Содержание
«Военная Литература»
Военная история

Глава третья.

Войска ПВО страны
в третьем периоде Великой Отечественной войны

Год решающих побед

Особенности оперативно-стратегического применения Войск противовоздушной обороны страны и характер выполняемых ими задач на театрах военных действий в кампаниях третьего периода войны определялись рядом объективных факторов, среди которых большое значение имели: особенности общей и воздушной обстановки, тактика действий авиации противника, целевое предназначение Войск ПВО страны как самостоятельного вида Советских Вооруженных Сил, непрерывный рост мощи и дальнейшее совершенствование организационной структуры Войск ПВО страны.

Операции Красной Армии в третьем периоде войны проводились в условиях полного превосходства наших ВВС над военно-воздушными силами фашистской Германии. Понеся значительные потери в живой силе и технике в сражениях 1942 - 1943 гг., немецкая авиация в дальнейшем уже не смогла восстановить своего положения, и активность ее на советско-германском фронте непрерывно падала. Если в 1943 г. на советско-германском фронте было отмечено 471611 самолето-пролетов немецкой авиации, то в течение всего третьего периода войны их число составило только 334499. В границах объединений и соединений Войск ПВО страны в 1943 г. зафиксировано 61 626 самолето-полетов противника, а в третьем периоде- 26 240{338}.

Наряду с падением активности вражеской авиации существенно изменились характер и тактика ее действий. В третьем периоде войны немецкие ВВС вынуждены были полностью отказаться от действий по объектам глубокого тыла. Все их усилия теперь направлялись на поддержку обороны своих сухопутных войск и для нанесения ударов [256] с воздуха по наступавшим войскам Красной Армии на поле боя, аэродромам базирования авиации и по объектам фронтового тыла.

В границах соединений и объединений Войск противовоздушной обороны страны фашистская авиация перешла к тактике ночных налетов, направляя свои усилия преимущественно для воздействия по объектам железнодорожного транспорта и переправам через водные преграды в прифронтовой полосе. Бомбардировочные налеты противник стремился осуществлять обычно крупными силами в составе нескольких эшелонов с нарастающим количеством самолетов в каждом последующем налете. Для затруднения действий сил и средств ПВО каждый эшелон авиации наносил удары небольшими группами с разных направлений и на различных высотах. При ночных налетах впереди основных сил бомбардировщиков шли самолеты-лидеры, освещавшие объекты бомбометания сбрасыванием светящихся авиабомб. Широко применялись демонстративные действия по обозначению ложных направлений налета с внезапным разворотом вблизи цели и заходом на нее с тыла{339}.

Недостаток сил противник стремился возместить искусным маневрированием соединений и частей своей авиации, сосредоточивая крупные массы ее на наиболее важных участках советско-германского фронта и для решения главных задач.

Благодаря такому маневрированию немецко-фашистскому командованию и в третьем периоде войны удавалось сосредоточивать на отдельных направлениях ударные авиационные группировки, борьба с которыми требовала массирования сил и средств ПВО всех видов Вооруженных Сил и высокого искусства их применения. С таким положением нашему командованию пришлось встретиться в полосе наступления 1-го и 2-го Украинских фронтов в апреле - мае 1944 г., в Белоруссии летом 1944 г. и на подступах к Берлину зимой 1944/45 г.

Наряду с широким маневром силами своей авиации немецко-фашистское командование в третьем периоде войны для поражения объектов в прифронтовой полосе стало применять новые средства воздушного нападения: управляемые по радио авиабомбы большой мощности и самолеты Ю-88, начиненные взрывчаткой. Применение этих средств, особенно начиненных взрывчаткой самолетов Ю-88, значительно повышало мощь ударов с воздуха. Достаточно указать, что взрыв одного такого самолета по своей мощи превышал одновременный удар 10 - 12 бомбардировщиков такого же типа с обычными бомбами. [257]

Для снижения боевой эффективности средств противовоздушной обороны немцы при осуществлении налетов на сильно прикрываемые объекты стали создавать пассивные помехи нашим радиолокационным станциям путем сбрасывания фольги авангардными группами своих самолетов. При сбрасывании фольги на экранах радиолокаторов, возникало много ложных целей, что затрудняло работу радиолокационных станций по проводке реальных целей, а также по обеспечению стрельбы зенитной артиллерии и наведению истребителей. Первые попытки создавать помехи нашим радиолокаторам были отмечены при налетах немецкой авиации на железнодорожные узлы Дарница и Смоленск в апреле - мае 1944 г.{340}.

Таким образом, в третьем периоде войны на противовоздушную оборону прифронтовой полосы возлагались большие и ответственные задачи. Особенно важное место в этот период занимала оборона коммуникацией переправ через водные преграды. В то же время прекращение налетов вражеской авиации на объекты глубокого тыла и ограниченный характер ее боевой деятельности в оперативных границах ряда соединений Войск ПВО страны создавали благоприятные условия для осуществления маневра с целью более широкого привлечения Войск противовоздушной обороны страны для выполнения задач по прикрытию с воздуха важных объектов в прифронтовой полосе.

Следует подчеркнуть, что в третьем периоде войны Войска противовоздушной обороны страны привлекались к выполнению значительно более широкого круга задач. В частности, они осуществляли прикрытие коммуникаций не только за пределами фронтового тыла, но зачастую и в войсковом тылу. Ряд переправ приходилось оборонять также и вблизи переднего края (переправы через Керченский пролив, на реках Днепр, Висла, Одер и других). Кроме того, соединения первого оперативного эшелона Войск ПВО страны выполняли задачи по прикрытию аэродромов фронтовой и дальней авиации, железнодорожных эшелонов и речных судов в пути, а также участвовали в осуществлении воздушной блокады окруженных группировок (в районах Корсунь-Шевченковского, Будапешта, Бреслау) и в операциях по уничтожению диверсионных отрядов и банд, действовавших в тылу Красной Армии{341}.

Расширение круга задач по обороне объектов в прифронтовой полосе и необходимость вновь создавать систему прикрытия с воздуха обширных районов в ходе общего стратегического наступления наших Вооруженных Сил, особенно [258] в летне-осенней кампании 1944 г. и зимней кампании 1945 г., требовали от командования и штабов Войск противовоздушной обороны страны тщательной оценки прикрываемых объектов и умелого маневрирования силами и средствами.

В третьем периоде войны активные боевые действия вели главным образом соединения и части первого оперативного эшелона Войск противовоздушной обороны страны, прикрывавшие объекты в прифронтовой полосе. В ряде случаев эти соединения и части вели борьбу не только с воздушным противником, но и привлекались для уничтожения наземных целей врага. Остальные соединения и объединения Войск ПВО страны несли боевое дежурство и периодически вели борьбу с одиночными самолетами-разведчиками, пытавшимися в некоторых случаях проникать на глубину до 800 - 1000 км{342}.

Характерной особенностью боевых действий соединений первого оперативного эшелона Войск противовоздушной обороны страны являлось то, что их частям приходилось выполнять свои задачи на той же территории, на которой располагалась значительная часть сил и средств ПВО сухопутных войск. Во многих случаях прикрытие отдельных важных объектов осуществлялось силами и средствами ПВО различных видов Вооруженных Сил, что требовало четкого решения вопросов взаимодействия этих сил и средств ПВО.

Существенное влияние на боевое применение сил и средств ПВО оказывало дальнейшее совершенствование организационной структуры Войск ПВО страны, которая в течение 1944 г. дважды претерпела коренные изменения.

Необходимо, однако, отметить, что, несмотря на резкое ослабление активности действий германских ВВС против объектов нашего глубокого тыла и перенесение их усилий в прифронтовую зону, в третьем периоде войны большая часть сил и средств Войск ПВО страны была выделена для прикрытия наиболее важных административно-политических и экономических центров Советского Союза. На обороне этих объектов было сосредоточено свыше 50 проц. истребителей и зенитных орудий среднего калибра, а также около 70 проц. зенитных прожекторов. Таким образом, защита важнейших административно-политических и экономических центров Советского Союза продолжала оставаться наиболее ответственной задачей Войск ПВО страны.

В зимней кампании 1944 г. Красная Армия нанесла сокрушительные удары по немецко-фашистским войскам под Ленинградом и Новгородом, на Правобережной Украине и [260] в Крыму. Во всех этих операциях большую роль сыграли Войска противовоздушной обороны страны.

Соединения и части Войск ПВО страны в ходе зимней кампании преимущественно вели борьбу с вражеской авиацией, пытавшейся нарушить железнодорожные перевозки в прифронтовой полосе. Наиболее напряженные бои с воздушным противником в этот период вели войска Ленинградской армии, Киевского, Львовского и Северо-Кавказского районов ПВО.

Войска Ленинградской армии ПВО приняли непосредственное участие в наступлении войск Ленинградского фронта, начавшемся 14 января. Ее 2-й гвардейский Ленинградский истребительный авиационный корпус ПВО под командованием генерал-майора авиации Н. Д. Антонова прикрывал от ударов с воздуха боевые порядки наших стрелковых соединений и штурмовал наземного противника, не давая ему возможности осуществлять планомерный отход. На прикрытие стрелковых войск части корпуса произвели около 2000 самолето-вылетов, уничтожив в воздушных боях 22 немецких самолета. Значительный эффект дали и штурмовые действия: гитлеровцы потеряли более 300 автомобилей с техникой, а также около 700 солдат и офицеров{343}.

Некоторые части зенитной артиллерии привлекались для артиллерийского обеспечения наступления соединений 42-й армии Ленинградского фронта. Они вели огонь по укреплениям противника в районах Урицка, Красного Села, Пушкино, Константиновки. Особенно успешно в январских боях действовал личный состав 169-го зенитного артиллерийского полка под командованием полковника П. Д. Гордиенко. Своим огнем батареи этого полка помогли нашей пехоте прорвать долговременную оборону немцев и успешно развивать наступление.

В ходе грандиозного наступления, проводившегося Красной Армией в январе - апреле 1944 г. на Украине и в Крыму, особое значение приобрела противовоздушная оборона железнодорожных коммуникаций юга. Обусловливалось это тем, что немецко-фашистское командование сконцентрировало против наступавших Украинских фронтов преобладающую часть всей своей авиации, действовавшей на советско-германском фронте. Здесь противник держал 53 - 56 проц. всего количества боевых самолетов, что составляло 1200 - 1450 бомбардировщиков, истребителей и разведчиков{344}.

Немецкая авиация имела своей основной задачей противодействовать наступлению советских войск. Удары с воздуха по нашим железнодорожным коммуникациям юга рассматривались [261] фашистским командованием как одна из главных задач авиации. В январе - апреле немецкие ВВС произвели на объекты железных дорог юга 457 бомбардировочных налетов{345}.

Противовоздушную оборону железнодорожных коммуникаций юга осуществляли войска Киевского, Курского, Харьковского, Донбасского и сформированных в феврале 1944 г. Львовского и Одесского районов ПВО, входивших в состав Западного фронта ПВО. Всего для прикрытия железнодорожных объектов юга было сосредоточено свыше 2000 зенитных орудий, около 450 истребителей, 1650 зенитных пулеметов и 300 зенитных прожекторов, что составляло около 50 проц. всех сил и средств Войск ПВО страны, действовавших в прифронтовой полосе. Они в первую очередь прикрывали наиболее важные железнодорожные узлы и мосты, а на основных магистралях и все без исключения станции.

Войска Киевского (командующий генерал-майор артиллерии Н. К. Васильков) и Львовского (командующий генерал-майор артиллерии И. С. Смирнов) корпусных районов ПВО обороняли в период зимней кампании наиболее важные железнодорожные магистрали Правобережной Украины и железнодорожные линии, подходившие к Днепру с востока. В границах этих соединений вражеская авиация вела интенсивную разведывательную и бомбардировочную деятельность. Так, только в границах Киевского корпусного района ПВО в течение января - мая было отмечено около 2300 самолето-пролетов авиации противника{346}.

Немецко-фашистская авиация пыталась путем массированных ударов по наиболее важным железнодорожным узлам сорвать нормальную работу коммуникаций 1-го и 2-го Украинских фронтов. Железнодорожный узел Дарница, например, с 1 января по 1 мая подвергался десяти групповым ночным налетам, в которых участвовало более 500 самолетов{347}. По нескольку массированных налетов немецкая авиация произвела и на другие узлы (Вапнярка, Сарны, Коростень, Шепетовка, Фастов).

Тактике массированных налетов противника Войска противовоздушной обороны страны противопоставили сосредоточение своих усилий для прикрытия наиболее важных железнодорожных узлов. Например, войска Киевского корпусного района ПВО обороняли 14 железнодорожных узлов, 18 мостов, 3 переправы, 10 железнодорожных станций и 3 аэродрома авиации дальнего действия. Из перечисленных объектов только 10 железнодорожных узлов, имевших решающее [262] значение, прикрывались каждый тремя-четырьмя дивизионами зенитной артиллерии среднего и малого калибров, одной-двумя зенитными пулеметными ротами, зенитной прожекторной ротой. Остальные объекты оборонялись обычно батареей артиллерии малого калибра и одним-двумя взводами зенитных пулеметов. А в Львовском корпусном районе ПВО массирование сил и средств было выражено еще более ярко: 60 проц. зенитной артиллерии среднего калибра, 53 проц. зенитной артиллерии малого калибра, 50 проц. зенитных пулеметов, 80 проц. зенитных прожекторов и 60 проц. истребительной авиации было сосредоточено на обороне 8 наиболее важных объектов из 35 обороняемых{348}.

Для борьбы с одиночными самолетами противника, действовавшими по железнодорожным перегонам и участкам шоссейных дорог, в соединениях ПВО создавались кочующие группы зенитных средств, которые действовали методом засад на выявленных маршрутах полетов вражеской авиации. В состав этих групп обычно включались батарея зенитной артиллерии малого калибра, взвод пулеметов и взвод зенитных прожекторов. Кроме того, для сопровождения эшелонов в пути создавались группы ПВО, располагавшиеся на железнодорожных платформах и включавшие одно-два зенитных орудия малого калибра и два - четыре зенитных пулемета. К середине января в составе Западного фронта ПВО действовали 82 такие группы. В течение месяца они сопровождали 350 эшелонов. Все атаки в пути были успешно отражены, а немецкая авиация понесла потери. Например, только в Киевском корпусном районе группы ПВО сбили три немецких самолета{349}.

Система обороны железнодорожных коммуникаций юга в зимней кампании строилась по принципу комплексного прикрытия важнейших магистралей и локальной обороны зенитными средствами отдельных пунктов. Количество сил и средств ПВО и их группировка на прикрытии объектов в первую очередь определялись двумя основными факторами: значением железнодорожных магистралей в обеспечении оперативных перевозок для фронтов и характером действий авиации противника. Этим обусловливалось прежде всего и построение системы ПВО и маневр ее средствами. Так, в январе - феврале 1944 г., когда особо важное значение приобрела магистраль Курск - Льгов - Бахмач - Нежин - Киев, каждый из ее железнодорожных узлов оборонялся одним-двумя дивизионами зенитной артиллерии среднего калибра, дивизионом малого калибра, ротой или взводом зенитных пулеметов и ротой зенитных прожекторов. Были также прикрыты [263] все железнодорожные мосты, а на участке Ворожба - Дарница все без исключения станции. Авиационное прикрытие магистрали обеспечивалось базированием достаточных сил истребителей на аэродромах в районах Курска, Белополья, Киева{350}. Кроме того, вдоль этой железнодорожной магистрали действовали десять групп ПВО и несколько маневренных зенитно-пулеметных подразделений.

Подобная система прикрытия была создана и для обороны железнодорожной магистрали Харьков - Полтава - Гребенка - Киев, а также отдельных важных участков железных дорог, таких, как Кременчуг - Полтава - Харьков - Лозовая и другие. Несколько слабее прикрывались железнодорожные линии Ново-Алексеевка - Мелитополь - Федоровка, Верхний Токмак - Пологи и участки Полтава - Красноград - Лозовая. На этих участках части ПВО прикрывали только 50 - 60 проц. станций.

В связи с усилившимися ударами немецкой авиации по железнодорожным эшелонам в пути командующий войсками Западного фронта ПВО своей директивой от 10 января 1944г. поставил соединениям первого эшелона задачу организовать прикрытие эшелонов в пути. К выполнению этой задачи были привлечены 50 - 60 проц. групп ПВО, а от штабов соединений ПВО выделены специальные оперативные группы для руководства их боевыми действиями.

В феврале - марте по мере развития наступательных операций наших войск и изменения роли и значения тех или иных железнодорожных линий для обеспечения действующих фронтов система противовоздушной обороны железнодорожных коммуникаций юга претерпела значительные изменения. Например, в марте возникла необходимость надежно прикрыть такие важные узлы дорог, как Казатин, Коростень и Житомир, а также организовать оборону вновь освобожденных рокадных линий Казатин - Шепетовка - Ровно и Коростень - Сарны, а также узлов Новоград-Во-лынский, Бердичев, Здолбунов, Шепетовка, Сарны, Ровно, Знаменка. В то же время снижение активности авиации противника на левобережье Днепра позволило снять часть сил с ряда небольших станций. Однако все железнодорожные узлы, мосты и важные станции на магистралях Харьков - Полтава - Киев, Полтава - Лозовая и на других по-прежнему прикрывались зенитной артиллерией и зенитными пулеметами. Таким образом, для наращивания системы прикрытия железнодорожных коммуникаций вслед за наступавшими фронтами осуществлялся оперативный маневр средствами ПВО из некоторых районов прифронтовой полосы. Но этим дело не [264] исчерпывалось.

Обеспечение надежного прикрытия объектов в прифронтовой полосе потребовало выдвижения крупных сил из глубины страны. Только для усиления обороны объектов на киевском направлении из Восточного фронта ПВО было передано в состав Западного фронта ПВО 4 зенитных артиллерийских полка, 6 отдельных зенитных артиллерийских дивизионов и 10 отдельных подразделений общим составом около 600 орудий и свыше 100 зенитных пулеметов.

Особая роль в организации прикрытия важных железнодорожных объектов на освобождаемой территории в ходе зимней кампании 1944 г. принадлежала зенитным бронепоездам. Мобильные, обладавшие высокой маневренностью и имевшие разнообразное зенитное артиллерийское вооружение, эти поезда быстро могли прибыть к объекту, который по условиям обстановки требовалось срочно усилить зенитной артиллерией. Их внезапное появление на том или ином участке, как правило, давало хорошие результаты. Однако надо было учитывать и такую особенность: чем дольше оставались бронепоезда на одном и том же месте, тем менее результативными становились их действия, а сами они начинали нести все большие потери. Подобное явление наблюдалось в начале марта при организации прикрытия железнодорожных узлов Здолбунов, Шепетовка и Ровно.

Для улучшения управления силами и средствами ПВО при отражении налетов авиации на объекты железнодорожных коммуникаций штабы соединений ПВО в зимней кампании широко практиковали выделение специальных оперативных групп, имевших задачу руководить боевыми действиями частей на прикрытии важнейших участков железных дорог. В январе были созданы оперативные группы в Бахмаче - от штаба Курского и в Нежине - от штаба Киевского корпусных районов ПВО. В феврале успешно работали оперативные группы штабов соединений ПВО в Ровно (Львовский корпусной район ПВО), Житомире (Киевский район ПВО) и Мелитополе (Донбасский район ПВО). Управление боевыми действиями частей, оборонявших крупные железнодорожные узлы, осуществлялось начальниками пунктов ПВО. В небольших пунктах функции начальника обороны обычно поручались старшему из командиров частей (подразделений), прикрывавших объект. Ему оперативно подчинялись все средства ПВО данного объекта.

Характерной особенностью организации противовоздушной обороны железнодорожных коммуникаций юга в этой зимней кампании было создание единой системы радиолокационного обеспечения боевых действий истребительной авиации. Для наведения истребителей на воздушные цели в южной части Левобережной Украины и в Донбассе развертывались [265] радиотехнические станции в районах Лозовой, Днепропетровска, Чаплино, Запорожья, Мелитополя, Пологов, Красноармейска. Зоны видимости этих станций взаимно перекрывались, чем и было обеспечено создание сплошного радиолокационного поля обнаружения и наведения в обширном районе.

Среди многочисленных задач, выполнявшихся Войсками ПВО страны по обеспечению наступательных операций в зимнюю кампанию, важное место занимала оборона переправ через Днепр и Керченский пролив.

Особо важное значение для дальнейшего наступления войск 1-го и 2-го Украинских фронтов на Правобережной Украине имели переправы через Днепр в районах Киева, Переволочной, Ульяновки, Сухачевки и Кушугумовки. Эти переправы прикрывались войсками Киевского и Донбасского корпусных и Харьковского дивизионногр районов ПВО.

Переправы в районе Киева до 23 ноября 1943 г. прикрывались средствами ПВО сухопутных войск, а в последующем частями Киевского корпусного района ПВО. Важное значение этих переправ обусловило привлечение крупных сил. К концу декабря для обороны Киева и переправ через Днепр было сосредоточено 2 полка истребителей, 256 орудий СЗА, 96 орудий МЗА, 72 зенитных пулемета. Кроме того, району ПВО оперативно подчинили 9-ю химическую бригаду 1-го Украинского фронта, которая получила задачу задымления района переправ во время воздушных налетов. Из этого количества средств на обороне переправ в районе Киева находилось до 120 орудий СЗА, до 60 орудий МЗА и 72 зенитных пулемета.

Зенитные артиллерийские и пулеметные части и подразделения для обороны объектов города и переправ через Днепр располагались в трех боевых секторах, образуя круговую оборону, основу которой в каждом секторе составляла зенитная артиллерия среднего калибра. Средняя плотность огня зенитной артиллерии в поясе боевых курсов с наиболее вероятных направлений полета авиации противника (с северо-западного и юго-западного) достигала 120 - 140 разрывов на 1 км пути цели. Это обеспечивало надежное отражение лишь одиночных самолетов и небольших групп авиации, но было явно недостаточно для успешного отражения больших групп и массированных налетов самолетов. В дальнейшем этот недостаток ликвидировали за счет перегруппировки зенитной артиллерии внутри пункта и усиления новыми частями, снятыми с других объектов.

Активные боевые действия по переправам в районе Киева авиация противника начала в декабре 1943 г. За два месяца на переправы было совершено 13 групповых налетов, в каждом из которых участвовало от 20 до 30 самолетов. [266]

Налеты сравнительно легко были отражены совместными усилиями истребительной авиации и зенитной артиллерии. Прикрываемые объекты повреждений не получили.

Наиболее крупные налеты на железнодорожный узел Дарница и переправы через Днепр у Киева авиация противника предприняла в апреле 1944 г. В период с апреля по июль на мосты и станцию Дарница она совершила 14 крупных групповых налетов.

Первый такой налет силами до 100 бомбардировщиков был произведен в ночь на 8 апреля.

Бомбардировщики к объектам подходили тремя эшелонами по 20 - 30 самолетов в группе, на высотах 3500 - 6000 м. Впереди каждого эшелона бомбардировщиков летели одиночные самолеты. При подходе к цели группы рассредоточивались и бомбардировку вели одиночные самолеты или группы с разных направлений с горизонтального полета и с пикирования. Освещение объектов осветительными бомбами поддерживалось противником в течение всего налета, длившегося около двух часов.

Все последующие налеты были подобны рассмотренному с той лишь разницей, что они осуществлялись еще большим количеством самолетов. Например, в ночном налете 6 мая участвовало 255 бомбардировщиков.

Основную роль в отражении ночных налетов авиации играла зенитная артиллерия. Наша истребительная авиация вследствие ограниченного количества подготовленных для ночного боя экипажей применялась редко. В ночном бою истребители действовали главным образом на дальних подступах к обороняемым объектам, стремясь в первую очередь уничтожить вражеские самолеты-лидеры. В то же время отдельные истребители провешивали осветительными авиабомбами маршруты на ложные объекты.

Днем, при хорошей видимости, истребительная авиация действовала не только на подступах, но и в зоне огня зенитной артиллерии. Бой зенитной артиллерии и истребительной авиации в одной зоне требовал четкой организации взаимодействия. В первую очередь истребители атаковали бомбардировщиков противника, летевших на большой высоте. В тех случаях, когда бомбардировщики не были эшелонированы по высоте, зенитная артиллерия вела огонь по самолетам, не атакованным нашей истребительной авиацией.

При отражении налетов бомбардировочной авиации хорошо действовали зенитные батареи 317-го зенитного артиллерийского полка, которым командовал подполковник М. П. Шумков. Только за время отражения одного налета в ночь на 8 апреля зенитчики сбили 7 вражеских самолетов{351}. [267]

Высокую организованность и отличную слаженность в работе показали орудийные расчеты 6-й батареи. Среди них выделялся расчет под командованием коммуниста сержанта Н. Д. Булгакова. В ходе боя большинство орудийных номеров получили серьезные ранения. Несмотря на это, орудия не прекращали огня до конца отражения налета. Каждый боец работал за двоих. Сам сержант Н. Д. Булгаков, умело командуя расчетом, работал еще и за заряжающего.

Железную стойкость проявил в бою личный состав 11-й батареи. Все воины расчета, которым командовал сержант Д. С. Шерстнев, при налете бомбардировщиков получили ранения. Раненым оказался и командир расчета, но, превозмогая боль, он обратился с призывом к своим подчиненным: «Товарищи, судьба объекта в наших руках, твердо будем стоять на своих местах, сильнее огонь по врагу!» И орудие продолжало стрельбу.

Примеры воинского умения, стойкости и мужества в боях с вражеской авиацией показали летчики 907-го истребительного авиационного полка ПВО, которым командовал Герой Советского Союза майор Н. А. Козлов. Обороняя переправы через Днепр, летчики этого полка провели много воздушных боев и нанесли врагу чувствительные потери. Только за два боя 9 и 11 февраля они уничтожили 15 самолетов. За эти дни майор Н. И. Ковалев и лейтенант М. М. Митенков сбили по три вражеских самолета{352}.

Большую роль в защите прикрываемых мостов через Днепр сыграла 9-я бригада химической защиты. На площади в 35 кв. км солдаты установили 132 дымовые точки. Благодаря маскировке мостов противнику пришлось вести бомбардирование по площади, в результате лишь несколько сброшенных фугасных авиабомб упало в районе объекта, не причинив ему никакого ущерба. Отмечалось несколько случаев, когда противник вынужден был отказаться от бомбардировки задымленных объектов. Так, в ночь на 12 мая по приказу командующего корпусным районом произвели задымление мостов. Появившиеся вражеские самолеты, не обнаружив цели, ушли на другие объекты. В девяти случаях противник, не обнаружив цели в дымовой завесе, не мог бомбардировать переправы{353}.

Ответственные задачи, возложенные на зенитчиков, летчиков и воинов других специальностей по прикрытию переправ в районе Киева, были успешно выполнены: переправы функционировали бесперебойно, несмотря на все попытки врага вывести их из строя. [268]

Переправы через Днепр у Переволочной и Ульяновки до восстановления железнодорожного моста у Кременчуга являлись основным средством сообщения войск 2-го Украинского фронта, проводивших успешные наступательные операции на Правобережной Украине.

Для обеспечения противовоздушной обороны переправ привлекались части и подразделения Харьковского дивизионного района ПВО. Из состава района на противовоздушную оборону переправы у Переволочной они выделили три батареи СЗА, три батареи МЗА и зенитную пулеметную роту. Кроме того, на прикрытии этой переправы находились четыре батареи МЗА и две зенитные пулеметные роты 2-го Украинского фронта.

Прикрытие переправы у Ульяновки осуществлялось двумя батареями среднего калибра, тремя батареями малого калибра и зенитной пулеметной ротой{354}.

Основные позиции батарей СЗА располагались на обоих берегах реки, в 1000 м от переправ, МЗА и пулеметы стояли непосредственно у переправ и на островах. Такое расположение огневых средств давало возможность создать здесь многослойный огонь.

Для управления всеми силами ПВО переправы командование создало оперативную группу, а на каждой переправе назначило начальника ПВО переправы. Расстояние между переправами у Переволочной и Ульяновки составляло не более 4 км. Это позволило организовать единую систему заградительного огня в интересах прикрытия обоих объектов.

Оповещение и связь со штабом 2-го Украинского фронта осуществлялись офицером связи, который с радиостанцией находился в отделе ПВО штаба фронта.

Для обеспечения надежного управления средствами ПВО установили прямую телефонную и радиосвязь между оперативной группой, начальниками ПВО переправ и штабом 16-й бригады ПВО (Полтава), которой подчинялись средства ПВО переправ.

Авиация противника с 16 ноября 1943 г. по 16 января 1944 г. несколько раз пыталась разрушить переправы. Всего за это время над ними гитлеровцы совершили 109 самолето-полетов. Однако хорошо организованный огонь зенитной артиллерии и пулеметов вынуждал экипажи противника сбрасывать бомбы со значительной высоты, не причинив объектам никакого вреда. Так же успешно была осуществлена противовоздушная оборона переправ через р. Днепр у Днепропетровска и Запорожья войсками Донбасского корпусного района ПВО. [269]

Таким образом, Войска противовоздушной обороны страны успешно отразили все налеты авиации противника на переправы через Днепр и обеспечили бесперебойное снабжение войск 1, 2, 3 и 4-го Украинских фронтов.

Наряду с прикрытием переправ через Днепр Ставка Верховного Главнокомандования в конце января 1944 г. поручила Восточному фронту ПВО прикрытие переправ и строительства железнодорожного моста через Керченский пролив.

Для решения этой задачи в район переправ прибыли несколько частей из глубины страны, а также основные силы созданного в начале февраля 1944 г. Северо-Кавказского дивизионного района ПВО (командующий генерал-майор артиллерии Ф. Г. Янковский) и 2 полка 2-й гвардейской истребительной авиационной Сталинградской дивизии ПВО. К началу марта в районе Таманского полуострова и Керченского пролива имелось 470 зенитных орудий, 294 зенитных пулемета, 132 зенитных прожектора и 96 истребителей. Для наведения истребителей на воздушные цели использовались 2 радиолокационные станции типа «Пегматит».

Близость керченских переправ к линии фронта определила ряд особенностей в боевом использовании сил и средств ПВО. Одной из них являлось то, что зенитные средства Отдельной Приморской армии и Северо-Кавказского района ПВО располагались у объектов с учетом создания единой группировки и централизованного управления огнем.

Вылет истребителей для перехвата воздушных целей из положения «дежурство на аэродроме» в ряде случаев не обеспечивал надежного выполнения боевой задачи, так как они появлялись в зоне боя лишь через 6 - 8 минут. За это время самолеты противника успевали произвести бомбардировку объектов и уйти. Поэтому истребители ПВО действовали при обороне керченских переправ преимущественно способом барражирования в воздухе, оказавшимся более эффективным.

Части Северо-Кавказского дивизионного района ПВО во взаимодействии с силами и средствами ПВО Отдельной Приморской армии в феврале - апреле 1944 г. успешно отразили все налеты воздушного противника на переправы через Керченский пролив, сбив при этом 38 вражеских самолетов{355}.

Одновременно с выполнением задач по прикрытию переправ, коммуникаций и других объектов фронтового тыла Войска ПВО страны в зимней кампании привлекались для решения и других задач. Так, части Киевского корпусного района ПВО принимали участие в воздушной блокаде окруженной [270] корсунь-шевченковской группировки противника, а также в боях по ее уничтожению.

Круг задач и район действий войск ПВО по прикрытию объектов прифронтовой полосы в операциях зимней кампании непрерывно расширялись. Это обусловливалось тем, что в ходе победоносного наступления Красной Армии освобождались от врага обширные районы советской территории, появлялись новые важные объекты, которые требовалось прикрывать с воздуха. Так, в середине февраля войска Киевского и Одесского корпусных районов ПВО получили задачу в ограниченный срок организовать прикрытие свыше 20 действовавших и строившихся мостов и переправ через реки Горынь, Ирпень, Стырь, Тетерев, Каменка, Желтая и Саксагань{356}. В этих условиях от командования и штабов Войск противовоздушной обороны страны требовалось умение искусно маневрировать силами, избегать шаблона в организации боевых действий.

Командование и штабы войск ПВО успешно справились с этой задачей.

При отражении налетов вражеской авиации части противовоздушной обороны страны в большинстве случаев умело вели боевые действия и не допускали немецкие самолеты к обороняемым объектам. В качестве одного из примеров умелой организации борьбы с воздушным противником являются действия 148-й истребительной авиадивизии ПВО при отражении налетов вражеской авиации на железнодорожный узел Сарны 19 марта. В этот день гитлеровцы дважды пытались бомбардировать его. Первую попытку они сделали утром, когда 15 бомбардировщиков Ю-87 стремились незаметно прорваться к объекту. Однако наши радиолокационные станции своевременно обнаружили их. На перехват поднялись два звена Як-9 148-й истребительной авиадивизии ПВО под командованием старшего лейтенанта Н. Л. Часныка и капитана В. И. Иванова. Наши летчики смело атаковали бомбардировщиков на дальних подступах и сбили 5 машин, не имея своих потерь. Ни один немецкий самолет не прорвался к объекту.

Потерпев неудачу днем, гитлеровцы повторили массированный налет на Сарны в вечерних сумерках. Радиолокаторы обнаружили в 110 км от города до 50 бомбардировщиков. На перехват своевременно вылетели четыре звена истребителей Як-9, которые атаковали противника в районе Домбровицы. В завязавшемся воздушном бою наши летчики сбили 18 бомбардировщиков и снова сами потерь не имели.

Таким образом, благодаря хорошей организации разведки, высокой боевой готовности, мужеству, героизму и мастерству [271] наших летчиков противник не прошел к объекту и потерял в воздушных боях 24 самолета.

В борьбе с одиночными самолетами-разведчиками Войска ПВО страны весьма успешно применяли засады зенитных средств и истребительной авиации на маршрутах, где наиболее часто наблюдались пролеты немецких самолетов. Так, в феврале в 106-й истребительной авиационной дивизии ПВО, которой командовал генерал-майор авиации П. К. Демидов, действовало несколько засад истребителей на специально подготовленных площадках в районах Великих Лук и Невеля на излюбленных направлениях полетов фашистских разведчиков. За несколько дней они уничтожили 13 вражеских самолетов, экипажи которых состояли из асов немецких ВВС{357}.

При выполнении боевых задач воины противовоздушной обороны страны проявляли мужество, героизм и верность воинскому долгу. В ночь на 30 марта один из постов ВНОС Западного фронта ПВО оказался в окружении превосходящих сил врага. 6 наших бойцов, не дрогнув, вступили в бой против 50 вражеских солдат и победили. За проявленные стойкость и героизм в этом бою личный состав поста ВНОС лейтенант А. Л. Корнеев, ефрейтор М. П. Зарываев, рядовые С. М. Ручинин, Г. А. Андреев, А. Д. Зиновкин и П. Н. Николаев были награждены орденом Красного Знамени{358}.

В заключение укажем, что одной из важных задач Войск ПВО страны в зимней кампании 1944 г. являлось своевременное развертывание службы воздушного наблюдения, оповещения и связи на освобождаемой территории. Это имело большое значение не только для обеспечения эффективной борьбы с авиацией противника, но и для информации различных командных инстанций о воздушной и наземной обстановке. К 1 января 1944 г. служба ВНОС была организована в основном до линии Днепра. Только на отдельных участках посты ВНОС ПВО действовали на правом берегу реки в районе Киев, Фастов (4-й полк ВНОС), в районе Кременчуга (5-й отдельный батальон ВНОС) и в районе Пятихатки (63-й отдельный батальон ВНОС).

Интересы дела требовали полного охвата системой воздушного наблюдения всей территории, освобождаемой от оккупантов. Но при этом возникли большие трудности в восстановлении линий связи. Командование Западного фронта ПВО в течение января - февраля провело ряд мероприятий, направленных на своевременное развитие системы ВНОС на освобождаемой территории, В частности, пришлось [272] сформировать 3 отдельных радиобатальона ВНОС, имевших по 48 постов с радиостанциями{359}.

Не менее важное значение имела и другая мера, которую осуществило командование Западного фронта ПВО. Суть ее заключалась в создании свободного резерва частей и подразделений ВНОС в оперативном и тактическом звене, а также своевременное выдвижение этих резервов в районы предполагаемого развертывания.

Осуществление этих мероприятий позволило в середине марта развернуть батальоны ВНОС в районах Проскурова, Ровно, Житомира, Винницы, Первомайска, Николаева. Вышли в свои районы и батальоны ВНОС, предназначенные для развертывания в Ковеле, Тернополе, Одессе и Симферополе. Первоочередное внимание уделялось организации оповещения истребительной авиации и зенитной артиллерии, прикрывавших важнейшие железнодорожные объекты. Как правило, все ротные, батальонные и главные посты ВНОС имели прямые связи с частями истребительной авиации и зенитной артиллерии, оборонявшими эти объекты. Благодаря такой системе оповещения в январе - апреле не было ни одного случая внезапного налета авиации противника на железнодорожные узлы{360}.

Основной недостаток в работе службы ВНОС в период зимней кампании заключался в том, что данные оповещения передавались ротными, батальонными и главными постами ВНОС с задержкой от 3 - 4 до 7 - 8 и даже 10 минут. Личный состав наблюдательных постов слабо знал силуэты самолетов своих и противника, из-за чего отдельные посты ВНОС допускали ошибки. Например, в январе - феврале части ВНОС Западного фронта ПВО в 172 случаях неправильно опознали самолеты и 19 раз пропустили воздушного противника, не подавая сигналов{361}. Неправильное опознавание запутывало воздушную обстановку и затрудняло действия истребительной авиации, а ночью и в сложных метеоусловиях являлось причиной обстрела своих самолетов.

В целом Войска противовоздушной обороны страны возложенные на них задачи по прикрытию объектов прифронтовой полосы в зимней кампании 1944 г. выполнили успешно. Однако нередко бывали и такие случаи, когда из-за недостатка транспорта маневр наземных средств ПВО осуществлялся медленно. Это создавало определенные трудности в организации своевременной обороны войск, объектов фронтов, путей сообщения и переправ в установленные сроки. Одним из таких примеров являлась медленная переброска зенитных артиллерийских частей для замены средств ПВО Отдельной [273] Приморской армии на обороне переправ через Керченский пролив, что потребовало вмешательства Ставки. Имелись случаи формального понимания принципов пунктовой противовоздушной обороны, что приводило иногда и к невыполнению боевых задач. Например, в феврале одиночные вражеские самолеты, не входя в зоны зенитного артиллерийского огня, безнаказанно совершали систематические разведывательные полеты в границах Харьковского корпусного района ПВО, а наша истребительная авиация, осуществляя барражирование только в районе прикрываемых объектов, не искала с ними встреч{362}.

Существенным недочетом боевого применения Войск ПВО страны в зимней кампании было нечеткое взаимодействие с войсковой системой ПВО. Так, например, Военный совет Белорусского фронта 30 января 1944 г, обратился с письмом на имя командующего артиллерией Красной Армии, в котором указывал на серьезные недостатки при организации взаимодействия с частями Западного фронта ПВО. Для обороны освобожденных крупных городов и других важных объектов фронта части Западного фронта ПВО прибывали с большим запозданием и в количестве, не обеспечивавшем надежного их прикрытия. Командиры этих частей занимали огневые позиции без учета группировки фронтовых средств, не выполняли установленного режима ведения огня и взаимодействия с истребительной авиацией. Части Войск ПВО страны часто ставились на обороне таких объектов, которые к моменту их прибытия уже теряли свое значение. Передислокация частей Войск ПВО страны и объединение их в единые тактические группы часто осуществлялись с опозданием. Оповещение о налетах вражеской авиации в полосе фронта войсковой системой ВНОС было организовано и осуществлялось на единой радиоволне, а посты ВНОС Западного фронта ПВО, дислоцировавшиеся в границах фронта, работали на другой волне. Поэтому передать или принять от них данные о воздушной обстановке было невозможно{363}.

В ходе зимней кампании стало очевидно, что распределение задач между фронтами ПВО по глубине не оправдало себя и не обеспечило выполнения задач, стоявших перед Войсками ПВО страны. Западный фронт ПВО, который руководил действиями соединений первого оперативного эшелона во всей полосе советско-германского фронта от Мурманска до Сочи, в условиях непрерывного продвижения Красной Армии на запад не мог успешно справляться со своими функциями. В то же время Восточный фронт, объединявший оборону в глубоком тылу, активных действий не вел. [274] Поэтому в марте - апреле 1944 г. Верховное Главнокомандование осуществило некоторые мероприятия, направленные на улучшение руководства Войсками противовоздушной обороны страны, оборонявшими объекты в прифронтовой полосе, и обеспечение более мобильной организации прикрытия освобожденных от противника важных районов. Западный и Восточный фронты, а также Закавказская зона ПВО были реорганизованы. На их базе создавались три фронта ПВО: Северный, Южный и Закавказский. Граница между фронтами ПВО определялась линией, идущей с востока на запад. Таким образом, каждый фронт стал активным, получив задачу оборонять объекты в прифронтовой полосе и на освобождаемой от противника территории. Одновременно корпусные и дивизионные районы ПВО переименовывались соответственно в корпуса и дивизии ПВО. Это мероприятие устранило неудобство, которое возникло еще в 1943 г. в связи с необходимостью переименования соединений противовоздушной обороны, которые передислоцировались вслед за наступавшими войсками Красной Армии. Были проведены крупные формирования для усиления обороны коммуникаций в прифронтовой полосе, а также Москвы и Ленинграда. Командующими войсками фронтов ПВО были назначены: Северного - генерал-полковник М. С. Громадин, Южного- генерал-лейтенант артиллерии Г. С. Зашихин и Закавказского - генерал-лейтенант артиллерии П. Е. Гудыменко.

Следует, однако, отметить, что, хотя проведенная в апреле 1944 г. реорганизация структуры противовоздушной обороны страны значительно улучшила руководство войсками, прикрывавшими объекты в прифронтовой полосе, она все-таки не полностью решала эту задачу. Дело в том, что Северный фронт прикрывал три стратегических воздушных направления и его войска действовали в полосе, превышавшей 3000 км. Естественно, что в таких условиях командование и штаб этого фронта ПВО были ограничены в своих возможностях оперативно влиять на изменения обстановки, особенно в ходе стратегического наступления. [275]

В летне-осенней кампании 1944 г. Советские Вооруженные Силы наносили свой главный удар на западном направлении. Сокрушив вражеский фронт и разгромив на этом направлении крупные группировки немецко-фашистских войск, наша армия открыла себе кратчайший путь к Берлину и для выхода к жизненным центрам Германии.

В границах соединений первого оперативного эшелона Войск противовоздушной обороны страны вражеская авиация по-прежнему стремилась наносить массированные удары по наиболее важным железнодорожным узлам на основных коммуникациях, питавших наши фронты в Белоруссии и на Украине (Брянск, Смоленск, Гомель, Калинковичи, Сарны, Коростень).

В период летне-осенней кампании еще больше возросла роль Войск противовоздушной обороны страны в обеспечении прикрытия объектов фронтов и важные районов на освобожденной территории.

Происходило еще более смелое массирование Войск ПВО страны на направлениях главных ударов Красной Армии. Так, при подготовке и в ходе Белорусской наступательной операции силами Северного и Южного фронтов ПВО были надежно прикрыты все железнодорожные узлы и мосты, а на глубину 150 - 200 км от линии фронта почти все небольшие железнодорожные станции оборонялись подразделениями зенитной артиллерии, зенитных пулеметов и зенитных бронепоездов.

Сосредоточение крупных сил Войск ПВО страны для прикрытия объектов прифронтовой полосы в период Белорусской операции позволило средства ПВО сухопутных войск использовать преимущественно (до 80 проц.) для надежного прикрытия соединений первого эшелона. Это было очень важно для успешного развития операции, так как немецко-фашистская авиация большинство своих самолето-вылетов производила для ударов по войскам первых эшелонов корпусов и дивизий, наступавших на главных направлениях. В отдельные периоды операции количество этих вылетов достигало 90 проц. от общего количества самолето-вылетов немецкой авиации на всем фронте наступления.

Подготовка наступательных операций связана с крупными перегруппировками войск, с подвозом огромного количества боевой техники и различных материальных средств. А это можно осуществить только при условии бесперебойной работы железнодорожных и водных коммуникаций. Таким образом, надежная оборона с воздуха путей сообщения имела очень важное значение для подготовки и успешного ведения наступательных операций и являлась одной из основных задач Войск ПВО страны. [276]

Наиболее напряженные боевые действия в ходе летне-осенней кампании вели соединения Войск ПВО страны, прикрывавшие объекты в полосе Прибалтийских фронтов (2-й корпус ПВО), Белорусских фронтов (4-й корпус и 81-я дивизия ПВО) и Украинских фронтов (7-й и 8-й корпуса ПВО), а также войска Ленинградской армии ПВО, принимавшие участие в наступательной операции Ленинградского фронта.

В период подготовки Белорусской операции авиация противника наиболее интенсивно действовала в границах 4-го корпуса и 81-й дивизии ПВО. В течение июня только в границах этих соединений было отмечено свыше 1500 вражеских самолето-пролетов. Фашистская авиация стремилась сорвать оперативные перевозки наших фронтов путем нанесения массированных ударов по крупнейшим железнодорожным узлам (Гомель, Брянск, Смоленск, Калинковичи), а также путем систематического воздействия небольшими группами и одиночными самолетами по эшелонам в пути. Войска Северного фронта ПВО не позволили врагу осуществить этот замысел. Из 117 бомбардировочных налетов, предпринятых немецкой авиацией, только в 7 случаях самолетам удалось прорваться к объектам и нанести им некоторый ущерб. При отражении налетов в период подготовки и в ходе Белорусской операции части ПВО страны уничтожили 320 самолетов.

В июле прифронтовые соединения войск противовоздушной обороны отразили ряд массированных воздушных налетов на железнодорожные узлы Казатин, Сарны, Минск, Молодечно, Великие Луки и Новосокольники.

Борьба с самолетами-разведчиками в общей системе противовоздушной обороны в этот период имела большое значение. Она требовала высокого искусства и мастерства. Летчики ПВО успешно справлялись с этой задачей, проявляя мужество и беспредельную преданность Родине. Вот один из примеров, подтверждающих это.

8 июля командир звена 908-го истребительного полка 141-й истребительной авиадивизии ПВО комсомолец лейтенант В. И. Елькин, вылетев с аэродрома Проскуров, перехватил фашистского разведчика Ю-88, пытавшегося уйти за линию фронта, и, вступив с ним в бой, одержал победу.

При выходе из последней атаки летчик заметил, что на него устремились два истребителя противника типа Ме-109. Быстро выйдя из-под огня фашистов, В. И. Елькин умелым маневром зашел одному из Ме-109 в хвост и сбил его, израсходовав при этом все свои боеприпасы. Но тут же нашего летчика атаковал второй вражеский истребитель, и В. И. Елькин был ранен в руку и ногу. Не имея боеприпасов, младший лейтенант все же не вышел из боя. Развернувшись, он пошел в лобовой таран на фашистский истребитель и ценой своей [277] жизни уничтожил третий самолет противника в воздушном бою.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 22 августа 1944 г. лейтенанту В. И. Елькину было присвоено посмертно звание Героя Советского Союза.

В связи с успешным продвижением на запад фронтов сухопутных войск и освобождением значительной части оккупированной территории Войска ПВО страны в ходе летне-осенней кампании должны были организовать оборону крупных городов, промышленных районов и путей сообщения, высвобождая войсковые средства ПВО, необходимые для прикрытия боевых порядков наступавших частей и соединений.

Для своевременной и быстрой организации обороны важных объектов на освобождаемой территории вслед за наступавшими войсками применялся, как и, прежде, маневр передовыми частями ПВО страны, силы которых делились для прикрытия старых и новых объектов. Однако наиболее широкий размах получило маневрирование силами из глубины страны, ибо оно обеспечивало более полное решение задачи высвобождения максимального количества сил и средств войсковой ПВО. Так, в мае - июне из тыловых районов Южного фронта ПВО были выдвинуты 2 истребительные авиационные дивизии и более 40 зенитных артиллерийских частей{364}. Во втором полугодии 1944 г. из состава Закавказского фронта ПВО переданы на усиление других фронтов ПВО 25 различных частей{365}.

В ряде случаев маневр и перегруппировки сил затягивались на значительное время. С одной стороны, это происходило потому, что железные дороги не всегда справлялись с непрерывно возраставшими перевозками. Но одна из главных причин заключалась, пожалуй, в том, что командующие войсками фронтов ПВО не имели права оперативно маневрировать силами и средствами применительно к складывавшимся условиям обстановки. Снятие частей или подразделений с обороны объектов, даже утративших свое значение или расположенных в глубоком тылу, производилось в каждом отдельном случае только с разрешения Ставки.

В летне-осенней кампании наблюдалось дальнейшее совершенствование искусства применения всех родов войск на базе широкого внедрения радиолокационной техники. В зенитной артиллерии стрельба батарей с использованием радиотехнических станций орудийной наводки стала основным способом выполнения огневых задач. Части истребительной [278]

авиации, опираясь на радиолокационное обеспечение, все более широко стали применять вылеты на перехват из положения «дежурство на аэродроме», чем резко сокращался расход моторесурса. В течение 1944 г. количество вылетов на патрулирование по сравнению с 1943 г. сократилось с 63 проц. до 42. Наряду с применением истребителей как средства прикрытия определенного пункта им все чаще стали ставить задачи прикрытия объектов на полный радиус действия. А в июле для отражения налетов авиации противника на железнодорожный узел Коростень некоторые части истребительной авиации, базировавшиеся в районе Киева, действовали на полную дальность своего полета с последующей посадкой на аэродромы взаимодействующих соединений.

Выполняя задачи по обороне объектов прифронтовой полосы, летчики истребительной авиации ПВО страны значительно повысили свое боевое мастерство и более эффективно отражали налеты. Многие из них при выполнении боевых задач показали высокую выучку. Вот только один из многих боевых подвигов, 8 июля старший лейтенант Н. Л. Часнык, израсходовав свой боекомплект в ночном воздушном бою на подступах к г. Сарны, смело пошел на таран вражеского бомбардировщика, сбил его, а сам благополучно приземлился на аэродроме{366}. Наши авиачасти научились воевать так, что уничтожали десятки и сотни фашистских самолетов, а сами при этом несли незначительные потери. Например, 148-я истребительная авиадивизия ПВО в течение 1944 г. сбила 142 самолета противника, а сама потеряла лишь 13 самолетов и 9 летчиков. За этот же период 2-й гвардейский Ленинградский истребительный авиационный корпус ПВО уничтожил 172 вражеских бомбардировщика{367}.

О высоком уровне боевого мастерства летчиков-истребителей противовоздушной обороны страны свидетельствует, в частности, то, что соотношение потерь истребительной авиации ПВО к количеству сбитых самолетов противника в 1944 г. выражалось 1: 4,5 в пользу нашей истребительной авиации{368}.

В этом году были осуществлены крупные мероприятия по улучшению технического оснащения и дальнейшему совершенствованию управления Войсками противовоздушной обороны страны, а также их организационной структуры.

К концу года все зенитные артиллерийские полки среднего калибра получили радиолокационные станции орудийной наводки, а прожекторные части - радиопрожекторные станции. Состав зенитных артиллерийских батарей малого [279] калибра был увеличен с 4 до 6 орудий. В штат всех истребительных авиационных полков включили радиолокационные станции обнаружения и наведения.

Советское Верховное командование во второй половине 1944 г. приняло ряд мер, направленных на усиление противовоздушной обороны группировок сухопутных войск и объектов прифронтовой полосы на театрах военных действий и для прикрытия некоторых важных экономических районов на территории Польши, Венгрии и Румынии. Летом и осенью из глубины страны и из прифронтовой полосы европейской части Советского Союза передислоцировались за пределы страны для прикрытия объектов в прифронтовой полосе пять корпусов войск противовоздушной обороны. В условиях непрерывного увеличения глубины оперативного построения войск командование и штабы Северного и Южного фронтов ПВО начали испытывать затруднения в управлении соединениями первого эшелона, действовавшими в непосредственном тылу наступающих фронтов сухопутных войск.

Для приближения органов оперативного руководства к действующим войскам в декабре 1944 г. Северный и Южный фронты ПВО были преобразованы в Западный и Юго-Западный фронты ПВО, а для управления частями, осуществлявшими прикрытие объектов глубокого тыла, был создан Центральный фронт ПВО со штабом в Москве{369}. Командующими фронтами ПВО были назначены: Западного - генерал-полковник артиллерии Д. А. Журавлев, Центрального - генерал-полковник М. С. Громадин, Юго-Западного - генерал-полковник артиллерии Г. С. Зашихин.

После этой реорганизации в составе Войск противовоздушной обороны страны на европейской части территории СССР и в Закавказье действовали четыре фронта ПВО, прикрывавшие все важнейшие стратегические воздушные направления. Такая структура противовоздушной обороны наиболее соответствовала стоявшим перед ней задачам. Целесообразность принятой в декабре 1944 г. структуры войск противовоздушной обороны убедительно была подтверждена боевым опытом кампании 1945 г.

В заключительной кампании Великой Отечественной войны

Стратегическое наступление Советских Вооруженных Сил зимой и летом 1944 г. еще в большей степени изменило военно-политическую обстановку в пользу Советского Союза. Общая протяженность советско-германского фронта к началу 1945 г. сократилась с 4450 до 2200 км. Это позволило советскому командованию высвободившиеся силы и средства направить на усиление действующих фронтов и армий. [280]

Наступление советских войск в заключительной кампании вылилось в ряд наступательных операций: Висло-Одерскую, Восточно-Прусскую, Восточно-Померанскую, Верхне- и Нижне-Силезские. В апреле - мае Красная Армия победно осуществила завершающие Берлинскую, а затем и Пражскую операции.

Во всех этих операциях важную роль сыграли соединения первого оперативного эшелона Войск ПВО страны, имевшие в своем составе значительное количество сил и средств и выполнявшие ответственные задачи в интересах сухопутных войск. В Висло-Одерской операции, например, только в полосе 1-го Белорусского фронта для прикрытия важных объектов фронтового тыла участвовало более 900 зенитных орудий 5-го корпуса ПВО, что позволило высвободить 4 зенитные артиллерийские дивизии фронта и направить их на оборону боевых порядков наступавших войск. В результате плотности зенитной артиллерии на участках прорыва составляли от 15 до 30 орудий на 1 км. В Восточно-Прусской операции для прикрытия важнейших объектов 2-го и 3-го Белорусских фронтов было сосредоточено около 700 зенитных орудий из состава 4-го и 13-го корпусов ПВО.

Основные усилия соединений первого оперативного эшелона Войск противовоздушной обороны страны в кампании 1945 г. по-прежнему были сосредоточены на прикрытии железнодорожных и водных коммуникаций в прифронтовой полосе. Наряду с этим они обороняли переправы через Одер, Вислу и Дунай, осуществляли прикрытие районов сосредоточения крупных группировок и оперативных перегруппировок сухопутных войск, участвовали в блокаде окруженных группировок противника, а также обороняли ряд важных промышленных районов за пределами Советского Союза - Плоешти, Домбровского, Силезского и других. Наиболее напряженные бои с воздушным противником в этот период вели части 5, 10 и 9-го корпусов ПВО, действовавшие в полосах 1-го Белорусского, 1-го и 2-го Украинских фронтов.

В январе - феврале 1945 г. авиация противника наиболее интенсивно действовала в границах 9-го корпуса ПВО, где ее усилия направлялись на оказание помощи окруженной группировке своих войск в районе Будапешта. Противник настойчиво стремился бомбардировать боевые порядки наших войск, коммуникации 2-го и 3-го Украинских фронтов и переправы через Дунай. В то же время немалые усилия он прилагал и к снабжению по воздуху своих окруженных под Будапештом войск{370} [282]

Части 9-го корпуса ПВО под командованием генерал-майора артиллерии Е. А. Райнина принимали активное участие в осуществлении воздушной блокады окруженной вражеской группировки, прикрывали переправы через Дунай и другие объекты в прифронтовой полосе. Немецко-фашистская авиация, выявив сильное прикрытие зенитными средствами подступов к Будапешту на одних направлениях, старалась обходить их и прорываться через районы, не прикрытые или слабо обороняемые. С целью противодействия маневру вражеской авиации командование 9-го корпуса ПВО на наиболее вероятных направлениях полетов врага организовало засады подвижных зенитных групп смешанного состава (зенитная артиллерия, зенитные пулеметы и зенитные прожекторы). Скрытое осуществление мероприятий по развертыванию боевой работы этих групп обеспечивало внезапность их действий, что в свою очередь повышало эффективность огневых ударов по врагу. Только за период с 28 января по 16 февраля 1945 г. подвижные зенитные группы 9-го корпуса ПВО уничтожили в районе Будапешта 29 немецких самолетов{371}.

В Балатонской операции (март 1945 г.) 9-й корпус ПВО прикрывал совместно с войсковыми средствами ПВО боевые порядки и объекты тыла 3-го Украинского фронта. Для обеспечения лучшего взаимодействия средств при отражении налетов авиации противника четыре зенитных артиллерийских полка корпуса были включены в состав фронтовой зенитной артиллерийской группы.

Во всех операциях заключительной кампании Красной Армии 1945 г. в Европе наблюдалось дальнейшее совершенствование искусства применения войск противовоздушной обороны для прикрытия важных объектов прифронтовой полосы на театрах военных действий в ходе общего стратегического наступления. Особый интерес в этом смысле представляет опыт боевого применения Войск ПВО страны в завершающей Берлинской операции.

Сложившаяся на берлинском направлении воздушная обстановка потребовала для надежного прикрытия боевых порядков и тыловых объектов фронтов привлечения крупных сил и средств Войск ПВО страны, а также умелой организации их взаимодействия с войсковой системой ПВО.

К 1 апреля 1945 г., то есть к началу подготовки операции, на берлинском направлении имелась следующая группировка Войск ПВО страны.

В полосе 2-го Белорусского фронта действовал 4-й корпус ПВО из состава Западного фронта ПВО под командованием генерал-майора артиллерии В. А. Герасимова. Силами частей корпуса прикрывались железнодорожные узлы Тильзит, Инстербург, [284] Хойнице, Алленштейн, Дойтш-Айлау, Бромберг, Шнайдемюль; переправы через Вислу у Торн, Фордон, Кульм, Мариенвердер и Грауденц, а также фронтовые перевалочные базы. Всего в корпусе имелось свыше 400 зенитных орудий, около 320 зенитных пулеметов, 78 зенитных прожекторов.

В полосе 1-го Белорусского фронта действовал 5-й корпус ПВО Западного фронта ПВО под командованием генерал-майора артиллерии М. В. Антоненко. Его части прикрывали промышленные центры Западной Польши, железнодорожные узлы Иновроцлав, Кутно, Врешен, Гнезно, Швибус, Реппен, Ландсберг; шлюзы, пристани и переправы на Быдгощском канале и реках Висла, Варта и Нетце, а также фронтовые распорядительные станции и перевалочные базы. В составе корпуса имелось около 700 зенитных орудий, более 400 зенитных пулеметов и 100 зенитных прожекторов. Оперативно корпусу подчинялась 320-я истребительная авиационная дивизия ПВО, имевшая в своем составе более 120 боевых самолетов.

В полосе 1-го Украинского фронта действовал 10-й корпус ПВО из состава Юго-Западного фронта под командованием генерал-майора артиллерии П. Г. Слепченко. Его части прикрывали промышленные центры Южной Польши и Верхней Силезии, переправы через Одер, фронтовые распорядительные станции и перевалочные базы, а также обеспечивали совместно со средствами войсковой ПВО воздушную блокаду окруженной в районе Бреслау группировки немецко-фашистских войск. В составе корпуса имелось 640 зенитных орудий, 380 зенитных пулеметов и 150 зенитных прожекторов. Оперативно корпусу подчинялась 310-я истребительная авиадивизия ПВО, имевшая в своем составе 115 боевых самолетов.

В связи с подготовкой решающего наступления на Берлин перед Войсками противовоздушной обороны страны возник ряд новых задач: во-первых, необходимо было прикрыть перегруппировку войск 2-го Белорусского фронта из района Данциг на штеттин-ростокское направление; во-вторых, организовать и обеспечить надежное прикрытие переправ через Одер и прифронтовых коммуникаций в полосе 1-го Белорусского фронта; в-третьих, необходимо было полностью заменить средства ПВО сухопутных войск на воздушной блокаде района Бреслау, а также на прикрытии переправ через реки Одер, Бобер и Нейсе.

Обеспечить выполнение всех этих задач наличными силами не представлялось возможным. Поэтому на основании поставленных Ставкой Верховного Главнокомандования задач и представленных штабами 1-го и 2-го Белорусских и 1-го Украинского фронтов заявок на оборону объектов Центральный штаб Войск ПВО страны дал установку командующим войсками фронтов ПВО о проведении перегруппировки сил из [285] глубины с целью усиления Первого оперативного эшелона Войск ПВО страны па берлинском направлении.

В результате проведенных командованием мероприятий и перегруппировки сил из глубины к началу операции на берлинском направлении был создан сильный первый оперативный эшелон Войск противовоздушной обороны страны. Количество и соотношение наземных сил и средств ПВО в Берлинской операции характеризуются следующими данными (см. табл. 2).

Таблица 2
В полосе 1-го Украинского фронта В полосе 1-го Белорусского фронта В полосе 2-го Белорусского фронта
Наименование средств ПВО войска ПВО фронта 10-й корпус ПВО страны войска ПВО фронта 5-й корпус ПВО страны войска ПВО фронта 4-й корпус (90-я дивизия ПВО)
Зенитная артиллерия 1180 (60%) 750 (40%) 1487 (60%) 900 (40%) 533 (52%) 500 (48%)
Зенитные пулеметы 813 (64%) 450 (36%) 1063 (70%) 500 (30%) 350 (100%)
Зенитные прожекторы - 150 (100%) _ 100 (100%) _ 73 (100%)

Наличие таких значительных сил и средств ПВО позволило в Берлинской операции организовать взаимодействие путем разделения задач между Войсками противовоздушной обороны страны и ПВО фронтов не только по объектам, но и по районам. Средствами ПВО фронтов прикрывались непосредственно наступающие войска, а силами ПВО страны - тыловые объекты фронтов, коммуникации и переправы через водные преграды.

Взаимодействие Войск противовоздушной обороны страны с силами и средствами ПВО фронтов сухопутных войск было организовано на основе указаний Ставки, данных в 1945 г. Ею определялись общие задачи Войск противовоздушной обороны страны по прикрытию объектов в прифронтовой полосе на театре военных действий, а также устанавливался порядок взаимодействия фронтов ПВО с группами фронтов сухопутных войск на главных стратегических направлениях: западном (берлинском) и юго-западном. Наиболее подробно были определены задачи Войск ПВО страны по обеспечению действий сухопутных войск на берлинском направлении, то есть в интересах содействия в подготовке [286] и проведении наступления на Берлин 1-го и 2-го Белорусских и 1-го Украинского фронтов.

В 1945 г. был установлен также принцип заблаговременного представления штабами фронтов сухопутных войск заявок на прикрытие важных объектов в штабы взаимодействующих фронтов ПВО. Взаимодействующим объединениям рекомендовалось конкретно планировать и согласовывать вопросы взаимодействия с учетом складывающейся обстановки, особенно в районах их стыков. Все это делалось для того, чтобы ликвидировать возможные в ходе наступления разрывы между взаимодействующими системами ПВО.

Практически взаимодействие соединений первого оперативного эшелона Войск противовоздушной обороны страны с силами и средствами ПВО сухопутных войск в Берлинской операции было организовано на основании указаний командующих войсками фронтов ПВО и в соответствии с плановыми таблицами, разработанными штабами фронтов сухопутных войск. Для мобильного решения вопросов организации и поддержания взаимодействия сил и средств ПВО в прифронтовой полосе штабы Западного и Юго-Западного фронтов ПВО выделили оперативные группы, которые находились в пунктах расположения штабов фронтов сухопутных войск и поддерживали непрерывную связь с заместителями командующих артиллерией фронтов по зенитной артиллерии.

Правильному и четкому решению вопросов взаимодействия между силами и средствами ПВО различных видов Вооруженных Сил в этот период способствовало установление оперативных границ соединений первого оперативного эшелона Войск ПВО страны на театрах военных действий с таким расчетом, чтобы в полосе наступления каждого фронта сухопутных войск действовало одно соединение противовоздушной обороны.

При организации взаимодействия штабы фронтов сухопутных войск и соединений Войск противовоздушной обороны страны основное внимание уделяли вопросам обеспечения взаимного оповещения о воздушном противнике и согласованного боевого применения зенитных средств при совместной обороне объектов. Взаимодействие истребительной авиации с зенитной артиллерией основывалось на разграничении зон действий. Более подробно организовывалось и планировалось взаимодействие между истребительной авиацией противовоздушной обороны страны и воздушных армий фронтов. Это было обусловлено тем, что истребительная авиация соседей действовала в одном районе (зоне), а ее боевое применение опиралось на единую радиолокационную систему управления и наведения.

Взаимодействие Войск противовоздушной обороны страны с силами и средствами ПВО фронтов сухопутных войск в [287] Берлинской операции было направлено на то, чтобы организовать совместное прикрытие наиболее важных объектов в прифронтовой полосе на театре военных действий, обеспечить единство управления зенитными средствами путем оперативного подчинения зенитной артиллерии одному начальнику (по взаимному согласованию) при совместной обороне объектов, установить взаимное централизованное оповещение с главных постов ВНОС и децентрализованное оповещение войск и штабов путем передачи донесений с ближайших ротных и батальонных постов ВНОС, организовать взаимную информацию между штабами соединений ПВО страны и фронтов сухопутных войск о воздушной обстановке и действиях подчиненных войск.

В зависимости от конкретной оперативно-боевой обстановки на театре военных действий при организации взаимодействия предусматривались и другие вопросы. Например, в 10-м корпусе ПВО большое внимание уделялось организации взаимодействия между частями корпуса и наземной артиллерией 1-го Украинского фронта в районе Бреслау для отражения совместными усилиями контратак пехоты и танков противника.

Взаимодействие между соединениями Войск противовоздушной обороны страны осуществлялось только в области взаимного оповещения о воздушном противнике. С этой целью устанавливалась связь по радио между главными постами ВНОС соединений ПВО и производился обмен донесениями между соседними ротными и батальонными постами ВНОС на стыках районов.

Как и прежде, одной из важных задач соединений войск ПВО в период подготовки и проведения Берлинской операции являлось своевременное развертывание и организация службы воздушного наблюдения, оповещения и связи. Особенно важно это было для 2-го Белорусского фронта, поскольку при перегруппировке его войск из района Данцига на штеттин-ростокское направление фронтовая сеть постов ВНОС была развернута недостаточно. В этот период служба ВНОС на территории Восточной Померании в основном осуществлялась силами 90-й дивизии ПВО. Для своевременного получения данных о воздушном противнике частями и соединениями 2-го Белорусского фронта широко применялось децентрализованное оповещение с ротных и батальонных постов ВНОС 90-й дивизии ПВО.

Ограниченность плацдарма на западном берегу р. Одер в полосе 1-го Белорусского фронта делала нецелесообразным развертывание системы постов ВНОС Войск противовоздушной обороны страны в непосредственной близости от переднего края. Поэтому до начала наступления сухопутных войск в 5-м корпусе ПВО было организовано получение данных [288] о воздушной обстановке от фронтовой службы ВНОС. Пост наблюдения и оповещения 29-го. батальона ВНОС, дислоцировавшийся в Штальберге, получал по радио данные от шести радиолокационных станций 16-й воздушной армии и передавал их частям зенитной артиллерии, прикрывавшим переправы через Одер.

Учитывая своеобразие и сложность задач, силами и средствами 10-го корпуса ПВО в полосе 1-го Украинского фронта была создана следующая система службы ВНОС: внешняя линия постов предупреждения, расположенных в 5 - 10 км от переднего края стрелковых подразделений 1-го Украинского фронта; сплошное кольцо наблюдательных постов ВНОС вокруг Бреслау; сеть постов ВНОС в оперативных границах корпуса для оповещения объектов Домбровского промышленного района.

Кроме развернутой сети постов ВНОС во всех соединениях первого оперативного эшелона Войск ПВО страны, действовавших в прифронтовой полосе на берлинском направлении, был создан сильный резерв сил и средств службы ВНОС (обычно один отдельный радиобатальон). Наличие его обеспечивало непрерывное развертывание сети постов ВНОС первой линии предупреждения непосредственно вслед за наступающими частями сухопутных войск. Таким образом, возможность внезапных действий воздушного противника исключалась.

Взаимодействие с фронтовой службой ВНОС было организовано по линии главных постов ВНОС соединений Войск противовоздушной обороны страны и фронтов сухопутных войск на основе передачи данных о воздушной обстановке в установленных радиосетях взаимного оповещения и по проводным средствам связи.

Мероприятия по высвобождению средств ПВО сухопутных войск и организации прикрытия объектов прифронтовой зоны силами соединений первого оперативного эшелона Войск противовоздушной обороны страны осуществлялись с учетом конкретной обстановки, сложившейся в полосе взаимодействующих фронтов.

В начале апреля 1945 г. для прикрытия района сосредоточения войск 2-го Белорусского фронта на штеттин-ростокском направлении и объектов Восточной Померании прибыла 90-я дивизия ПВО. Ее силами и средствами в первую очередь была организована противовоздушная оборона наиболее важных железнодорожных узлов Восточной Померании, таких, как Хойнице, Штаргард, Руммельсбург, Нойштеттин и другие{372}. Решение этой задачи имело первостепенное значение для осуществления беспрепятственной перегруппировки войск [289] 2-го Белорусского фронта и для борьбы с воздушной разведкой противника.

Наряду с прикрытием железнодорожных узлов силами 90-й дивизии ПВО была организована оборона переправ через Одер на штеттин-ростокском направлении в районе Грайфенхаген и южнее Штеттина, что также способствовало быстрому сосредоточению войск, боевой техники и материально-технических средств 2-го Белорусского фронта на плацдармах.

Сеть наблюдательных постов и организация службы ВНОС в прифронтовой полосе на территории Восточной Померании, развернутая 90-й дивизией ПВО, позволила обеспечить своевременное оповещение о воздушном противнике войск 2-го Белорусского фронта как в период перегруппировки, так и при занятии ими исходных районов на плацдарме.

К 1 апреля 1945 г. в полосе 1-го Белорусского фронта через Одер на участке Гостенбизе, Лебус (район Кюстрина) и в районе Ауритца (южнее Франкфурта) войска соорудили 21 переправу. Наиболее важными из них считались переправы в районе Кюстрина. Это и понятно, если иметь в виду роль самого плацдарма, занятого нашими войсками на западном берегу реки, в предстоящем наступлении, а также то обстоятельство, что Кюстрин был конечной станцией действовавшей железнодорожной линии, начинавшейся у Шнайдемюля и питавшей армии 1-го Белорусского фронта. Кроме того, здесь пересекались важные шоссейные дороги.

В период борьбы за плацдарм (в марте - начале апреля) противовоздушная оборона переправ через Одер осуществлялась средствами ПВО 1-го Белорусского фронта. Из состава 5-го корпуса ПВО к обороне переправ в данный период привлекался только один зенитный пулеметный полк. 5 апреля командующий войсками Западного фронта ПВО принял решение на перегруппировку сил ПВО из глубины и дал директиву о передаче 5-му корпусу ПВО из состава 82-й дивизии ПВО для обороны переправ через Одер четырех зенитных артиллерийских полков, зенитного пулеметного полка, зенитного прожекторного полка и четырех отдельных зенитных дивизионов, сняв эти части с обороны объектов восточнее линии Варшава - Радом. Кроме того, для этих же целей предусматривалось перебросить зенитный артполк и отдельный зенитный артдивизион из состава 4-го корпуса ПВО{373}. Одновременно с выделением зенитных средств для обороны переправ через Одер в полосе 1-го Белорусского фронта из Минска в район Кюстрин, Ландсберг к 16 апреля была переброшена 148-я истребительная авиадивизия ВВС Западного фронта ПВО. [290]

В связи с тем что большинство частей должны были перемещаться в район переправ по железным дорогам на расстояние 600 - 800 км (с передачей их из одного соединения ПВО в другое), возникли немалые затруднения в сроках всех перевозок. Железнодорожный транспорт работал с большим напряжением. Что же касается зенитных частей Западного фронта ПВО в районе Варшава, Радом, то их пришлось задержать еще и по той причине, что, по полученным сведениям, в период 7 - 15 апреля противник намеревался осуществить массированный налет своей авиации на Варшаву. Связывалось все это с возможностью вооруженного выступления в Варшаве польских контрреволюционных националистов против демократического правительства Польши{374}.

В дальнейшем в ранее намеченный план организации противовоздушной обороны переправ через Одер зенитными средствами пришлось внести еще ряд изменений и уточнений.

В основу группировки зенитных средств при организации противовоздушной обороны переправ через Одер был положен принцип создания круговой равнопрочной обороны, обеспечивающей успешную борьбу с авиацией противника на различных высотах и максимально плотный огонь на непосредственных подступах к обороняемым объектам. Взаимодействие между зенитной артиллерией и истребительной авиацией при обороне переправ через Одер организовывалось на основе распределения зон действий: истребители атаковывали противника на дальних подступах к объектам, зенитная артиллерия - в своих зонах и на более ближних подступах.

Для организации противовоздушной обороны важных объектов и переправ через водные преграды в полосе 1-го Украинского фронта, а также для осуществления воздушной блокады района Бреслау командование Юго-Западного фронта ПВО первоначально намечало использовать 88-ю дивизию ПВО, прибывшую из района Троекурова, а на 10-й корпус возложить задачу прикрытия объектов Домбровского промышленного района. Однако после изучения обстановки в районе Бреслау и согласования вопросов с командованием 1-го Украинского фронта командующий войсками Юго-Западного фронта ПВО принял решение использовать 88-ю дивизию ПВО для обороны объектов Домбровского промышленного района, а 10-му корпусу поставил задачу на организацию противовоздушной обороны переправ через Одер на участке Нойзальц, Оппельн и мостов через реки Бобер и Нейсе и готовность к замене частей ПВО 1-го Украинского [291] фронта, осуществлявших воздушную блокаду Бреслау{375}. Этот корпус был усилен за счет передачи частей из 78-й дивизии ПВО и прибывших в район Бреслау частей 88-й дивизии ПВО. Всего с 1 по 16 апреля в его состав прибыли из других соединений Юго-Западного фронта ПВО пять зенитных артиллерийских полков, шесть отдельных зенитных артиллерийских дивизионов и другие части.

Для обеспечения управления частями, осуществлявшими воздушную блокаду Бреслау и оборону объектов в полосе 1-го Украинского фронта, штаб 10-го корпуса ПВО выделил оперативную группу. Основными ее задачами являлись организация и поддержание взаимодействия между частями корпуса, а также с силами и средствами ПВО сухопутных войск. Оперативное решение данных вопросов в районе Бреслау имело особо важное значение. Группировка и боевые порядки зенитных средств 10-го корпуса ПВО в районе Бреслау должны были обеспечить, с одной стороны, создание плотного кольца зенитного огня с целью недопущения подкреплений для окруженной немецко-фашистской группировки с воздуха, а с другой - благоприятные условия для ведения огня зенитными частями по наземному противнику.

Чтобы повысить эффективность борьбы с транспортной авиацией неприятеля, особенно в ночное время, на вероятных маршрутах ее полета использовались засады кочующих подразделений зенитной артиллерии малого калибра и зенитных пулеметов. Всего в районе Бреслау из состава 10-го корпуса ПВО действовало 14 кочующих подразделений зенитных средств, применение которых в боевых действиях было весьма эффективным.

Напряженность борьбы с воздушным противником в период подготовки и проведения Берлинской операции в границах соединений ПВО была неодинаковой.

В первые дни подготовки Берлинской операции противовоздушную оборону объектов в полосе 2-го Белорусского фронта осуществляли части 4-го корпуса ПВО, так как 90-я дивизия ПВО закончила свою подготовку к выполнению боевых задач в установленных оперативных границах только к 13 апреля. Авиация противника в этот период в полосе 2-го Белорусского фронта большой активности не проявляла. С переходом наших войск в наступление она активизировала свои разведывательно-бомбардировочные действия главным образом по крупным железнодорожным узлам Восточной Померании, а также по мостам и переправам через Вислу. Первоначально части 4-го корпуса, а потом и 90-й дивизии ПВО успешно отразили все попытки вражеской авиации прорваться [292] к обороняемым объектам как в период подготовки, так и в ходе Берлинской операции{376}.

Служба ВНОС 90-й дивизии работала четко. Не было ни одного случая пропуска или внезапного появления самолетов противника. Части ВНОС Войск ПВО страны выполняли не только задачи по своему целевому назначению, но и оказывали существенную помощь войскам и органам Наркомата внутренних дел по выявлению и уничтожению диверсионных групп и остатков разбитых частей противника, пытавшихся действовать в тылу 2-го Белорусского фронта.

В полосе 1-го Белорусского фронта немецко-фашистская авиация в период подготовки и в ходе Берлинской операции вела активную разведывательно-бомбардировочную деятельность. Основные усилия ее направлялись на разрушение переправ через Одер в районе Кюстрина и срыв фронтовых железнодорожных перевозок путем систематической бомбардировки разгрузочных станций 1-го Белорусского фронта Реппен, Швибус, Кюстрин и Ландсберг.

Период с 10 по 15 апреля характеризовался напряженной работой переправ через Одер, так как в связи с подготовкой наступления 1-го Белорусского фронта на плацдарме требовалось сосредоточить крупные силы и средства. Немецко-фашистское командование, стремясь сорвать сосредоточение войск 1-го Белорусского фронта на плацдарме и подготовку их к наступлению, пыталось крупными силами своей авиации разрушить переправы. За указанный период по району переправ фашистская авиация произвела 18 групповых и одиночных налетов, в которых приняло участие свыше 280 самолетов. Для разрушения переправ применялись управляемые по радио авиабомбы большой мощности, а также самолеты Ю-88, начиненные взрывчаткой. Однако зенитные артиллерийские и зенитные пулеметные части 5-го корпуса ПВО во взаимодействии с 320-й истребительной авиадивизией ПВО успешно отразили все налеты фашистской авиации и не допустили разрушения переправ.

Отражая налеты на прикрываемые объекты, воины частей 5-го корпуса ПВО проявили высокое мастерство, мужество и героизм. Вот некоторые из наиболее характерных примеров, подтверждающих это.

12 апреля немецкая авиация произвела групповой бомбардировочный налет на переправы в районе Кюстрина с применением самолетов Ю-88, начиненных взрывчаткой. Первыми появились истребители Ме-109, в задачу которых входило отвлечь внимание нашей противовоздушной обороны от основной группы, состоявшей из шести спаренных [293] самолетов{377} ФВ-190 и Ю-88. Однако противнику не удалось обмануть бдительность воинов 734-го зенитного артиллерийского полка под командованием подполковника М. И. Егорова. Командиры 1-й и 2-й батарей этого полка старший лейтенант В. М. Копыл и лейтенант К. Д. Гасанов правильно распределили огонь по целям, и вражеские самолеты не смогли прорваться к обороняемым переправам. А когда один ФВ-190, пытаясь дать прицельный угол скрепленному с ним Ю-88, снизился до высоты 200 м, орудие сержанта А. И. Золотова открыло огонь прямой наводкой. В результате меткого огня самолет Ю-88 загорелся в воздухе и взорвался, не доходя до цели. Остальные самолеты Ю-88 были сброшены беспорядочно и вреда переправам не причинили{378}.

14 апреля авиация противника поодиночно и группами до 15 самолетов на высотах 3000 - 4000 м вела разведывательно-бомбардировочные полеты в районе переправ через Одер. Вечером немецкая авиация еноте произвела групповой бомбардировочный налет на переправы в районе Кюстрина с применением спаренных самолетов.

С юго-запада на высоте 3500 м появилась группа из семи Ю-88. Эта группа бомбометания не производила и имела задачу отвлечь на себя огонь зенитной артиллерии. Тут же на высоте 3000 м с запада появились шесть ФВ-190, спаренных с Ю-88. Благодаря правильному распределению целей между батареями все группы вражеской авиации нарвались на сильный зенитный огонь. Под воздействием огня зенитных батарей 5-го корпуса ПВО противник сбросил беспорядочно бомбы, не доходя до цели, и объекты не пострадали. При этом наши зенитчики сбили четыре самолета.

Одновременно с бомбардировкой переправ через Одер немецкая авиация в этот период стремилась нарушить [294] железнодорожные перевозки 1-го Белорусского фронта. С этой целью она систематически пыталась бомбардировать железнодорожные узлы Реппен, Швибус, Кюстрин и Ландсберг, которые являлись разгрузочными станциями фронта. Зенитные артиллерийские и пулеметные части 5-го корпуса ПВО успешно отразили все налеты неприятеля на железнодорожные узлы прифронтовой полосы и обеспечили бесперебойную работу фронтовых железнодорожных коммуникаций.

Для характеристики тактики немецкой авиации при налетах на железнодорожные узлы и боевой деятельности войск ПВО при отражении этих налетов можно привести следующий пример. 15 апреля с 18.40 до 18.50 авиация противника произвела групповой налет на железнодорожный узел Кюстрин с целью уничтожения разгружавшихся там эшелонов и вывода из строя сортировочной станции. Группа ФВ-190 в количестве 9 самолетов появилась с юго-запада от объекта со стороны солнца на высоте 4000 - 5000 м, после разворота северо-восточнее станции расчленилась. Затем самолеты одновременно с разных сторон начали пикировать на объекты. Несколько бомбардировщиков сбросили мины на боевые порядки зенитной артиллерии, расположенные вблизи объекта. При этом отдельные самолеты, снизившись до высоты 500 м, производили пулеметный обстрел наших огневых позиций.

Несмотря на бомбардировку и пулеметный обстрел огневых позиций, батареи 1859-го зенитного артиллерийского полка, которым командовал подполковник И. А. Афонасько, своевременно обстреляли самолеты противника. Один ФВ-190 они сбили в самом начале пикирования. Вслед за этим сбили еще три ФВ-190. Остальным пришлось беспорядочно сбросить бомбы вне границ объекта. Железнодорожный узел от бомбардировки не пострадал, так как прицельного бомбометания гитлеровцы производить не могли ввиду точного и интенсивного огня зенитной артиллерии. Всего за период Берлинской операции батареи этого полка сбили 13 фашистских самолетов{379}.

Основные усилия немецкой авиации в оперативных границах 10-го корпуса ПВО в период подготовки и в ходе Берлинской операции направлялись на оказание помощи окруженной группировке своих войск в районе Бреслау путем транспортировки грузов по воздуху и бомбардировки наших боевых порядков, а также на разведку фронтовых коммуникаций и переправ через реки Нейсе и Бобер в полосе 1-го Украинского фронта. [295]

За период подготовки Берлинской операции в оперативных границах 10-го корпуса отмечалось 212 вражеских самолето-пролетов.

Зенитные артиллерийские и зенитные пулеметные части 10-го корпуса ПВО во взаимодействии с 310-й истребительной авиадивизией ПВО сорвали все попытки немецко-фашистского командования оказать с воздуха помощь окруженной группировке своих войск в районе Бреслау и воспретили воздушную разведку объектов оперативного тыла 1-го Украинского фронта. При этом за период с 1 по 15 апреля части корпуса только в районе Бреслау сбили 21 самолет. Понесенные потери и меткий огонь зенитных средств противовоздушной обороны вынудили авиацию противника действовать преимущественно в темное время суток. Дневные полеты производились редко и только в облачную или дождливую погоду с широким применением противозенитного маневра. Гитлеровцы сбрасывали грузы по расчету времени, в результате чего большинство их попадало в расположение наших войск или на нейтральную территорию.

Характерным примером успешной боевой деятельности частей 10-го корпуса ПВО при выполнении поставленной задачи является борьба с разведывательной и транспортной авиацией противника подразделений 415-го отдельного зенитного артиллерийского дивизиона и 1879-го зенитного артиллерийского полка, 4-го зенитного пулеметного полка и других частей. Так, например, в ночь на 3 апреля одиночные немецкие самолеты пытались подбрасывать боеприпасы и вооружение окруженной группировке своих войск. Самолеты подходили к цели с разных направлений и на различных высотах. Но наши части обеспечили тесное боевое взаимодействие всех средств ПВО. Зенитные орудия и пулеметы, приборы зенитной артиллерии среднего калибра заблаговременно наводились в сторону перекрестия лучей прожекторов с таким расчетом, чтобы при появлении самолета противника в лучах прожекторов немедленно открывался огонь, -конечно, при условии, если позволяют высота и дальность до цели. Это обеспечивало высокую эффективность стрельбы зенитных средств ночью.

Всего за эту ночь зенитные части корпуса сбили 6 самолетов, в том числе пять Ю-52 и один Ю-88. Самолет Ю-88 сбила маневренная группа (засада) 4-го зенитного пулеметного полка на высоте 700 м.

Наряду с выполнением задач по противовоздушной обороне объектов 1-го Украинского фронта, зенитные части 10-го корпуса ПВО принимали участие в борьбе с наземным противником. Особенно часто привлекались к выполнению этой задачи зенитные части корпуса, которые осуществляли воздушную блокаду Бреслау. [296]

Зенитные артиллерийские и пулеметные части 10-го корпуса ПВО во взаимодействии с 310-й истребительной авиадивизией ПВО в ходе Берлинской операции успешно отразили все попытки гитлеровцев оказать помощь с воздуха своей окруженной группировке в районе Бреслау и разрушить переправы через реки Одер и Нейсе в полосе 1-го Украинского фронта.

При выполнении своих задач по противовоздушной обороне объектов и воздушной блокаде Бреслау части корпуса осуществляли тесное взаимодействие с силами и средствами ПВО, а также со стрелковыми войсками 1-го Украинского фронта.

Наиболее удачно взаимодействовали части 10-го корпуса ПВО и средства ПВО 1-го Украинского фронта в районе Бреслау, где оно осуществлялось согласно инструкции, разработанной штабом 6-й армии.

Одним из важных условий успешных действий зенитных средств корпуса, особенно в районе Бреслау, было правильное использование радиолокационных станций для обеспечения стрельбы ночью и в сложных метеорологических условиях. Это давало возможность зенитной артиллерии среднего калибра открывать огонь по целям на дальностях 6 - 7 км при налетах немецкой авиации даже на малых высотах.

Важным и поучительным событием в боевой деятельности Войск ПВО страны в период Берлинской операции явилось привлечение зенитных прожекторных частей для обеспечения ночной атаки стрелковых соединений.

Боевое применение зенитных прожекторных частей Западного фронта ПВО для .обеспечения ночной атаки и прорыва обороны неприятеля на Одере общевойсковыми соединениями 1-го Белорусского фронта в ночь на 16 апреля было весьма эффективным и оказало существенную помощь нашим сухопутным войскам. Внезапное включение прожекторов застигло противника врасплох и еще больше усилило общую растерянность немецких солдат, напуганных невиданной до этого мощью огня советской артиллерии. Ослепленные их лучами, солдаты противника были так ошеломлены, что сразу, как показали пленные, даже не поняли, какое оружие применено против них, а поэтому и не смогли оказать организованного сопротивления атакующим.

Для наших войск наличие большого количества рассеянного света в общем создавало благоприятные условия, не говоря уже о том, что начало действий прожекторов явилось сигналом для общей атаки пехоты, а направленность лучей обеспечивала правильность направления ее движения на своих участках.

Взаимодействие соединений первого оперативного эшелона Войск ПВО страны с силами и средствами ПВО фронтов [297] в ходе Берлинской операции осуществлялось в соответствии с планами, разработанными в период подготовки к наступлению.

Ввиду незначительной глубины Берлинской операции (200 км) взаимодействие соединений Войск ПВО страны с силами и средствами ПВО фронтов на протяжении всей операции осуществлялось в одной зоне, то есть в наиболее сложных условиях оперативной обстановки.

Практически взаимодействие соединений Войск ПВО страны с силами и средствами ПВО фронтов в ходе Берлинской операции заключалось в согласованном ведении разведки воздушного противника и непрерывном оповещении о нем войск, штабов и объектов, в совместных боевых действиях сил и средств ПВО, что обеспечивало непрерывность воздействия по воздушному противнику, в оказании взаимной помощи соседу.

Отмечая в целом принципиально правильное и поучительное .решение вопросов организации взаимодействия, все же следует указать, что при осуществлении его на практике имели место некоторые недочеты: случаи обстрела своих самолетов и несвоевременная взаимная информация об обстановке штабов общевойсковых фронтов и прифронтовых соединений противовоздушной обороны. Подобные недочеты вызывались тем, что планирование противовоздушной обороны объектов прифронтовой полосы осуществлялось в двух различных системах, самостоятельно выполнявших поставленные перед ними задачи, подчас без учета сил и средств взаимодействующих соединений. Поэтому все планирующие документы разрабатывались прежде всего в интересах самостоятельного выполнения поставленных задач.

Взаимодействие между постами ВНОС Войск ПВО страны и постами ВНОС фронтов было недостаточно четким, что обусловливалось отсутствием единого плана дислокации постов ВНОС. Система постов ВНОС соединений Войск ПВО страны часто строилась без учета оповещения объектов фронтов, в результате чего посты войск ПВО наслаивались на посты ВНОС фронтов. По этой причине образовывались сплошные поля наблюдения на одних направлениях (как было, например, в районе Бреслау), в то время как на других направлениях имелись значительные непросматриваемые пространства. Такое расположение постов ВНОС затрудняло своевременную организацию связи оповещения.

Опыт боевого применения Войск ПВО страны в Берлинской операции позволяет сделать следующие выводы.

Соединения Войск противовоздушной обороны страны, развернутые в прифронтовой полосе на Западном театре военных действий и принимавшие непосредственное участие в Берлинской операции, сыграли важную роль в обеспечении [298] успешного наступления Красной Армии на столицу фашистской Германии - Берлин.

В период подготовки и в ходе проведения Берлинской операции соединения Войск ПВО страны выполняли боевые задачи по противовоздушной обороне переправ через реки Висла, Одер, Нейсе и Бобер, обеспечивали надежное прикрытие с воздуха железнодорожных коммуникаций и других важных объектов 1-го и 2-го Белорусских и 1-го Украинского фронтов, а также осуществляли воздушную блокаду окруженной группировки немецких войск в районе Бреслау. Выполнение этих задач силами Войск ПВО страны позволило высвободить крупные силы и средства ПВО Сухопутных войск для более надежного прикрытия боевых порядков фронтов.

За время Берлинской операции соединениями Войск противовоздушной обороны страны в полосах действия 1-го и 2-го Белорусских и 1-го Украинского фронтов было уничтожено 95 фашистских самолетов, в том числе огнем зенитной артиллерии и зенитных пулеметов - 79 и истребительной авиацией - 16. Наряду с этим огнем зенитных частей 10-го корпуса ПВО было уничтожено более 50 огневых точек и пулеметов, 10 минометных батарей, 15 дзотов, 5 полевых орудий, до 200 немецких солдат и офицеров, подавлен огонь 15 пулеметных точек, 5 минометных батарей и 10 дзотов, а также отражено 10 контратак пехоты противника силою от роты до батальона.

Ввиду незначительной глубины проникновения фашистской авиации в оперативную зону фронтов основная роль в противовоздушной обороне объектов прифронтовой полосы принадлежала зенитной артиллерии и зенитным пулеметам. Действия истребительной авиации противовоздушной обороны страны в прифронтовой полосе в период Берлинской операции носили ограниченный характер. Основным способом действий истребительной авиации было дежурство истребителей в воздухе над районами прикрываемых объектов, что было обусловлено как тактикой действий авиации противника, так и ограниченными возможностями средств управления и наведения.

В третьем периоде Великой Отечественной войны все .наши наступательные операции развертывались в условиях полного господства в воздухе советских ВВС. Однако это не снимало необходимости организовывать надежную противовоздушную оборону войск и важных объектов фронта и тыла. На отдельных направлениях и в отдельные периоды операций противнику удавалось сосредоточивать ударные авиационные группировки, борьба с которыми требовала массирования [299] сил и средств ПВО всех видов Вооруженных Сил и высокого искусства их применения. Войска ПВО страны успешно справились с возложенными на них задачами. При отражении воздушных налетов на прикрываемые объекты соединения и части Войск ПВО страны в 1944 - 1945 гг. уничтожили свыше 1100 вражеских самолетов. Свои задачи они выполняли в тесном взаимодействии с объединениями сухопутных войск.

Важнейшим принципом применения сил и средств ПВО стало массирование их для надежной защиты наиболее важных объектов. Для прикрытия объектов в прифронтовой зоне в операциях 1944 - 1945 гг. использовалось в общей сложности до 50 проц. всех Войск противовоздушной обороны страны, а в соединениях ПВО первого оперативного эшелона для этой цели выделялось 70 - 80, а иногда и 100 проц. всех имевшихся сил и средств.

Наряду с успешным применением истребительной авиации как пунктового средства обороны в ходе операций 1944 - 1945 гг. совершенствовались способы применения истребителей для прикрытия целых районов и направлений с действиями не только на полный радиус, но и на полную дальность с посадкой на аэродромы соседей. Такое применение истребительной авиации стало возможным благодаря высокому оснащению Войск ПВО страны радиолокационными и радиосредствами управления и наведения.

В третьем периоде войны наведение истребителей на самолеты противника с помощью радиолокационных станций получило еще больший размах, чем во втором периоде. Это значительно повысило эффективность боевых действий истребителей. Так, в 1945 г. количество самолето-вылетов истребителей на один сбитый самолет составляло 53, против 155 в 1943 г.{380}.

В операциях 1944 - 1945 гг. войска ПВО приобрели богатый опыт организации прикрытия объектов в прифронтовой полосе, что способствовало дальнейшему совершенствованию оперативного искусства и тактики родов войск ПВО. В частности, развивалось взаимодействие истребительной авиации с частями сухопутных войск и наземных средств ПВО, а также тактика ночного боя и перехвата целей на больших высотах; практически отрабатывались вопросы создания единой системы радиолокационного наведения на цели истребителей различных видов Вооруженных Сил.

В операциях завершающего периода войны большое значение имели вопросы оперативного взаимодействия сил и средств ПВО различных видов Вооруженных Сил (совместная [300] блокада окруженных группировок в районах Корсунь-Шевченковского, Будапешта и Бреслау, совместная оборона переправ через Вислу и Одер, обеспечение взаимного оповещения о воздушной обстановке).

В третьем периоде Великой Отечественной войны наиболее актуальными вопросами взаимодействия между Войсками ПВО страны и средствами ПВО сухопутных войск являлись: обеспечение взаимного оповещения о воздушной обстановке; организация совместного прикрытия наиболее важных объектов; согласование зон действий истребительной авиации; обеспечение единого руководства боем; взаимная информация между штабами соединений Войск ПВО страны и штабами фронтов сухопутных войск.

Для обеспечения эффективного выполнения задач по прикрытию объектов в прифронтовой полосе на освобождаемой территории командованием Войск противовоздушной обороны страны широко применялся маневр имевшимися силами. Наибольший размах в завершающем периоде войны получило маневрирование крупными силами противовоздушной обороны из глубины страны.

Опыт завершающих кампаний Великой Отечественной войны убедительно свидетельствует о том, что своевременно и скрытно проведенный маневр позволяет создать превосходство в силах над воздушным противником на главных направлениях и на обороне наиболее важных объектов.

Маневр средствами Войск противовоздушной обороны страны может проводиться как при подготовке стратегического наступления на театре военных действий, так и в ходе операций, если обстановка требует создания новых группировок противовоздушной обороны на выявившихся новых направлениях действий воздушного противника. Для успеха маневра нужно тщательно спланировать его, определить соответствующие обстановке способы передвижения, принять необходимые меры по всестороннему обеспечению и четкому управлению войсками, совершающими маневр. Решение на маневр может быть составной частью общего плана организации противовоздушной обороны или носить самостоятельный характер.

Опыт последнего периода Великой Отечественной войны убедительно подтвердил целесообразность принятой в конце 1944 г. организационной структуры Войск противовоздушной обороны страны как вида Вооруженных Сил. Наличие фронтов ПВО на важнейших стратегических направлениях создавало благоприятные условия для широкого маневра силами и средствами из глубины, а также для организации взаимодействия с войсками ПВО сухопутных войск в прифронтовой полосе. [301]

На Дальнем Востоке в период разгрома империалистической Японии

Разгром фашистской Германии положил конец войне в Европе. Гитлеровское государство было уничтожено, а его вооруженные силы безоговорочно капитулировали. Однако бесславный конец фашистских претендентов на мировое господство не послужил должным уроком для японских империалистов. Япония - главная союзница фашистской Германии - продолжала вести войну против Китая, США, Англии и других стран, по-прежнему угрожая безопасности СССР.

Советское правительство не могло относиться безучастно к тому, что на Тихом океане, в Китае и странах Юго-Восточной Азии продолжал бушевать огонь второй мировой войны, а у границ СССР стояла миллионная японская Квантунская армия.

Еще до начала Великой Отечественной войны японские империалисты неоднократно совершали агрессивные нападения на нашу страну. Япония имела разработанный план вторжения своих войск в советское Приморье и Забайкалье с целью захвата советского Дальнего Востока и Сибири.

В годы войны против фашистской Германии японские войска неоднократно устраивали пограничные инциденты; военно-морской флот Японии блокировал советское побережье на Дальнем Востоке, а японская авиация постоянно нарушала наши границы. Только за первое полугодие 1943 г. японские самолеты нарушали границы СССР свыше 40 раз{381}.

Все это вынуждало Советский Союз держать на Дальнем Востоке значительные силы, которые были так необходимы в войне против фашистской Германии.

Нужно было в кратчайший срок пресечь японскую агрессию, закончить вторую мировую войну и обеспечить безопасность советских дальневосточных границ. [302]

Руководствуясь этими целями, а также выполняя взятые на себя обязательства перед союзниками, Советский Союз 9 августа 1945 г. вступил в войну с империалистической Японией.

Советский народ одобрил историческое решение Советского правительства о вступлении СССР в войну с Японией. В резолюции, принятой на митинге 9 августа, рабочие московского станкостроительного завода «Красный пролетарий» писали: «Советский народ - миролюбивый народ. Он стоит за мир во всем мире. Именно поэтому он сейчас выступает против фашистской Японии, чтобы принудить ее безоговорочно капитулировать. Чем быстрее Япония будет разгромлена, тем скорее настанет во всем мире всеобщий мир»{382}.

Советское командование начало подготовку к войне с Японией еще весной 1945 г.

Стратегической целью предстоявших боевых действий являлся разгром японской Квантунской армии в Северо-Восточном Китае и Корее, а также японских войск на Южном Сахалине и Курильских островах, что должно было ускорить капитуляцию Японии.

Замысел операции предусматривал нанесение ряда мощных одновременных ударов со стороны Забайкалья, Приамурья и Приморья; окружение и рассечение главных сил Квантунской армии в Маньчжурии с последующим уничтожением их по частям. При этом главные удары планировалось нанести с территории Забайкалья и Приморья.

Для осуществления этого замысла к началу боевых действий на Дальнем Востоке были развернуты три фронта: Забайкальский, 1-й и 2-й Дальневосточные.

Противовоздушную оборону объектов Дальнего Востока до весны 1945 г. осуществляли войска Дальневосточной и Забайкальской зон ПВО. В ходе войны с Германией войска этих зон обеспечивали прикрытие с воздуха объектов Транссибирской железнодорожной магистрали, важных промышленных центров Дальнего Востока и вели борьбу с японскими самолетами - нарушителями наших границ.

Учитывая наличие в Маньчжурии сильной группировки японских военно-воздушных сил, имевших в своем составе 1800 самолетов, советское командование весной и летом 1945 г. усиливает Войска ПВО страны на Дальнем Востоке новыми частями и соединениями и проводит значительные организационные изменения.

В марте в соответствии с постановлением Государственного Комитета Обороны, на базе Дальневосточной и Забайкальской зон ПВО, а также перегруппированных из европейской [303] части СССР сил и средств ПВО создаются три армии ПВО - Забайкальская, Приамурская и Приморская. Имевшиеся в зонах районы ПВО реорганизуются в корпуса и дивизии ПВО.

Боевой состав армий ПВО был неодинаковым, он зависел от наличия объектов прикрытия и характера выполняемых задач.

Противовоздушная оборона объектов Дальнего Востока создавалась на основе богатого опыта боевых действий Войск ПВО страны, полученного в войне с фашистской Германией. Она строилась на тесном взаимодействии Войск ПВО страны с фронтовой авиацией, силами и средствами ПВО Тихоокеанского флота.

Объектами прикрытия Войск ПВО страны являлись важнейшие железнодорожные станции, мосты, крупные населенные пункты, а также районы сосредоточения войск, органы фронтовых и армейских тылов.

Войска Забайкальской армии ПВО (командующий генерал-майор артиллерии П. Ф. Рожков, член Военного совета полковник В. Д. Маркин, начальник штаба полковник А. С. Витвинский) располагались в полосе участков железных дорог: Улан-Удэ - Чита - Ксеньевская - Карымская - Борзя - Чойбалсан.

Приамурская армия ПВО (командующий генерал-майор артиллерии Я. К. Поляков, член Военного совета генерал-майор авиации В. С. Шимко, начальник штаба генерал-майор Г. М. Кобленц) прикрывала объекты Приамурской железной дороги от Ксеньевской до Хабаровска и Дальневосточной железной дороги от Хабаровска до Губерово. Часть сил армии находилась на ПВО Комсомольска-на-Амуре, Николаевска-на-Амуре и ряда пунктов на Северном Сахалине.

Главные силы Приморской армии ПВО (командующий генерал-лейтенант артиллерии А. В. Герасимов, член Военного совета генерал-майор М. И. Мамонов, начальник штаба генерал-майор артиллерии Г. X. Чайлахян) обеспечивали противовоздушную оборону железнодорожного участка от Губерово до Уссурийска.

Противовоздушная оборона Владивостока осуществлялась силами и средствами ПВО Тихоокеанского флота.

Армии ПВО входили в состав фронтов. Центральным органам управления Войск ПВО страны они подчинялись лишь в специальном отношении.

В армиях ПВО имелось значительное количество зенитных бронепоездов, которые предназначались не только для прикрытия стационарных объектов, но и поездов в пути их следования. [304]

Группировка истребительной авиации строилась по принципу сосредоточения основных сил на решающих направлениях наших войск и вероятных маршрутов полетов вражеской авиации. Главные силы истребительной авиации Забайкальской и Приморской армий ПВО прикрывали наиболее важные участки железных дорог. В этих армиях истребительные авиационные полки придавались дивизиям и корпусам ПВО и использовались для прикрытия определенных участков железных дорог и направлений. Каждому истребительному авиационному полку назначалась зона истребления авиации противника{383}. В Приамурской армии ПВО истребительная авиация ПВО использовалась для прикрытия наиболее важных пунктов, таких, как Хабаровск, Комсомольск-на-Амуре и другие.

Основу службы ВНОС составляли наблюдательные посты, которые располагались по системе сетки. Передовые наблюдательные посты ВНОС выдвигались непосредственно к границе. Кроме того, для разведки воздушного противника использовалось значительное количество радиолокационных станций. Так, в Приморской армии ПВО на границе с Маньчжурией работали 9 радиолокационных станций, которые обеспечивали обнаружение самолетов противника на подходе к границе с высоты 1500 м.

Непосредственная подготовка к войне войск ПВО, дислоцировавшихся на Дальнем Востоке и в Сибири, началась с весны 1945 г.

С руководящим составом частей и соединений ПВО на совместных играх, групповых упражнениях, и конференциях отрабатывались вопросы боевого применения родов войск ПВО, организации и управления в ходе боевых действий. Проводились совместные учения частей и соединений ПВО с органами МПВО (Хабаровск, Биробиджан и другие){384}. Обращалось большое внимание на маскировку войск и объектов прикрытия. В июле Войска ПВО страны были приведены в повышенную боевую готовность.

В целях повышения эффективности боевого применения истребительной авиации ПВО была реорганизована система ее наведения, а также пересмотрены зоны дневного и ночного патрулирования.

Партийно-политические органы проводили большую работу по обеспечению постоянной боевой готовности всех войск ПВО, укреплению воинской дисциплины и политико-морального состояния личного состава. Солдатам, сержантам и офицерам разъясняли агрессивную сущность японского империализма. [305]

В частях и соединениях состоялись партийные и комсомольские собрания, на которых обсуждались задачи коммунистов и комсомольцев в бою.

Перед началом военных действий до всего личного состава войск ПВО были доведены боевые приказы военных советов фронтов и проведены митинги по заявлению Советского правительства об объявлении состояния войны с Японией. Все эти мероприятия вызвали высокий политический подъем среди воинов. Об этом свидетельствует рост рядов партии. Так, в Приморской армии ПВО за июнь в члены и кандидаты ВКП(б) вступили 171, за июль - 202 и за август - 609 человек{385}.

В ночь на 9 августа Советские Вооруженные Силы перешли в наступление. Авиация нанесла мощные удары по железнодорожным объектам, укрепленным районам, аэродромам и портам противника. С первого дня наши войска начали быстро продвигаться в глубь Маньчжурии. В этих условиях вражеская авиация оказалась настолько парализованной, что была не в состоянии производить бомбардировочные налеты на тыловые объекты нашей страны и вести разведку. В районах действий частей и соединений Забайкальской и Приамурской армий ПВО самолеты противника не появлялись, В связи с этим истребительная авиация этих армий применялась для сопровождения особо важных транспортных самолетов, для прикрытия аэродромов бомбардировочной авиации и ведения разведки. Так, 279-я истребительная авиационная дивизия ПВО Забайкальской армии ПВО за время войны с Японией произвела для выполнения зтих задач 61 самолето-вылет. В границах ответственности Приморской армии ПВО авиация противника появлялась лишь в первый день войны. Всего над территорией армии ПВО в этот день войны отмечалось 9 самолето-полетов противника, из них в зону огня зенитной артиллерии заходил только 1 самолет, который при первых же выстрелах изменил курс и удалился в сторону Маньчжурии.

На отражение вражеской авиации и патрулирование в первый день войны истребители 147-й истребительной авиационной дивизии ПВО произвели 255 самолето-вылетов, провели 3 воздушных боя и сбили 2 самолета{386}. Всего же за время войны истребительная авиация этой армии на патрулирование и свободную охоту сделала 335 самолето-вылетов{387}.

Войска армий ПВО привлекались для поддержки наступающих армий. Так, 9 августа 11, 13 и 14-я батареи 133-й [306] зенитной артиллерийской бригады, 23, 169, 200 и 201-й зенитные бронепоезда Приморской армии ПВО привлекались командующим 35-й армии для артиллерийской подготовки и поддержки пехоты и танков, наступавших на Хулиньский укрепленный район{388}.

С продвижением наших войск на территорию Маньчжурии начали выдвигаться и Войска ПВО страны. Для противовоздушной обороны мостов, железнодорожных станций и войск, работавших по восстановлению железных дорог, и обороны их от нападения диверсионных групп из состава Приморской армии на территорию Маньчжурии были выдвинуты: 12 зенитных бронепоездов, зенитный артиллерийский полк, отдельный зенитный артиллерийский дивизион МЗА и батарея СОН{389}.

Таким образом, к августу 1945 г. Войска ПВО страны организовали надежную оборону объектов Дальнего Востока и обеспечили скрытое сосредоточение войск Красной Армии на границах Маньчжурии.

Успешные действия ВВС, Сухопутных войск и Тихоокеанского флота не позволили японской авиации наносить удары по тыловым объектам. Поэтому действия Войск ПВО страны в период разгрома империалистической Японии ограничились перехватом и уничтожением отдельных самолетов противника, сопровождением транспортных самолетов и ведением разведки. Часть Войск ПВО страны привлекалась для поддержки наступления общевойсковых армий. [307]

Дальше