Содержание
«Военная Литература»
Военная история

Конец приближается

Генерал-лейтенант Зигфрид Вестфаль

Если на Западе союзники наступали семимильными шагами, то в Италии немецким войскам удалось отразить прорыв противника на широком фронте. Этот успех тем более примечателен, что соединениям генерала Кессельринга противник угрожал не только с фронта, но и с тыла. После повторного августовского наступления в районе Флоренции 5-й американской армии под командованием генерала Кларка и сентябрьской операции 8-й английской армии на Адриатическом побережье линия фронта оставалась более или менее постоянной до весны 1945 г. Она шла от пункта близ Специи на Тирренском море, южнее Модены и Болоньи, закрывая, таким образом, дороги через Этрусские Апеннины, и далее - к озеру Валли ди-Комаккьо и Адриатическому морю. Потеря Южной Франции вследствие франко-американского вторжения в августе 1944 г. заставила создать новый фронт вдоль франко-итальянской границы, чтобы блокировать перевалы через Альпы. Эта задача была поручена соединениям "Неофашистской республики", которые вместе с немецкими частями образовали Лигурийскую армию под командованием маршала Родольфо Грациани - покорителя Абиссинии и последнего военного министра Муссолини. В последующие месяцы большие потери на Западном и Восточном фронтах заставили перебросить туда первоклассные дивизии из группы армий "Италия", которая в результате этого была сильно ослаблена.

Кроме битвы в воздухе, во второй мировой войне появился еще один новый вид боевых действий - это партизанское движение, которое по своему размаху превзошло все прежние партизанские действия. Крупные партизанские отряды годами приковывали к себе большие соединения немецкой армии, особенно на восточных территориях и на Балканах. Гаагские конвенции не регламентировали действия партизан. На обширных территориях России они временами контролировали целые области. Самым распространенным тактическим приемом партизан было нападение из засады. Часто они неожиданно перерезали железные дороги и шоссе, по которым шло снабжение. Поэтому приходилось принимать особые меры безопасности. Солдаты вообще прибегают к чрезвычайно решительным действиям в ответ на тайные налеты внешне безобидных гражданских лиц, будь то мужчина или женщина. Вот почему при защите наших войск от партизан бывали крайности. В Югославии значительной части югославской армии удалось избежать плена и уйти в горы. Ее офицеры обеспечили командным составом дивизии и бригады сформированной позднее Партизанской армии, а союзники регулярно снабжали ее всем необходимым. О военном значении партизанского движения лучше всего говорит тот факт, что лишь в Югославии и Греции эти нерегулярные части не только оттянули на себя несколько итальянских армий и немецкую группу армий численностью приблизительно в 20 дивизий, но временами грозили лишить их жизненно важных коммуникаций.

В Италии деятельность партизан, в первое время ограниченная, началась зимой 1943/44 г. Она возросла весной 1944 г., а во время немецкого отступления представляла для наших солдат серьезнейшую опасность. Итальянскими партизанами и членами французских отрядов "маки" руководили главным образом коммунисты. В Бельгии и на Скандинавском полуострове подпольные силы до осени 1944 г. придерживались в основном тактики пассивного, сопротивления и лишь позднее активизировались.

В течение лета и осени 1944 г. немецкую армию постигло величайшее в ее истории поражение, превзошедшее даже сталинградское. 22 июня русские перешли в наступление на фронте группы армий "Центр". Для этой операции русские сосредоточили огромное количество вооружения и боеприпасов. Вопреки предупреждению генерального штаба сухопутных сил фронт обороны, удерживаемый группой армий "Центр", был опасно ослаблен, так как Гитлер приказал за ее счет усилить группу армий, расположенную к югу, где он ожидал наступления в первую очередь. Противник во многих местах прорвал фронт группы армий "Центр", и, поскольку Гитлер строго-настрого запретил эластичную оборону, эта группа армий была ликвидирована. Лишь рассеянные остатки 30 дивизий избежали гибели и советского плена. Удивительно, что, несмотря на страшные потери в живой силе, удалось опять создать новый фронт обороны, хотя на этот раз неглубокоэшелонированный.

Час неудачи пробил и на крайнем севере. 9 июня началось крупное наступление русских против доблестной финско-немецкой армии "Лапландия". Глава Финляндии маршал Маннергейм скоро осознал, что во имя спасения своего народа он должен прекратить борьбу и просить мира. В связи с разгромом группы армий "Центр" в Прибалтике оказалась отрезанной группа армий "Север". Снова упрямство Гитлера помешало принятию разумного решения. Он настаивал, чтобы две эти изолированные армии оставались в Курляндии, и отказался дать согласие на эвакуацию отдельных частей и соединений по морю. Но этим дело не кончилось. В середине июля русские нанесли удар по группе армий "Северная Украина" прорвались ко Львову и оттеснили немцев к Карпатам и Висле. В Барануве им даже удалось захватить плацдарм на другой стороне реки. Отсюда в январе 1945 г. они начали решительное наступление.

Казалось, неудачное лето 1944 г. никогда не кончится. 1 августа Варшава поднялась против немецкой оккупации. 24 августа внезапно капитулировала Румыния. Это событие застало немцев врасплох и привело к потери большей части группы армий "Южная Украина". Примеру Румынии последовала Болгария. Теперь под прямой угрозой находилась Венгрия, которая во избежание осложнений была оккупирована немцами в марте 1944 г. В середине октября русские приблизились к словацкому г. Кошищ, проникли на равнины Венгрии около городов Сегед я Нови-Сад и находились теперь в каких-нибудь ста километрах от Будапешта. В это время против немцев поднялись и словаки.

На севере наступление русских продолжалось. В конце августа Красная Армия вступила в Восточную Пруссию. Линия фронта настолько приблизилась, что орудийные выстрелы отчетливо слышались в ставке Гитлера около Растенбурга.

В октябре общая обстановка потребовала начать эвакуацию Балкан, иначе погибли бы все находившиеся там дивизии. После длительного тяжелого перехода через горные районы, где дороги были редкостью, немецкие соединения, непрерывно атакуемые партизанами, а позднее авиацией союзников, оставили Грецию, Албанию и Югославию и соединились, наконец, с нашими восточными армиями. Из-за отсутствия кораблей гарнизоны островов Крит и Родос вывезти не удалось.

Теперь Германия неудержимо катилась в пропасть. Сознавая это, группа, несомненно, бескорыстных высокопоставленных людей, представлявших все классы, профессии и партии, попыталась осуществить давно подготовлявшийся государственный переворот. Возглавляли группу известные генералы. Давно пора было покончить с бедствиями, в которые преступления Гитлера ввергли Германию и другие страны Европы. Члены группы понимали, что это должны сделать немцы в Германии. Но покушение 20 июля не удалось. Особенно жестокого наказания Гитлер потребовал для замешанных в заговоре офицеров. Сотни участников неудавшегося coup d'etat{39} или людей, просто знавших о его подготовке, были подвергнуты инсценированному суду и повешены. Армия стала совершенно бессильной. Гиммлер принял командование фольксштурмом и располагал теперь огромной властью. Ему было переподчинено и большое количество армейских дивизий, реорганизованных в "пехотные дивизии народного ополчения". Режим террора в Германии достиг своего апогея.

Чтобы разобраться в настроениях германского народа, нужно понять, что большинство немцев в тылу и на фронте тогда еще не считали Гитлера преступником. Испытывая глубокую симпатию к жертвам 20 июля, подавляющее большинство населения все-таки считало своим долгом безропотно покоряться судьбе и продолжало работать, страдая и погибая во имя Германии. Оно не видело другого выхода. Только этим можно объяснить, что, несмотря на чуть ли не беспрерывные налеты союзной авиации, железные дороги до зимы 1945 г. действовали почти нормально, а наибольший выпуск военной продукции в стране приходился на осень 1944 г. С этого времени он начал сокращаться сначала медленно, а потом, с потерей промышленного района Верхней Силезии, все быстрее и быстрее.

Но не только армия приносила себя в жертву. Военно-воздушные силы и военно-морской флот тоже, как обреченные, сражались с численно превосходящим противником. Потеряв свои лучшие экипажи на Востоке и пытаясь дать хоть небольшую передышку сухопутным войскам, летчики доходили до крайнего перенапряжения сил. Самые ценные люди, в том числе инструкторы, были принесены в жертву, когда командование пыталось поддерживать с воздуха окруженные сталинградскую и другие группировки. Так же безрассудно были принесены в жертву и отборные кадры ВВС на Средиземном море. Исход воздушной войны был предрешен и другим фактором. Из поражения немецких военно-воздушных сил в битве за Англию не было сделано правильных технических выводов. Уже тогда наметилась необходимость немедленно перейти к выпуску истребителей с высокими тактико-техническими данными, способных противостоять неизбежному воздушному наступлению союзников. Но экспериментальные работы затянулись на целые годы, поэтому и зимой 1944/45г. старый "Мессершмитт" Ме-109 оставался основным самолетом немецкой истребительной авиации. Большую долю вины за эту ошибку, стоившую стольких жизней, следует возложить на рейхсмаршала Геринга, который оказался совершенно неспособным выполнять обязанности командующего ВВС. Оговоримся, однако, что работу затрудняло и постоянное вмешательство Гитлера.

Героически сражался и немецкий военно-морской флот, но незначительные успехи достигались теперь чрезмерными жертвами. Современные быстроходные подводные лодки, оборудованные "шноркелями", появились слишком поздно. Потери подводного флота - 673 корабля и 30 тысяч человек - говорят сами за себя. Столкнувшись с задачей, для выполнения которой у него явно не хватало сил, немецкий военно-морской флот потерял в ходе войны 2600 кораблей всех классов.

Оставив Францию, Бельгию, большую часть Голландии и отойдя к границам Германии, немецкие армии на Западе получили короткую передышку, так как Союзники временно ослабили нажим. То, что казалось совершенно невероятным, все-таки осуществилось: был создан новый фронт обороны. Он опирался в основном на старую "линию Зигфрида", наспех переоснащенную новым вооружением. Сентябрь, октябрь и ноябрь опять принесли неудачи. Первым пал Ахен, древняя столица империи, бывшая когда-то резиденцией Карла Великого. Город был захвачен американцами. Затем были потеряны Лотарингия и большая часть Эльзаса с крепостями Мец и Страсбург. Но все попытки американцев прорвать фронт, в частности в районе Ахена, не удавались.

В это время в обстановке строжайшей тайны готовилась операция, которой предстояло удивить не только противника, но и население самой Германии. Речь идет о так называемом Арденнском наступлении. Это последнее наступление, предпринятое нашими войсками во второй мировой войне, описано в следующей главе командующим армией, которой удалось дойти почти до г. Динан на р. Маас.

Дальше