Содержание
«Военная Литература»
Военная история

Часть третья.

Развитие войск противовоздушной обороны страны в послевоенный период (1946-1967 годы)

Глава первая.

Состояние войск ПВО после окончания войны

Победоносно закончив Великую Отечественную войну, наша страна вступила в новый, мирный период своего развития. Перед Коммунистической партией и советским народом встала задача в кратчайший срок восстановить подорванное войной народное хозяйство. Война и временная оккупация гитлеровскими войсками части советской территории нанесли народам Советского Союза колоссальный урон. Гитлеровцы истребили миллионы мирных советских граждан, разрушили и разграбили 1710 городов и более 70000 сел и деревень. Миллионы бойцов погибли на фронтах. Во временно захваченных районах фашисты уничтожили и расхитили огромные ценности.

В целом материальные потери советского народа от расхищения богатств врагом, от расходов на войну и неполучения продукции от предприятий, находившихся на оккупированной территории, составили около 2600 миллиардов рублей{419}. Война более чем на десять лет задержала продвижение Советской страны к коммунизму.

Любое капиталистическое государство после таких потерь попало бы в зависимость к более сильным державам. Но этого не произошло с Советской страной. Сразу же после войны Коммунистическая партия сосредоточивает усилия партийных организаций, всего советского народа на восстановлении народного хозяйства, на дальнейшем укреплении экономического могущества СССР. Решение задач восстановления [338] народного хозяйства страны шло быстрыми темпами. Уже в 1948 г. был не только достигнут, но и превзойден довоенный уровень промышленного производства. Это позволило партии наметить новые задачи и организовать массы на быстрейшее завершение строительства социализма и постепенный переход к коммунизму.

Коммунистическая партия делала все необходимое, чтобы создать наиболее благоприятные внешнеполитические условия для завершения строительства социализма в нашей стране.

Однако правящие круги США сразу же после войны взяли курс на установление мирового господства. Они открыто заявили, что их цели могут быть достигнуты только «с позиции силы». Американские империалисты развязали так называемую холодную войну. Агрессивность политики ведущих империалистических держав, прежде всего США, особенно возросла после создания в 1949 г. Североатлантического военного блока (НАТО) и развязывания войны против корейского народа. Над человечеством нависла угроза третьей мировой войны.

После окончания второй мировой войны США и Великобритания сохранили огромные по своей численности военно-воздушные силы. Весьма показательно, что в мирное время в составе ВВС США сохранилось стратегическое авиационное командование, а в Великобритании - бомбардировочное авиационное командование.

На вооружении этих командований к концу войны и в первые послевоенные годы состояли средние и тяжелые стратегические бомбардировщики. Средние бомбардировщики обладали дальностью полета 3000 - 3500 км, скоростью 500 - 520 км/час, сильным оборонительным вооружением и бомбовой нагрузкой 2000 - 3500 кг. Среди тяжелых бомбардировщиков Англии и США наилучшие показатели имел «Боинг» (Б-29), обладавший максимальной скоростью 590 км/час, дальностью полета 7300 км, бомбовой нагрузкой до 9070 кг и практическим потолком более 10000 м.

В послевоенные годы средства воздушного нападения основных капиталистических стран начали совершенствоваться. Совершенствование шло по линии увеличения дальности, скорости и высоты полета, бомбовой нагрузки, мощи поражающего воздействия, а также возможности применения в различной обстановке, независимо от времени года, суток и метеорологических условий. Эта тенденция наиболее ярко нашла свое выражение в создании бомбардировщика «Консолидейтед» Б-36Д, который выпускался с 1949 г. по 1954 г. Самолет имел шесть поршневых двигателей по 3600 л. с. и четыре реактивных двигателя с тягой 2360 кг каждый. Он обладал максимальной дальностью полета 16000 км, максимальной [339] бомбовой нагрузкой 38000 кг, максимальной скоростью полета 700 км/час и практическим потолком 15000 м.

Для периода 1948 - 1954 гг. важно отметить еще одну тенденцию в развитии стратегической авиации - переход к широкому внедрению реактивных двигателей.

Применение реактивных двигателей для средних бомбардировщиков позволило значительно улучшить их летно-тактические данные.

Так, стратегический реактивный бомбардировщик Б-47Б, выпускавшийся серийно с 1950 г., имел максимальную скорость полета 960 км/час, максимальную дальность с подвесными баками до 10000 км и потолок 14000 м.

Принятие на вооружение ВВС США, а затем и Великобритании атомной бомбы значительно расширило боевые возможности авиации.

Наряду с совершенствованием стратегических пилотируемых средств воздушного нападения, вооруженных ядерными бомбами, в первые послевоенные годы за рубежом получили широкое развитие беспилотные средства нападения.

Преимущество беспилотных средств нападения заключается прежде всего в полной независимости их применения от условий погоды и морального фактора. Борьба с ракетами всеми средствами ПВО затруднена. Стартовые позиции беспилотных средств малы по размерам, их сравнительно несложно замаскировать и укрыть под землей, что делает их малоуязвимыми. Эти качества ракет дают возможность обеспечить скрытность их сосредоточения и внезапность применения.

Вначале развитие беспилотных средств воздушного нападения за рубежом шло более успешно по линии создания самолетов-снарядов, хотя баллистическим ракетам уделялось не меньше внимания.

В США, используя немецкие разработки, к 1948 г, был создан и испытан самолет-снаряд «Янки-Дудл», который являлся улучшенной копией немецкого самолета-снаряда Фау-1. Американский самолет-снаряд имел скорость 710 - 740 км/час, дальность около 300 км и стартовый вес 2340 кг.

При создании последующих образцов самолетов-снарядов обращалось внимание на достижение большей дальности действий, звуковой и сверхзвуковой скоростей полета на больших высотах, надежного, преимущественно автономного управления и значительного веса боевой части, обеспечивающего размещение ядерного заряда.

В конце 1951 г. в США был принят на вооружение и производился серийно управляемый самолет-снаряд Б-61 «Матадор», запускаемый со стартовой установки, смонтированной на автоприцепе. Этот самолет-снаряд по ряду показателей превосходил немецкий Фау-1: дальность полета до 1000 км, [340] максимальная скорость 1080 км/час, стартовый вес 6000 кг. Боевая часть весом 1360 кг могла снаряжаться ядерным зарядом. Он предназначался для поражения объектов в оперативной глубине на основных театрах военных действий.

В 1951 г. в США прошел испытания самолет-снаряд «Регулус», применяемый с кораблей или подводных лодок в надводном положении и обладающий такими же данными, как «Матадор».

В этих условиях Коммунистическая партия и Советское правительство уделяли неослабное внимание всемерному укреплению обороны СССР, обеспечению постоянной боевой готовности Советских Вооруженных Сил. При этом учитывалось, что империалисты США в своих планах развязывания войны серьезно рассчитывают на монопольное положение США в области ядерного оружия. Необходимо было в кратчайший срок оснастить армию и флот самыми совершенными видами боевой техники и оружия, и прежде всего создать атомное оружие.

Партия успешно решила эти задачи. Уже в первые годы после окончания Великой Отечественной войны было начато оснащение войск новыми средствами вооруженной борьбы и на основе опыта войны проведены большие организационные изменения. В конце сороковых - начале пятидесятых годов было создано атомное оружие. Это потребовало больших усилий народа, больших средств.

1946 - 1953 гг. явились исключительно важным этапом в строительстве противовоздушной обороны страны. За это время осуществлены крупные организационные изменения в Войсках ПВО страны и на основе опыта войны разработаны принципы построения и ведения противовоздушной обороны. На вооружение Войск ПВО страны поступили новые технические средства борьбы.

После Великой Отечественной войны Советское правительство резко сокращает численный состав Вооруженных Сил Советского Союза, направляя освобождающиеся людские резервы на восстановление народного хозяйства. Советская Армия, в том числе и Войска противовоздушной обороны страны, переводятся на штаты мирного времени.

В связи с сокращением численности личного состава Войск ПВО страны и с переходом на штаты мирного времени в 1945 - 1946 гг. проводится первая послевоенная реорганизация всей системы противовоздушной обороны страны. В ходе этой реорганизации были осуществлены следующие мероприятия.

В феврале 1946 г. была введена должность командующего [341] Войсками ПВО страны, который непосредственно подчинялся командующему артиллерией Вооруженных Сил Советского Союза. Этим частично исправлялся просчет в организационной структуре Войск ПВО страны, допущенный в 1943 г., когда командующим Войсками ПВО страны по совместительству состоял командующий артиллерией Красной Армии, что, по существу, означало шаг назад в организационном развитии Войск ПВО страны по сравнению с решением Государственного Комитета Обороны от 9 ноября 1941 г. Просчет исправлен частично потому, что Войска ПВО страны необоснованно продолжали оставаться в подчинении командующего артиллерией Вооруженных Сил.

Командующим Войсками ПВО страны был назначен генерал-полковник М. С. Громадин. Начальником штаба Войск ПВО страны оставался генерал-полковник Н. Н. Нагорный.

Созданные в 1944 г. четыре фронта ПВО - Западный, Юго-Западный, Центральный и Закавказский - были реорганизованы в округа противовоздушной обороны.

Одним из наиболее важных вопросов для Войск ПВО страны в послевоенный период был вопрос о совершенствовании вооружения. Боевое оружие, с которым воины Советской Армии одержали блистательную победу над армией фашистской Германии и которое во время войны в своем большинстве имело превосходство по своим качествам над оружием фашистской армии, в послевоенный период морально устарело и перестало соответствовать требованиям противо-воздушной обороны, ибо средства воздушного нападения непрерывно развивались.

Между тем все отчетливей проявлялось стремление военных руководителей армий западных стран превратить свои военно-воздушные силы в главное средство решения задач будущей войны. Авиация и беспилотные аэродинамические средства, оснащенные ядерным оружием, по их мнению, должны были внезапными ударами уничтожить и разрушить политические и экономические центры, аэродромы, пути сообщения и другие важные объекты с тем, чтобы парализовать всю страну, внести хаос и панику, предрешив исход войны в свою пользу.

В этих условиях роль и значение противовоздушной обороны страны возрастали, ее задачи по сравнению с периодом Великой Отечественной войны усложнялись. Для борьбы с новыми средствами воздушного нападения необходимы были и новые средства противовоздушной обороны, новые способы управления и новые организационные формы войск. Поэтому вопросы ПВО страны становятся в центре внимания Коммунистической партии и Советского правительства. [342]

Усиление противовоздушной обороны страны

Центральный Комитет Коммунистической партии и Советское правительство, учитывая имеющиеся недостатки противовоздушной обороны нашей страны и агрессивную политику американских империалистов, уделяют особое внимание делу дальнейшего развития и совершенствования противовоздушной обороны страны.

Принимаются меры по обновлению самолетного парка истребительной авиации ПВО страны. Импортные самолеты-истребители заменялись самолетами отечественного производства. К этому времени конструкторский коллектив под руководством С. А. Лавочкина, совершенствуя конструкцию самолета Ла-7, построил самолет-истребитель Ла-9. Новый самолет имел цельнометаллическую конструкцию планера и был вооружен четырьмя 23-мм пушками. Самолет Ла-9, обладавший максимальной скоростью полета 690 км/час на высоте 6250 м и дальностью полета 1735 км, являлся одним из лучших серийных истребителей с поршневыми двигателями. Он прошел заводские и государственные испытания и начал поступать на вооружение войск ПВО.

Однако в своем развитии авиация с поршневыми двигателями достигла предела. Дальнейшее совершенствование поршневых авиационных двигателей и аэродинамических форм самолета не давало значительного увеличения скорости и высоты полета. На смену авиации с поршневыми двигателями шла новая, реактивная авиация. Газета «Правда» 18 августа 1946 г. отмечала, что «сейчас авиационная техника переживает бурный подъем своего развития. Появились и появляются самолеты огромных скоростей, приближающихся к скорости звука, трассы уходят в стратосферу, растет дальность полета. Применение реактивных двигателей резко увеличивает возможности авиации. Новейшее оборудование, в том числе радиолокационные установки, позволяет летать вне зависимости от времени суток и метеорологических условий».

Коммунистическая партия и Советское правительство еще в ходе Великой Отечественной войны принимают решение о развитии в нашей стране реактивной истребительной авиации. Общеизвестно, что в 1941 г. конструкторский коллектив, возглавляемый В. Ф. Болховитиновым, спроектировал и построил истребитель с жидкостным реактивным двигателем, получивший марку БИ'. 15 мая 1942 г. летчик-испытатель Г. Я. Бахчиванджи совершил первый полет на самолете БИ, открыв тем самым эпоху советской скоростной боевой авиации [343] с двигателями нового типа - реактивными. Однако вследствие большого расхода горючего этот самолет имел малую продолжительность полета (всего 10 - 15 минут) и на вооружение истребительной авиации не поступил.

Практические работы советских инженеров А. М. Люлька, В. Я. Климова и других по созданию авиационных реактивных двигателей и глубокие теоретические исследования советских ученых С. А. Христиановича, Г. С. Калачева, И. В. Остославского, М. А. Тайца и других в области аэродинамики и всего комплекса вопросов проектирования реактивных самолетов с большими дозвуковыми скоростями позволили на базе социалистической индустрии создать отечественные реактивные истребители{421}.

Конструкторские коллективы, руководимые А. С. Яковлевым, А. И. Микояном, С. А. Лавочкиным и другими, приступили к проектированию новых скоростных самолетов с турбореактивными двигателями. И уже вскоре новые реактивные истребители Як-15 и МиГ-9 поднялись в воздух: 24 апреля 1946 г. инженер-летчик А. Н. Гринчик провел летные испытания реактивного истребителя МиГ-9, а летчик-испытатель М. И. Иванов - Як-15.

Самолет Як-15 был спроектирован на базе поршневого истребителя Як-3. Это ускорило освоение серийного производства нового самолета. Кроме того, техника пилотирования реактивного истребителя Як-15 была близка к технике пилотирования серийного истребителя Як-3, что упростило обучение летного состава.

Реактивный истребитель МиГ-9 создал конструкторский коллектив под руководством А. И. Микояна и М. И. Гуревича. Самолет МиГ-9 имел два реактивных двигателя РД-20 [344] в нижней части фюзеляжа. Они давали возможность получить большой диапазон скоростей полета - от 220 до 911 км/час на высоте 5000 м. На самолете было установлено мощное пушечное вооружение. Расположение кабины летчика в самом носу фюзеляжа впереди крыльев значительно улучшало обзор не только вперед, но и в стороны и вниз.

В День Воздушного Флота СССР 18 августа 1946 г. реактивные самолеты-истребители Як-15 и МиГ-9 демонстрировались на авиационном празднике в Тушино.

Для обеспечения истребительной авиации современными скоростными реактивными самолетами работы по опытному самолетостроению не прекращались.

Используя достижения в реактивном самолетостроении, авиаконструкторский коллектив под руководством А. И. Микояна и М. И. Гуревича создал реактивный истребитель МиГ-15. Он представлял собой цельнометаллический среднеплан с тонким стреловидным крылом и оперением, имел мощный турбореактивный двигатель РД-45, герметическую кабину с катапультным сидением и гидравлический привод управления. Большая энерговооруженность определила превосходные характеристики боевого вертикального маневра, а аэродинамические тормоза (тормозные щитки на хвостовой части фюзеляжа) позволяли производить широкий маневр по скорости. Несмотря на большой диапазон скоростей и широкие маневренные возможности, истребитель МиГ-15 имел несложную технику пилотирования на всех режимах полета, вполне доступную летчику средней квалификации. Первый полет опытного самолета МиГ-15 был [345] произведен 30 декабря 1947 г. Следующим этапом в развитии истребителей этого класса был самолет МиГ-17.

Одновременно с выпуском реактивного истребителя МиГ-15 авиаконструкторское бюро под руководством С. А. Лавочкина закончило работы по испытаниям и доводке реактивного истребителя Ла-15 с двигателем РД-500. Этот самолет также имел стреловидное крыло, расположенное над фюзеляжем. Из всех самолетов-истребителей со стреловидным крылом Ла-15 имел наименьший полетный вес. Это позволило получить на Ла-15 при менее мощном двигателе, чем у МиГ-15, примерно такие же летно-тактические характеристики.

Исходя из реальных возможностей поступления новых реактивных самолетов-истребителей от промышленности, планировалось приступить к перевооружению истребительной авиации ПВО страны на фронтовые реактивные истребители МиГ-15, на истребители-перехватчики конструкций С. А. Лавочкина и А. И. Микояна.

Одновременно с созданием реактивных истребителей разрабатываются вопросы их боевого применения и организуется переучивание летного состава.

В теоретической разработке вопросов боевого применения скоростных истребителей широкое участие принимают офицеры и генералы штаба Войск ПВО страны и штаба истребительной авиации ПВО, а также преподаватели Краснознаменной военно-воздушной академии Вооруженных Сил СССР, где готовились летчики-истребители с высшим образованием и для Войск ПВО страны. Эти вопросы обсуждаются на специальных сборах генералов и старших офицеров Войск ПВО страны.

Большие мероприятия проводились в этот период не только по перевооружению истребительной авиации Войск ПВО страны на новое, более совершенное вооружение, но также и по перевооружению наземных Войск ПВО страны. Совершенствование зенитной артиллерии велось по пути увеличения калибра, начальной скорости снаряда и скорострельности орудий. Для орудий всех калибров разрабатывалось дистанционное управление с силовыми приводами, а для зенитных орудий среднего и крупного калибров предусматривалась механизация процессов установки дистанционного взрывателя и заряжания. В зенитной артиллерии малого калибра для повышения огневой производительности стало широко проводиться комплексирование стволов, то есть разработка спаренных, строенных и счетверенных установок. Для повышения эффективности снарядов среднего и крупного калибров начали разрабатываться механические (с часовым механизмом) дистанционные взрыватели и радиовзрыватели. [346]

Характерным в разработке вооружения для зенитной артиллерии явилось то, что она шла по пути создания зенитных артиллерийских комплексов: орудия, прибора управления зенитным артиллерийским огнем (ПУАЗО) и радиолокационной станции орудийной наводки (СОН). В этом комплексе передача данных с СОН на ПУАЗО и с ПУАЗО на орудия производилась с помощью синхронной связи, а наведение орудий - с помощью силовых следящих приводов.

После войны началась разработка 100-мм зенитного артиллерийского комплекса, включавшего в себя 100-мм зенитные пушки КС-19, ПУАЗО-7 и СОН-4. 100-мм зенитный артиллерийский комплекс предназначался для борьбы с воздушными целями на высотах до 12000 м, имевших максимальную скорость до 300 м/сек.

Одновременно велась разработка и другого, 57-мм зенитного артиллерийского комплекса, состоявшего из 57-мм автоматических зенитных пушек С-60, ПУАЗО-5 с дальномером Д-49 и СОН-9. Этот комплекс предназначался для уничтожения самолетов противника на высотах до 5000 м и при их максимальной скорости до 300 м/сек.

Для успешной борьбы с маловысотными целями были также созданы и прошли войсковые испытания и рекомендованы для принятия на вооружение 25-мм и 37-мм спаренные автоматические зенитные пушки.

Но создаваемые 57-мм и 100-мм зенитные артиллерийские комплексы не обеспечивали ведения борьбы с воздушным [347] противником на высотах более 12000 м. Учитывая непрерывный рост высоты действия средств воздушного нападения, вскоре начали разработку 130-мм зенитной пушки. Эти пушки предназначались для уничтожения воздушного противника на больших высотах.

Новые средства воздушного нападения - реактивные самолеты с радиолокационным оборудованием и самолеты-снаряды, способные совершать налеты в любых метеорологических условиях днем и ночью, требовали новых, более эффективных и надежных средств борьбы, независимых от условий погоды и времени суток. Уже в то время становилось очевидным, что таким новым средством борьбы явятся зенитные управляемые ракеты. Поэтому сразу же после войны было обращено внимание на создание в нашей стране зенитных управляемых ракет.

Большое внимание уделялось и разработке радиолокационной техники, необходимой для обеспечения боевой работы истребительной авиации, зенитной артиллерии, частей ВНОС и зенитных прожекторов. Еще в годы войны началась разработка радиолокационной станции кругового обзора МОСТ-2, предназначавшейся для обнаружения воздушного противника и целеуказания на батареи в зенитных артиллерийских частях. Затем начались разработка радиопрожектора «Стрела» и серийный выпуск радиолокационной станции обнаружения воздушного противника и наведения истребителей П-3. Несколько [348] позднее был выпущен модернизированный вариант этой станции - П-3а.

Особенно широко развернулись работы по созданию наземных радиолокационных станций обнаружения и наведения, а также самолетных радиолокационных станций.

Таким образом, мы видим, что в послевоенный период для Войск ПВО страны, также как и для всех других видов Вооруженных Сил СССР, разрабатывалось совершенно новое вооружение. Оно создавалось на базе новейших достижений науки и техники. Это была грандиозная программа коренного и полного перевооружения Советской Армии на новые образцы вооружения.

Все эти мероприятия сыграли положительную роль в повышении боевой готовности частей и соединений Войск ПВО страны. [349]

В конце июня 1948 г. была одобрена новая система организации противовоздушной обороны страны. В соответствии с новой организационной структурой задачи по противовоздушной обороне страны возлагались на Войска ПВО страны, на средства ПВО Сухопутных войск и Военно-Морского Флота.

Вся территория страны делилась на приграничную полосу и внутреннюю территорию.

Ответственность за противовоздушную оборону приграничной полосы была возложена на командующих военными округами, в подчинение которых передавались все средства ПВО, расположенные в этой полосе. В штаты приграничных военных округов вводились соответствующие органы управления средствами ПВО. При штабах военных округов создавались главные посты ВНОС, а в соединениях округа - посты ВНОС, оснащенные радиолокационными станциями. Противовоздушная оборона военно-морских баз возлагалась на войска ПВО соответствующих флотов.

Считалось, что внутренняя территория страны в случае войны станет в основном полем действия стратегической авиации неприятеля, а также объектом ударов ракетами дальнего действия. Поэтому самостоятельные операции стратегических ВВС противника против тыловых объектов страны явятся весьма существенной частью ведения войны в целом. Эти операции враг будет проводить с целью разрушения важнейших военно-экономических объектов страны, дезорганизации тыла и подрыва морального духа населения. В таких условиях обеспечение воздушной безопасности страны будет составлять важнейшую часть войны в целом и станет главной задачей Войск противовоздушной обороны страны, как самостоятельного вида Вооруженных Сил. В 1948 г. впервые в наших [350] уставах было записано, что Войска противовоздушной обороны страны наряду с Сухопутными войсками, Военно-воздушными силами и Военно-Морским Флотом являются видом Вооруженных Сил. Это положение полностью вытекало из опыта Великой Отечественной войны и отражало объективную закономерность о возрастании роли Войск противовоздушной обороны страны в послевоенный период в связи с совершенствованием средств воздушного нападения и способов их применения.

В этом же году Войска ПВО страны были изъяты из подчинения командующего артиллерией Советской Армии. Командующим Войсками ПВО страны был назначен Маршал Советского Союза Л. А. Говоров. В 1952 г. в связи с переходом Маршала Советского Союза Л. А. Говорова на новую работу Войска ПВО страны возглавил генерал-полковник Н. Н. Нагорный.

Войска ПВО страны имели свою систему подготовки и совершенствования офицерских кадров, начиная от командира взвода и кончая высшим командным звеном. Необходимое количество командного и инженерно-технического состава для наземных войск ПВО давали военные учебные заведения Войск ПВО страны и военные учебные заведения других видов Вооруженных Сил. Подготовка и совершенствование офицерских кадров истребительной авиации ПВО страны проводились через систему военно-учебных заведений Военно-воздушных сил Советской Армии.

Кроме того, в 1946 г. Высшая военная школа ПВО Красной Армии была реорганизована в Военную академию артиллерийской радиолокации (в настоящее время Артиллерийская радиотехническая академия имени Маршала Советского Союза Л. А. Говорова), ставшую крупным учебным и научным центром Войск ПВО страны. В 1949 г. для Войск ПВО страны были дополнительно созданы два зенитных артиллерийских училища и одно радиолокационное техническое училище. Однако и эти мероприятия не удовлетворяли растущего спроса на подготовленные квалифицированные кадры в системе ПВО страны. Особенно большой недостаток ощущался в кадрах военно-технических специальностей. Поэтому в 1953 г. создается Гомельское высшее инженерное радиотехническое училище (ныне Минское высшее инженерное радиотехническое училище) и Киевское высшее инженерное радиотехническое училище, перед которыми была поставлена задача подготовки инженеров радиотехнических специальностей.

В ноябре 1956 г. создается Военная командная академия ПВО, начавшая подготовку командных кадров для всех родов Войск ПВО страны.

В результате всех этих мероприятий проблема обеспечения [351] Войск ПВО страны кадрами была успешно решена. Ныне Войска противовоздушной обороны страны располагают сетью средних военных учебных заведений, двумя военными академиями и несколькими специальными высшими инженерно-техническими военными училищами.

Перевооружая Войска ПВО страны на новую боевую технику и решая проблемы подготовки квалифицированных кадров, партия и правительство также большое внимание уделяли разработке вопросов боевого применения войск на основе критического анализа опыта Великой Отечественной войны и развития средств воздушного нападения.

В войсках и в штабе Войск ПВО страны проводились научные конференции и сборы командного состава, на которых наряду с другими вопросами рассматривались и вопросы боевого применения.

Так, например, 27 февраля - 10 марта 1947 г. состоялся сбор генералов и старших офицеров Войск ПВО страны. На этом сборе, посвященном вопросам противовоздушной обороны крупного промышленно-экономического центра страны, рассматривались доклады и выступления руководящего состава Войск ПВО страны: генерал-лейтенантов В. И. Адриашенко, А. В. Герасимова, П. Е. Гудыменко, С. И. Макеева, С. А. Пестова; генерал-майоров Н. А. Анорова, Н. К. Василькова, Н. Ф. Курьянова и других. На основе материалов данного сбора был разработан и выпущен научный труд. В этом труде широко освещались принципы боевого применения различных родов войск противовоздушной обороны.

В Войсках ПВО страны проводились опытные учения с привлечением на них всех новых образцов вооружения. На учениях решались многие вопросы боевого применения войск. Так, с 15 июля по 1 августа 1947 г. под руководством генерал-полковника Н. Н. Нагорного проводилось учение с привлечением всех родов войск ПВО. В июне 1949 г. было проведено учение с боевой стрельбой на тему «Управление огнем зенитного артиллерийского полка при отражении одиночных и групповых воздушных целей». Продолжением его явилось проведенное в августе 1949 г. учение на тему «Управление огнем трех зенитных артиллерийских дивизий при отражении налета крупной группировки авиации противника на важный стратегический объект страны». В том же году проводилось учение и в истребительной авиации Войск ПВО страны под руководством генерал-лейтенанта авиации Е. Я. Савицкого.

Большое место в практической работе штабов, соединений и частей Войск ПВО страны занимали вопросы изучения и обобщения боевого опыта, полученного войсками в годы Великой Отечественной войны. В этой связи следует особо подчеркнуть значительную роль командующего артиллерией [352] Войск ПВО страны генерал-полковника артиллерии А. Ф. Горохова. Обладая высокой теоретической подготовкой и незаурядными организаторскими способностями, он много сделал для внедрения опыта в практику оперативно-тактической и боевой подготовки войск, а также для дальнейшего совершенствования вооружения зенитной артиллерии и разработки теоретических основ применения новых зенитных артиллерийских систем.

В результате проведенных конференций, специальных сборов руководящего командного состава Войск ПВО страны и опытных учений были выработаны единые взгляды на вопросы боевого применения различных родов войск противовоздушной обороны. Обобщенные материалы по всем этим мероприятиям широко освещались в периодической печати и использовались для разработки уставов, наставлений и инструкций для Войск ПВО страны.

Успехи социалистического строительства в СССР и странах народной демократии, укрепление единства социалистических стран и рост их международного влияния, распад колониальной системы ослабляли позиции капитализма, усиливали страх правящих империалистических кругов за свое господство, обостряли их ненависть к силам демократии и социализма. Возрастала агрессивность политики империалистов США. Их самолеты все чаще стали нарушать государственные границы СССР. В этих условиях Советское правительство принимает меры по борьбе с самолетами - нарушителями государственной границы.

Как уже отмечалось, по новой организации системы ПВО нашей страны, принятой в 1948 г., ответственность за противовоздушную оборону приграничной полосы возлагалась на командующих военными округами и флотами. В дальнейшем делались попытки реорганизации противовоздушной обороны с целью ее укрепления в приграничной полосе. Так, в конце 1951 г. была создана приграничная линия воздушной обороны с районами воздушной обороны на территории приграничных военных округов. Войска приграничной линии воздушной обороны состояли из соединений и частей истребительной авиации, частей и подразделений войск ВНОС, связи и ЗОС.

Командующим войсками приграничной линии воздушной обороны был назначен маршал авиации К. А. Вершинин. Он же являлся заместителем главнокомандующего ВВС.

Однако практика показала, что создание войск приграничной линии воздушной обороны наряду с системой противовоздушной обороны Войск ПВО страны, а также войсковыми средствами противовоздушной обороны себя не оправдало, так как при этом было нарушено единое руководство службой ВНОС, а командующие войсками приграничных военных округов по существу не могли принимать участие в [353] противовоздушной обороне наших границ. Поэтому в 1953 г. войска приграничной линии воздушной обороны были объединены с Войсками ПВО страны, а также намечены мероприятия по повышению боевой готовности войск ПВО для борьбы с нарушителями государственной границы СССР. Командующим Войсками ПВО страны был назначен маршал авиации К. А. Вершинин, а его первым заместителем - маршал артиллерии Н. Д. Яковлев.

Развитие оперативно-тактических принципов построения и ведения противовоздушной обороны

Развитие оперативно-тактических принципов построения и ведения противовоздушной обороны в послевоенные годы происходило под влиянием опыта второй мировой войны, появления в конце ее новых средств воздушного нападения, получивших в послевоенный период дальнейшее развитие.

Как известно, в ходе Великой Отечественной войны противовоздушная оборона была главным образом пунктовой, что вытекало из характера применения существовавших тогда средств воздушного нападения. Поэтому в первые послевоенные годы особое внимание уделялось дальнейшей разработке теории организации и ведения противовоздушной обороны крупных центров страны. Исходя из опыта войны, предполагалось, что в будущей войне против крупных административных и промышленных центров страны нужно ожидать применения больших масс сверхтяжелых скоростных бомбардировщиков, действующих по площадям с предельных высот в любое время суток и при любой погоде. Не исключалась также возможность применения противником сверхдальних управляемых ракет и других новых средств воздушного нападения. Кроме того, считалось, что в связи с появлением ядерного оружия возрастает роль и значение борьбы с небольшими группами и даже одиночными самолетами противника.

В дальнейшем, с развитием новых средств воздушного нападения, дальность действия которых значительно возрастала, стала реальной возможность поражать объекты, расположенные в глубоком тылу. Борьба со средствами воздушного нападения получала значительный пространственный размах и становилась (как это было уже и в период Великой Отечественной войны) важнейшей задачей всех видов Вооруженных Сил. Поэтому для противовоздушной обороны предусматривалось привлекать все силы, способные вести борьбу со средствами воздушного нападения на земле и в воздухе (авиация, воздушнодесантные войска, войска противовоздушной обороны). [354]

На Войска ПВО страны в тот период возлагалась задача обороны важнейших промышленно-экономических центров СССР. Успешное решение этой задачи требовало сосредоточения большого количества сил и средств ПВО, умелого взаимодействия соединений и частей родов войск ПВО, отличной слаженности всех звеньев управления войсками в бою.

В основу противовоздушной обороны крупного центра были положены следующие принципы.

Массированное применение сил и средств ПВО. Считалось, что нападающему противнику должны быть противопоставлены крупные силы противовоздушной обороны - истребительная авиация, обладающая большой скоростью и высотой полета и вооруженная артиллерией и реактивными снарядами; зенитная артиллерия разных калибров, обладающая большой скорострельностью, гибкостью огня и досягаемостью по высоте; зенитные ракетные управляемые и неуправляемые снаряды.

Круговой характер построения системы противовоздушной обороны пункта. Для создания сильной обороны, которая обеспечила бы отражение больших масс авиации противника на всех направлениях, потребовалось бы очень большое количество средств ПВО. При этом в отражении налета только с одного направления средства ПВО других направлений оказались бы бездействующими. Поэтому считалось, что обеспечение кругового характера обороны пункта наиболее полно достигается при маневренной противовоздушной обороне, в связи с чем рекомендовалось иметь подвижный резерв зенитной артиллерии и использовать маневренные возможности истребительной авиации.

Большая глубина системы противовоздушной обороны крупного пункта с тем, чтобы была возможность разгромить воздушного противника еще на подступах к обороняемому пункту.

Способность противовоздушной обороны вести эффективную борьбу со средствами нападения противника днем и, ночью, в простых и сложных метеорологических условиях.

Широкое применение всех видов маскировки обороняемых пунктов, а также системы противовоздушной обороны с целью обеспечения скрытности ее построения и возможности нанесения неожиданных ударов по противнику.

Таковы были основные принципы противовоздушной обороны крупного центра страны, разработанные на основе опыта войны и соответствовавшие уровню развития средств воздушного нападения в тот период.

Дальнейшее совершенствование существующих и появление новых средств воздушного нападения, а также создание новых образцов вооружения противовоздушной обороны потребовали [355] разработки новых оперативно-тактических принципов построения и ведения противовоздушной обороны.

С введением новой организационной структуры Войск ПВО страны был признан нецелесообразным пунктовый принцип построения противовоздушной обороны. Было установлено, что командующий районом ПВО в случае налета воздушного противника на любой из объектов, находящихся в границах района, должен привлекать к отражению этого налета все имеющиеся силы и средства, способные принять участие в бою, а не только те, которые расположены непосредственно на обороне объекта.

Предусматривалось также тесное взаимодействие между районами ПВО, а также войсками ПВО приграничных военных округов и флотов.

Новая организационная структура позволяла эшелонировать силы и средства ПВО на значительную глубину. На направлениях, выходивших к наиболее важным районам страны, создавалось несколько эшелонов.

Первый эшелон должны были составлять истребительная авиация и зенитная артиллерия фронтов и флотов. Оперативная задача этого эшелона заключалась в нанесении первых мощных ударов по авиации противника, связывании боем истребителей-сопровождения, а в случае достижения достаточного превосходства в силах над неприятелем - его полное уничтожение.

Второй эшелон составляли войска районов ПВО, границы которых непосредственно соприкасались с тыловыми границами фронтов. Оперативная задача этого эшелона заключалась в наращивании ударов по противнику с целью его разгрома и воспрещения проникновения в глубину страны.

Третий эшелон составляли войска районов ПВО, объекты которых являлись целью нападения воздушного противника. Основная задача войск этого эшелона состояла в наращивании усилий из глубины и решительном разгроме противника на подступах к обороняемым объектам.

Однако при обороне районов и объектов, расположенных в непосредственной близости от государственной границы или на относительно небольшом удалении от нее, количество возможных эшелонов противовоздушной обороны могло быть меньшим.

В свою очередь войска каждого района ПВО также Должны были действовать эшелонирование, что обеспечивалось их оперативным построением.

Преследование отходящего противника предусматривалось осуществлять силами тех районов ПВО, через территорию которых проходят вражеские самолеты.

Считалось, что боевые действия Войск ПВО при отражении налетов крупных сил авиации противника на тыловые [356] объекты будут представлять совокупность ряда боев и сражений с воздушным противником, развертывающихся на огромных пространствах и проводимых по единому замыслу и плану. Таким образом, предполагалось, что боевые действия Войск ПВО страны приобретут характер противовоздушных операций.

Противовоздушные операции должны были преследовать решительные цели - разгромить нападающего воздушного противника, сорвать начатую им операцию и обеспечить полную сохранность обороняемых объектов. Считалось также, что противовоздушные операции Войск ПВО страны будут дополняться ударами дальней авиации и других средств по основным аэродромам противника и районам расположения его стартовых площадок беспилотных средств нападения.

Предполагалось, что противовоздушные операции будут происходить в большинстве своем как столкновение больших масс авиации. Поэтому основную роль в противовоздушной операции должна была играть истребительная авиация. На нее возлагались следующие основные задачи:

- в дневное время - полное уничтожение на дальних подступах мелких групп и одиночных самолетов, особенно высотных; перехват соединений противника и нанесение им мощных ударов с целью разгрома и уничтожения их до подхода к обороняемым районам и объектам;

- в ночное время - перехват и уничтожение вражеских самолетов в радиолокационных полях наведения и световых прожекторных полях;

- перехват самолетов противника на обратном пути полета, преследование и уничтожение их;

-- борьба с беспилотными средствами воздушного нападения путем перехвата и уничтожения самолетов-снарядов в полете и самолетов-маток, несущих самолеты-снаряды и воздушные торпеды.

Основными формами действий истребительной авиации ПВО при отражении массированных полетов авиации противника являлись: последовательные удары, наносимые отдельными истребительными авиачастями и авиасоединениями; сосредоточенные удары с одновременным вводом в бой на одном участке маршрута полета противника нескольких истребительных авиасоединений.

Зенитная артиллерия наряду с истребительной авиацией являлась активным родом войск противовоздушной обороны. Положительными качествами зенитной артиллерии являлись ее высокая огневая мощь, гибкость и маневренность огня, полная независимость действий от погоды и времени суток и постоянная готовность к немедленному открытию огня по противнику. Однако зенитная артиллерия не могла совершать [357] маневр колесами в ходе сражения с воздушным противником вследствие малой своей подвижности по сравнению с подвижностью воздушных целей. Маневр зенитной артиллерией совершался, как правило, только в период между сражениями.

Указанные особенности определили общий характер оперативного применения зенитной артиллерии, который заключался в создании жесткой и непреодолимой для противника обороны на ближних подступах к обороняемым объектам.

На зенитную артиллерию возлагались следующие основные задачи: уничтожение авиации противника, прорвавшейся к ближним подступам обороняемых объектов; уничтожение беспилотных средств воздушного нападения (самолетов-снарядов, воздушных торпед), проникающих в зону зенитного огня; в отдельных случаях создание огневых засад на маршрутах полетов вражеской авиации.

Основу боевого применения зенитной артиллерии при отражении налетов немецкой авиации составляло массирование огня, умелый маневр им при обязательном условии своевременного его открытия и высокой точности.

Войска ВНОС в ходе противовоздушной операции должны были решать следующие задачи: обеспечить командующего Войсками ПВО страны, командование оперативных объединений и соединений ПВО и командование военных округов своевременными и полными данными о воздушной обстановке; регулярно оповещать соединения и части родов войск ПВО о появлении, движении и местонахождении воздушного противника, облегчая тем самым непосредственное управление боевыми действиями войск; обеспечить командные пункты командиров истребительных авиационных соединений и частей и пункты наведения необходимыми данными для осуществления наведения истребителей на неприятеля.

Для выполнения этих задач от войск ВНОС требовались непрерывность и надежность наблюдения за воздушным пространством, четкость и быстрота обработки данных и всемерное сокращение времени, затрачиваемого на передачу донесений.

Важная роль в противовоздушной операции отводилась и зенитным прожекторным войскам. Они привлекались в основном для обеспечения ночных действий истребителей, не имевших радиоприцелов, и для обеспечения ночных стрельб зенитной артиллерии малого калибра.

Основной принцип оперативного применения зенитных прожекторов заключался в их массировании в определенных районах на вероятных путях полета воздушного противника к стратегическим объектам обороны с целью создания световых прожекторных полей для обеспечения ночного боя истребительной авиации. [358]

Зенитные прожекторные войска в противовоздушной операции должны были решать следующие задачи: создавать световые прожекторные поля для обеспечения ночного боя истребительной авиации; создавать световые зоны в районах некоторых особо важных объектов для обеспечения стрельбы зенитной артиллерии; участвовать в мероприятиях по оперативной маскировке группировки сил ПВО (создание маневренных ложных световых полей, усиление эффективности ложных объектов и т. п.).

Части аэростатов заграждения предназначались для усиления противовоздушной обороны отдельных небольших объектов, эффективная бомбардировка которых была возможна лишь с малых и средних высот, а также для создания препятствий на путях движения авиации и беспилотных средств воздушного нападения противника.

Большое внимание в послевоенный период уделялось также совершенствованию тактики родов войск противовоздушной обороны. При этом отправным началом служила критическая оценка опыта Великой Отечественной войны, а также учет послевоенного уровня развития средств воздушного нападения и вооружения Войск противовоздушной обороны страны.

Главным в совершенствовании тактики родов войск было всемерное повышение эффективности управления частями и подразделениями для наиболее полного использования боевых возможностей нового оружия в борьбе с новыми средствами воздушного нападения.

Для повышения плотности и эффективности огня новых 57-, 100- и 130-мм комплексов стали создаваться зенитные батареи не четырех, а восьмиорудийного состава. В это же время применяются уплотненные боевые порядки зенитной артиллерии, группы зенитных батарей и спаренные батареи на одной огневой позиции.

Спаренные зенитные артиллерийские батареи, имея в своем составе две станции орудийной наводки и два ПУАЗО, имели значительно большие огневые возможности, чем те же батареи, расположенные на различных огневых позициях. В то время как шестнадцать орудий двух спаренных батарей вели интенсивный огонь по одной цели по данным одной СОН и одного ПУАЗО, вторая станция орудийной наводки со своим ПУАЗО готовила данные для обстрела последующей цели. Время на перенос огня с одной цели на другую резко сокращалось.

Была выработана единая, более рациональная схема оборудования командных пунктов зенитной артиллерии, их связи и система управления огнем.

Если при старой системе управления целеуказание и все боевые распоряжения проходили по линии [359] соединение - часть - подразделение, то в новой системе целеуказание и боевые распоряжения поступали с командного пункта полка непосредственно на батарейные командные пункты (БКТ1).

В результате этого управление стало более гибким, точность передачи целеуказания увеличилась, а время на передачу целеуказания и боевых распоряжений уменьшилось.

Большое внимание уделялось также повышению точности стрельбы зенитной артиллерии. Приборы управления зенитным огнем новых 57-, 100- и 130-мм зенитных артиллерийских комплексов позволяли производить точный учет отклонения баллистических и метеорологических условий стрельбы от табличных. Перед стрельбами начали практиковать обстрел контрольных точек, с помощью которого определялись более точные поправки на условия стрельбы.

Все это повышало эффективность зенитного артиллерийского огня.

В боевом применении истребительной авиации в первые послевоенные годы не произошло существенных изменений. Также как и во время войны, основными способами боевых действий истребительной авиации ПВО были: перехват из положения «дежурство на аэродроме»; перехват из положения «дежурство в воздухе».

Боевые порядки истребительной авиации состояли из нескольких групп тактического назначения. Основная масса истребителей (до 2/3) выделялась в ударную группу, предназначавшуюся для уничтожения бомбардировщиков противника. Создавались также группы прикрытия, передовые группы и другие.

Большое внимание уделялось действиям в составе частей и соединений. Отрабатывались различные способы атак значительными силами истребителей больших групп бомбардировщиков.

Однако опыт войны в Корее (1950 - 1953 гг.) показал, что боевые порядки соединений и частей истребительной авиации маломаневренны и слишком сложны для управления. Применявшиеся в войне в Корее реактивные истребители действовали, как правило, парами или звеньями. Опыт этой войны подтвердил теоретические выводы советских ученых о возрастании роли первой атаки реактивных истребителей. В большинстве случаев первая атака была единственно возможной. В связи с этим резко повысились требования к летчикам-истребителям в области техники пилотирования, огневой подготовки и грамотного использования прицельных приспособлений.

Опыт боевого применения авиации в Корее всесторонне изучался, и основные выводы из него были учтены при уточнении задач боевой и тактической подготовки истребительной авиации Войск противовоздушной обороны страны. [360]

Дальше