Содержание
«Военная Литература»
Военная история

III. Оперативная обстановка к исходу 9 июля 1943 года

(схема 1)

4-я танковая армия (2 тк СС, 48 тк, 52 ак), прорвав вторую полосу обороны 6-й гвардейской армии на участке Яковлево — Тетеревино 6 июля, продолжала вести активные боевые действия 9 июля на обояньском направлении, пытаясь прорваться вдоль шоссе Белгород, Обоянь, Курск.

48-й танковый корпус (11 тд, тгд «Великая Германия», 3 тд) вышел на рубеж: западнее Кочетовка, Новоселовка, Верхопенье, Березовка.

Разграничительная линия справа со 2-м танковым корпусом СС проходила по реке Солотинка до р. Псел, далее по речушке Ольшанка.

Слева наступала 332-я пехотная дивизия 52-го армейского корпуса, обеспечивая левый фланг 48-го танкового корпуса.

Наибольший успех был достигнут в полосе 2-го танкового корпуса СС. Передовые части дивизии СС «АГ» подошли к тыловой армейской полосе обороны на участке: Красный Октябрь, Козловка, Васильевка, 2 км юго-западнее совхоза Комсомолец, изгиб железной дороги юго-западнее Ивановские Выселки. Главными силами дивизия вышла в район: Тетеревино, Ясная Поляна. Основные силы танковых дивизий СС «Р» и «МГ» — в районе: Калинин, Лучки, западнее Вислое, Шопино. Своими передовыми частями заняли рубеж по западному берегу р. Липовый Донец, фронтом на восток в полосе до 30 километров,

Оперативных резервов 4-я танковая армия не имела. 167-я пехотная дивизия, ранее находившаяся в армейском резерве, с 18.00 8 июля приступила к смене танковой дивизии СС «МГ» на участке Шопино, Вислое, а затем и часть сил тд СС «Р» до Лучки включительно.

Соответственно танковая дивизия СС «МГ» по решению командующего 4-й танковой армией должна была к утру 10 июля сосредоточиться в районе Грезное, а танковая дивизия СС «Р» — уплотнить свои боевые порядки к северу от Лучки, оставаясь фронтом на восток.

К исходу 9 июля 4-я танковая армия, уплотняя боевые порядки 2-го танкового корпуса СС, сокращает его полосу почти вдвое и сосредоточивает мощный кулак из трех отборных танковых дивизий СС на участке: Красный Октябрь, Тетеревино, (иск) Лучки.

Одновременно проводит перегруппировку и оперативная группа «Кэмпф».

7-я танковая дивизия сосредоточивается в районе Мелехово за 6-й и 19-й танковыми дивизиями, готовя удар на Прохоровку с юга через Провороть. Наличие бронетехники в группе армий «Юг « приведено в таблице 1{31}.

В связи с тем, что наступление на обояньском направлении застопорилось, командующий 4-й танковой армии генерал Гот 8 июля принимает новое решение и ставит задачи войскам на продолжение наступления приказом № 5, о котором мы уже упоминали.

Общий замысел этого решения состоял в том, чтобы нанести мощный удар 10 июля «на северо-восток » и, одновременно окружив «врага на пенской дуге » (имеется в виду окружение в районе Новоселовки на обояньском направлении), создать «предпосылки к дальнейшему продвижению на северо-восток »{32}.

В соответствии с этим замыслом были определены новые задачи войскам{33}. Приведу их в тех формулировках, без правок, как они были переведены с немецкого, не нарушая смысловое содержание и несколько сокращая объем за счет малозначащих деталей, но с некоторыми разъяснениями автора.

Вторым пунктом приказа поставлена задача 167 пд: «167-я пехотная дивизия удерживает прежние позиции », которые она заняла после смены танковой дивизии СС «МГ», с задачей: прикрыть правый фланг 4-й танковой армии по западному берегу р. Липовый Донец. В последующем она должна была продвигаться с началом наступления танковой дивизии СС «Р» в восточном направлении, прикрывая ее правый фланг. Такая задача полностью исключала участие 167 пд в боях непосредственно под Прохоровкой и ее встречу с частями 5 гв. ТА во встречном сражении 10–15 июля 1943 года.

Затем следуют задачи корпусам:

«4) 2 тк СС разбивает врага юго-западнее Прохоровки и оттесняет его

на восток. Он отвоевывает высоты по обеим сторонам Псла северо-западнее Прохоровки.

5) 48 тк уничтожает перед Обоянью 6 гвардейский танковый корпус на западном берегу Пены [название реки] и продолжает окружение из района Новоселовки в юго-западном направлении.

6) 52 ак удерживает прежние позиции в готовности по приказу армии

выступить через Пену на участке Алексеевка — Завидовка.

7) Штаб армии в вокзале Александровки.

Главнокомандующий 4 ТА генерал Гот».

В 22.00 9 июля командир 2-го танкового корпуса СС отдал свой приказ, который начал с констатации того, что:

«1) Враг перед 2 тк СС 8 июля сильно разбит. Ведет оборонительные бои с танками. Сильные вражеские танки юго-восточнее Обояни, надо рассчитывать на подведение новых вражеских танков и моторизированных [так в переводе] резервов в район Прохоровки и западнее от нее»{34}.

Этот пункт свидетельствует о неплохой осведомленности нашего противника. Таким образом, опровергаются утверждения о том, что появление 5-й гвардейской танковой армии «оказалось полной неожиданностью для врага»{35}. Немецкое командование не только знало о появлении крупной танковой группировки восточнее Обояни, но и предполагало направление возможного использования. Отметим для себя эту деталь, так как она нам понадобится при рассмотрении хода сражения.

Приказ командира 2-го танкового корпуса СС очень важен для установления реального хода Прохоровского сражения. Поэтому мы остановимся на анализе более-менее подробно. Несколько сокращенный его текст приведен в приложении, в конце очерка.(Схема 3.)

Во-первых, этим приказом устанавливается дата начала сражения: «2 тк СС прорывается 10 июля после перегруппировки... на северо-восток...»

Во-вторых, определена конкретная задача корпуса: прорваться «до линии Прохоровка - высоты в 5 км восточнее Карташевки» и уничтожить «противника на этом участке».

И, в-третьих, четко расписывает, кто и какие боевые задачи решает с началом сражения.

Главную задачу 10 июля должна решать танковая дивизия СС «АГ»: она «прорывается из района Тетеревино» вдолъ дороги на северо-восток и «занимает Прохоровку», в полосе: справа — «лес западнее Ивановские Выселки, Сторожевое, Лески» ; слева — «населенные пункты на восточном берегу Псла до Верхней Ольшанки».

Танковая дивизий СС «Р» своим правым флангом остается в прежнем районе фронтом на восток. Одним полком («Великая Германия»), продвигаясь в предбоевых порядках за танковой дивизией «АГ», должна прикрыть «ее правый фланг», Если же правый фланг «АГ» «встретит большое сопротивление врага, то следует занять опорные пункты», иными словами, — занять оборонительный рубеж. Главное — обеспечить продвижение и решение боевой задачи дивизией «Адольф Гитлер».

Танковая дивизия СС «МГ», завершив перегруппировку с правого на левый фланг в район Грезное, в течение ночи на 10 июля должна захватить плацдарм на правом берегу реки Псел, установить переправу для танков и скрытно сосредоточить их севернее реки. А затем «прорывается по долине Псла и севернее от него на северо-восток и занимает Береговоё и высоты северо-запад от него».

Начало наступления было дифференцированным

«для див. «АГ» — 06.00

див. «МГ» — в течение ночи докладывает об образовании ударной группы на плацдарме».

Надеюсь, читатель, ознакомившись с боевыми документами немцев, убедился, что утверждения о стягивании к 11 июля на прохоровское направление «большей части соединений 4-й танковой армии врага» лишены каких-либо оснований{36}.

И, второе, становится абсолютно ясно — на Прохоровку, в полосе между железной дорогой и рекой Псел, наступает только танковая дивизия СС «АГ». Этот вывод нам необходим, чтобы знать, с кем пришлось вступить во встречный бой 11 июля частям 33-го стрелкового корпуса, а 12-го — 18-му и 29-му танковым корпусам 5-й гвардейской танковой армии.

Наши войска

На обояньском направлении 6-я гвардейская и 1-я танковая армии продолжали вести упорные бои, отражая атаки танков и пехоты противника, поддерживаемые массированными ударами авиации. Наиболее ожесточенные схватки происходили в районе Верхопенье, Новоселовка, Кочетовка.

Прорвать оборону и получить свободу маневра в сторону Обояни немецко-фашистские войска так и не смогли. Энергичными действиями враг был остановлен. Командование 6-й гвардейской армии получило возможность провести перегруппировку сил и надежно закрепиться на новых позициях.

52-я гвардейская стрелковая дивизия, выведенная из боев на обояньском направлении, 7 июля получила распоряжение командира 23-го гвардейского корпуса: совершить марш из района Думное, Мал. Псинка, Свино-Погорелово, Петровка и к утру 8 июля занять оборону: Ключи, выс. 226.6, Полежаев. Задача: находясь во втором эшелоне, не допустить прорыв пехоты и танков противника в северном и северо-восточном направлениях{37}. (Схема 3.)

8 июля западнее Прохоровки сосредоточился 10-й танковый корпус, переданный Воронежскому фронту из 5-й гвардейской армии генерал-лейтенанта А.С. Жадова.

Участок тыловой армейской полосы обороны: Васильевка, выс. 258.2, (иск) Виноградовка, Жиломостье, Новоселовка, Верин, Львов, Киреев, Шипы, прикрывающий подступы к Прохоровке с юго-запада и юга, с 19 мая 1943 года занимала 183-я стрелковая дивизия генерал-майора А.С. Костицина. Фронт обороны около 30 километров. Оборонительные сооружения строились личным составом дивизии с привлечением местного населения.

Практически была создана одна позиция, состоящая из ротных опорных пунктов глубиной до 1 километра. Так как эта дивизия первой приняла на себя удар 2-го танкового корпуса СС в Прохоровском сражении и с ней в дальнейшем, 10–11 июля, многое будет связано, приведу положение ее частей на 8 июля:

а) 285 сп — Васильевка, выс. 258.2, (иск) Виноградовка, Сторожевое.

КП — свх. Сталинское отд. Фронт обороны около 12 км.

б) 295 сп — (иск) Сторожевое, (иск) Виноградовка, (иск) овраг 2 км западнее Дальний Должик, центр Жиломостье. КП — Провороть. Фронт — 12 км.

в) участок Верин. Львов, Киреев — около 6 км, местность, изрезанную глубокими оврагами и практически труднодоступную для танков, занимали учебная и штрафная роты.

г) 227 сп — резерв, располагался в районе Сажин. КП дивизии — Красное{38}.

В 22.00 8 июля командующий Воронежским фронтом генерал армии Н.Ф. Ватутин отдал распоряжениё командующему 69-й армией о выдвижении к железной; дороге на участок: совхоз Комсомолец, Ясная Поляна, Тетеревино части сил левого фланга 183 сд с рубежа: Виноградовка, Новоселовка, Шипы.

В 0.35 9 июля Ватутин лично по прямому проводу приказал командиру 10-го танкового корпуса: «Сдать участок обороны Васильевка, свх. Комсомолец 2-му танковому корпусу и перейти в оперативное подчинение командующему 1-й танковой армией»{39}.

К тому, как «выполнял» эту задачу 2-й танковый корпус, мы еще вернемся в заключительной части очерка.

Судить сегодня о целесообразности этих маневров 8–10 июля, когда противник уже готов нанести удар для завершения прорыва тыловой оборонительной полосы 6-й гвардейской и 69-й армий, наверное, не очень корректно и не обратить на это внимание тоже нельзя. Командование и армии, и фронта заведомо знало о серьезной угрозе на прохоровском направлении.

7 июля 183-я стрелковая дивизия доносила о положении на 15.00:

«В 17.00 6.7 противник силой до 120 танков с пехотой до 2-х рот вышел рубеж: Тетеревино, Ясная Поляна,

10 танков с направления северная окраина Тетеревино в направлении свх. Комсомолец прорвались через главную линию обороны 285 сп. Два танка подбиты, остальные вернулись на исходный рубеж.

В 2.00 противник вёл усиленную разведку с попытками захвата пленного.

В 4.00 7.7 в районе Грезное был слышен шум моторов. По данным разведки на 20.00 6.7.43 большое сосредоточение пехоты противника в районе Лучки, Нечаево и до 150 танков с полком мотопехоты в районе 3 км юго-западнее Лучки.

С 19.00 6.7.43 и в течение ночи, первой половины дня 7.7 авиация противника Ю-88, Ю-87 проявляет большую активность, усиленно бомбила боевые порядки 51,52 гсд и наших частей, а также Прохоровку, Тетеревино, Беленихино, Ясную Поляну, Ивановские Выселки, свх. Сталинское отд.

Положение дивизии прежнее»{40}.

Надо отдать должное разведке 183-й стрелковой дивизии, точнее — работавшей в ее полосе. Эти данные были близки к реальной обстановке. А эта обстановка, по оценке представителя Ставки Верховного Главнокомандования маршала А. М. Василевского, была «очень сложная». Он говорил командующему 5-й гвардейской армией А. С. Жадову: «Противник рвется на Обоянь. Хотя ваши войска и остановили его продвижение, но не исключена возможность, что он... попытается нанести удар на Прохоровку и далее повернуть на север, чтобы обойти Обоянь с востока»{41}. Командующий Воронежским фронтом в этой связи обратился 7 июля к Верховному Главнокомандующему И.В. Сталину с просьбой об усилении фронта двумя армиями из стратегического резерва для «прочного прикрытия обояньского направления и, главное, для обеспечения своевременного перехода войск в контрнаступление в наиболее выгодный момент, необходимо теперь же начать быстрое выдвижение армии генерала Жадова в район: Обоянь, Прохоровка, Марьино, а армии генерала Ротмистрова в район Призначное»{42}.

Обе армии, переподчиненные Воронежскому фронту, по решению Ватутина, на первом этапе должны были укрепить оборону. Это прежде всего касалось 5-й гвардейской общевойсковой армии. Генерал-лейтенанту А. С. Жадову поставил задачи командующий Степным фронтом генерал-полковник И.С. Конев 8 июля на командном пункте 5-й гвардейской армии:

«К утру 11 июля выйти па рубеж реки Псел, занять оборону и не допустить дальнейшего продвижения противника на север и северо-восток». Он также предупредил, что «восточнее Прохоровки к исходу дня 9 июля сосредоточиваются корпуса 5-й гвардейской танковой армии генерал-лейтенанта танковых войск П. А. Ротмистрова»{43}.

Танковая армия получила приказ и боевую задачу в 1.00 9 июля: «К исходу 9.7 выйти в район Бобрышево, Бол. Псинка, Прелестное, Александровский [так назывался в то время поселок. А железнодорожная станция — Прохоровка] с задачей: быть в готовности отразить быстро продвигающегося противника, который 8.7.43 занял Кочетовку»{44}.

Картина Прохоровского сражения будет неполной, если мы хотя бы коротко не познакомимся с основными «действующими лицами» — с армиями А.С. Жадова и П.А. Ротмистрова.

5-я гвардейская общевойсковая армия, бывшая под Сталинградом 66-й, хорошо себя зарекомендовала при разгроме сталинградской группировки немцев в районе тракторного завода. За эти бои она была преобразована в 5-ю гвардейскую. В ее составе остались четыре прошедшие сталинградское горнило стрелковые дивизии, а взамен выбывших прибыли одна стрелковая и две воздушно-десантные, все гвардейские дивизии, тоже прошедшие хорошую боевую школу на северо-западном направлении.

В соответствии с указаниями Генерального штаба были сформированы два корпусных управления:

— 32-й гвардейский стрелковый корпус — 13-я и 66-я стрелковые, 6-я воздушно-десантная гвардейские дивизии и корпусные части. Командиром корпуса был назначен прославленный герой Сталинграда, Герой Советского Союза гвардии генерал-майор А. И. Родимцев;

— 33-й гвардейский стрелковый корпус — 95-я и 97-я стрелковые, 9-я воздушно-десантная гвардейские дивизии с комплектом корпусных частей. Командир корпуса — гвардии генерал-майор И. И. Попов,

В резерве командующего армией осталась 42-я гвардейская стрелковая дивизия.

С 16 мая:1943 года 5-я гвардейская армия вошла в состав Степного военного округа и заняла стратегический оборонительный рубеж: Заосколье, Александровка, Русановка, Калинкин, Скородное, Белый Колодец. Здесь она продолжала доукомплектование личным составом, вооружением и техникой, проводя одновременно боевое слаживание частей, соединений и их штабов. В состав армии вошли новые соединения и части: 29-я зенитно-артиллерийская дивизия, 308-й гвардейский минометный полк БМ-13 [Катюши], 1073-й и 301-й истребительно-противотанковые артиллерийские полки [иптап], 14-я штурмовая инженерно-саперная бригада, части связи и другие части и подразделения армейского комплекта. В оперативное подчинение армии поступил 10-й танковый корпус, убывший 7 июля на Воронежский фронт в район Прохоровки{45}.

Забегая несколько вперед, следует отметить, что непосредственное участие в Прохоровском сражении приняли две дивизии 33-го гвардейского стрелкового корпуса и 42-я резервная. Они имели:
  95 гв. сд 9 гв. сд 42 гв. сд

а) в строю (людей):

     
старший и средний комсостав 862 856 889
младший комсостав (сержанты) 2433 2586 2167
рядовые: 5476 5576 4990
рядовые: 5476 5576 4990
Всего (людей) 8771 9018 8046

б) транспортные средства:

     
лошади 923 808 824
автомашины, в том числе тягачи 216 169 125

в) вооружение:

     
винтовки и карабины 4720 4985 4622
пистолеты-пулеметы (ППШ) 2644 2625 2676
станковые пулеметы 165 166 157
ручные пулеметы 489 489 473
противотанковые ружья (ПТР) 218 258 216
арторудия всех калибров 96 76 94
минометы 82 и 120 мм 170 170 137
Всего в 33 гв. ск командного и рядового состава было 26646{46}.      

Всего в 33 гв. ск командного и рядового состава было 26646{46}.
5-я гвардейская танковая армия формировалась в феврале — апреле 1943 года «во исполнение постановления Государственного комитета обороны № 2761 от 21 февраля». В ее состав первоначально вошли: 3-й гвардейский Котельниковский и 29-й танковые, 5-й гвардейский Зимовниковский механизированный корпуса. По завершении формирования в районе Миллерово в конце марта армия была передислоцирована в район Острогожска, где вошла в состав Степного военного округа, 6 июля 1943 года по директиве Генерального штаба передана Воронежскому фронту.

Теперь в ее состав входили: 18-й и 29-й танковые, 5-й гвардейский механизированный корпуса; 53-й танковый и 1-й мотоциклетный гвардейские полки; 678-й гаубичный и 689-й истребительно-противотанковый артиллерийские и 16-й гвардейский минометный БМ-13 полки; 6-я зенитно-артиллерийская дивизия, 4-й полк и 994-й авиаполк связи, 377-й мотоинженерный батальон и другие части и подразделения армейского комплекта.

Основными боевыми частями в корпусах, решавшими тактические задачи на поле боя, являлись танковые, механизированные и мотострелковые бригады, имевшие следующую численность и вооружение — типовой вариант первой половины 1943 г.{47}: <
  тбр мбр мсбр корпус
рядовой и комсостав (чел.) 1058 3491 3162 -
танки: средние Т-34 32 23 - тк-98/мк-101
легкие Т-70 21 16 - тк-70/мк-69
СУ-76 - - - 17
СУ-122 - - - 8
САУ-152 - - - 22

В отчете о боевых действиях 5-й гвардейской танковой армии в период 7–24 июля 1943 года значится, что армия, с приданными соединениями и частями усиления, на 12 июля имела:

средних танков Т-34 - 501
легких танков Т-70 - 261
тяжелых «Черчилль» (английские) - 31
арторудий — 76мм - 79
самоходных установок СУ-122 - 45
противотанковых орудий 45 мм - 330
противотанковых ружей - 1007
минометов 82–120 мм - 495
реактивных установок БМ-13 - 39{48}

Местность и метеоусловия

Район Средне-Русской возвышенности, на котором развернулось Прохоровское сражение, условно можно ограничить:

— на прохоровском направлении справа — Карташевка, хутор Веселый, Красный Октябрь; слева — Грушки, Сторожевое, Беленихино, Тетеревино, Лучки;

— на мелеховском напраалении справа — Провороть, Шахово, Киселево, Шишино; слева — Бол. Подъяруги, Александровка, Шляхово.

Местность всхолмленная, с абсолютными высотами 200–250 метров и относительными — до 30–35 метров. На мелеховском направлении — пересеченная, изрезанная глубокими оврагами с крутыми склонами, ограничивающими действия больших масс танков в меридиональном направлении.

По линии: хутор Лучки, совхозы Комсомолец и Октябрьский проходит водораздел бассейнов рек Днепра и Дона. Естественных препятствий, пересекающих эту гряду пологих возвышенностей, недоступных или ограничивающих действия танков и транспорта повышенной проходимости, нет. Ширина полосы этой доступной местности в самом узком месте по линии Андреевка — урочище Сторожевое (глубокий заросший лесом овраг) около шести километров. На рубеже Прелестное — Ямки — несколько больше (до 7–8 километров).

Реки Ворскла, Солотинка, Псел — с запада, и Донец Северский и Липовый — с востока образуют естественный коридор, по которому издревле пролегали Муравский и Изюмский шлях, выводившие из южных степей в Центральную Русь орды печенегов и крымских татар.

К рассматриваемому периоду здесь проходили два сквозных фронтальных маршрута: Бутово, Яковлево, Прохоровка и железнодорожный — Белгород, Беленихино, Прохоровка. Наличие этих маршрутов позволяло противнику организовывать снабжение своих войск и осуществлять маневр силами и средствами из глубины.

Естественных масок, обеспечивающих маскировку и скрытое расположение войск, крайне мало. Наиболее удобны овраги, обычно заросшие кустарником и небольшими лесными массивами, а также населенные пункты, как правило, располагающиеся в низинах вдоль рек, речушек и искусственных водоемов.

Единственной водной преградой, ограничивающей действия противника, сужая фронт его наступления и вынуждая форсировать реку, является Псел. Как водный рубеж, в сухое время года он серьезного препятствия не представляет. Ширина самой реки в летнее время не превышает 10–15 метров, за исключением искусственных водоемов. Однако пойма шириной до 100–200 метров заболочена, много стариц, что требует оборудования переправ для всех видов транспорта, а для танков — строительства мостов большой грузоподъемности. Правый берег высокий, с крутыми склонами, местами обрывистыми, с превышением над левым пологим берегом от 10–15 до 20–25 метров.

Реки Липовый и Северский Донец могут служить препятствием только при наступлении с запада на восток или наоборот. Берега овражистые, сравнительно высокие, способствуют оборудованию на них рубежей обороны.

Гидрометеооценка на июнь — июль 1943 года{49}.

Осадки: на июнь — июль месяцы приходится наибольшее количество осадков в году (60–85 мм в месяц).

Обычное число дней с осадками: 13–14.

Ливни: чаще всего наблюдаются в июне — июле, в среднем 1–2 случая в месяц.

Грозы: 5–10 случаев, со шквалистыми ветрами. В отдельные годы до 20 случаев.

При ливнях, особенно при затяжных дождях, грунтовые дороги становятся труднопроходимыми для колесного автотранспорта. Грунтовые аэродромы становятся практически не пригодными для полетов.

Дальше