Содержание
«Военная Литература»
Военная история

V. Встреча флотов

Мы оставили английский линейный флот идущим полным ходом к SO с целью возможно скорей оказать поддержку нашим линейным крейсерам и в готовности развернуться в боевую линию, как только он соединится с головными крейсерами. Для Джеллико было в высшей степени важно знать возможно точнее положение линейного флота противника по отношению к своему флоту. Также не менее важно было для него получать периодические сведения о курсе противника. При наличии этих данных он мог бы с известной степенью вероятности предугадать направление, в котором покажется противник.

Построить линейный флот в боевую линию или, другими словами, произвести боевое развертывание, не имея достаточно верных сведений о положении противника, было бы равносильно отрицанию разумной тактики. Раннее развертывание при недостаточной осведомленности исключает всякую возможность тактического преимущества этого маневра. В то же время раннее развертывание при достаточной осведомленности является вполне целесообразным.

После развертывания, если оно правильно выполнено, линейный флот должен идти в кильватерном строю таким [562] образом, чтобы все орудия главной артиллерии могли быть наведены на противника с таким расчетом, чтобы у них оставался еще значительный свободный угол поворота на случай неизбежных ошибок при исчислении действительного пеленга на противника. Весьма важно также, чтобы развертывание проводилось по возможности быстро. Для этой цели существует всеми принятая тактическая аксиома: эскадра, разделенная на колонны, должна иметь пеленги головных кораблей каждой колонны по отношению друг к другу, по возможности под прямым углом к тому пеленгу, по которому ожидается появление противника. При таком построении флот достигает внешней гибкости, и развертывание может быть произведено в любом направлении без лишней траты времени.

Таким образом, ясно, что развертывание должно быть произведено по возможности вовремя, чтобы весь линейный флот был построен в боевую линию незадолго перед тем, как противник окажется фактически на расстоянии действенного огня. В наши дни дальнобойной артиллерии это означает, что маневр должен быть произведен незадолго перед тем, как противник станет видим.

Долгое время считали, что в тактическом отношении достигается преимущество в производстве развертывания за пределами максимальной дальности торпедной стрельбы с неприятельских линейных кораблей. Дистанция действенной дальности торпедной стрельбы немцев достигала около 75 кабельтов, и по торпедному вооружению линейные корабли противника превосходили наши.

Что же касается артиллерийского вооружения, то превосходство было на стороне наших кораблей.

Главнокомандующий не получает сведений

Итак, если Джеллико желал наивыгоднейшим образом использовать превосходство своей артиллерии и не дать противнику [563] воспользоваться преимуществом торпедного вооружения, он должен был произвести развертывание своих сил на расстоянии свыше 75 кабельтов от неприятельского линейного флота. Чтобы иметь возможность это сделать, ему необходимо было быть своевременно и точно осведомленным о положении и курсе противника. К несчастью, именно этими сведениями главнокомандующий не располагал.

Как известно, корабль, который войдет в видимое соприкосновение с противником, не будучи сам видим для флагманского корабля своего флота, обязан при донесении о положении противника указывать также и свое географическое место (широту и долготу); точность, с которой главнокомандующий сможет затем определить соответствующий пеленг и дистанцию противника от него, будет зависеть от точности данных о географическом положении как своего корабля, так и корабля, сделавшего донесение. Нельзя требовать от каждого корабля, чтобы он совершенно точно определил свое географическое положение в пасмурную пагоду, обычно преобладающую в Северном море, и в особенности при постоянных переменах курса и скорости хода ввиду возможной встречи с противником. Небольшие ошибки в том или ином направлении обычно взаимоуничтожаются при наличии нескольких донесений. Отсюда проистекает необходимость получения постоянных и надежных сведений.

Первое определенное донесение о присутствии линейного флота противника, которое получил Джеллико, исходило от «Саутгемптона» в 16 ч. 38 мин., а именно: «Заметил линейный флот противника по пеленгу приблизительно SO. Курс противника N. Мое место 56°34'N 16°20'Ost (16 ч. 38 мин.)».

Однако еще до того на «Айрон Дюк» поступило несколько донесений о местонахождении неприятельских линейных крейсеров. Но вследствие ошибок отдельных кораблей, возможных при сигнализации или расшифровании и неизбежных при прокладке по счислению, положение противника по [564] отношению к «Айрон Дюк» являлось, по меньшей мере, гадательным{9}. [565]

За промежуток времени между моментом, когда был замечен линейный флот, и моментом, когда между нашим авангардом и нашим линейным флотом была установлена видимая связь, Джеллико получил четыре донесения от «Саутгемптона», одно донесение от «Чемпиона», причем, несомненно, с неверными данными, и одно донесение от «Лайона», отправленное в 16 ч. 45 мин.

Это донесение с «Лайона» было, к несчастью, искажено при передаче. Первоначальный текст гласил: «Обнаружил линейный флот противника по пеленгу SO», но вследствие того, что радиоустановка на «Лайоне» была снесена снарядом, донесение пришлось передавать через линейный крейсер «Принцесс Роял», отчего произошла некоторая задержка. Когда же через 20 минут оно дошло до Джеллико, то содержание его было следующее: «От 26 до 30 линейных кораблей, вероятно, противника, видны по пеленгу SSO курс SO».

В течение всего часа, предшествовавшего моменту установления визуальной связи, т.е. в тот период времени, когда Джеллико было особенно важно получить точные сведения о противнике, ни от одного корабля авангарда, за исключением «Саутгемптон», им не было получено ни одного донесения. Причиной этому послужила отчасти потеря линейными крейсерами контакта с линейным флотом противника во время их «бега на север». Но 5-я эскадра линейных кораблей все еще продолжала находиться с ним в соприкосновении. Действительно, из этих кораблей два были заняты артиллерийской дуэлью с германскими головными линейными кораблями, и регулярные донесения, казалось бы, могли поступать от них. Фактически никаких сведений из этого источника не поступало. Только один «Саутгемптон» имел, по-видимому правильное представление о том значении, какое имеет непрерывное осведомление.

Не удивительно поэтому, что в этих условиях Джеллико не был уверен, в каком именно направлении появится противник. [566]

В своем отчете он пишет: «При встрече стало очевидным, что счисление эскадр линейных крейсеров разошлось со счислением на «Айрон Дюк» на 12 миль к Ost. Вследствие этого противник появился сперва на правом крамболе, вместо того, чтобы быть прямо по носу, и на 20 минут раньше, чем это предполагалось...»

В действительности же счисления «Айрон Дюк» и «Лайон» разошлись при их встрече приблизительно на 10 миль. «Айрон Дюк» оказался на 4 мили больше к SO, чем он предполагал, а «Лайон» - около 6 миль западнее.

Однако Джеллико не мог вывести никаких заключений на основании одного только донесения по радио, полученного от «Лайон», после того как линейный флот противника был замечен. Что же касается донесений от «Саутгемптона», то в 16 ч. 38 мин. он указал свое место на 13 миль восточнее, чем это было в действительности, а в 16 ч. 45 мин. и в 16 ч. 48 мин. - на 6 и 9 миль соответственно. Если бы эти ошибки были сделаны в прокладке по счислению, то они должны были бы быть почти постоянными. Поэтому надо считать более вероятным, что они были вызваны также другими уже указанными выше причинами.

Джеллико продолжает: «Ввиду неизвестности местонахождения линейного флота противника построить головные корабли идущих колонн по какому-нибудь иному пеленгу не представлялось возможным. Вследствие этого развертывание было произведено при несколько неблагоприятных условиях, так как определить правильное направление для развертывания, когда линейные флоты уже почти вошли в соприкосновение, было чрезвычайно трудно».

Таким образом, мы видим, что хотя флоты противников быстро сближались и, не будучи еще в видимости друг у друга, подходили уже на дистанцию орудийного выстрела, Джеллико, тем не менее, не имеет необходимых ему для производства развертывания сведений. С одной стороны, если бы он произвел [567] развертывание, имея столь скудные сведения, он мог бы дать этим большое преимущество противнику, с другой стороны, продолжая ожидать дополнительных сведений, он мог оказаться в пределах действия артиллерии и торпед противника, прежде чем его флот успел бы развернуться.

Стараясь добиться каких-либо верных сведений о том, где находится противник, Джеллико в 18 ч. 01 мин. запросил Битти посредством визуальных сигналов: «Где находится линейный флот противника?» Подождав несколько минут и не получив ответа, он снова повторил сигнал в 18 ч. 10 мин. и в 18 ч. 14 мин. получил ответ: «Заметил линейный флот противника по пеленгу SSW».

Развертывание Джеллико

Теперь нельзя уже было терять ни одной минуты, а Джеллико все еще не имел определенных сведений о курсе противника. Принимая во внимание необходимость немедленного решения, он приказал развернуться на левую фланговую колонну, головным кораблем которой был «Кинг Джордж V». Сигнал о производстве этого маневра был дан в 18 ч. 15 мин., то есть через минуту после получения сигнала с «Лайона» (рис. 4 и 5).

Для сравнения интересно отметить, что в Трафальгарском бою участвовал всего 71 корабль, тогда как в Ютландском их было 260. В Трафальгарском бою главные флоты несколько часов находились в видимости друг у друга, прежде чем, благодаря легкому ветру, им удалось сблизиться со скоростью 2-3 миль в час на дистанцию действенного огня. В Ютландском же бою флоты сближались со скоростью около 40 миль в час. Метод развертывания Джеллико неоднократно подвергался довольно необоснованной критике. Некоторые критики характеризовали его как «развертывание в сторону от противника». Многие говорили, что развертывание должно было быть произведено на правую фланговую колонну или же [568] на центр, что является довольно сложным маневром, который мог бы быть не понят флотом. Однако какой смысл строить различные предположения об относительных преимуществах других способов развертывания, когда мы должны признать, что маневр, произведенный Джеллико, был вполне понят всем флотом: он дал нашему флоту возможность произвести охват головы флота противника и отрезать его нашими главными силами от базы. Развертывание, давшее такие результаты, выше критики и нападок. Трудно себе представить, чтобы при каком-либо другом методе развертывания можно было бы достичь лучших результатов.

В то время как линейный флот строился в боевую линию, линейные крейсеры Битти шли полным ходом, чтобы занять свою позицию в голове линейного флота. Их дым явился в это время серьезной помехой для многих линейных кораблей, в особенности, головных, закрыв им видимость. Но несмотря на все неудобства, данное движение было неизбежно, так как ничего другого не оставалось делать.

Весьма сомнительно, чтобы линейный флот противника или какая-либо часть его была действительно замечена нашим линейным флотом в тот момент, когда был дан сигнал о развертывании. В некоторых донесениях командиров кораблей имеются, правда, указания, что будто бы линейные корабли противника были ранее замечены ими, но надо считать более вероятным, что вследствие тумана и дыма свои корабли были приняты за корабли противника или же крейсеры за линейные корабли. Достоверно известно, что ни Шеер со своим линейным флотом, ни фон Хиппер со своими линейными крейсерами не видели и не установили в то время местонахождения нашего линейного флота. Действительно, Шеер только в последний момент заподозрил, что наш линейный флот находился где-то поблизости. А затем он составил себе представление, что наш линейный флот идет в кильватерном строю на SO и растянулся далеко на юг, пересекая ему путь. Очевидно, [570] туманная погода ввела его в заблуждение, а замеченный им «Инвинсибл», который вел за собою 3-ю эскадру линейных крейсеров, был им принят за авангард нашего линейного флота. Это привело его к заключению, что наш линейный флот продвинулся гораздо дальше вперед, чем это было в действительности.

Дальше