1943 г. выполняла задачу по противовоздушной обороне железнодорожного узла Валуйки. Командир батареи старший лейтенант И. А. Петров ежедневно бывал в землянках, вникал в жизнь и быт [316] своих подчиненных. Беседуя с бойцами в непринужденной обстановке, командир всегда держал их в курсе политических событий и задач, решаемых подразделением, делился с воинами своими сокровенными думами о жизни на войне. За это солдаты любили своего отважного командира и с гордостью говорили: «С нашим комбатом мы выполним любое задание командования». И когда 25 мая вражеская авиация в течение дня произвела несколько налетов на станцию, зенитчики 4-й батареи не дрогнули, их орудия непрерывно вели огонь. В итоге гитлеровцы недосчитались двух бомбардировщиков{406}.

Важную роль в проведении политической работы играли агитаторы. Они имелись в каждом отделении, расчете, землянке. Находясь непосредственно среди бойцов, агитаторы разъясняли им текущие события, приказы командования, популяризировали опыт передовых воинов.

Так, в сентябре 1942 г., в период ожесточенных боев воинов Сталинградского корпусного района ПВО с немецкой авиацией, танками и пехотой, агитаторы проводили беседы на темы: «О тактике немецкой авиации и воздухобоязни», «Огневая маскировка зенитных батарей», «Борьба зенитной артиллерии с немецкими танками», «Стойкость - мать победы», «О втором фронте в Европе», «Герой Сталинградского фронта Михаил Баранов».

Агитаторы обсуждали с бойцами обращение участников защиты Царицына к защитникам Сталинграда. Ежедневно между боями агитаторы проводили коллективные читки газет «Правда» и «Красная звезда», сообщали сослуживцам последние сводки Совинформбюро. Все это помогало делу политического воспитания фронтовиков.

Кому командиры и политработники поручали проводить агитацию в отделениях и расчетах? Лучшим солдатам и сержантам, наиболее дисциплинированным, политически развитым, стойким людям. Вот, например, на 1 июля 1943г. в 720-м зенитном артиллерийском полку (Саратовско-Балашовский район ПВО) насчитывалось 126 агитаторов, из них 28 коммунистов, 76 комсомольцев, остальные беспартийные{407}. Они воспитывали своих товарищей не только горячим большевистским словом, но и своим примером безупречной службы, стойкостью в бою и отвагой. Так, агитатор 4-й батареи 16-го зенитного артиллерийского полка комсомолка М. Г. Побейпечь два года подряд работала агитатором приборного отделения{408}. Своими беседами и примером личной службы она звала девушек-бойцов на укрепление воинской дисциплины, [317] повышение воинского мастерства, на подвиги в бою. За свои боевые успехи комсомолка-агитатор была награждена медалью «За боевые заслуги».

В годы войны в частях и подразделениях ПВО страны проводились политические занятия с рядовым и сержантским составом. Группы политических занятий создавались в боевых расчетах и сменах. Это не только не мешало поддерживать постоянную боевую готовность, а, наоборот, укрепляло ее. Руководителями политзанятий назначались офицеры, наиболее подготовленные сержанты и солдаты. В частях имелись комнаты для занятий, библиотечки военно-политической и другой литературы. Все это помогало бойцам совершенствовать свою политическую и боевую подготовку.

Характерен такой пример. В 1941 г. в 16-й зенитный артиллерийский полк прибыл для прохождения службы красноармеец П. И. Субичев{409}. Он не мог ни читать, ни писать. Но благодаря повседневной работе с ним командиров и политработников П. И. Субичев стал грамотным человеком, сознательным, мужественным и отважным бойцом. Благодаря упорству в учебе воин достиг высокого мастерства и заслужил нагрудный знак «Отличный артиллерист». Значительно расширился и политический кругозор солдата. Как передового воина, коммунисты полка приняли П. И. Субичева в ряды ленинской партии.

В годы войны в Войсках ПВО страны проводились также лекции, доклады, политические информации. Партийная пропаганда занимала большое место в партийно-политической работе. С лекциями и докладами перед воинами ПВО выступали члены Центрального Комитета партии, советские ученые, командиры и политработники. Так, осенью 1941 г. на совещании руководящего состава частей и соединений, прикрывавших Москву, выступил М. И. Калинин. В частях Саратовско-Балашовского района ПВО большой популярностью пользовались лекции видных советских ученых А. И. Молока, В. В. Мавродина, Н. И. Никитина, М. А. Гуковского и других.

В тесной связи с жизнью войск

Перед крупными военными событиями в частях проводились митинги. Только за первую половину 1943 г. в подразделениях 720-го зенитного артиллерийского полка было проведено несколько митингов{410}. Митинги личного состава проводились в связи с успешными действиями Красной Армии на фронтах, по поводу сообщений о злодеяниях фашистских [318] извергов на советской земле или важных событий в жизни частей и подразделений.

При отражении массированного налета вражеской авиации на Курск 2 июня 1943 г. героически погиб весь орудийный расчет 1-й батареи 254-го зенитного артиллерийского полка во главе с сержантом П. Д. Васильевым, а орудие было выведено из строя и нуждалось в заводском ремонте. Однако по инициативе начальника артиллерийских мастерских полка техник-лейтенанта В. А. Бурлуцкого коллектив артмастерской отремонтировал орудие своими силами. На левой стороне противооткатных приспособлений товарищи написали: «Подвигам доблести - честь, слава, память. Героически погибли в бою за Курск 2.6.1943 г, Васильев П. Д., Белуха Я. И., Высоцкий М. Г., Новицкий И. С., Коржунин Н. Г., Зебрев В. С.». На правой стороне накатника нарисовали красную звезду, свидетельствовавшую о том, что орудийный расчет перед гибелью сбил фашистский бомбардировщик. 1 июля 1943 г. это орудие доставили на огневую позицию, и командир полка вручил его новому орудийному расчету. Вручение орудия превратилось в митинг. Командир нового орудийного расчета кандидат в члены ВКП(б) сержант Г. С. Захожий сказал: «Мы клянемся перед прахом [319] героически погибших товарищей, что завершим святое дело, за которое они отдали свою жизнь, не пожалеем сил и своей жизни для освобождения Родины»{411}.

Или вот другие примеры. Летом 1943 г. боец 361-го зенитного артиллерийского полка (Мурманский район ПВО) отличница боевой и политической подготовки М. Калинина получила письмо, в котором ее земляки писали: «Дорогая Маша! Отца твоего фашисты замучили, а дом сожгли... Отомсти, Маша, проклятым оккупантам за наши мучения...»

Это письмо послужило поводом для проведения митинга, на котором бойцы поклялись отомстить фашистам за отца Маши Калининой. В письме, посланном ее землякам, бойцы писали:

«Мы обещаем вам громить ненавистного врага до тех пор, пока не останется на нашей советской земле ни одного фашистского оккупанта... Мы отомстим им за отца нашей лучшей девушки бойца Маши Калининой и за все те невинные жертвы, которые причинили нам немецкие грабители»{412}.

Большое значение в укреплении дисциплины и повышении политико-морального состояния личного состава имела работа с письмами. Командиры и политработники писали письма родителям своих лучших бойцов, коллективам тех предприятий, колхозов и учреждений, где они работали до ухода на фронт. В письмах рассказывалось об их смелости, храбрости, отваге и мужестве в борьбе за Родину. Такие письма делались достоянием личного состава подразделений и имели большое воспитательное значение.

В 361-м зенитном артиллерийском полку служило немало женщин, призванных из Удмуртской АССР. Многие из них не знали русского языка, не имели образования. Это затрудняло проведение среди них бесед, докладов и читок, а также занятий по специальности. Однако в результате настойчивой и упорной работы, хорошей организованности уже через несколько месяцев после прихода в полк большинство из них хорошо освоило технику. Осенью 1943 г. в полку состоялось собрание бойцов-женщин. Оно приняло обращение к удмуртскому народу, в котором говорилось: «Родной удмуртский народ! Мы, твои дочери - бойцы-удмуртки, обещаем тебе, что в решительной борьбе вместе с дочерьми братских народов, под руководством наших прославленных генералов и офицеров будем биться самоотверженно, не жалея своей жизни ради горячо любимой Родины.

Мы горды тем, что вместе с братскими народами Советского Союза с оружием в руках защищаем нашу великую Родину. В этой смертельной схватке с коварным врагом ни [320] трудности фронтовой жизни, ни лишения, ни суровость природы далекого Заполярья - ничто не может сломить нашу волю, упорство и желание уничтожить как можно больше фашистских стервятников и приблизить день их окончательного разгрома. В этой решающей битве с кровавым фашизмом нас вдохновляет на героические подвиги безграничная любовь к нашей Родине и жгучая ненависть к врагу.

Честно выполняя свой долг перед Родиной, мы, девушки-удмуртки- воины Красной Армии, обращаемся к вам, наши отцы, матери, братья, сестры и подруги! Биение ваших сердец мы чувствуем здесь, на фронте, и забота ваша зовет нас к новым победам, к новым подвигам. Получая от вас, дорогие товарищи, все необходимое для победы над врагом, мы ощущаем могучую силу, которая воедино связывает фронт и тыл»{413}.

С этим обращением делегация лучших бойцов-женщин поехала в Удмуртию. Женщины выступали на митингах, собраниях, по радио, рассказывая о славных боевых подвигах своих подруг.

Из Удмуртии делегация привезла наказ матерей своим дочерям - воинам ПВО, в котором матери призывали их громить фашистских захватчиков до полной победы и обещали героически трудиться для дела разгрома врага.

Такие мероприятия играли огромную воспитательную роль среди личного состава. Повышались дисциплина и чувство ответственности не только за свою службу, но и за своих товарищей.

Партийно-политические органы многих частей и соединений Войск ПВО страны поддерживали тесную связь с местными органами власти и трудящимися прикрываемых районов и объектов. В этом отношении заслуживает внимания работа командования и партийно-политического аппарата 147-го гвардейского (бывшего 630-го) истребительного авиационного полка, выполнявшего задачу по противовоздушной обороне Калинина. В этом полку часто устраивались встречи воинов с рабочими городских предприятий. На совместных собраниях бригад предприятий с летно-техническим составом рабочие обещали лучше трудиться, а воины давали клятву еще успешнее громить ненавистного врага. На предприятиях и в учреждениях Калинина, Торжка и других городов области проводились беседы и лекции о боевых делах гвардейцев, воины выступали с концертами художественной самодеятельности. Бывая на предприятиях, солдаты, сержанты и офицеры видели, с каким напряжением работают трудящиеся для обеспечения победы над врагом, и это вдохновляло воинов на новые подвиги в боях за Родину. [321]

По инициативе калининских комсомольцев трудящиеся области собрали средства на постройку эскадрильи самолетов. Эту эскадрилью комсомольцы подарили полку, присвоив ей имя отважной партизанки Героя Советского Союза Лизы Чайкиной, погибшей в борьбе с фашистскими оккупантами. На митинге при вручении самолетов летчики поклялись оправдать доверие комсомольцев Калининской области и отомстить за Лизу Чайкину{414}.

Исключительно тесную связь с населением поддерживали также воины ПВО, защищавшие Москву и Ленинград. По решению Московского городского комитета партии десятки партийных, советских и научных работников столицы выступали с докладами и лекциями перед личным составом. В частях 1-го корпуса ПВО работали 6 культурно-шефских бригад артистов московских театров. Только за 5 месяцев 1941 г. они дали 148 концертов. Над частями ПВО шефствовали райкомы партии, районные Советы депутатов трудящихся Москвы, а над зенитными батареями - московские предприятия.

Рабочие делегации ленинградских предприятий также часто посещали подразделения и части ПВО, прикрывавшие Ленинград.

Тесная связь с трудящимися повышала политико-моральное состояние войск, их стойкость и боевую активность, укрепляла уверенность в конечной победе над врагом.

Воины ПВО страны, как и все советские люди, не жалели ни сил, ни средств ради упрочения боевой мощи Вооруженных Сил. Об этом; в частности, свидетельствует такой пример. Личный состав Чкаловского училища зенитной артиллерии собрал 535696 рублей на приобретение батареи малокалиберных зенитных пушек. Эта батарея была укомплектована офицерами и курсантами училища и 9 мая 1943 г. передана в состав Московского фронта ПВО.

В январе 1943 г. отличник боевой и политической подготовки Севастопольского училища зенитной артиллерии курсант Липовенко послал в ЦК ВКП(б) следующую телеграмму: «Воодушевлен проявлением подлинного советского патриотизма колхозниками товарищами Головатым и Бордашвили. Обратился к своим товарищам с призывом создать фонд средств на приобретение батареи МЗА имени нашего училища и в качестве первого взноса в этот фонд я внес свои сбережения в сумме 1000 рублей. Пусть наша батарея метко бьет фашистских стервятников»{415}.

Личный состав училища собрал необходимые средства, а 19 марта в соответствии с приказом Верховного Главнокомандующего [322] батарею укомплектовали материальной частью и личным составом училища и направили на фронт. Подразделению присвоили наименование батареи имени Севастопольского училища зенитной артиллерии.

В партийно-политическом обеспечении боевых действий Войск ПВО страны видное место занимала печатная пропаганда. В годы войны выходили фронтовые, армейские, корпусные и дивизионные газеты. В этих газетах широко освещались боевые действия частей и подразделений, пропагандировался передовой опыт и героические подвиги советских воинов. Все это воодушевляло солдат, сержантов и офицеров на образцовое выполнение своих задач.

Так, например, 1 января 1942 г. молодой летчик 788-го истребительного авиационного полка сержант Ю. В. Лямин открыл счет уничтоженным вражеским самолетам на дальних подступах к Сталинграду, сбив методом тарана фашистский пикирующий бомбардировщик Ю-88. В этот же день в полку состоялся митинг, на котором все летчики полка приветствовали победителя и дали слово следовать его примеру в борьбе с заклятым врагом. А дивизионная газета «Воздушный боец» 11 января подробно рассказала о подвиге молодого летчика.

В подразделениях регулярно выпускались боевые листки. В них бойцы и командиры популяризировали боевой опыт лучших воинов ПВО, прославляя их ратные подвиги. Большую роль стенная печать играла и в воспитании личного состава, в повышении воинской дисциплины, в устранении недостатков в подразделениях. В то же время бойцы своим острым словом на страницах газет бичевали нерадивых, недисциплинированных, отстающих товарищей, помогали им занять достойное место в своих рядах{416}.

Во время войны личный состав Войск ПВО страны испытывал большое физическое и моральное напряжение. Летчикам-истребителям приходилось совершать по 4 - 5, а иногда и более боевых вылетов в день, а зенитчикам по суткам находиться у орудий. Поэтому особое значение имело материально-бытовое обеспечение воинов и их культурное обслуживание. Эти вопросы постоянно были в центре внимания командиров и политработников. Принимались все меры к тому, чтобы создавать условия для хорошего отдыха личного состава.

В некоторых соединениях войск ПВО наряду с выступлениями артистов театров создавались и свои ансамбли песни и пляски. Так, например, большим успехом в частях Сталинградского корпусного района ПВО пользовался корпусной [324] ансамбль песни и пляски, созданный по инициативе командования районом{417}.

Ансамбль из 12 человек обслуживал концертами части и подразделения непосредственно на огневых позициях. Однажды концерт, который ансамбль давал в 1-й батарее 188-го отдельного зенитного артдивизиона, прерывался боевыми действиями 6 раз. Участники ансамбля с представления переключались на подноску снарядов к орудиям, а когда бой заканчивался, снова продолжали выступления перед зенитчиками.

В частях ПВО широко была развита художественная самодеятельность. Для того чтобы после ожесточенных боев, после утомительной боевой работы организовать культурный отдых воинов, воодушевить их и поднять моральный дух, командиры и политработники проявляли инициативу и изобретательность, [325] организовывали самодеятельные концерты. И, как правило, душой таких концертов являлись девушки-бойцы.

Командование, политотделы объединений и соединений постоянно изучали и обобщали опыт работы партийных и комсомольских организаций, парторгов и комсоргов подразделений, передовых офицеров, политработников, пропагандистов и агитаторов, популяризируя и внедряя его в практику партийно-политической работы.

Опыт политического обеспечения боевых действий Войск ПВО страны показывает, что целеустремленность, активность, непрерывность и высокая действенность партийно-политической работы может быть достигнута только умелым планированием, правильной расстановкой политработников, коммунистов и комсомольцев, в особенности в низовом звене, хорошо поставленной политической информацией. Тесная связь партийно-политического аппарата с командирами-единоначальниками, их совместная работа над решением всех важнейших задач идейного воспитания личного состава также является необходимым условием успеха в работе политорганов, партийных и комсомольских организаций.

Краткие выводы

В ходе Великой Отечественной войны Войска ПВО страны с честью выполнили задачи, возложенные на них Коммунистической партией и Советским правительством. Крупнейшие промышленные, культурные и административные центры, тысячи населенных пунктов нашей Родины были сохранены от разрушения фашистской авиацией, что в значительной мере обеспечило напряженную работу промышленности и транспорта и способствовало поддержанию высокого морального духа населения.

Во время войны Войска ПВО страны уничтожили 7313 самолетов и много другой боевой техники противника, чем внесли большой вклад в общее дело разгрома немецко-фашистских захватчиков.

Войска противовоздушной обороны страны в ходе войны оформились в один из ведущих видов Вооруженных Сил.

Великая Отечественная война явилась трудным испытанием для Войск противовоздушной обороны страны. Вместе с тем они получили богатейший боевой опыт. В ходе войны произошли большие изменения в вооружении, организации и способах боевых действий Войск ПВО страны.

Истребительная авиация ПВО, значительно выросшая численно за время войны, была перевооружена на более новые самолеты. Если в начале войны основными типами истребителей являлись И-16, МиГ-3, ЛаГГ-3, то с 1943 г. летчики противовоздушной обороны начинают получать новые машины отечественного производства - Ла-5, Як-7 и Як-9. Именно эти самолеты являлись в последние годы войны основным оружием летчиков истребительной авиации ПВО.

Совершенствование самолетов-истребителей шло по линии непрерывного увеличения скорости и высоты полета, усиления огневой мощи и оснащения их средствами радиосвязи.

Скорость и высота полета истребителей увеличиваются за счет повышения мощности двигателя и совершенствования аэродинамических форм самолета. Мощность моторов самолетов-истребителей за годы войны выросла на 60 - 120 проц. (с 850 л. с. до 1850 л. с.), максимальная скорость увеличилась [327] на 40 проц. (с 427 до 680 км/час), практический потолок - на 20 - 22 проц. (с 9000 м до 12000 м).

Огневая мощь истребителей увеличивалась в результате установки на них пушек калибра до 37 мм, крупнокалиберных пулеметов и применения реактивных снарядов.

Истребители стали оборудоваться средствами связи, что создало возможность резкого повышения качества управления.

В зенитной артиллерии велась большая работа по повышению дальности и эффективности огня за счет модернизации орудий, приборов управления огнем и улучшения снарядов.

Если к началу войны удельный вес зенитных пушек калибра 76 мм был весьма велик в общем вооружении Войск ПВО страны, то уже в первые годы войны части среднекалиберной зенитной артиллерии полностью укомплектовали 85-мм орудиями, более мощными и совершенными.

Основой автоматического управления огнем зенитной артиллерии стал прибор ПУАЗО-3.

Для борьбы с самолетами на малых высотах зенитные артиллерийские части получили в большом количестве 37-мм зенитные пушки и 12,7-мм крупнокалиберные зенитные пулеметы. Они вполне оправдали себя в боях с фашистскими захватчиками.

Важным достижением в области зенитной артиллерии явилось принятие на вооружение радиолокационных станций орудийной наводки, разрешивших проблему прицельной стрельбы по целям, не наблюдаемым в оптические приборы.

В зенитных прожекторных войсках техника совершенствовалась в двух направлениях: упрощались конструкции имевшихся звукоулавливателей и прожекторов и технология их изготовления; принимались на вооружение радиопрожекторы, значительно увеличившие точность работы и дальность действия.

В войсках воздушного наблюдения, оповещения и связи несовершенные радиолокационные станции (типа РУС-1) были заменены станциями, обладавшими увеличенными дальностями обнаружения и более высокими точностями определения координат (типа «Редут» и «Пегматит»).

Радиолокационные станции, применявшиеся в период войны, являлись простыми по устройству и достаточно надежными в эксплуатации.

Боевые действия Войск ПВО страны по характеру выполняемых задач были чрезвычайно многообразны. Основные усилия их направлялись на оборону от ударов авиации противника крупных административно-политических центров, важнейших промышленных районов и объектов страны. Для решения этой задачи в различные периоды войны [328] привлекалось от 60 до 87 проц. истребительной авиации и от 60 до 80 проц. зенитной артиллерии ПВО страны.

Второй по важности задачей, выполнявшейся в минувшей войне Войсками ПВО страны, являлось прикрытие ударных группировок фронтов, важных объектов фронтового и армейского тыла.

При этом основная часть Войск ПВО страны, развернутых в тылу общевойсковых фронтов, использовалась для прикрытия путей сообщения, и прежде всего железных дорог, на глубину 300 - 500 км от линии фронта. Для этой цели выделялось от 10 до 34 проц. истребительной авиации, от 13 до 54 проц. зенитной артиллерии и от 27 до 60 проц. зенитных пулеметов.

В целом задача противовоздушной обороны коммуникаций была решена успешно. За период войны немецко-фашистская авиация произвела около 20000 налетов на железнодорожные объекты, но только в 3950 случаях ей удалось нарушить на какое-то время железнодорожное движение. Важно отметить, что в ходе войны систематически росло качество противовоздушной обороны коммуникаций, что видно из следующих данных. В 1941 г. среднее число налетов авиации противника на железнодорожные объекты в сутки составляло 38, в 1943 г.- 20, в 1944 г - 3 - 4. Рост эффективности действий нашей противовоздушной обороны в связи с увеличением численности войск ПВО и совершенствованием способов прикрытия коммуникаций виден также из того, что во второй половине войны немецко-фашистская авиация вынуждена была перейти от дневных налетов к ночным. Если в 1941 г. количество ночных налетов на железнодорожные объекты составляло всего 9,5 проц. от общего количества налетов, то в 1944 г. удельный вес ночных налетов возрос до 85 проц.

В ряде случаев Войска ПВО страны привлекались также для обеспечения морских конвоев и сопровождения бомбардировочной авиации. Многим частям и соединениям пришлось вести бои с наземными войсками противника.

Количественный и качественный рост средств воздушного нападения и противовоздушной обороны, многообразие решаемых войсками ПВО задач в различных условиях боевой обстановки послужили мощным стимулом для развития военного искусства Войск противовоздушной обороны страны.

Новым в боевом применении Войск противовоздушной обороны страны явилось значительное возрастание масштабов боевых действий. Борьба с массированными налетами вражеской авиации на крупные центры и районы страны выливалась в ряд взаимосвязанных, объединенных общим замыслом боев и сражений, которые продолжались по нескольку дней и даже недель и характеризовались значительным [329] пространственным размахом и участием в них большого количества самолетов, зенитной артиллерии и других средств противовоздушной обороны. Так было при отражении воздушных налетов на Москву, Ленинград, объекты Курского выступа и другие важные центры, где боевые действия Войск ПВО страны перерастали рамки тактики и приобретали оперативно-стратегический характер.

Борьба с массированными воздушными налетами потребовала противопоставления им крупных сил истребительной авиации, зенитной артиллерии и других родов войск ПВО, применения их в тесном взаимодействии по единому замыслу и плану с осуществлением широкого маневра по фронту и в глубину при централизованном управлении всеми силами и средствами.

Естественным следствием этого требования явилось дальнейшее развитие организационных форм общевойсковых объединений Войск ПВО страны, что нашло свое выражение в создании фронтов и армий ПВО.

Оснащение войск противовоздушной обороны страны новой техникой, особенно радиолокационной, дало возможность командованию объединениями войск противовоздушной обороны быть в курсе воздушной обстановки во всем обороняемом районе, предвидеть ее развитие и, исходя из этого, обеспечивать согласованные, подчиненные единому замыслу действия всех родов войск. Стало возможным в ходе боевых действий широко осуществлять маневр истребительной авиацией с одних направлений на другие с целью создания превосходства в силах над противником, что по существу означало переход от объектовой противовоздушной обороны к обороне целых районов.

Практика организации и ведения боевых действий крупными оперативными объединениями ПВО явилась объективной основой зарождения оперативного искусства Войск противовоздушной обороны страны.

В ходе войны произошли значительные изменения в способах боевого применения родов войск ПВО.

Истребительная авиация стала одним из важнейших родов войск ПВО и основным средством борьбы с самолетами противника на дальних подступах к объекту прикрытия. За время войны она совершила 269465 самолето-вылетов и уничтожила в воздушных боях и на аэродромах 4168 вражеских самолетов.

Задачи по прикрытию объектов истребительная авиация выполняла патрулированием в воздухе, дежурством на аэродромах с последующим вылетом на перехват и свободной охотой.

В ходе войны непрерывно совершенствовались боевые порядки истребительной авиации. В начале войны она действовала [330] в плотных боевых порядках, которые не обеспечивали наблюдения за воздухом и связывали маневр истребителей. Поэтому с поступлением на вооружение скоростных самолетов (МиГ-3, Як-1 и другие) пара истребителей стала основной огневой и тактической единицей. Фронт стал основным боевым порядком звена. Боевой порядок эскадрильи имел в своем составе ударную группу и группу прикрытия. Боевой порядок истребительного авиационного полка обычно состоял из трех групп: ударной, прикрытия и поддержки.

В многочисленных боях росло боевое мастерство советских летчиков. Основные особенности, отличающие воздушный бой истребителей ПВО, заключались в разумном дерзновении, в мощном огневом ударе на предельно коротких дистанциях, в тесной товарищеской взаимопомощи и взаимной поддержке.

За годы войны были заново разработаны способы наведения истребителей на самолеты противника с использованием радиолокаторов, способы ведения боевых действий ночью и в сложных метеоусловиях, методы управления боем истребителей по радио.

Основным принципом в применении зенитной артиллерии и зенитных прожекторов в годы войны стал принцип массирования их на противовоздушной обороне наиболее важных объектов.

Зенитная артиллерия среднего калибра являлась главным средством борьбы с воздушным противником на ближних подступах к объекту и над объектом. Группировка зенитной артиллерии строилась по принципу круговой обороны, с уплотнением боевых порядков на направлениях более вероятных полетов вражеской авиации. Боевые порядки эшелонировались по глубине с дистанциями между батареями 4 - 6 км. Наибольшая плотность огня создавалась на непосредственных подступах к пункту и над пунктом. Однако из-за несовершенства средств поиска и наведения орудий в цель, а также средств управления огнем эффективность стрельбы зенитной артиллерии была сравнительно невысокой. В большинстве случаев артиллерия вела заградительный огонь, что требовало очень большого расхода снарядов.

Для повышения эффективности огня зенитной артиллерии в конце войны стали широко применяться станции орудийной наводки. С этой же целью сокращались интервалы между батареями, создавались восьмиорудийные батареи, применялась стрельба дивизиона по данным одного радиолокатора.

В малокалиберной зенитной артиллерии и зенитно-пулеметных частях необходимость концентрации огня привела к стрельбе взводом с уплотненным расположением орудий (пулеметов).

Зенитная артиллерия малого калибра на противовоздушной [331] обороне крупных центров страны применялась только в сочетании с зенитной артиллерией среднего калибра для усиления обороны наиболее важных объектов и для прикрытия боевых порядков батарей среднего калибра. Она также широко применялась для противовоздушной обороны Сухопутных войск, прикрытия железнодорожных станций, переправ и других небольших объектов.

Зенитные пулеметы использовались преимущественно для прикрытия заводов, электростанций, вокзалов, государственных учреждений и т. п. Наиболее эффективный огонь крупнокалиберных зенитных пулеметов достигался на высотах 400 - 800 м. В целом эффективность огня зенитных пулеметов была небольшой. На сбитый самолет расходовалось в среднем до 10000 патронов.

Наиболее характерным моментом в тактике зенитной артиллерии являлось широкое применение маневра. Для прикрытия железнодорожных объектов создавались бронепоезда, обладавшие высокой маневренностью, а для прикрытия поездов в пути следования - особые группы ПВО, вооруженные орудиями МЗА и зенитными пулеметами.

Особенности борьбы против одиночных самолетов противника потребовали формирования зенитных маневренных групп и разработки тактики их боевого применения. Опыт отражения налетов вражеской авиации на крупные пункты поставил вопрос о маневре зенитными средствами внутри системы ПВО крупного пункта.

Всего за годы войны огнем зенитной артиллерии и пулеметов было сбито 3145 немецких самолетов{418}.

Значительную роль в обеспечении боевых действий истребительной авиации и зенитной артиллерии в ночных условиях сыграли прожекторные подразделения и части, которые создавали световые прожекторные поля для истребительной авиации и круговую световую зону для зенитной артиллерии.

В ходе войны с успехом применялись вновь разработанные виды поиска цели: поиск с радиолокатором, поиск по данным станций орудийной наводки, поиск расширенным лучом и применение ночной оптической трубы. Однако с поступлением на вооружение радиолокационной техники роль зенитных прожекторов в Войсках ПВО страны стала уменьшаться.

Одним из боевых средств ПВО являлись аэростаты заграждения, применявшиеся в большом количестве при обороне крупных центров страны (Москвы, Ленинграда, Горького, Саратова и других), а также при обороне небольших, но важных объектов (электростанций, заводов, железнодорожных мостов и т. д.). [332]

Аэростаты заграждения не давали возможности бомбардировщикам противника действовать на малых высотах и значительно снижали прицельность их бомбометания по отдельным объектам. Но к концу войны, в связи с увеличением высот полета бомбардировочной авиации и отставанием потолка подъема аэростатов, значение последних стало быстро падать.

Служба воздушного наблюдения, оповещения и связи в годы войны осуществлялась специальными войсками ВНОС. В течение всей войны посты визуального наблюдения являлись основным средством обнаружения авиации противника и оповещения о ней войск. Вместе с тем значение их постепенно понижалось по мере оснащения войск новой радиолокационной техникой обнаружения (РУС-2, П-2, П-2м, П-3).

В период войны система визуального наблюдения у крупных центров страны подверглась изменениям. Так, в начале военных действий выявился существенный недостаток сплошного поля наблюдения. Большая плотность наблюдательных постов ВНОС требовала значительного расхода сил и средств. Наряду с этим на ротные посты ВНОС поступал большой поток донесений об одной и той же цели. Это затрудняло ориентировку в воздушной обстановке. Поэтому в 1943 г. вместо сплошного поля наблюдения ввели уточненные системы круговой сетки постов ВНОС. Система круговой сетки состояла из концентрических полос, расположенных на 30 - 40 км одна от другой и радиальных полос.

Система сетки, по которой располагалось большинство наблюдательных постов ВНОС в прифронтовой полосе, в ходе войны больших изменений не претерпела. Эта система обеспечивала достаточно надежное обнаружение и слежение за самолетами неприятеля.

Радиолокационные станции в начале войны использовались для усиления системы наблюдательных постов ВНОС на подступах к особо важным центрам страны. Впервые в 1941 г. их стали использовать в системе ПВО Москвы и Ленинграда, а затем и в остальных районах.

У крупных центров страны радиолокационные станции обнаружения располагались по кольцевой системе при удалении одной станции от другой на 50 - 150 км.

Радиолокационные станции при обнаружении авиации противника выдавали азимут и дальность, а при нескольких последовательных засечках и курс цели. Вопросы определения высоты цели, количества самолетов в группе и их государственной принадлежности были решены в ходе войны лишь частично.

Большую роль сыграли радиолокационные станции при наведении истребителей на вражеские самолеты. Благодаря большому радиусу действия радиолокационные станции обеспечивали возможность одновременного наблюдения за целью [333] и за истребителями. Это позволяло с большой точностью производить расчеты точки встречи. Поэтому в 1943 г. для улучшения наведения истребительной авиации 80 проц. радиолокационных станций «Редут» и «Пегматит» были переданы из войск ВНОС частям и соединениям истребительной авиации ПВО страны.

Боевой опыт показал, что задачи разведки воздушного противника, оповещение войск и наведение истребительной авиации могут успешно решаться только при условии самого широкого применения радиолокационных средств различного назначения. Это позволило наметить необходимые мероприятия для совершенствования радиолокационной техники и определить пути ее дальнейшего развития.

Таким образом, за время войны Войска ПВО страны обогатились разнообразным боевым опытом. Со всей очевидностью подтвердилось, что одним из важнейших условий отражения внезапного нападения является заблаговременно развернутая и находящаяся в постоянной боевой готовности сильная противовоздушная оборона.

Отчетливо обозначилась необходимость поиска путей всемерного расширения возможностей войск ПВО по отражению ночных массированных налетов авиации в условиях применения ею помех радио- и радиолокационным средствам ПВО. Потребовалось изыскать способы повышения эффективности зенитной артиллерии при стрельбе по самолетам, совершающим налеты на больших высотах.

На очередь дня встала также задача борьбы с крылатыми и баллистическими ракетами.

В ходе Великой Отечественной войны организационная структура Войск ПВО страны претерпела ряд изменений, необходимость которых вызывалась особенностями боевых действий войск ПВО и увеличением их роли в вооруженной борьбе.

Опыт Великой Отечественной войны показал, что общевойсковые объединения и соединения являются наиболее целесообразной организационной формой Войск ПВО страны.

К недостаткам развития организационной структуры Войск ПВО страны как вида Вооруженных Сил следует отнести медленное развитие органов оперативного тыла. Лишь в 1944 г. во фронтах, корпусах и дивизиях ПВО были созданы необходимые тыловые органы, что положительно сказалось на состоянии материально-технического обеспечения и боевой готовности Войск ПВО страны.

Вдохновляемые Коммунистической партией, бессмертными подвигами прославили свои имена многие летчики-истребители, артиллеристы-зенитчики, прожектористы, аэростатчики [334] и воины войск ВНОС. Свыше 80000 солдат, сержантов, офицеров и генералов Войск ПВО страны были награждены орденами и медалями, 92 воина Войск ПВО страны удостоены высокого звания Героя Советского Союза, а летчик-истребитель капитан А. Т. Карпов удостоен этого звания дважды.

В рядах воинов противовоздушной обороны страны наравне с мужчинами героически сражались многие советские женщины.

Богатый боевой опыт, накопленный Войсками ПВО страны, не потерял своего практического значения для совершенствования боевой и оперативной подготовки войск в современных условиях. [335]

Дальше