Содержание
«Военная Литература»
Военная история

Перенапряжение оборонительного периметра

Полуостров Папуа и Гуадалканал

1942

 
середина июня Японцы начинают строительство аэродрома на Гуадалканале
4 июля Самолеты союзников обнаруживают строящийся аэродром
21 июля Японцы оккупируют Буну
29 июля Японцы захватывают Кокоду
7 августа 1 дивизия морской пехоты США высаживается на Гуадалканале и Тулаги
9 августа Американская морская пехота уничтожает японские войска на Тулаги
24 августа Неудачная попытка вторжения японцев на остров Раби, архипелаг Луизиады, бухта Милн (операция RE)
6 сентября Операция RE отменена
18 сентября Японская армия передвигает центр внимания с полуострова Папуа на Гуадалканал
12 декабря Последний японский конвой в Буну

1943

 
3 января Уничтожение японских сил в Буне и Гоне

Сокрушительное поражение японцев при Мидуэе и потеря 4 драгоценных авианосцев первой линии потрясли флотское командование. Несколько недель оно вообще ожидало немедленной атаки американцев против самой метрополии. Поэтому в июле японский флот думал только об обороне. Японское опьянение победами закончилось, и похмелье было тяжким. Разгромленный в «решающей битве» японский флот был вынужден перестраиваться. Однако еще никто не желал признавать, что война проиграна. Корабли были перераспределены, чтобы поддерживать намеченные операции, и начали прорабатываться планы новой «решающей битвы».

Однако в какой-то момент война начинает сама диктовать, что требуется делать. Следовало поддерживать и снабжать гарнизоны Атту и Киски, хотя это отвлекало все увеличивающееся количество японских кораблей. Нужно было продолжать зачистку Филиппин. Лаэ и Саламауа требовали доставки снабжения. Армия и флот признали, что увеличение сил генерала МакАртура в Австралии представляет серьезную угрозу, однако они разошлись во мнении, каким способом следует отражать ее. Флот хотел перерезать его линии снабжения, захватив Самоа и Фиджи (операция FS). Чтобы сделать это, сначала предполагалось захватить острова Науру и Оушен. (Они были захвачены 25 — 26 августа, но так и не послужили исходными пунктами операции FS.)

Начала разгораться склока между армией и флотом. Армия имела больший вес в стенах Императорской Верховной Ставки и продолжала планирование операций, словно до сих пор сохранился довоенный флот. Она требовала корабли для сопровождения транспортов, перевозки снабжения, поддержки десантов. Даже после Мидуэя армейские планы ни на йоту не изменились, словно и не было ужасных потерь. Такое отношение ускорило окончательный разгром флота. Чтобы остановить МакАртура, японская армия рвалась еще больше расширить оборонительный периметр, включив в него даже северную Австралию. Таким образом, захват Порт-Морсби становился насущной задачей. В порядке обеспечения восточного фланга операции МО армия начала новую операцию — наступление на полуострове Папуа и высадку на Гуадалканале.

Продвижение только под прикрытием авиации уже стало стандартным приемом японской армии. Однако при прямой атаке Порт-Морсби она выходила из-под спасительного зонтика. Поэтому сначала планировался захват островов в бухте Милн на полуострове Папуа, что могло обеспечить воздушное прикрытие операции против Порт-Морсби. Аналогичным образом Тулаги и соседний Гуадалканал могли обеспечить аэродромы на восточном фланге. Планируя это расширение оборонительного периметра, Императорская Верховная Ставка совершила роковую и непонятную ошибку. И бухта Милн, и Гуадалканал лежали вне пределов эффективного воздушного прикрытия. Поэтому морские силы, использованные для поддержки операций, оказывались уязвимы для ударов вражеской авиации.

Еще до того, как армия предопределила начало боев за Гуадалканал, приступив к строительству там аэродрома, она начала планировать на конец августа большую операцию. В ней должны были участвовать одновременно войска на Гуадалканале и полуострове Папуа. Лаэ и Саламауа не могли обеспечить наступление против Порт-Морсби. Поэтому армия выступила с идеей новой операции (операции RI) по захвату Буны и соседней Гоны. На востоке начиналась лесная дорога, точнее тропа, Кокода, которая вела прямо к Порт-Морсби через горы Оуэн Стэнли (высота 7000 футов). Наконец 21 июля 2000 солдат высадились к западу от Буны. 29 июля они захватили Кокоду. Конвой в Буну состоял из 2 быстроходных транспортов, легкого крейсера «Тацута», минного заградителя «Цугару», эсминцев «Асанаги», «Юдзуки», «Удзуки». К 21 августа армия высадила 13500 человек для наступления на Порт-Морсби по суше.

Армия просто не могла найти более сложную задачу. Из-за плохой погоды аэродромы Лаэ и Саламауа не могли обеспечить надлежащее воздушное прикрытие. Тем временем японские войска и их линии снабжения подвергались частым воздушным ударам из Австралии, бухты Милн, Порт-Морсби; Более того, операцию пытались проводить при самых худших условиях. Жара, влажность, тропические ливни, грязь, дизентерия, тропическая лихорадка косили войска сильнее пуль и снарядов. Уцелевшие страдали от голода и болезней. Генерал МакАртур отвечал за район Папуа, и в середине сентября в Порт-Морсби были переброшены 2 бригады. Австралийские войска цеплялись за каждую милю тропы Кокода. В середине августа австралийцы отправили бригаду в бухту Милн, чтобы защитить находящийся там аэродром.

Японский флот, поддерживая армию, был вынужден напрягать все силы. Когда 24 — 25 августа шел бой у восточных Соломоновых островов, был высажен десант на острове Раби (кодовое название — Операция RE), архипелаг Луизиады, в бухте Милн на самом юго-востоке Новой Гвинеи. (Для высадки был также намечен остров Самараи.) Армии отчаянно требовалось воздушное прикрытие в ходе операции RI, бомбардировка Порт-Морсби и северной Австралии. Японцы сначала выделили для высадки в бухте Милн легкие крейсера «Тэнрю», «Тацута» и эсминцы «Юдзуки», «Оитэ», «Уракадзэ», «Хамакадзэ», «Таникадзэ».

Операция RE завершилась катастрофой. На подходах к цели, примерно в 50 милях от острова Раби, 10 бомбардировщиков из Порт-Морсби атаковали «Нанкай Мару». Корабль был поврежден и 20 человек погибло. Тем не менее 25 августа в 23.30 1202 солдата СМДЧ высадились на острове в нескольких милях от аэродрома. Подкрепления увеличили это число до 2400 человек. После яростного боя японцы подошли вплотную к аэродрому, но австралийцы контратаковали, и бой завершился бегством японцев. Официальные данные говорят, что было эвакуировано 1318 человек, из них — 312 тяжело раненых. Потери на берегу определялись как 311 убитых и примерно 700 пропавших без вести. На эсминце «Уракадзэ» погиб 1 человек, 3 были ранены.

На помощь были посланы корабли, в том числе эсминцы «Араси», «Яёй», «Исокадзэ». Штаб района Внешних Южный Морей 5 сентября радировал из Рабаула: «Попытайтесь выбить их». И одновременно отправил подкрепления на Гуадалканал вместо Раби. 6 сентября операция RE была отменена, но бои на Раби и соседних островах шли весь сентябрь, пока не были уничтожены последние японские солдаты.

Пока шли бои на Раби, произошла малоизвестная история, которая, однако, тоже привела к гибели людей и кораблей. 353 человека СМДЧ (отряд Цукиока) получили приказ провести рекогносцировку островов у южной оконечности Новой Гвинеи и выбрать подходящие места для радио- и метеостанций. 24 августа они покинули Раби на 7 маленьких суденышках и 25 августа высадились на островах Гуденаф и Таупота. После завершения боев на Раби, Отряду Цукиока совершенно не было необходимости оставаться на прежнем месте. Тем более что у него возникли собственные проблемы. 25 августа на островах Гуденаф его атаковали 10 истребителей из Порт-Морсби, которые уничтожили все средства связи. А после ухода с Таупота их засекли австралийские самолеты. Наконец 10 сентября из Рабаула были отправлены эсминцы «Исокадзэ» и «Яёй» с приказом найти и забрать отряд. На следующий день в 13.00 к востоку от острова Норманби эсминцы были атакованы бомбардировщиками В-17 и В-25 американских ВВС. Это была базирующаяся в Австралии авиация генерала МакАртура, которой командовал генерал-майор Дж. Кенни. «Яёй» получил попадание и потерял управление. После этого он подвергся новым атакам и в конце концов затонул 11 сентября в 17.15. Корпус «Исокадзэ» был изрешечен осколками от близких разрывов. Получив сообщение с «Яёй», что эсминец тонет, «Исокадзэ» на полной скорости бросился в указанную точку, однако нашел только нефтяное пятно и обломки. И ни одного человека. Но погибла не вся команда «Яёй», некоторые сумели доплыть до острова Норманби. Позднее их обнаружил вражеский самолет-разведчик. Наконец, после нескольких неудачных попыток спасения, 25 сентября эсминцы «Исокадзэ» и «Мотидзуки» вышли из Рабаула и забрали с острова Норманби 83 человека экипажа «Яёй».

Отряду Цукиока пришлось гораздо труднее. 2 сентября он отправил группу солдат на 2 каноэ в Буну, чтобы сообщить точное местоположение отряда на восточном берегу острова Гуденаф. Одно каноэ добралось до цели, после этого отряду сбрасывали припасы на парашютах. Однако австралийцы высадили 800 человек, чтобы очистить остров. 1 октября подводная лодка I-1 вышла из Рабаула и 3 октября спасла 73 человека из состава отряда. Кроме того она забрала останки 13 погибших, чтобы похоронить их дома. Подводная лодка отправилась и во второй рейс, но попала под бомбежку. После этого японцы поняли, что не стоит использовать для подобных целей подводные лодки. Из района Гуадалканала был отозван легкий крейсер «Тэнрю». Он покинул Рабаул 22 октября и прибыл в назначенную точку. Однако его встретил огонь стрелкового оружия 200 австралийцев, окопавшихся на берегу. «Тэнрю» не смог обнаружить японский отряд и вернулся в Рабаул. Когда стало известно новое положение отряда Цукиока, 26 октября «Тэнрю» предпринял последнюю попытку эвакуации. Совершив бросок на большой скорости, он прибыл к острову Уэре и забрал остатки отряда. Всего был спасен 261 человек из 353.

По тропе Кокода японская армия сумела подойти только на 32 мили к Порт-Морсби. 28 сентября 25 австралийская бригада атаковала то, что она приняла за главную оборонительную позицию японцев. И обнаружила только брошенные позиции. Японцы отошли в район Буна — Гона и укрепились на реке Кумуси.

Постепенно тающий гарнизон Новой Гвинеи был обречен, так как 18 сентября армейское командование решило отдать приоритет кампании на Гуадалканале. Это не означало, что Буна и Гона будут немедленно и полностью брошены. Однако конвои с новыми войсками подвергались таким ожесточенным воздушным атакам и несли такие потери, что 18 армия была вынуждена возложить оборону Буны и Гоны на тех солдат, которые там уже находились. Последняя попытка была совершена 17 ноября, когда был отправлен конвой из 2 групп. Первая группа состояла из эсминцев «Кадзэгумо», «Макигумо», «Югумо», «Оясио», «Кагэро», везущих 1000 солдат. Она прибыла в Буну без происшествий и благополучно выгрузила людей и снаряжение. Вторая группа состояла из эсминцев «Оясио», «Умикадзэ», «Кавакадзэ» с 500 солдатами. Она вышла из Рабаула в 2.00 на следующий день и прибыла в Буну в 17.00. Разгрузка была закончена к 19.45. Однако ночь была безоблачной и лунной, и эсминцы попали под мощную воздушную атаку. «Умикадзэ» и «Кавакадзэ» были повреждены.

Когда японская армия по тропе Кокода отошла к Буне и Гоне, река Кумуси стала жизненно-важной линией обороны. Когда бои там стали ожесточенными, в Буну были переброшены дополнительные японские войска и артиллерия. Кроме того туда же перевели аэродромные строительные части. Было решено высадить в Буне главные силы 21 бригады. Войска были погружены на эсминец «Сирацую», а эсминцы «Макигумо», «Югумо», «Кадзэгумо» прикрывали его. Конвой покинул Рабаул 28 ноября, а на следующий день попал под неизбежную воздушную атаку. «Сирацую» получил прямое попадание в нос. Хотя жертв было немного, скорость эсминца упала до 10 узлов. «Макигумо» загорелся после нескольких близких разрывов. Оба поврежденных эсминца отправились обратно в Рабаул. «Кадзэгумо» и «Югумо» смогли доставить в Буну только кое-какие припасы.

Еще одна серьезная попытка усилить гарнизон Буны была предпринята, когда японцы решили перебросить туда 642 человека из отряда Ода. 12 декабря 5 эсминцев — «Арасио», «Кадзэгумо», «Югумо», «Инад-зума», «Исонами» — приняли войска на борт и покинули Рабаул. Они прибыли в точку выгрузки в 30 милях на NW от позиций на реке Кумуси. Начался воздушный налет, и «Инадзума» получил небольшие повреждения. Конвой был отозван. Но все-таки 591 человек прибыл к месту назначения. 51 человек погиб. После этого Буна и Гона получали не подкрепления; а скудные капли, которые перевозились на баржах. Флот больше не пытался проводить настоящие конвои. Японская армия предоставила войска в районе Буна — Гона самим себе, что означало их неминуемое уничтожение.

Буна и Гона были списаны задолго до формального конца, так как на Гуадалканале разгоралась борьба не на жизнь, а на смерть, и японцы просто не в состоянии были уделять серьезное внимание кампании на полуострове Папуа. Последние японские солдаты были уничтожены — они не сдались! — 3 января 1943 года. Общие потери японцев, в том числе на флоте, составили 12000 человек убитыми и ранеными. Австралийцы потеряли 5700 человек, американцы — 2800. Императорская Верховная Ставка грубо нарушила собственные принципы стратегии, которые не раз приносили ему удачу. Войска были высажены вне пределов прикрытия базовой авиацией. Сделав это, японцы ступили на дорогу, которая в конечном итоге привела их к поражению. Зато союзники с этого момента действовали под прикрытием базовой авиации. Более того, в районе полуострова Папуа и Гуадалканала японскому флоту приходилось действовать под постоянными вражескими воздушными атаками, которые он не Мог выдержать. Японские эсминцы приносились в жертву в ходе операций, для которых они совсем не предназначались.

Гуадалканал

В июле и августе 1942 года японский флот испытывал страшное напряжение. Ему требовалось множество кораблей, чтобы защитить судоходство во всей огромной империи, проводить войсковые конвои в Бирму, на Филиппины, в Лаэ, Саламауа, Буну. Японские военные лидеры ожидали, что МакАртур нанесет удар через Новую Гвинею в направлении Филиппин, готовясь в конечном итоге достичь Токио. Они также видели опасность наступления Нимица через центральную часть Тихого океана. Однако они совершенно не предполагали, что захват Тулаги 2 мая приведет к открытию третьей дороги в Японию: через Соломоновы острова и Рабаул. Расширение оборонительного периметра до Тулаги, где намечалось создать базу гидросамолетов, и последующая оккупация Гуадалканала для строительства там аэродрома была для японцев рутинной операцией. Всего лишь крошечный кусочек мозаики большой стратегии. Американская реакция поначалу тоже была всего лишь попыткой прикрыть австралийские маршруты. Ни одна из сторон подозревала, какая жестокая борьба разгорится здесь. Если Мидуэй был поворотным пунктом войны на море, Гуадалканал стал поворотным пунктом войны на суше.

Гуадалканал — это гористый остров в труппе южных Соломоновых Островов. Он имеет площадь 2500 квадратных миль и довольно мерзкий климат — жара, высокая влажность, бесконечные тропические ливни. Джунгли кишат малярийными москитами и микробами всяческих болезней. Единственной причиной появления здесь европейцев были плантации по выращиванию копры. И вдруг воды вокруг этого острова на 6 месяцев превратились в арену почти постоянных боев между флотами союзников и японцев. Здесь разыгрался добрый десяток морских боев, большей частью ночных. Японцы упрямо цеплялись за Гуадалканал, сначала просто так, потом из гордости, наконец от отчаяния. Но, пытаясь удержать остров и выбить оттуда американскую морскую пехоту, они значительно ослабили свой флот, теряя линкоры, авианосцы, крейсера и особенно эсминцы. Войну на истощение Япония выиграть не могла. Когда наконец было принято решение эвакуировать остатки войск, японская морская мощь была подорвана. Поэтому продвижение американцев на север остановить не удалось. Да, японский флот сражался отважно и умело. Да, японцы выиграли большинство битв в водах, омывающих Гуадалканал. Однако они не могли позволить себе платить за эти победы такую высокую цену. Для американцев понесенные потери были гораздо менее чувствительны. Даже если японцы и не теряли ни одного корабля, постоянные бои увеличивали износ машин и оружия, что снижало их боевую эффективность.

Бои вокруг Гуадалканала и Соломоновых островов истощили японский флот и лишили его возможности нанести поражение американскому флоту в одной решительной битве. Американских кораблей становилось все больше, на них появлялось новое оборудование. Улучшение радара привело к возможности стрелять, пользуясь только его данными без визуального наблюдения. Но даже в этом случае японцы могли как-то нейтрализовать техническое превосходство противника. Их наблюдатели были великолепно обучены и имели превосходную оптику. Японские торпеды далеко превосходили все, что имели союзники в этой области. Японцы отработали прекрасную тактику ночных боев. Они сначала использовали торпеды, если это было возможно, и не открывали артиллерийский огонь без крайней необходимости. Это позволяло не раскрывать позицию корабля. Прожекторами они почти не пользовались по той же причине. Вместо этого гидросамолеты сбрасывали осветительные бомбы и ракеты.

Японцы быстро превратили Тулаги в базу гидросамолетов. До середины июня они обращали мало внимания на Гуадалканал. Но потом они отправили туда строительные войска для сооружения аэродрома. В Тулаги располагался основной гарнизон, а на Гуадалканале находились только 2000 солдат саперных и строительных частей. Работы на аэродроме шли вяло, так как контратаки союзников никто не ждал.

Соединенные Штаты не слишком сильно были встревожены захватом Тулаги и созданием там базы гидросамолетов. Но 4 июля стало известно, что на Гуадалканале строится аэродром. Это подтолкнуло американцев к действиям. Они хотели лишить японцев подобного преимущества. В начале войны американские стратеги собирались оккупировать один остров на юге архипелага. МакАртур теперь рассматривал Рабаул как препятствие своему наступлению на Филиппины по побережью Новой Гвинее и через море Бисмарка. Кроме того, американцы располагали специальным соединением, обученным ведению десантных операций — корпусом морской пехоты. Если МакАртур в качестве пополнений получал зеленых новобранцев, 2 дивизии морской пехоты бездельничали.

Поэтому 2 июля 1942 года Объединенный Комитет Начальников Штабов решил использовать 1 дивизию морской пехоты, уже направляющуюся в Нумеа, чтобы отбить Гуадалканал и Тулаги. Начиналась операция «Уотчтауэр». Однако планы были гораздо шире, чем просто возвращение Гуадалканала и Тулаги. Директива также предусматривала захват Новой Британии, Новой Ирландии, Новой Гвинеи. Операция должна была завершиться захватом Рабаула. Первым шагом был захват островов Санта-Крус и Тулаги. Гуадалканал даже не упоминался по имени. Войска для участия в операции были собраны достаточно быстро. Но спешка сыграла злую шутку, соединения не были надлежащим образом сбалансированы, не было обеспечено снабжение, не хватало кораблей эскорта.

Американский флот для прикрытия вторжения на Гуадалканал и Тулаги выделил Соединение Воздушной Поддержки в составе 3 тяжелых авианосцев («Саратога», «Энтерпрайз», «Уосп»), линкора «Норт Каролина», 5 тяжелых крейсеров, 1 легкого крейсера, 16 эсминцев и 3 танкеров. 1 дивизию морской пехоты перевозили 15 транспортов в сопровождении 8 крейсеров и нескольких эсминцев,

7 августа 1942 года 10000 морских пехотинцев высадились на берег Гуадалканала. К вечеру они разгромили лагерь японцев, захватили недостроенный аэродром и вынудили 2500 японских строителей и 150 солдат разбежаться кто куда. Остальная часть дивизии (6000 человек) высадилась в Тулаги, где находились японские регулярные войска. После яростного боя, в котором японцы сражались до последнего человека, Тулаги был захвачен 9 августа к 0.00.

На американских тыловых базах начались торжества. Впрочем, радовались все американцы, так как в первый раз за время войны американские войска отбили территорию, захваченную японцами. Однако среди начальства, непосредственно командующего операцией, царила нервозность. Хотя десант уже находился на берегу, транспорты пока не были разгружены. Так же нервничало и флотское командование, которое превосходно понимало, что японская авиация может истребить все корабли и транспорты. Моряки беспокоились и за авианосные группы, находящиеся в 120 милях от острова. Адмирал Флетчер, командовавший Соединением Воздушной Поддержки, обещал оставаться вблизи Гуадалканала 48 часов, чтобы обеспечить прикрытие от японских воздушных атак. Однако он продержался только 36 часов и 8 августа в 18.07 начал отходить на SO. Адмирал Ричмонд Тэрнер, командующий десантными силами, определил, что ему потребуются 4 дня, чтобы выгрузить все необходимое высадившимся морским пехотинцам. А в результате он получил не 96 часов, и даже не 48, а всего 36.

Вице-адмирал Гунити Микава, командующий 8 Флотом, Соединением Внешних Южных Морей, отвечал за уничтожение высадившихся американских войск. Он имел в Рабауле отлично подготовленные войска, которые предназначались для захвата острова Раби. Микава отреагировал немедленно. 510 солдат были погружены на 2 транспорта, которые вышли в море в 22.00 7 августа. Однако, когда стала известна сила американского десанта, транспорты в 12.55 8 августа получили приказ возвращаться в Рабаул. Уже после поворота на обратный курс в проливе Сент Джордж транспорт «Мэйо Мару» (5627 тонн) был в 21.15 торпедирован подводной лодкой S-38. Он затонул через 5 минут, при этом погибли 373 человека.

Как только 7 августа Ямамото получил информацию о происходящем, он приказал Микаве атаковать корабли возле Тулаги и Гуадалканала всеми имеющимися базовыми бомбардировщиками. Их перехватили авианосные истребители, но японские пилоты все-таки подожгли транспорт «Джордж Ф. Эллиот» и тяжело повредили эсминец «Джарвис». Транспорт позднее затонул, а эсминец был добит японской авиацией на следующий день.

Тем временем, Микава начал собирать корабли, чтобы заняться американскими транспортами и кораблями прикрытия. В Рабауле у него имелся тяжелый Крейсер «Тёкай» (его флагман), легкие крейсера «Тэнрю» и «Юбари», эсминец «Юнаги». Тяжелые крейсера «Аоба», «Како», «Кинугаса» и «Фурутака» утром 7 августа только что покинули Кавиенг. Они получили приказ Микавы идти на рандеву с его кораблями в точку восточнее Бугенвилля. Остальные корабли Микавы сопровождали конвой в Буна. Встреча произошла 7 августа в 14.00. Соединение адмирала Микавы направилось на S, чтобы разгромить силы прикрытия и уничтожить транспорты союзников. Тот факт, что Микава сумел найти всего 1 эсминец, ясно показывает, каким грузом легла на плечи флота охрана растянутого оборонительного периметра.

На американских кораблях, прикрывавших высадку, знали, что японцы должны немедленно отреагировать атаками авиации, подводных лодок и надводных кораблей. Поэтому 8 августа велась усиленная воздушная разведка. Первым в 10:26 соединение Микавы заметил австралийский пилот, однако он неправильно определил его состав. В донесении говорилось о 3 крейсерах, 3 эсминцах и 2 базах гидросамолетов. Во второй раз японцев заметили в 11.01, когда они шли на юг через пролив Бугенвилль. И снова состав эскадры был определен неточно. Из-за невнятных и неточных сообщений адмирал Тэрнер никак не мог решить: а сколько же японских соединений обнаружено? Несколько самолетов могли постоянно следить за японцами. Это и флотские PBY и В-17, «Хадсоны» и В-17 генерала МакАртура. Наконец, даже гидросамолеты Флетчера могли делать это. Однако именно тот район, в котором появление японцев было самым вероятным и оказался не прикрытым авиаразведкой. Это был получивший позднее громкую известность «Слот» (щель) — так американский флот назвал район между островами Шуазель, Нью Джорджия и Санта Исабель.

По каким-то причинам Тэрнер так и не узнал, что самолеты Флетчера не осмотрели Слот. Все, что ему было известно — где-то на севере бродит японская эскадра, имеющая в своем составе базы гидросамолетов. Совершенно резонно Тэрнер решил, что это соединение не нанесет удар ночью. Он просто не подучил достоверной информации от австралийцев и собственных моряков. В результате приближение Микавы не вызвало у него никаких опасений. Отнюдь не беспечность Тэрнера привела к поражению ночью 8-9 августа. Часто раздающиеся обвинения, что Тэрнер выбрал неправильную диспозицию кораблей, совершенно несправедливы. На основе имеющейся у него информации, Тэрнер наилучшим образом подготовился к тому, что могло случиться по его мнению ночью.

Ему требовалось прикрыть транспорты у Лунга Пойнт и Тулаги. Его Соединение Поддержки было разделено на 3 части, каждая получила по сектору патрулирования. Южное соединение состояло из тяжелых крейсеров «Аустралия», «Чикаго», «Канберра» и эсминцев «Паттерсон», «Бэгли». Это соединение должно было блокировать проход между мысом Эсперанс и островом Саво. Северное Соединение состояло из тяжелых крейсеров «Винсенс», «Астория», «Куинси» и эсминцев «Хелм», «Уилсон». Оно прикрывало проход между островом Саво и островами Флорида. Восточное Соединение прикрывало район между Лунга Пойнт и Тулаги. Оно состояло из легких крейсеров «Сан Хуан», «Хобарт» и эсминцев «Монссен», «Бьюкенен». Оно должно было блокировать путь неприятелю с востока. Эсминцы «Блю» и «Ральф Талбот» были выдвинуты в качестве дозора на линию северо-восточнее Гуадалканала и Тулаги. Их патрулировали на расстоянии 20 миль друг от друга. Тактическое командование Соединением Поддержки лежало на адмирала В.А.К. Кратчли (КАФ).

Планировалась, что разгрузка транспортов будет идти всю ночь. Адмирал Тэрнер, державший флаг на транспорте «МакКоли» в Лунга Роудз, был встревожен преждевременным отходом авианосцев. В 20.32 он вызвал к себе адмирала Кратчли. Кратчли еще раньше настаивал на таком совещании, чтобы прояснить запутанную ситуацию. Чтобы не совершать путешествие в 20 миль на маленьком катере, Кратчли отправился на своем флагманском крейсере, ослабив Южное Соединение. Он назначил командира «Чикаго» капитана 1 ранга Говарда Д. Боуда тактическим командующим. Ожидая, что британский адмирал к полуночи вернется, Боуд просто отправился спать, оставив соединение вообще без командира. Более того, все моряки — от адмирала до последнего матроса — страшно устали. Последние 2 дня они находились на боевых постах в постоянном нервном напряжении. Поэтому была объявлена готовность номер 2, то есть на боевых постах осталась половина команды. А в итоге... Микава приближается, тактический командир почивает, Соединение Поддержки разбросано на большом пространстве, команды кораблей к бою не готовы! После донесения от 10.26 о наличии у японцев баз гидросамолетов все ожидали нового воздушного налета утром.

Первый бой в Соломоновом море (бой у острова Саво)

1942

 
9 августа Первый бой в Соломоновом море
17 августа Японцы начинают перебрасывать подкрепления на Гуадалканал и обстреливать аэродром Гендерсон

Пока соединение адмирала Микавы мчалось на юг сквозь ночную темень и дождевые шквалы, он мучительно пытался разрешить собственные проблемы. Он не знал об уходе авианосцев Флетчера, ему требовалась свежая информация о силах противника в районе Тулаги и Лунга Пойнт. Поэтому его крейсера продолжали поднимать гидросамолеты весь день, с утра до позднего вечера. В 0.43 9 августа соединение Микавы шло кильватерной колонной длиной 2 мили курсом SO-t-0. Возглавлял колонну «Тёкай», за ним шли «Аоба», «Како», «Кинугаса», «Фурутака», легкие крейсера «Тэнрю» и «Юбари», потом эсминец «Юнаги». Через минуту примерно в 5,5 милях южнее был замечен американский эсминец «Блю».

Японская колонна навела все орудия на патрульный эсминец и отвернула влево на 3 градуса. Однако когда «Блю» ничем не выказал, что видит японцев, Микава повернул на первоначальный курс. Чуть раньше, в 23.00, «Тёкай» катапультировал гидросамолет, чтобы обеспечить освещение целей. «Како» сделал то же самое 3 минуты спустя, а в 23.08 поднял свой самолет «Фурутака», чтобы освещать цели и корректировать артогонь. Затем в 1.08 Микава отдал приказ войти в бухту южнее острова Саво. В 1.25 он скомандовал: «Независимое маневрирование», а в 1.25 приказал: «Всем кораблям атаковать!» Через 7 минут его корабли, следуя за «Тёкаем», развили скорость 26 узлов. Они увидели еще один патрульный эсминец «Ральф Талбот» примерно в 8 милях на левом крамболе. Однако японская колонна все еще оставалась незамеченной. Микаве передали, что замечен третий эсминец. «Тёкай» сразу после отдачи приказа об атаке заметил силуэт тяжелых крейсеров «Канберра» и «Чикаго» ив 1.38 выпустил по ним 4 торпеды с дистанции 5000 ярдов. Микава приказал всем кораблям открыть огонь. Сразу после торпедного залпа были замечены силуэты новых кораблей союзников, и Микава приказал осветить их. Теперь все его корабли выпустили торпеды, то есть использовали то оружие, которое отсутствовало на американских тяжелых крейсерах.

Прямо впереди японской колонны находились «Канберра» и «Чикаго» и эсминцы «Бэгли» и «Паттерсон» из Южного Соединения. Лишь в 1.43 «Паттерсон» заметил приближающиеся японские корабли. Прозвучала тревога, но слишком поздно. Точно на левом траверзе соединения Микавы Северное Соединение мирно патрулировало по квадрату (случайно оно выполнило «crossing Т» Микаве, не подозревая о его присутствии). Южное Соединение теперь было видно как на ладони в свете осветительных ракет, выпущенных гидросамолетами. На него обрушился огонь «Тёкая», «Аобы» и «Фурутаки». В 1.43, как раз когда «Паттерсон» поднял тревогу, 2 торпеды попали в правый борт «Канберры». За ними последовали сокрушительные артиллерийские залпы. «Канберра» едва успел выпустить 2 торпеды и дать несколько выстрелов, как потерял ход и начал крениться. Вспыхнули пожары, и экипаж теперь был занят только попытками удержать крейсер на плаву. Бой для австралийцев закончился чуть ли не раньше, чем они успели сообразить, что он начался. Последним крейсером Южного Соединения был «Чикаго». Бой уже шел несколько минут, прежде чем проснулся его командир капитан 1 ранга Боуд, являвшийся и тактическим командиром. Когда он попал на мостик, было уже поздно. В 1.47 торпеда попала в нос корабля, оторвав его. Когда Боуд попытался вступить в бой, снаряд снес фок-мачту его корабля, «Чикаго» не смог обнаружить японские корабли, которые теперь повернули влево, чтобы атаковать Северное Соединение. Боуд совершенно неправильно определил положение японцев и повел свой корабль прочь от них, не использовав радио, чтобы известить Северное Соединение. «Бэгли» так и не сумел вступить в бой. В результате за 6 минут все Южное Соединение было выведено из боя.

В 1.44 в темноте и суматохе ночного боя «Фурутака» оторвался от остальных японских кораблей. Чтобы избежать столкновения, «Тёкай» на полной скорости повернул на север, за ним последовал остаток его колонны. Через 9 минут образовался новый строй. «Фурутака» и «Тэнрю» шли отдельной колонной, «Юбари» держался чуть левее. В правой колонне шли «Тёкай», «Аоба», «Како» и «Кинугаса». Сначала они находились в 1000 ярдов от группы «Фурутаки», но постепенно разошлись на 7500 ярдов. Адмирал Микава беспокоился о 3 замеченных американских эсминцах, поэтому в 1.38 приказал «Юнаги» следовать обратным курсом, чтобы прикрыть арьергард. «Юнаги» и 2 патрульных эсминца так и не увидели друг друга, но в 2.10 «Юнаги» торпедами и артогнем атаковал американский эсминец «Джарвис», хотя и без результата. «Джарвис» был уже поврежден, и во время атаки с воздуха 8 августа по пути в Австралию он был потоплен.

Обе японские колонны теперь двигались прямо на Северное Соединение, которое все еще мирно ходило по квадрату. В результате оно попало между двух огней. Когда «Паттерсон» заметил японцев, они как раз поворачивали на 90° влево. Эсминец лег на параллельный курс, и начался односторонний бой. «Паттерсон» получил попадание в башню Y и загорелся, а корабли Микавы выскочили за пределы действия его орудий. «Бэгли» был совершенно не готов к бою, и когда наконец экипаж подготовил к пуску торпеды, японские корабли были уже слишком далеко.

Трудно поверить, но осветительные ракеты японских самолетов, предупреждение «Паттерсона», вспышки выстрелов и взрывов, сопровождавшие гибель Южного Соединения, не встревожили Северное, продолжавшее невозмутимое кружение. После поворота «Тёкай» сумел заметить 3 крейсера и устремился на них. Японские корабли включили прожектора и обрушили на американские крейсера огонь всех орудий. Правая колонна открыла огонь и выпустила торпеды в 1.47 с дистанции 4000 ярдов. Когда дистанция сократилась, в дело пошли универсальные орудия и зенитные автоматы. Около 1.57 в среднюю часть крейсера «Астория» попал один из снарядов «Тёкая», и пламя охватило американца от носа до кормы. Всего «Астория» успел дать 11 залпов, один из которых попал в штурманскую рубку «Тёкая», но не причинил значительных повреждений. Капитан «Астории» спал, когда на его корабль посыпались снаряды, и ему потребовалось время, чтобы осознать, что его крейсер ведет бой. Корабль получил 4 попадания, прежде чем капитан приказал открыть огонь, но даже тогда он продолжал думать, что его обстреливают «свои».

Тяжелый крейсер «Куинси», шедший впереди «Астории», тоже получил хорошую трепку, в основном от «Аобы», который осветил «Куинси» прожектором. Японцы, когда силуэты кораблей Северного Соединения обрисовались пожарами, выключили свои прожектора. Поэтому «Куинси» больше не мог опознать врага. Капитан «Куинси», опасаясь стрелять по своим, приказал прекратить огонь и повернул вправо, оставив в действии только кормовую башню. Чуть позднее крейсер снова открыл огонь, но теперь на него обрушились обе японские колонны. Он вышел из боя, пылая и медленно погружаясь.

Тяжелый крейсер «Винсенс», возглавлявший колонну, также неправильно оценил ситуацию. Его капитан не был до конца уверен, что враг поблизости, пока в 1.50 его не осветил «Како». Он тут же добился попаданий в среднюю часть американского крейсера. На «Винсенсе» вспыхнули самолеты на катапультах. «Винсенс» решил сблизиться с левой колонной Микавы, но причинил ей мало вреда, а сам, получив множество попаданий снарядами и торпедами, затонул в 2.50.

Эсминец прикрытия «Уилсон» сделал все, что позволяют крошечные орудия эсминца, но японские крейсера игнорировали его усилия. Он прекратил бой после недолгого преследования «вражеского корабля» в 2.00, когда опознал в неприятеле «Бэгли». Эсминец «Хелм» вообще не видел врага и шел неизменным курсом до 2.00. Восточное Соединение тоже не вступило в бой. Командовавший им контр-адмирал Норман Скотт не сумел разобраться в том, что увидел и услышал сквозь дождевые шквалы. Он все-таки выслал 4 эсминца, но в точку, слишком далеко отстоящую от настоящего места боя. Транспорты временно прекратили разгрузку, а на берегу вообще не представляли, что происходит в море.

Теперь адмиралу Микаве предстояло принять важное решение. Следует ли ему искать транспорты, теперь лишенные всякого прикрытия? Но это задержит его во вражеских водах, и даст американской авиации шанс атаковать его днем. Он не знал, что адмирал Флетчер увел свои 3 авианосца. Микава не имел ни малейшего представления, сколько вражеских кораблей еще может оказаться поблизости. Поэтому вскоре после 2.00 он приказал отходить. Повернув на N, а в 2.14 на NW, корабли Микавы рассыпались. «Аоба» оказался на крайнем правом фланге соединения. В такую плохую погоду Микаве было очень трудно снова собрать свою эскадру. И опять встает вопрос: а что, если бы он решил уничтожить транспорты, оставив морских пехотинцев на берегу безо всяких припасов? Сумели бы американцы удержать остров?

Пока Микава пытался переформировать свою колонну и двигался на NW, один из патрульных эсминцев, «Ральф Талбот», ввязался в бой. Он слышал предупреждение «Патгерсона» и действительно наблюдал за боем издалека, не зная толком, что там происходит. В 2.05 он был замечен крейсером «Тэнрю», который осветил его прожекторами. Немедленно «Фурутака» и «Юбари» присоединились к «Тэнрю» в обстреле «Ральфа Талбота», который велся с дистанции 3000 — 4000 ярдов. Его торпедные аппараты были разбиты. Капитан-лейтенант Джозеф У. Каллахан сначала не понял, что происходит, и включил опознавательные огни, полагая, что по нему стреляют свои же. Этот поступок озадачили японцев, которые прекратили огонь на какое-то время. Но вскоре «Юбари» снова навел прожектора на «Ральфа Талбота» и опять открыл огонь. Американский эсминец получил 4 попадания и начал крениться. Все-таки он умудрился выпустить 4 торпеды, которые прошли мимо. Но к счастью дождевой шквал укрыл его, и в 2.33 японцы окончательно прекратили стрельбу. Если «Ральф Талбот» и внес какой-то вклад в битву, то лишь тем, что еще более укрепил адмирала Микаву в намерении отходить, так как он не знал, сколько еще американских кораблей может встретить.

Бой завершился. «Канберра» стоял неподвижно, и спасти крейсер было невозможно. В 8.00 его пришлось добить торпедой, сняв экипаж. «Астория» затонул в 12.15 после того, как все попытки спасти крейсер не удались. «Куинси» затонул в 2.05, а «Винсенс» — в 2.50. «Ральф Талбот» был тяжело поврежден. В этом самом тяжелом поражении американского флота его потери составили 1023 человека убитыми и 709 ранеными. Японцы получили следующие повреждения:

«Тёкай»: 34 убитых, 32 раненых, несколько попаданий.

«Аоба»: прямое попадание в торпедный аппарат № 2, 2 трубы вышли из строя. 1 торпеда повреждена. Пожар в торпедном отсеке. Тяжело поврежден катер.

«Кинугаса»: очень маленькие повреждения. 1 катер тяжело поврежден. 4 убитых, 1 раненый.

«Юбари»: 1 — 4,5»(?) пробил корпус, но не взорвался.

«Фурутака», «Како», «Юнаги»: повреждений нет.

Боевой рапорт крейсера «Тёкай» говорит:

(Чтобы получить время часового пояса нужно добавить 2 часа.)

Дата: 8-9 августа.

Место: возле Тулаги.

Название боя: Ночной бой у Тулаги.

Подробности боя: 8 августа проводились воздушные поиски с самого раннего утра; маневрирование, чтобы скрыть наши планы. 11.30. Направились к якорной стоянке Тулаги. 21.00. Подняли самолет № 1, чтобы осветить якорную стоянку.

22.40: Приготовиться к атаке!

22.46: Успешно прошли линию вражеских дозорных эсминцев.

23.31: Приказ: «Всем кораблям атаковать!» После этого до 0.23 9 августа, когда все соединение начало отходить, потоплены артиллерией и торпедами 5 больших британских или австралийских крейсеров.

5.40: Прибыли в Рабаул. Ночной бой в проливе Тулаги завершен.

Расход боеприпасов

Главный калибр: 302 снаряда. 6 зенитных снарядов главного калибра. 12-см орудия: 120 снарядов. 24-мм орудия: 500 снарядов. Торпеды типа 93: 8 штук. Осветительные ракеты: 15 штук. Плавучие осветительные патроны: 10 штук. 7,7-мм пулеметы: 96 патронов.

Результаты боя

Потоплены 2 больших британских крейсера, 3 больших американских крейсера.

Повреждения

Убиты: 34 человека. Ранены: 32 человека. Корпус и вооружение получили 10 попаданий.

«Тёкай» завысил потери союзников. Такое часто случается, особенно в ночных боях. Более высокие штабы, собрав все донесения, немного уточнили их.

Хотя соединение Микавы совершенно не пострадало в бою 9 августа 1942 года, оно не сумело вернуться в Рабаул без потерь. В 8.10 10 августа в 70 милях от Кавиенга «Како» получил 3 торпеды в правый борт с американской подводной лодки S-44. Он затонул в 8.15, при этом погиб 71 человек (1 гражданский) и было ранено 15 человек (1 гражданский). После блестящей победы японцев гибель «Како» от рук доисторической субмарины типа «S» выглядит достаточно юмористично.

Адмирала Микаву часто критикуют за то, что он не атаковал незащищенные американские транспорты. Однако критики не хотят поставить себя на место Микавы в тот момент. Он проявил осторожность, потому что не знал, сколько еще вражеских кораблей находится поблизости. Кроме того он беспокоился, что его соединение утром может подвергнуться налету, авианосной авиации, и в результате понесет крупные потери. Адмирал Ямамото не стал критиковать Микаву, а прислал ему поздравления с великолепной победой.

Несмотря на тяжелое поражение американцев, адмирал Тэрнер продолжал разгрузку транспортов весь день и лишь вечером поднял якорь и ушел с оставшимися военными кораблями. Таким образом, американцы высадили на берег 15000 морских пехотинцев, большая часть которых находилась на Гуадалканале. Они имели месячный запас продовольствия и теперь целиком зависели от способности американского флота сохранить действующими линии снабжения. Сразу развернулись работы по достройке аэродрома Гендерсон и созданию 5-мильного оборонительного периметра против угрозы наступления японских войск, находящихся на острове.

Решающая битва за Гуадалканал вот-вот должна была начаться. Ни одна из сторон не собиралась отдавать остров, и ни одна из сторон не имела сил выбить противника с острова. Союзники хорошо понимали его стратегическое значение, как и японцы. После 18 сентября они поставили задачу захвата Гуадалканала на первое место среди всех операций в южной части Тихого океана. Завязалась упорная, жестокая борьба, которая тянулась почти пол года и стоила обеим сторонам больших потерь в людях и технике. Ни одна из сторон не предвидела, как будет развиваться кампания, но все были полны решимости использовать для победы все средства. Два упрямых бульдога вступили в смертельную схватку.

Японцы понимали, что следует перебросить подкрепления на Гуадалканал. Это значило, что они должны захватить господство на море в прилегающем к острову районе. Американцы были должны уничтожить части японской армии, находящиеся на острове и обеспечить подвоз солдат и снабжения. Но самым важным становилась достройка аэродрома Гендерсон. Вместе со второстепенными взлетными полосами он давал американцам господство в воздухе, что позволяло отражать японские удары и мешать обстрелам с моря и бомбардировкам американских позиций.

Последний эшелон транспортов прибыл 15 августа. 4 эсминца-транспорта APD привезли авиабензин и боеприпасы. Потом 20 августа 3 APD доставили продукты на 3,5 дня и благополучно отбыли. Первый самолет сел на аэродроме Гендерсон 12 августа, а 17 августа он был объявлен пригодным к использованию в нормальную погоду. Из нескольких мест туда были переброшены самолеты. Первыми прибыли 19 истребителей «Уайлдкэт» и 12 пикирующих бомбардировщиков «Доунтлесс» с эскортного авианосца «Лонг Айленд». За ними 22 августа прилетела эскадрилья истребителей Р-400. «Энтерпрайз» через 2 дня прислал свои пикировщики, а сам остался к югу от острова, вне радиуса действия японской авиации, чтобы перебрасывать дополнительные самолеты на аэродром Гендерсон. После этого туда регулярно поступали подкрепления, хотя в первое время уровень потерь был очень высок. Временами возникала проблема нехватки не самолетов, а бензина для них. Но к концу августа Гуадалканал стал непотопляемым, хотя и неподвижным, авианосцем, который можно было захватить только изнутри. Американцы превратили Гендерсон во всепогодный аэродром, используя дробленый коралл. Обладание аэродромом отдало им господство в воздухе, а следовательно, и на море вокруг Гуадалканала в дневное время. Но с наступлением темноты обладание морем переходило к японцам. Это был совершенно новый и непривычный вид морской войны.

Первые японские подкрепления прибыли 17 августа, когда 113 человек из СМДЧ высадились возле Тассафаронга безо всяких помех. Эти войска были перевезены эсминцами «Оите», «Муцуки», «Мотидзуки», «Удзуки». На следующую ночь в 23.00 высадились 900 человек авангарда отряда Икки. Их забрали на Труке и погрузили на 3 быстроходных судна, чтобы высадить после стремительного броска. Их сопровождали эсминцы «Умикадзэ», «Ямакадзэ», «Кавакадзэ», «Судзукадзэ», «Уракадзэ», «Таникадзэ», «Хамакадзэ». 2 ударных соединения сопровождали конвой, и после спокойной высадки «Асасио», «Хагикадзэ», «Кагэро» обстреляли базу гидросамолетов в Тулаги. В это же время «Араси» обстрелял Гендерсон. Но группа обстрела провозилась слишком долго, и 19 августа в 12.15 «Хагикадзэ» был атакован возле Шуазеля двумя В-17 из Эспириту Санто. Эсминец получил 3 попадания в корму. 33 человека погибли, 13 были ранены, и «Хагикадзэ» ушел на Трук в сопровождении «Араси». Отряд Икки немедленно вступил в бой, не дожидаясь подкреплений, и был практически полностью уничтожен в бою на реке Тенару ночью 20-21 августа. Японцы потеряли 777 человек убитыми и 30 ранеными. Полковник Икки, завернутый во флаг Восходящего Солнца, был убит, возглавляя атаку. (Отряд Икки первоначально предназначался для захвата Мидуэя.)

Японское армейское командование в Рабауле было полно решимости быстро отбить Гуадалканал и Тулаги, но совершенно не подозревало, что американцы высадили 15000 солдат. Поэтому следующий эшелон подкреплений состоял всего из 1500 солдат отряда Кавагути, 38 бригада. Но если силы американцев на берегу недооценивались, то морские силы, которые могли встретить этот конвой, японцы представляли вполне правильно. Объединенный Флот с Трука перехватил командование операцией у 8 Флота. Японцы намеревались в крупном бою не только защитить конвой, но и уничтожить американский флот, чтобы полностью устранить угрозу японским подкреплениям. Так готовилось новое морское сражение. Тем временем вся наличная японская авиация использовалась для частых налетов на Гуадалканал, а в Рабаул были переброшены новые самолеты. Японские эсминцы по ночам спускались по Слоту, перевозя небольшие подразделения. Эти походы, которые проводились почти каждую ночь, обеспечивали ценную информацию о кораблях союзников в районе Гуадалканала. Очень часто, высадив солдат, эсминцы обстреливали аэродром Гендерсон и позиции, морской пехоты. Этим обстрелам почти невозможно было помешать. Но постепенно становилось понятно, что Объединенный Флот готовит какую-то операцию, и союзники начали собирать силы, чтобы встретить новую угрозу.

Однако припасы морским пехотинцам на Гуадалканал все-таки нужно было доставлять. 2 судна снабжения в сопровождении эсминцев «Блю», «Хенли» и «Хелм» 21 августа двигались к Гуадалканалу. «Блю» и «Хенли» были посланы вперед, чтобы помешать высадке японцев и провести разведку перед приходом своего конвоя. Вскоре эсминцы вошли в пролив «Железное Дно» между Гуадалканалом и Тулаги. (Американцы дали ему такое название из-за большого числа потопленным там военных кораблей.) 22 августа в 3.55 они начали патрулирование, используя несовершенный радар типа SC. В 3.55 радар и гидролокатор «Блю» что-то обнаружили. А чуть позже, в 3.57 в корму эсминца попала торпеда. Японский эсминец «Кавакадзэ» высадил подкрепления и возвращался в Рабаул, когда обнаружил «Блю». Очевидно японские глаза оказались зорче американского радара. Впрочем, досталось обоим эсминцам. Возле островов Шортленд американские самолеты настигли «Кавакадзэ» и атаковали в период 7.30 — 7.40, нанеся небольшие повреждения. Зато американцы не сумели отбуксировать «Блю» в Тулаги и 23 августа затопили его.

Японцам стало ясно, что назревает новая битва. Удовлетворение, выраженное в благодарности Ямамото адмиралу Микаве после боя у острова Саво, уступило место озабоченности. Японская армия не сумела выбить морскую пехоту с острова, и теперь американцы имели всепогодный аэродром, который позволял им контролировать море в дневное время. Следовало сделать одно решающее усилие и перерезать американские морские пути. Объединенный Флот начал перебрасывать корабли в этот район, чтобы покончить с американской угрозой кампаниям на Папуа и Гуадалканале.

Второй бой в Соломоновом море (бой у Восточных Соломоновых островов)

1942

 
23 августа Японский Объединенный Флот выходит, чтобы прикрыть большой конвой с войсками для Гуадалканала и уничтожить американский флот
24 августа Авианосный бой
25 августа Адмирал Ямамото отходит на север.
  Американские самолеты атакуют японский конвой

Для второго боя в Соломоновом море японцы собрали мощную армаду из 58 кораблей и 177 авианосных самолетов. В свою очередь американский флот имел всего 30 кораблей, зато 259 самолетов. Превосходство в авиации уменьшилось, когда 23 августа авианосец «Уосп» с 83 самолетами был отправлен на юг для дозаправки и потому не смог участвовать в бою. В результате японцы имели 177 самолетов, а американцы — 176. Это был довольно странный бой, напоминающий партию двух слишком осторожных шахматистов. Один игрок потерял коня и пешку, зато поставил под удар ферзя противника. А в результате оба согласились на ничью.

Ямамото, готовясь к бою, имел в виду две цели. Положение японской армии на Гуадалканале стало критическим, ей отчаянно требовались крупные подкрепления. А их нельзя было перебросить без серьезнейшего риска, пока американский флот находился в юго-западной части Тихого океана. Американский флот также перебрасывал самолеты на аэродром Гендерсон, перевозил припасы и подкрепления для морской пехоты на острове. Поэтому первой задачей было уничтожение американских кораблей в этом районе. Уничтожить американские авианосцы должны были самолеты Нагумо. Передовое Соединение контр-адмирала Хироаки Абэ должно было защитить «Сёкаку» и «Дзуйкаку» от атак американских авианосных самолетов. После этого самолеты японских авианосцев при помощи Передового Соединения и мощных Главных Сил, Соединения Поддержки адмирала Кондо (а, если потребуется, и с применением ужасных 18» орудий «Ямато») могли истребить все, что останется от американских соединений. Следующей стадией было уничтожение аэродрома Гендерсон самолетами Нагумо и орудиями кораблей.

Второй целью Ямамото было проведение войскового конвоя, который перевозил 1500 солдат на Гуадалканал. Наконец, аэродром Гендерсон и позиции американцев должны были повергнуться интенсивному ночному обстрелу с тяжелых крейсеров 8 Флота, пока контр-адмирал Райдзо Танака проводит конвой к Тассафаронга. Для выполнения второй задачи легкий авианосец «Рюдзё» с кораблями поддержки располагался в 100 милях к W тяжелых авианосцев Нагумо и в 190 милях на N0 от Гуадалканала. (Морисон в своем многотомнике говорит, что «Рюдзё» должен был сыграть роль приманки и отвлечь самолеты американских авианосцев, но доказательств этому нет. Авианосец в качестве прикрытия имел новейший тяжелый крейсер и 2 хороших эсминца. Скорее, японцы решили пойти на определенный риск, полагая, что «Рюдзё» сможет сам о себе позаботиться.)

Верный своей стратегии, адмирал Ямамото снова раздробил и разбросал свои силы, что при Мидуэе привело его к тяжелейшему поражению. Казалось, что ему противен самый простой план: сосредоточить вместе все силы и бросить их на американцев. Адмирал Нимиц в Пирл-Харборе и штаб командующего юго-западной частью Тихого океана в Нумеа отлично знали, что Ямамото готовится бросить в бой почти все свои корабли. Американский флот тоже начал собирать все силы, зная, что бой будет серьезным.

Утром 23 августа японские соединения двинулись на SO-t-S, держась значительно восточнее Соломоновых островов. Американский флот в это утро шел на NNW, примерно в 150 милях восточнее Малаиты, то есть параллельно японцам. Оба стороны осторожничали, как обычно было в авианосных боях.

Первыми обнаружили противника американцы, когда разведывательный самолет с острова Санта Крус в 9.50 сообщил, что видит войсковой конвой. Адмирал Флетчер приказал самолетам «Саратоги» найти и атаковать эта корабли. В 14.45 «Саратога» поднял 31 бомбардировщик и 6 торпедоносцев. На Гуадалканале тоже получили это сообщение и выслали 23 самолета на охоту за транспортами. Но обе группы самолетов ничего не нашли, так как адмирал Танака, зная, что его заметили, повернул назад. Кроме того, погода и видимость были плохими. В 18.00 повернули назад и остальные японские соединения.

Оперативное Соединение 61 адмирала Флетчера 23 августа кружило вокруг Малаиты. В 6.00 24 августа японские корабли снова повернули на S. И снова американцы обнаружили их первыми. В 9.05 патрульный самолет с острова Ндени заметил группу «Рюдзё», идущую на S примерно в 260 милях от ОС 61. В 11.28 «Рюдзё» был замечен еще раз, теперь на 35 миль ближе, причем расстояние продолжало сокращаться. Но к 11.00 Флетчер знал, что за его соединением следит четырехмоторная летающая лодка. Поэтому в 12.30 он приказал «Энтерпрайзу» поднять 23 самолета, чтобы обыскать сектор в 200° на расстояние 250 миль.

У адмирала Флетчера в это утро было много проблем. Далеко не самой последней было скверное состояние атмосферы, которое часто не позволяло принимать радиограммы. Чтобы еще больше усложнить задачу, его пилоты заполняли эфир потоками пустой болтовни. Хотя поступили сообщения о новых контактах (в 14.00 — авианосец в 60 милях на N0 от «Рюдзё»; в 14.30 были замечены «Сёкаку» и «Дзуйкаку»; в 14.40 было замечено соединение Абэ), Флетчер помнил, что вчера был замечен конвой, а сегодня его не нашли. Поэтому он отнесся к сообщениям немного скептически. Действительно, он не имел точной и полной картины японских передвижений. Однако он больше не мог игнорировать японский легкий авианосец, который оказался совсем рядом и приказал «Саратоге» выслать 30 бомбардировщиков и 8 торпедоносцев. Флетчер осторожничал, так как опасался атаки самолетов японских тяжелых авианосцев. Ведь у него для контратаки оставалось всего 14 бомбардировщиков и 12 торпедоносцев. Но, помня бой в Коралловом море, он упрямо держал в воздухе патруль из 51 «Уайлдкэта».

Тем временем «Рюдзё» вышел в назначенную точку и в 12.20 поднял первую волну из 6 торпедоносцев и 6 истребителей для удара по Гуадалканалу. Они должны были атаковать аэродром Гендерсон вместе с двухмоторными бомбардировщиками из Рабаула. В 12.48 была поднята вторая волна из 9 истребителей. Когда самолеты «Рюдзё» появились на экранах радаров Оперативного Соединения, информация была передана самолетам «Энтерпрайза», которые решили перехватить вражеские самолеты в 100 милях от своего корабля, а не искать авианосец, с которого они стартовали. Вскоре после этого адмирал Флетчер начал получать дополнительную информацию от PBY и самолетов «Энтерпрайза». «Рюдзё» был обнаружен в 200 милях от него, большой авианосец был замечен в 60 милях севернее «Рюдзё», в 14.30 были обнаружены «Сёкаку» и «Дзуйкаку» в 200 милях от американцев. Через 10 минут было замечено передовое Соединение. Но так как большая часть самолетов была уже в воздухе, у адмирала Флетчера просто не осталось воздушных сил. Он безуспешно попытался перенацелить группу «Саратоги» с легкого авианосца на «Сёкаку» и «Дзуйкаку», но связь была такой плохой, что это оказалось просто немыслимо.

Поведение командира «Рюдзё», капитана 1 ранга Тадао Като, в этот период боя понять трудно. Подняв свои самолеты, он в течение часа шел на север, потом в 13.30 повернул на запад. Вскоре после этого он еще раз изменил курс, чтобы прибыть в намеченную точку приема самолетов. В течение всего этого периода «Рюдзё» держал 9 оставшихся истребителей на борту, хотя в 13.41 его наблюдатели заметили самолет-разведчик противника. Потом в 13.51 из облаков выскочил В-17 и попытался атаковать авианосец. «Рюдзё» наконец выпустил 6 истребителей, которые отогнали американский бомбардировщик и вернулись, чтобы патрулировать над авианосцем. В 14.55 его еще раз неудачно атаковал В-17. Командир эсминца «Амацукадзэ» Тамеити Хара говорит, что «Рюдзё» имел в это время 7 истребителей, но лишь 2 были подняты против американских бомбардировщиков. Но и они потом вернулись на авианосец. В 14.00 ударная группа передала на «Рюдзё», что бомбардировка Гуадалканала успешно завершена, но потеряны 2 истребителя и 3 бомбардировщика. Однако самолету, который не мог вернуться на авианосец, было приказано садиться на острове Ндени, откуда пилота забрал эсминец «Мотидзуки».

Но «Рюдзё» уже просто не мог принять вернувшиеся самолеты. Когда ударная группа «Энтерпрайза» обнаружила его, у «Рюдзё» просто не хватило самолетов, чтобы организовать надежное прикрытие с воздуха. Первую атаку в 15.57 провели 30 бомбардировщиков. По донесению капитана 1 ранга Като, который уцелел в этом бою, ему удалось уклониться от всех бомб, кроме нескольких близких разрывов, но авианосец получил торпеду в корму с левого борта. Тяжелый крейсер «Тонэ» был атакован пикировщиками и торпедоносцами, но попаданий не получил. Руль «Рюдзё» был заклинен, заставив его описывать круги. Авианосец загорелся и вскоре получил сильный крен. Его самолетам, крутившимся в воздухе после налета на Гуадалканал, было приказано садиться на аэродроме Бука, но у них не хватило бензина, чтобы сделать это. Эсминец «Амацукадзэ» получил приказ подойти к авианосцу, после того, как был отдан приказ покинуть корабль. Он снял 300 человек из экипажа в 924 человека. Последним оставил корабль капитан 1 ранга Като. «Амацукадзэ» подвергался смертельной опасности, так как авианосец затонул, когда эсминец стоял рядом с ним. «Рюдзё» вполне мог увлечь эсминец за собой на дно, так как были заведены швартовы. Наконец в 20.00 авианосец затонул. После этого прилетели его 14 самолетов. Они кружили в воздухе до темноты, после чего сели на воду. 7 пилотов были спасены.

Теперь настал черед японцев нанести ответный удар. ОС 61 находилось под постоянным присмотром с тех пор, как гидросамолет «Тикумы» обнаружил его. В 14.45 «Сёкаку» и «Дзуйкаку» начали поднимать самолеты: 18 бомбардировщиков и 4 истребителя «Зеро» с первого, 9 бомбардировщиков и 6 «Зеро» со второго. Американские авианосные группы шли в 10 милях друг от друга. «Энтерпрайз» находился в центре кольца, образованного 1 линкором, 2 крейсерами и 6 эсминцами. «Саратогу» охраняли 2 крейсера и 5 эсминцев. На расстоянии 25 миль в воздухе кружили 53 истребителя «Уайлдкэт» воздушного патруля. В 16.38 «Энтерпрайз» был атакован одновременно пикировщиками и торпедоносцами. Японские истребители прикрытия отогнали большую часть «Уайлдкэтов» от своих ударных самолетов. Японцев встретил плотный зенитный огонь, однако пилоты отважно ринулись в атаку. Первую бомбу «Энтерпрайз» получил в кормовой элеватор. Она пробила 3 палубы, прежде чем взорвалась. Вторая бомба попала рядом с первой. В 16.45 третья бомба попала чуть позади островной надстройки, но ее взрыв причинил мало вреда. Когда атака завершилась, «Энтерпрайз» весь пылал, но его корпус не был поврежден. Он потерял 74 человека убитыми и 95 ранеными. Хотя ПВО авианосцев была усилена — добавлены зенитные орудия и усилен воздушный патруль, «Энтерпрайзу» этого не хватило. Линкор «Норт Каролина» тоже привлек внимание атакующих самолетов, но повреждений не получил. Во время этой фазы боя вражеские торпедоносцы не были замечены.

В 16.00 два японских авианосца подняли вторую ударную волну, которая так и не нашла ОС 61 из-за ошибки офицера управления полетами, давшего неверные координаты. Возможно, эта ошибка спасла «Энтерпрайз». Сначала «Энтерпрайз» развил 24 узла и начал принимать самолеты. Но так как он был серьезно поврежден, то начал сказываться эффект домино — одна неполадка приводила к другой, третьей... И, наконец, руль авианосца заклинило, что сделало буксировку невозможной. Если бы вторая ударная волна обнаружила его, авианосец не смог бы маневрировать. Наконец управление было восстановлено, и адмирал Флетчер повернул на S, выходя из боя. Большая часть самолетов «Энтерпрайза» села на Гуадалканале, усилив местную авиацию. «Уосп», заправившись, пошел на N навстречу Флетчеру. Таким образом, Гуадалканал, даже и без самолетов «Энтерпрайза» имел бы надежное прикрытие с воздуха и возможность пополнения авиагруппы.

Когда первая волна японских самолетов улетела на север, в воздухе болтались рассеявшиеся американские самолеты: 13 бомбардировщиков и 12 торпедоносцев. 5 торпедоносцев «Саратоги» атаковали Главные Силы, Передовое Соединение адмирала Кондо, но безрезультатно. 2 пикирующих бомбардировщика оказались более везучими. В 17.40 они заметили гидроавианосец «Титосэ», который почти не имел бронирования. Близкими разрывами его самолеты были подожжены, продырявлен левый борт и выведено из строя левое машинное отделение. Однако экстренные меры спасли его, и «Титосэ» вернулся через Трук в Японию на ремонт. Адмирал Кондо, все еще желая продолжать бой, в 16.30 соединился с Авангардным Соединением и продолжил поиск на юг, надеясь обнаружить противника и завязать ночной бой. Но в 23.30, никого не найдя, он повернул на N. Первая фаза боя закончилась.

Но причина боя все еще существовала — японский конвой с 1500 солдатами на борту. Покинув Шортленд, он был обнаружен 25 августа в 2.23 американской летающей лодкой. Погода была против японцев — яркая луна и редкие облака. На Гуадалканале, как и обычно, ночка выдалась горячей. Самолеты, катапультированные крейсерами прикрытия конвоя, бомбили аэродром Гендерсон и укрепления морских пехотинцев, используя противопехотные бомбы. Войсковой конвой подошел к Тайву Пойнт в 7.40. К легкому крейсеру «Дзинцу» присоединились эсминцы «Кагэро», «Исокадзэ», «Кавакадзэ» и «Яёй», которые обстреливали аэродром Гендерсон. Крейсер попал под удар 3 самолетов, внезапно вывалившихся из облаков. Бомба попала в самолет крейсера между башнями А и В. Его радиорубка была уничтожена, так что командир потерял возможность руководить операцией. Так все считали, что самолеты были свои, корабли ответного огня не открыли. Экипаж «Дзинцу» боялся, что пожар захватит носовые погреба, и капитан приказал затопить их. Вскоре пожары были взяты под контроль.

Пока «Дзинцу» решал свои проблемы, у японцев возникли новые. В 8.07 появилась новая группа вражеских самолетов, и самый большой транспорт, шедший в центре конвоя, «Киньё Мару», получил попадание бомбой и подвергся сильнейшему обстрелу из пулеметов. Он сразу был охвачен пламенем, начали взрываться боеприпасы, и транспорт потерял ход. Контр-адмирал Райдзо Танака сразу приказал эсминцам «Яёй» и «Муцуки» и патрульным катерам № 1 и № 2 помочь транспорту.

В то же время он приказал 2 остальным транспортам («Бостон-Мару» и «Тайфуку-Мару») отходить под прикрытием эсминцев «Кавакадзэ» и «Умикадзэ» и патрульных катеров № 4 и № 5.

«Муцуки» подошел, чтобы снять людей с «Киньё Мару», но в 10.27 был атакован группой В-17. Эсминец получил попадание в машинное отделение. Экипажи «Киньё Мару» и «Муцуки» были подобраны эсминцем «Яёй», который быстро доставил тяжело раненых в морской госпиталь в Рабауле, «Муцуки» в 10.53 был потоплен торпедой, чтобы он не попал в руки американцев.

«Дзинцу», «Кагэро», «Судзукадзэ» действовали в качестве охранения конвоя вне радиуса действия вражеской авиации. Чуть позднее «Дзинцу» получил приказ возвращаться на Трук для ремонта. Танака перенес флаг на «Судзукадзэ». Адмирал Ямамото, видя, что конвой в опасности, приказал «Дзуйкаку» в сопровождении 3 эсминцев обеспечить воздушное прикрытие. Одновременно 22 базовых бомбардировщика и 13 истребителей атаковали Гуадалканал. Конвой благополучно вернулся на Шортленд. Адмирал Ямамото приказал сразу отправить войска на Гуадалканал на более мелких и более быстроходных судах. Тем временем штаб Флота Внешних Южных Морей приказал 2 эсминцам ночью обстрелять Гуадалканал.

Трудно понять образ действий Ямамото в этом бою. Он привлек большое число судов. «Рюдзё» погиб, а «Титосэ» был поврежден, но 2 тяжелых авианосца остались совершенно целы. Только плохая служба управления полетами не позволила японцам добиться победы. Однако он приказал главным силам отходить на север и не рискнул повторить удар. Если он искал боя, чтобы уничтожить американский флот, и рискнул 2 тяжелыми авианосцами, чтобы добиться этого, почему после того, как «Энтерпрайз» был поврежден и по сообщениям пилотов остался только 1 американский авианосец, Ямамото отступил?

Его Передовое Соединение и Главные Силы адмирала Кондо пошли на S, чтобы попытаться завязать ночной бой, но почти сразу вернулись. Конечно, изучение тактики американцев могло подсказать, что их авианосцы предпочитают отходить в случае, если японцы начинают их разыскивать. Американские авианосцы не могли ночью использовать свои самолеты. Их силы прикрытия значительно уступали японцам, и авианосцы легко могли погибнуть в артиллерийском бою. Тем не менее, 4 крейсера 8 Флота не обстреляли аэродром Гендерсон, а только выслали свои гидросамолеты, несущие мелкие бомбы. Конвой Танаки, не имевший воздушного прикрытия, днем понес тяжелые потери. Может печальные воспоминания о Мидуэе витали над адмиралом Ямамото? Американцы имели свои сложности, однако они были вполне понятны. По крайней мере 1 авианосец следовало держать южнее Гуадалканала в качестве исходного пункта переброски самолетов на аэродром Гендерсон. Самым скверным было то же, что и при Мидуэе — плохая служба управления полетами и полнейшее нежелание пилотов соблюдать дисциплину пользования радио. Штабу адмирала Флетчера так и не удалось наладить управление самолетами в воздухе. В результате ОС 61 могло радоваться, что отделалось так легко.

Организация сил во Втором бою в Соломоновом море

Объединенный Флот (адмирал Ямамото)

Соединение Поддержки, главные Силы

Линкор: Ямато

Эскортный авианосец: Таё

Эсминцы: Акэбоно, Усио

3 флот, Ударное Авианосное Соединение, Мобильное Соединение, Главные Силы (адмирал Нагумо)

Тяжелые авианосцы: Сёкаку, Дзуйкаку

Эсминцы: Кадзэгумо, Югумо, Макигумо, Акигумо, Хацукадзэ, Акицуки

3 флот, Отдельное Ударное Авианосное Соединение, Мобильное Соединение, Главные Силы (контр-адмирал Тюити Хара)

Легкий авианосец: Рюдзё

Тяжелый крейсер: Тонэ

Эсминцы: Амацукадзэ, Токицукадзэ

2 флот, Соединение Поддержки (вице-адмирал Кондо)

Передовое Соединение, Ближняя Поддержка (Авианосного Соединения, контр-адмирал Абэ)

Линкоры: Хиэй, Кирисима

Тяжелые крейсера: Кумано, Судзуя, Тикума

Легкий крейсер: Нагара

Эсминцы: Новаки, Таникадзэ, Майкадзэ

Соединение Поддержки, Главные Силы (вице-адмирал Кондо)

Гидроавианосец: Титосэ

Тяжелые крейсера: Атаго, Майя, Такао, Мьёко, Хагуро

Легкий крейсер: Юра

Эсминцы: Куросио, Оясио, Минэгумо, Хаясио, Нацугумо, Асагумо

Резервное Соединение

Авианосец: Дзуньё

Соединение Поддержки Группы Снабжения Флота

Линкор: Муцу

Эсминцы: Харусамэ, Самидарэ, Мурасамэ

8 флот, Соединение Внешних Южных Морей, Соединение Переброски Подкреплений (вице-адмирал Микава)

Соединение Ближнего Прикрытия (вице-адмирал Микава)

Тяжелые крейсера: Тёкай, Аоба, Кинугаса, Фурутака

Соединение Эскорта (контр-адмирал Танака)

Легкий крейсер: Дзинцу

Эсминцы: Кагэро, Муцуки, Яёй, Исокадзэ, Кавакадээ, Судзукадзэ, Умикадзэ, Удзуки

Транспортное Соединение

3 транспорта с 1500 солдатами

4 патрульных катера

Американский флот

Оперативное Соединение 61 (вице-адмирал Флетчер)

Оперативное Соединение 11

Тяжелый авианосец: Саратога

Тяжелые крейсера: Миннеаполис, Нью Орлеанс

Эсминцы: Фелпс, Фаррагут, Дэйл, Уорден, МакДоно

Оперативное Соединение 16

Тяжелый авианосец: Энтерпрайз

Линкор: Норт Каролина

Тяжелый крейсер: Портленд

Легкий крейсер: Атланта

Эсминцы: Бэлч, Бенхэм, Мори, Эллет, Грэйсон, Монссен

Оперативное Соединение 18

Тяжелый авианосец: Уосп

Тяжелые крейсера: Сан Франциско, Солт Лейк Сити

Легкий крейсер: Сан Хуан

Эсминцы: Фаренхолт, Аарон Уорд, Бьюкенен, Лэнг, Стэк, Стеретт, Селфридж

Японская авианосная авиация, участвовавшая во Втором бою в Соломоновом море

Главные силы

Первая атака <
  истребители бомбардировщики
использовано 10 27
погибло в воздухе 3 17
сели на воду 3 1
общие потери 6 18
вернулось на авианосцы 4 9

Вторая атака <
  истребители торпедоносцы
использовано 9 27
погибло в воздухе 0 4
сели на воду 0 1
общие потери 0 5
вернулось на авианосцы 9 22

Воздушный патруль

<
  истребители
использовано 35
погибло в воздухе 1
сели на воду 1
общие потери 2

Соединение поддержки (»Рюдзё»)

атака Гуадалканала <
  истребители торпедоносцы
использовано 6 6
погибло в воздухе 3 2
сели на воду 1 1
общие потери 4 3

Воздушный патруль («Рюдзё») <
  истребители
использовано 7
погибло в воздухе 0
сели на воду 0
общие потери 0
Общие потери в самолетах

31 истребитель

29 бомбардировщиков

Боеспособные самолеты на 26 августа

41 истребитель

25 бомбардировщиков

34 торпедоносца

Гуадалканал - несчастья множатся

1942

 
28 августа - 2 сентября 4700 японских солдат высадились на Гуадалканале
13-16 сентября Японцы атаковали и не смогли захватить аэродром Гендерсон
15 сентября Подводная лодка I-19 топит авианосец "Уосп"
17 сентября Императорская Верховная Ставка решает перебросить на Гуадалканал 17 пехотную дивизию
18 сентября Японская армия решает отдать предпочтение кампании на Гуадалканале перед операциями в Папуа
  7 полк морской пехоты США усиливает гарнизон Гуадалканала
9-15 октября Японская армия по ночам перебрасывает 17 дивизию
11-12 октября Бой у мыса Эсперанс
13 октября Американцы перебрасывают на остров 164 полк дивизии "Америкал"

Императорская Верховная Ставка по-прежнему крупно недооценивалa силы американской морской пехоты на Гуадалканале. Японцам рвриходилось решать те же самые проблемы: следовало перебрасывать подкрепления, уничтожить американскую морскую пехоту, захватить аэродром. Катастрофа, которая постигла японский конвой 25 августа, показала, что в дневное время ни один конвой не сможет выдержать удара самолетов с аэродрома Гендерсон. Поэтому необходимое количество солдат следовало перебрасывать по ночам.

Американцам, которые постоянно держали по крайней мере 1 тяжелый авианосец к югу от острова, приходилось снабжать все возрастающий контингент морской пехоты на Гуадалканале и в Тулаги. Приходилось также перебрасывать подкрепления, чтобы помешать новым высадкам японцев и сдерживать уже высаженные японские войска. Следующий месяц или около того американцы удерживали контроль в воздухе в дневное время в радиусе примерно 250 миль — дальность действия SBD — что позволяло доставлять боеприпасы и бензин на кораблях и самолетах. Были переброшены небольшие подкрепления, хотя часто это приводило к серьезным потерям. Японские самолеты почти ежедневно бомбили остров, иногда налеты были достаточно серьезными. Но, хотя это и позволяло уничтожать американские самолеты, складированные припасы, наносить потери в людях, требовалось нечто большее, чтобы отбить Гуадалканал. Более того, японцы несли постоянные тяжелые потери в людях, кораблях и самолетах.

В последние дни августа американская морская пехота закрепилась на острове. Из создавшейся тупиковой ситуации японцы имели 2 выхода: либо захватить остров с суши, перевезя ночами достаточно войск и артиллерии, или еще в одном большом морском бою отбросить американский флот, помешав ему снабжать свои войска на берегу. В конце концов был выбран первый вариант. 250 человек вместе с припасами были переброшены на остров 3 эсминцами («Уракадзэ», «Кавакадзэ», «Исокадзэ»). Они спокойно высадились на берег 26 августа в 23.00 восточнее мыса Тайву. На следующую ночь второе подразделение из 128 человек было высажено северо-западнее мыса Тайву.

В Рабауле была разработана программа переброски более значительных подкреплений. 28 августа следовало высадить первый эшелон — 1250 человек. 29 августа с 3 эсминцев должен был высадиться второй эшелон — 750 человек. 30 августа перебрасывался третий эшелон — еще 1000 человек. На следующую ночь следовало высадить четвертый эшелон — 650 человек и генерал-майора Кавагути, нового командующего войсками на Гуадалканале. Затем намечалась пятая и последняя высадка — 1080 человек. Все высадки намечалось производить с эсминцев. Освободившись от пассажиров, эсминцам следовало обстрелять аэродром Гендерсон.

Первая попытка высадки подкреплений показала, что не следует покидать район Шортленда слишком рано. Конвой был отправлен 28 августа и в тот же день около 17.00 был атакован американскими самолетами. Между 18.20 и 18.47 эсминцы «Амагири», «Асагири», «Югири» и «Сиракумо» были атакованы 10 SBD с аэродрома Гендерсон. «Асагири» получил смертельное попадание и затонул почти мгновенно. Погибли 52 человека и весь его груз. «Югири» получил бомбу в дымовую трубу, корма была изрешечена пулями, но в целом повреждения оказались умеренными, как и на «Сиракумо». Оба эсминца отправились назад на Шортленд, причем «Сиракумо» пришлось взять на буксир. Это сделал «Амагири».

Несмотря на донесение гидросамолета тяжелого крейсера «Аоба», поступившее в 13.00, что 2 американских транспорта, 1 крейсер и 2 эсминца находятся в Тулаги (а часом позже — в Лунга Пойнт), после некоторых колебаний штаб 8 Флота разрешил выход второго эшелона. В 23.00 конвой прибыл к мысу Тайву в сопровождении 5 эсминцев («Фубуки», «Сираюки», «Хацуюки», «Кавакадзэ», «Умикадзэ») и выгрузил свои войска.

По ночам японские транспорты и эсминцы совершали броски с Шортленда к мысу Тайву, выгружали солдат, пушки, противотанковую артиллерию, боеприпасы, продукты, обстреливали аэродром Гендерсон и стремительно мчались назад в базу на Шортленде. Обоим противникам не хватало солдат и снабжения. Морские пехотинцы с трудом создавали оборонительный периметр вокруг аэродрома Гендерсон, а японцам не хватало сил отбить аэродром обратно. Все их подкрепления были слишком малы, чтобы изменить баланс сил. Более того, японские войска, которым днем приходилось прятаться в джунглях от американских бомбардировщиков, медленно теряли силы от болезней и недоедания. 31 августа японская армия выбрала Гуадалканал своей главной целью, а операции в Папуа были определены, как второстепенные. Наконец 18 сентября было решено сосредоточить все усилия на Гуадалканале. Бои на Гуадалканале превратились во всепожирающее чудище, рождения которого Императорская Верховная Ставка не предполагала. За пределами радиуса действия японской базовой авиации находились 3 американских авианосца, которые мешали проводке обычных японских конвоев и перебрасывали новые самолеты на аэродром Гендерсон. Однако они не были в безопасности. 31 августа около 7.46 японская подводная лодка I-26 выпустила 6 торпед в «Саратогу», одна из которых попала в правый борт авианосца. Повреждения оказались не слишком серьезными, так как були поглотили большую часть удара, но все-таки авианосцу пришлось отправиться на ремонт.

Сначала обязанности японских эсминцев были не слишком обременительными. Один за другим их выводили из боев и отправляли на Трук или в Японию для модернизации. На кораблях снимали башню Х (2 — 5» орудия) и заменяли ее двумя строенными 25-мм автоматами. Всего же добавлялось от 13 до 21 ствола зенитной артиллерии, не считая 13-мм пулеметов. Каждый эсминец получал по 4 бомбомета для глубинных бомб и по 36 глубинных бомб. (Ранее глубинные бомбы просто скатывали с 2 рамп на корме.) Кроме того снималось тральное оборудование.

Хотя эти эсминцы предназначались для боев с кораблями (и в следующем году последовало великое множество именно таких боев), усиливающаяся угроза с воздуха и из-под воды вынуждала японцев устанавливать новое оружие в ущерб старому, которое тоже требовалось. Так как борьба вокруг Гуадалканала и в Слоте продолжалась, японские эсминцы оказались опасно перегружены работой. Всем им требовался профилактический ремонт, однако складывающаяся ситуация делала это невозможным. В результате их скорость и боевая эффективность начали постепенно падать.

Следующий морской бой произошел ночью 4-5 сентября. Японские эсминцы в очередной раз перебросили армейские подразделения (американцы уже прозвали такие рейды «Токийским экспрессом»). Эсминцы-транспорты сопровождали эсминцы «Юдати», «Хацуюки», «Муракумо». Но на сей раз тут же оказались и другие корабли. Американские эсминцы-транспорты «Литтл» и «Грегори» патрулировали между Гуадалканалом и Тулаги. В 1.00 5 сентября японские эсминцы открыли огонь по Гуадалканалу. Считая, что это просто нахальная выходка какой-то субмарины, «Литтл» и. «Грегори» вышли со своей стоянки у Лунга Пойнт для уточнения ситуации. Они полагали, что радар предупредит их вовремя, если там окажутся более крупные корабли. На их несчастье приблудная «Каталина», видя этот обстрел, выпустила осветительные ракеты, которые осветили американские корабли. «Юдати» немедленно обстрелял их и, используя превосходящую огневую мощь, быстро потопил оба корабля. В 1.35 удовлетворенные результатами японские эсминцы отправились домой.

Теперь в Рабауле наконец поняли, что аэродром следует захватить с суши, лишь тогда японский флот получит свободу действий. Поэтому генерал Кавагути получал все новые подкрепления, которые доставляли стремительными ночными бросками японские эсминцы или мелкие суда и баржи, потихоньку пробирающиеся под берегом от острова к острову. Таким образом с 29 августа по 7 сентября была перевезена большая часть 35 бригады, усилив то, что осталось от отряда Икки. Генерал Кавагути, имея 3500 солдат, совершил 12 сентября бесплодную попытку атаковать и захватить аэродром Гендерсон. Но эта атака обошлась японцам в 1100 человек и окончательно захлебнулась уже 16 сентября. Снова для перевозки подкреплений был пущен «Токийский экспресс». После тяжелых поражений отрядов Икки и Кавагути было решено, что 17 армии следует перебросить на остров полную дивизию. Однако Императорская Верховная Ставка и штабы в Рабауле сильно занизили силы американцев. Они считали, что на острове 7500 солдат противника, когда их было более 11000.

Но морской пехоте тоже не хватало сил для решительного наступления Е» очистки острова. Боевые потери и болезни косили солдат, и требовалось удерживать 5-мильный оборонительный периметр вокруг аэродрома Гендерсон. Поэтому оборонительная линия была весьма жидкой. В результате было решено перебросить 7 полк морской пехоты на Гуадалканал. 7 сентября он покинул Эспириту Санто на 6 транспортах в сопровождении крейсеров и эсминцев. Прикрывая конвой, авианосцы «Хорнет» и «Уосп» расположились в 100 милях южнее. «Уосп» должен был прикрыть конвой и свою собственную эскадру (линкор «Норт Каролина», 3 крейсера, 7 эсминцев) от атак самолетов и подводных лодок.

Во второй половине дня за конвой уцепилась японская летающая лодка. Затем, около 14.00 15 сентября I-19 выпустила 4 торпеды в «Уосп». 3 из них попали в цель — 2 в носовую часть правого борта, третья — в середину корпуса. Потом в 14.52 I-15 торпедировала линкор «Норт Каролина» в носовую часть левого борта. Через несколько секунд одна торпеда из этого же залпа попала в эсминец «О'Брайен», оторвав ему нос. В 15.00 на «Уоспе» произошел страшный взрыв, и через 20 минут был отдан приказ: «Покинуть корабль». Спасти авианосец было невозможно, и эсминец «Лэнсдаун» торпедой утопил пылающую развалину в 21.00. Однако 24 самолета удалось спасти, они сели на авианосец «Хорнет». На «Норт Каролине» дела обстояли сравнительно благополучно, и линкор отправился в Пирл-Харбор на ремонт. Однако «О'Брайен», хотя и был немного подремонтирован в Эспириту Санто и Нумеа, 19 октября затонул на обратном пути в Штаты. Он погиб на расстоянии 2800 миль от точки, где был торпедирован.

Хотя конвой с 7 полком морской пехоты ночью 15 сентября отошел после катастрофы, постигшей сопровождавшее его соединение, адмирал Ричмонд Келли Тэрнер решил, что ситуация на Гуадалканале настолько серьезна, что оправдывает известный риск. Он приказал обязательно довести конвой до цели. Плохая погода и мощный налет самолетов МакАртура на Рабаул удержали японскую авиацию на земле, позволив конвою благополучно прибыть в Лунга Пойнт. В 5.50 18 сентября морские пехотинцы начали высаживаться на берег под прикрытием огня эсминцев «Монссен» и «Макдоно». Транспорты не были атакованы и на обратном пути в базу.

Положение американских морских сил, прикрывавших Гуадалканал юга стало отчаянным. Они потеряли 1 авианосец и 1 линкор, в то же время японцы имели 2 тяжелых и несколько легких авианосцев, целую свору линкоров, крейсеров и орды эсминцев. И совершенно непонятно, почему японцы, имея такое превосходство в силах, прятались за горизонтом во время прибытия конвоя с войсками.

Соображения Ямамото в этот момент нигде не отражены, поэтому трудно что-либо сказать о них. Он знал, что американский флот в южной части Тихого океана уступает его силам. Но он также знал, что скоро войдут в строй около двух десятков тяжелых авианосцев, много линкоров, крейсеров, эсминцев, подводных лодок, чему японское кораблестроение ничего противопоставить не может. Можно лишь предположить, что он хотел сберечь свой флот для «решающей битвы». Такое решение возлагало на его и без того перегруженные эсминцы поистине непосильную ношу.

Если бои на суше в сентябре — начале октября поутихли, японский флот усилил обстрелы аэродрома Гендерсон и позиций американской морской пехоты, хотя и не собирался выводить свои главные силы с Трука для нового большого сражения. Армия продолжала перебрасывать новые войска, оружие, боеприпасы, продукты. Наконец японцы, отчаявшись разбомбить аэродром Гендерсон, стали привлекать к обстрелам все больше тяжелых кораблей. Усилия японцев не могли пройти незамеченными, и американцы стали готовиться к новому неизбежному японскому наступлению. Поэтому можно вполне было ожидать нового крупного морского сражения, и оно действительно произошло 11-12 октября.

Бой у мыса Эсперанс

Япония надеялась выкинуть американские войска не только с Гуадалканала, но и с Реннела, Сан Кристобаля, из Тулаги. Для этого японцы собирали войска из Китая, Голландской Ост-Индии, с Филиппин. Они отправлялись через Трук в Рабаул и на Шортленд с помощью ночных рейсов «Токийского экспресса». Генерал-лейтенант Харукути Хякутакэ принял общее командование, сменив генерал-майора Кавагути.

Флот помогал армии, перевозя войска, обстреливая аэродром Гендерсон. Он старался уничтожить как можно больше американских самолетов ночными обстрелами и дневными воздушными налетами, пытался остановить переброску американских подкреплений. Если будет устранена угроза с воздуха, адмирал Ямамото сможет спокойно «поймать и уничтожить» силы американского флота в районе Соломоновых островов. И действительно — ключевым фактором был аэродром Гендерсон — пока аэродром будет действовать, любые японские корабли в радиусе 250 миль от него могут попасть днем под атаку с воздуха, что сделает невозможным продолжительный обстрел американских позиций на Гуадалканале.

Намерения противника не были секретом для американцев, так как японцы продолжали подвозить подкрепления, а интенсивность ночных обстрелов увеличивалась. Прибытие новых частей японской авиации привело к эскалации воздушной войны. Очевидно, и американцам следовало перебросить на остров новые войска. В начале октября американский Объединенный Комитет начальников штабов решил отправить на Гуадалканал полк «Америка» в составе 2800 человек.

Американцы понимали, что японцы попытаются остановить конвой, используя и корабли, и самолеты. Для перевозки полка американские морские силы были разделены на 4 группы. Дальнее прикрытие осуществлял авианосец «Хорнет», расположенный в 180 милях южнее Гуадалканала, и линкор «Вашингтон», находившийся в 50 милях восточнее Малаиты. Оперативное Соединение 64 контр-адмирала Скотта, состоящее из тяжелых крейсеров «Сан Франциско» (флагман) и «Солт Лейк Сити», легких крейсеров «Бойз» и «Хелена», эсминцев «Фаренхолт», «Бьюкёнен», «Лэффи», «Дункан», «МакКолла», находилось возле острова Реннел. Оно прикрывало четвертую группу — 2 транспорта и 8 эсминцев сопровождения контр-адмирала Тэрнера. Перевозка подкреплений превращалась в американский вариант «Токийского экспресса», так как ей намеревался помешать значительно более мощный Объединенный Флот. Транспорты должны были прорваться к Гуадалканалу ночью и высадить войска, чтобы не подвергаться риску воздушных атак. Транспорты вышли из Нумеа 9 октября.

9 октября японский легкий крейсера «Тацута» и 9 эсминцев начали перевозку войск генерала Хякутакэ. В течение недели 22000 человек вместе с техникой и припасами были высажены на Гуадалканале. К перевозке основного эшелона были привлечены 11 эсминцев. Начало генерального наступления, которое должно было выбить американцев с Гуадалканала, было назначено на 14 октября.

Японцам старались помешать всеми силами. 10 октября возвращающиеся на Шортленд японские корабли были атакованы 42 бомбардировщиками и торпедоносцами с аэродрома Гендерсон. Хотя японские корабли не получили серьезных повреждений, этот налет усилил решимость адмирала Микавы покончить с аэродромом Гендерсон. Поэтому 11 октября он отправил обстрелять аэродром и обеспечить проводку ночного конвоя соединение контр-адмирала Аритомо Гото. Эскадра состояла из тяжелых крейсеров «Аоба», «Кинугаса», «Фурутака» и эсминцев «Хацуюки» и «Фубуки». Эти корабли прикрывали большой конвой, перевозивший основные силы 2 пехотной дивизии.

Японцы не знали о присутствии Оперативного Соединения 64 адмирала Скотта и спокойно отправили конвой. Дальняя разведка точно информировала Скотта о позиции и времени прибытия двух японских соединений. Поэтому он получил серьезное преимущество, ситуация боя у Саво повторилась с точностью до наоборот. Скотт тщательно расставил капкан. В 22.28 ОС 64 находилось в 14 милях на N0 от мыса Эсперанс, двигаясь к острову Саво. Скотт намеревался поднять с каждого из крейсеров гидросамолет «Кингфишер», которые должны были отыскать и в нужный момент осветить японские корабли. Однако американцы сумели запустить только 2 самолета. В 22.35 адмирал перестроил соединение в кильватерную колонну. 3 эсминца шли в голове, затем шли 4 крейсера, замыкали строй 2 эсминца. Крейсера Гото тоже шли в колонне курсом SSO. На траверзах головного крейсера располагались эсминцы. На кораблях Скотта имелся и новый и старый радар, однако близость берега делала его бесполезным. Зато Гото имел отличных наблюдателей, которые засекли отсвет горящего «Кингфишера», загоревшегося из-за неисправности мотора. Но Гото не ожидал встречи с Оперативным Соединением 64, поэтому он не обращал внимания ни на что, пока не начался бой.

В 22.50 «Кингфишер» заметил 3 корабля войскового конвоя в 6 милях от острова Саво. Как обычно перед ночным боем воцарилось замешательство. В 23.08 новейший радар марки SG на «Хелене» засек соединение Гото, однако крейсер не сообщил о контакте до 23.23. От «Кингфишеров» оказалось мало пользы, так как неисправность в моторе заставила один сесть в 23.30, а второй, самолет обнаружил только упомянутый конвой. Адмирал Скотт продолжал крейсировать между островом Саво и мысом Эсперанс, готовый перехватить японскую группу обстрела. Неспособность флагманского корабля «Солт Лейк Сити» расшифровать неточно составленные радиограммы, которые в период с 23.42 до 23.52 извещали о составе и расстоянии до соединения Гото стала просто хрестоматийной. Скот знал, что японцы где-то поблизости, но это «где-то» было сектором в 135°. Более того, поскольку его колонна только что выполнила трудный маневр поворота на обратный курс, американские эсминцы рассыпались. Командир «Дункана» с помощью своего артиллерийского радара точно определил позицию Гото и, решив, что она известна и остальным американским кораблям, приказал дать полный ход — 30 узлов. Однако никто за ним не последовал. Наконец крейсер «Хелена», следивший за японцами с помощью своего радара, сообщил адмиралу Скотту, что вражеские корабли находятся на расстоянии 5000 ярдов. В 23.46 капитан «Хелены» включил прожектора и открыл огонь по ничего не подозревающим японцам.

В 23.46 американское соединение все еще двигалось на N0 единой колонной, состоящей из эсминцев «Фаренхолт», «Лэффи», 4 крейсеров и замыкающих эсминцев «Бьюкенен» и «МакКолла». Когда был открыт огонь, «Дункан» получил несколько залпов с «Фурутаки», и потом и с эсминца «Хацуюки». В течение нескольких минут последовало множество попаданий в машинное отделение, вспыхнули сильные пожары. Эсминец полностью потерял боеспособность и затонул на следующий день.

В тот момент, когда «Хелена» открыл огонь, ОС 64 сумело добиться полного «crossing Т». Японская группа шла прежним курсом с прежней скоростью. «Аоба» был накрыт в первые минуты боя, и адмирал Гото получил смертельные раны. Убедившись, что американцы охватили голову его колонны, он попытался улучшить положение своей эскадры, повернув на обратный курс вправо. Но это сохраняло «crossing Т» и не дозволяло использовать носовые башни. К тому времени, когда был выполнен поворот, для «Фурутаки» все уже кончилось. Крейсер был накрыт несколькими залпами, в том числе и с «Дункана». Пылая, но продолжая отстреливаться, он заковылял на NW.

«Аоба», осыпаемый снарядами, отстреливался, пока действовали его орудия. «Кинугаса» и «Хацуюки», неправильно разобрав приказ адмирала, повернули влево, выйдя из-под обстрела, и теперь спокойно вели огонь из кормовых башен. Зато «Фубуки», который точно выполнил приказ, через несколько минут после поворота был обнаружен и освещен прожектором. Все Оперативное Соединение 64 обрушилось на этот эсминец и быстро утопило его.

Вскоре после полуночи адмирал Скотт закончил собирать свои рассеявшиеся корабли в единую колонну, хотя «Фаренхолт» и «Дункан» пропали окончательно. Теперь он гнался за японцами. Однако «Кинугаса» полностью сохранил свою силу и продолжал отстреливаться. Возможно, временами к нему присоединялись «Аоба», «Фурутака» и «Хацуюки». С 24.00 он вел огонь по «Солт Лейк Сити» с дистанции 8000 ярдов, и его снаряды падали прямо за кормой американского крейсера. Торпедный залп японцев едва не попал в «Бойз», который пристраивался к колонне. А потом в 0.12 «Бойз» был накрыт залпом, получив 4 пробоины в корпусе. «Кинугаса» тоже стрелял по нему 4 минуты. Наконец «Солт Лейк Сити» вышел из строя и встал между «Бойзом» и противником. Перестрелка продолжалась до 0.16, «Солт Лейк Сити» получил 2 попадания. «Бойз» получил новые повреждения, когда 8» снаряд пробил броню носовой башни, а 6» снаряд влетел в носовой пороховой погреб глубоко под ватерлинией. Последовал ужасный взрыв, который убил всех людей в носовых башнях, перегрузочных отделениях и артпогребах.

«Фурутака», до того как затонул, получил множество попаданий. В его боевом донесении говорится, что в 1.49 последовало попадание в башню № 3, в 1.51 было попадание в торпедный аппарат № 2, в 1.54 целый залп попал в правое носовое машинное отделение, а спустя минуту последовало попадание и в левое. В 2.05 его главный калибр окончательно вышел из строя, левое носовое машинное отделение было затоплено. В 2.20 был отдан приказ: «Покинуть корабль». Крейсер затонул в 2.48 в 22 милях от острова Саво. Количество жертв не указывается, но его нормальный экипаж был 604 человека. Хотя эсминцы «Муракумо» и «Сираюки» подобрали из воды около 400 человек, некоторые из них погибли немного позднее, когда «Муракумо» был тяжело поврежден при воздушном налете на пути к Шортленду. Боевое донесение «Аобы» говорит, что крейсер получил попадания в башни № 2 и № 3, причем башня № 3 взорвалась, после чего возникли сильные пожары. Однако японские тяжелые крейсера строились на совесть. Хотя «Аоба» получил около 40 попаданий 8» и 6» снарядами, он все-таки сумел дать около 30 узлов при отходе. На «Кинугасе» были повреждены только 2 моторных катера, поэтому 14 октября он участвовал в операции по обстрелу Тулаги. «Хацуюки» получил незначительные повреждения корпуса от 2 попаданий. У американцев 1 легкий крейсер был тяжело поврежден, 1 тяжелый крейсер был поврежден умеренно. Погиб 1 эсминец, а второй — «Фаренхолт» — был поврежден умеренно, совместным огнем американцев и японцев.

Адмирал Скот прервал погоню в 2.00. Тем временем у мыса Тассафаронга японский конвой выгрузил свои войска и припасы без всяких помех со стороны ОС 64. Однако на обратном пути на Шортленд утром 12 октября конвой был атакован 70 самолетами. Эсминец «Нацугумо» был потоплен, а «Муракумо» поврежден так тяжело, что его пришлось затопить.

Потери японцев были вызваны слепой уверенностью адмирала Гото, что поблизости нет никаких американских кораблей. Сам бой стал одним из немногих ночных столкновений, когда японский флот не показал своего обычного превосходства.

Этот бой можно назвать американской победой, если сравнивать потопленный тоннаж. Однако неразбериха со связью, неспособность передавать важнейшую информацию, негибкий строй единой кильватерной колонны помешали полностью разгромить японцев — как сделали те в бою у Саво. Конвой выполнил свою задачу и улизнул. Но адмирал Тэрнер в свою очередь 13 октября сумел высадить 164 пехотный полк дивизии «Америкал». Гуадалканалский узел затянулся еще туже, и стали просто неизбежными новые, еще более яростные бои на море. Ведь исход сухопутной кампании зависел от обстрелов с моря, морских боев и превосходства в воздухе. Поэтому борьба принимала все более ожесточенный характер.

Состав сил в бою у мыса Эсиеранс

8 Флот (контр-адмирал Аритомо Гото)

Соединение Внешних Южных Морей, Соединение Обстрела

Тяжелые крейсера: Аоба, Фурутака, Кинугаса

Эсминцы: Хацуюки, Фубуки

Группа Сопровождения Конвоя (контр-адмирал Такедзи Дзосима)

Базы гидросамолетов: Титосэ, Ниссин

Эсминцы: Акидзуки, Асагумо, Нацугумо, Ямагумо, Муракумо, Сираюки

Оперативное Соединение 64 (контр-адмирал Норман Скотт)

Тяжелые крейсера: Сан Франциско, Солт Лейк Сити

Легкие крейсера: Бойз, Хелена

Эсминцы: Фаренхолт, Бьюкенен, Дункан, МакКолла

Гуадалканал - бои ширятся

1942

 
13-15 октября Японцы начинают сильные дневные бомбардировки и ночные обстрелы с линкоров и тяжелых крейсеров. Положение союзников становится критическим
15 октября Японский конвой пытается произвести высадку днем и несет тяжелые потери в кораблях, людях и грузах
23 октября Японцы возобновляют бои на суше
25-27 октября Поддерживая наступление на суше, японский Объединенный Флот пытается навязать бой американцам. Бой авианосцев у островов Санта Крус
26 октября Японцы требуют дополнительные подкрепления

После того, как главные силы армии генерала Хякутакэ были доставлены на Гуадалканал во время боя у мыса Эсперанс, японцы преисполнились решимости покончить с кампанией на Гуадалканале и вообще на южных Соломоновых островах. Был создан план массированной атаки сухопутных сил, которая должна была очистить аэродром Гендерсон от американцев. В порядке подготовки предусматривалась постройка аэродрома в Буине на южной оконечности Бугенвилля, что позволило бы японским бомбардировщикам иметь более надежное истребительное прикрытие. Бомбардировки должны были вывести из строя аэродром Гендерсон в дневное время, чтобы конвои могли спокойно подвезти войска, тяжелую артиллерию и Припасы. А тогда успех в боях на суше будет обеспечен. Тем временем флот должен был усилить ночные обстрелы аэродрома Гендерсон, используя новые противопехотные снаряды с тонкими корпусами и повышенным содержанием взрывчатки. Они предназначались для обстрела позиций морской пехоты из 14» орудий линкоров. Готовясь к окончательной победе, которая уничтожит сухопутные и морские силы союзников в районе Гуадалканала, Объединенный Флот адмирала Ямамото вышел с Трука 11 октября. Однако пока что он кружил на севере, дожидаясь захвата аэродрома.

13 октября на аэродроме Гендерсон дела обстояли совсем недурно. Там находились 90 самолетов, примерно поровну пикировщиков и истребителей. Но в полдень разверзся ад. 24 двухмоторных японских бомбардировщика исключительно точно пробомбили взлетную полосу, усеяв ее массой кратеров. Через 2 часа новые 15 бомбардировщиков еще больше изуродовали взлетную полосу. Лихорадочными усилиями строительного батальона к наступлению темноты удалось подлатать дыры, но тут в игру вступила пара 3» гаубиц, которые японцы высадили во время боя у мыса Эсперанс. Контрбатарейная стрельба 3 американских эсминцев вынудила их замолчать. И тут началось самое худшее. После полуночи линкоры «Конго» и «Харуна» начали обстреливать аэродром Гендерcoн, держась вне зоны действия береговых батарей. В течение полугора часов «Харуна» выпустил 483 новых противопехотных снаряда из орудий главного калибра и 21 — 6» снаряд. «Конго» сделал 430 выстрелов из 14» орудий и 33 выстрела из б». К линкорам присоединились легкий крейсер «Исудзу» и эсминцы «Оясио», «Куросио», «Хаясио», «Умикадзэ», «Кавакадзэ», «Судзукадзэ». Когда все закончилось, аэродром превратился в море огня от пылающих самолетов и бензина. На рассвете выяснилось, что уцелели только 7 пикировщиков и 35 истребителей для которых практически не осталось бензина.

Адмирал Такео Курита был полон решимости не давать американцам передышки. В 12.00 аэродром Гендерсон подвергся новой бомбардировке. Теперь море и небо казались безопасными, а потому в море вышел большой конвой с последними частями 2 пехотной дивизии. Ночью 14 — 15 октября он двигался вниз по Слоту со скоростью 14 узлов, направляясь к Тассафаронга. В него входили 6 транспортов с войсками, которые прикрывали эсминцы «Сирацую», «Ариакэ», «Юдати», «Сигурэ», «Акицуки», «Харусамэ», «Самидарэ» и «Мурасамэ». К 6.05 они прибыли к месту разгрузки.

Ночью флагман адмирала Микавы тяжелый крейсер «Тёкай» вместе с «Кинугасой» и эсминцами «Амагири» и «Мотидзуки» обстреливал аэродром с 1.49 до 2.16. На рассвете защитники аэродрома Гендерсон увидели всего в 10 милях от себя стоящие на якоре японские транспорты. В этот момент на аэродроме оставалось только 4 пикировщика и 10 истребителей Р-40 и ни капли бензина. Отчаянные поиски позволили отыскать разбросанные по джунглям канистры, что позволило уцелевшим самолетам совершить 1 вылет. Конвой в этот момент прикрывали зенитки эсминцев и японские истребители.

Положение американцев 15 октября было просто отчаянным, однако они использовали все, что оказалось под рукой. Вскоре после полудня из Эспириту Санто прилетел транспортный самолет с бензином и несколько В-17. Но продолжались мощные воздушные налеты японцев. В 15.35 30 японских бомбардировщиков атаковали аэродром, в 18.45 еще 30 бомбардировщиков совершили второй налет. Однако зенитный огонь с аэродрома был плотным и точным, и 17 японских самолетов были сбиты. Когда день закончился, японцы выяснили, что даже при тщательном планировании и колоссальных усилиях, даже когда небо над Гуадалканалом почти полностью перешло под их контроль, все равно море слишком опасно для проводки конвоев днем.

Первый В-17 отбомбился по транспортам у Тассафаронга в 7.00. Затем с 9.30 до 10.45 конвой подвергался атакам 25 авианосных пикировщиков. В 12.20 нанес удар еще один В-17. С 11.40 до 12.30 продолжались новые атаки авианосных самолетов, которые нанесли транспортам повреждения. Хотя разгрузка была быстро завершена, японцы понесли тяжелые потери в людях, боеприпасах и технике. Под угрозой новых атак, 2 транспорта снялись с якоря и пошли на север, В 13.15 прибыла последняя волна из 20 самолетов. Вскоре после этого боеприпасы на «Кюсю Мару» взорвались, и транспорт выбросился на берег. В 23.00 остальным 3 транспортам было приказано уходить, хотя они не завершили разгрузку. Теперь генерал Хякутакэ собрал все свои войска для генерального наступления, хотя без многих требуемых припасов.

А нервотрепка на аэродроме Гендерсон продолжалась. Начиная с 0.27 16 октября тяжелый крейсер «Мьёко» выпустил 465 снарядов главного калибра, а орудия крейсера «Майя» сделали 450 выстрелов. Эсминцы «Умикадзэ», «Кавакадзэ», «Судзукадзэ» были использованы в качестве грузовых судов, а эсминцы «Наганами», «Макинами», «Таканами» прикрывали их и тоже приняли участие в обстреле. В 1.20 японское соединение пошло на N.

Хотя Тихоокеанскому театру всегда уделяли меньше внимания, чем Европе, президент Ф.Д. Рузвельт и Объединенный Комитет Начальников Штабов США признали тяжесть ситуации на Гуадалканале. Они начали прикидывать, что можно предпринять. Первым шагом стала замена командующего. Вице-адмирал Уильям Ф. Хэлси 18 октября сменил вице-адмирала Роберта Л. Гормли на посту командующего силами юго-западной части Тихого океана. Нескольким кораблям, находившимся в Атлантике, в том числе новейшему линкору «Алабама», было приказано следовать на Тихий океан. С острова Оаху была отправлена на юг 25 пехотная дивизия. Около 50 истребителей из центральной части Тихого океана были переброшены в угрожаемую зону. Туда же направили около 3 десятков подводных лодок. Адмирал Обри Фитч в Эспириту Санто получил дополнительные бомбардировщики В-17. На помощь «Хорнету» был спешно отправлен только что завершивший ремонт «Энтерпрайз». Президент Рузвельт приказал Объединенному Комитету Начальников Штабов удержать Гуадалканал, добавив: «Моя забота о юго-западной части Тихого океана проявится в том, что я буду направлять все возможное вооружение в этот район, чтобы удержать Гуадалканал».

Вне зависимости от решений, принимаемых в Вашингтоне, американские солдаты на Гуадалканале каждый день сражались за свою жизнь. Генеральное наступление японской армии началось 22 октября. Это был двойной охват аэродрома Гендерсон. Завершение операции планировалось уже на следующий день. Японцы имели превосходство в численности, но занимали более плохую тактическую позицию. Им приходилось действовать в джунглях безо всяких дорог, под тропическими ливнями, против окопавшихся американцев. Атака западного крыла японцев захлебнулась 23 октября, но 24-25 октября восточное крыло почти прорвало американские оборонительные позиции. До взлетной полосы японцам оставались считанные ярды. Это была одна из самых ожесточенных сухопутных битв Тихоокеанских кампаний. Обе стороны проявляли исключительные стойкость и мужество, хотя условия были почти невыносимыми.

Утром 26 октября японцы были вынуждены остановить наступление. Они затребовали дополнительные подкрепления, чтобы в ноябре предпринять новое наступление. Предполагалось отправить 38-пехотную дивизию. Тем временем, «Токийский экспресс» Танаки продолжал свои рейсы. На Гуадалканале ничто реально не изменилось. Обе армии остались на своих позициях, только более утомленные, больные, недоукомплектованные.

В ходе боев обе стороны понесли потери в кораблях. Американцы потеряли эсминец «Мередит» и буксир «Вирео». База гидросамолетов (бывший эсминец) «МакФарланд», перевозившая боеприпасы, была повреждена и отбуксирована в Тулаги. 20 октября тяжелый крейсер «Честер» был торпедирован подводной лодкой I-76 и тяжело поврежден.

Пока шли бои на суше, «Токийский экспресс» не прекращал своих действий. Японская армия обещала захватить аэродром Гендерсон к 25 октября. Для того, чтобы нанести последний удар по американскому судоходству в Тулаги и помочь армии, флот решил предпринять дневной набег. Был создан Первый Ударный Отряд в составе эсминцев «Акацуки», «Икадзути», «Сирацую». (Этой группе был придан «Сикинами», однако он действовал в качестве транспорта.) В качестве молота, который должен был сокрушить зажатых с двух сторон американцев, по Слоту был отправлен Второй Ударный Отряд — легкий крейсер «Юра» и эсминцы «Акидзуки», «Мурасамэ», «Харусамэ», «Юдати».

Первый Ударный Отряд вошел в гавань Тулаги сразу после 10.00. Он имел нерешительную перестрелку с 2 американскими тральщиками, потопил буксир и патрульное судно, а затем, расположившись в районе Лунга Пойнт, принялся обстреливать американские позиции. В очередной раз береговые батареи взяли верх в дуэли с кораблями. «Акацуки» и «Икадзути» получили попадания, после чего все 3 японских эсминца отошли, прикрывшись дымзавесой. Предположение, что аэродром Гендерсон скоро окажется в руках японцев, несомненно подтолкнуло вице-адмирала Микаву, командующему Соединением Внешних Южных Морей предпринять такую атаку.

Группа «Юры» до цели так и не дошла. Находясь в проливе Индиспенсейбл, она была атакована 6 бомбардировщиками В-17. «Юра» и «Акидзуки» получили попадания. Экипаж крейсера перешел на «Мурасамэ», а эсминцы «Харусамэ» и «Юдати» в 18.20 потопили его, после чего все соединение ушло на N.

Почему японцы рискнули отправить эти 2 соединения к Гуадалканалу днем? Документы показывают, что флот полностью поверил донесениям армии, будто аэродром Гендерсон окажется в руках японцев к рассвету 25 октября. Первое соединение должно было обстрелять узлы сопротивления, не опасаясь ответного огня, после того как очистит район от американских кораблей. Второе соединение должно было помочь наступлению армии обстрелом с моря и высадить подкрепления. Ямамото, ожидавший на севере, должен был испытывать разочарование и раздражение, когда узнал, что армия так и не сумела захватить аэродром. Тем более, что армейское командование так и не сообщило ему об этом.

Бой у островов Санта Крус

После того, как армия не сумела отбить аэродром Гендерсон и «уничтожить врага», Ямамото больше не мог тянуть с выполнением той части директив Императорской Верховной Ставки, которая касалась флота. Он опять послал свой мощный Объединенный Флот на юг, чтобы уничтожить американские морские силы, поддерживающие войска на Гуадалканале.

Но только что назначенный американский командующий — вице-адмирал Хэлси — горел желанием удержать свое положение. Он передал: «Атаковать — Повторяю — Атаковать!» Никто не хотел отступать.

Диспозиция кораблей Ямамото показывает, что он по-прежнему верил в разделение сил. На этот раз он расположил Ударное Авианосное Соединение в арьергарде, выдвинув вперед линкоры. Ямамото надеялся, что американские авианосные самолеты атакуют их, а не авианосцы. Как обычно, сам адмирал остался на Труке на борту «Ямато».

Американский план боя был таким же, как и раньше — 2 авианосных соединения под общим командованием вице-адмирала Хэлси, командующего силами южной части Тихого океана, которых находился в Нумеа. Оперативное Соединение 16 контр-адмирала Томаса К. Кинкейда состояло из тяжелого авианосца «Энтерпрайз», линкора «Саут Дакота», тяжелого крейсера «Портленд», крейсера ПВО «Сан Хуан» и 8 эсминцев. Оперативное Соединение 17 контр-адмирала Джорджа Д. Мюррея состояло из тяжелого авианосца «Хорнет», тяжелых крейсеров «Нортгемптон» и «Пенсакола», крейсеров ПВО «Сан Диего» и «Джюно», 6 эсминцев.

В качестве линейных сил служило ОС 64 контр-адмирала Уиллиса Э. Ли — линкор «Вашингтон», тяжелый крейсер «Сан Франциско», легкие крейсера «Хелена» и «Атланта», 6 эсминцев.

Когда Ямамото двинул свои силы на S, их диспозиция была следующей. Соединение адмирала Абэ находилось в 60 милях южнее Мобильного Соединения, Главные Силы, адмирала Нагумо на курсе, проложенном восточное острова Малаита. Передовое Соединение охраняло авианосцы Нагумо с запада. Авианосец «Дзуньё» находился еще дальше на запад. В-17 и PBY адмирала Фитча проделали отличную работу. Американские разведчики обнаружили все японские соединения, идущие на S. Ямамото знал это и опасался ловушки. 25 октября он повернул Авианосное Соединение на N, в то время как Авангардное Соединение продолжало выдвигаться на S. От своих собственных разведывательных самолетов он знал, что американское оперативное соединение находится восточное острова Реннел и севернее острова Ндени, архипелаг Санта Крус. Однако он не знал, сколько там авианосцев — пока еще Ямамото не знал, что «Энтерпрайз» вернулся в район боев.

В 18.00 японское Ударное Соединение снова повернуло на S. Однако в воздухе витали опасения, что именно этого и ждали американцы. Тревога усилилась, когда в 1000 футах по правому траверзу «Дзуйкаку» разорвалась бомба, а самолет так и не удалось обнаружить. (Небо эти два дня было покрыто рваными облаками, очень удобными для самолетов и смертельно опасными для кораблей.) В 4.00 японские корабли снова повернули назад.

Адмирал Кинкейд получил сообщение PBY, обнаружившей авианосцы Нагумо в 3.00 только в 5.12. Ему не хватало информации, поэтому в 5.00 он поднял с «Энтерпрайза» 16 SBD, вооруженных 500-фн бомбами, с приказом атаковать любую цель внутри северного сектора шириной 200 миль. 2 самолета этой группы заметили Авангардное Соединение в 6.17 и сообщили его координаты. Новое донесение они послали в 6.30 и отправились дальше на N, однако найти авианосцы так и не сумели. Но в 6.50 еще 2 группы обнаружили японские авианосцы и передали их координаты Кинкейду. Они были атакованы истребителями прикрытия, однако сумели скрыться в облаках. 2 пилота «Энтерпрайза» перехватили это донесение и в 7.40 сбросили бомбы на ничего не подозревающий «Дзуйхо». Одна проделала дыру диаметром. 50 футов в кормовой части полетной палубы. «Дзуйхо» больше не мог принимать самолеты и получил приказ возвращаться на Трук, подняв свою авиагруппу в воздух. Таким образом уже во время поисков японский легкий авианосец был выведен из боя. В 6.26 еще одна группа самолетов атаковала тяжелый крейсер «Тонэ», но безрезультатно.

В 6.50 гидросамолет с японского крейсера заметил американские авианосцы. Нагумо немедленно приготовил самолеты. Первая волна стартовала с «Дзуйкаку», «Сёкаку» и «Дзуйхо» в 7.55 вместе с истребителями воздушного патруля. В 8.10 «Сёкаку» поднял вторую волну из 24 самолетов, в 8.45 с «Дзуйкаку» стартовали еще 20 самолетов. К этой группе присоединились 29 самолетов с «Дзуньё».

«Хорнет» поднял в воздух 29 самолетов первой волны только в 7.30. За ними в 8.15 последовали 19 самолетов «Энтерпрайза». Адмирал Кинкейд оставил 38 истребителей прикрывать авианосцы. Как раз, когда японцы бросили в атаку 137 самолетов, американцы ответили ударом 73 самолетов. Ударные группы разминулись в Воздухе. Иногда, это проходило мирно, иногда встреча завершалась столкновением. «Энтерпрайз» потерял 8 самолетов первой волны при стычке с японским истребителями на полпути к цели.

В 8.59 американские истребители патруля заметили японские пикировщики на высоте 17000 футов. Но американские истребители оказались слишком близко к своим кораблям и на слишком малой высоте, чтобы организовать хорошую защиту. Кольцо кораблей сопровождения не остановило японских пилотов. Атакующие сосредоточили удары на «Хорнете». («Энтерпрайз» укрылся в дождевом шквале, и адмирала Кондо решил, что имеет дело только с 1 авианосцем.) В 9.10 бомба попала в кормовую часть полетной палубы с правого борта. Затем японский пилот направил свой самолет прямо в авианосец, врезался в трубу и пробил полетную палубу, после чего взорвались 2 его бомбы. Торпедоносцы добились 2 попаданий в машинное отделение. «Хорнет» потерял ход и уже после этого получил попадания 3 бомбами. 1 взорвалась на полетной палубе, 2 прошли на 4 палубы ниже. Еще один самолет врезался в «Хорнет», разрушив шахту носового элеватора. Атака длилась всего 10 минут. Но к 10.00 пожары на «Хорнете» были потушены и его взяли на буксир.

В это время «Энтерпрайз» вынырнул из-под спасительного полога и попал под атаку пикировщиков. Однако, благодаря зенитному огню авианосца и кораблей сопровождения, они добились только 2 прямых попаданий и 1 близкого разрыва. Первая бомба попала в носовую часть корабля и взорвалась глубоко в трюме. Вторая попала позади носового элеватора и взорвалась на ангарной палубе. Близкий разрыв изрешетил обшивку на правой раковине корабля. В 10.30 «Энтерпрайз» был атакован 14 торпедоносцами, но попаданий они не добились. В 10.02 эсминец «Портер» был торпедирован японской подводной лодкой. Эсминец «Шо» снял экипаж «Портера» и добил его артогнем.

Ударная волна «Дзуньё» прибыла к цели в 11.21, но добилась только 1 близкого разрыва рядом с «Энтерпрайзом». Однако получили попадания и были повреждены «Саут Дакота» и «Сан Хуан». Японская атака завершилась, и «Энтерпрайз», который испытывал трудности с приемом самолетов, отослал свои бомбардировщики в Эспириту Санто, а сам в 14.00 повернул на S.

Попытки буксировать «Хорнет» оказались неэффективными, и всем лишним людям в 14.40 было приказано покинуть авианосец. В 15.20 снова появились самолеты «Дзуньё» и «Сёкаку» и добились торпедного попадания, затопившего машинное отделение. В 15.40 последовала новая атака пикировщиков, а в 15.50 — еще одна. В полетную палубу справа по корме попала 1 бомба. В 17.20 самолеты «Дзуньё» добились еще одного бомбового попадания, взрыв произошел в теперь уже пустом ангаре. К темноте команда покинула «Хорнет». Эсминцы «Мастин» и «Андерсон» выпустили в него по 4 торпеды каждый. Однако авианосец отказался тонуть, и американцы бросили пылающую руину. (Он был на следующий день потоплен эсминцами «Макигумо» и «Акигумо» из состава Авангардного Соединения.)

Первая волна «Хорнета» из 52 самолетов оказалась разбросанной и получила плохие целеуказания. Когда в 9.18 она заметила «Сёкаку» и горящий «Дзуйхо», ее состав сократился до 15 SBD. Те, кто не погиб в стычке с японским истребителями, рассеялись. Тем не менее, используя тучи, пикировщики добились 4 попаданий 1000-фн бомбами в полетную палубу «Сёкаку». Авианосец вышел из боя. Теперь в составе соединения, следовавшего на NW, остался только 1 действующий авианосец — «Дзуйкаку». Однако в 60 милях западнее находился «Дзуньё», который пошел на сближение с авианосцами Нагумо.

Уцелевшие американские самолеты были полностью дезорганизованы. Торпедоносцы «Хорнета» не сумели найти «Сёкаку» и в 9.31 атаковали тяжелый крейсер «Судзуя» из состава Авангардного Соединения. Попаданий они не добились. Вторая волна «Хорнета» тоже атаковала Авангардное Соединение вместо авианосцев. В 9.02 тяжелый крейсер «Тикума» был атакован 6 торпедоносцами, но безуспешно. Однако в 9.21 его атаковал еще 21 вражеский самолет. На этот раз 2 бомбы взорвались возле мостика по обоим бортам, перебив большую часть находящихся на мостике. В 9.39 крейсер был поврежден 3 близкими разрывали, которые засыпали его вихрем стальных осколков. Прежде чем атака завершилась, он получил еще 2 попадания, одно из которых пришлось в машинное отделение. Поврежденный крейсер ушел на Трук, потеряв 190 человек убитыми и 154 ранеными. Боевое донесение крейсера «Тонэ» упоминает атаки 51 вражеского самолета с 8.57 по 10.00, в том числе атаку 10 торпедоносцев с 9.51 до 9.55. Боевые донесения остальных кораблей авангардного Соединения тоже упоминают многочисленные атаки самолетов, при этом эсминец «Тэрудзуки» получил небольшие повреждения и потерял несколько человек,

Авианосцы Мобильного Соединения шли на NW до начала вечера. Нагумо в 19.30 перенес флаг на эсминец «Араси». В 12.30 «Дзуйкаку» с сильным прикрытием отделился от 2 поврежденных авианосцев и повернул обратно на SO. (Нагумо прибыл на «Дзуйкаку» в 15.30 27 октября.) Авианосец шел прежним курсом до заката. Потом «Дзуйкаку» повернул назад через пролив Индиспенсейбл. В 0.55 один из его эсминцев сопровождения — «Тэрудзуки» — едва увернулся от бомб, сброшенных PBY, потеряв 7 человек убитыми.

«Дзуньё» повернул на SO в 11.00, но в 20.00 повернул назад и ночью соединился с «Дзуйкаку». Около 11.00 Авангардное Соединение тоже повернуло на SO и шло этим курсом до 18.30. Адмирал Абэ, пробежав по квадрату, отошел на N. Именно его 2 эсминца потопили «Хорнет». Передовое Соединение адмирала Кондо двигалось параллельно ему, но прошло дальше на юг. Его поисковый квадрат оказался в 60 милях южнее «Хорнета».

Бой закончился. Американский флот потерял тяжелый авианосец и эсминец, были повреждены линкор, тяжелый авианосец, тяжелый крейсер и крейсер ПВО. Но потери «Энтерпрайза» были невелики, и так как самолеты «Хорнета» сели на него, он почти восстановил численность авиагруппы. Тем не менее, американцы проиграли. «Энтерпрайз» отошел, так как остался единственным американским авианосцем, который мог служить промежуточной базой для переброски самолетов на Гуадалканал. Самолеты с тыловых баз могли долететь до острова только заправившись на «Энтерпрайзе».

Японцы также понесли серьезные потери. Тяжелый авианосец был серьезно поврежден, а легкий — средне; 2 тяжелых крейсера получили сильные повреждения; 2 эсминца была легко повреждены. Ямамото решил отойти на N, так как потерял более 100 самолетов из-за увеличившейся надежности ПВО американских оперативных соединений. Его пилоты были отважны, как и раньше, но не столь умелы, так как лучшие летчики японцев уже погибли. Однако на сей раз он был близок к серьезному успеху. Если бы он продолжал атаки, то мог бы уничтожить «Энтерпрайз» — единственный авианосец американцев. Но на 2 его уцелевших авианосца просто не осталось достаточно самолетов для продолжения боя. Более того, он опасался, что не только «Энтерпрайза», намерения которого оставались неизвестны, но и самолетов из Эспириту Санто, которые уже выполняли разведывательные и боевые вылеты. Решающим фактором стала увеличившаяся огневая мощь зенитных батарей американских кораблей. Они не просто увеличили количество стволов. Американцы начали использовать собственную модель шведской зенитки «Бофорс» в двух- и четырехствольных установках. Еще раз подтвердилось то, что воздушный патруль не может остановить преисполненных решимости японских пилотов. Так же неэффективен и оказался им круговой ордер ПВО. Однако очень скоро зенитная артиллерия все американских кораблей была резко усилена. Так же значительно было увеличено количество истребителей прикрытия. Поэтому количество сбитых японских самолетов в последующих боях значительно увеличилось.

Плохая связь сильно затруднила действия американских командиров на стадии поисковых полетов. Хотя американцы получили всю необходимую информацию, чтобы нанести удар первыми, эта информация попала к нужным людям с огромным запозданием. Японская связь и авиаразведка были великолепны, хотя гидросамолеты крейсеров и линкоров конечно не могли соперничать по дальности полета с В-17 или PBY.

В этот период на море и на самом Гуадалканала сложилась патовая ситуация. Американцы не имели достаточно войск, чтобы перейти в наступление. На море они имели только 1 поврежденный авианосец, хотя новые линкоры и авианосцы уже были в пути. Японский флот еще раз не сумел изолировать Гуадалканал. Заключительные спектакли и на море, и на суше были еще впереди.

Состав сил в бою у островов Санта Крус

Объединенный Флот (адмирал Ямамото на «Ямато», Трук)

3 Флот, Авианосное Ударное Соединение, Мобильное Соединение, Главные Силы (вице-адмирал Тюити Нагумо)

Тяжелые авианосцы: Сёкаку, Дзуйкаку

Легкий авианосец: Дзуйхо

Тяжелый крейсер: Кумано

Эсминцы: Амаиукадзэ, Хаиукадзэ, Токицукадзэ, Юкикадзэ, Араси, Майкадзэ, Тэрудзуки, Ямакадзэ

1 Флот, Передовое Соединение (вице-адмирал Нобутакэ Кондо)

Тяжелые крейсера: Атаго, Такао, Майя, Тёкай

Легкий крейсер: Исудзу

Эсминцы: Кавакадзэ, Макинами, Судэукадзэ, Таканами, Умчкадзэ, Наганами

2 Флот, Соединение Ближней Поддержки (вице-адмирал Такео Курита)

Линкоры: Конго, Харуна

Эсминцы: Харусамэ, Кагэро, Мурасамэ, Самидарэ, Оясио, Наганами

2 Флот, Авангардное Соединение, Главные Силы (контр-адмирал Хироаки Абэ)

Линкоры: Хиэй, Кирисима

Тяжелые крейсера: Судзуя, Тонэ, Тикума

Легкий крейсер: Нагара

Эсминцы: Акигумо, Исокадзэ, Кадзэгумо, Югумо, Макигумо, Таникадзэ, Уракадзэ, Тэрудзуки

2 Флот, Авиационное Соединение (контр-адмирал Какудзи Какута)

Легкий авианосец: Дзуньё

Эсминцы: Хаясио, Куросио

12 подводных лодок

Группа снабжения

Эсминец: Новаки

4 танкера

8 Флот, Соединение Внешних Южных Морей, Ударное Соединение Гуадалканал (вице-адмирал Гунити Микава на тяжелом крейсере «Тёкай», острова Шортленд)

Ударное Соединение

Эсминцы: Акацуки, Икадзути, Сирацую

Соединение Обстрела (контр-адмирал Тамоцу Такама)

Легкий крейсер: Юра

Эсминцы: Акидзуки, Харусамэ, Самидарэ, Мурасамэ, Юдати

Соединение юга Тихого океана (вице-адмирал Уильям Ф. Хэлси, Нумеа)

Оперативное Соединение 16 (контр-адмирал Томас Кинкейд)

Тяжелый авианосец: Энтерпрайз

Линкор: Саут Дакота

Тяжелый крейсер: Портленд

Крейсер ПВО: Сан Хуан

Эсминцы: Портер, Мэхен, Конингхэм, Престон, Смит, Мори, Шо

Оперативное Соединение 17 (контр-адмирал Джордж Д. Мюррей)

Тяжелый авианосец: Хорнет

Тяжелые крейсера: Нортгемптон, Пенсакола

Крейсера ПВО: Сан Диего, Джюно

Эсминцы: Андерсон, Бартон, Хьюз, Моррис, Рассел, Мостин

Третий бой в Соломоновом море (бой у Гуадалканала)

1942

 
13 ноября Первая фаза: беспорядочная свалка между эскадрой Абэ и Оперативной Группой 67.4. Тяжелые потери с обеих сторон. Линкор "Хиэй" потоплен. Американцы предотвратили обстрел аэродрома Гендерсон
14 ноября Вторая фаза: Японское соединение из 3 крейсеров и 2 эсминцев обстреливает аэродром Гендерсон
15 ноября Третья фаза: Дуэль линкоров. Японцы затопили поврежденный "Кирисима"
  Адмирал Танака перевозит остатки 38 пехотной дивизии на 11 быстроходных транспортах, но несет тяжелые потери в людях, технике, кораблях

Ситуация на Гуадалканале становилась невыносимой для обеих сторон. Американский флот истощил свои силы, его последний авианосец был тяжело поврежден. Однако американцы были полны решимости перебросить пехотные подкрепления, необходимые для выхода из сложившегося на суше тупика. Намереваясь помешать японцам сделать то же самое, Хэлси начал собирать силы, чтобы остановить переброску японских подкреплений. На аэродроме Гендерсон было достаточно пилотов и самолетов, хотя им постоянно требовались пополнения из-за частых воздушных налетов японцев и кровопролитных воздушных боев. Хэлси продолжал держать «Энтерпрайз» к югу от Гуадалканала с гражданскими рабочими на борту. Они спешно ремонтировали повреждения авианосца.

Переброска 38 дивизии стала очередной задачей неутомимого адмирала Танаки и его «Токийского экспресса». Но в то же время японский флот, совсем как и американский, был преисполнен решимости изолировать Гуадалканал. Поскольку обе стороны имели совершенно одинаковые намерения, были совершенно неизбежны новые, еще более серьезные морские бои.

Через две недели после боя у островов Санта-Крус ситуация оставалась по-прежнему напряженной, обе стороны лишь укрепились в своих намерениях. Американские корабли перебрасывали подкрепления днем, иногда обстреливая позиции японцев на берегу. Японцы .перевозили войска по ночам, обстреливая аэродром Гендерсон. Между 2 и 10 ноября 56 эсминцев и 2 крейсера японцев перебросили 38 дивизию. В это время произошло несколько случайных стычек. Американский транспорт был торпедирован подводной лодкой I-20 и выбросился на берег 7 ноября. 12 ноября эсминец «Бьюкенен» был поврежден своим же зенитным огнем, а в корму тяжелого крейсера «Сан Франциско» врезался японский самолет. 7 ноября эсминцы «Наганами» и «Таканами» были повреждены атаками с воздуха. На следующую ночь эсминец «Мотидзуки» получил торпеду с торпедного катера.

Инициативу в разгорающейся битве захватили японцы. Они готовились совершить новое мощное усилие. Ямамото планировал перебросить к мысу Тассафаронга людей и припасы ночью 14 — 15 ноября, используя 11 быстроходных транспортов с сильным сопровождением. Походу должны были предшествовать 2 сильных обстрела аэродрома Гендерсон линкорами, крейсерами и эсминцами 12 — 13 и 13 — 14 ноября. Хэлси знал, что эти корабли готовятся к выходу и собрал все, что имел, чтобы встретить их. В то же время он должен был обеспечить надежное прикрытие «Энтерпрайзу» и перебросить на Гуадалканал как можно больше войск.

Адмирал Тэрнер благополучно прорвался к Гуадалканалу и 12 ноября успешно выгрузил большую часть войск. Зная, что японские корабли идут на юг, к ночи он увел свои транспорты. Группа Поддержки осталась, чтобы помешать ночному обстрелу, хотя контр-адмирал Дэниел Дж. Каллахэн знал, что его Оперативная Группа 67.4 уступает японцам в огневой мощи. 2 линкора остались в охранении «Энтерпрайза» и были слишком далеко, чтобы оказать ему помощь, а Хэлси все еще не мог решиться послать «Энтерпрайз» на север.

Строй Соединения Обстрела адмирала Абэ и боекомплект в погребах линкоров ясно указывали, что главной задачей японцев было нанесение сокрушительного удара по аэродрому Гендерсон и позициям морских пехотинцев. Однако, зная, что рядом находятся корабли Тэрнера, он вполне мог ожидать встречи с ними. Поэтому Абэ пошел на определенный риск, решив сначала провести обстрел берега.

Когда в 15.30 соединение Абэ повернуло на юг, оно попало в сильный тропический шторм, и когда в 24.00 оказалось рядом с островом Саво, то все еще находилось в зоне плохой погоды. Адмирал приказал своим кораблям повернуть, так как шторм серьезно ухудшил видимость. Этот поворот смешал намеченное им построение.

Когда к 0.40 погода улучшилась, японцы снова повернули. К этому времени Группа Обстрела обогнула Саво и уже подходила к Гуадалканалу. Легкий крейсер «Нагара» и линкоры «Хиэй» и «Кирисима» образовали центральную колонну. Прямо на правом траверзе у нее шли эсминцы «Икадзути», «Инадзума», «Акацуки». Эсминцы «Юдати» и «Харусамэ» располагались прямо впереди. Левая колонна состояла из эсминцев «Амацукадзэ», «Тэрудзуки», «Юкикадзэ», за которыми шли эсминцы «Асагумо», «Мурасамэ», «Самидарэ». Два поворота разбросали в стороны эсминцы прикрытия, и теперь большинство японских кораблей просто не знало, где находятся остальные.

В орудийные башни были подняты противопехотные фугасные снаряды, а бронебойные были засунуты подальше в погреба. Совершенно ясно, что адмирал Абэ собирался обстреливать аэродром Гендерсон.

Внезапно в 1.42 «Юдати» заметил вражеские корабли. Теперь пришлось противопехотные снаряды отправлять в погреба и пытаться откопать там бронебойные снаряды, чтобы поднять их в башни. В течение 8 минут ситуация была критической, это напоминало положение адмирала Нагумо, когда тот занялся перевооружением самолетов при Мидуэе. Если бы вражеский снаряд попал сейчас в башню, вызвав пожар в погребе, корабль был бы немедленно уничтожен. Но американцы дали Абэ эти 8 минут, хотя оба соединения сближались со скоростью 40 узлов.

Строй американцев тоже был совершенно неправильным. Они шли единой колонной, то есть не имели завесы эсминцев. Кроме того при таком строе терялась возможность массированной атаки эсминцев. Ошибка, которую они уже совершали в предыдущих ночных боях, повторилась в очередной раз. В 1.30 колонна выполняла поворот с курса NW на N. Эсминцы «Кашинг», «Лэффи», «Стеретт», «О'Беннон», легкий крейсер «Атланта» и тяжелый крейсер «Сан Франциско» уже выполнили поворот. Тяжелый крейсер «Портленд» поворачивал в этот момент, но легкие крейсера «Хелена» и «Джюно» и эсминцы «Аарон Уорд», «Бартон», «Монссен», «Флетчер» еще шли прежним курсом. В 1.50 началось то, что заслуживает названия самого суматошного, самого беспорядочного, самого нашпигованного ошибками боя за всю войну.

Еще в 1.24 «Хелена», имевший самый современный радар, но почему-то засунутый в хвост колонны, обнаружил вражеские корабли. Адмирал Каллахэн приказал немного довернуть вправо для боя на встречных курсах. В результате он сам помог японцам охватить голову своей колонны, точнее вынудил их сделать это. Сообщения о замеченных кораблях противника продолжали поступать к Каллахэну, однако плохая связь сделала часть их них бесполезными. УКВ каналы межкорабельной связи оказались забиты пустой болтовней.

Адмирал Абэ получил достаточно времени, чтобы поменять боеприпасы, но его эскадра по-прежнему оставалась в полном беспорядке, большинство кораблей не имело понятия, где находятся их товарищи. Наконец в 1.50 бой начался. Эсминец «Акацуки» и линкор «Хиэй» осветили «Атланту» и открыли огонь, причем «Акацуки» еще и выпустил торпеды. Как раз в этот момент американская колонна врезалась прямо в середину строя Абэ. «Атланта» открыл ответный огонь с обоих бортов, попав в прожектора «Акацуки». «Хиэй», повернув влево, открыл огонь из своих 14» орудий с дистанции 4500 ярдов — для линкора просто в упор. Первый же залп разнес на куски надстройки «Атланты», убив адмирала Скотта и почти всех, кто находился на мостике. Затем в «Атланту» попали торпеды «Акацуки». Крейсер потерял ход, успев дать еще 1 залп, который лег недолетом в 2000 ярдов от «Хиэя».

Но «Хиэй» и «Акацуки» заплатили за то, что включили прожектора. На «Хиэй» сразу обрушились 4 головных американских эсминца. Маленькие орудия и автоматы эсминцев, стреляя с дистанции от 300 до 2000 ярдов, изрешетили надстройки линкора. На нем вспыхнули пожары. Адмирал Абэ, ослепленный вспышками собственных выстрелов, не зная, где находятся его корабли, больше боем практически не управлял. «Хиэй» начали обстреливать все корабли, которые могли это сделать.

Абэ приказал линкорам отходить на север. «Кирисима» повернул перовым, за ним последовал «Хиэй». Но скоро ливень металла уничтожил радиостанции «Хиэя».

«Акацуки» попал под перекрестный огонь «Сан Франциско» и одного из американских эсминцев (возможно «О'Беннона») и быстро затонул почти со всем экипажем. Тем временем «Сан Франциско» начал стрелять по неизвестному кораблю, возможно по «Атланте». Поняв, что стреляет по своим же, адмирал Каллахэн в 1.55 приказал прекратить огонь. Через несколько секунд «Кирисима», находившийся слева по носу у «Сан Франциско», открыл по нему огонь из 14» орудий, добившись нескольких попаданий. Эсминцы «Инадзума» и «Икадзути» присоединились к нему. Несколько залпов обрушились на мостик флагманского крейсера, перебив там почти всех, включая адмирала Каллахэна.

Теперь события окончательно вышил из-под контроля. Абэ молчал, пока «Хиэй» боролся за жизнь. Оба американских адмирала погибли. Бой превратился в собачью свалку. Американская колонна шла на северо-запад, «Хиэй» оказался у нее по левому борту, «Кирисима» — по правому. Строй Абэ окончательно рассыпался, и японские корабли теперь вступали в дуэль с американской колонной по одиночке. Опознание кораблей стало практически невозможным.

Около 1.50 второй эсминец японского авангарда — «Юдати» — повернул на юг, пройдя вдоль американской колонны на полной скорости. Он едва не столкнулся с «Аароном Уордом» и потом повернул на NW параллельно американцам. Во время этого броска он выпустил 8 торпед в «Портленд». В американский крейсер попала как минимум одна из них, так изуродовав корму, что он мог лишь беспомощно кружиться на месте. Наконец в 2.20 «Юдати» был накрыт и тяжело поврежден. Он потерял ход, и остатки экипажа были сняты эсминцем «Самидарэ».

«Амацукадзэ» и «Юкикадзэ» тоже повернули на S. Сначала они искали своего флагмана — «Нагару», но проскочили мимо него и бросились на американскую колонну. («Юкикадзэ» однако быстро повернул назад к «Нагаре».) «Амацукадзэ» присоединился к «Акацуки» (который вскоре после этого затонул), «Инадзуме» и «Икадзути». «Нагара» выпустил осветительный снаряд, чтобы обозначить цели эсминцам. «Амацукадзэ» заметил 6 американских кораблей, все еще идущих колонной и выпустил по ним 8 торпед с дистанции 3000 ярдов. Он добился попаданий в «Бартон», который взорвался и затонул в 1.59. Затем «Амацукадзэ» заметил «Джюно», который вел огонь по «Юдати». Гораздо более слабый «Амацукадзэ» добился попадания, после которого американский крейсер загорелся. Потом «Амацукадзэ» повернул к «Хиэю» и в 2.13 внезапно налетел на «Сан Франциско», который молчал, потому что огнем «Кирисимы» были разбиты все 8» башни. «Амацукадзэ» обстрелял его из орудий и выпустил 4 торпеды. Но дистанция была слишком мала, и торпеды не взорвались, попав в крейсер. (Торпеда должна пройти около 500 ярдов, прежде чем взрыватель встанет на боевой взвод.) «Сан Франциско» был весь изуродован и пылал от носа до кормы. Потом «Амацукадзэ» натолкнулся на «Хелену», но получил только 1 попадание в КДП и 1 попадание в радиорубку прямо под мостиком. Гидравлика эсминца отказала, вышли из строя башни и рулевое управление. «Амацукадзэ» начал описывать круги, горящий и поврежденный близкими разрывами. 43 человека были убиты. Но «Хелена» внезапно прекратил огонь, и «Амацукадзэ» сумел потушить пожары. Используя ручное управление, он уполз на скорости 20 узлов.

Однако у «Хелены» сразу возникли более серьезные проблемы, так как эсминцы «Асагумо», «Мурасамэ», «Самидарэ» наконец вступили в бой. Сначала они шли в авангарде Абэ, но к 1.50 оказались у него в хвосте. В результате короткой дуэли «Хелена» был тяжело поврежден.

Бой закончился около 2.00. «Кирисима», который получил всего 1 попадание 8» снарядом, быстро ушел вместе с «Нагарой», уведя с собой большую часть уцелевших эсминцев. «Хиэй», который получил более 30 попаданий, обогнул остров Саво запада. Линкор весь пылал и с трудом удерживался на курсе. С ним оставались эсминцы «Сигурэ», «Сирацую», «Югурэ», «Тэрудзуки». Позднее к ним присоединился «Юкикадзэ». «Юдати», брошенный командой, стоял в проливе Железное Дно. Его позднее потопил «Портленд». «Икадзути» получил попадание в нос, 19 человек его экипажа были убиты. «Мурасамэ» получил попадание в носовое котельное отделение, «Акацуки» был потоплен со всем экипажем (обычное число — 200 человек). Намеченный адмиралом Абэ обстрел аэродрома Гендерсон сорвался.

Но американцы тоже понесли большие потери. Эсминцы «Бартон» и «Лэффи» были потоплены. «Атланта», превращенный в руину 14» снарядами и торпедами, ночью 13 ноября был затоплен. Выведенные из строя «Портленд» и «Аарон Уорд» были отбуксированы в Тулаги, тогда как горящие «Кашинг» и «Монссен» были покинуты командами и затонули днем 13 ноября.

«Хиэй» находился севернее острова Саво. Хотя руль у него не работал, японцы его не бросили. Но на следующий день он подвергся многочисленным атакам американских пикировщиков и торпедоносцев и к 14.30 окончательно потерял ход. В 18.00 экипаж был снят, а линкор затоплен. Он стал первым линкором Императорского Японского Флота, потопленным в этой войне. Американские корабли отошли через пролив Индиспенсейбл: «Хелена», «Сан Франциско», «Джюно», «О'Беннон», «Стеретт», «Флетчер». В 11.01 торпеда с подводной лодки I-26 внезапно попала в «Джюно», который немедленно затонул.

Несмотря на то, что Абэ не сумел обстрелять аэродром Гендерсон и потерял линкор, Ямамото по-прежнему был полон решимости перебросить 38 дивизию на Гуадалканал. Он приказал Ударному соединению Кондо, находившимся на атолле Онтонг-Джава, примерно в 500 милях восточнее Рабаула, спасти «Хиэй» и подготовить обстрел аэродрома 14 — 15 ноября. Хотя «Хиэй» затонул, Кондо продолжал идти на юг, сопровождая войсковой конвой. Прибытие к цели намечалось после заката 14 ноября. По пути он прихватил с собой 6 кораблей из соединения Абэ. Соединение Внешних Южных морей вице-адмирала Микавы тоже должно было участвовать в ночном обстреле аэродрома. Оно находилось к югу от Шортленда и теперь шло на восток по Слоту.

ОС 16 вместе с «Энтерпрайзом» оставалось к югу от Гуадалканала, напрасно ожидая японские авианосцы. (Переоборудованный авианосец «Дзуньё» находился слишком далеко к северу, чтобы быть замеченным или принять участие в бою.) «Энтерпрайз» мог перебросить свои самолеты на аэродром Гендерсон, но контр-адмирал Томас Кинкейд, даже в момент такого кризиса, отказывался передвинуть авианосец на север. ОС 64 контр-адмирала Уиллиса Огастеса Ли («Чинг» Ли) — 4 линкора и 4 эсминца — находилось слишком далеко, чтобы перехватить эскадру Микавы. Поэтому Гуадалканал оказался беззащитен. Микава прибыл в точку к северу от Саво в 0.30. С 1.28 до 2.05 тяжелые крейсера «Тёкай», «Майя» и «Судзуя» (каждый имел по 10 — 8» орудий и использовал те же специальные снаряды для обстрела берега) сделали 1370 выстрелов по аэродрому с помощью эсминцев «Мотидзуки» и «Амагири», Остальная часть соединения Микавы прикрывала их с запада.

Обе эскадры объединились в 8.00, а через несколько минут их атаковали пикировщики с аэродрома Гендерсон. В 8.36 «Кинугаса» получил прямое попадание в носовую башню, несколько бомб разорвалось рядом. На крейсере начались пожары, он начал крениться. Через час ему удалось справиться с пожарами и выправить крен, но его атаковали еще 3 бомбардировщика. После близких разрывов машины крейсера встали, команда оставила его, и «Кинугаса» затонул в 11.22 в 15 милях к востоку от острова Рендова. 51 человек погиб. «Тёкай» был поврежден близкими разрывами и пулеметным огнем. Подбитый самолет врезался в «Майю», повредив зенитное орудие, 2 прожектора, торпедный аппарат и убив 37 человек. «Исудзу» потерял мореходность от близких разрывов и начал принимать воду. Его отбуксировали сначала на Шортленд, а потом на Трук. «Митисио» тоже имел повреждения и потери.

Обстрел аэродрома Гендерсон оказался неэффективным. Но Гуадалканал все еще требовал подкреплений, и 11 транспортов продолжали следовать намеченным курсом. Ямамото решил прикрыть ценный конвой с помощью еще одного удара по аэродрому Гендерсон, теперь использовав корабли Кондо, усиленные остатками эскадры Абэ.

Американский флот был полон такой же решимости остановить войсковой конвой и прекратить обстрелы аэродрома. Благодаря точным данным авиаразведки, Хэлси имел исчерпывающие сведения о составе, положении и задачах японских соединений. Он разделил свои силы, оставив ОС 16 с авианосцем «Энтерпрайз» к югу от Гуадалканала, а ОС 64 адмирала Ли послал навстречу Кондо и транспортам. К 21.00 2 новых линкора Ли (с 16» орудиями) и 4 эсминца находились в 9 милях к западу от Гуадалканала, ожидая прибытия Кондо.

Адмирал Кондо знал, что он встретить сопротивление. Поэтому на подходах к острову Саво он отправил вперед легкий крейсер «Сендай» и 3 эсминца в качестве дальнего прикрытия. В 22.10 они находились в Ю милях на N0 от Саво и шли почти прямо на S, когда «Сендай» заметил Оперативное Соединение 64 примерно в 5 милях слева по носу. Адмирал Синтаро Хасимото, командовавший передовым соединением, отделил эсминцы «Аянами» и «Уранами», чтобы обогнуть остров Саво с запада найти и при случае атаковать американцев. В это время Добровольное Соединение Обстрела находилось в нескольких милях севернее «Сендая». Получив донесение «Сендая», Кондо отделил «Нагару» и 4 эсминца и послал их почти прямо на S, чтобы они прошли к западу от Саво. Сам он с 1 линкором, 2 тяжелыми крейсерами и 2 эсминцами шел на SO еще несколько минут, а потом повернул на S.

Колонна Ли состояла из эсминцев «Уок», «Бенхэм», «Престон», «Гуин» и линкоров «Вашингтон» и «Саут Дакота». За ними следили «Сендай» и «Сикинами», пока «Уранами» и «Аянами» маневрировали, чтобы начать стычку. Ли приказал повернуть вправо (прямо на W) в 22.52, следуя кильватерной колонной. В 23.00 совершенный радар «Вашингтона» обнаружил «Сендай» с расстояния 16000 ярдов и следил за ним до 23.12. В 23.17 «Вашингтон» дал залпе расстояния 11009 ярдов, «Сендай» поставил дымзавесу и вместе с «Сикинами» отошел на N.

«Аянами» и «Уранами», которые только что обошли вокруг Саво, внезапно были замечены «Уоком», «Бенхэмом» и «Престоном», которые в 23.22 открыли огонь с дистанции 1000 ярдов. «Нагара» и его 4 эсминца шли параллельно этим двум в 1600 ярдах севернее и были обстреляны в 23.35 «Гуином». 5 японских кораблей быстро ответили снарядами и торпедами, «Гуин» сразу получил попадания в машинное отделение и в корму. Однако он сумел сохранить ход, и его прикрыл «Вашингтон», который повернул на несколько градусов, чтобы пройти между «Гуином» и противником.

Тем временем «Уранами», «Аянами» и все корабли ближнего прикрытия Кондо выпустили торпеды. «Уок» немедленно получил попадания снарядов и начал уклоняться влево. В 23.38 в него попала торпеда, и он затонул через 4 минуты. «Нагара» несколько минут вел огонь по «Престону», но эсминец был, конечно, не соперник легкому крейсеру. Снаряды «Нагары» разгромили машинное отделение «Престона», снесли заднюю трубу, уничтожили все на палубе от носа до кормы. Эсминец загорелся и затонул в 23.46. «Бенхэм» тоже был страшно изуродован. Нос эсминца оторвало торпедой, и он отошел на запад. Ни один из американских эсминцев не успел выпустить торпеды. К 23.40 Соединение Прикрытия адмирала Кимуры повернуло на восток, пройдя в нескольких сотнях ярдов от острова Саво. Единственным японским кораблем, поврежденным за этот период, стал «Аянами», который был затоплен около полуночи. Его экипаж снял «Уранами», который потом отошел на север.

В этой фазе боя американские линкоры искали более серьезную добычу. «Вашингтон» обстрелял из 5» универсалок «Нагару», но безрезультатно. Потом с ОС 64 приключилось еще одно несчастье. В 23.33 предохранители электросистем «Саут Дакоты» неожиданно выбило, и корабль остался без электричества. На 3 минуты он оглох и ослеп, остался безоружен. Когда авария была исправлена, он потерял «Вашингтон», повернув влево, тогда как флагман повернул вправо. Обоим линкорам пришлось менять курс, чтобы обойти поврежденные американские эсминцы. Поэтому «Нагара» получил еще один шанс, выпустив 8 торпед в «Саут Дакоту». Но линкор избежал попаданий.

Кондо конечно намеревался обстрелять аэродром Гендерсон. Выделенное для этого соединение с 23.16 до 23.40 шло к северо-западу от Саво. Внезапно эсминцы «Нагары» включили прожектора и осветили «Саут Дакоту», дав Соединению Обстрела прекрасную цель. «Саут Дакоту» немедленно накрыли 14» снаряды «Кирисимы» и всех остальных кораблей. Однако этот линкор отвлек внимание японцев от «Вашингтона», который шел параллельным курсом в 8000 ярдов. В 0.05 его смертоносные 16» залпы обрушились на «Кирисиму». Внес свою долю и «Саут Дакота», и к 0.12 «Кирисима» был обречен. Он потерял ход, загорелся и быстро принимал воду. «Атаго» и «Такао», также немного поврежденные, были отозваны в Куре. Легкий крейсер «Нагара» был поврежден и отправлен в Японию на ремонт, он не принимал участия в боях два месяца. Всего японцы потеряли 284 человека убитыми и 84 ранеными.

В 0.30 Кондо отменил обстрел, поставил дымзавесу и начал отходить на N0, Эсминцы «Асагумо», «Тэрудзуки», «Самидарэ» сняли экипаж «Кирисимы». Попыток спасти линкор не делалось. Были открыты кингстоны, и в 3.23 он затонул в 7 милях на NW от Саво.

Так как на попечении Танаки все еще оставались транспорты, которые следовало защитить любой ценой, он отправил эсминцы «Кагэро» и «Оясио» с приказом атаковать любые корабли, которые они встретят возле Тассафаронга. В 0.39 они дали торпедный залп по «Вашингтону», но попаданий не добились. В любом случае остатки ОС 64 отходили на юг, так как повреждения «Саут Дакоты» оказались серьезными, и ему требовался ремонт на верфях Штатов. Он получил более 40 попаданий с «Кирисимы», «Атаго» и «Такао».

Так завершилась одна из самая больших, самых яростных битв в морской истории. Снова попытка японцев нейтрализовать аэродром Гендерсон потерпела неудачу, и конвой Танаки оказался в опасности. Но Ямамото и Танака были полны решимости доставить к цели 38 дивизию. Конвой, который в это время находился в районе Щортленда, 14 ноября снова пошел на юг.

Вся авиация знала, что подходит конвой. Пилоты морской пехоты на Гуадалканале, летчики «Энтерпрайза, которые использовали Гендерсон как аэродром подскока, пилоты «Летающих крепостей» адмирала Фитча в Эспириту Санто. В 12.50 8 «Крепостей», 17 «Доунтлессов», 8 «Авенджеров» и 8 истребителей атаковали конвой; потопив 2 транспорта и повредив третий. Он кое-как дополз до Шортленда. В 14.30 появилась вторая волна — 24 «Доунтлесса» и 8 «Крепостей». Она подожгла еще 1 транспорт. Третья волна атаковала в 15.30. На этот раз 5 «Доунтлессов» и 8 «Крепостей» потопили 2 транспорта. Последняя волна прибыла в 17.15 — 17 «Доунтлессов» и 4 «Крепости». Она подожгла еще 1 транспорт. Таким образом, к вечеру у японцев осталось всего 4 транспорта, 400 человек погибли.

На какое-то время Танака заколебался. В 17.30 он начал отходить, но в 20.00 снова двинулся на SSO и к 2.15 прибыл к мысу Тассафаронга. Ночь была светлая, и Танака немедленно начал разгрузку транспортов. Его конвой сразу же обстреляла артиллерия из Лунга Пойнт. Начались атаки с воздуха. Все 4 транспорта получили попадания и загорелись. Им пришлось выброситься на берег. Невероятно, но ни один из эсминцев не получил попаданий. Они ушли с рассветом, и тогда в уничтожению транспортов подключился эсминец «Мид», который обрушился на то, что Танака успел выгрузить на берег. Полная неудача конвоя вызвала глубокое разочарование в армейских штабах в Рабауле. Из всей 38 дивизии с приданными частями уцелели лишь жалкие остатки. 2000 из 10000 тысяч! Когда-то это были 2 пехотных полка, 1 батальон, инженерный полк, управление... Японцы успели выгрузить 1500 мешков риса (четырехдневный запас) и 260 выстрелов к горным гаубицам. (Ящики с боеприпасами были разбомблены и уничтожены в тот же день.)

Японцам эта операция обошлась очень дорого. 2 линкора, 1 тяжелый крейсер, 3 эсминца, 11 транспортов водоизмещением 77666 тонн были потоплены. Если добавить сюда множество поврежденных кораблей, сбитые самолеты, гибель почти 5000 человек из состава 38 дивизии, то становятся ясными размеры катастрофы.

Императорская Верховная Ставка ни на дюйм не изменила своей позиции — захватить Гуадалканал, хотя стало ясно, что даже использование главных сил Объдиненного Флота не поможет потопить «сухопутный авианосец «Гендерсон» или уничтожить корабли, которыми располагал Хэлси. Последняя крупная морская битва за Гуадалканал была проиграна, японская армия осталась в одиночестве. Тем не менее, Императорская Верховная Ставка все еще надеялась спасти положение. Хотя крупные конвои больше не собирали, почти каждую ночь вниз по Слоту шли корабли с пополнениями.

Ямамото просто не хотел рисковать своими авианосцами и линкорами, пытаясь нанести новый удар по острову и «Энтерпрайзу». Такой удар вполне мог увенчаться успехом, но с августа 1942 года все крупные бои, в которых участвовали главные силы Объединенного Флота, приводили к тяжелым потерям, особенно в эсминцах. Отважный адмирал Ямамото образца 1941 года стал гораздо более острожным. Тем не менее, он все еще надеялся на решающий морской бой, который вполне мог разыграться вблизи Гуадалканала. Если этот бой будет выигран, то и сухопутная кампания завершится победой. Но Ямамото никогда не считал Гуадалканал местом, где обязана произойти столь желаемая им битва. Моряк до мозга костей, он никогда не понимал истинного значения Гуадалканала, хотя и помогал армейцам перебрасывать туда войска. Но последующие события показали истинное значение происходивших событий. После Третьего боя в Соломоновом море началось отступление японских вооруженных сил, которое завершилось только с капитуляцией Японии.

Организация сил в Третьем бою в Соломоновом море (длившемся 3 дня)

12 — 13 ноября 1942

3 Флот, Передовое Соединение, Набеговое (Соединение Обстрела, Добровольческое Ударное Соединение, адмирал Абэ)

(Примечание: В первый раз японский флот употребил термин «добровольческое». В буквальном толковании использованный иероглиф «тэйсин» переводится как «смело предложивший себя» или «доброволец». Его использование здесь должно было подчеркнуть новое психологическое отношение к войне. До этого всегда подразумевалась ожидаемая. победа. Теперь моряков просили искать смерти, предвосхитив концепцию камикадзэ.)

Линкоры: Хиэй, Кирисима

Легкий крейсер: Нагара

Эсминцы: Акацуки, Инадзума, Икадзути, Амаиукадзэ, Юкикадзэ, Тэрудзуки, Асагумо, Харусамэ, Мурасамэ, Самидарэ, Юдати, Сигурэ, Сирацую, Югурэ

13 — 14 ноября

Соединение Внешних Южных морей, Соединение Обстрела (адмирал Нисимура)

Тяжелые крейсера: Майя, Судзуя

Легкий крейсер: Тэнрю

Эсминцы: Кадзэгумо, Митисио, Макигумо, Югумо, Мотидзуки, Амагири

Соединение Внешних Южных Морей, Главные Силы

Тяжелые крейсера: Тёкай, Кинугаса

Эсминцы: Арасио, Асасио

14-15 ноября

Ударное Соединение, Главные Силы (обстрел аэродрома Гендерсон) (адмирал Кондо)

Линкоры: Кирисима, Хиэй (потоплен 13 ноября)

Тяжелые крейсера: Атаго, Такао

Легкий крейсер: Нагара

Эсминцы: Тэрудзуки, Инадзума, Асагумо, Оясио, Хацуюки, Самидарэ, Кагэро

Передовое Соединение (адмирал Хасимото)

Легкий крейсер: Сендай

Эсминцы: Уранами, Сикинами, Аянами

Конвойное Соединение

11 быстроходных транспортов

Соединение Эсминцев Прикрытия (адмирал Танака)

Эсминцы: Хаясио, Оясио, Кагэро, Мотидзуки, Амагири, Умикадзэ, Кавакадзэ, Наганами, Судзукадзэ, Таканами, Макинами

Мобильные Силы, Передовое Соединение

Авианосец: Дзуньё

Соединение Поддержки, Главные Силы

Линкоры: Конго, Харуна

Тяжелый крейсер: Тонэ

Эсминцы: Хацуюки, Сираюки

Американские силы

Оперативное Соединение 67

Оперативная Группа 67.1 (транспортная группа)

Транспорты: МакКолей, Кресчент Сити, Президент Адамс, Президент Джексон

Оперативная Группа 67.4 (группа поддержки)

Тяжелые крейсера: Сан Франциско, Портленд, Пенсакола

Легкие крейсера: Джюно, Хелена

Эсминцы: Бартон, Монссен, Кашинг, Лэффи, Стеретт, О'Беннон, Бьюкенен

Оперативная Группа 62.4

Легкий крейсер: Атланта

Эсминцы: Аарон Уорд, Флетчер, Ларднер, МакКолла

3 грузовых транспорта

Оперативная Группа 64

Линкоры: Вашингтон, Саут Дакота

Эсминцы: Уок, Бенхэм, Гуин, Престон

Дальше