Содержание
«Военная Литература»
Военная история

Глава IX.

Операции, предшествовавшие сражению под Вязьмой

(Схемы 14 и 15)

Стратегическая основа

(Схема 14)

Кронное охватывающее сражение под Киевом продолжалось целый месяц и закончилось 26 сентября капитуляцией остатков 5, 26, 37 и 38-й русских армий юго-восточнее города. Группе армии "Юг" удалось образовать в обороне противника огромную брешь. Однако оставалось сомнительным, хватит ли времени для выполнения поставленных в приказе Гитлера от 21 августа 1941 года задач политико-экономического характера: захватить Крым, Донецкий бассейн и нарушить подвоз кавказской нефти. Здесь, на юге России, дальнейшему ведению операций угрожала не столько предстоящая зима, сколько осень, когда реки разливаются и все дороги становятся непригодными для движения тяжелых машин. Влияние русского периода распутицы, который начинается уже в середине октября, стало известно немецкому командованию слишком поздно. Однако, несмотря на сложность природных условий, стратегические цели на юге в основном все же были достигнуты. Весь Крым, за исключением Севастополя, к середине ноября находился в руках 11-й армии; использование русскими полуострова в качестве "авианосца", с которого производились воздушные налеты на нефтяные центры Румынии, было исключено. С начала ноября 1-я танковая и 17-я полевая армии удерживали в своих руках Сталине, Артемовск и Славянск-важнейшие промышленные [150] города Донбасса. В конце октября 6-я армия овладела Харьковом. Нарушить же пути подвоза нефти с Кавказа не удалось.

Успех, достигнутый войсками группы армий "Юг" в сражении под Киевом, позволил значительной части сил группы армий "Центр" (2-я армия и 2-я танковая группа) продвинуться за реку Десну далеко на юг. Две трети сил 2-й танковой группы вышли на линию юго-восточнее Ромны - Глухов - Новгород-Северский и отражали отвлекающие атаки вновь прибывших сюда частей противника.

Остальные объединения группы армий "Центр" (4-я и 9-я армии вместе с частью сил 2-й и 3-й танковых групп) остановились на линии Почеп - Рославль - Ельня - Ярцево - восточное Торопца, где противник оборудовал оборонительные позиции.

18-я армия группы армий "Север" еще ближе подошла к Ленинграду. 39-й танковый корпус, который в середине августа был выделен из состава 3-й танковой группы, в начале сентября овладел городом Шлиссельбург, перерезав тем самым сообщение между Ленинградом и Москвой. В результате проведенного наступления через реку Волхов в начале октября был взят Тихвин; однако установить в этом наступлении связь с финнами, которые в начале сентября продвинулись до реки Свирь (восточное Ладожского озера), не удалось. Наступавшие в начале октября юго-восточнее озера Ильмень корпуса 16-й армии задержались на западных холмах Валдайской возвышенности.

В то время как восточнее Киева еще полным ходом развивались успешные операции, у командования снова появилась идея - разгромить силы противника, сосредоточенные для обороны Москвы перед группой армий "Центр". Для проведения этой операции необходимо было участие 2-й армии и 2-й танковой группы, а их удалось бы подтянуть не раньше конца сентября. Поэтому наступление могло начаться лишь в начале октября. Если учитывать, что благоприятное для ведения боевых действий время года уже подходило к концу, то возможность развития этой операции до Москвы вызывала сомнения. Поэтому группе армий "Центр" была поставлена относительно ограниченная задача. Для проведения операции выделялись две ударные группы. Одной [151] из этих групп после прорыва обороны противника под Рославлем предстояло наступать в северо-восточном направлении на Вязьму и там соединиться с другой ударной группой, наступавшей на Вязьму с северо-запада. Таким образом планировалось окружение и уничтожение противника восточное Смоленска. 2-й танковой группе ставилась задача - наступать из района Глухова на Орел и между Новгород-Северским и Брянском выйти в тыл противнику, действия которого сковывались фронтальным наступлением 2-й армии. Августовский план наступления на Москву первоначально предусматривал прорыв силами войск южного крыла (2-я танковая группа) через Брянск на Калугу. Теперь же в результате продвижения 2-й танковой группы в район южнее Ромны удар должен был наноситься из района Глухова на Орел. Таким образом, пять танковых и четыре с половиной моторизованные дивизии 2-й танковой группы уже не могли принять участия в нанесении главного удара на Вязьму. Поскольку в дальнейшем эти силы были брошены не на Калугу, а на Тулу, осуществить оперативное взаимодействие трех танковых групп не удалось и на этот раз. 4-я танковая группа в сентябре была передана в распоряжение группы армий "Центр". В составе 4-й танковой группы в это время находилось два танковых корпуса - 56-й, действовавший южнее озера Ильмень, и 41-й - под Ленинградом. Для соединения этих корпусов было бы проще и короче сосредоточить их в верхнем течении Западной Двины, в районе Торопца и Холма. Если бы это удалось сделать, 4-я танковая группа получила бы благоприятные условия для наступления соединениями левого крыла на Ржев. Но для столь дальних обходных маневров в тот момент не хватало времени. Штабу 4-й танковой группы пришлось взять на себя руководство южной ударной группой, состоявшей из соединений 2-й танковой группы и двух танковых дивизий резерва главного командования. Эта ударная группа сосредоточилась в районе Рославля. В ее состав предполагалось ввести также 57-й танковый корпус, который еще в конце сентября вел боевые действия на Валдайской возвышенности в составе 16-й армии. 41-й танковый корпус (три танковые дивизии) был подчинен командующему 3-й танковой группой, т. е. включен в состав [152] северной ударной группы. Сюда же направлялся штаб 56-го танкового корпуса.

Таким образом, для удара по Москве в распоряжении группы армий "Центр" имелись значительные силы: три полевые армии и три танковые группы. В составе танковых групп, кроме полка "Великая Германия" и 900-й учебной бригады, насчитывалось тринадцать танковых и восемь моторизованных дивизий. На решающий участок фронта было брошено также большое количество самоходных орудий и тяжелой артиллерии, выделенных преимущественно из состава группы армий "Север". С воздуха наступление поддерживали два воздушных флота. Итак, все было сделано для того, чтобы создать решающее превосходство сил н средств на направлении главного удара. Но один фактор все-таки не был продуман со всей тщательностью, и именно он грозил остановить через короткое время движение мощной лавины войск. Мы имеем в виду неблагоприятное время года. Можно ли было в октябре рассчитывать на сухую погоду, которая благоприятствовала бы быстрому продвижению на большие расстояния и не угрожала бы срывом снабжения? Трудности движения по дорогам в сентябре показали, что благоприятное время года осталось позади. Несмотря на это, немецкое командование приняло решение на наступление, надеясь добиться решительной победы.

Обстановка на фронте 3-й танковой группы в сентябре 1941 года

(Схема 15)

Вплоть до последних дней августа противник упорно продолжал активные действия, пытаясь вернуть Смоленск. 4-й армии пришлось отойти с выступа, образовавшегося в районе Ельни{37}. Потом противник окопался. Севернее автострады Смоленск-Вязьма оборона противника проходила через Ярцево, вдоль западного берега [153] реки Вопь, пересекала шоссе Новоселки-Белый, затем резко поворачивала на запад н огибала с юго-запада и запада обширный болотистый район, расположенный к югу от линии железной дороги ст. Западная Двина - Ржев. Далее линия обороны тянулась вдоль восточного берега Двины до Валдайской возвышенности. В районе Андреаполя 19-я танковая дивизия захватила небольшой плацдарм и удерживала его, отбивая совместно с 23-м армейским корпусом частые атаки противника. В целом русская оборона представляла собой хорошо развитую систему траншей и укреплений. Здесь русские рассчитывали продержаться в течение зимы. Строилась также тыловая линия обороны. Она должна была проходить вдоль восточного берега Днепра (в его верхнем течении), под Сычевкой, западнее Ржева. Собственно же московская оборонительная полоса шла от Калуги через поле Бородинского сражения в направлении на Калинин. Сотни тысяч рабочих московских предприятий строили здесь глубоко эшелонированную систему обороны, используя все средства современной фортификации. Стержень этой обороны был создан раньше и находился по обе стороны автострады Смоленск-Москва. Он состоял из бетонированных укреплений, прикрытых проволочными заграждениями, минными полями, противотанковыми рвами. Не было никакого признака, что в случае наступления противник отойдет за Днепр. Линия Днепра войсками не занималась. Под Москвой же был сосредоточен резерв из двенадцати дивизий.

Немецкие войска располагались следующим образом: между Ярцево и Новоселками - 8-й и 5-й армейские корпуса (восемь пехотных дивизий), далее до Баево - 6-й армейский корпус (три пехотные дивизии). 23-й армейский корпус (также в составе трех пехотных дивизий) располагался вдоль реки Западная Двина до района севернее Андреаполя.

Что касается танковых корпусов, ранее входивших в состав 3-й танковой группы, то они, как сказано выше, были переданы в распоряжение группы армий "Север".

7-я танковая и 14-я моторизованная дивизии, а также 900-я учебная бригада вышли в тыловой район 9-й армии для приведения в порядок своей техники. Однако время от времени приходилось использовать их некоторые части для поддержки пехотных дивизий, ведущих [154] тяжелые оборонительные бои. При этом имелись значительные потери, особенно заметные в нижнем командном звене. Урон был больше, чем во время предшествовавших наступательных боев, а восполнялся он лишь частично. То же самое нужно сказать о двигателях и танках. Они поступали в действующую армию в количестве, недостаточном, чтобы, довести дивизии до их штатного боевого состава.

Оперативные соображения

В начале сентября командующий 3-й танковой группой получил приказ разработать и доложить командующему группой армий "Центр" план операции, положив в его основу следующую идею: 9-я армия рассекает фронт противника и продвигается в направлении на Вязьму, имея целью во взаимодействии с 4-й армией, наносящей удар по Вязьме с юго-запада, уничтожить окруженные части противника. Было приказано также доложить, какими могли бы быть действия 3-й танковой группы в общем наступлении 9-й армии. В состав 3-й танковой группы входили: 7-я танковая и 14-я моторизованная дивизии, 900-я учебная бригада. Кроме того, в ее распоряжение предполагалось передать 1, 6 и 8-ю танковые, 36-ю моторизованную дивизии со штабом 41-го танкового корпуса, а также штаб 56-го танкового корпуса.

В штабе 3-й танковой группы единодушно решили, что основная задача состоит не в том, чтобы отбросить противника на восток, а в том, чтобы воспрепятствовать его отходу за Днепр и на оборонительные позиции под Москвой; только таким путем можно было окончательно парализовать его. К этому времени фронт обороны противника стал почти сплошным, поэтому охват был невозможен. Сначала следовало прорвать оборону противника. При выборе места прорыва обсуждались три возможных варианта.

Первый вариант: нанести удар как можно севернее. Чем дальше на север переносилось бы место нанесения удара, тем большие силы противника оказывались отрезанными. Такой цели лучше всего отвечал бы удар из района озера Ильмень на юго-восток. К тому же именно здесь операции еще носили маневренный характер, и фронт не успел стабилизироваться. Однако нанесение [155] удара на этом направлении затруднялось бы тем, что местность восточное реки Ловать и на Валдайской возвышенности в это время года весьма неблагоприятна, поэтому быстрое продвижение моторизованных войск вряд ли оказалось бы возможным. Кроме того, при этом варианте левый фланг остался бы необеспеченным, а результаты подобного удара сказались бы на успехе общего наступления 9-й армии слишком поздно. Таким образом, этот вариант отпадал.

Второй вариант: нанести улар из района восточное Торопца через Западную Двину, используя для этого плацдарм под Андреаполем. Продвигаясь первоначально по благоприятной для действий подвижных частей возвышенной местности севернее железнодорожной линии Нелидово-Оленино, можно было бы затем повернуть на Вязьму. Это дало бы возможность окружить войска противника, занимавшие оборону вдоль Западной Двины на участке Андреаполь-Бяево. Подвоз предметов снабжения танковой группе облегчался бы путем использования железной дороги Великие Луки-ст. Западная Двина. Но при таком варианте приходилось учитывать сроки, время года и отсутствие возможности быстро создать угрозу флангу противника. В полосе наступления 9-й армии противнику могла бы угрожать опасность окружения лишь после того, как танковая группа, нанося удар в юго-восточном направлении, пересекла бы линию Белый-Сычевка. Но до этого момента противник успел бы снять с фронта свои дивизии и уйти за Днепр. Кроме того, приходилось учитывать, что плохая погода могла бы задержать продвижение танковой группы на 200-километровом участке от Андреаполя до Вязьмы. Сжатые сроки вынуждали искать варианта, рассчитанного на быстрое решение этой задачи, без глубокого охвата.

Третий вариант, отвечающий указанному выше последнему условию, предусматривал прорыв из района Новоселок через Холм на Вязьму. При сосредоточении крупных танковых сил и при более или менее хорошей погоде можно было на второй день наступления выйти к Днепру в районе Холма, а затем нанести удар в направлении на Вязьму, прежде чем противник сумеет подтянуть сюда необходимые для отражения наступления силы. Намечавшийся фронт окружения от Вязьмы до Холма (60 километров) можно было обеспечить [156] достаточными силами при условии быстрого подтягивания пехотных дивизий. Недостатком этого варианта являлось то, что крупные силы противника юго-западнее города Белый подверглись бы лишь фронтальному удару, но не попали бы в окружение. Поэтому рано или поздно эти войска противника могли бы появиться на левом фланге 9-й армии. Недостатком являлось и то, что ввиду узости полосы наступления конные обозы пехотных соединений тормозили бы быстрое продвижение второго эшелона танкового корпуса. Поэтому необходимо было переподчинить соседние пехотные дивизии командующему 3-й танковой группой.

Несмотря на справедливые сомнения своих помощников, командующий танковой группой решил представить командующему группой армий план прорыва из района восточное Новоселок в направлении на Холм.

Командование 9-й армии также представило в штаб группы армий свой план наступления, предусматривавший нанесение главного удара силами 5-го армейского корпуса через реку Вопь в восточном направлении. Чтобы обеспечить быстрое продвижение пехотных частей, предлагалось справа и слева 5-го армейского корпуса использовать танковые корпуса. Но это исключало бы оперативный прорыв танковой группы в тыл противника. Поэтому командующий группой армий приказал осуществить прорыв сосредоточенными силами 3-й танковой группы в направлении Холм - Вязьма. Соседние 5-й и 6-й армейские корпуса были переподчинены командующему 3-й танковой группой.

Третий котел

Те котлы, в создании которых до этого времени приходилось участвовать 3-й танковой группе, получались в ходе самих операций. План окружения возникал на месте, без специальной предварительной разработки. Теперь же речь шла о том, чтобы прорвать фронт противника с целью обеспечить танковым соединениям достаточное пространство для удара по противнику с тыла. Поэтому необходимо было заранее провести планомерную подготовку прорыва, что явилось бы предпосылкой успеха операции на окружение. Условия местности и дорог в районе восточнее Новоселок позволяли [157] использовать на направлении главного удара только один танковый корпус, который мог бы обеспечить узкую брешь в обороне противника. Что же касается второго танкового корпуса, то ввиду изгиба линии фронта приходилось сначала использовать его для удара в направлении на Белый. Таким образом, оба корпуса вынуждены были действовать по расходящимся направлениям.

Штабу 56-го танкового корпуса, прибывшему раньше других, поручили разработать план прорыва в направлении на Холм. В его подчинение передавались 7-я и 8-я танковые и 129-я пехотная дивизии. В последний момент было решено задержать 8-ю танковую дивизию в составе группы армий "Север", поэтому ее заменили 6-й танковой дивизией. К сожалению, пришлось дробить силы 41-го танкового корпуса, который действовал в неизменном составе с самого начала кампании. Танковые полки обеих танковых дивизий не были укомплектованы до полной боевой численности, успех же прорыва зависел от пробивной силы танкового удара; вот почему танковый полк 7-й танковой дивизии был временно переподчинен командиру 6-й танковой дивизии. После выхода к Днепру предполагалось восстановить прежний порядок подчинения. Целесообразность такого мероприятия, в результате которого 7-я танковая дивизия лишалась своего главного средства наступления, сомнительна. Временное переподчинение может быть вызвано плохим состоянием дорог, но оно не должно служить предметом для подражания. В данном же случае переподчинение себя оправдало, и прежде всего в тот момент, когда одна подошедшая с юга русская танковая бригада уже на подступах к Днепру ударила во фланг немецкому соединению.

129-й пехотной дивизии было приказано следовать за танковыми дивизиями с таким расчетом, чтобы включиться в операцию по окружению лишь на восточном берегу Днепра. На 5-й армейский корпус возлагалась задача, используя удар танков, обеспечить постоянное прикрытие правого фланга 56-го танкового корпуса. Кроме того, 5-й корпус должен был расширить прорыв, чтобы в кратчайший срок, если понадобится, вывести свои дивизии на смену танковому корпусу на восточном берегу Днепра.

Особенно трудная задача была поставлена 41-му танковому корпусу. Кроме 1-й танковой и 36-й моторизованной [158] дивизий, корпусу подчинялась 6-я пехотная дивизия, находившаяся в боевом соприкосновении с противником. 41-й танковый корпус должен был овладеть узлом шоссейных дорог - городом Белый, затем повернуть танковую и моторизованную дивизии фронтом на восток, форсировать Днепр выше Холма и обеспечить левый фланг 3-й танковой группы от ударов противника из района Сычевки. Успешно осуществить поворот частей на восток и сохранить оперативное взаимодействие в пределах всей танковой группы можно было лишь при очень искусном управлении корпусом.

6-му армейскому корпусу предстояло, взаимодействуя с правым соседом - 41-м танковым корпусом, наступать на участке фронта по обе стороны Ломоносова, отбросить противника в болота западнее Белого, после чего занять оборону восточное города и приготовиться к отражению возможных контратак из района Ржева.

Мы не будем останавливаться на тактических деталях прорыва, попытаемся лишь подвести оперативные итоги. Прорыв был осуществлен с неожиданной легкостью 2 октября, при сухой погоде. 8-й авиационный корпус вновь оказал наземным войскам эффективную поддержку. Сопротивление противника на участке прорыва танков было менее упорным, чем мы ожидали. Танковые части 56-го танкового корпуса быстро прорвались через лесистый район вдоль реки Вопь, на полпути между Новоселками и Холмом. Упорные бои развернулись юго-западнее Холма. Сюда с юга подошла танковая бригада русских, которая сражалась не на жизнь, а на смерть. Эти бои задержали форсирование Днепра. На 4 октября 6-я и 7-я танковые дивизии прорвались по уцелевшим мостам на восточный берег, подавили сопротивление противника и повернули на Вязьму. 6 октября 7-я танковая дивизия вышла на автостраду и оказалась в тылу противника, слишком поздно начавшего отход на восточный берег Днепра. 7 октября 10-я танковая дивизия 4-й танковой группы соединилась в районе Вязьмы с левофланговым полком 7-й танковой дивизии. К этому времени 56-й танковый корпус создал уже сплошной фронт, окружения на участке от Вязьмы до Днепра (восточнее Холма). Ожесточенные ночные атаки противника, пытавшегося прорваться на этом участке на восток, успеха не имели... [159]

41-му танковому корпусу пришлось преодолевать сильное сопротивление противника в районе юго-западнее Белого. 4 октября, выйдя в район южнее города, корпус развернулся фронтом на восток. Задачу по овладению городом предстояло решать 6-му армейскому корпусу. Стремясь соединиться с 56-м танковым корпусом, 41-й танковый корпус прорвался к Днепру и 7 октября форсировал его, чтобы прикрыть тыл частям, удерживавшим внутренний фронт окружения.

5-й армейский корпус, быстро пройдя через Холм и район южнее его, подтянулся к танковым частям, что позволило быстро и в соответствии с планом осуществить смену танковых дивизий, находившихся на внутреннем фронте окружения. Лишь незначительным силам противника удалось уйти на восток.

По-иному развернулись события в полосе наступления 18-го армейского корпуса, действовавшего в верхнем течении Западной Двины. Здесь противник 7 октября отошел со своих позиций. 23-й армейский корпус из-за большого количества минных полей потерял соприкосновение с противником, и последний почти без потерь ушел за Волгу северо-западнее Ржева.

В настоящее время можно констатировать, что и одного 56-го танкового корпуса хватило бы для осуществления прорыва и создания кольца окружения (до подхода пехоты), а на 41-й танковый корпус можно было возложить более важную задачу по поддержке 23-го армейского корпуса. Но мог ли в этом случае 56-й танковый корпус с такой уверенностью выполнить свою задачу, то есть совершить обходный маневр через Холм на Вязьму, если бы его фланг не прикрывался 41-м танковым корпусом?

Успех был достигнут большой. Группа армий "Центр", в которой сосредоточились главные силы немецких танковых соединений, вышла на оперативный простор и двинулась в направлении столицы противника. Весь правительственный аппарат (кроме Сталина) и сотни тысяч жителей покинули город. Стратегическая цель войны - Москва, овладение которой связывалось с большим политическим, экономическим и военным эффектом, находилась, наконец, в непосредственной близости. Неужели в такой момент следовало остановиться, не [160] пытаясь использовать все выгоды создавшейся обстановки, которая, вероятно, никогда не повторится?

Но 7 октября, в день, когда было завершено окружение войск противника под Вязьмой, на всем фронте выпал первый снег - предупреждение о том, что пора приостановить операции. Несмотря на это, немецкое командование решилось продолжать развитие операций с целью овладения Москвой или окружения ее до конца года. 2-я танковая группа к 24 октября прошла еще некоторое расстояние через Орел в направлении на Тулу. 4-я танковая группа отбросила только что прибывшую из Владивостока 32-ю сибирскую стрелковую дивизию с московской оборонительной полосы в районе Бородино;

3-я танковая группа 14 октября овладела Калинином. Но после этого у противника появился союзник, которому удалось сделать то, чего, несмотря ни на какие жертвы, не могло добиться русское командование. Не русская зима, а осенние дожди положили конец немецкому наступлению. Дождь лил днем и ночью, дождь шел непрерывно, вперемежку со снегом. Дороги размокли, и движение приостановилось. Недостаток боеприпасов, горюче-смазочных материалов и продовольствия определял тактическую и оперативную обстановку последующих трех недель.

Здесь мы оборвем описание операций. Возобновление наступления на Москву и последующая катастрофа уже подверглись подробному критическому разбору в трудах других авторов. Нам хотелось бы высказать свое мнение лишь по одному вопросу, который напрашивается в заключение: имело ли немецкое командование основание после завершения сражений под Брянском и Вязьмой рассчитывать на успешное продолжение операций по окружению Москвы в середине октября?

Мы должны ответить на этот вопрос отрицательно. Следовало учитывать погоду в предшествующие недели и ожидать дальнейшего ухудшения дорог. При таких условиях быстрое проведение операций оказалось бы невозможным. А были необходимы именно быстрые действия, чтобы противник не мог оправиться от нанесенного ему тяжелого поражения. Быстро действовать надо было еще и потому, что нельзя затягивать проведение операций до зимы, которая подошла уже вплотную. Правда, в тылу провели определенную подготовку к [161] зимней кампании: было заготовлено теплое обмундирование, одеяла, средства против обморожения, печи и т. п., но все это находилось еще далеко от войск, а положение с подвозом по мере удаления от конечных пунктов железных дорог все более осложнялось. Подвоз снабжения встал в зависимость от состояния грунтовых дорог.

Но даже если отбросить трудности времени года, военная обстановка сложилась к тому времени не столь благоприятная, как это казалось. 2-я танковая группа после участия в крупнейшей по своим масштабам битве под Киевом, не имея возможности привести в порядок боевую технику, выбивалась из последних сил. Вызывало сомнение, сможет ли она решить свою задачу - овладеть Тулой. В случае дальнейшего продвижения на Горький (400 километров восточное Москвы) группа осталась бы без всякого флангового прикрытия. 3-й и 4-й танковым группам, имевшим задачу блокировать Москву с севера, предстояло еще преодолеть канал Москва - Волга и Волжское водохранилище юго-восточнее Калинина; 4-я танковая группа натолкнулась под Можайском на первые переброшенные с Дальнего Востока подкрепления. 3-я танковая группа из-за недостатка горючего растянулась между Вязьмой и Калинином, застряла на этом участке, ввязалась под Калинином в тяжелые бои и уже тогда испытывала недостаток в боеприпасах. Крупные по численности боеспособные силы противника, сосредоточенные на левом берегу Волги северо-западнее Ржева, нависли над ее флангом. Таким образом, шансы на обход Москвы одновременно с севера и с юга были весьма невелики.

Клаузевиц прав, когда высмеивает критиков-всезнаек, судящих о полководце по его успеху или неудаче; такие критики стали бы порицать Наполеона I, если бы он после Бородино отказался от использования плодов своей победы. Критики в таком случае воскликнули бы: "Как мог он боязливо прозевать овладение неприятельской столицей, беззащитной, готовой пасть Москвой, и тем самым оставить нетронутым ядро, вокруг которого могло вновь организоваться сопротивление"{38}. Но уместным ли оказался подобный упрек по отношению к [162] немецкому командованию в 1941 году, если бы оно отказалось от проведения дальнейшего наступления на Москву? Безусловно, нет! Не в начале сентября, а шестью неделями позднее пришлось немецкому командованию решать тот же вопрос, перед которым стоял Наполеон. И речь шла не о кратковременном преследовании разбитой армии, стремящейся избежать вторичного генерального сражения, а о последней тяжелой схватке с противником, всеми средствами защищающим свою древнюю столицу. Следовало мужественно признаться себе в том, что скрытую угрозу левому флангу войск, наступавших на Москву, ликвидировать не удалось, что перемещение направления главного удара на юг в сентябре привело к потере по крайней мере целого месяца и что для обхода Москвы с двух сторон сил было недостаточно. Конечно, это означало признание и того факта, что планы Гитлера победить Россию за один год провалились. Но ничего ошеломляющего в этом не было. Остановку в верховьях рек Волги, Дона, Днепра и Западной Двины перед началом зимы объяснить как мудрое самоограничение было бы легче, чем последующее поражение на подступах к Москве. Ведь это поражение восстановило моральный дух Красной Армии, дало мощный толчок для подъема национальных чувств русских и в колоссальной мере укрепило доверие к силе руководства, а подобные факторы отнюдь не способствуют тому, чтобы заставить противника пойти на мирные переговоры. Но все эти моменты относятся уже к области политико-стратегических проблем, исследование которых выходит за рамки нашей задачи. [163]

Дальше