Содержание
«Военная Литература»
Военная история

Глава VIII.

Москва, Киев или Ленинград

Директива ОКВ ? 33 от 19 июля 1941 года

(Схема 13)

Мы помним, что с 29 июня, то есть с того момента, когда обозначился успех на направлении Белосток- к Новогрудок, Гитлер выдвигал ряд доводов в пользу усиления группы армий "Север" подвижными соединениями за счет группы армий "Центр" Обоснованность этих доводов с военной точки зрения была очевидной. Ясно, что одной лишь танковой группы, входившей в состав Группы армий "Север", недостаточно для того, чтобы отрезать путь отхода на восток русским войскам, действовавшим тогда в полосах наступления 16-й и 18-й армий, и одновременно принять на себя задачи по отражению попыток противника оказать окруженным войскам помощь с востока. Уничтожение сил противника в Прибалтике путем обхода с юга, а не фронтальное наступление с целью оттеснения их на восток являлось основной предпосылкой для дальнейшего продвижения группы армий "Центр" от Смоленска на Москву. Трижды представлялась возможность сосредоточить 2, 3 и 4-ю танковые группы для прорыва между озерами Ильмень и Чудским при одновременном обеспечении восточного фланга южнее озера Ильмень. Эти три возможности имелись: первая в начале июля, после окружения Минска, вторая 7 июля, после форсирования реки Березины соединениями 2-й танковой группы и выхода 3-й танковой группы к Западной Двине на участке Витебск- Улла-Диена и третья, возможно, еще 10 июля, то есть до начала наступления 2-й танковой группы через Днепр. Известно, что местность, которую предстояло [124] задачу - "концентрическим наступлением западнее Днепра уничтожить 12-ю и 6-ю армии противника, не допуская их отхода за реку". Упорное сопротивление 5-й русской армии под Коростенем задержало дальнейшее продвижение войск северного крыла группы армий "Юг" на Киев; сопротивление противника на этом участке необходимо было сломить во взаимодействии с соединениями южного крыла группы армий "Центр". Для достижения этой же цели 2-я танковая группа получила задачу-после прекращения боевых действий под Смоленском во взаимодействии с пехотными соединениями 2-й армии уничтожить появившуюся перед ее южным флангом 21-ю армию противника и затем выйти в тыл его 5-й армии. Далее директива предусматривала необходимость продолжения наступления 2-й танковой группы в направлении на юго-восток с задачей перерезать тыловые коммуникации 6-й и 12-й армий восточнее Днепра. Группе армий "Центр" ставилась задача пехотными соединениями продолжать марш на Москву, а подвижными соединениями перерезать коммуникационную линию Москва-Ленинград.

Группе армий "Север" предписывалось: "Продвижение в направлении Ленинграда возобновить лишь после того, как 18-я армия войдет в соприкосновение с 4-й танковой группой, а ее восточный фланг будет обеспечен силами 16-й армии".

Гитлер проваливает план кампании

Это было полным отречением от первоначального плана - мощными силами, сосредоточенными в центре, пробиться через Смоленск на Москву. "Мощные силы" центра, состоявшие из двух танковых групп и трех полевых армий, сократились до одной полевой армии. Обе же танковые группы - основная ударная сила - были переброшены одна направо, другая налево. Совершенно очевидно, что подобное обстоятельство противоречило принципу - наступать там, где противник более всего ослаблен, то есть здесь, между Смоленском и Великими Луками в направлении на Ржев.

Чем вызывалась подобная перемена первоначального замысла? Четыре недели спустя Гитлер утверждал, что он с самого начала придерживался намерения задержать на Днепре группу армий "Центр". Но это неверно. [127]

Как мы уже видели, он еще до начала войны неоднократно одобрительно высказывался по поводу предложения ОКХ о нанесении главного удара на Москву В течение же прошедших недель он мог бы задержать на Днепре 2-ю танковую группу. Однако он этого не сделал.

Правда, против продолжения наступления на Москву в то время был один веский аргумент оперативного значения. Если в центре разгром находившихся в Белоруссии войск противника удался неожиданно быстро и полно, то на других направлениях успехи были не столь велики. Например, не удалось отбросить на юг противника, действовавшего южнее Припяти и западнее Днепра, Попытка сбросить прибалтийскую группировку в море также не увенчалась успехом. Таким образом, оба фланга группы армий "Центр" при продвижении на Москву подверглись опасности оказаться под ударами, на юге эта опасность уже давала о себе знать Чтобы создать необходимую предпосылку для дальнейшего продвижения на Москву, следовало отбросить 21-ю русскую армию. Продолжение наступления 2-й армии через Гомель с задачей уничтожить 5-ю русскую армию, а тем более наступление 2-й танковой группы через реку Десну с целью выхода в тыл 6-й и 12-й русским армиям на деле означало отказ от наступления на Москву

Но стремился ли еще Гитлер наступать на Москву? Его запланированный в директиве ? 33 "марш на Москву" очень скоро остановился бы. Могло ли еще повлиять на исход войны взятие Москвы? Могло ли оно заставить Сталина пойти на мир? Без знания тогдашней обстановки, сложившейся у русских, ответить на эти вопросы невозможно. Приводимое до сих пор обоснование необходимости наступления на Москву, сводившееся к тому, что только на этом направлении можно заставить противника принять решающее сражение, не имело уже под собой почвы. Это стало очевидным после того, как противник ни на одном из фронтов не только не проявлял никакого желания избежать сражения, но, наоборот, стремился к тому, чтобы повсюду упорным сопротивлением и мощными контрударами остановить наступающие немецкие войска. Русское командование, как предполагало ОКХ, стремилось заставить немецкие войска остановить свое продвижение и перейти к позиционной войне. Но сделать это противнику пока не удавалось. [128] Для того чтобы директива ? 33 могла стать действительностью, следовало завершить операцию на окружение под Смоленском.

Мрачное настроение в ОКХ

ОКХ выражало недовольство развитием обстановки в июле. Настроение главнокомандующего сухопутными силами 21 июля было подавленным. Также и начальнику генерального штаба перспективы на достижение сколько-нибудь значительного успеха в этой битве не казались блестящими. Из кольца окружения под Невелем, на создание которого бросили, так много сил и средств, ускользнуло значительное количество русских войск. Великие Луки, оперативное значение которых ОКХ понимало лучше, чем группа армий "Центр", пришлось оставить. Из доклада главнокомандующего военно-воздушными силами Гитлеру явствовало, что противник "сплошным потоком" уходит из смоленского котла. Это преувеличение. Но все же если учесть, что 2-ю танковую группу никакими приказами не удавалось привести в движение с целью сомкнуть кольцо окружения восточное Смоленска, а сил 7-й танковой дивизии было недостаточно, чтобы растянуть это кольцо на юг, за автостраду, то фактически противник действительно имел возможность в ночное время уходить на восток через Днепр. Хотя эти обстоятельства не давали причин для особой радости, однако они едва ли могли приуменьшить значение все же немалых успехов, если бы не ежедневное мелочное вмешательство Гитлера в функции командования, его мания характеризовать неизбежные неудачи на фронте злонамеренными действиями отдельных командиров. В конечном счете отношения между Гитлером и главнокомандующим сухопутными силами обострились. От всего этого страдал в первую очередь главнокомандующий, да и более сильный по характеру начальник генерального штаба также жаловался тогда, что "операции распались на отдельные бои и что вся деятельность по управлению войсками ограничивается отдачей отдельных распоряжений, хотя это является делом командования армий и групп армий". Особенно же оскорбительной была нотация, которую Гитлер прочитал главнокомандующему сухопутными силами по поводу одного доклада об использовании [129] танковых соединений. Гитлер очень резко критиковал проведенные до сих пор операции. 23 июля он заявил: "В условиях, когда противник, не считаясь с потерями, оказывает упорное сопротивление, необходимо отказаться от проведения операций с далеко идущими целями до тех пор, пока противник еще располагает резервами для нанесения контрударов. В данной обстановке необходимо ограничиваться проведением охватывающих маневров небольших масштабов, с тем чтобы обеспечить пехотным дивизиям возможность быстрого вступления в бой и выхода из него".

Гитлер проявил несправедливость. Он мог бы быть доволен успехами проведенных до сих пор операций на окружение. Свое удовлетворение этими успехами он выразил тем, что наградил командующих обеих танковых групп, принимавших участие в боевых действиях, высокими орденами. По существу приведенных высказываний Гитлера необходимо сказать следующее. Именно упорное сопротивление, которое оказывали русские, удерживая свои позиции даже в тех случаях, когда им грозила опасность с обоих флангов, позволяло проводить подобные операции на окружение. Ни один командир не может оставить неиспользованными такие благоприятные обстоятельства. Оказывая упорное сопротивление, противник не только нес значительные потери в технике и оставлял пленных, но терял много людей во время отчаянных попыток вырваться из окружения, предпринимаемых слишком поздно. Достигается ли окружение путем широких охватывающих операций или путем тактического прорыва - зависит от того, имеется ли возможность для проведения такой операции или она должна быть сначала создана путем прорыва. В обоих этих случаях войска, осуществляющие охватывающий маневр, подвергаются сами опасности стать объектом охвата. Устоять перед такими кризисами оказалось не в силах Гитлера. Но и в будущих войнах, по-видимому, правильным явится то, что писал об охватах Клаузевиц: "Мы говорим о полной победе... а не просто о выигранном сражении. Но для такой победы необходимо охватывающее наступление или же сражение с перевернутым фронтом, ибо в обоих случаях исход носит решительный характер"{35}. [130]

Дополнение к директиве ОКВ ? 33 от 23 июля 1941 года

(Схема 13)

Во время описанных выше событий и весьма неутешительного настроения, охватившего главное командование сухопутных сил, 23 июля неожиданно пришел новый приказ Гитлера - "дополнение к директиве ? 33", где предписывалось сосредоточить 1-ю и 2-ю танковые группы, подчинив их 4-й танковой армии, с задачей "после овладения харьковским промышленным районом" вести "наступление через Дон на Кавказ". Главные силы группы армий "Юг" должны были выйти на Дон и захватить Крым. Группе армий "Центр" ставилась задача: "Силами достаточно мощных пехотных соединений обеих входящих в ее состав армий... разгромить противника, продолжающего находиться в районе между Смоленском и Москвой, продвинуться своим левым флангом по возможности дальше на восток и захватить Москву". 3-я танковая группа временно переподчинялась группе армий "Север" с задачей "обеспечения правого фланга последней и окружения противника в районе Ленинграда".

В тот же день еще невозможно было предугадать, когда ослабнет сопротивление противника под Смоленском. 2-я танковая группа, очередная задача которой состояла в захвате Кавказа, была связана по рукам и ногам, отражая контрудары 21-й русской армии по ее южному флангу и стремясь удержать высоты в районе Ельни. Выделенная для окружения Ленинграда 3-я танковая группа, значительные силы которой удерживали противника под Смоленском, отражала контрудары, наносимые противником с севера и востока. А группа армий "Центр", лишенная своих обеих танковых групп, должна была брать Москву!

Новый приказ, переданный главным штабом вооруженных сил, не учитывал действительности. Поэтому понятно, что главнокомандующий сухопутными силами обратился к начальнику штаба ОКВ с просьбой не торопить с выполнением этого с военной точки зрения бессмысленного приказа до окончания проводимых операций. Его просьбу отклонили. Тогда начальник генерального штаба сухопутных сил изложил точку зрения [131] ОКХ в письменной форме:

"ОКХ настаивает на продолжении наступления на Москву, поскольку на подступах к Москве русские будут биться до последнего человека. Москва - основное местонахождение правительственного аппарата и крупнейший железнодорожный узел. Ее падение разорвет Россию"

Этот документ не был отправлен потому, что, как говорится в одной из официальных справок от 30 июля, "директива частично опережает события, и ОКВ начинает прислушиваться к предложениям ОКХ" Казалось. ОКВ и ОКХ нашли какой-то путь к достижению единства точек зрения по оперативным вопросам. Это явилось последней попыткой снова вернуть Гитлера к первоначальному плану кампании. Той же цели должна была послужить и разведсводка от 27 июля. Оценивая боевую мощь русских, сводка указывала, что у противника еще есть 80 стрелковых дивизий, 13 танковых соединений, 2-3 кавалерийские дивизии и еще 25 вновь сформированных дивизий, из которых только 6 имеют незначительный опыт ведения боевых действий.

Силы противника распределялись тогда следующим образом. Перед группой армий "Юг" действовали части и остатки частей 73 стрелковых дивизий (общая боевая мощь примерно равнялась 30 дивизиям). 6 танковых и 2 кавалерийские дивизии. Группа армий "Центр" могла встретить на своем пути части и остатки частей 46 стрелковых дивизий (общая боевая мощь примерно равнялась 32 дивизиям). 3 танковых соединения и, кроме того, под Москвой 10 вновь сформированных дивизий. Приходилось рассчитывать здесь на наличие новых формирований. Перед группой армий "Север" находились 30 стрелковых дивизий (с общей боевой мощью, равной примерно 20 дивизиям) и три с половиной танковые дивизии. Кроме того, следовало учитывать также новые формирования, школы и училища, комсомольские отряды, охрану предприятий Ленинграда.

Появление многочисленных новых армейских штабов, которым непосредственно подчинялись некоторые дивизии позволяло судить о поспешном сборе имевшихся в наличии дивизий под командование особо выдвинувшихся руководителей. Воля русского народа к борьбе еще не сломлена. Факты сопротивления режиму неизвестны. [132]

Сотрудничество между ОКВ и ОКХ, которое становилось все теснее и теснее, сказалось уже 27 июля, когда начальник штаба оперативного руководства вооруженными силами поддержал в присутствии Гитлера предложение ОКХ о нанесении удара на Москву не потому, что Москва - столица, а потому, что только там могла находиться единственная группировка сил, которую удалось собрать противнику. Прежде всего необходимо уничтожить живую силу противника. Это как нельзя больше соответствовало замыслу ОКХ. Но Гитлер все еще не поддавался. Он говорил: "Необходимо уничтожить промышленность противника, чтобы лишить русских возможности производить вооружение. Харьков важнее, чем Москва". Однако 28 июля он, очевидно, признал трудное положение группы армий "Центр", которая, выдерживая натиск противника в центре и на флангах, все еще пыталась оправиться с окруженной группировкой под Смоленском. В беседе с главнокомандующим сухопутными силами Гитлер заявил, что он пришел к убеждению, что необходимость уничтожить противника, находящегося перед фронтом, вынуждает его отказаться от требования о проведении крупномасштабных операций. Он приказал провести реорганизацию группы армий "Центр". По этой реорганизации 4-я танковая армия расформировывалась. 2-я танковая группа, усиленная несколькими армейскими корпусами, получила наименование "армейская группа Гудериана" и попала в подчинение непосредственно группе армий "Центр". Армейской группе Гудериана была поставлена задача - наступать из района Кричева в юго-западном направлении на Гомель, уничтожить находившегося там противника и. стабилизировать обстановку на правом фланге группы армий "Центр". 3-я танковая группа, подчиненная сначала 9-й армии, а затем группе армий "Север", получила задачу - прикрывать своим продвижением через Валдайскую возвышенность правый фланг группы армий "Север" и окончательно прервать сообщение между Москвой и Ленинградом.

Эти "соображения" Гитлера в значительной степени ограничивали функции командующего группой армий "Центр". Не со всеми положениями Гитлера было согласно и ОКХ. Ведь они означали по крайней мере отказ от достижения указанных в дополнении к директиве [133] ОКВ больших целей, тем не менее главнокомандующий сухопутными силами получил возможность отдать группам армий приказ о продолжении уже начатых операций. Эта возможность была использована, и 28 июля войска получили указания ОКХ. В первой части указаний оценивалась сложившаяся обстановка и указывались ближайшие цели и задачи:

"ОКХ рассчитывает на то, что достижением первой цели операции, указанной в директиве по сосредоточению и развертыванию, основные силы сухопутных войск противника, способные вести боевые действия, разгромлены. Крупные резервы живой силы и беспощадное использование недостаточно подготовленных новобранцев и в будущем позволят противнику оказывать упорное сопротивление нашему продвижению на важных направлениях (Украина, Москва, Ленинград). Необходимо иметь в виду возможность многочисленных попыток противника наносить контрудары по открытым флангам. Стремление противника создать сплошной фронт обороны между Балтийским и Черным морями и попытка остановить наступление немецкой армии в позиционной войне являются, по-видимому, целью русских в этом году. ОКХ полагает, однако, что военные возможности русских вряд ли окажутся достаточными для выполнения такой задачи. Намерением ОКХ является использовать любой удобный случай для расчленения войск противника и уничтожения их по частям, чтобы не допустить образования сплошного фронта и обеспечить своим войскам свободу маневра для проведения дальнейших операций. Это должно создать предпосылку для овладения важнейшими промышленными районами с тем, чтобы лишить противника возможности материального перевооружения. От операций крупного масштаба следует пока отказаться".

Выраженный здесь замысел - уничтожить остатки войск противника, "способных вести боевые действия", а затем снова перейти к ведению операций - едва ли соответствовал намерениям Гитлера, который все больше и больше склонялся к мысли о том, что после первых военных успехов наступил, наконец, момент предпринять решительные действия по подрыву экономической базы России. Но противоречия между Гитлером и ОКХ пока еще не получили своего открытого выражения. Мероприятия, проведенные ОКХ 28 июля в связи с [134] описанной выше обстановкой, соответствовали замыслам Гитлера. Нет необходимости приводить их здесь в отдельности, поскольку вскоре они утратили свое значение ввиду новых директив, поступивших от Гитлера.

Директива ОКВ ? 34 от 30 июля 1941 года. Отдых и доукомплектование

(Схема 13)

Несколько сильных ударов, которые в конце июля нанесли русские по южному флангу группы армий "Центр", их наступление под Ельней и на реке Вопь, я также появление новых сил противника перед северным флангом группы в конце концов укрепили в Гитлере мысль, что время начинать крупные операции для достижения экономических целей еще не пришло К тому же осложнилось положение со снабжением войск на фронте и появилась необходимость предоставить моторизованным соединениям возможность для ремонта сильно износившейся техники. Новая директива ОКВ ? 34 от 30 июля окончательно отменила директиву ? 33 и дополнение к ней: по новой директиве группа армий "Центр" получила десятидневный срок для отдыха и доукомплектования своих моторизованных соединений. Приказ Гитлера сухопутным силам, в частности, гласил:

"1. На северном участке Восточного фронта продолжать наступление в направлении Ленинграда, нанося главный улар между озером Ильмень и р Нарвой с целью окружить Ленинград и установить связь с финской армией.

Это наступление должно быть ограничено к северу от озера Ильмень волховским участком, а к югу от этого озера - продолжаться так глубоко на северо-восток, насколько требуется для прикрытия правого фланга войск, наступающих к северу от озера Ильмень Предварительно следует восстановить положение в районе Великие Луки Все силы, которые не привлекаются для наступления южнее оз. Ильмень, должны быть переданы в состав войск, наступающих на северном фланге.

Намечавшееся ранее наступление 3-й танковой группы на Валдайской возвышенности не предпринимать до тех [135] пор, пока не будет полностью восстановлена боеспособность и готовность к действиям танковых соединений. Вместо этого войска левого фланга группы армий "Центр" должны продвинуться в северо-восточном направлении на такую глубину, которая была бы достаточной для обеспечения правого фланга группы армий "Север".

Первоочередной задачей всех сил 18-й армии является очищение от противника Эстонии. Лишь после этого ее дивизии начнут выдвигаться в направлении Ленинграда.

2. Группа армий "Центр" переходит к обороне, используя наиболее удобные для этого участки местности.

В интересах проведения последующих наступательных операций против 21-й советской армии следует занять выгодные исходные позиции, для чего можно осуществить наступательные действия с ограниченными целями.

3. На южном участке фронта пока продолжать операции силами только группы армий "Юг". Цель этих операций состоит в том, чтобы уничтожить крупные силы противника западнее Днепра и посредством захвата плацдармов в районе Киева и южнее его создать условия для последующей переправы 1-й танковой группы на восточный берег р. Днепр".

И в этой директиве содержались лишь отдельные распоряжения, которые мог бы отдать сам главнокомандующий сухопутными силами. Цель кампании была неясна. Так в предположениях и колебаниях прошел весь июль. Директивные указания и дополнения к ним выполнены не были, а решения об использовании несомненно крупных успехов, достигнутых в первые недели войны, не приняли. Знаменательным в те дни было настойчивое требование Гитлера окружить Ленинград. Он руководствовался политическими мотивами. Как и какими силами прикрыть северный фланг планируемого наступления на Москву, оставалось неясным. Гитлера, правда, удавалось пока удерживать при мнении, что основной целью операций должен быть окончательный разгром русской армии, а не захват важных в экономическом отношении районов. При неуравновешенном образе мышления Гитлера все же существовала постоянная опасность, что он снова соскользнет на ложный путь. [136]

Поэтому было крайне важно, чтобы главное командование вооруженные сил, прежде всего начальник штаба оперативного руководства, дало Гитлеру предложения, учитывающие интересы и планы главного командования сухопутных сил. В то время это казалось обеспеченным. 5 августа из уст Гитлера главнокомандующий сухопутными силами услышал то, что полностью соответствовало его взглядам:

"Современное развитие ведет к стабилизации фронта, как и в первой мировой войне. Поэтому войска противника надо выбить с занимаемых ими позиций с тем, чтобы снова прийти в движение. Нельзя одновременно делать все сразу. В настоящее время есть три задачи:

1. 3-я танковая группа должна овладеть Валдайской возвышенностью и тем самым увлечь за собой войска левого крыла группы армий "Центр". Дальнейшее ее продвижение на восток в качестве флангового прикрытия группы армий "Север" запрещается, однако она должна стоять там, готовая для прыжка в направлении на Москву вдоль Волги.

2. Армейской группе Гудериана необходимо очистить от противника район под Гомелем, затем изменить направление и наступать на Москву.

3. Группе армий "Юг" надо ликвидировать противника западнее Днепра".

Можно представить себе облегчение, которое почувствовал главнокомандующий сухопутными силами. Но начальник генерального штаба считал, что не эти слова Гитлера окончательно решают основной вопрос: в чем же заключается главная цель кампании? Захватить ли по экономическим соображениям Украину и Кавказ или же вести дело на полный разгром армии противника? Замечание Гитлера, сделанное им 4 августа во время пребывания в группе армий "Центр", что Москва отходит на третий план после Ленинграда и Харькова, заставляло относиться к Гитлеру с недоверием. В беседе с начальником штаба оперативного руководства вооруженными силами, состоявшейся 7 августа, начальник генерального штаба сухопутных сил пытался выяснить, намерен ли Гитлер разгромить противника или же он преследует экономические цели. Хотя его собеседник [137] уклонился от определенного ответа на поставленные вопросы, все же у начальника генерального штаба сложилось впечатление, что начальник штаба оперативного руководства заодно с Гитлером. Собеседники обнаружили взаимопонимание в том, что немецкое командование не должно предпринимать оперативных действий в ответ на тактические действия противника.

4 августа Гитлер приказал командующим обеих танковых групп, входивших в состав группы армий "Центр", прибыть в штаб группы, располагавшийся тогда в Борисове, и доложить ему о состоянии техники танковых соединений. Обе танковые группы начали отводить с фронта отдельные дивизии для отдыха и доукомплектования. Из докладов командующих явствовало, что 2-я танковая группа будет готова к ведению боевых действий 15 августа, а 3-я танковая группа - только 20 августа. Оба командующих просили о замене полностью вышедших из строя танков новыми машинами. Гитлер отклонил их просьбу, мотивируя свой отказ тем, что угроза высадки десантов не позволяет отводить танковые соединения с Запада. Он пообещал передать обеим танковым группам 400 моторов, но этого было недостаточно. О своих дальнейших планах Гитлер выразился неопределенно. Он заявил, что быстрое продвижение далеко вперед групп армий "Центр" и "Север" создало совершенно новую обстановку и что переброска 3-й танковой группы на север больше не является необходимой. Он отметил улучшение положения и в группе армий "Юг". Характеризуя важность задач, он заявил, что главной целью остается промышленный район Ленинграда, а затем-Харьков; Москве отводилось третье место. Право же принятия какого-либо конкретного решения Гитлер оставил пока за собой.

Развитие обстановки до 15 августа 1941 года

(Схемы 13 и 14)

Из всех противоречивых директив ОКВ и дополнений к ним, полученных во второй половине июля, приказ группе армий "Центр", требовавший перехода к обороне и одновременной ликвидации угрозы на правом [138] фланге, оставался в силе. Войскам правого крыла 2-й танковой группы, усиленным двумя пехотными корпусами, с 1 по 8 августа удалось окружить и разбить севернее Рославля от трех до четырех дивизий противника. Тем самым устранялась серьезнейшая опасность на правом фланге; однако свободы оперативного маневра в направлении на Москву еще не достигли, поэтому настойчивое требование Гитлера продолжать продвижение на юго-запад, в направлении на Гомель, с задачей ликвидировать 21-ю армию русских было обоснованным. Командование группы армий "Юг" 10 и 18 августа также настаивало на продолжении наступления 2-й армии через Гомель на юг в направлении на Чернигов. Цель наступления - сломить, наконец, сопротивление 5-й русской армии на северном крыле группы армий. Командующий 2-й танковой группой, все усилия которого были направлены на подготовку своих дивизий для страстно желаемого наступления на Москву, 15 августа весьма неохотно выделил для наступления от Кричева на юг свой 24-й танковый корпус, который с 22 июня почти не имел ни одного дня и удобного случая для ремонта боевой техники.

На участке фронта севернее Рославля до Днепра восточнее Смоленска к 9 августа танковые корпуса были сменены армейскими корпусами и отведены в тыл. В район "котла" севернее Смоленска 3 августа с запада прибыли два армейских корпуса 9-й армии, они очистили район к 5 августа. На линии Ярцево - юго-западнее Белого-северо-восточнее Невеля образовался неподвижный фронт, в его тылу на отдыхе стояли оба танковых корпуса 3-й танковой группы. Попытка соединений северного крыла продвинуться в направлении на Великие Луки 2 августа разбилась об упорную оборону противника. Вследствие болезни командующего 9-й армией войска северного крыла группы армий "Центр", действовавших на участке от Ярцево до Великих Лук, 5 августа были переподчинены командующему 3-й танковой группой.

Прорыв, удачно начатый в первых числах июля 1-й танковой группой, из-за проливных дождей и контратак противника дальше Белой Церкви развить не удалось (см. схему 13). Но вслед за этим возобновили свое [139] продвижение на Умань, в тыл 6-й русской армии, танковые корпуса. 22 июля западный из корпусов, наступавший северо-западнее Умани, повернул на юго-запад и остановил противника, который отступал перед 17-й армией от Винницы на восток. Между ним и Днепром на юг устремились два других танковых корпуса, чтобы отрезать противнику также и южные пути отступления на восток, и прежде всего через Ново-Архангельск. 1 августа 1-я танковая группа двумя танковыми корпусами перерезала эти пути под Ново-Архангельском и южнее его, развернувшись фронтом на запад. В это же время горнострелковый корпус 17-й армии быстро продвигался через Винницу на юго-восток, имея задачу сломить сопротивление арьергардов противника под Уманью и перерезать путь отступления от Умани на Кировоград. До 20 августа группа армий "Юг" полностью овладела излучиной Днепра. 18 августа 1-й танковой группе удалось прочно закрепиться на восточном берегу Днепра в районе города Запорожье. 17-я и 6-я армии располагались вдоль реки южнее Киева, который упорно оборонялся противником. Наступление войск южного крыла группы армий "Центр" на Гомель заставило соединения русской 5-й армии 21 августа отойти, наконец, из болотистого района западнее Коростеня к Днепру, севернее Киева.

Группа армий "Север" все еще не могла собрать свои подвижные соединения для нанесения сосредоточенного удара. В середине августа из шести дивизий, имевшихся в распоряжении группы, одна дивизия СС находилась южнее озера Ильмень и одна моторизованная дивизия 56-го танкового корпуса - под Лугой.

Только в 41-м танковом корпусе три танковые и одна моторизованная дивизии были вместе. С 8 августа корпус вел наступательные действия юго-восточнее Нарвы, пробиваясь через нижнее течение Луги на север. 14 августа передовые части корпуса вышли к железной дороге Красногвардейск (Гатчина)-Нарва, после чего повернули на восток для нанесения удара в направлении на Ленинград. Для развития успеха, достигнутого 41-м корпусом, следовало бы подтянуть две моторизованные дивизии 56-го танкового корпуса. Но этого сделано не было. [140]

Дополнение к директиве ОКВ ? 34 от 12 августа 1941 года

(Схемы 13 и 14)

Удачный исход боев под Уманью, в результате которых были разгромлены основные силы противника, действовавшие перед группой армий "Юг", позволял ожидать, что этой группе армий удастся собственными силами и средствами преодолеть Днепр и захватить Украину и Крым. Поэтому обстановка, сложившаяся к 10 августа, оценивалась в ОКВ как многообещающая. Их рассуждения сводились примерно к следующему. Основные силы противника находятся перед группой армий "Центр". Важнейшие цели на Восточном фронте, к достижению которых еще следует стремиться, - это уничтожение этих сил и взятие Москвы. Представляется возможность провести заманчивые операции с развитием от центра в южном и северном направлениях. Однако было бы неправильным использовать для этого войска, которые лишь ослабили бы силу главного удара. Правильнее перед нанесением решающего удара провести наступательные действия с ограниченными целями. На южном фланге группы армий "Центр" одно такое мероприятие уже начато. Имеющихся в данный момент на ее северном крыле сил и средств недостаточно для нанесения решающего удара по войскам противника в районе Великих Лук и Торопца. Здесь следует использовать войска 3-й танковой группы, но только с ограничением их продвижения не дальше Валдайской возвышенности. На проведение фланговых операций потребуется еще примерно четырнадцать дней, так что основное наступление в направлении на Москву можно будет начать в конце августа. Группе армий "Север", не имеющей достаточной глубины оперативного построения и сосредоточения необходимых сил на направлении главного удара, придется "прогрызаться" сквозь укрепленную полосу противника в направлении на северо-восток. Это займет еще несколько недель. 3-ю танковую группу ни в коем случае нельзя задерживать на "неблагодарной" Валдайской возвышенности.

Гитлер не возражал против такой точки зрения. Он также хотел устранить угрозу на южном и северном [141] флангах группы армий "Центр". Именно поэтому 12 августа в дополнении к директиве ОКВ ? 34 указывалось:

"В результате решающего сражения в районе Умань группа армий "Юг" добилась полного превосходства над противником и обеспечила свободу маневрирования для проведения дальнейших операций по ту сторону Днепра...

Ее задача состоит в следующем:

а) не допустить планомерного создания противником фронта обороны за Днепром, для чего необходимо уничтожить наиболее крупные части противника, находящиеся западнее Днепра, и по возможности быстрее захватить плацдармы на восточном берегу этой реки..." Задача группы армий "Центр" состояла в том, чтобы ликвидировать "угрожающее положение на флангах" и, наступая в направлении на Торопец, попытаться установить связь с южным крылом 16-й армии. При этом требовалось "левый фланг группы армий "Центр" выдвинуть на север так далеко, чтобы группа армий "Север" могла не беспокоиться за свой правый фланг и получила возможность усилить пехотными дивизиями группировку своих войск, наступающих на Ленинград". Лишь "после полной ликвидации угрожающего положения на флангах и пополнения танковых групп будут созданы условия для наступления на широком фронте глубоко эшелонированными фланговыми группировками против крупных сил противника, сосредоточенных для обороны Москвы". Главная цель этого наступления состояла в том, чтобы "еще до наступления зимы овладеть всем комплексом государственных, экономических и коммуникационных центров противника в районе Москвы и тем самым лишить его возможности восстановить разгромленные вооруженные силы и нарушить работу аппарата государственного управления".

Получив, такую директиву, главное командование сухопутных сил, кажется, могло свободно вздохнуть. Оно имело право видеть в настоящем документе подтверждение своего постоянного убеждения в том, что решение исхода кампании необходимо искать на московском направлении. Для подготовки и проведения наступления на Москву в распоряжении имелось еще по крайней мере полтора месяца, в течение которых можно было рассчитывать на хорошую погоду. Приблизительно за [142] такое же время было пройдено расстояние от Сувалок через Минск и Витебск до Смоленска, что составляет 700 километров; при этом были нанесены уничтожающие удары по кадровым войскам России. Тогда было немало оснований надеяться, что 300-километровый путь от Ярцево (восточное Смоленска) до Москвы, на котором оборонялся значительно ослабленный противник, можно преодолеть, несмотря на общие потери, понесенные с 22 июня 1941 года, в 213 тыс. человек и большой износ материальной части.

Другой вопрос - хватит ли сил и средств для обеспечения обоих флангов устремленного далеко на восток клина группы армий "Центр", острие которого направлялось на Москву. Противник удерживал почти непроходимую для танков Валдайскую возвышенность, откуда флангам войск, наступавшим на Москву, все время угрожала бы опасность. Возможность группы армий "Север" вести наступление между озерами Ильмень и Чудским в северо-восточном направлении на Ленинград и одновременно выдвинуть соединения южного крыла к Валдайской возвышенности для обеспечения наступления на московском направлении была весьма сомнительной. Вот здесь-то и оказалось, что трех танковых групп северной половины фронта немецкой армии оказалось недостаточно для двустороннего охвата Москвы. Имея в виду, что эта операция главная, танковые группы следовало бы заблаговременно (не позднее начала июля) сосредоточить в районе между Смоленском и Холмом. А в то время войска этих трех групп растянулись на 700 километров от Рославля до Нарвы и потеряли возможность взаимодействовать между собой. Но все же для сосредоточения хотя бы 3-й и 4-й танковых групп и направления их совместных усилий южнее Валдайской возвышенности времени было достаточно, разумеется, при условии отказа от мысли окружить Ленинград. Но получилось как раз наоборот.

Важные решения

(Схема 14)

Таким образом, в то время как ОКХ еще предавалось надежде в конце августа нанести решающий удар по Москве, Гитлер снова под влиянием одной неудачи [143] группы армий "Север", имевшей местный характер, 15 августа принял решение: "Группе армий "Центр" дальнейшее наступление на Москву прекратить. Из состава 3-й танковой группы немедленно передать группе армий "Север" один танковый корпус (одну танковую и две моторизованные дивизии), так как наступление там грозит захлебнуться". Что же послужило причиной так неблагоприятно оценивать обстановку в группе армий "Север"?

Один из двух корпусов 16-й армии, продвигавшихся южнее озера Ильмень на восток, а именно 10-й армейский корпус, был атакован значительно превосходящими силами русских (восемью дивизиями 38-й армии{36}) и оттеснен на север к озеру. В ответ командование группы армий "Север", стремясь облегчить весьма тяжелое положение 10-го армейского корпуса, решило выделить для нанесения контрудара одну дивизию СС и одну моторизованную дивизию, которые до этого принимали участие в боевых действиях под Дугой и в районе озера Ильмень. 19 августа в результате контрудара 38-я русская армия с большими потерями отошла на восток, к Валдайской возвышенности. Гитлер с опозданием осуществлял теперь то, что он требовал перед войной и упустил в начале июля, а именно: усиление группы армий "Север" подвижными соединениями за счет группы армий "Центр". Во то время выдвижение 3-й танковой группы через Западную Двину в направлении на Лугу или Псков дало бы еще возможность группе армий "Север" оттеснить оборонявшегося перед ее фронтом противника к Балтийскому морю и тем самым обеспечить решающий перелом в ходе операций. Сейчас же, шесть недель спустя, группа армий "Центр" была ослаблена на половину танковой группы, и это в момент, когда оставалось сделать последний шаг к достижению цели операции, то есть к овладению Москвой. Выделенный из состава 3-й танковой группы 39-й танковый корпус (12-я танковая, 18-я и 20-я моторизованные дивизии) был использован не на месте, где решался исход операций, а направлен далеким кружным путем через Вильнюс на северное крыло группы армий "Север". [144]

Этому корпусу предстояло выполнить основное желание Гитлера: захватить Ленинградский промышленный район и изолировать "цитадель большевизма" от Москвы. Продвигаясь южнее Ленинграда на восток и преодолевая невероятные трудности, корпус достиг Тихвина. Несколько недель спустя 41-й танковый корпус, до этого успешно да ступавший на Ленинград, вынужден был остановиться и отойти в момент, когда он находился в непосредственной близости от города. Его передали 3-й танковой группе для участия в наступлении на Москву, которое все же решили провести в начале октября. Было просто немыслимо создать себе правильную картину происходящего и как-то разобраться в этом непрерывном движении.

Через несколько дней после того как 39-й танковый корпус был направлен к группе армий "Север", другой корпус 3-й танковой группы (57-й) получил задачу прорвать оборону сосредоточенной под Великими Луками армии противника и во взаимодействии с пехотными дивизиями уничтожить ее. Эта задача была решена быстро и основательно в период с 22 по 27 августа. Преследуя по размытым дорогам отступающего противника, корпус к 1 сентября вышел к Западной Двине восточнее Торопца. Затем он "временно" был подчинен 16-й армии. Весь сентябрь соединения корпуса вели ожесточенные бои под Демянском и в районе между Холмом и Осташковом, пытаясь вместе с 56-м танковым корпусом пробить дорогу войскам южного крыла группы армий "Север" на восток, к Валдайской возвышенности. Непрерывные дожди, превратившие глинистую почву Валдайокой возвышенности в болото, сделали богатую лесами и озерами, но не имеющую развитой сети дорог холмистую местность явно непригодной для использования на ней моторизованных соединений. Таким образом, в сравнении с тяжелыми потерями в людях и технике, которые понес корпус, оперативная выгода нового подчинения была незначительной. Валдайская возвышенность осталась в руках противника. Обессиленный после четырехсоткилометрового марша корпус в начале октября достиг Смоленска и занял место на южном крыле 4-й армии, чтобы принять участие в наступлении группы армий "Центр" на Москву,

Мы забежали вперед событий с намерением показать [145] последствия приказа Гитлера от 15 августа. В связи с тем, что пять подвижных соединений 3-й танковой группы были направлены на север, а главные силы 2-й танковой группы свои усилия сосредоточили в южном направлении на Гомель, группа армий "Центр" лишилась возможности наступать на Москву. Это было то самое "решающее войну решение", о котором Гитлер говорил еще 4 июля и осуществление которого все время откладывал.

Однако время не ждало. Сколько еще потребуется его для проведения всех начатых вспомогательных операций, и сможем ли мы осмелиться на проведение наступления на Москву в поздний период осени? И еще один, более важный, вопрос. Можно ли вообще рассчитывать на успех последнего решающего удара по столице противника, когда незначительно компенсируемые материальные потери и изношенность техники могли возрастать в условиях русской осени, при отсутствии пригодных для движения моторизованных соединений дорог.

Эти вопросы со всей серьезностью обсуждались в те дни в ОКВ и ОКХ.

В документе ОКВ, известном под названием "Оценка обстановки на Восточном фронте" от 18 августа, говорилось: "Восточная армия достаточно сильна для того, чтобы выполнить возложенные на группы армий "Юг" и "Север" задачи и одновременно с группой армий "Центр" нанести решающий удар по Москве. Предпосылкой является необходимость отказаться от заманчивых частичных успехов (как, например, во 2-й танковой группе) и не бояться неудач местного характера".

Не Москва, а Киев. 18-22 августа 1941 года

(Схема 14)

Несмотря на передачу значительного количества соединений группе армий "Север", ОКХ тоже придерживалось намерения наступать в направлении на Москву; оно полагало, что на пути к столице произойдет встреча с самыми крупными силами противника (42 стрелковые дивизии, кроме 20 дивизий, формируемых под Москвой). Предполагалось, что под Москвой противник попытается дать решающее сражение. 18 августа ОКХ [146] доложило Гитлеру детальные планы наступления на Москву, имея целью побудить его к принятию какого-либо решения. Планы сводились к следующему. Группа армий "Центр" для проведения наступления имеет 42 пехотные дивизии и 12 подвижных соединений. Из них предлагалось создать следующие группы.

1. Ударную группу "Юг" в составе 2-й танковой группы и 2-й армии (девять пехотных дивизий, одна кавалерийская дивизия, восемь моторизованных соединений). Задача: наступать с рубежа Брянск-Рославль в направлении на Калугу, примыкая правым флангом к Оке.

2. Оборонительную группу "Центр" в составе 4-й армии (десять дивизий на фронте Рославль-Ярцево).

3. Ударную группу "Север" в составе 9-й армии и 3-й танковой группы (тринадцать пехотных дивизий и четыре моторизованных соединения). Одна половина этих сил должна наступать из района южнее Белого, другая - из района Торопца, примыкая левым флангом к Волге.

Для проведения этой операции ОКХ поставило два предварительных условия.

1. Осуществляемое в настоящее время наступление на Гомель должно проводиться в южном направлении лишь до того момента, пока не представится возможность переменить направление наступления на восток, то есть: пехотными соединениями до рубежа Гомель- Стародуб, подвижными-до Новгорода-Северского и восточнее.

2. 3-ю танковую группу не следует привлекать для участия в боевых действиях войск южного крыла группы армий "Север", наступающих через Торопец на северо-восток.

Эти два условия как раз и явились причиной несогласия Гитлера с предложенным планом. Он решил сосредоточить основные усилия в полосе наступления группы армий "Юг" и одновременно с этим окружить Ленинград. Трудно сказать, хватило бы предусмотренных четырех механизированных соединений северной ударной группировки для осуществления прорыва и последующего развития операции. Сомнительна была также возможность централизованного управления в условиях рассредоточения соединений на большом пространстве. [147]

Здесь-то и сказались вредные последствия того, что в группе армий "Север" были слишком рассредоточены и задержаны вне всякой связи с основной операцией девять подвижных соединений.

Ответ на предложение ОКХ, данный Гитлером 20 августа, вскрыл, наконец, его разногласия не только с главнокомандующим сухопутными силами, но и его советниками из ОКВ. Гитлер в резкой форме отклонил предложение главнокомандующего сухопутными силами, хотя сам 12 августа отдал приказ о взятии Москвы еще до наступления зимы. Теперь он поставил перед войсками совсем другую цель, о которой многократно упоминал как о возможности, но от которой все время отказывался: не Москва и не необходимость встречи с силами противника на пути к ней, а захват Крыма, Донецкого промышленного района и нарушение подвоза кавказской нефти являлись важнейшей целью ближайших операций.

Таким образом, Гитлер отказался от своей точки зрения, которой придерживался до сих пор и сущность которой определялась принципом: "Уничтожать живую силу противника там, где только возможно". Теперь главной задачей операций Гитлер считал достижение экономических целей. Однако сила действующей русской армии еще не была сломлена. Это доказывали все еще настойчивые и упорные атаки противника против войск группы армий "Центр". Рано было думать о том, чтобы захватить экономические ресурсы, необходимые русским для обеспечения новых воинских формирований. Здесь еще раз подтвердилась правильность слов Клаузевица о том, что для разработки хорошего плана операции большого мастерства еще не требуется. Главная же трудность заключается в том, чтобы при осуществлении этого плана остаться верным тем основным принципам, которые были положены в его основу. В данном же случае один принцип нарушили, а именно тот, согласно которому разгром русской армии должен предшествовать достижению экономических и политических целей. В директиве от 21 августа 1941 года, которая требовала перенесения направления главного удара с центра на юг, в обоснование этого важного решения говорилось:

"Благоприятная оперативная обстановка, сложившаяся в результате достижения линии Гомель, Почеп, должна [148] быть немедленно использована для проведения операции смежными флангами групп армий "Юг" и "Центр" по сходящимся направлениям".

Проведенная в соответствии с этим приказом операция закончилась на самом деле весьма крупным успехом. Удалось не только осуществить запланированное уничтожение 5-й русской армии, но и окружить три другие армии противника, действовавшие в районе городов Киев, Черкассы, Ромны. Это была самая крупная к тому времени охватывающая операция. Однако, несмотря на большой ее успех в рамках немецкого плана, она являлась все же вспомогательной, побочной операцией. Проведение операции потребовало много драгоценного времени, больших сил и средств и поставило под серьезнейшую угрозу, если совсем не исключило, возможность достижения первоначальной цели - Москвы. [149]

Дальше