Содержание
«Военная Литература»
Военная история

Глава вторая.

Опыт ведения основных видов боя

I. Наступление

1. Общие положения

Опыт второй мировой войны показал, что «наступление является основным видом боя. Только оно может привести к решительному успеху»{17}.

В вышедших еще до войны немецких уставах также отмечалось, что добиться решительных результатов - выиграть сражение или войну в целом - можно лишь наступлением. Наступление и в дальнейшем останется наиболее решительным видом боевых действий. Соображения психологического и практического характера требуют, чтобы в основу боевой подготовки и вождения войск была положена подготовка к наступательным действиям. Армия, которая не воспитана в наступательном духе, подобна рыцарю без меча. Войска, хорошо подготовленные для ведения наступательных действий, после соответствующей подготовки сумеют выстоять и в обороне.

Целью наступления является уничтожение противника. При наступлении с ограниченными задачами или во время ложных тактических действий эта цель бывает несколько сужена. [200]

«Наступающие войска применяют маневр в сочетании с огнем и ударом в заданном направлении»{18}.

«Наступление ведется на противника с тем, чтобы смять его. Оно позволяет навязать противнику свою волю и заставляет его вести боевые действия в выгодном для нас направлении. В наступлении ярче всего проявляется превосходство командира и войск»{19}.

В многочисленных работах по обобщению опыта ведения наступательных действий во время войны на Востоке подчеркиваются следующие три момента:

- сосредоточение основных сил и средств на решающем направлении;

- безупречное взаимодействие всех родов войск;

- использование для наступления ночного времени.

Любое наступление должно иметь четко выраженное направление главного удара.

На направлении главного удара необходимо:

а) вводить в бой танки;

б) сосредоточивать огонь всех видов оружия, включая и удары авиации;

в) иметь суженные полосы и глубокое построение боевого порядка наступающих войск;

г) вводить в бой резервы на участке, где наметился успех; обеспечивать действующие на этом направлении войска всеми необходимыми предметами снабжения в первую очередь.

Направление главного удара должно быть быстро изменено, если на другом направлении обозначился успех или в случае, когда обстановка позволяет предположить возможность развития успеха на новом направлении. Для развития успеха на новом направлении целесообразнее всего использовать танки. Решающим условием для достижения успеха в наступлении является взаимодействие всех родов войск.

По опыту Второй мировой войны наступление, проводимое ночью, позволяет добиться значительных результатов. Современные средства искусственного освещения, [201] а также снижение эффективности огня противника во время ночных действий увеличивают значение ночного наступления.

Прежде чем сделать выводы о способах ведения наступательных действий, рассмотрим характер обороны русских.

2. Ведение обороны русскими

Хотя русские уставы и характеризуют наступление как основной вид боевых действий, все же наиболее сильной стороной русской армии, пожалуй, следует признать оборону.

Одна из причин этого заложена в самом национальном характере русских. Способность русского солдата все перетерпеть, все вынести и умереть в своей стрелковой ячейке является важной предпосылкой для упорной и ожесточенной обороны. Она дополняется сильной связью русского солдата с природой, что позволяет ему в обороне мастерски оборудовать свои позиции и прекрасно маскироваться. [202]

Вторая причина - бесконечные пространства русской территории. Огромные пространства, которых не имели армии других стран, позволяли русским на протяжении всей своей военной истории искать в них решения исхода войны в свою пользу, причем противник, как писал Клаузевиц, погибал не столько от меча, сколько от своих собственных усилий.

В минувшей войне русские сумели полностью использовать выгоды своего географического положения. Однако, чтобы избежать опасной для ведения обороны пассивности, в русские уставы были включены соответствующие пункты. Так, в Боевом уставе пехоты 1942 г. написано: «Оборона, как правило, должна быть активной, так как только активные действия способны обеспечить прочное удержание обороняемого рубежа». «Но только решительное наступление или контрудар... приводят к полному разгрому противника».

Русская оборона значительно отличалась от обороны других армий. Основные особенности русской обороны сводятся к следующему:

а) при подготовке к отражению ожидаемого крупного наступления противника оборонительные позиции почти всегда оборудовались на обратных скатах и маскировались путем создания в 200-300 м перед передним краем ложных позиций, которые подготавливались на скате, обращенном к противнику, или гребне высоты;

б) оборонительные позиции были сильно развиты в глубину;

в) основное внимание обращалось на организацию противотанковой обороны; для этого создавались специальные противотанковые районы и рубежи;

г) от пехоты требовалось считать бой в окружении обычной формой обороны;

д) города, населенные пункты и отдельные дома оборудовались как опорные пункты и готовились к круговой обороне.

Русская армия знала два вида обороны: оборону на нормальном фронте и оборону на широком фронте.

В зависимости от обстановки, наличия времени, сил и средств для обоих видов обороны являлось характерным следующее: [203]

а) наличие передовых позиций, выдвинутых на удаление до 10 км от переднего края главной полосы обороны; эти позиции обычно занимались частями и подразделениями различных родов войск - пехотой, артиллерией, саперами, а иногда и отдельными танками - и усиливались заграждениями всех видов, в первую очередь взрывными;

б) наличие боевого охранения, выставляемого в 2 - 3 км перед передним краем главной полосы обороны; боевое охранение отходило лишь в последний момент;

в) оборонительные позиции выбирались и оборудовались для ведения противотанковой обороны и отлично маскировались.

В связи с этим нашей боевой разведке часто было трудно отличить один вид обороны от другого и определить, какой вид обороны ведут русские в том или ином случае. Эти трудности увеличивались вследствие отличной маскировки русских, которая включала в себя не только укрытие всех оборонительных сооружений от наблюдения, но и введение противника в заблуждение путем умело организованной системы огня и ложных демонстративных действий войск, предусматриваемых общим планом обороны.

Оборона на нормальном фронте

Размеры районов, участков и полос обороны русских подразделений, частей и соединений на нормальном фронте были следующими:

- батальон оборонял район, занимавший 1,5-2 км по фронту и до 1,5 км в глубину;

- полк занимал участок обороны шириной 4-5 км и глубиной 3-4 км;

- дивизия оборонялась в полосе 10-12 км по фронту и 5-6 км в глубину.

В дивизии все полки, как правило, располагались в линию. Оборона в глубине тактической зоны (от 5-6 км от переднего края и далее) создавалась дивизиями второго эшелона, которые, являясь тактическим резервом, располагались в боевой готовности на особо угрожаемых направлениях. [204]

Каждый батальонный район обороны состоял из 2 - 3 ротных районов. Ротный район обороны в свою очередь состоял из 2-3 взводных опорных пунктов, расположенных углом назад или углом вперед.

Несмотря на такое в общем схематическое построение обороны, русская тактика учитывала необходимость сосредоточения основных усилий на важнейших направлениях. На этих направлениях войскам нарезались меньшие полосы и участки обороны и придавалось тяжелое оружие. В каждом ротном районе обороны оборудовался один главный опорный пункт, который оборонялся с особым упорством. В батальоне ротные опорные пункты, расположенные на важном направлении, и опорный пункт батальонного резерва составляли батальонный узел обороны. Здесь же располагалась основная масса тяжелого оружия батальона. Такой батальонный узел, оборудованный для ведения круговой обороны, имел единую систему огня и хорошо организованную противотанковую оборону. В результате этого обеспечивалось сосредоточение живой силы и основной массы огня на важнейших участках батальонного района обороны. Однако при такой организации обороны и сосредоточении усилий на важных направлениях стыки оставались весьма уязвимыми, так как командиры среднего и низшего звеньев были прежде всего заинтересованы в удержании своих оборонительных участков.

Ротные, батальонные и полковые резервы, если этого требовала обстановка, вводились в бой на своих участках немедленно. Таким образом, наступающий должен был быть готов к отражению контратак резервов противника сразу же после прорыва переднего края. Ввод в бой дивизионных и корпусных резервов требовал предварительной подготовки и значительного времени. Контратаки резервов русских часто бывали безуспешными, хотя и проводились при поддержке танков.

Особенностью русской обороны является организация так называемых «противотанковых рубежей», создаваемых на танкоопасных направлениях, как правило, в 1 - 2 км от переднего края. На противотанковых рубежах располагались [205] противотанковые орудия всех калибров, которые вместе с зенитными орудиями и полевой артиллерией обеспечивали противотанковую оборону в глубине главной полосы. Очень часто такой рубеж усиливался несколькими танками, которые закапывались русскими в землю до башни. Такие танки составляли костяк противотанкового рубежа. Огонь, как правило, открывался с ближних дистанций, когда наступающий, натолкнувшись на противотанковую оборону, не мог ни обойти, ни своевременно подавить ее силами и средствами пехоты.

Оборона на широком фронте

К обороне на широком фронте русские прибегали в тех случаях, когда войска получали для обороны рубеж, фронт которого был значительно больше нормального фронта обороны.

Оборона на широком фронте применялась с целью экономии сил и организовывалась на второстепенных направлениях. При этом обычно широко использовались крупные естественные преграды - широкие реки или болота. Стрелковая дивизия при обороне на широком фронте получала полосу шириной до 30 км. В этом случае фронт обороны полка доходил до 15 км. Русские широко использовали ложные позиции, которые оборонялись усиленными дозорами. На важнейших направлениях опорные пункты оборудовались так же, как и при обороне на нормальном фронте.

При обороне на широком фронте русские обычно отказывались от эшелонирования боевого порядка в глубину.

Характерным для обороны на широком фронте являлся маневр тяжелым оружием. Благодаря этому русским часто удавалось скрыть слабость сил, занимавших оборону, и ввести наступающего в заблуждение.

Если русские ожидали наступления противника на каком-либо участке, то там они переходили от обороны на широком фронте к обороне на нормальном фронте. Для этого обычно на угрожаемый участок фронта очень быстро перебрасывались новые части. Нередко русские жертвовали [206] войсками, оборонявшимися на широком фронте в главной полосе обороны для того, чтобы остановить наступление противника перед второй полосой свежими силами, занимавшими оборону на нормальном фронте, или же восстановить положение контратаками сильных резервов. Таким примером является оборона русских в операции «Цитадель» (июль 1943 г.) под Курском.

3. Наступление с ходу

Наступление может проводиться с ходу, т. е. непосредственно с марша или после быстрого развертывания и кратковременной подготовки.

Это имеет место в тех случаях, когда:

- противник вступает в бой также после короткой подготовки (например, во встречном бою);

- наступающий превосходит обороняющегося в боевой готовности, численности или моральном состоянии войск (например, после удачного прорыва обороны, при преследовании и т. д.);

- при внезапном нападении на противника (в лесу, в условиях ограниченной видимости и т. д.).

Как начнется наступление с ходу - непосредственно с марша или после быстрого развертывания и кратковременной подготовки - зависит от общей обстановки и условий местности.

Во время минувшей войны немецкие войска часто проводили наступление с ходу. Этот вид наступления всегда был характерен для немецкой армии и являлся ее сильной стороной. Опыт показывает, что, несмотря на значительное увеличение количества и рост эффективности оружия обороняющегося, а также несмотря на повышение степени готовности его к открытию огня в любой обстановке, наступление с ходу в настоящее время полностью сохранило свое значение. Однако в ходе войны, особенно в ее конце, наступление с ходу проводилось почти исключительно танками, так как наступление одной пехоты в этих условиях неизбежно приводило к очень большим потерям и часто не давало желаемого успеха. Танки имеют все данные для того, чтобы сделать [207] наступление с ходу одним из основных видов боевых действий современной армии. Маневренная война - это стихия танков. В течение нескольких минут они могут развернуться и создать такую концентрацию огня, какую пехота способна обеспечить лишь после длительного пребывания на исходных позициях. Если наступление с ходу ведет пехота, то главной ударной силой ее должны стать штурмовые орудия. Поэтому при движении пехоты в походных колоннах или в предбоевых порядках впереди должны следовать штурмовые орудия с тем, чтобы они могли быть введены в бой в любой момент и в любом месте. Отделения для связи с пехотой и передовые наблюдатели должны быть заблаговременно высланы вперед и находиться вместе с командирами передовых пехотных подразделений. Наступление с ходу отличается от наступления после планомерной подготовки главным образом характером использования имеющихся сил и средств. В самой методике проведения наступления как с ходу, так и после планомерной подготовки особой разницы нет.

Главное заключается в том, чтобы уже на первом этапе боя смело и решительно ввести в действие главные силы. Поэтому наступление начинается и ведется на широком фронте без эшелонирования войск в глубину и выделения резервов. Командование всегда должно стремиться к проведению маневра во фланг и тыл противника. Для достижения успеха может иметь большое значение быстрое овладение важными в тактическом отношении пунктами или участками местности. Направление главного удара, как правило, не может быть намечено заблаговременно. Оно определяется лишь в ходе боя. Основные усилия сосредоточиваются там, где намечается успех.

Момент начала наступления будет определяться возможностями использования танков и штурмовых орудий, которые должны применяться на местности, благоприятной для их действий. При ведении наступления с ходу не может быть шаблона. Постановка задач на большую глубину, а также выдвижение командиров всех степеней далеко вперед обеспечивают непрерывное [208] развитие наступления. «Движение - победа, остановка - уничтожение»{20}.

При наступлении на слабого противника передовые подразделения вводятся в бой с ходу, не изменяя направления движения, принятого на марше, и не ожидая подхода главных сил. В этой обстановке стремительный маневр передовых подразделений, их быстрое развертывание для атаки и непрерывное подтягивание свежих сил способствуют успеху боя.

При наступлении на противника, превосходящего в силах, передовые подразделения должны быстро занять исходное положение. Танки могут наступать с ходу (без занятия исходного положения) для того, чтобы лишить противника возможности организовать противотанковую оборону.

4. Наступление после занятия исходного положения

«В наступательном сражении полководец стремится ускорить достижение победы; с другой стороны, излишняя торопливость таит в себе большую опасность, так как ведет к растрате сил». Это высказывание Клаузевица в наше время является более актуальным, чем прежде.

Способность русских в короткие сроки создавать сильные оборонительные позиции, неоднократно проявлявшаяся во время войны на Востоке, заставляет в настоящее время отдавать предпочтение наступлению после планомерной подготовки. В этом случае наступлению предшествует занятие исходного положения и развертывание войск в соответствии с группировкой, определенной планом боя.

Занятие исходного положения необходимо в том случае, когда войска не в состоянии упредить противника в развертывании. Это имеет место, когда противник успел развернуться в боевой порядок для ведения обороны. [209] Необходимость занятия исходного положения в одинаковой степени проявляется как для пехоты, так и для танков.

Развертывание войск в исходном положении можно считать законченным, если:

- все войска, проведя разведку противника и местности, готовы начать наступление в соответствии с детально разработанным планом боя;

- все огневые средства готовы к открытию огня;

- полностью установлена необходимая связь;

- резервы сосредоточились в отведенных им районах. Решение вопроса о том, будет ли атаке предшествовать короткий мощный огневой налет или длительная артиллерийская подготовка, во многом зависит от группировки противника и степени оборудования его оборонительных позиций. Чем сильнее противник и чем глубже и лучше оборудована полоса его обороны, тем большее значение приобретает проведение мощной артиллерийской и авиационной подготовки атаки. С другой стороны, при продолжительной артиллерийской подготовке противник может успеть принять необходимые меры к отражению атаки. Даже в случае полного уничтожения подразделений, обороняющихся в первых траншеях, противник может подтянуть резервы из глубины, перегруппировать свои войска и занять оборонительные позиции в тылу. В результате этого преимущества, вытекающие из внезапности атаки, могут быть в значительной степени потеряны. Поэтому во время минувшей войны атаке часто предшествовали лишь короткие огневые налеты. Иногда в зависимости от сил противника может оказаться необходимым одновременно с артиллерийской подготовкой нанести мощные авиационные удары с целью подавления артиллерии и воспрещения подхода резервов противника из глубины.

В ряде случаев решающее значение для обеспечения успеха атаки имеет внезапность. Она определяется не только разнообразием способов ведения наступательных действий, но и правильным выбором места и направления главного удара, а также времени начала атаки. Если в ходе минувшей войны в большинстве случаев можно [210] было отметить значительное многообразие в выборе способа ведения наступательных действий, места и направления главного удара, то при определении времени начала атаки действовали чаще всего шаблонно. Трофейные документы свидетельствуют о том, что русские почти всегда ожидали начала немецкого наступления на рассвете. Начало наступления на рассвете действительно имеет преимущества, заключающиеся в том, что для подготовки наступающий имеет в своем распоряжении целую ночь. Кроме того, вследствие плохой видимости на рассвете передовые подразделения могут избежать воздействия наблюдаемого огня противника. И наконец, для развития успеха наступающий может использовать весь день.

К числу недостатков перехода в наступление на рассвете относится то, что в это время противник особенно усиливает свою бдительность. Поэтому рекомендуется переносить начало атаки на последние ночные часы или на период раннего рассвета. В средних широтах в зависимости от времени года это дает дополнительно 35 - 50 минут, в течение которых можно рассчитывать на то, что противник будет вынужден вести ненаблюдаемый огонь. Ни в коем случае нельзя начинать атаку с запозданием, когда с наступлением светлого времени войска еще будут находиться в промежуточном положении, не выполнив ближайшую задачу наступления.

Кроме ночного времени большие возможности для успешной атаки имеются в поздние утренние часы. В это время противник уже не ожидает наступления и, отказавшись от эффективных мер по отражению ночной атаки, переходит к дневному расположению своих войск. В эти часы в первую очередь должны наступать те войска, которые обеспечиваются мощной авиационной и артиллерийской поддержкой. В этом случае наступающий все же имеет для развития наступления большую часть дня.

Атаки с ограниченной целью или с целью овладения выгодным рубежом для последующего проведения ночной атаки целесообразно начинать во второй половине дня или с наступлением сумерек. [211]

5. Особенности наступления на позиции, расположенные на обратных скатах,
и прорыва глубоко эшелонированной обороны

Наступление на позиции, расположенные на обратных скатах

Вторая мировая война показала, что повышение эффективности огня всех огневых средств, в первую очередь оружия настильного огня, стреляющего прямой наводкой (танковых пушек, штурмовых орудий и противотанковой артиллерии), привело к тому, что расположение оборонительной позиции на переднем скате влечет за собой значительные потери. Русская армия сделала из этого соответствующие выводы еще в довоенное время. Поэтому во время войны русские с особым успехом создавали оборонительные позиции на обратных окатах. Особенность обороны на таких позициях заключалась в том, чтобы, укрывшись от наблюдения и огня противника за высотой, ожидать его подхода, а затем с расстояния примерно 100 м неожиданно открыть губительный огонь. Это полностью соответствовало складу русского характера.

Наступление на позиции, расположенные на обратных скатах, и их прорыв являются наиболее трудной задачей, если не считать наступления на позиции, усиленные долговременными оборонительными сооружениями.

Позиция на обратном скате дает обороняющемуся следующие преимущества:

- значительные участки обороны скрыты от наблюдения противника, а поэтому возможность ведения по ним наблюдаемого с наземных наблюдательных пунктов артиллерийского огня или огня танков и штурмовых орудий прямой наводкой исключается до тех пор, пока атакующий не обеспечит наблюдение с флангов или с господствующих высот;

- наступающий слишком поздно обнаруживает хорошо замаскированные от воздушного наблюдения противотанковые средства; [212]

- овладев гребнем высоты, за которым расположена главная полоса обороны, наступающий часто оказывается перед неразрушенной позицией и не обнаруженными до этого времени оборонительными сооружениями;

- наступающий вынужден преодолевать гребень высоты и продвигаться на виду у противника.

Очень часто устойчивость всей позиции зависит от прочности ее самого слабого участка. Это положение действительно и для позиций, расположенных на обратных скатах. В Центральной Европе очень редко встречаются высоты, имеющие настолько большую протяженность по фронту, что их невозможно обойти. С другой стороны, опытный обороняющийся в своем плане всегда предусмотрит обеспечение обороны именно тех участков местности, где сможет пройти противник. Поэтому обход высот нельзя рассматривать как средство на все случаи жизни. Если по тем или иным причинам обойти обороняемую высоту не представляется возможным, следует путем проведения наступления с ограниченной целью, разведки боем, анализа свежих аэрофотоснимков и т. д. тщательно изучить оборону противника на этом участке. При этом прежде всего необходимо уточнить характер обратных скатов (крутые скаты или пологие), установить, где проходит позиция противника, определить проходимость обратного ската для танков и места вероятного расположения противотанковых рубежей противника. Однако очень часто ответ на эти вопросы может дать только наступление.

Из изложенного следует, что наступление на позиции, расположенные на обратных скатах, как правило, не может быть проведено по плану, заранее разработанному до мелочей. Такой план вырабатывается лишь непосредственно в ходе наступления. Кроме того, ни в коем случае нельзя вести наступление по шаблону. Поэтому сформулированные здесь положения следует рассматривать лишь как общие указания, применимые на практике лишь с учетом конкретной обстановки и при гибком управлении войсками.

Совместное наступление танков с мотепехотой или пехоты со штурмовыми орудиями или танками непосредственной поддержки имеет наибольшие перспективы на [213] успех при незначительных потерях. Наступление одних танков или одной пехоты в рассматриваемых условиях редко бывало успешным. При совместном наступлении танки, действуя на широком фронте на захваченном переднем скате, вызывают на себя огонь противника и тем самым вскрывают систему огня обороняющегося. При этом следует стремиться найти в обороне противника слабые места. Подавление противотанковых средств огнем танков осуществляется с позиций, расположенных непосредственно за гребнем высоты. Постоянная смена огневых позиций и проведение ложных атак через гребень высоты являются лучшим способом действий для достижения этой цели. Артиллерия в это время ведет огонь на уничтожение целей на обнаруженных позициях противника и обеспечивает фланги наступающих подразделений.

Если нет серьезных причин, ограничивающих применение танков (крутые скаты, противотанковые рвы, минные поля и т. д.), то после обнаружения слабых участков обороны противника необходимо танки, находившиеся до этого в резерве, пустить через гребень высоты. Эти танки преодолевают гребень высоты на [214] предельной скорости в узких, глубоких боевых порядках. Используя огневую поддержку других танков, рассредоточенных вдоль гребня высоты, а также тяжелого оружия, артиллерии и авиации, танки стремительно врываются на позиции противника. Следующая за танками мотопехота расширяет прорыв в сторону флангов.

Танки, прорывавшие оборону, а также танки, осуществлявшие огневую поддержку их, могут быть брошены для развития прорыва в глубину обороны противника лишь после того, как мотопехота расширит участок прорыва. Если участок прорыва не будет своевременно расширен, противник может снова организовать сопротивление, а затем закрыть образовавшуюся брешь. Тогда танки окажутся отсеченными от мотопехоты. В этом случае танки и мотопехота будут вынуждены вести бой изолированно друг от друга, без взаимодействия и взаимной поддержки. Тем не менее продвижение вперед не должно задерживаться на более длительное время, чем действительно требуется для расширения прорыва в стороны флангов. Ни в коем случае нельзя давать противнику передышки. Необходимо стремиться как можно быстрее достичь следующего гребня высоты. Если сплошной противотанковый ров не позволяет начать наступление танковой атакой, то танки рассредоточиваются перед гребнем высоты и поддерживают мотопехоту своим огнем. Мотопехота в свою очередь должна создать условия для последующей атаки танков. Часто бывает выгодно такие атаки мотопехоты проводить ночью или под прикрытием дымов.

Наступление пехоты при поддержке штурмовых орудий проводится примерно по тем же принципам. При этом последовательность действий мотопехоты может быть следующей:

- тщательная рекогносцировка местности, разведка боем и изучение свежих аэрофотоснимков;

- ведение артиллерийского огня с помощью корректировочной авиации и по возможности подавление противника, занимающего оборонительные позиции, ударами авиации; [215]

- подход к гребню высоты на широком фронте и преодоление его в одном месте при глубоком эшелонировании своих боевых порядков;

- мощная огневая поддержка атаки с привлечением всей артиллерии и авиации и не менее половины имеющихся танков;

- расширение образовавшегося прорыва в стороны флангов, а затем немедленное и стремительное продвижение в глубину с тем, чтобы быстро овладеть оборонительными позициями противника и в ходе параллельного преследования уничтожить его.

Из рассмотренного выше видно, насколько трудно вести наступление на позиции, расположенные на обратных скатах. Поэтому участки обороны, на которых противник оборудовал такие позиции, следует по возможности обходить. Во многих случаях условия местности позволят атаковать противника во фланг, обойти его позиции и нанести удар с тыла. В этих случаях обороняющийся бывает вынужден выдвинуть свои позиции на передний скат. По этим-то позициям и следует в первую очередь направить удар. Когда наступающий получит возможность вести наблюдение за позицией, расположенной на обратном скате, последняя потеряет свое значение.

Прорыв глубоко эшелонированной обороны

Как уже говорилось выше, главная полоса обороны русских обычно имеет глубину 4-6 км. Она состоит из нескольких линий траншей, соединенных ходами сообщений. Умелое приспособление к местности и отличная маскировка повышают устойчивость русской обороны. Прорыв подготовленной обороны является одной из самых трудных задач наступления. Успех прорыва ее во многом зависит от правильного построения боевых порядков и наиболее рационального использования вооружения.

При бое в глубине обороны противника перед войсками часто будут возникать новые задачи, такие, как отражение частных контратак, борьба с танками, преодоление открытых участков местности, овладение упорно [216] обороняемыми опорными пунктами и т. д. Все эти задачи могут быть выполнены только путем быстрой перегруппировки сил и средств (даже при наличии непосредственного соприкосновения с противником). В остальном основная задача пехотных и мотопехотных подразделений в современном бою заключается в том, чтобы, используя поддержку танков или штурмовых орудий, сломить сопротивление оставшихся в глубине обороны групп противника. Для этого наступающие подразделения должны строить свои боевые порядки в соответствии с выполняемыми задачами. Поскольку эти подразделения в отличие от штурмовых групп, применявшихся для прорыва позиционной обороны, не возвращаются на исходные позиции, они должны иметь при себе все необходимое для выполнения разнообразных задач. Особое внимание следует обратить на оснащение этих подразделений средствами ближнего боя. При этом можно примириться с некоторой перегрузкой солдата, так как в ходе наступления средства ближнего боя непрерывно расходуются.

Организация, состав и использование штурмовых подразделений

Наступающая штурмовая (пехотная) рота обычно состоит из трех взводов. Поскольку взвод является самым крупным подразделением, которое в ходе боя полностью находится в поле зрения своего командира, то организация и состав этого взвода приобретают особо важное значение. Структура взвода штурмовой роты, имевшаяся в течение последних двух лет войны, себя полностью оправдала. По этой организации взвод штурмовой роты состоял из группы управления, трех штурмовых отделений, пулеметного отделения и минометного отделения. В группе управления штурмового взвода нормального состава имелись снайперы, истребители танков и один санитар.

Каждое штурмовое отделение состояло из командира отделения и семи солдат, вооруженных штурмовыми винтовками; три солдата были вооружены ручными гранатами, они составляли звено гранатометчиков. Пулеметов в штурмовом отделении не было. В пулеметном [217] отделении, состоявшем из командира и семи бойцов, имелось два пулемета. В минометном отделении было два средних миномета, выделявшихся из состава роты тяжелого оружия. В зависимости от обстановки и местности эти минометы придавались штурмовому взводу или оставались в непосредственном подчинении командира штурмовой роты.

Рассмотренная структура взвода отличается от организации обычного пехотного взвода лишь незначительной перестановкой личного состава. Такая перестановка людей может быть быстро осуществлена в любой обстановке в зависимости от условий боя.

В связи с трудностью доставки боеприпасов каждый солдат должен иметь при себе достаточное количество патронов и средств ближнего боя, но при этом должна быть сохранена его подвижность, необходимая для выполнения специфических задач штурмовых подразделений.

Способы ведения боевых действий штурмовыми подразделениями. Для составления плана боя необходимо хорошее знание расположения и оборудования позиций противника, что, как правило, может быть достигнуто только в результате проведения разведки боем или тщательной аэрофотосъемки. Командир роты ставит взводам боевые задачи, точно определяя, насколько глубоко они должны проникнуть в оборону противника. Передовому взводу обычно ставится задача овладеть первой траншеей на достаточно широком фронте. Продвижение в глубину обороны противника может быть продолжено, как только будет найдено подходящее для этого место, например главный ход сообщения противника. Нередко это уже будет задачей последующих взводов. Длинные тупиковые траншеи очищаются от противника и блокируются огнем на глубину 50-100 м. Продвигаясь по траншее, необходимо овладевать огневыми точками, блиндажами и заграждениями. Отдельные участки оборонительной позиции противника, которыми не могут быстро овладеть передовые подразделения, надо блокировать, а затем атаковать совместно с подошедшими другими взводами. [218]

Командир взвода - душа окопного боя. Его место непосредственно за передовым отделением. Оттуда он может наиболее эффективно управлять боем. Командир взвода управляет боем при помощи сигналов и голосом. Связь командира взвода с командиром роты поддерживается по радио. Командир роты информирует подразделения тяжелого оружия о своем местонахождении при помощи световых сигналов. Нередко наблюдатели подразделений тяжелого оружия (во всяком случае наблюдатель от приданных минометов) будут находиться непосредственно при командире взвода. Только при этом условии можно обеспечить тесное взаимодействие атакующей пехоты с тяжелым оружием.

Командир передового отделения находится впереди всего взвода и управляет боем своих подчиненных при помощи сигналов и личным примером. При подходе отделения к траншее на расстояние 20-30 м впереди должно находиться не более трех человек. Это необходимо для того, чтобы противник не мог забросать гранатами все отделение.

Командир пулеметного отделения должен действовать самостоятельно и проявлять максимум инициативы. Свои пулеметы он использует для отражения контратак и подавления фланкирующих огневых точек противника. Выполнив задачи по прикрытию флангов и тыла атакующего взвода или передав эти задачи одному из подошедших взводов, пулеметное отделение продолжает продвижение за своим взводом.

Поддержка огнем тяжелого оружия и артиллерии осуществляется следующим образом. С началом вклинения в оборону противника все тяжелое оружие батальона (как правило, централизованно) используется для поддержки передовых атакующих взводов. После вклинения в оборону часть тяжелого оружия распределяется по штурмовым взводам. В большинстве случаев каждому пулемету и миномету ставится отдельная задача. Несмотря на это, командиры отделений и взводов тяжелого оружия должны стремиться к ведению сосредоточенного огня. Для этого они ведут непрерывное наблюдение за передовыми отделениями атакующих взводов и сосредоточивают [219] огонь по наиболее важным целям, которые им указывает сигнальными ракетами наступающая пехота.

Выдвинутые вперед артиллерийские наблюдатели следуют, как правило, непосредственно за передовыми взводами и корректируют огонь своих батарей.

Прорыв противотанковых рубежей

Одной из особенностей русской обороны являлось создание противотанковых рубежей. Эта особенность, не нашедшая отражения в русских уставах, стала характерной во второй половине войны. В ней проявилось стремление сосредоточивать противотанковые пушки вместе с полевыми и зенитными орудиями на наиболее ответственных направлениях в глубине обороны и избегать одиночного использования их. Это является типичным примером того, насколько быстро русское командование обобщало боевой опыт и немедленно делало его достоянием своих войск.

Основу противотанковой обороны на наиболее важных участках нередко составляли окопанные танки. Противотанковый рубеж часто проходил не параллельно, а под некоторым углом к линии фронта или представлял собой сильно вогнутую дугу. Такое расположение противотанкового рубежа позволяло охватить наступающие танки с флангов или заманить их в так называемый «огневой мешок», а затем открыть по ним внезапный огонь с трех сторон. Орудия, как правило, находились в укрытиях и были хорошо замаскированы от воздушного и наземного наблюдения. Для стрельбы, которая велась, как правило, на малых дистанциях, орудия выкатывались из своих укрытий. Нередко использовались ложные позиции, на которых небрежно замаскированные куски труб или стволы деревьев создавали впечатление орудий. В глубине обороны противотанковые рубежи прикрывались пехотой.

Противотанковые рубежи создавались, как правило, на стабильных участках фронта обороны, но русские умели создавать их и в ходе маневренного боя. Поэтому войска должны были находиться в постоянной готовности к прорыву таких рубежей. [220]

Опыт прорыва противотанковых рубежей показал, что одним массированием огня орудий всех калибров, как правило, не удается добиться подавления или уничтожения расположенных на них противотанковых средств. Удары авиации в большинстве случаев оказываются также малоэффективными, так как противотанковые рубежи отлично маскируются. Когда обойти противотанковый рубеж не представляется возможным, тогда для его преодоления необходимо использовать пехоту. Если в ходе наступления танков с мотопехотой или пехоты со штурмовыми орудиями неожиданно встречаются противотанковые рубежи противника, то приходится временно приостановить наступление, а затем снова возобновить его. В этом случае танки (штурмовые орудия) по приказу старшего начальника под прикрытием дымовой завесы отходят назад на удаление, большее дальности прямого выстрела противотанковых орудий противника. Разведывательные танковые взводы и спешившаяся мотопехота ведут тщательную разведку и наблюдение. По мере необходимости проводятся ложные атаки с целью вскрытия системы огня противника. При этом особенно важно установить протяженность и фланги противотанковых рубежей, участки местности, выгодные для проведения фланговых атак, а также огневые позиции противотанковых орудий и противотанковые взрывные заграждения. Часть пехотных или мотопехотных подразделений атакуют с фронта, а главные силы наносят удар во фланг противотанкового рубежа. Действия пехоты обеспечиваются огнем танков и штурмовых орудий.

Порядок проведения атаки пехоты следующий:

а) С началом движения пехоты в атаку по противотанковому рубежу сосредоточивается огонь всех видов оружия, включая танки. Штурмовая авиация, которой управляют авиационные офицеры, находящиеся в танковых подразделениях, наносит удары, используя напалм и дымы.

б) Бросок пехоты в атаку совершается под прикрытием дымовой завесы. Используя поддержку отдельных танков или штурмовых орудий, пехота преодолевает минные поля, прорывается на фланги или выходит в [221] тыл противотанкового рубежа и уничтожает обороняющегося противника.

в) Танки или штурмовые орудия вводятся в бой непосредственно за пехотой. При этом их продвижение поддерживается артиллерией.

Если противотанковый рубеж находится лишь в стадии создания и местность позволяет применить маневр во фланг и тыл противника, то целесообразно атаковать рубеж непосредственно танками. Это может способствовать быстрому достижению успеха. Разведка, артиллерийская и авиационная подготовка и поддержка атаки проводятся примерно так же, как и при наступлении пехоты.

Прорыв противотанковых рубежей требует быстрых, но продуманных действий.

Важно добиться такого положения, когда командиры и войска будут постоянно готовы к прорыву противотанковых рубежей и не растеряются при неожиданной встрече с ними.

II. Преследование

Каждый перерыв между успехами открывает перед противником новые перспективы...

Результаты победы определяются главным образом энергией, с которой ведется преследование.

В этих основных положениях о преследовании, сформулированных еще Клаузевицем, в наше время ничего не изменилось.

Однако способы и средства ведения преследования претерпевали огромные изменения. Особенностью преследования в современных условиях является то, что преследующий располагает таким мощным средством, как танки, которые в этом виде боевых действий играют главную роль.

Наряду с этим и преследуемый получил новых союзников, таких, как огневая мощь современного оружия, а также возможность быстрой постановки минных и других заграждений. [222]

Одной из основных причин создания крупных танковых соединений явилась необходимость иметь такие подвижные войска, которые путем параллельного преследования, проводимого крупными силами, могли бы довести первоначальный успех, т. е. прорыв фронта обороны, до полного разгрома противника.

Первая мировая война, не считая августовских и сентябрьских боев 1914 и 1915 гг., не дала ни одной крупной операции на преследование. Зато в ходе кампании на Востоке во Второй мировой войне, особенно на ее начальном и завершающем этапах, оперативное преследование противника нашло широкое применение.

Танковые соединения как в немецкой, так и в русской армиях препятствовали стабилизации фронта на длительное время и непрерывным преследованием достигали в минувшей войне решающих успехов.

1. Подготовка преследования

Подготовка войск к преследованию начинается заблаговременно. В это время необходимо подтянуть транспортные средства, посадить резервы на машины и создать передовые отряды.

Состав передовых отрядов при преследовании может быть примерно следующим:

а) В танковых соединениях: танковая боевая группа в составе танкового батальона, батальона мотопехоты на бронетранспортерах или разведывательного батальона, дивизиона легких самоходных гаубиц и саперной роты.

б) В пехотных соединениях: пехотный батальон в составе трех пехотных рот (две роты в качестве десанта на штурмовых орудиях или на танках непосредственной поддержки и одна рота на автомобилях), дивизион штурмовых орудий или батальон танков непосредственной поддержки, дивизион легких гаубиц и моторизованная саперная рота.

При подготовке преследования важнейшее значение имеет своевременный подвоз боеприпасов и горючего. [223]

2. Ведение преследования

При ведении преследования полностью себя оправдали следующие тактические принципы:

- постановка задач на значительную глубину при сосредоточении особого внимания на захвате переправ, важных в тактическом отношении высот, теснин и узлов дорог;

- продвижение по возможности в стороне от основных путей отхода противника, по параллельным дорогам, через броды, леса и т. д., а также продолжение преследования ночью;

- обход сильных опорных пунктов противника, внезапное овладение переправами и теснинами в ряде случаев путем проведения атаки с тыла;

- продвижение вперед независимо от наличия связи с соседями;

- обеспечение флангов путем ведения разведки и выдвижения на угрожаемый фланг резервов.

Войска, ведущие параллельное преследование, должны непрерывно получать подкрепления с тыла. В противном случае преследование может легко захлебнуться. Если позволяет ширина фронта прорыва и наличие дорог, выгодно выделить несколько отрядов преследования. Эти отряды должны вести преследование по нескольким параллельным дорогам независимо друг от друга. Главные силы при этом следуют непосредственно за передовыми отрядами в готовности поддержать их и предотвратить попытки противника ликвидировать прорыв.

Необходимо, используя все средства, стремиться к тому, чтобы преследующие войска не были разделены на изолированные друг от друга танковые и пехотные группы.

В 1941-1942 гг. русские заметили, что у немцев танки часто отрывались от следующей за ними пехоты. Используя эту величайшую ошибку немцев, они построили свою тактику «отсечения танков от пехоты». Как же исключить отрыв танков от пехоты при преследовании, не снижая при этом темпа продвижения передовых отрядов?

Тактика, рассчитанная на захват территории, в Русской кампании в большинстве случаев оказывалась непригодной. Русские войска обладают высокой способностью [224] передвигаться вне дорог, по любой местности. Они могут днями обходиться без снабжения и ведут бои за каждый метр территории, несмотря на далеко прорвавшиеся танки преследующего. В этих условиях основное внимание должно быть уделено уничтожению войск противника. Кроме отрядов преследования, решить такую задачу могут лишь своевременно введенные в бой главные силы танковых соединений.

Если летом и осенью 1941 г. немцам в ходе преследования удавалось окружать и уничтожать русские войска, которые не имели боевого опыта и тактически были слабо подготовлены, то бои в начале зимы 1941 г. показали, что русские уже овладели методами ведения обороны. Они поняли, что в первую очередь необходимо сковать вырвавшиеся вперед танки, затем обрушиться всей массой своих танков на пехоту, не имевшую почти никаких противотанковых средств, отсечь ее от танков и нанести ей максимальные потери. Поэтому преследование должно начинаться не сразу, а лишь после решающего сражения, в котором противнику будут нанесены большие потери. По достижении цели преследования войска должны закрепляться на захваченной местности, даже в том случае, если впереди нет противника. Огульное продвижение вперед без закрепления достигнутых рубежей может привести к тяжелым последствиям.

Во время преследования командиры всех степеней должны находиться впереди и поддерживать высокий темп продвижения. Их приказы и распоряжения должны быть краткими и четкими. Слабого противника следует атаковать с ходу. Если противнику удалось создать оборону на рубеже, который невозможно обойти, необходимо провести соответствующую подготовку, а затем атаковать. В ряде случаев для этого придется ожидать подхода главных сил и резервов.

Если противнику удалось оторваться на значительное расстояние, следует немедленно создать один или несколько отрядов преследования.

Захват трофеев, а также эвакуация пленных не должны приводить к снижению темпа преследования и уменьшению численного состава войск, преследующих противника. [225]

III. Оборона

1. Общие положения

Чем решительнее и оперативнее действует командование, тем меньше сил и средств потребуется ему для обороны. Немецкие уставы периода минувшей войны для дивизии, оборонявшейся в нормальных условиях, отводили полосу шириной от 8 до 10 км.

Русские уставы в качестве предпосылки для успеха наступления требовали трехкратного превосходства наступающего в силах и средствах.

Чтобы найти общий, хотя бы теоретический критерий для оценки этих двух факторов - ширины полосы и численного превосходства, - в таблице на с. 226 приводятся цифровые данные о некоторых крупных оборонительных сражениях двух мировых войн.

В этой таблице бросается в глаза зависимость успеха оборонительных действий от ширины фронта обороны. Под Ржевом русскими было достигнуто примерно семикратное превосходство над оборонявшимися немецкими войсками, т. е. значительно больше, чем этого требовали их уставы. Несмотря на это, после трех длительных сражений, в которых наступавшая сторона понесла большие потери, операция по прорыву фронта обороны была неудачной. В этой операции ни одна немецкая дивизия, оборонявшаяся на решающем направлении, не занимала полосы шире 10 км.

В заключение необходимо добавить, что ширина полосы обороны пехотной дивизии трехполкового состава, имеющей вооружение на уровне 1945 г., на местности, благоприятной для ведения оборонительных действий, не должна превышать 10 км. Количественное соотношение войск обороняющегося и наступающего по пехоте, танкам, артиллерии и резервам должно быть не менее 1:3, а в исключительных случаях - 1:5. При этом тактические и оперативные резервы должны составлять от 1/3 до 1/6 имеющихся сил.

Характерной особенностью почти всех крупных оборонительных сражений Второй мировой войны на Восточном фронте являлось участие на стороне противника [227] больших масс танков. В этих сражениях при совместных ударах танков и пехоты осуществлялся стремительный прорыв прочных и благоприятных для ведения обороны позиций.

Причиной этого в большинстве случаев являлось превосходство противника в живой силе и технике, растянутость фронта обороны, недостаток резервов и предметов довольствия. Нередко причиной неуспеха обороны являлся неудачный выбор позиции, недостаточное эшелонирование войск и негибкое руководство боем.

Прежде чем говорить об этих обстоятельствах, определяющих успех обороны, следует остановиться на характеристике наступательных действий русской армии в последние два года войны.

2. Ведение наступательных действий русскими

Характерными особенностями наступательных действий русской армии в период 1943-1945 гг. являлись массирование войск на узких участках, большой расход снарядов и мин, а также стремление вклиниться в оборонительную позицию, следуя непосредственно за разрывами снарядов своей артиллерии.

В конце войны русские значительно усовершенствовали методы ведения наступательных действий и поразительно быстро сделали их достоянием войск.

Новым в ведении наступления в конце войны было создание «непростреливаемых коридоров» (схема 9), обход опорных пунктов и уничтожение их вторыми эшелонами и резервами, а также ввод крупных танковых сил уже в первые часы наступления с задачей продвижения на значительную глубину.

Русское командование сумело быстро оценить опыт, полученный на первом этапе войны, и усвоило особенности ведения наступательных действий немецкой армией. Немецкая же армия вследствие неблагоприятного соотношения сил и вмешательства Гитлера была вынуждена вести боевые действия, не учитывая опыта, полученного на Восточном фронте. [229]

Опыт войны показывает, что подготовка русских к крупному наступлению характеризовалась следующими признаками:

- усиление деятельности авиации с целью помешать нашей воздушной разведке установить подготовку к наступлению;

- подтягивание войск и боевой техники, а также подвоз боеприпасов как по железным, так и по шоссейным дорогам, особенно в ночное время;

- усиление огня артиллерии перед фронтом наступления, ведение пристрелки новыми батареями;

- усиление деятельности войсковых групп, проведение атак местного значения силами до батальона с целью разведки группировки обороняющегося, расположения его оборонительных сооружений и улучшения исходных позиций для наступления;

- усиление войск путем переброски свежих сил или смены измотанных боями частей;

- появление новых или усиление ранее имевшихся танковых частей;

- накануне или в ночь перед переходом в наступление шум на переднем крае, вызванный сменой или усилением частей;

- окопные работы в непосредственной близости от переднего края, проводимые для создания наиболее благоприятных условий сближения, активизация других инженерных работ, в частности усиление позиций, строительство блиндажей и оборудование укрытий.

Исходный район для наступления и эшелонирование войск

Крупное наступление обычно проводилось несколькими корпусами или армиями. Переход в наступление осуществлялся с оборудованного в инженерном отношении исходного рубежа, который создавался в 150-200 м от переднего края обороны. Если по условиям местности оборудовать исходный рубеж на таком удалении не имелось возможности, а первая траншея наступающего располагалась не дальше 250 м от переднего края обороны, [230] то передовые части перед окончанием артиллерийской подготовки броском преодолевали расстояние от исходных траншей до переднего края главной полосы обороны и, не останавливаясь, атаковали его.

Боевые порядки наступающих дивизий состояли, как правило, из двух танковых и трех пехотных эшелонов (схема 11). Пехотные эшелоны усиливались артиллерией сопровождения, саперами, батальонами огнеметов и другими вспомогательными и специальными подразделениями.

За дивизиями первого эшелона наступал второй эшелон корпуса.

Артиллерийская и авиационная подготовка

Наступлению, как правило, предшествовала многочасовая артиллерийская подготовка, в которой принимало участие большое количество артиллерии. Огонь сосредоточивался главным образом по первым позициям, но велся также и по глубине обороны, в основном по артиллерийским позициям.

Для введения обороняющегося в заблуждение относительно времени начала атаки иногда практиковались [232] ложные переносы огня в глубину. Показом чучел, действиями мелких групп и постановкой дымовых завес имитировалась атака на этом или соседнем участке. Когда же передовые части обороняющегося выходили из укрытий и занимали позиции для отражения атаки, русская пехота открывала огонь из всех видов оружия, а артиллерия снова переносила огонь на первые позиции.

Другим способом введения противника в заблуждение являлось создание узких, шириной до 150 м «непростреливаемых коридоров», которые во время массированного огня на всем фронте оставались незамеченными для обороняющегося. Русские продвигались по этим коридорам еще во время артиллерийской подготовки и занимали исходные позиции, глубоко вклиниваясь в оборону противника (см. схему 9).

Артиллерия, минометы, пулеметы и орудия, предназначенные для стрельбы прямой наводкой, за 10-15 минут до атаки танков и пехоты сосредоточивали свой огонь на первых двух траншеях. Артиллерийская подготовка большей частью завершалась мощным залпом реактивных установок.

Штурмовая авиация сбрасывала осколочные бомбы на огневые позиции тяжелого оружия, опорные пункты, расположенные в глубине обороны, а также вела по ним огонь из бортового оружия. Одновременно с этим легкие бомбардировщики подавляли артиллерию и уничтожали резервы в глубине обороны.

Ведение наступления

Танки и пехота первого эшелона, если она находилась дальше 250 м от переднего края обороняющегося, выдвигались вперед во время артиллерийской подготовки. Первый эшелон танков проходил через боевые порядки пехоты, которая начинала движение одновременно с подходом второго эшелона танков и затем следовала за ним не отрываясь.

Пройдя через боевые порядки первого эшелона пехоты, танки открывали огонь из пушек и пулеметов по брустверам первой траншеи и обнаруженным целям. [233]

С подходом танков первого эшелона к переднему краю на расстояние 100-150 м артиллерия и минометы русских переходили на корректируемую стрельбу и постепенно переносили огонь в глубину обороны.

Первый эшелон танков, продвигаясь за огневым валом, не задерживался на первой траншее и прорывался ко второй траншее. Атака первого эшелона танков непрерывно поддерживалась тяжелыми танками и самоходными установками второго танкового эшелона.

Второй эшелон танков, следуя за первым на удалении 100-400 м, своим огнем подавлял живую силу и огневые средства в первой траншее. Пехота, наступавшая за вторым эшелоном танков, с расстояния 30-50 м забрасывала траншеи ручными гранатами, при помощи огнеметных танков уничтожала огневые точки, мешавшие ее продвижению, и, не ввязываясь в бой с оставшимися группами противника, продолжала движение вперед.

Второй эшелон пехоты следовал за первым на расстоянии 350-500 м. Его основная задача заключалась в поддержке первого эшелона во время прорыва оборонительных позиций и при отражении контратак. Второй эшелон также не задерживался на первой траншее до [234] полного уничтожения оставшихся групп противника, а продолжал движение, обеспечивая фланги действиями мелких штурмовых групп. Если в ходе наступления в первом эшелоне пехоты образовывались бреши, их закрывали силами второго эшелона. Если продвижение первого эшелона было остановлено, второй эшелон продолжал наступление через его боевые порядки.

Третий эшелон пехоты следовал за первыми двумя на удалении 800-1500 м перекатами от укрытия к укрытию. Его задачей являлось очищать захваченные позиции от противника и помогать первому и второму эшелонам, когда их продвижение задерживалось. Если позволяли условия, третий эшелон осуществлял охватывающий маневр. Его действия обеспечивались огнем артиллерии и минометов.

Если третий эшелон атаковал, проходя через боевые порядки первых двух эшелонов, то он сначала подтягивался к ним на расстояние примерно 200 м. Другие задачи третьего эшелона заключались в отражении сильных контратак, особенно во фланг наступающих войск, ликвидации подразделений, обороняющихся на отсечных позициях, а также в подготовке условий для обхода и окружения войск противника.

Дивизии второго эшелона получали задачу превратить вклинение в прорыв и уничтожить опорные пункты, продолжающие оказывать сопротивление.

Хотя все эшелоны имели задачу продвигаться вперед быстро и безостановочно, все же каждый из них выделял часть сил для обеспечения и закрепления достигнутого успеха.

Саперный батальон, следуя за вторым и третьим эшелонами пехоты, подготавливал захваченные позиции к обороне. Огнеметные батальоны выжигали живую силу из укрытий и оборонительных сооружений. Особое внимание уделялось быстрейшему созданию противотанковых рубежей. Для этой цели противотанковые резервы передвигались скачками от рубежа к рубежу.

Для отражения танковых контратак русские использовали тяжелые танки и самоходные артиллерийские установки, а средние танки направляли в обход контратакующего. Обойдя контратакующие танки, они занимали позиции, удобные для ведения флангового огня. [235]

3. Организация обороны

Выбор оборонительной позиции

Для отражения атак противника войска должны занять оборонительные позиции, представляющие собой глубоко эшелонированную систему опорных пунктов с очагами сопротивления между ними. Начертание переднего края оборонительной позиции ориентировочно указывается старшим начальником.

Опыт боев на Востоке, где противник имел значительное количество танков, артиллерии и минометов, заставил внести значительные изменения в основные положения немецких уставов в отношении требований, предъявляемых к оборонительной позиции. Так, например, раньше считалось, что оборонительная позиция должна, во-первых, обеспечивать хорошие условия ведения огня из пехотного оружия, во-вторых, хорошие условия наблюдения для артиллерии и другого тяжелого оружия и, в-третьих, безопасность от нападения танков.

Немецкий устав «Вождение войск» 1933 г., основываясь на опыте Первой мировой войны, требовал подходить к выбору позиции с точки зрения интересов артиллерии и пехоты. Так, например, в  445 говорилось: «...Передовые оборонительные сооружения главной полосы обороны должны располагаться достаточно далеко перед наблюдательными пунктами артиллерии и тяжелого оружия пехоты...», а  446 гласил: «...Оборона главной полосы должна быть так подготовлена огнем всех видов оружия, чтобы наступление противника захлебнулось перед ее передним краем».

Вышедший в 1936 г. русский «Полевой устав Рабоче-Крестьянской Красной Армии» в противоположность всем довоенным уставам крупных сухопутных держав отдает предпочтение противотанковой обороне. Так, в  226 этого устава указывалось: «Современная оборона является в первую очередь противотанковой, которая при помощи системы огня полевой и противотанковой артиллерии в сочетании с системой естественных и искусственных противотанковых препятствий, быстро устанавливаемых [236] минных и иных заграждений... создает предпосылки для разгрома наступающей пехоты противника и ее отсечения от танков сопровождения».

В том же уставе  230 сформулирован следующим образом: «Передний край, районы для ударных групп и позиции артиллерии выбираются с учетом интересов противотанковой обороны».

Вышедший 18.01.40 немецкий устав HDV 130/9 «Вождение и бой пехоты» признает за артиллерией, пехотой и противотанковой обороной равные права. В  232 этого устава говорится: «Начертание переднего края определяется в первую очередь интересами организации огня. Оно зависит от наличия мест для наблюдательных пунктов артиллерии и тяжелого оружия пехоты, от наличия хорошего обзора и обстрела, а также возможности организации противотанковой обороны».

Наиболее серьезной проверкой правильности русского мнения о преимущественном значении противотанковой обороны может служить немецкое наступление под Курском в июле 1943 г. (операция «Цитадель»). В этой операции на глубоко эшелонированную оборону русских были брошены 19 полностью укомплектованных немецких танковых дивизий. Хотя неудачный исход наступления в значительной степени зависел от ряда других факторов, например таких, как недостаточное превосходство [237] в силах и средствах, отсутствие пехотных дивизий для прорыва позиций, неудачный выбор времени наступления, все же необходимо признать, что правильность русского тезиса о преимущественном значении противотанковой обороны полностью подтвердилась.

Опыт многолетних оборонительных действий на Востоке нашел свое отражение в немецких уставах и инструкциях по управлению войсками, выпущенных весной 1945 г., хотя и не дошедших до войск. Так, в  232 устава HDV 130/20 от 21.03.45 г., «Вождение пехотного полка» говорится: «При выборе позиции в первую очередь обращается внимание на ее танконедоступность, которой следует добиваться, используя естественные препятствия».

Однако при выборе оборонительной позиции нельзя оценивать местность только с точки зрения возможности использования ее для противотанковой обороны. Противотанковая оборона без достаточной поддержки пехоты так же беспомощна, как и пехота без достаточно сильной противотанковой обороны. При выборе позиции необходимо исходить в первую очередь из того, чтобы наступающий не мог последовательно уничтожить сначала пехоту, а затем средства противотанковой обороны. Поэтому пехота и противотанковые средства должны вести бой в тесном взаимодействии. Пропуск танков противника через обороняемые пехотой траншеи может быть допущен лишь в исключительных случаях. Таким образом, требование пехоты к противотанковой обороне состоит в том, чтобы атакующие танки противника были по возможности остановлены перед передним краем обороны.

Как же при выборе позиции учесть требования, предъявляемые к противотанковой обороне? Противотанковая оборона будет наиболее эффективной, если непосредственно перед атакой переднего края танки противника будут вынуждены преодолеть какую-нибудь высоту или хотя бы показаться на ее гребне. Это может быть достигнуто в том случае, когда пехота занимает оборону на обратном скате или же на гребне высоты. Если пехота занимает позиции на скате, обращенном [238] к противнику, она не может требовать от противотанковой обороны остановить танки противника перед первой траншеей, так как для этого позиции противотанковых средств следовало бы оборудовать на гребне высоты или на ее переднем скате. А это как раз и' есть та позиция, которую хотят «подсунуть» противнику. Как же относится пехота к позициям на обратном скате или на гребне высоты? Позиции на обратном скате обычно обеспечивают возможность ведения огня из пехотного оружия на дальности, не превышающей 100 м. Ночью на позициях из-за плохой видимости должны находиться значительные силы пехоты. Такие условия благоприятствуют деятельности штурмовых групп противника. Однако эти явные недостатки в значительной степени компенсируются тем, что наземное наблюдение, а следовательно, и наблюдаемая стрельба противника затруднены. Находясь на обратном скате, пехота ведет бой, так сказать, на «дружественном скате», чего нельзя сказать о скате, обращенном к противнику. Подобное положение имеет не только большое моральное, но и важное практическое значение.

Современный оборонительный бой является в первую очередь борьбой за огневое превосходство, т. е. огневым боем. Поэтому он ведется главным образом артиллерией и тяжелым оружием пехоты, а не пехотой в узком смысле этого слова. Исходя из этого, можно отказаться от широкого сектора обзора и обстрела для пехотинцев.

Особенно много преимуществ обратный скат представляет для противотанковой обороны пехоты, так как в этом случае первый эшелон танков противника в момент атаки переднего края оказывается предоставленным самому себе. Это происходит потому, что второй эшелон танков будет отделен от первого высотой, а если и достигнет ее гребня, то не сможет удержаться на нем, так как средства противотанковой обороны еще не подавлены наблюдаемым огнем противника. Пехота, сопровождающая танки, при наступлении через гребень высоты попадает в очень неблагоприятные условия и может оказаться отсеченной от танков. Артиллерия наступающего противника не имеет хороших условий для [239] наблюдения и не может вести эффективного огня по пехоте обороняющегося, не рискуя поразить свои войска.

В какой же степени можно использовать позицию на обратном скате или, может быть, она вообще является средством на все случаи жизни? Главным при решении этого вопроса явится то, в какой мере нам удастся устранить или ослабить недостатки такой позиции.

С недостаточной глубиной обзора и обстрела пехоты можно примириться, особенно если каждый пехотинец будет вооружен автоматическим оружием. Применение современных средств предупреждения позволит до некоторой степени уменьшить опасность внезапной атаки противника ночью или угрозу действий его штурмовых групп. Поскольку же современный оборонительный бой является главным образом огневым боем артиллерии и тяжелого оружия, то должны быть специально созданы предпосылки для успешного их применения. В первую очередь необходимо, чтобы с наблюдательных пунктов артиллерии и минометов можно было просматривать оборону противника на значительную глубину. Однако это требование находится в противоречии с возможностями, которые предоставляет позиция, расположенная на обратном скате. Поэтому взаимопонимание между пехотными и артиллерийскими командирами, а также искусство старшего общевойскового начальника должны дать разумное разрешение этой проблемы. Выход из этого положения может быть найден в выдвижении вперед боевого охранения, которое в годы Второй мировой войны было почти полностью забыто. Боевое охранение должно быть настолько сильным, чтобы оно могло заставить противника развернуться и начать планомерное наступление на его позиции. Учитывая возможность участия на стороне противника значительного количества танков, выдвижение боевого охранения более чем на 300-500 м от переднего края обороны будет иметь место лишь в исключительных случаях и при обязательном усилении его танками.

Увеличение дальности наблюдения обеспечивается оборудованием позиций на гребне высоты. Такая позиция удобна не только для борьбы с танками, но и для [240] прикрытия опорных пунктов и очагов сопротивления, расположенных в глубине обороны. Не исключена возможность, что бой на этой позиции будет вестись лишь при подходе противника к переднему краю, после чего находящиеся на ней войска будут отведены на позиции, расположенные на обратном скате.

Корректировочно-разведывательная авиация, в том числе вертолеты, может оказать существенную помощь наземным наблюдательным пунктам и до некоторой степени обеспечить наблюдение за противником на значительную глубину.

Таким образом, современные требования, предъявляемые к оборонительной позиции, могут быть сформулированы так:

1. Оборонительная позиция прежде всего должна быть танконедоступной. Танконедоступность достигается умелым использованием естественных препятствий.

2. Оборонительные сооружения, находящиеся на переднем крае, должны располагаться так, чтобы пехота была укрыта от наземного наблюдения противника и воздействия его наблюдаемого огня. Там, где позволяет местность, оборонительная позиция должна располагаться на обратном скате (схема 11).

3. Полоса обеспечения должна обороняться сильным боевым охранением и обеспечиваться наблюдением с возвышенных мест и с самолетов-корректировщиков. Позиции в полосе обеспечения следует занимать на гребнях высот.

4. Оборудование позиции на скате, обращенном к противнику, оправдывается лишь в том случае, если перед ней имеются рубежи и участки местности, недоступные для танков, например широкая река или болото, или если она создается на сильно пересеченной и непросматриваемой местности, не позволяющей противнику заблаговременно обнаружить ее.

Решение на оборудование позиции

При принятии решений на оборудование оборонительной позиции необходимо руководствоваться следующими оправдавшими себя положениями. [242]

1. «Подготовка полосы обороны имеет такое же большое значение, как и подготовка к крупной операции». Подготовка оборонительных позиций требует расхода большого количества времени, сил и средств. Принимая решение на оборудование позиций, командиры должны проявлять максимум предусмотрительности, учитывать тактическую обстановку и свои возможности. При выборе и оборудовании позиции следует прежде всего учитывать характер местности и намерения противника. В связи с этим при выработке решения на оборону имеет важное значение взаимодействие между оперативным и инженерным отделами штаба, а также этих отделов с отделом снабжения.

2. «Позиции сами себя не обороняют; их нужно оборонять». Точно так же не представляют никакой ценности не прикрытые огнем препятствия и заграждения. Необходимо строить только те позиции, которые могут быть своевременно заняты достаточным количеством войск. Тыловые позиции следует оборудовать лишь в том случае, если возможно осуществить поддержку понесших потери отходящих частей боеспособными резервами.

3. «С увеличением количества позиций уменьшается их значимость». Большие затраты сил, средств и времени редко позволят оборудовать более одной хорошо подготовленной позиции. Пустые траншеи на местности еще не являются позицией. Основные позиции артиллерии, пехоты и противотанковых средств должны быть оборудованы полностью. Нельзя переоценивать или недооценивать значение того или иного оборонительного сооружения: все они важны в равной степени.

4. «Полное оборудование позиции требует тщательного планирования и длительного времени. Поэтому решение на ее оборудование не должно приниматься поспешно или часто меняться». Каждое изменение в этом решении означает напрасный расход времени и сил. Лучше довести до конца неправильное решение, чем не успеть закончить осуществление принятого позже правильного решения. При организации обороны нужно не маршировать, а работать! [243]

5. «Оборудование позиций в большей степени является делом дисциплины и повиновения, чем самоуправства и всезнайства». В деле оборудования позиций, как и в тактике, не может быть идеального решения, а существуют лишь желания и возможности, преимущества и недостатки. Все это должно быть тщательно взвешено перед принятием решения на инженерное оборудование. Никто не имеет права изменить решение, принятое общевойсковым командиром.

6. «Одни люди еще не составляют позиции». Поэтому необходимо заботиться о сосредоточении сил, регулировании их снабжения и размещения, оснащении инженерным имуществом и обеспечении строительными материалами. На оборудование позиции полевого типа затрачивается от 10 до 20 рабочих дней на один погонный метр фронта обороны. Для полного оборудования позиции протяженностью по фронту в 10 км потребуется труд 4000 человек в течение 25 дней. При этом на 1 км фронта будет израсходовано около 300 т различных материалов.

Рекогносцировка позиции

Основная цель рекогносцировки позиции заключается в том, чтобы решить вопрос, как сделать ее танконедоступной. Поэтому в первую очередь следует провести рекогносцировку имеющихся естественных противотанковых препятствий. Их местонахождение определяет начертание переднего края.

Следует иметь в виду, что общепризнанные наиболее эффективные естественные противотанковые препятствия - реки и болота - зимой или в засушливое лето часто теряют свои качества. Исходя из этого, следует искать возможности применения искусственных противотанковых заграждений, из которых наиболее эффективными являются противотанковые рвы и контрэскарпы. На равнинной местности можно ограничиться отрывкой противотанкового рва треугольного профиля глубиной 2,5 м и шириной 3,5 м. Так как от расположения противотанковых препятствий зависит не только начертание [244] позиции, но и время начала оборонительных работ, то сначала следует провести предварительную рекогносцировку, в ходе которой определить танконедоступные участки местности, а также места, требующие усиления в противотанковом отношении.

После предварительной рекогносцировки производится детальная рекогносцировка, в ходе которой определяются:

- огневые позиции противотанкового оружия;

- наблюдательные пункты артиллерии и тяжелого оружия;

- огневые позиции пулеметов;

- места установки проволочных заграждений, минных полей, а также места оборудования стрелковых окопов, необходимых для круговой обороны опорных пунктов и очагов сопротивления;

- огневые позиции артиллерии;

- командные пункты;

- ходы сообщения.

Для того чтобы инженерные сооружения оборудовались в местах, намеченных во время рекогносцировки, а также для того чтобы они в дальнейшем использовались войсками правильно, результаты рекогносцировки фиксируются установкой на местах намечаемых сооружений колышков с разноцветными головками и нанесением на рекогносцировочные карты или схемы мест расположения пронумерованных и обозначенных цветными колышками сооружений.

Построение обороны и расположение войск

Основная задача обороны заключается в удержании оборонительных позиций, обеспечении целостности полосы обороны и воспрещении ее прорыва противником.

Мощь и подвижность современных средств наступления не позволяют отразить атаки противника перед передним краем или задержать его продвижение на одной или нескольких линиях траншей, занятых обороняющимися на всем их протяжении. Отражение атак противника перед передним краем будет иметь место лишь в редких [245] идеальных случаях. Поэтому требование отражения атак перед передним краем не должно существенно влиять на принципы построения обороны и расположения войск.

Современная оборона должна представлять собой глубоко эшелонированную систему опорных пунктов. Расположенные между опорными пунктами отдельные очаги сопротивления делают оборону более плотной (схема 12). Общевойсковой командир, в частности командир дивизии, определяет наиболее важные опорные пункты, которые должны удерживаться до последнего человека. Каждый опорный пункт должен обороняться силами не менее отделения. Оборона опорного пункта может быть поручена и роте, а в исключительных случаях даже батальону. В опорных пунктах располагаются командные пункты, противотанковые средства, тяжелое оружие пехоты, а в ротных и батальонных опорных пунктах, кроме того, артиллерийские наблюдатели. Для обороны опорных пунктов иногда могут привлекаться штурмовые орудия. Все сооружения оборудуются для ведения круговой обороны.

Очаги сопротивления, расположенные между опорными пунктами, обычно обороняются усиленным взводом. Во время наступления противника порядок действий подразделений, обороняющих очаги сопротивления, определяется командирами боевых групп или батальонов.

Очаги сопротивления соединяются с опорными пунктами ходами сообщения. Таким образом, на оборонительной полосе постепенно образуется непрерывная система позиций. Местонахождение и размеры опорных пунктов и очагов сопротивления зависят от условий местности, численности и вооружения обороняющихся войск, а также от предполагаемого замысла противника. Опорные пункты располагаются, как правило, в шахматном порядке. Они должны быть укрыты от наземного и воздушного наблюдения противника.

Расстояние между отдельными опорными пунктами и очагами сопротивления зависит от условий наблюдения на поле боя. Огневое взаимодействие может быть успешным лишь в том случае, когда оптические приборы в любое время обеспечивают ведение наблюдаемого огня. [247]

Например, во время боевых действий под Баранувом (12.01.45), несмотря на безоблачное небо, незначительную влажность воздуха и промерзшую почву, видимость в первый день боев была всего до 50-100 м. На глубину до 10 км над полем боя висела пелена, состоявшая из смеси пыли, порохового и искусственного дыма. Условия видимости были примерно такими же, как в не очень светлую лунную ночь. В этих условиях русские проникли на несколько километров в глубь обороны, причем их продвижение не только не встречало сопротивления, но даже оставалось незамеченным для обороняющихся войск.

Поэтому в настоящее время тактические занятия должны проводиться по возможности с учетом подобных условий. В частности, следует практиковать ночные тактические учения. Каждый артиллерийский наблюдатель, каждый танк и каждое пехотное отделение должны быть обеспечены современными оптическими приборами для ведения наблюдения ночью. Кроме этих приборов, войска должны располагать большим количеством современных приборов, предупреждающих об опасности, что должно исключить возможность внезапного нападения противника.

При занятии обороны мы не должны и не можем действовать по принципу русских, добивавшихся успеха наступления при помощи «массы людей». Их принципу следует противопоставить высококвалифицированного одиночного бойца и маневренный огневой бой. Основным элементом обороны является огонь.

Поэтому главная задача состоит в том, чтобы при занятии обороны решить, как с минимальным количеством людей обеспечить огнем, противотанковыми и противопехотными заграждениями весь участок обороны.

Кроме того, каждый командир, от командира взвода до командира дивизии, должен иметь в резерве от одной трети до одной шестой части своих сил. То же самое относится и к высшему командованию. В системе обороны не должно быть ни одной огневой позиции, ни одного штаба или командного пункта, которые не были бы оборудованы для ведения круговой обороны.

Резервы, предназначенные для проведения контратак, необходимо располагать ближе к командному пункту [248] соответствующего командира и держать их в полной боевой готовности. Они также должны быть готовы к ведению круговой обороны. С резервами с самого начала находятся артиллерийские наблюдатели и наблюдатели от подразделений тяжелого оружия.

В полках и батальонах целесообразно создавать специальные подвижные штурмовые группы из надежных и хорошо подготовленных солдат. Штурмовые группы должны быть в любое время готовы к проведению контратак совместно со штурмовыми орудиями или танками непосредственной поддержки. После выполнения задачи штурмовые группы отводятся на исходные позиции, где они готовятся для последующих контратак.

4. Ведение оборонительного боя

Общие положения

Бой за удержание оборонительных позиций должен вестись так, чтобы наступление противника было остановлено по возможности перед передним краем или между опорными пунктами первой линии. Нельзя допускать, чтобы противник продвинулся дальше опорных пунктов, расположенных непосредственно перед огневыми позициями артиллерии. Для этого обороняющийся должен быть в состоянии в любое время суток открыть наблюдаемый огонь из всех видов оружия по любому участку местности как перед передним краем, так и в глубине своей обороны. Огонь соседних опорных пунктов и очагов сопротивления должен быть организован так, чтобы противник при атаке одного из них попадал в «огневой мешок», т. е. под огонь минимум с двух, а то и с трех направлений. То же самое относится и к противотанковой обороне.

Оборона опорных пунктов ведется до последнего человека. При атаке превосходящих сил противника личный состав, обороняющий очаги сопротивления, организованно по приказу отходит к опорному пункту и включается в его состав. При отходе следует стремиться завлечь противника в «огневой мешок». При упорном [249] сопротивлении даже обойденных или окруженных опорных пунктов усилия противника рассредоточиваются, а его наступление теряет силу и темп. Личный состав, обороняющий опорные пункты, с самого начала должен быть готовым вести бой в условиях полного окружения. Командиры всех степеней обязаны твердо держать своих подчиненных в руках и вести круговую оборону до тех пор, пока в результате контратаки не будет восстановлено положение. При организации и проведении контратаки отдельные удерживаемые опорные пункты могут иметь решающее значение.

В современной обороне ведение огневого боя на дальних, средних и ближних дальностях является задачей артиллерии, минометов и отдельных пулеметов. Пехота ожидает атаки противника, находясь в укрытиях: блиндажах, щелях и т. п. Ее единственная задача состоит в том, чтобы сосредоточенным огнем стрелкового оружия, а также ручными гранатами отразить атаку противника на дистанции менее 100 м и в ближнем бою. Исключением являются действия боевых дозоров и очагов сопротивления, которые не принимают ближнего боя. Всякое другое использование пехоты значительно понизит ее способность к сопротивлению.

Как показал опыт крупных оборонительных сражений на Востоке, в современной обороне приобретает решающее значение воздействие артиллерийского огня. Артиллерия должна открывать огонь, как только будет обнаружена подготовка противника к наступлению. Подавление противника на исходных позициях при помощи нанесения мощных «огневых ударов» было исключительно эффективным во всех крупных сражениях, проведенных на Восточном фронте в период с 1943 по 1945 г. Этому благоприятствовало то, что русские, используя ночное время, сосредоточивали на исходных позициях для наступления большие массы войск. Расход боеприпасов при нанесении огневых ударов часто превышал расход боеприпасов в первый день наступления противника. По показаниям пленных, потери в это время были значительно выше, чем в ходе самого наступления. Благодаря нанесению мощных огневых ударов [250] по войскам, сосредоточенным на исходных позициях, были сорваны многие наступательные операции русских.

В ходе наступления противника главной задачей всех видов оружия, ведущих огневой бой, является отсечение пехоты от танков. В конце войны русская пехота почти всегда наступала с танками непосредственной поддержки. Отсеченную от танков пехоту удавалось уничтожать даже при значительно более слабых силах.

Противник, вклинившийся в оборону, должен быть уничтожен немедленными контратаками усиленных резервов по возможности с привлечением штурмовых орудий и массированным огнем всех видов оружия до того, как он сумеет закрепиться и подготовиться к обороне. Прорвавшиеся танки уничтожаются истребителями танков.

От своевременного начала контратаки зависит ее успех и размеры потерь. Контратаки должны проводиться в момент относительной слабости противника, в то время когда он еще не успел привести свои войска в порядок, освоиться с обстановкой, подтянуть тяжелое оружие и наблюдателей. Контратака должна быть поддержана всеми имеющимися в распоряжении силами и средствами. При этом должно быть использовано каждое орудие, каждый миномет и каждый пулемет. Не следует опасаться временной и ограниченной по местности смены позиций. В спокойной обстановке должны быть подготовлены и продуманы все возможные варианты внезапного перехода в контратаку. Никогда нельзя отказываться от контратаки из-за недостатка пехоты. Очень часто горстка энергично действующих людей может нанести противнику тяжелое поражение и восстановить положение даже в том случае, если им придется столкнуться с намного превосходящими силами.

Если у обороняющегося нет возможности немедленной контратакой ликвидировать вклинение противника, то его продвижение может быть приостановлено путем окаймления участка прорыва огнем всех видов оружия. Этим одновременно облегчается проведение повторной контратаки. Контратака должна быть тщательно подготовлена, особенно в том случае, если вклинившемуся противнику удалось значительными силами закрепиться на достигнутом им рубеже. [251]

Контратаки танков

Армия или корпус, имеющие в своем резерве крупные танковые силы, находящиеся в полной боевой готовности, вводят их в бой массированно. При вклинении противника на нескольких участках фронта контратаки проводятся всеми силами последовательно - сначала на одном важнейшем направлении, а затем на других участках. Целью контратак является достижение решающего успеха.

Использовать для контратаки из находящихся в резерве войск лишь одну танковую дивизию нецелесообразно, так как действия дивизии, имеющей открытые фланги, желаемых результатов не дадут.

После отражения наступления противника и восстановления положения танки отводятся в район сосредоточения для использования их на других участках фронта. Их могут сменить части резерва главного командования, снятые с неатакованных участков фронта. Пехотные дивизии первого эшелона, подвергшиеся атакам наступающего, как правило, не в состоянии сменить контратаковавшие части и закрепиться на достигнутом ими рубеже.

Если танковые резервы понесли большие потери в предыдущих боях или же утратили свою боеспособность по другим причинам, их контратака не принесет желаемых результатов. В этом случае может оказаться целесообразным сосредоточить на угрожаемых направлениях наиболее боеспособные танковые группы (силой не меньше танковой роты каждая, а желательно не меньше танкового батальона), усиленные мотопехотой и саперами. Использование этих танковых групп будет очень похоже на использование подразделений штурмовых орудий.

Выдвижение танковых дивизии для контратаки

Танковые дивизии, находящиеся вблизи фронта, располагаются в районах сосредоточения в готовности к вводу в бой для ликвидации вклинившегося противника и восстановления положения. [252]

Танковые дивизии, находящиеся в глубине, должны располагаться так, чтобы они могли быстро выступить в любом направлении. Для этого их необходимо построить в несколько колонн с тем, чтобы по прибытии их в район действия они не затрачивали много времени на развертывание.

Выдвижение танковых дивизий из глубины, особенно на открытой местности и во время коротких летних ночей, невозможно провести незаметно для противника. От противника чаще всего удастся скрыть лишь силы, состав и группировку подходящих танковых частей.

Поэтому тактическая внезапность может быть достигнута лишь во времени и выборе направления контратаки. Контратака может быть успешной только тогда, когда основные усилия сосредоточиваются для нанесения удара по наиболее уязвимому месту противника. Создание условий для достижения внезапности входит в обязанности высшего командования. Для создания благоприятных условий проведения контратаки войска, находящиеся в соприкосновении с противником, должны либо упорно, не обращая внимания на вклинение противника на отдельных направлениях, оборонять важные участки местности, от удержания которых зависит устойчивость всей обороны, либо создать эти условия путем ведения сдерживающих действий.

Танковые части нецелесообразно использовать для проведения фронтальных контратак против противника, имеющего превосходство в танках или успевшего закрепиться на достигнутом рубеже. Наибольшие результаты могут быть получены при проведении контратаки во фланг прорвавшейся группировки противника на местности, благоприятной для действий танков. В ночь перед контратакой следует быстро и неожиданно для противника перебросить танковые дивизии на фланг его вклинившихся войск и днем нанести внезапный удар по этому флангу.

Выбор момента перехода в контратаку

Танковая дивизия, предназначенная для контратаки, должна быть готова к встрече с боеспособным противником. Поэтому боевая готовность подразделений и [253] частей дивизии и одновременный ввод главных сил в бой являются основой достижения успеха. Преждевременный ввод головной танковой группы может привести к срыву контратаки главных сил и дивизии в целом, которая будет вынуждена перейти к обороне.

Если имеются опасения, что контратакующие части столкнутся с противником, имеющим превосходство в танках и артиллерии, целесообразно сначала дать противнику подойти к обороняемым позициям, а затем, отразив его атаку, контратаковать.

Если противник временно приостановил наступление, контратаке танковой дивизии должна предшествовать соответствующая подготовка.

Проведение контратаки

Каждая танковая дивизия, прибывающая в район боевых действий, должна получить от старшего начальника или от командира обороняющейся дивизии сведения о противнике, данные о положении своих войск и оценку местности, необходимые для принятия решения на проведение контратаки. Особенно важно иметь подробные сведения о противнике, а также аэрофотоснимки района боевых действий.

Вклинение танковых групп в мало разведанный передний край противника не обещает большого успеха. В этом случае целесообразно уточнить и разведать передний край и огневые средства противника танковыми дозорами. После этого по противнику наносятся мощные удары артиллерии и авиации, результаты которых используются для быстрого ввода в бой главных сил.

Если подтягивание танковых частей должно проходить быстро, при минимальной затрате времени, то при планомерной подготовке контратаки войскам необходимо давать как можно больше времени для проведения рекогносцировки и планирования. Но даже при наличии значительного времени часто не удается получить исчерпывающих данных о противнике, так как в динамике боя обстановка непрерывно меняется. Тем более необходимыми становятся четкое планирование, полная боевая готовность [254] выделенных для контратак войск, а также хорошая организация взаимодействия с артиллерией первого эшелона и авиацией.

С целью облегчения проведения танковой дивизией контратаки целесообразно, чтобы дивизия, обороняющаяся в первом эшелоне, имитировала контратаку на широком фронте действиями ударных групп, передвижениями танков, артиллерийским огнем, искусственными дымами и проведением других мероприятий.

В случае, если цель контратаки - восстановление утраченного положения - не достигнута и нельзя ожидать достижения ее в дальнейшем, необходимо своевременно принять новое решение. Ни в коем случае нельзя допускать, чтобы войска оставались неукрытыми. Противник своим огнем быстро вынудит их отойти, и контратака, уже и без того не принесшая успеха, окончится большими потерями и безрезультатным расходом резервов.

Часто для отражения последующих атак противника войска по приказу командования занимают оборону на отсечных позициях. В этом случае бывает целесообразным несколько сократить фронт обороны, не оставляя противнику важных участков местности. Следует отказаться от упорного удержания выступов фронта или опорных пунктов, потерявших тактическую ценность. Очень важно за отсечными Позициями расположить достаточное количество противотанковых средств и быстро создать новую систему артиллерийского наблюдения. Танки, как правило, отводятся лишь тогда, когда отошедшие войска прочно закрепились на новых рубежах. [255]

Дальше