Содержание
«Военная Литература»
Военная история

Глава первая.

Действия надводных сил в Атлантике

Война начинается на море. - Бой у Ла-Платы 13 декабря 1939 года. - Другие действия на море. - История «Альтмарка». - Вторжение в Норвегию. - Нарвик. Тронхейм. - Эвакуация союзников из Нарвика. - Падение Франции. - Немецкие планы вторжения в Англию. - Дакар. - Немецкие надводные рейдеры в 1940 году. - «Бисмарк» исчезает. - Уничтожение «Бисмарка». - Прорыв через Ла-Манш. - Сен-Назер. - Дьепп. - Реорганизация военно-морских сил Германии. - Последнее плавание «Шарнхорста». - Уничтожение «Тирпица».

«Я привез вам мир», - заявил британский премьер-министр Чемберлен, возвратившись из Мюнхена, где он встретился с Гитлером. Менее чем через год, 1 сентября 1939 года, в 04,45 нацистские армии двинулись против Польши - и пламя пожара Второй мировой войны разгорелось. В соответствии с договором о взаимной помощи Англия и Франция должны были оказать помощь Польше, но Гитлер имел все основания рассчитывать на то, что эти страны будут верны своим обязательствам не более, чем они были верны моральным обязательствам перед Чехословакией.

Подогреваемый нерешительностью Англии и Франции, немецкий фюрер намеревался молниеносно разгромить Польшу и поставить мир перед свершившимся фактом. Но он не учел возможности резкого изменения отношения к его действиям со стороны руководителей и народов двух западных стран. Вечером 1 сентября Англия предъявила Германии ультиматум, а в 09.00 3 сентября объявила о последнем предупреждении. В 11.15 3 сентября 1939 года в обращении к английскому народу по радио премьер-министр Чемберлен заявил, что правительство его величества объявило Германии войну. Во второй половине дня войну Германии объявила и Франция. В тот же день в качестве первого лорда в английское [10] адмиралтейство возвратился покинувший его 24 года назад воинственно настроенный, круглолицый, полнощекий человек. Сигналом «По флоту» было объявлено: «Флот снова возглавляет Уинстон».

Но вряд ли Англия и Франция могли что-нибудь сделать, чтобы оказать Польше помощь, Германия вела на равнинах Польши новую войну, для которой характерны стремительное передвижение механизированных сил, использование танков для прорыва линий обороны и последующего окружения целых армий. Люфтваффе быстро расправились со слабой польской авиацией, а затем обрушились на укрепленные позиции сухопутных войск и расчистили путь гитлеровским дивизиям. Через несколько недель на польском фронте все закончилось. Теория «молниеносной войны» в данном случае оправдалась. Однако на Западе дела обстояли иначе. Хотя мобилизация в Англии и Франции была проведена слишком поздно, чтобы успеть оказать помощь Польше, эти страны подготовились к любым шагам немецкого вермахта на Западе: Англия была готова использовать свою морскую мощь, а Франция - свои сухопутные войска, расположенные за линией Мажино.

Гитлер не хотел в это время начинать войну с Англией и Францией. Он согласился с оккупацией половины Польши русскими, чтобы удержать войну в определенных рамках. Он надеялся убедить Англию и Францию принять существующее положение и согласиться на мир, который позволил бы ему построить флот для войны на Западе в 1944 или 1945 году. Закончив операции в Польше, Гитлер стал воздерживаться от каких-либо действий на Западном фронте, что привело к так называемой странной войне. В течение зимы 1939/40 года между немецкими войсками на линии Зигфрида и французскими войсками на линии Мажино велись лишь незначительные бои местного значения. [11]

Война начинается на море

К концу 1938 года главнокомандующий немецким военно-морским флотом гросс-адмирал Редер представил Гитлеру два плана. Первый, основанный на предположении, что война неизбежна, предусматривал мобилизацию большей части сил и средств флота на борьбу против торгового судоходства противника; для этого предполагалось использовать главным образом подводные силы, рейдеры, минные заградители и корабли береговой обороны. Второй, известный как план «Z», был рассчитан на длительный срок на том основании, что в ближайшие десять лет война не начнется. По этому плану Германия должна была построить такой надводный флот, который превосходил бы английский и мог бы оспаривать его господство на морях и океанах.

Гитлер дал Редеру указание действовать в соответствии с планом «Z». Причину такого весьма ошибочного в свете последовавших событий решения понять довольно трудно. Гитлер, по-видимому, считал, что крупные военные корабли смогут оказать политическое влияние. Он, вероятно, был также охвачен желанием потягаться с Англией и превзойти ее, не предполагая, что его планы захвата территорий на континенте приведут к войне с ней. Ультиматум Англии в связи с вторжением Германии в Польшу ошеломил Гитлера. До начала 1940 года он продолжал надеяться, что Англия согласится на мир.

Какова бы ни была причина выбора Гитлером плана «Z», это решение привело к тому, что флот к войне готов не был. К концу 1939 года план «Z» начал осуществляться, но флот в соответствии с этим планом был бы готов к боевым действиям не ранее 1945 года. Кораблестроители проводили многочисленные эксперименты и испытания, успев разработать лишь промежуточные типы кораблей. Используя дизельные энергетические установки, они надеялись увеличить [12] дальность плавания кораблей, но в 1939 году на некоторых немецких кораблях были еще смешанные двигатели, дизельные и паровые.

К началу войны в составе немецкого военно-морского флота имелись следующие корабли: 2 линейных корабля в строю - «Шарнхорст» и «Гнейзенау»; 2 линейных корабля в стадии завершения строительства -»Бисмарк» и «Тирпиц»; 3 «карманных» линейных корабля водоизмещением 10000 т, вооруженных 280-мм орудиями, - «Дейчланд», «Шеер» и «Граф Шпее»; 3 тяжелых крейсера - «Хиппер», «Принц Ойген» и «Блюхер»; 5 легких крейсеров - «Карлсруэ», «Кельн», «Лейпциг», «Нюрнберг», «Эмден» и «Кенигсберг»; 26 торговых судов были переоборудованы во вспомогательные крейсера. Кроме того, в надводном флоте было достаточное число эсминцев, торпедных катеров, тральщиков и вспомогательных кораблей. Немецкие подводные силы, возглавляемые адмиралом Деницем, начали боевые действия в составе 56 подводных лодок. 21 подводная лодка и «карманные» линейные корабли «Граф Шпее» и «Дейчланд» находились в море, в «районах ожидания», куда вышли еще до начала войны.

В день объявления Англией войны немецкая подводная лодка «U-30» потопила английский пассажирский лайнер «Атения». Командир этой лодки не мог устоять перед искушением, увидев в перископ это огромное судно. Дениц, Редер и Гитлер выступили с опровержением ответственности немцев за потопление лайнера. Министр пропаганды Геббельс выступил с еще более чудовищной ложью. Он заявил, что Черчилль все это выдумал в надежде вовлечь в войну Соединенные Штаты.

Стратегическая концепция командования английских военно-морских сил по необходимости была почти полной противоположностью концепции командования военно-морских сил Германии. Корабли Флота метрополии, базировавшиеся на Скапа-Флоу, быстро [13] блокировали немецкое побережье в Северном море и выходы из Балтийского моря. Однако самая важная задача английских военно-морских сил состояла в том, чтобы ежегодно обеспечивать доставку в порты Англии судами торгового флота более 40000000 т грузов. Планируя в предвоенные годы различные мероприятия для решения этой задачи, английское адмиралтейство, к сожалению, не учло уроков Первой мировой войны. Оно продолжало придерживаться ошибочного взгляда периода Первой мировой войны и считало, что одиночно плавающие суда могут выполнить задачу доставки грузов в Англию успешнее, чем суда, совершающие переходы в составе конвоев. Однако потопление лайнера «Атения» изменило взгляды адмиралтейства, и оно быстро организовало конвойную службу.

Первый конвой в Галифакс вышел из Англии 8 сентября. Корабли охранения сопровождали суда до тех пор, пока они не отошли от берегов примерно на 300 миль; здесь корабли присоединились к конвою, следовавшему на восток, и благополучно привели входившие в него суда в порты Англии. Нехватка эскортных кораблей на первых порах не позволяла организовать охранение конвоев в более отдаленных от берегов Англии районах океана. Кроме того, в связи с действиями немецких надводных рейдеров в течение первых двух лет войны адмиралтейство считало необходимым включать в состав сил охранения каждого конвоя или линейный корабль, или крейсер, или по крайней мере вооруженный пассажирский лайнер.

Реальность угрозы торговому судоходству со стороны немецких надводных рейдеров вскоре была подтверждена действиями линейных кораблей «Дейчланд» и «Граф Шпее». К середине октября «Дейчланд» потопил два торговых судна и совершил грубую дипломатическую ошибку, захватив американское грузовое судно «Сити оф Флинт». Позднее на пути в Германию во время перехода по территориальным водам Норвегии [14] это судно было перехвачено норвежцами и возвращено его владельцу. Этот инцидент явился причиной антинемецких настроений в Соединенных Штатах, а также впервые привлек внимание Гитлера к Норвегии в свете его военно-стратегических планов. По возвращении в Германию «Дейчланд» был переименован в «Лютцов», чтобы возможная потеря корабля не так сильно повлияла на моральное состояние немецкого народа.

Бой у Ла-Платы 13 декабря 1939 года

«Карманный» линейный корабль «Граф Шпее» действовал в районе между Пернамбуко и Кейптауном, но в ноябре на короткий период перешел в Индийский океан к острову Мадагаскар. На обратном пути он встретился с обеспечивающим его судном снабжения «Альтмарк», пополнил запас топлива, передал на него пленных и возобновил поиск судов противника. Об эффективности действий «Графа Шпее», помимо того что он потопил суда общей грузоподъемностью около 50000 т, свидетельствует число кораблей союзников, участвовавших в поиске и преследовании этого немецкого рейдера. Из Фритауна - базы английского флота на западном берегу Африки - действовали авианосец «Арк Ройял» и линейный корабль «Ринаун». Из Дакара - два французских тяжелых крейсера и английский авианосец «Гермес». В районе мыса Доброй Надежды действовали тяжелые крейсера «Суссекс» и «Шропшир». У восточного побережья Южной Америки находилось соединение кораблей под командованием капитана 1 ранга Хэрвуда, состоявшее из тяжелых крейсеров «Кумберленд» и «Эксетер» и легких крейсеров «Эйджекс» и «Акилез».

13 декабря соединение Хэрвуда, за исключением «Кумберленда», находившегося на ремонте и отдыхе у Фолклендских островов, обнаружило «Графа Шпее» на [15] подходах к реке Плата. Встреча с противником поставила Хэрвуда перед трудноразрешимой тактической задачей. Дальность стрельбы 280-мм орудий «Графа Шпее» превышала дальность стрельбы орудий крейсеров более чем на 7000 м. Ни один из крейсеров не выдержал бы длительного боя с линейным кораблем. Был только один выход - расположить крейсера по отношению к линейному кораблю так, чтобы вынудить его вести огонь одновременно по нескольким целям. Крейсера не могли ответить на огонь линейного корабля до тех пор, пока не прошли через опасную зону примерно с 27000 м (дальность стрельбы орудий «Графа Шпее») до 20000 м (дальность стрельбы орудий главного калибра крейсеров). Если бы командир «Графа Шпее» избрал правильную тактику, он отвернул бы от крейсеров и заставил бы их преследовать его с кормы. Даже если бы крейсера обладали [16] превосходством в скорости примерно на пять узлов, им все равно потребовалось бы около 30 минут на прохождение опасной зоны. Возможно, что им вообще не удалось бы этого сделать. Но командир «Графа Шпее» капитан 1 ранга Лангсдорф ошибочно считал, что имеет дело с одним крейсером и двумя эсминцами. Поскольку корабли союзников находились между ним и выходом в открытое море, Лангсдорф решил встретиться с ними и прорваться на океанские просторы. В кильватерной колонне шли три английских крейсера: головным - «Эйджекс», затем «Акилез» и концевым - «Эксетер». В 06.17 «Граф Шпее» открыл огонь, и «Эксетер» сразу же отвернул влево, чтобы вести огонь по противнику с южного направления, а два легких крейсера продолжали следовать в направлении на север для обстрела противоположного борта «Графа Шпее». Закончив поворот, в 06.20 «Эксетер» открыл огонь с дистанции около 10 миль. Через несколько минут в бой вступили «Эйджекс» и «Акилез». Вскоре крейсера добились нескольких попаданий в линейный корабль своими 152-мм и 203-мм снарядами. Снаряды с «Графа Шпее» также начали настигать свои цели. Одним из снарядов на «Эксетере» была выведена из строя вторая башня, нарушена связь с мостиком и убиты или ранены все находившиеся на нем моряки. После этого немецкий корабль перенес огонь на два легких крейсера и, поставив дымовую завесу, начал отворачивать влево, намереваясь, по-видимому, отойти к реке Плата. Когда «Эйджекс» развернулся для преследования, «Граф Шпее» перенес огонь на «Эксетер», который к этому времени снова стал управляемым. К 07.25 обе носовые башни «Эксетера» были выведены из строя, а в 07.30 прекратилась подача энергии на кормовую башню. К этому времени и на «Эйджексе» были выведены из строя две башни, поэтому капитан 1 ранга Хэрвуд решил выйти из боя и подождать наступления темноты, чтобы атаковать противника торпедами. «Эксетер» начал длинный переход к Фолклендским островам, [17] а поврежденный «Граф Шпее», преследуемый «Эйджексом» и «Акилезом», направился в Монтевидео, В течение дня корабли изредка обменивались залпами, но ни одна из сторон не пыталась возобновить бой. Вскоре после полуночи «Граф Шпее» вошел в Монтевидео. Лангсдорф рассчитывал устранить здесь повреждения и позднее прорваться в океан. Он избрал Монтевидео по совету своего штурмана, не подумав о том, что, пройдя несколько выше по реке, в Буэнос-Айрес, он встретил бы там более лояльное отношение.

Настойчивые дипломатические переговоры представителей немецкого консульства, добивавшихся разрешения для «Графа Шпее» оставаться в порту более 72 часов, к успеху не привели. Зато англичанам удалось создать видимость того, что в море, вблизи Монтевидео, находятся значительные силы английского флота. В действительности же к поврежденным крейсерам «Эйджекс» и «Акилез» за это время присоединился только крейсер «Кумберленд». Командир «Графа Шпее» получил из Берлина разрешение на выбор: пробиваться с боем в море или затопить корабль. Недостаточное количество боеприпасов заставило его избрать второе. Высадив на берег раненых, военнопленных и большую часть экипажа, он вышел из порта после полудня 17 декабря. Английские крейсера заняли боевые позиции и приготовились к бою, но открывать огонь не пришлось: остальная часть экипажа линейного корабля покинула его, и корабль взорвался. Лангсдорф застрелился. В течение нескольких месяцев после этого боя немцы совершенно не использовали надводных рейдеров.

Другие действия на море

В то время как «Граф Шпее» охотился за своими жертвами, действовали и другие корабли немецкого флота. Одной из наиболее успешных операций была операция [18] по прорыву в Скапа-Флоу ночью 14 октября немецкой подводной лодки «U-47» под командованием лейтенанта Прина. Ему удалось успешно пройти по извилистому фарватеру и потопить линейный корабль «Ройял Оук» с 786 офицерами и матросами на борту. В конце ноября через Северное море в Атлантику вышли два немецких линейных корабля - «Шарнхорст» и «Гнейзенау». Их основная задача состояла в том, чтобы прикрыть возвращение из Атлантики в Германию «Дейчланда» и одновременно атаковать встречавшиеся на пути английские торговые суда. Вскоре немецкие корабли встретили английский вспомогательный крейсер «Роуалпинди» - пассажирский лайнер, вооруженный четырьмя 100-мм орудиями. Командир «Роуалпинди» считал, что обнаружил «Дейчланд», и хотя не строил иллюзий относительно исхода боя с ним, решил все же принять его, «Шарнхорст» открыл огонь первым. «Роуалпинди» постарался ответить всем, чем мог, но через несколько минут был превращен в безнадежную развалину. Еще до того как «Роуалпинди» затонул, к месту боя прибыли крейсера «Ньюкасл» и «Дели», однако из-за наступившей темноты и дождя контакт с немецкими кораблями был потерян. Английский Флот метрополии вышел из Скапа-Флоу, но немецкие корабли, поняв, что они обнаружены, направились к своим берегам и успешно обошли искавшие их английские корабли. Бой «Роуалпинди» с неравным противником был не напрасен, поскольку два мощных рейдера так и не попали в район плавания торговых судов.

История «Альтмарка»

Немецкое судно снабжения «Альтмарк», с которого были пополнены запасы «Графа Шпее» незадолго до боя у Монтевидео, одновременно являлось плавучей тюрьмой для 300 пленных английских моряков, переданных на него с борта «карманного» линейного корабля. Англичане делали все возможное, чтобы захватить «Альтмарк», [19] однако в течение двух месяцев он успешно скрывался в водах Южной Атлантики, и обнаружить его не удавалось. Предполагая, что поиски прекратились, «Альтмарк» попытался возвратиться в Германию. Погода благоприятствовала скрытому переходу судна до тех пор, пока 14 февраля его не обнаружили в территориальных водах Норвегии, «Альтмарк» был замечен в Йёссинг-фьорде флотилией эсминцев под командованием капитана 1 ранга Вайена, державшего свой брейдвымпел на эсминце «Коссак». До получения распоряжений адмиралтейства никаких действий не предпринималось. Получив соответствующее указание, Вайен приказал двум эсминцам следовать к «Альтмарку» и высадить на него отряд для досмотра судна. Корабли Вайена были встречены двумя норвежскими канонерскими лодками, которые утверждали, что «Альтмарк» не вооружен, был досмотрен и получил разрешение норвежских властей следовать в Германию, пользуясь норвежскими территориальными водами. Эсминцы Вайена отошли и запросили новые указания адмиралтейства.

На этот раз Черчилль приказал Вайену высадиться на «Альтмарк», применив, если потребуется, силу с целью самозащиты. Пока норвежские власти выражали протест, «Альтмарк» совершил враждебный акт, попытавшись таранить эсминец «Коссак». Английский корабль, отвернув, избежал столкновения, затем подошел к борту «Альтмарка» и высадил на него группу моряков. После ожесточенной рукопашной схватки экипаж немецкого судна сдался. В результате досмотра судна было установлено, что английских пленных моряков немцы держали в закрытых помещениях и что судно было вооружено двумя счетверенными зенитными установками и четырьмя пулеметами.

Действия англичан означали нарушение нейтралитета Норвегии, однако позиция самой Норвегии оставалась неясной. «Альтмарк» норвежцами фактически не досматривался, так как немцы вели его под специальным [20] флагом, означавшим, что он является вспомогательным судном немецкого флота. Англичане же считали, что в данном случае «Альтмарк» совершал не обычный переход, а возвращался после участия в боевых действиях, имея на борту военнопленных, и поэтому норвежские власти должны были использовать в отношении него права нейтрального государства. Положение Норвегии, однако, было таково, что она не решалась использовать свои права против любого из двух сильных враждующих соседей. Несмотря на то что большая часть населения Норвегии симпатизировала союзникам, норвежские власти постоянно опасались ответных действий со стороны Германии с применением силы. Поэтому история с «Альтмарком» заставила норвежские власти заявить англичанам протест.

Вторжение в Норвегию

Норвегия напрасно надеялась, что ей удастся остаться в этой войне нейтральной. Взгляд на карту с достаточной убедительностью подтверждает это. Силы, базирующиеся на норвежское побережье, могут успешно угрожать флангу английской военно-морской базы Скапа-Флоу. Подводным и надводным силам немецкого флота, действующим в Атлантике, значительно выгоднее базироваться на норвежское побережье, чем на побережье Германии. Есть и еще один фактор, правда, на первый взгляд не столь очевидный, благодаря которому норвежские воды приобретают для Германии особо важное значение. На расстоянии 1000 миль от Эгерсунда до Нордкапа вдоль побережья Норвегии проходит, хорошо защищенный и укрытый фарватер между материком и многочисленными прибрежными островами, Этот фарватер, известный под названием Лидс, служит Норвегии морским путем со времен викингов. Германия не упустила возможности воспользоваться им как во время Первой, так и во время Второй мировой [21] войны. Немецкие корабли и суда пересекали Скагеррак и Каттегат под прикрытием своей авиации, входили на фарватер Лидс и следовали по нему до пункта, который избирали для выхода в Атлантику.

Однако использование фарватера военными кораблями имело второстепенное значение. Основную причину вторжения Германии в Норвегию можно выразить одним словом - железо. Германия ежегодно импортировала 15000000 т железной руды, при этом около 75 процентов вывозилось из Скандинавии. Летом руда транспортировалась из шведского порта Лулео через Балтийское море в Германию. Корабли английского флота были не в состоянии помешать использованию этого пути, так как не могли прорваться через Скагеррак. Но Балтийское море зимой замерзает, и тогда руду приходилось транспортировать по железной дороге в норвежский порт Нарвик. 41 процент скандинавской руды вывозился именно этим путем. Поэтому Норвегия имела для Германии огромное значение.

Адмирал Редер уже давно обратил внимание Гитлера на Норвегию. При этом он отметил, что нейтралитет упомянутой страны выгоден Германии, при условии, конечно, если Англия не нарушит его. Однако, понимая, что Англия не оставит надолго незакрытой брешь в созданном ею кольце блокады, Редер приказал морскому штабу разработать план операции по вторжению в Норвегию, в случае если это окажется необходимым. Пытаясь достичь цели мирным путем, Редер организовал встречу между Гитлером и прогермански настроенным Квислингом, которого ошибочно считал способным оказать влияние на норвежский парламент. Однако зимой события развернулись вопреки ожиданиям и надеждам Редера. Вместо того чтобы оказать помощь Германии, Квислинг начал просить об оказании помощи ему самому. Судьба, постигшая «Сити оф Флинт» и «Альтмарк», свидетельствовала о том, что фарватер Лидс не столь уж безопасен, как казалось. К тому же немецкая [22] разведка располагала данными о том, что англичане намереваются заминировать внутренний норвежский фарватер. Немцы считали, что норвежские власти могут молча согласиться на это. Поэтому 1 марта 1940 года Гитлер подписал приказ об операции «Везерюбунг» (вторжение в Норвегию и Данию).

Эта операция противоречила всем принципам военно-морской стратегии, за исключением одного - внезапности. Силам вторжения предстояло пересечь море, контролируемое самым мощным флотом в мире, и высадить войска в различных, далеко отстоящих друг от друга пунктах, удаленных от немецких баз почти на 1000 миль. Немецкие войска должны были занять плацдармы, укрепиться на них и подготовиться к отражению неизбежных контратак английских сил. Но если требовалось занять Норвегию, надо было сделать и это. Успеху операции благоприятствовал только один фактор - география района. После высадки первых эшелонов снабжение немецких войск могло осуществляться морским путем через Каттегат - Скагеррак - Осло-фьорд. Близость немецких воздушных баз на севере Германии исключала эффективное противодействие сил английского флота. В целях обеспечения защиты этой коммуникации немецкое командование решило занять не только Норвегию, но и Данию. Редер и его штаб считали, что если высадка первых эшелонов будет проведена без больших потерь, то дальнейшую поддержку высаженных войск и снабжение можно будет осуществлять морским путем до Осло и дальше по суше во все другие занятые пункты и районы.

Немецкое командование решило использовать в операции весь надводный флот и большую часть подводных сил. Редер допускал возможность, что половина кораблей будет потеряна, К неудовольствию Деница, ему было приказано выслать на позиции к норвежским берегам около 25 подводных лодок. Ему пришлось подчиниться и отозвать многие лодки из Северной Атлантики. [33]

Надводные корабли предполагалось использовать следующим образом:

- первая группа (Нарвик): линейные корабли «Гнейзенау», «Шарнхорст», 10 эсминцев; численность перевозимых войск - 2000 человек;

- вторая группа (Тронхейм): тяжелый крейсер «Хиппер», 4 эсминца; численность перевозимых войск - 1700 человек;

- третья группа (Берген): легкие крейсера «Кельн», «Кенигсберг», устаревший учебный крейсер «Бремзе», торпедные катера; численность перевозимых войск - 900 человек;

- четвертая группа (Кристиансанд и Арендаль): легкий крейсер «Карлсруэ», плавучая база, флотилия торпедных катеров; численность перевозимых войск - 1400 человек;

- пятая группа (Осло): тяжелый крейсер «Блюхер», линейный корабль «Лютцов», линейный крейсер «Эмден», несколько малых кораблей; численность перевозимых войск - 2000 человек.

В дополнение к этому две группы кораблей были назначены для действий у берегов Дании: одна во главе с устаревшим линейным кораблем «Шлезвиг-Гольштейн» - в районе Большого Бельта; другая, состоявшая из малых кораблей, перевозивших войска численностью 1000 человек, - для захвата Копенгагена,

Высадку войск во всех пунктах предполагалось произвести одновременно - 9 апреля 1940 года. По одному из самых интересных совпадений периода Второй мировой войны одновременно с немцами к операциям в Норвегии готовились и англичане. Намереваясь воспрепятствовать использованию Германией морского пути по норвежскому внутреннему фарватеру Лидс, английское адмиралтейство планировало заминировать его в районе Нарвика, поставив об этом в известность норвежское правительство одновременно с постановкой мин. Минирование намечалось произвести в ночь на 6 апреля. [24] Если бы это намерение было осуществлено, планы немцев, возможно, были бы нарушены. Опасаясь сильной реакции Германии на минирование фарватера и не исключая возможности даже такой контрмеры, как вторжение в Норвегию, англичане решили послать вместе с кораблями, предназначенными для постановки мин, небольшие экспедиционные силы. Однако в связи с выявившимися в последний момент трудностями, операцию отложили на 48 часов, а когда были получены разведывательные данные об оживленной деятельности в немецких портах, военный кабинет решил снять войска с кораблей «до уточнения обстановки». Таким образом, в то время как немецкие силы вторжения вышли в море, английские войска, столь необходимые для контрмер в Норвегии, остались в Англии.

Первый акт норвежской драмы разыгрался в море 8 апреля, когда произошел бой между случайно обнаружившими друг друга немецким и английским эсминцами. Прежде чем корабли успели нанести друг другу серьезные повреждения, к месту боя подошел немецкий тяжелый крейсер «Хиппер», шедший в составе тронхеймской группы. Прикрываясь дымовой завесой, английский эсминец «Глоууорм» смело вышел в атаку на огромный корабль противника. Получив повреждение, оказавшееся роковым, «Глоууорм» таранил «Хиппера» и проделал в его борту глубокую пробоину, но вскоре после этого взорвался и затонул. Немцы подобрали около 40 английских моряков. Командир «Глоууорма» был посмертно награжден орденом «Крест Виктории».

Второй акт начался в 03.30 9 апреля, когда линейный крейсер «Ринаун» встретил линейные корабли «Гнейзенау» и «Шарнхорст» и вступил с ними в кратковременный бой. По мнению английского командования, обстановка не указывала на то, что немцы предпринимают общее вторжение в Норвегию, хотя адмиралтейство считало, что обнаруженные силы могли следовать в Нарвик. И норвежцы не оценивали [25] события как угрожающие. Они даже не придали значения тому, что несколькими часами раньше подводная лодка потопила в районе Кристиансанда немецкое судно «Рио-де-Жанейро». Пока все эти события истолковывались ошибочно, критический момент миновал. Появились признаки того, что рискованная операция немецких сил закончится успешно.

В Дании немцам было оказано лишь незначительное противодействие. 1000 солдат высадились в Копенгагене, а небольшой отряд в западной части острова быстро занял ключевые позиции и коммуникационные линии. Не успели датчане разобраться в происходящем, как уже оказались под нацистским сапогом.

Наиболее серьезное противодействие встретили корабли, следовавшие в Осло. Им предстояло пройти 70 миль по Осло-фьорду, где скрытный проход был невозможен даже в ночное время. В районе военно-морской базы Хортон, примерно в 25 милях от Осло, ширина фьорда составляет около 200 м. Расположенные здесь норвежские береговые батареи без промедления открыли огонь и в 06.23 потопили немецкий крейсер «Блюхер». Пока немецкий военно-морской атташе с беспокойством ждал на пирсе в Осло появления своих кораблей, немецкие десантные силы высадились южнее Хортона, заняли эту базу с тыла и продолжали наступление на Осло. В это же время немецкие воздушно-десантные войска заняли аэродром Форнебо, и вскоре норвежская столица оказалась в руках противника. Однако королевская семья и правительство успели эвакуироваться в Хаммар (в 100 милях севернее Осло).

В большинстве других пунктов высаживающиеся войска не встретили почти никакого противодействия. Лишь в Бергене береговые орудия нанесли тяжелые повреждения легкому крейсеру «Кенигсберг», который на следующий день был потоплен английской авиацией. Далеко на севере, в Нарвике, немецкие корабли встретили противодействие со стороны норвежских броненосцев [26] береговой обороны - «Эйдсвольд» и «Норге». Однако героическое сопротивление этих кораблей вскоре было подавлено, и они затонули. После этого 10 немецких эсминцев прошли вверх по фьорду для высадки войск в Нарвике. Два линейных корабля решали в это время задачу общей поддержки.

Казалось, что успех операции «Везерюбунг» превзошел самые оптимистические предположения немецкого командования. При незначительных потерях к исходу дня 9 апреля все намеченные пункты оказались в руках немцев. Теперь дело оставалось за армией. Ей предстояло развить успех, завоеванный военно-морскими силами. Однако перед флотом стояла также задача вывести военные корабли из норвежских вод, возвратить их в Германию и обеспечить переброску морем подкреплений и снабжения.

Первая контратака была предпринята в Нарвике. Сознавая огромное значение этого порта, английское адмиралтейство решило действовать без промедлений, Предполагая, что в Нарвик вошел только один немецкий эсминец, адмиралтейство приказало командиру флотилии эсминцев капитану 1 ранга Уорбертону-Ли: «Следуйте в Нарвик и потопите или захватите корабль противника. Вам предоставляется право попытаться высадить свои силы и отбить Нарвик у противника, если вы считаете, что сможете это сделать». Позднее, узнав, что немецких сил в Нарвике больше, чем предполагалось, адмиралтейство предоставило Уорбертону-Ли право отложить операцию, если он найдет, что оборона немцев в Нарвике непреодолима для его сил. Ответ Уорбертона-Ли был традиционным для английского флота: «Намерен атаковать».

Находясь на эсминце «Харди» в сопровождении эсминцев «Хантер», «Хэвок», «Хотспёр» и «Хостайл», Уорбертон-Ли перед рассветом вошел в Уфут-фьорд. На подходах к Нарвику «Хотспёр» и «Хостайл» вступили в бой с береговыми батареями. Остальные три корабля [27] продолжали в это время следовать в порт. В порту они обнаружили не один, а пять немецких эсминцев и несколько торговых судов. В первой атаке «Харли» торпедировал немецкий эсминец «Вильгельм Хайдкамп». Второй эсминец противника был потоплен артиллерийским огнем, третий выбросился на берег. Придя в себя через несколько минут после внезапного нападения английских кораблей, немцы открыли огонь, захватили в вилку «Хэвок», но попаданий в него не добились. Английские корабли начали отход, прикрываясь дымовой завесой. Через короткое время они возвратились для повторной атаки, теперь уже с присоединившимися к ним «Хостайлом» и «Хотспёром». На этот раз «Хотспёр» потопил два немецких торговых судна. Развернувшись, английские корабли вышли в третью атаку, но тут фортуна им изменила, Уорбертон-Ли увидел, что из Херьянгс-фьорда вышли еще три немецких эсминца. Открыв по ним огонь с дистанции 9000 м, английские корабли начали отходить, не прекращая обстрела. Но и это было еще не все. Впереди по курсу английских кораблей появились еще два немецких эсминца, вышедших из Балланген-фьорда. Вскоре «Харди» получил попадание снаряда в мостик. Уорбертон-Ли был убит. Через несколько минут «Харди» затонул. Разворачиваясь влево, один из немецких кораблей дал торпедный залп по «Хантеру», и он вскоре тоже затонул. «Хотспёр» и «Хостайл» были повреждены, но вместе с «Хэвоком» прорвались в открытое море. Поврежденные немецкие корабли вынуждены были отказаться от запланированного возвращения в Германию. Несколько позднее английские эсминцы встретили в море немецкое судно «Роэнфелс», шедшее с боеприпасами, и потопили его.

Через несколько дней, 13 апреля, английский линейный корабль «Уорспайт» и авианосец «Фьюриес» завершили дело, начатое эсминцами Уорбертона-Ли, потопив все восемь немецких эсминцев, оставшихся в [28] Нарвике. Уроки этих двух боев были очевидны. Уорбертон-Ли вступил в бой со значительно превосходящими силами противника в таком стесненном районе, в котором было невозможно реализовать преимущества в скорости хода и маневренности кораблей, но который мог использоваться противником для действий из засад. Использовав тактическую внезапность, Уорбертон-Ли нанес существенный урон кораблям противника, но сам внезапно оказался между двумя группами немецких кораблей, причем одна из них блокировала выход в море. Во втором бою англичане правильно воспользовались превосходящими силами и быстро подавили сопротивление немецких кораблей. Реакцию англичан на действия немцев в Норвегии характеризовали нерешительность и импровизация. Английское командование остро переживало эту насмешку судьбы над морской мощью своей страны и настойчиво искало возможности нанести немецким захватчикам ответный удар. Обстановка требовала быстрых и решительных контрмер, так как непосредственно после высадки немецкие силы были наиболее уязвимы. До тех пор пока не будет возможно снабжение оккупированных пунктов по железным и автогужевым дорогам из Осло, немецким войскам придется довольствоваться лишь тем, что было доставлено в эти пункты при высадке. Морские пути не позволил бы использовать приведенный в готовность Флот метрополии. Пока немецкое командование лихорадочно налаживало внутренние коммуникации в Норвегии, английский кабинет терял драгоценные дни, пытаясь решить, в каком месте контратаковать противника. Большая часть английских войск находилась на фронте во Франции, поэтому для действий в Норвегии оставался лишь незначительный контингент. Впрочем, французы изъявили желание предоставить англичанам бригаду альпийских стрелков и две бригады войск Иностранного легиона. Перед английским военным кабинетом встала трудная стратегическая проблема: где выгоднее всего нанести [29] удар? Имелись два основных направления - Нарвик и Тронхейм. Как уже указывалось, Нарвик имел для Германии очень большое значение, так как через него экспортировалась шведская и норвежская железная руда. Нарвик привлекал внимание многих офицеров и руководящих лиц, включая Черчилля, еще и потому, что английские корабли уже добились там некоторого успеха. Однако и Тронхейм имел важное значение, потому что территория Норвегии в этом месте сужалась до нескольких миль. Заняв этот порт и город, можно было контролировать все сухопутные коммуникации, идущие на север. Первоначально кабинет остановил свой выбор на Нарвике. Но как только приступили к проведению операции, английское правительство изменило свое решение и главным направлением контратаки стал Тронхейм.

Нарвик

Первые подразделения экспедиционных сил, предназначенные для высадки в Нарвике, вышли в море 12 апреля 1940 года под командованием генерал-майора Маккейзи. Корабельными силами поддержки командовал адмирал флота лорд Корк. Генералу Маккейзи были даны следующие директивные указания:

«Разумеется, бесчеловечно подвергать обстрелу населенные районы в надежде поразить находящиеся в них военные объекты, точное месторасположение которых неизвестно.

Цель операции - вытеснить немецкие войска из района Нарвика и установить над этим портом контроль... Предварительно вам следует занять Харстад, обеспечить сотрудничество могущих находиться там норвежских сил и собрать необходимую информацию для планирования дальнейших операций. Предполагается, что вы не будете высаживать войска в случае противодействия противника... Решение высаживать или не высаживать войска примет старший морской офицер после консультаций с вами. Если высадка в Харстаде окажется невозможной, [30] необходимо попытаться найти другой подходящий пункт. Высадку следует производить только после того, как вы будете располагать войсками достаточной численности».

Осторожный тон этих указаний повлиял на генерала Маккейзи настолько, что он совсем не придал значения более решительным рекомендациям, содержавшимся в личном письме к нему начальника имперского генерального штаба генерала Айронсайда: «Вам, по-видимому, представится возможность выгодно использовать военно-морские силы. Не следует упускать ее. Необходимы решительные и смелые действия».

Планирование операции против Нарвика со всей очевидностью указывает на неподготовленность англичан к проведению десантных операций. В указаниях Маккейзи подчеркивалась осторожность, в то время как требовались, наоборот, решительные действия. Маккейзи и Корк были наделены одинаковыми правами командующих без четкого определения их индивидуальной и совместной ответственности. Самым странным было то, что первоначальным местом высадки избрали Харстад. Силам, находящимся в Харстаде, невозможно было воспрепятствовать снабжению немцев в Нарвике - главном объекте операции, а для атаки Нарвика из Харстада потребовались бы новые десантные операции.

На переходе к Харстаду Корк получил радиограмму командующего Флотом метрополии, в которой сообщалось, что в связи с успешными действиями линейного корабля «Уорспайт» и авианосца «Фьюриес» можно предпринять прямую высадку в Нарвике. Корк пробовал убедить Маккейзи последовать рекомендации командующего Флотом метрополии, но генерал отказался, ссылаясь на директивные указания, в которых говорилось о недопустимости обстрела населенных районов. Маккейзи указывал также на то, что оборона немцев в Нарвике слишком сильна, чтобы можно было [31] подавить ее артиллерийским огнем кораблей. Наконец, он считал, что войска и вооружение размешены на транспортных судах без учета возможности их высадки в полной боевой готовности. Возражения Маккейзи и общая неподготовленность заставили Корка следовать первоначальному плану действий.

Вскоре была получена радиограмма кабинета, в которой Маккейзи предлагалось действовать более решительно;

«Ваши предложения приведут к вредному тупику в Нарвике и к бездействию одной из наших лучших бригад. Мы не можем направить вам альпийских стрелков. «Уорспайт» через два-три дня потребуется в другом месте. Поэтому вам необходимо уделить самое серьезное внимание возможности прямой атаки Нарвика под прикрытием «Уорспайта» и эскадренных миноносцев, которые могут действовать также и в Ромбакс-фьорде. Захват порта и города явился бы для нас важным успехом. Мы хотели бы получить от вас объяснение, почему вы считаете это невозможным, а также вашу оценку сил противника и противодействия, которое можно ожидать при высадке. Ускорьте ответ».

Маккейзи был непреклонен, и высадка в Харстаде продолжалась. Высадив войска на берег, Маккейзи заявил, что не сможет продвигаться к Нарвику до тех пор, пока не растает снег и не будет налажено снабжение войск. Таким образом, в то время как немцы укрепляли Нарвик, английские войска в Харстаде страдали от холода и атак немецкой авиации, которая оказывала серьезное противодействие доставке снабжения и подкреплений.

Тронхейм

Между тем английский кабинет обратил внимание на Тронхейм. Планом предусматривалось основные силы высадить в самом Тронхейме, а в Намсусе (100 миль [32] севернее) и в Ондальснесе (100 миль южнее) - вспомогательный десант. Высадка в Намсусе происходила 15 апреля при интенсивном противодействии немецкой авиации, а в Ондальснесе - 18 апреля. Высадка основных сил в Тронхейме должна была последовать 22 апреля. Однако еще 18 апреля начальники штабов начали высказывать сомнения относительно целесообразности высадки в Тронхейме, подчеркивая огромный риск, которому подвергнутся войска на переходе по длинному фьорду. Они рекомендовали продолжать высаживать войска в Намсусе и Ондальснесе и сосредоточить в этих пунктах силы для захвата Тронхейма с суши, наступая на него с двух направлений. В конечном итоге это мнение восторжествовало, несмотря на возражения Черчилля и адмирала флота Роджера Кейса, которые настаивали на высадке в самом Тронхейме с использованием устаревших кораблей. Осторожность взяла верх и на этот раз.

Эвакуация союзников из Нарвика

Вскоре стало очевидным, что ввиду возраставшего нажима немецкой авиации, действовавшей с захваченных норвежских аэродромов, союзники не смогут удержать плацдармы в Намсусе и Ондальснесе. Ночью английские и французские крейсера кое-как могли еще доставлять снабжение и подкрепления, но днем господствовавшая в воздухе немецкая авиация превращала базы союзников в развалины и нарушала все коммуникации. Английские авианосцы пытались обеспечить прикрытие истребительной авиацией, однако авианосцев было мало, они не могли действовать непрерывно, и их истребителей не хватало для одновременной защиты самих авианосцев, других кораблей в море и объектов на берегу. Попытка эскадрильи истребителей с авианосца «Глориес» действовать с замерзшего озера на берегу, чтобы дать возможность авианосцу отойти в [33] море, кончилась тем, что все самолеты эскадрильи были уничтожены немецкими бомбардировщиками. Все это привело к тому, что в конце апреля-начале мая союзники вынуждены были эвакуировать свои силы и оставить Южную и Центральную Норвегию в руках немцев.

Однако в северной части Норвегии англичане еще удерживали небольшой плацдарм в Харстаде. Неоднократные отказы генерала Маккейзи от решительных действий вывели кабинет из равновесия, поэтому 20 апреля он назначил лорда Корка главнокомандующим всеми экспедиционными силами в районе Нарвика. В середине мая англичане наконец предприняли наступление, но не на Нарвик, а на расположенный севернее Бьерквик, намереваясь сосредоточить в нем силы для дальнейших действий против Нарвика через Ромбакс-фьорд. Операция против Бьерквика при поддержке авиации с «Арк Ройяла» прошла успешно. Теперь на берегу имелись аэродромы, которые могла использовать авиация ВВС. «Глориес» и «Фьюриес» доставили достаточное число истребителей для оказания противодействия немецкой авиации в последующих операциях.

Однако к этому времени Германия вторглась в Голландию, Бельгию и Францию. Над союзниками в Западной Европе нависла угроза общего поражения. В связи с этим английские силы в районе Нарвика получили новые указания: занять город, разрушить важные военные объекты и подготовиться к эвакуации. 28 мая, перейдя через Ромбакс-фьорд, английские силы заняли Нарвик. Вскоре после этого английские войска начали эвакуацию, закончив ее к 8 июня. Три конвоя вывезли из Нарвика войска численностью 24000 человек и большое количество вооружения и снаряжения.

Для оказания противодействия эвакуации Редер выслал на север линейные корабли «Шарнхорст» и «Гнейзенау». Этим кораблям, кроме того, была поставлена задача прикрыть переход в Тронхейм других кораблей немецкого [34] флота. Корабли Флота метрополии были заняты выполнением задачи оказания поддержки и обеспечения прикрытия силам, эвакуирующимся из Нарвика, поэтому они не смогли помешать немецким кораблям благополучно достигнуть Тронхейма. «Шарнхорст» и «Гнейзенау» встретили и потопили «Глориес» и сопровождавшие его два эсминца, которые предприняли смелую попытку спасти эскортируемый ими авианосец. Немцы потопили, кроме того, два торговых судна и противолодочный тральщик. Все остальные корабли и суда экспедиционных сил благополучно вернулись в порты Англии.

Так закончилась Норвежская кампания. Прекрасно задуманная и выполненная немцами операция показывает, чего может добиться управляемая безжалостным руководством страна и как умело воспользовалась она нейтралитетом Норвегии. Использование немцами морских сообщений в районах, в которых теоретически господствовал английский флот, показывает, чего может добиться значительно менее мощный флот при правильном использовании фактора внезапности. После занятия немцами выгодных плацдармов фактор внезапности уже не имел для них важного значения, так как снабжение и подкрепление своим силам они доставляли через неуязвимый для союзников пролив Каттегат, а также по железным и автогужевым дорогам на территории Норвегии.

Действия англичан в Норвегии оправдываются разве только политическими мотивами, но в конечном итоге Англия скорее ослабила, чем укрепила свой престиж. Бельгийцы, французы, а позднее греки, когда пришла очередь этих стран, конечно, помнили о том, что произошло в Норвегии.

Падение Франции

Провал экспедиции союзников в Норвегии привел к падению английского правительства. 10 мая 1940 года, в день, когда гитлеровские войска вторглись в Голландию [35] и Бельгию, Чемберлен уступил место премьер-министра Черчиллю, который взялся сформировать национальное коалиционное правительство, представляющее все партии, в отличие от консервативного правительства своего предшественника.

Голландия и Бельгия были не в состоянии оказать существенное сопротивление ринувшимся через Рейн нацистским полчищам. Отбросив все мысли о возможности компромиссного мира с Западом, Гитлер бросил свои армии через Голландию и Бельгию, как это сделал четверть века назад кайзер. Подобно полякам, под напором превосходящих комбинированных воздушных и бронетанковых сил противника союзники оставляли пункт за пунктом. Несмотря на то что в отдельных случаях французская и английская авиация добивалась превосходства над немецкой, остановить продвижение немцев союзники были не в состоянии. Вопреки протестам со стороны Франции Англия вернула в метрополию из Европы свои 25 воздушных эскадрилий, потому что, во-первых, они требовались для обороны Британских островов, а во-вторых, на Европейском фронте их, несомненно, ожидало поражение.

Как и в Первой мировой войне, пройдя через территорию Бельгии, немецкие войска очень легко обошли левый фланг линии Мажино. Затем бронетанковые дивизии, за которыми следовала моторизованная пехота, ринулись на запад, от Седана к Ла-Маншу, окружая находившиеся на территории Бельгии и Франции английские экспедиционные силы. Уже 20 мая, осознав необходимость спасти армию, адмиралтейство начало готовить корабли и суда для эвакуации из Дюнкерка, расположенного на побережье Франции, недалеко от границы с Бельгией. Англичане - частные владельцы судов - добровольно предоставили военно-морскому флоту свои суда и приняли участие в эвакуации войск. Совет адмиралтейства принял эту помощь, [36] но перед ним все, еще стояла очень трудная задача - в течение двух дней эвакуировать около 45000 человек.

Рассчитывая, что немецкая авиация не допустит эвакуации, Гитлер приказал бронетанковым силам остановиться вблизи Дюнкерка. Он поступил так потому, что опасался слишком большого расчленения своих дивизий, а также потому, что хотел предоставить авиации маршала Геринга блестящую возможность смести английские войска с лица земли. Геринг рассчитывал парализовать войска на побережье и потопить суда, как только они появятся. Но он упустил из вида три фактора. Во-первых, бомбовые удары по войскам на берегу оказались малоэффективными, потому что песок гасил значительную долю мощности взрыва бомб. Во-вторых, на защиту плацдарма в районе Дюнкерка были мобилизованы все английские военно-воздушные силы, вплоть до истребительной авиации ПВО столицы. В-третьих, судов, используемых для эвакуации, было так много, что немецкая авиация не смогла уничтожить их. Прогулочные катера, яхты, рыболовные суда, эсминцы, тральщики, траулеры и другие плавсредства непрерывно сновали между Дюнкерком и портами Англии. К концу операции в Англию было благополучно переброшено 338226 человек, В эвакуации участвовало 861 судно; 243 из них было потоплено или повреждено. В течение нескольких последних часов до падения Франции из других ее портов было эвакуировано около полумиллиона английских и французских солдат и гражданских лиц.

Намереваясь разделить победу с Германией, Италия 11 июня объявила войну Франции и Англии. Итальянские войска пересекли границу Франции. 14 июня французы сдали Париж немцам, а на следующий день премьер-министр Поль Рейно попросил английское правительство освободить Францию от обязательства не заключать сепаратного мира с Германией. Англичане согласились, но с условием, что французский флот не попадет в руки общего противника. Решив продолжать [37] борьбу, Англия настаивала, чтобы Франция боролась против Германии из колоний в Северной Африке и с моря. Черчилль предложил даже заключить с Францией нерасторжимый союз, в котором французы и англичане стали бы гражданами одного государства. Французская ассамблея отклонила это предложение и не нашла возможным пойти навстречу просьбе английского правительства продолжать борьбу с Германией. Черчилль и Рейно порекомендовали генералу Вейгану капитулировать на поле боя: это не связало бы рук французскому правительству. Вейган отказался и заявил, что не капитулирует до тех пор, пока национальное правительство не договорится об условиях перемирия. Такое перемирие, конечно, связало бы все французские вооруженные силы, а не только армию, как этого хотели Черчилль и Рейно. Если бы французский флот продолжал борьбу из иностранных баз, он нарушил бы условия перемирия и Германия была бы вправе предпринять ответные меры. Конечно., Вейган вел себя неправильно, присваивая себе право диктовать правительству свою волю, но премьер Рейно не снял его с должности. Рейно фактически оказался в таком положении, что не смог предпринять никаких действий и 16 июня был вынужден уйти в отставку. Его заменил маршал Петэн, который сразу же запросил перемирия. Чтобы унизить французов, процедуру подписания перемирия немцы организовали в том самом железнодорожном вагоне, в котором они подписывали перемирие в 1918 году. Франция была разделена на две зоны: оккупированная Франция - атлантическое побережье и вся северная часть, включая Париж, и неоккупированная Франция - с правительством Петэна, в котором господствовали сторонник нацистов Лаваль и его окружение.

Тем временем главнокомандующий французским военно-морским флотом адмирал Дарлан, который торжественно обещал, что французский флот не попадет в [38] руки немцев, разослал на все корабли следующие шифрованные указания:

«В дополнение к статьям договора о перемирии, который передастся в настоящее время открытым текстом по другим каналам, я пользуюсь возможностью направить последнее шифрованное указание, чтобы сообщить свои взгляды на создавшееся положение.

Первое. Демилитаризованные военные корабли должны остаться французскими кораблями под французским флагом с сокращенными французскими экипажами во французских портах или в портах французских колоний.

Второе. Необходимо провести скрытную подготовку диверсий, чтобы в случае захвата кораблей противником или иностранным государством они не могли быть ими использованы.

Третье. В случае если толкование текста договора комиссией по перемирию будет расходиться с положениями, изложенными в пункте первом, военные корабли без дополнительных приказаний должны перейти в Соединенные Штаты. При невозможности перехода или проведения других мер, препятствующих захвату кораблей противником, они должны быть затоплены. Ни при каких условиях корабли не должны попасть в руки противника, не будучи выведенными из строя.

Четвертое. Корабли, которые будут добиваться убежища за границей, следует использовать в военных действиях против Германии или Италии без соответствующего приказа главнокомандующего флотом».

Условиями перемирия в их окончательном виде предусматривалось, что французские корабли должны быть сосредоточены в портах, которые будут указаны, или во Франции, или в ее колониальных владениях под контролем немцев или итальянцев. Германия торжественно заявила о том, что она не использует французские корабли и не будет претендовать на них при заключении мира. В то же время договор о перемирии предусматривал, что французские базы на атлантическом побережье должны быть предоставлены в полное распоряжение Германии для действий из них немецких [39] подводных лодок. Итальянские условия были почти такие же, как немецкие. Договор о перемирии с Германией и Италией вступил в силу в 00.35 25 июня 1940 года.

Несмотря на заверения французов и на осведомленность о положениях договора, касающихся французского флота, англичане были далеко не уверены в том, что французский военно-морской флот не попадет в руки противника. Некоторые французские корабли уже находились в английских портах: 2 линейных корабля, 4 легких крейсера, несколько подводных лодок, 8 эсминцев и около 200 тральщиков и противолодочных кораблей. Но большая часть кораблей осталась во французских национальных или колониальных портах, и немцы могли овладеть ими.

Англичане оказались перед дилеммой. Находясь под постоянной угрозой вторжения, с большим трудом выполняя на морских театрах взятые на себя обязательства, они никоим образом не были готовы бороться с флотом, который оставался во Франции. Не зная о приказе Дарлана от 24 июня, англичане считали, что они не могут рисковать своей национальной безопасностью, положившись на слово своих противников. Понимая, что французские корабли окажутся под контролем властей стран Оси и что под предлогом «несоблюдения» его другой стороной Германия в любой момент может нарушить перемирие, английский военный кабинет с неохотой принял решение предпринять любые действия, которые гарантировали бы, что французский флот не попадет в руки противника, рискуя даже тем, что в результате этих действий Франция начнет воевать против Англии. 3 июня 1940 года все французские корабли, находившиеся в Плимуте и Портсмуте, были захвачены. Некоторые из французских моряков добровольно согласились укомплектовать свои корабли и служить на них под флагом «Свободной Франции» и под командованием генерала де Голля, который объявил себя главой правительства «Свободной Франции» в [40] эмиграции, в противоположность прогерманскому правительству Виши во главе с маршалом Петэном,

Решение проблемы французского флота в базах Средиземного моря привело к трагедии, которая описана в следующей главе. Задача выведения из строя французского линейного корабля «Ришелье», находившегося в Дакаре, на западном побережье Африки, была поручена английскому авианосцу «Гермес». Поднявшиеся с него шесть бомбардировщиков-торпедоносцев атаковали линейный корабль и нанесли ему повреждения, из-за которых он не смог бы выйти в море в течение года. Два французских крейсера и один авианосец, находившиеся в вест-индийских водах, были нейтрализованы в результате дипломатических усилий президента Рузвельта. Таким образом, добившись частичного успеха, англичане сохранили свое господство на море, но вызвали нежелательное озлобление своих бывших союзников - французов. Этот нежелательный побочный результат действий англичан полностью сказался во время проведения операции «Торч» - высадки союзников в Северной Африке в конце 1942 года.

Немецкие планы вторжения в Англию

Гитлер был доволен быстрым завоеванием Франции и не сомневался, что Англия капитулирует через несколько недель. Он почти не думал о вторжении на Британские острова. Значительную роль в формировании такого взгляда сыграл командующий немецкой авиацией Геринг. Однако адмирал Редер опасался, что Гитлер может внезапно приказать перебросить немецкие войска в Англию через Ла-Манш. Редер рассматривал Англию как главного противника, но он мало верил в успех вторжения, поскольку считал, что не располагает достаточным временем для подготовки. Несмотря на безуспешность попыток выяснить положение, [41] Редер продолжал осуществлять предварительное планирование, чтобы не оказаться неподготовленным, когда Гитлер и Геринг поймут наконец, что Англия не собирается капитулировать. Редер понимал трудности намного лучше, чем армейские командующие, начавшие проявлять интерес к вторжению в Англию, потому что они располагали миллионными победоносными армиями, которые негде было применить. Они считали, что перебросить войска через Ла-Манш - это все равно что переправить их через широкую реку. Подстрекаемый руководством армии, Гитлер издал 16 июля 1940 года директиву о вторжении в Англию (операция «Морской лев»),

Эта директива, подготовленная армейским командованием, показывала недостаточное понимание авторами связанных с операцией проблем военно-морских сил. Высадку войск предусматривалось произвести на широком фронте - от Рамсгейта до пункта в районе острова Уайт, то есть на побережье протяженностью приблизительно 200 миль. Операцию предполагалось подготовить к 13 августа. Редер старался объяснить, что высадка такого масштаба потребует большого числа портов для подготовки флота вторжения, что французские порты не могут быть использованы для этих целей ввиду огромных разрушений в них, что сосредоточение в портах кораблей и судов неизбежно раскроет планы англичанам и что в любом случае Германия не располагает таким количеством судов и кораблей, которое необходимо для операции. Редер считал, что наступление надо предпринять на узком фронте, так, чтобы была обеспечена вполне реальная возможность снабжать войска через Ла-Манш. По его мнению, единственным подходящим для высадки районом было побережье между Дувром и Бич-Хедом. Выслушав это предложение, начальник генерального штаба армии в резкой форме заявил: «С таким же успехом я мог бы пропустить высадившиеся войска через мясорубку». [42] Начальник военно-морского штаба ответил на это, что хочет высадить войска на берег, а не на морское дно.

В этот спор вынужден был вмешаться Гитлер. План в окончательном виде предусматривал высадку в четырех основных районах: Фолькстоун - Дандженесс, Дандженесс - Клиффс Энд, Бексхилл - Бич-Хед и Брайтон - Селси-Билл. Такое компромиссное решение никого не обрадовало, но как армия, так и военно-морской флот продолжали разрабатывать свои планы в соответствии с этим решением.

Между тем все зависело от авиации. Все соглашались с тем, что господство в воздухе - необходимое условие для проведения операции вторжения. Немецкая авиация приступила к интенсивным налетам на авиационные сооружения в южной части Англии и в других пунктах с целью обеспечения своего превосходства над английскими военно-воздушными силами. Усилив воздушные налеты, Германия хотела, кроме того, заставить Англию просить мира. Однако надежда немцев на то, что удастся подавить английскую авиацию, была напрасной. Отказ Англии послать в свое время 25 эскадрилий самолетов для участия в защите Франции сказался теперь на воздушной битве за Англию. Английские летчики сбивали почти два самолета противника за каждый сбитый свой. В начальный период воздушной войны, то есть в августе 1940 года, люфтваффе не смогли довести силы английской авиации до безопасного для проведения операции «Морской лев» уровня.

Решение об операции «Морской лев» принималось 14 сентября 1940 года. Заслушав доклады своих главнокомандующих на заседании высшего военного совета, Гитлер решил не отдавать приказа о проведении операции вторжения, намеченной на 28 сентября. Это решение означало, что в 1940 году операция вряд ли могла быть проведена, потому что благоприятной фазы луны и приливо-отливных течений раньше 24 октября ожидать [43] было нельзя, а позднее могла помешать плохая погода.

12 октября 1940 года Гитлер отложил операцию вторжения на неопределенный срок, но подготовка к ней продолжалась, чтобы можно было оказывать давление на Англию. 18 декабря Гитлер фактически отменил операцию «Морской лев», издав директиву о подготовке сил для операции «Барбаросса»: «Германские вооруженные силы должны быть готовы сокрушить Советскую Россию в ходе быстротечной кампании еще до окончания войны против Англии».

Прежде чем Гитлер напал на Советский Союз, он вынужден был отвлечь силы в Северную Африку и в Грецию. Гитлер планировал кампанию против России, чтобы устранить потенциального противника и захватить новые источники материальных и человеческих ресурсов. Он двинул свои силы на Средиземноморский театр, чтобы спасти побежденные итальянские войска и укрепить в этом районе позиции держав Оси. Но одновременно Гитлер рассматривал обе эти операции и как средство приблизить Англию к капитуляции. В этом свете его нападение на Россию преследовало цель сокрушить возможного союзника Англии. Кампания Гитлера в Северной Африке переросла в кампанию, имеющую своей целью захватить Суэцкий канал, подойдя к нему через Египет, с дальнейшим продвижением в Индию через Иран. При таких стратегических планах Гитлера на Востоке непобежденная и неповинующаяся Англия вынуждала его держать в Западной Европе 49 дивизий для зашиты атлантического побережья. Такое чрезмерное расчленение вооруженных сил в конечном итоге оказалось для Германии фатальным.

Следует отметить, что Гитлер пытался одновременно провести две наполеоновские кампании - 1798 и 1812 годов. Но и в той и в другой Наполеон потерпел поражение. Дополнительный фактор стратегической обстановки 1941 года заключался в том, что Англия [44] могла надеяться на поддержку Соединенных Штатов. Гитлеровские армии вторглись в Россию 22 июня. Соединенные Штаты немедленно распространили помощь по ленд-лизу на Советский Союз. Через шесть месяцев Соединенные Штаты вступили в войну на стороне Англии и Советского Союза. Завершилось образование союза, который Черчилль назвал «великим союзом».

Дакар

После вытеснения английских экспедиционных сил с континента Англия возвратилась к своей традиционной периферийной стратегии, используя подвижность военно-морских сил для нащупывания слабых мест. Несмотря на то что линейный корабль «Ришелье» был выведен из строя, английский кабинет по-прежнему был весьма озабочен тем, что Дакар оставался в руках правительства Виши. Расположенный на западной оконечности Африки, Дакар господствовал над самой узкой частью Атлантики. Если бы немцы захватили Дакар и использовали его в качестве базы для подводных лодок и надводных рейдеров, этот порт представил бы серьезную угрозу английскому торговому судоходству и военным перевозкам по морскому пути вокруг Африки. Поэтому английский кабинет решил провести операцию по освобождению Дакара и передать его в руки «Свободной Франции». Англичане не ждали серьезного противодействия и решили высадить для захвата Дакара английские войска численностью 4200 человек и французские численностью 2700 человек, причем последние под непосредственным командованием генерала де Голля. Высадку войск предполагалось осуществить при поддержке военно-морских сил в составе двух линейных кораблей, авианосца, нескольких крейсеров и эсминцев под командованием вице-адмирала Каннингхэма. В начале сентября военные транспорты и силы [45] поддержки двинулись в направлении Фритауна - английского порта на западном побережье Африки, который намечалось использовать в качестве передовой базы.

Случайное совпадение и отсутствие четкого руководства привели к тому, что операция по захвату Дакара оказалась бесполезной. Совпадение состояло в том, что в то же время соединение вишистских кораблей в составе трех крейсеров и трех эсминцев вышло из Тулона в Либревиль (Французская Экваториальная Африка). Адмиралтейство узнало о движении французских кораблей из дипломатических источников и из донесения английского эсминца, обнаружившего французские корабли в Гибралтарском проливе. Однако ничего такого, что могло бы помешать прибытию этого подкрепления французским силам в Дакаре, предпринято не было. Значение передвижения французских кораблей в адмиралтействе было понято не сразу. Находившийся в Гибралтаре командующий оперативной группой «Н» адмирал Сомервилл решил, что указания адмиралтейства о перехвате вишистских кораблей даны командующему североатлантической станцией адмиралу Норту, а последний, наоборот, полагал, что такие указания даны Сомервиллу. Когда адмиралтейство разгадало наконец намерения французов, их корабли уже приближались к Дакару. Получив запоздалое указание, адмирал Каннингхэм начал преследовать вишистские корабли, но не смог догнать их; они проскочили в Дакар и усилили тем самым его оборону.

23 сентября 1940 года корабли Каннингхэма прибыли наконец к Дакару, но вместо ожидавшейся благоприятной встречи де Голль и его войска натолкнулись теперь на решительное сопротивление. Попытка высадить войска не имела успеха. Предпринятый англичанами 24 и 25 сентября обстрел гавани положения не изменил. Выведенный из строя «Ришелье» и два вишистских крейсера, прикрытые дымовой завесой, открыли огонь по английским кораблям и добились нескольких [46] попаданий. 25 сентября уже получивший четыре попадания английский линейный корабль «Резолюшн» был тяжело поврежден торпедой с вишистской подводной лодки. Получив донесение о ходе операции против Дакара, адмиралтейство решило прекратить ее. Эта операция, безусловно, явилась примером путаницы, опозданий и неразберихи.

Несмотря на провал операции, гибкость военного кабинета все же позволила извлечь из нее кое-что. Высадив войска «Свободной Франции» во главе с де Голлем в Дуале (Камерун), англичане создали барьер перед вишистскими силами, намеревавшимися проникнуть во Французскую Экваториальную Африку, и устранили, таким образом, угрозу Фритауну, а также обеспечили себе важную авиабазу в Центральной Африке,

Немецкие надводные рейдеры в 1940 году

В октябре 1940 года немецкий «карманный» линейный корабль «Шеер» впервые вышел в Атлантику. Месяцем позднее туда же направился тяжелый крейсер «Хиппер». Оба корабля имели задачу действовать против конвоев, следовавших из Галифакса к Британским островам.

5 ноября «Шеер» встретил совершавшее одиночный переход английское судно «Моупан» и потопил его, предварительно приняв к себе на борт экипаж судна. Пока «Моупан» погружался, на горизонте показались мачты судов конвоя «НХ-84», состоявшего из 37 единиц. На Средиземноморском театре была большая потребность в боевых кораблях, поэтому в охранении этого конвоя шел единственный эскортный корабль - вспомогательный вооруженный крейсер «Джервис Бей».

Лучшего положения для «Шеера» не могло быть. Огневая мощь и скорость хода позволяли ему потопить большую часть судов конвоя. Но ему помешали два [47] обстоятельства: позднее время суток и бой, навязанный «Джервисом Беем». Пока суда конвоя ставили дымовые завесы и рассредоточивались, «Джервис Бей» послал в эфир радиограмму, и на полной скорости сблизился с немецким «карманным» линейным кораблем. 152-мм орудия вспомогательного крейсера, конечно, не могли противостоять 280-мм артиллерии линейного корабля, однако в течение часа, который потребовался противнику для уничтожения «Джервиса Бея» большая часть судов конвоя сумела спастись. До наступления полной темноты линейный корабль смог догнать и потопить только 5 судов из 37. С наступлением темноты «Шеер» покинул район боевых действий, чтобы ускользнуть от английских сил, которые (немцы сознавали это), получив сигнал с «Джервиса Бея», со всех направлений наверняка устремятся на помощь конвою. Суда, следующие в составе конвоя, даже при слабом охранении находятся в большей безопасности, чем суда, совершающие одиночный переход. «Шеер» поспешно отошел на юг, пополнил запас топлива с судна снабжения, появился на короткое время в вест-индийских водах и перешел в Южную Атлантику, а затем в Индийский океан. Он возвратился в Киль в апреле 1941 года, потопив 16 судов, общий тоннаж которых составил 99000 т.

«Хиппер» добился очень немногого. Он атаковал конвой в районе Азорских островов, но встретил противодействие четырех английских крейсеров, охранявших конвой. После короткого боя «Хиппер» поспешил удалиться и возвратился в Германию.

Прорыв «Бисмарка»

Весной 1941 года «Хиппер», «Шарнхорст» и «Гнейзенау» снова вышли в Атлантику и в течение двух месяцев потопили суда общим тоннажем более 20000т. «Хиппер» возвратился в Германию, а линейные корабли [48] к концу марта оказались в Бресте - удобно расположенном порту для ведения рейдерских операций.

Адмирал Редер задумал теперь провести крупнейшую операцию рейдеров в Атлантике. В Балтийском море находились только что построенный большой линейный корабль «Бисмарк» и тяжелый крейсер «Принц Ойген». Редер планировал, направить эти корабли в Атлантику, где к ним присоединятся «Шарнхорст» и «Гнейзенау». Эта мощная эскадра совместно с подводными лодками, по расчетам немецкого командования, должна была парализовать английское торговое судоходство. В целях обеспечения этой операции в Атлантику заранее выслали танкеры и суда снабжения, которые должны были находиться на достаточном удалении от районов активного движения судов. Немецкие же торговые суда, замаскированные под суда нейтральных стран, прочесывали районы перехода конвоев в поисках информации для рейдеров и подводных лодок.

Однако повреждения, полученные «Шарнхорстом» во время последнего плавания, не были устранены в срок, а «Гнейзенау» в апреле был выведен из строя торпедой с английского самолета. Тем не менее, чтобы не отменять операцию, которой предшествовали значительные приготовления, Редер приказал «Бисмарку» и «Принцу Ойгену» перейти в Берген (Норвегия). Там они должны были дождаться туманной погоды и прорваться в Атлантику обходным путем, вокруг Исландии. «Шарнхорст» должен был присоединиться к ним, как только закончится его ремонт.

Во время перехода по проливу Каттегат «Бисмарка» и «Принца Ойгена» заметили со шведского крейсера. Шведы сообщили об этом англичанам. Английский разведывательный самолет обнаружил немецкие корабли на подходах к Бергену. Адмиралтейство разгадало намерения немцев и наметило соответствующий план действий. В это время на переходе через Атлантику или в готовности к выходу туда находилось 11 конвоев и [47] среди них - один конвой с войсками. Сосредоточение немецких кораблей, безусловно, представляло для них серьезную угрозу.

Особое беспокойство у адмиралтейства вызывал «Бисмарк». Весной 1941 года это был самый мощный линейный корабль из находившихся в строю во флотах всех стран. Он был вооружен восемью 380-мм орудиями главного калибра, двенадцатью 150-мм орудиями вспомогательного калибра и шестнадцатью 105-мм орудиями зенитного калибра. Корабль имел наилучшую броневую защиту общим весом 16000 т, эффективную систему водонепроницаемых отсеков, обеспечивавших непотопляемость. Для выслеживания и уничтожения «Бисмарка» необходимо было мобилизовать все наличные силы английского флота.

Когда «Бисмарк» и «Принц Ойген» достигли Бергена, норвежский берег заволокло низкой облачностью. 22 мая, совершив смелый разведывательный полет, английский самолет установил, что немецкие рейдеры вышли из Бергена. Командующий Флотом метрополии адмирал Тови, с беспокойством ожидавший сообщений о немецких кораблях, немедленно вышел в море для их перехвата. Адмиралтейство выделило в его распоряжение все имевшиеся в наличии тяжелые корабли. В Скапа-Флоу находились линейные корабли «Кинг Джордж V» и флагманский «Принс ов Уэлс», линейный крейсер «Худ», несколько других крейсеров и эсминцы. В Англии находился авианосец «Викториес», который еще не успел совершить своего первого плавания, и линейный крейсер «Рипалс». В Гибралтаре под командованием адмирала Сомервилла находились линейный крейсер «Ринаун» и авианосец «Арк Ройял», Линейные корабли «Родней» и «Рэмиллес» сопровождали конвой в Атлантике, а линейный корабль «Ривендж» был в Галифаксе. Все эти корабли приняли участие в поиске и сыграли различную роль в уничтожении «Бисмарка».

Чтобы держать возможные пути следования «Бисмарка» [50] под наблюдением и иметь наготове корабли для нанесения удара на любом из этих путей, адмирал

Тови вынужден был разделить свои силы. Действия кораблей затрудняла плохая погода. Наблюдение за наименее вероятными путл ми движения немецких кораблей адмирал вынужден был поручить разведывательной авиации. Так, в проходе между Оркнейскими и Фарерскими островами поиск вели только самолеты. Тови расположил крейсерские силы в проходе между Фарерскими островами и Исландией и направился туда сам на линейном корабле «Кинг Джордж V» в сопровождении «Викториеса» и «Рипалса». Тяжелые крейсера «Суффолк» и «Норфолк» патрулировали воды Датского пролива между Исландией и Гренландией. Из Скапа-Флоу полным ходом туда же шли «Принс ов Уэлс» и «Худ» под командованием вице-адмирала Холланда, державшего свой флаг на «Худе».

Первый контакт с немецкими рейдерами был установлен вечером 23 мая в Датском проливе «Норфолком» и «Суффолком» под командованием контр-адмирала Уэйк-Уокера. Обнаружив противника, «Суффолк» немедленно укрылся в полосе тумана и начал следить за ним с помощью радиолокационной станции. В течение всей ночи два английских крейсера следовали за немецкими кораблями, посылая в эфир сообщения, которые позволили тяжелым кораблям сблизиться с противником и вступить в бои.

Адмирал Холланд, находившийся на «Худе», рассчитал курс для перехвата кораблей противника и начиная с 01.40 24 мая был готов вступить в бой. Однако контакт с немецкими рейдерами был установлен только в 05.35, после чего «Худ» .и новый линейный корабль «Принс ов Уэлс» начали сближаться с противником для боя. Адмирал Холланд приказал обоим кораблям идти на противника прямым курсом, что лишило английские корабли возможности использовать свою кормовую артиллерию. Открыв огонь, немецкие корабли сосредоточили [51] его на «Худе». Пытаясь сбить расчеты противника и одновременно ввести в действие свои кормовые орудия, Холланд приказал кораблям отвернуть на 20° влево. Но как только корабли начали выполнять поворот, в погреб боеприпасов «Худа» с «Бисмарка» попал тяжелый снаряд, и он вышел из строя. Избегая столкновения с тяжело поврежденным «Худом», «Принс ов Уэлс» был вынужден резко отвернуть вправо. Картина боя резко изменилась. Тактическое превосходство перешло к немецким кораблям. Положение осложнялось еще и тем, что в неиспытанных и не налаженных полностью механизмах «Принс ов Уэлса» обнаружились некоторые неисправности, в связи с чем этот корабль мог стрелять только трехорудийным залпом.

Находившийся на мостике «Норфолка» контр-адмирал Уэйк-Уокер оказался теперь старшим офицером, на которого легла ответственность за руководство дальнейшими действиями против «Бисмарка». Потеря «Худа», повреждения и неспособность вести бой «Принс ов Уэлса», недостаточная по сравнению с противником мощь своих крейсеров заставили Уэйк-Уокера снова прибегнуть к тактике слежения за «Бисмарком» в надежде на подход сил адмирала Тови.

Потерю «Худа» в значительной мере следует отнести за счет нежелания английского правительства увеличить бюджетные ассигнования флоту на модернизацию устаревших кораблей в предвоенные годы. Об уязвимости этого корабля от навесного огня было известно давно, но никаких мер для усиления защиты палуб предпринято не было. Когда же началась война, корабль надо было использовать, поскольку он находился в строю.

«Бисмарк» исчезает

«Худ» взорвался».

Это сообщение буквально ошеломило адмиралтейство. Почти каждый офицер, находившийся на командном - [52] пункте, в свое время служил на «Худе», и для него этот корабль был олицетворением гордости английского флота, основной единицей военно-морской мощи страны. Теперь разрабатывались планы по уничтожению «Бисмарка». Адмиралтейство приказало оперативной группе «Н» под командованием адмирала Сомервилла выйти из Гибралтара в море и принять участие в преследовании «Бисмарка». «Роднёю» и «Рэмиллесу» было приказано покинуть охраняемые ими конвои и включиться в преследование противника. Линейный корабль «Ривендж» поднял пары и полным ходом вышел из Галифакса.

Непрерывно преследуемый «Норфолком», «Суффолком» и «Принс ов Уэлсом» немецкий линейный корабль неожиданно повернул и устремился к «Суффолку», который быстро увеличил дистанцию между собой и противником. Этот маневр был предпринят «Бисмарком» с целью прикрытия отхода «Принца Ойгена», который скрылся в южном направлении, а через десять дней прибыл в Брест. Преследование «Бисмарка» продолжалось. Поскольку преследуемый и преследующие вошли к этому времени в зону действий немецких подводных лодок, все английские корабли начали идти зигзагом. На одном из внешних галсов зигзага «Суффолк» потерял радиолокационный контакт и не смог восстановить его. «Бисмарк» снова ускользнул. Можно было предположить, что, поскольку «Бисмарк» в бою с «Худом» и «Принс ов Уэлсом» получил повреждения и оставлял на поверхности нефтяной след, ему, вероятно, требовался ремонт. Если так, то он, по-видимому, пойдет в Германию или в один из французских портов, например в Брест или в Сен-Назер. Но вполне возможно, что «Бисмарк» шел на рандеву с судном снабжения, чтобы, пополнив запасы, действовать по своему выбору. Когда данные радиопеленгования подсказали адмиралу Тови, что «Бисмарк» направляется в Северное [53] море ив Германию, он в течение нескольких часов вел свои корабли на север, надеясь перехватить противника. Но вскоре в результате более точного анализа данных радиопеленгования возникло предположение, что «Бисмарк» идет во французский порт. Это повлекло за собой замешательство и задержку. В новом сообщении адмиралтейства утверждалось, что немецкий линейный корабль находится в пределах окружности радиусом 50 миль от точки с координатами 55° 15' с. ш. и 32°00' з. д., то есть около 600 миль юго-восточнее мыса Фарвель (Гренландия). Адмирал Тови повернул в соответствии с этим для перехвата «Бисмарка» на его вероятном пути в Брест, но запас топлива на английских кораблях оказался недостаточным, и, отказавшись от дальнейшего преследования, Тови решил вернуться в Англию. По его приказанию туда же направился и поврежденный «Принс ов Уэлс». Конвоям дали указание уклониться от района, в котором они могли встретиться с противником. Направление движения «Родней», следовавшего в Северное море, своевременно изменено не было, поэтому во второй половине дня 25 мая «Родней» пересек путь «Бисмарка» далеко впереди него. Если бы «Родней» был информирован, он мог бы легко перехватить немецкий корабль. В обстановке, сложившейся к этому времени, единственными силами, которые могли перехватить «Бисмарка», были силы адмирала Сомервилла, то есть оперативная группа «Н», состоявшая из «Арк Ройяла», «Ринауна» и эскортных кораблей.

Сознавая, что из-за недостаточного запаса топлива малые корабли будут вынуждены оставить крупные беззащитными от атак подводных лодок противника, адмиралтейство решило направить адмиралу Тови пять эсминцев из состава сил охранения конвоя «WS-8B» и один - из числа патрулировавших в Ирландском море. Всю ночь корабли полным ходом шли в предполагаемый район нахождения «Бисмарка». [54]

Уничтожение «Бисмарка»

К утру 26 мая англичане уже начали терять надежду на восстановление контакта с линейным кораблем противника. Ночью ветер усилился, и кораблям Сомервилла пришлось уменьшить скорость хода с 25 до 17 узлов. Из-за сильной килевой качки полетная палуба «Арк Ройяла» опускалась и поднималась на 16-17 метров, но, несмотря на большие трудности и опасность, в 08.35 с него взлетели разведывательные самолеты. Прошло некоторое время, но никаких донесений о «Бисмарке» не поступало. В 10.30 самолет береговой авиации донес по радио об обнаружении линейного корабля в точке 49°33' с. ш. и 21°50' з. д., приблизительно в 750 милях западнее Бреста. «Бисмарк» шел курсом 150° со скоростью 20 узлов. На всех английских кораблях тотчас же нанесли на карты места своих кораблей. Английского линейного корабля в этой точке не было. Значит, «Бисмарк» снова найден!

Получив донесение о «Бисмарке», капитан 1 ранга Вайен, шедший на эсминце «Коссак», решил пренебречь полученным приказом присоединиться к кораблям адмирала Тови и повернул пять своих эсминцев на перехват «Бисмарка». Вскоре немецкий линейный корабль был обнаружен самолетом «Суордфиш», взлетевшим с «Арк Ройяла». «Бисмарк» все еще находился на слишком большом удалении от английских кораблей, чтобы можно было надеяться перехватить его. Заставить «Бисмарка» уменьшить скорость хода, что позволило бы тяжелым кораблям нагнать его, могла только авиация с «Арк Ройяла». На авианосце тотчас же начали готовиться к нанесению по противнику удара с воздуха. Тем временем, развив полную скорость, крейсер «Шеффилд» устремился к противнику, чтобы наблюдать за ним. И тут чуть не произошла трагедия. Недостаточно ознакомленные с обстановкой, летчики самолетов с «Арк Ройяла» атаковали «Шеффилд», ошибочно приняв его за «Бисмарка». Только высокое мастерство [55] командира крейсера и запоздалое сообщение по радио предупредили печальные последствия. Следующие два удара с воздуха были нанесены по противнику, потому что «Шеффилд» к этому времени уже нагнал «Бисмарк» и неотступно следовал за ним. Летчикам самолетов было приказано сначала выйти на «Шеффилда», а затем по его целеуказанию атаковать «Бисмарк». Эту задачу «Шеффилд» выполнил блестяще. Вначале результаты этого удара не были известны, и, судя по первым донесениям о нем, адмирал Тови был склонен считать, что серьезных повреждений немецкому линейному кораблю не нанесено. Однако вскоре Тови донесли, что «Бисмарк» изменил направление движения и теперь идет на север. Поскольку этот курс вел прямо к английским кораблям, можно было предположить, что на «Бисмарке» или повреждено рулевое управление, или его общие повреждения столь серьезны, что вынуждают корабль идти вразрез штормовой волне. Фактически оба предположения оказались правильными. «Бисмарк» получил попадание в рулевое машинное отделение, поэтому рули были заклинены в положении «на борту». Корабль мог удерживаться на прямом курсе, только маневрируя машинами. Кроме того, из-за попутной волны и ослабленной водонепроницаемости переборки рулевого машинного отделения все время существовала опасность затопления других помещений корабля. Иного выбора у «Бисмарка» не было. Ему пришлось идти не к берегу, а в море. Теперь он вынужден был встретиться с английскими кораблями.

С наступлением темноты к преследующему противника «Шеффилду» присоединились пять эсминцев под командованием капитана 1 ранга Вайена. Вайен не видел никаких препятствий для попытки атаковать «Бисмарка» торпедами. Первая общая атака эсминцев закончилась безрезультатно и для «Бисмарка», и для эсминцев. После этого Вайен расположил свои корабли по одному на каждой скуле и раковине «Бисмарка», а [56] сам остался, на кормовых курсовых углах. В течение ночи каждый миноносец предпринял несколько, торпедных атак, но ни одна из них не привела к успеху, потому что всякий раз линейный корабль открывал огонь и лишал возможности занять выгодную позицию для торпедного залпа.

Редер старался предпринять все возможное для спасения «Бисмарка», Он приказал перейти в этот район всем находившимся поблизости подводным лодкам, но те из них, которые достигли назначенного района, уже израсходовали все свои торпеды и теперь могли лишь наблюдать за развитием событий. По чистой случайности одна из немецких подводных лодок прошла всего в 400 м от «Арк Ройяла», но она еще накануне выстрелила свою последнюю торпеду и поэтому была бессильна причинить какой-либо вред английскому авианосцу.

К утру в район действий прибыли английские тяжелые корабли. В 08.47 с дистанции около 13 миль с «Бисмарком» обменялись первыми залпами «Родней» и «Кинг Джордж V». Несмотря на серьезные повреждения, «Бисмарк» оставался на плаву и сохранял высокую способность управлять огнем. Уже с третьего залпа он накрыл «Родней», но вскоре превосходящая огневая мощь английских кораблей дала себя почувствовать. Уже в начале боя на «Бисмарке» был поврежден центральный автомат стрельбы главного калибра, поэтому точность его залпов заметно понизилась. Вскоре «Бисмарк» превратился в покачивающуюся на волне безнадежную развалину. Но он все еще не затонул. Когда запас топлива на английских кораблях снизился до предела, едва обеспечивавшего возвращение в Англию, адмирал Тови решил отходить. Крейсер «Дорсетшир» испросил разрешения выпустить по «Бисмарку» оставшиеся три торпеды, и когда взорвалась последняя, немецкий гигант медленно опрокинулся и скрылся под водой. «Худ» был отомщен,

Потеря «Бисмарка» положила конец использованию [57] немцами больших боевых кораблей для действий На океанских коммуникациях союзников.

Авторитет Редера в глазах Гитлера резко упал. Борьба с торговым судоходством в открытом море теперь была поручена подводным лодкам Деница и нескольким замаскированным надводным рейдерам, то есть вооруженным торговым судам.

Прорыв через Ла-Манш

Чувство гордости англичан, вызванное успешными действиями флота по преследованию и уничтожению мощного линейного корабля противника, заметно ослабло, когда в начале следующего года другие крупные немецкие надводные рейдеры прорвались из Атлантики в Германию под самым носом адмиралтейства. После потопления «Бисмарка» «Шарнхорст», «Гнейзенау» и «Принц Ойген» оставались в Бресте. Несмотря на повреждения, полученные ими во время налетов английской авиации, к февралю 1942 года все три корабля были отремонтированы и подготовлены для выхода в море. Поэтому английское адмиралтейство предполагало, что вскоре эти корабли, по-видимому, предпримут попытку возвратиться в порты Германии.

Гитлер был убежден, что союзники намерены предпринять наступление в Норвегии, поэтому он стремился сосредоточить военно-морские силы именно в этом районе. Трем кораблям, находившимся в Бресте, было приказано возвратиться в Германию. Учитывая гибель в Атлантике «Бисмарка», немецкое командование приказало этим трем кораблям возвращаться не через Атлантику, а кратчайшим путем через Ла-Манш. На этом пути им по крайней мере обеспечивалось эффективное прикрытие истребительной авиацией наземного базирования.

Немцы рассчитывали, что если они сохранят свои намерения в тайне и выйдут из Бреста после наступления [58] темноты, то наиболее опасный участок пути корабли пройдут до того, как англичане смогут организовать какое-либо противодействие. Поскольку Флот метрополии находился в отдаленной базе Скапа-Флоу, немецкие корабли были вправе опасаться лишь противодействия легких сил флота, авиации и минных полей. Проведя тщательное траление фарватера в Ла-Манше, немцы подготовили максимальное прикрытие кораблей с воздуха и обеспечили их эскортом из шести эсминцев и трех торпедных катеров. После прохождения кораблями Гавра к эскорту должны были присоединиться еще 18 торпедных катеров.

11 февраля 1942 года после наступления темноты «Шарнхорст», «Гнейзенау» и «Принц Ойген» вышли из Бреста. Это время выхода не соответствовало расчетам англичан. Английское адмиралтейство предполагало, что немецкие корабли выйдут из Бреста днем, чтобы пройти через Дуврский пролив в темное время суток. Английские ВВС вели разведку района Бреста ночью, но как раз на тех двух самолетах, которые могли бы заметить выход кораблей, радиолокационные станции оказались неисправными. К тому же штаб ВВС не удосужился информировать адмиралтейство о невыполнении разведывательными самолетами задачи разведки Бреста. В 11.03 12 февраля самолет ВВС, несмотря на густой туман, наконец установил радиолокационный контакт с немецкими кораблями, но и в этом случае контакт был понят неправильно. К тому времени, когда адмиралтейство получило правильное донесение о контакте, немецкие корабли уже прошли проливы и вышли в Северное море. Англичане попытались атаковать их береговой артиллерией, торпедными катерами и сотнями самолетов, но ни одна из атак успехом не увенчалась. Немецкие корабли беспрепятственно продолжали идти. Эсминцы нельзя было использовать из-за штормовой погоды. Корабли противника, не получив никаких повреждений, достигли берегов Голландии, но здесь [59] их постигла неудача: «Шарнхорст» и «Гнейзенау» подорвались на минах, поставленных англичанами. «Гнейзенау» был поврежден незначительно, а «Шарнхорст» вышел из строя на несколько месяцев.

Провал попытки перехватить немецкие корабли сильно возмутил общественность Англии. Английские газеты с горечью писали, что «со времен XVII столетия королевский флот не переживал ничего более позорного в своих водах». Но тем не менее это событие привело англичан к некоторому выигрышу. Дело в том, что с уходом из Бреста немецких кораблей исчезла и угроза с их стороны атлантическим конвоям. И, что еще важнее, недостаточная ударная мощь морской авиации стала после этого события столь очевидной, что послужила толчком для более полного вооружения авиации ВМС современными самолетами (до этого почти все они направлялись в ВВС).

Сен-Назер

В течение нескольких месяцев, последовавших за прорывом немецких кораблей через Ла-Манш, английский флот в какой-то степени восстановил потерянный престиж тем, что предпринял удачный рейд на Сен-Назер. Этот порт являлся важной базой для немецких подводных лодок, и, кроме того, а нем имелся шлюз, который можно было использовать как сухой док - единственный вне Германии, куда можно было поставить линейный корабль «Тирпиц». Для разрушения шлюза и объектов в базе, используемых подводными лодками, англичане подготовили эсминец «Кэмпбелтаун» (бывший американский «Бьюкенен») в качестве блокшива для разрушения и подрыва ворот шлюза. Для поддержки эсминца и осуществления диверсионных действий в порту туда направлялся, кроме того, отряд моторных баркасов с десантно-диверсионными подразделениями «командос». Ночью 27 марта 1942 года, войдя в устье реки [60] Луара, эсминец дал опознавательные сигналы и выиграл благодаря этому четыре ценные минуты для приближения к шлюзу. Когда «Кэмпбелтауну» оставалось пройти всего несколько кабельтовых, немецкие батареи открыли по нему огонь. Командир «Кэмпбелтауна» дал самый полный ход и таранил ворота шлюза, обеспечив, таким образом, очень хорошую позицию кораблю для подрыва ворот шлюза. Экипаж эсминца быстро перебрался на моторные баркасы. Тем временем диверсанты-подрывники высадились с боем на пирсы и подорвали объекты в порту и шлюзовое оборудование. Поскольку основная задача была выполнена, руководивший операцией офицер дал сигнал к отступлению. Потеряв три баркаса, английские моряки благополучно возвратились в свою базу. Утром следующего дня, в тот момент, когда группа старших офицеров немецкого флота осматривала севший на грунт «Кэмпбелтаун» и решала, как его поднять и отбуксировать, сработал часовой механизм, и корабль взорвался, разрушив ворота шлюза.

Дьепп

Рейд на Дьепп, проведенный 19 августа 1942 года, преследовал цель не только нанести удар по портовым объектам и разрушить их, но и испытать технику десантных войск. В рейде участвовало около 5000 канадских солдат. Рассчитывая главным образом на внезапность, армейское командование отказалось воспользоваться огневой поддержкой кораблей флота, поэтому войска сопровождали только восемь эсминцев, вооруженных 100-мм артиллерийскими орудиями. Благодаря случайной встрече с небольшим прибрежным немецким конвоем элемент внезапности на одном из флангов был нарушен, десантные корабли встретили упорное противодействие и с большими потерями отступили. Немногие высадившиеся на берег были или убиты, или захвачены в плен. На другом фланге десантникам сопутствовал успех. Однако [61] попытка нанести по Дьеппу мощный удар провалилась. Поддержка линейным кораблем, возможно, изменила бы ход событий в пользу союзников. Канадцы потеряли около 3350 человек, или 67 процентов участвовавших в операции войск. Эта десантная операция хотя и явилась обескураживающей для намечавшихся на 1942-1943 годы операций по переброске войск через Ла-Манш и высадке их на континент, оказалась тем не менее полезной в том отношении, что обнаружила многие недостатки, которые следовало устранить до осуществления предстоявшей высадки войск в Африке и в Европе.

Реорганизация военно-морских сил Германии

Надводные корабли немецкого флота постепенно были переведены в норвежские базы. Отсюда они могли противодействовать вторжению союзников в Норвегию, которого так опасался Гитлер, и наносить удары по арктическим конвоям, переходившим в северные порты Советского Союза. Ранним утром 31 декабря 1942 года отряд немецких кораблей в составе «карманного» линейного корабля «Лютцов», тяжелого крейсера «Хиппер» и шести эсминцев обнаружил конвой, охраняемый пятью эсминцами, двумя корветами и тральщиком. Немецкие корабли разделились: «Хиппер» и два эсминца атаковали корабли охранения, а «Лютцов» с остальными эскортными кораблями - беззащитные суда конвоя. Однако командовавший кораблями охранения капитан 1 ранга Шербрук настолько умело руководил их действиями, что произошло нечто необычное. Более часа он отвлекал силы противника на свои корабли и ценой потери лишь одного эсминца предоставил судам конвоя возможность воспользоваться туманом и скрыться. Вскоре в район боя прибыли английские легкие крейсера «Шеффилд» и «Ямайка». Выполняя постоянно действовавший приказ Гитлера не вступать [62] в бой с крупными силами противника, немецкие корабли отступили. Таким образом, избежав огромной опасности, конвой прибыл в советские порты, не потеряв ни одного судна. Немцы потеряли в этом бою один эсминец, а тяжелый крейсер «Хиппер» получил серьезные повреждения. Однако более важными последствиями этого неудачного для немцев боя явились вызванные им изменения в военно-морских силах Германии. Получив донесение о результатах этого боя, Гитлер пришел в ярость. Он заявил, что прикажет распилить все крупные корабли флота и отдать металл армии и авиации, а экипажи кораблей послать на подводные лодки - единственные корабли, которые способны приносить в войне пользу. Он приказал адмиралу Редеру лично доложить об уничтожении кораблей, но Редер добился разрешения отложить свой доклад до 6 января. Редер решил дать возможность фюреру успокоиться и тем временем подготовить для него доклад с элементарным обоснованием значения морской мощи, и в частности тяжелых немецких кораблей, для сковывания действий английских военно-морских сил. Тем временем на доклад к Гитлеру попал Геринг. Он давно уже ненавидел Редера и был готов воспользоваться любой возможностью усугубить неустойчивость его пошатнувшегося авторитета у Гитлера. Этот хвастун, интриган и бессовестный лгун предложил Гитлеру выиграть войну исключительно при помощи авиации. Геринг обещал покорить Англию ударами с воздуха, но не добился этого. Он обещал покорить воздушными атаками Россию, но не сделал этого. Он обещал обеспечить снабжение немецких войск на территории России воздушным путем, но и это оказалось для него непосильным. Он обещал снабжать воздушным путем немецкие войска в Африке, но и здесь ничего не сделал. Он обещал задушить Англию, лишив ее снабжения морскими путями, но и этого не добился. Он обещал самому себе «уничтожить» Редера и... добился своего. Геринг убедил Гитлера, что его авиация решает и может [63] решить все задачи лучше, чем надводные корабли флота. В результате Редер был снят с должности. Он ушел в отставку 30 января 1943 года. На его место был назначен Дениц.

Когда Дениц принял командование военно-морскими силами Германии, он был убежден, что положение Гитлера прочное. Однако такой точки зрения он придерживался недолго - всего несколько месяцев. Когда Дениц прочувствовал, что такое война в целом, с позиций командующего флотом, а не командующего подводными силами, он понял, что Редер был прав и что морская мощь - это нечто большее, чем подводные силы. Ему удалось убедить Гитлера отменить приказ об уничтожении больших кораблей. Однако уцелевшие таким образом корабли долго еще не использовались в серьезных операциях. Прошло около года, прежде чем немцы попытались еще раз использовать их против конвоев, переходивших на север Советского Союза.

Последнее плавание «Шарнхорста»

В конце декабря 1943 года линейный корабль «Шарнхорст» вышел из норвежской базы для перехвата конвоя, шедшего на север Советского Союза. Однако маршрут конвоя был изменен, и он прошел намного севернее. Вместо конвоя немецкий корабль встретился с поисковым отрядом крейсеров Флота метрополии. Утром 26 декабря легкий крейсер «Белфаст» установил радиолокационный контакт с немецким рейдером и открыл по нему огонь. Вслед за ним огонь открыли «Шеффилд» и «Норфолк», но штормовая погода и встречный ветер настолько снижали скорость хода крейсеров, что контакт вскоре был утерян. Вице-адмирал Барнетт, полагая, что «Шарнхорст» направится к конвою, повернул крейсера на курс перехвата и вскоре после полудня вторично установил с противником радиолокационный контакт. Барнетт [64] выслал вперед эсминцы, приказав им атаковать линейный корабль торпедами, но они не смогли выполнить этот приказ из-за крупной штормовой волны. Однако опасность, нависшая над немецким линейным кораблем, была столь очевидной, что он решил изменить курс и направиться в Норвегию. Такой поворот событий вполне устраивал Барнетта, потому что «Шарнхорст» лег на курс, который обеспечивал возможность его перехвата находившимся южнее английским линейным кораблем «Дьюк ов Йорк» и крейсером «Ямайка» под командованием адмирала Фрейзера, сменившего адмирала Тови на посту командующего Флотом метрополии. «Белфаст», «Шеффилд» и «Норфолк» в бой больше не вступали, а лишь неотступно следовали за «Шарнхорстом». К исходу второй половины дня оба отряда английских кораблей подошли к намеченному району встречи. В тех широтах в это время суток темно, поэтому Барнетт приказал указать место немецкого корабля осветительным снарядом. «Дьюк ов Йорк» и «Ямайка» сразу же обнаружили «Шарнхорст» и тотчас же открыли по нему огонь с 11000 м. Преследование противника, полным ходом уходящего на восток, продолжалось до тех пор, пока 280-мм (в тексте, на самом деле 356 мм - OCR) снаряды английского линейного корабля не оказали своего воздействия и «Шарнхорст» не начал терять скорость хода. После торпедных атак, предпринятых английскими эсминцами, скорость хода «Шарнхорста» снизилась еще больше. Получив приказ потопить противника торпедами, «Белфаст» и «Ямайка» совместно с эсминцами предприняли последнюю атаку, и немногим позднее 22.00 «Шарнхорст» пошел на дно в районе мыса Нордкап.

Ошибки, допущенные командиром «Шарнхорста», были очевидны. Немецкий линейный корабль по мощи своей артиллерии превосходил три английских крейсера, вступивших с ним в бой первыми, и вполне мог бы одержать над ними победу. Если бы «Шарнхорст» подавил противодействие крейсеров и продолжал бы после этого идти к конвою, перехват его английским линейным [65] кораблем «Дьюк ов Йорк» был бы невозможен по крайней мере до тех пор, пока «Шарнхорст» не разгромил бы весь конвой. Поворот немецкого корабля на юг с целью возвратиться в Норвегию, по существу, был поворотом для сближения с подходившими английскими силами. Пытаясь уйти от опасности, «Шарнхорст» на самом деле выбрал курс, который обеспечивал ему наименьшие возможности причинить ущерб англичанам, и создал максимальный риск для самого себя. Линейный корабль был выслан в море с совершенно определенной задачей - нанести максимальный урон конвою. Отказ от выполнения этой задачи привел к тому, что «Шарнхорст» был потерян без малейшей компенсации.

Уничтожение «Тирпица»

Теперь в составе немецкого флота остался только один сравнительно крупный надводный корабль - линейный корабль «Тирпиц». Он стоял на якоре в Альтен-фьорде, на севере Норвегии. Отсюда «Тирпиц» постоянно угрожал арктическим конвоям, следовавшим в северные порты Советского Союза. В ночь с 19 на 20 сентября 1943 года, за три месяца до потопления «Шарнхорста», «Тирпиц» был атакован английскими сверхмалыми подводными лодками, известными как лодки типа «X». Четыре такие лодки из шести, пересекших Северное море на буксире больших океанских подводных лодок, проникли во внешний фьорд. Здесь одной из них - «Х-10» - не повезло, и она была вынуждена возвратиться. Остальные три лодки настойчиво пробивались к цели. Одна из этих малюток пропала без вести, а две другие - «Х-6» под командованием лейтенанта Камерона и «Х-7» под командованием лейтенанта Плейса - заложили под киль «Тирпица» мины с часовым взрывным механизмом. Несмотря на то что немцы обнаружили лодки и захватили их экипажи, им не удалось отвести линейный корабль на безопасное расстояние от места стоянки, чтобы избежать [66] последствий взрыва находившихся под ним мин. В результате взрыва были повреждены главные машины корабля, рули и рулевая машина.

После потопления «Шарнхорста» и поступления данных разведки о приближении срока окончания ремонта «Тирпица» английское командование решило нанести по этому кораблю новый удар, чтобы лишить его возможности действовать против арктических конвоев или прорваться в Атлантику, как это удалось в свое время «Бисмарку». На этот раз для нанесения удара адмиралтейство решило использовать авианосную авиацию. После длительной специальной тренировки летчики с авианосцев «Викториес», «Фьюриес», «Персьюер», «Сёрчер» и «Эмперор» приготовились к нанесению бомбового удара. Корабли вышли из Англии 30 марта 1944 года, решили попутно задачу прикрытия следовавшего в Советский Союз конвоя и ранним утром 3 апреля атаковали «Тирпиц». С «Викториеса» и «Фьюриеса» действовали бомбардировщики, а с остальных трех авианосцев - истребительная авиация. Атаковав корабль двумя волнами, самолеты добились 15 попаданий и причинили ему серьезные повреждения. Однако способности передвигаться корабль лишен не был, так как бомбы не смогли пробить 200-мм палубную броню.

Позднее, несмотря на устранение основных повреждений, «Тирпиц» все еще не мог выйти в открытое море. К тому же доки в Германии и без того были сильно загружены. Поэтому немецкое командование решило перевести его в Тромсе, расположенный севернее Нарвика. Здесь линейный корабль можно было использовать в качестве плавучей артиллерийской батареи. Но Тромсе находился в пределах радиуса действия дальней бомбардировочной авиации англичан. 12 ноября 1944 года бомбардировщики типа «Ланкастер» добились нескольких прямых попаданий в «Тирпиц» 6-тонных бомб. На этот раз линейный корабль опрокинулся, и теперь ни о каком ремонте не могло быть и речи. [67]

Дальше