Содержание
«Военная Литература»
Военная история

XXI. Австрийская конница при Марии-Терезии

По смерти императора Карла VI в 1740 г. состав австрийской конницы был следующий:

18 кирасирских полков по 6 эскадронов или 12 рот в 75-76 человек и 1 карабинерной роты в 94 человека, всего в полку 1009 человек;

14 драгунских полков той же силы и состава, полк с одной гренадерской ротой вместо карабинерной;

8 гусарских полков по 5 эскадронов или 10 рот в 80 человек.

Всего 40 полков или 232 эскадрона и 32 отборных роты численностью 38 746 человека. При этом следует заметить, что 19 полков, расположенных в Ломбардии, Тоскане, Нидерландах, Семиградии, Банате и Славонии, имели некомплект в 3694 человека и 5078 лошадей, из чего можно заключить, что такой же приблизительно некомплект должен был быть и в остальных 21 полках.

При Марии-Терезии произошли значительные изменения. Было сформировано новых: один драгунский (1758 г.) и 6 гусарских (в 1741 г. и 1756 г. - по 2, в 1743 г. и 1762 г. - по 1) полков; затем, напротив того, были распущены в 1768 г. - 3 кирасирских, 1 драгунский и 2 гусарских полка; в 1775 г. - 4 кирасирских, 1 драгунский и 2 гусарских полка. В 1767 г. 2 драгунских полка были переформированы в легкоконные (шеволежеры), в 1775 г. 3 и в 1779 г. еще 1. В 1768 г. отборные роты кирасирских и драгунских полков были сведены в 2 карабинерных полка. В 1773 и 1779 гг. было переформировано по одному кирасирскому полку в драгунские, чем был отчасти покрыт вышеуказанный некомплект в драгунах.

Вследствие всех этих перемен численность австрийской конницы была в разные времена весьма различна.

При начале Семилетней войны было полков: 29 кирасирских (10 569 человек) и драгунских (5091 человек) и 6 гусарских (3660 человек); всего 35 полков в 19 320 человек.

В 1769 г. было полков: 2 карабинерных, 15 кирасирских, 11 драгунских, 2 шеволежеров и 15 гусарских (в том числе 5 пограничных); всего 45 полков. [171]

В 1780 г. по смерти Марии-Терезии - 2 карабинерных, 10 кирасирских, 6 драгунских, 6 шеволежеров и 13 гусарских (в том числе 5 пограничных); всего только 37 полков.

Также и в составе полков происходили частые изменения. Прежде всего гусарские полки получили 6 эскадронов или 12 рот, но без отборных, а в 1748 г. возвращены полки к прежнему 5-эскадронному или 10-ротному составу. Прочие полки имели по регламенту 1749 г. по одной карабинерной или гренадерской и 12 обыкновенных рот во все продолжение Семилетней войны, причем во время боя отборные роты отделялись от полков и сводились в особые части. Гусары во время Семилетней войны были опять доведены до 6-эскадронного или 12-ротного состава. В 1768 г. отборные роты были окончательно отделены от полков и сведены в 2 карабинерных полка, сначала 6-, затем 7-, а с 1769 г. - 8-эскадронного (1295 человек) состава. В 1770 г. были введены новые штаты (для всех остальных кавалерийских полков), которыми упразднялись роты (в гусарах с 1767 г.) и оставалось только деление полка на эскадроны, сводившиеся по 2 в дивизионы; затем полки должны были иметь в мирное время 6, в военное - 7 эскадронов; поэтому в мирное время состояло в кирасирском полку 1059 человек (по 174 человека в эскадроне), в драгунском и шеволежеров по 1173 человека (193 в эскадроне); в гусарах, в коих число эскадронов было скоро доведено до 8 - 1557 человек (192 в эскадроне). Карабинерные полки получили в 1773 г. новые штаты из 6 карабинерных и 2 шеволежеров эскадронов - 1448 человек (174 и 193 вэскадроне). В военное время при каждом полку формировался резервный эскадрон одинаковой силы с действующими, и прибавлялись как строевые, так и нестроевые нижние чины. Мирный состав гусарских полков менялся часто, так как был в зависимости от вербовки и от утверждения ландтага; но и помимо этого были полки в 10, а в военное время в 11 эскадронов. Из пограничных гусарских полков 3 имели по 3 роты численностью 501 человек, один 6 рот - 995 человек и один - 12 рот численностью 2252 человека; все они за исключением последнего (секлерского) были распущены в 1780 г.

Что касается обмундирования, снаряжения и вооружения, то по положению 1720 г. каждый всадник имел суконный плащ, подбитый байкой, штаны из оленьей кожи, юфтовые сапоги со шпорами, шляпу, пару рубашек, галстуков и кожаных перчаток, патронташ с ремнем, шпагу или палаш на кожаной перевязи, карабин [172] и пару пистолетов. Седло с пистолетными кобурами, передний и задний вьюк с подпругами и стремена. Цвет одежды у кирасир был белый, у драгун - до Семилетней войны и даже до 1770 г. - красный, а затем частью белый, частью зеленый. Кирасиры имели полную кирасу и каску. Драгунское ружье было вначале на кулак длиннее карабина и имело штык. Карабинеры и гренадеры имели ту же форму одежды, как и их полки, но только первые носили гамаши, а гренадеры имели медвежьи шапки с изображением гранаты и карманы для ручных гранат{58}; и те, и другие были вооружены длинными кривыми саблями. Гусары носили свою национальную одежду: цветные ментики и доломаны с белыми и красными шнурами, красные и синие штаны и сапоги иногда из цветной кожи. Офицеры имели на парадах, смотрах и т. п. ту же форму, что и нижние чины; отличительным знаком их достоинства служил черно-золотой шарф, носившийся на службе через правое плечо, вне ее - вокруг талии. В 1751 г. были упразднены все дорогие вышивки и украшения на мундирах, и только штаб-офицерам оставлены жилеты, обшитые золотом и серебряным галуном. В 1767 г. обмундирование было изъято из ведения полков и возложено на особые обмундировальные комиссии ввиду государственной экономии. В 1768 г. были введены дальнейшие изменения в одежде и вооружении: прежние широкие, просторные кафтаны были заменены короткими мундирами прусского образца и плащом; заведены вдобавок к сапогам башмаки; понемногу начали входить в употребление шляпы, заменившие даже у кирасир шлемы, так что кирасиры почти все носили треуголки между 1720-1770 гг. Впрочем, каски скоро опять появились. Таким образом, единственным предохранительным вооружением осталась кираса, которую кроме кирасир носили еще и карабинеры, имевшие вообще почти ту же форму, что и кирасиры. И те, и другие получили позднее холодное оружие, называемое eisenhauer. Карабинеры сидели только на вороных и караковых лошадях. Легкоконные полки имели в общем то же снаряжение и вооружение, как и драгунские; у двух полков мундиры были зеленые, у остальных - белые. В 1770 г. кирасиры лишились литавр, драгуны - барабанов, замененных трубами, и получили карабины вместо мушкетов со штыками. [173]

XXII. Русская конница в XVIII столетии после Петра Великого

Во время непродолжительных царствований ближайших преемников Петра Великого в армии было произведено очень мало перемен.

При Екатерине 1(1725-1727) преждевсего(10 мая 1725 г.)уничтожено различие между гренадерскими и фузилерными драгунскими полками: все были приведены в одинаковый состав из 1 гренадерской и 9 фузилерных рот. Затем (21 декабря 1726 г.) был окончательно сформирован лейб-регимент по плану Петра Великого; в отличие от прочих драгун он получил красные отличия и камзолы с золотыми шнурами; снаряжение и вооружение было одинаковое с гвардией; вместо одного пистолета - два, и не было топоров.

В 1727 г. было предписано сербский отряд обратить в полк силой в 1000 человек Ландмилиция уменьшена до 6 полков (1 марта 1725 г.) вместо 7. В иррегулярных частях произведены тоже кое-какие перемены.

Самой важной мерой этого царствования было окончание предпринятой Петром I колонизации армии в государстве (21 декабря 1726 г.), и все штатные полки получили новые названия по тем провинциям, в которых они были поселены (16 февраля 1727 г.).

В 1726 г. предписано вести обучение драгун по австрийскому образцу.

В царствование Петра II (1727-1730) было уничтожено расселение войск, и полкам возвращены их прежние имена (6 и 13 ноября 1727 г.). Сербский гусарский полк был уменьшен до 600 человек (3 сентября 1728 г.). Ландмилиционные полки доведены в 1729 г. до 10:4 регулярных и 6 иррегулярных и вместо названий по шефам стали именоваться по городам (6 ноября 1727 г.). По образцу западноевропейских армий были введены косы, пудра, манжетки и гамаши; в 1727 г. был установлен образец одежды для офицеров, которая до тех пор была произвольна и потому разнообразна. Полковые пушки драгун были уничтожены, и всего оставлено 12 трехфунтовых пушек, на случай пешего боя.

При Анне Иоанновне (1730-1740) иностранный элемент получил преобладающее значение в армии. Одной из первых мер [174] императрицы было переформирование лейб-регимента в лейб-гвардии конный полк (31 декабря 1730 г.) со всеми гвардейскими правами, через что было положено прочное начало гвардейской коннице; 2 октября 1732 г. полк получил окончательный штат: 5 эскадронов по 2 роты в каждом, 1423 человека, 1111 строевых, 81 драгунская и 120 обозных лошадей.

По предложению особой военной комиссии (28 октября 1731 г.) конница должна была быть приведенной в следующий состав:

10 кирасирских полков, по 5 эскадронов в 2 роты каждый, 977 человек в мирное, 980 - в военное время, 830 строевых и 120 обозных лошадей;

22 драгунских полка, по 5 эскадронов или 10 рот (в каждой 10 гренадер), 1096 человек, 858 строевых, 90 обозных лошадей - в мирное время, 1229 человек, 1078 верховых и 120 обозных лошадей в военное время.

Кирасиры по первоначальному плану должны были составлять отборную конницу и пополняться лучшими офицерами и нижними чинами, с одновременным сокращением украинских драгунских полков. Исполнение этой идеи не было, однако, доведено до конца: всего было сформировано 3 кирасирских полка из 3 драгунских (1731, 1732); в 1740 г. должен был быть переформированным еще один полк, но кончина императрицы остановила это. В 1733 г. все конные полки были приведены в военный состав, а в 1734 г. в каждую роту было еще прибавлено по 12 конных рядовых, но в 1736 г. роты были приведены в состав 1734 г.

Число гусар было значительно увеличено, особенно с началом турецкой войны 1736 г. Сербский полк был доведен до 1160 человек в 10 ротах; предписано было навербовать еще венгерский в 1123 человека, но удалось набрать до 1740 г. всего 510 человек; в 1737 г. начали формировать валахский корпус из молдаван и валахов, предполагая составить несколько полков, но был сформирован только один 6-эскадронный, который при смерти Анны Иоанновны был силой в 948 человек и 699 лошадей. Наконец, в 1738 г. (25 марта) из грузинских князей и дворян, переселившихся в Россию, была сформирована гусарская рота в 87 человек; она усилилась в 1739 г. до 4 эскадронов, а 14 апреля 1740 г. составилось 255 человек в 3 ротах; имелось в виду довести силу их до полка из 10 рот в 1153 человека.

15 января 1731 г. число ландмилицких полков было доведено до 16 конных и 4 пеших, из которых 2 иррегулярных. [175]

Каждый полк (по штату 22 января 1731 г.), в составе 5 эскадронов или 10 рот, был силой в 1059 человек (иррегулярные 1041) и 1020 лошадей. В течение 1732 г. формирование этих полков было окончено, причем оба иррегулярных полка были обращены в регулярные ландмилицкие драгунские полки, и каждый полк получил 100 (по 10 на роту) иррегулярных пикинеров. В 1734 г. эти последние были уничтожены, и полки сделаны силой в 1212 человек и 1020 лошадей; в каждой роте было, подобно как у полевых драгун, 10 гренадер. В 1736 г. было окончательно постановлено, что украинская ландмилиция должна составлять особый корпус из 20 полков, по 5 двухротных эскадронов в каждом, силой по 1135 человек и 769 лошадей. Полки были все конные, на положении драгунских, но одна четверть их состава (в каждой роте - 1 капральство: капрал и 22 рядовых) была пешая; число гренадер оставлено прежнее; на каждого бывшего в рядах человека полагался еще запасной человек, которые все также получили известную военную организацию и в случае нужды давали возможность удвоить численность ландмилиции.

Затем 19 февраля 1731 г. была сформирована закамская ландмилиция из 1 пешего и 3 конных полков; последние, по 5 двухротных эскадронов в каждом, были силой по 1059 человек и 1020 лошадей.

Полк смоленской шляхты продолжал существовать по-прежнему. Гарнизонные драгуны по штатам 1731 г. имели следующий состав: 4 полка по 5 эскадронов или 10 рот, силой в мирное время: 1056 человек, 841 строевая и 60 обозных лошадей; в военное: 1180 человек, 1061 строевая и 60 обозных лошадей; кроме того, два отдельных 5-ротных эскадрона - 564 человека и 516 лошадей. 18 мая 1734 г. было прибавлено еще 2 полка и 7 сентября 1736 г.-один.

Таким образом, в 1740 г. состав регулярной конницы при кончине императрицы Анны был следующий:

лейб-гвардии конный полк, 3 кирасирских, 29 полевых драгунских, 4 гусарских, 23 ландмилицких драгунских и 7 гарнизонных драгунских полков;

2 гарнизонных драгунских эскадрона и 1 полк смоленской шляхты.

Всего 75 000 человек и 60 000 строевых лошадей в мирное время и свыше 100 000 человек и 67 000 лошадей в военное время. [176]

Состав иррегулярной конницы был в то же время следующий: донские казаки - 15 000 человек, гребенские - 500 человек на действительной службе, яицкие - 3196 человек, астраханские - 1000 человек, волжские - 1057 человек и малороссийские(10 казачьих полков и 3 компанейских) - 50 000 человек; 5 слободских казачьих полков (1 в 10, 4 по 8 сотен и по 1 регулярной роте - в 1145 и 941 человек). 1 слободский драгунский полк; 1 казачий полк - на границе против калмыков, азовский казачий полк - 364 человека, 2 сотни хоперских казаков - 222 человека; рота бахмутских казаков 102 человека; запорожцев 38 куреней - 12 000 - 15 000 человек; небольшие части кизлярских, моздокских, терских и прочих казаков. Иррегулярные сотни в Сибири (дворяне, боярские дети и казаки) - 7766 человек, на оренбургской линии - 8000-10 000 человек; Чугуевские казаки и калмыки - 337 человек обоего пола, ставропольские калмыки (крещеные) - 20 000 человек: киргизы-кайсаки в двух ордах - 80 000 человек; каракалпаки, башкиры, мещеряки, кубанские татары в четырех ордах - 30 000 кибитов, или семейств; грузинский и армянский иррегулярные эскадроны. Всего, по меньшей мере, 200 000 иррегулярных всадников.

О высших тактических единицах также мало известно, как и прежде; в военное время полки сводились в дивизии, часть которых существовала и в мирное время. С целью обучения все полевые, гарнизонные и ландмилицкие полки разделены 7 декабря 1731 г. по четырем департаментам.

Одежда, снаряжение и вооружение были прежнего образца. Всем было дано огнестрельное оружие того же калибра с кремневым замком. Полевые драгуны получили красные отличия вместо белых, манжеты на рубашках и сапогах, белые полотняные галстуки и, кажется, перчатки с крагами. Они имели шпаги, короткие ружья со штыками, по 2 пистолета, патронташи на правом плече, перевязи для ружей на левом, пороховницы и на половину людей топоры, немецкие седла с кобурами, башмаком для ружья, передним и задним вьюком, подушками, подпругами и железными стременами, войлочные потники с кожаной покрышкой, чепраки и попоны, ремни, сумки, мундштуки и недоуздки. Гренадеры носили ружья не в башмаке, а на левом плече, патронташ на сабельной портупее, и вместо него мешок для двух ручных гранат, которые, главным образом, служили при атаке на артиллерию, для порчи лафетов. [177]

Кирасиры имели при обыкновенной форме ту же одежду, что и драгуны, только камзол был красный (в конной гвардии - и красные штаны); при парадной - колеты, подколет и штаны из оленьей кожи, железную полукирасу с медными щитами, палаши на поясной портупее, карабины без штыков с перевязью и по 2 пистолета. Снаряжение и конский убор, как у других. Легкие части были снаряжены по образцу гусар: доломан, ментики, узкие штаны, гусарские шарфы, черные галстуки, короткие сапоги, кивера, арканы, длинные суконные плащи; цвет одежды у валахов был белый, у прочих гусар - васильковый и красный; вооружены они были палашами, карабинами со штыком на перевязи, по 2 легких пистолета, шашки, патронташи и т.д.; валахи имели сабли, ружья со штыком, по 2 пистолета, а половина людей еще и пики. Кроме того, при их корпусе было 2 орудия. Ландмилиция имела сначала одежду того же образца, как и действующая армия, которая и передавала в нее старое вооружение и снаряжение как людское, так и конское, вследствие чего все это было уже старо и притом разнообразно и плохого достоинства. С 1736 г. вся ландмилиция начала получать новые вещи (старые перешли к резервным частям), и ей было дано однообразное обмундирование: белые кафтаны с красными отличиями, красные камзолы и штаны из козлиной кожи, плащи - по желанию, головной убор, как у полевых драгун, белые галстуки, манжеты, сапоги и перчатки. Гарнизонные драгуны имели форму общую с полевыми и только штаны из козлиной кожи.

В пешем строю все драгуны носили башмаки с гамашами и чулки. В снаряжении иррегулярных частей перемен произведено не было; можно только заметить, что уже тогда у некоторых из них, например донских и запорожских казаков, было в употреблении нарезное оружие.

Конница строилась в конном строю в 3, в пешем - в 4 шеренги. Место ее в боевом порядке было всегда на флангах, вне зависимости от местности; в делах против турок она иногда строила каре: так поступили, например, 12 мая 1736 г. при Черной долине 2000 драгун генерала Шпигеля, первая шеренга которых при этом спешилась.

Во время кратковременного царствования Иоанна III Антоновича (1740-1741), распределенные по разным ротам гренадеры были сведены, по образцу гвардии, в особые гренадерские роты при драгунских полках; 14 октября 1741 г. было постановлено [178] содержать 4 гусарских полка, по 10 рот, в 963 человека каждый, все одинаковой организации; отличие было только в цвете мундиров.

По вступлении на престол Елисаветы Петровны (1741-1761) наступила реакция против иностранного влияния, но более по внешности, нежели по существу дела, которое продолжалось в том же духе. Таким образом, 11 декабря 1741 г. введение вновь гренадерских рот при всех полевых, гарнизонных и ландмилицких драгунских полках было окончательно утверждено; 12 октября 1744 г. число унтер-офицеров и рядовых в полках было установлено, согласно существовавших при Петре Великом штатах. Оно, впрочем, было то же и по штатам 1731 г. 30 марта 1756 г. вся действующая линейная конница получила новую организацию: число полков осталось то же, но некоторые были переформированы, и таким образом состав конницы получился следующий:

6 кирасирских полков, по 5 эскадронов или 10 рот, 947 человек и 766 лошадей каждый;

6 конногренадерских, той же силы и состава, с постоянной артиллерийской командой;

18 драгунских, в составе 1 гренадерского и 5 драгунских эскадронов или 12 рот, 1141 человек, 930 лошадей и артиллерийская команда в каждом;

2 сибирских драгунских полка сверх штата, в составе 1 гренадерского и 5 драгунских эскадронов или 12 рот, 1251 человек в каждом полку.

Число гусар было значительно увеличено. 24 декабря 1751 г. австрийской службы полковнику Хорвату было разрешено поселиться в южной России и сформировать из сербов 2 регулярных гусарских полка (и 2 пеших полка пандуров), по 20 рот и 4000 человек в каждом. Ему был дан участок земли по ту сторону Днепра, между устьями Каварлика и Амельника, в северной части нынешней Херсонской губернии, получившей название Ново-Сербии. Таким же образом в 1753 г. два перешедших из австрийской службы сербских подполковника Шевич и Прерадович получили разрешение поселиться с другими сербами между Бахмутом и Луганском (Славяно-Сербия), в северной части нынешней Екатеринославской губернии, и поручение (31 марта 1754 г.) сформировать 2 гусарских полка, сначала по 1000, а затем по 2132 человека каждый. Также и оба новосербских полка были в 1759 г. усилены до 4254 человек каждый. [179]

Кроме этих 4 поселенных гусарских полков было сформировано еще 4 таковых непоселенных. В 1756 г. 29 сентября: один - из слободских казаков (вместо выставлявшегося ими прежде и упраздненного в 1743 г. драгунского полка) в составе 10 рот, который по штату 1759 г. был силой в 1178 человек в мирное время и 1179 человек в военное время, 1141 строевая и 120 обозных лошадей; 9 марта и 10 мая 1759 г. генерал Хорват сформировал 2 полка того же состава и силы, сверх его поселенных полков; в 1760 г. еще один, силой в 10 рот и 1204 человека. В этот же состав были приведены к концу царствования и старые 4 гусарских полка.

В украинских и закамских ландмилицких полках не было произведено существенных перемен, и только первые доведены до 1107 человек каждый. В Сибири же было предписано 4 сентября 1761 г. сформировать регулярный и 4 иррегулярных ландмилицких полка из тамошних казаков, но кончина государыни помешала привести это в исполнение.

Состав гарнизонных полков был усилен до 1199 человек; отдельные эскадроны - до 575 человек; в 1755 г. при Якутском гарнизонном пехотном полку была сформирована 1 рота конногренадер в 125 человек.

Таким образом, ко времени кончины Елисаветы Петровны было полков:

1 лейб-гвардии конный, 6 кирасирских, 6 конногренадерских, 20 полевых драгунских, 8 полевых гусарских, 4 поселенных гусарских, 20 украинских и 3 закамских ландмилицких драгунских и 7 гарнизонных драгунских; затем 2 гарнизонных драгунских эскадрона, 1 рота конногренадер и 1 полк смоленской шляхты, всего около 95 000 человек и 80 000 строевых лошадей.

Иррегулярная конница, после многих перемен и улучшений, состояла из 6 казачьих войск: донского - 15 724 человек, сводного гребенского и терско-семейного - 645 человек, яицкого - 3196 человек, волжского - 1057 человек, оренбургского - 3885 человек и малороссийского с 10 казачьими и 3 компанейскими полками и запорожскими казаками в 38 курных - всего 92 754 человека; затем из 10 казачьих полков: 5 слободских - 7500 человек, поселенного на ново-сербской границе - 3377 человек, астраханского - 5 рот - 541 человек, азовского - 516 человек, бахмутского - 3 роты - 311 человек, Чугуевского - 3 казачьи и 2 калмыцкие роты - 541 человек; наконец, из сибирских казачьих и других иррегулярных частей (в том числе 1 тунгузский [180] 5- сотенный полк - 501 человек) - 6067 человек, сотни хоперских казаков - 122 человека, кизлярских казаков с грузинским и армянским эскадроном - 1167 человек, иррегулярного отряда на Камчатке - 2412 человека, ставропольских калмыков - 11 рот - 3344 человека, калмыков под начальством их хана - 40 000 человек, киргизов - 2 орды - 30 000 человек, каракалпаков - 10 000 человек, башкир и мещеряков - 10 000-12 000 человек, кумыков - 20 000 человек и чеченских горных племен - 3000 человек. Всего более 260 000 человек, преимущественно конницы, которая в случае нужды могла быть еще значительно увеличена в числе.

Кроме вышеупомянутых войск и совершенно от них самостоятельно были шлезвиг-голштинские войска наследника, в которых в 1761 г. было конных полков: 3 кирасирских, 2 драгунских и 2 гусарских.

Высших тактических единиц и теперь еще не было, хотя названия дивизий, бригад и встречаются неоднократно. Так, во второй год Семилетней войны (1758) упоминается о конной дивизии генерала графа Румянцева в 9000-10 000 коней. Боевой порядок был такой, какой был принят тогда везде, а именно в 2 линии: пехота - в центре, линейная конница (кирасиры и конногренадеры) - на флангах, в первой линии еще гусары; для охранения флангов - казаки. Кроме того, была часто еще и третья линия - из всех трех родов оружия или только из регулярной конницы и казаков. Каждая линия, а равно и крылья обеих первых линий имели своих начальников; кроме того, каждые 1-3 полка одного рода оружия сводились в бригады под командой генерала; для каких-либо особых целей, например партизанских действий, формировались каждый раз особые отряды. В обмундировании, снаряжении и вооружении сначала не было сделано никаких перемен, только в легкой кавалерии шпаги были заменены палашами и карабинами со штыками, у кирасир - более укороченные. 29 декабря 1759 г. были произведены некоторые перемены по австрийскому образцу, так, например, конногренадерские непрактичные шапки были заменены шляпами кирасирского образца и вместе с тем отменены ручные гранаты, благодаря которым особенность конногренадер исчезла. Далее и у них, и у драгун предположено было заменить палаши саблями, а взамен отмененных в 1756 г. сумок введены чемоданы с холщовыми мешками и карманами. [181]

В 1761 г. к плащам были прибавлены капюшоны для надевания на голову, и полы плащей можно было отворачивать. Гусары носили разноцветные доломаны, ментики, штаны, чепраки, шашки и шнуры; они были вооружены саблями в кожаных ножнах, карабинами со штыками и пистолетами. В ландмилиции, гарнизонных драгунах и казаках не было никаких перемен, только слободским казакам была дана в 1743 г. форма. Шлезвиг-голштинский отряд был снаряжен совершенно по прусскому образцу. В 1745 г. была опять введена полковая артиллерия: каждый полевой драгунский полк получил одно орудие, а в военное время таковых должно было быть по два. При введении в 1757 г. новых артиллерийских штатов конногренадерские и 18 штатных полков получили по две трехфунтовые пушки нового образца, из которых каждая имела на своем лафете две шестифунтовые кегорновы мортиры.

Говоря об обучении и ведении кавалерии, следует упомянуть об уставе, 15 октября 1755 г., содержание которого вкратце следующее: строились в 3, иногда и в 2 шеренги на 2 шага дистанции; эскадроны - на полуэскадронных интервалах; люди одного эскадрона - колено к колену. Эскадроны рассчитывались на 2 полуэскадрона (роты), 4 взвода; по четыре для поворотов; по два - для слезания; третья шеренга делилась на 4 части для пристраивания к флангам первых двух и при построении двух шеренг.

Повороты производились по четыре, рысью, заезды взводами или эскадронами - всегда на твердой оси, с места - большой рысью, на ходу - большим галопом. Колонны были эскадронные - поротные, получавшиеся вздваиванием, взводные, полувзводные по четыре и по два, получавшиеся движением головных частей рысью; полковые эскадронные колонны.

При атаке разомкнутые шеренги после правильного нацеливания шли 100 шагов большим шагом; 300 - короткой, затем большой рысью и широким галопом; за 150 шагов от противника останавливались, быстро выравнивались и шли с места карьером. После удачной атаки - остановка, выравнивание и опять карьер. Чтобы помешать противнику собраться - рассыпались, или целые эскадроны за исключением 4 рядов, или по 4-5 рядов с каждого фланга галопом, причем каждый человек стрелял из пистолета по своему усмотрению. Собирались после рассыпки в 3 шеренги, не обращая внимания на прежний порядок. Так называемый скрытный марш, для введения противника [182] в заблуждение, заключался в следующем: строили нечто вроде двойной полуколонны или уступной колонны из середины, причем 3-й эскадрон шел вперед, 2-й и 4-й - во второй, 1-й и 5-й - в третьей линии; задние линии выступали за фланги передних на 2-3 взвода; (у драгун - два средних полуэскадрона составляли первую линию, следующие два - вторую, 2-й и 5-й эскадроны - третью, 1-й (гренадерский) и 6-й - четвертую); за 600-900 шагов от неприятеля построение фронта галопом и атака; подобного же рода движение могло быть произведено и с одного из флангов. У драгун был еще отступной боевой порядок - нечто вроде подвижного открытого каре: 3-й и 5-й эскадроны - в переднем фасе, 2-й и 4-й в шахматном порядке - в заднем, 1 -и и 6-й - во взводных колоннах на флангах; так же строились кирасиры и конногренадеры, выделяя из каждого эскадрона 4 ряда для сформирования одного из эскадронов задней линии. Иногда применялось и каре на месте в 2 или 3 шеренги «против иррегулярного или слабого противника, особенно при конвоировании транспортов и фуражировках ». Оно строилось из эскадронной колонны, имея по 1 эскадрону впереди и сзади и по 3 или 4 полуэскадрона на фасах, образованных заездом направо и налево. Отступление производилось в шахматном порядке, поэскадронно или по полуэскадронно. Наконец, был предвиден и пеший бой; в нем первая шеренга стреляла с колена, вторая и третья - стоя, повзводно, поротно или поэскадронно, стрельба одиночная и залпами, а драгуны также и рядами; последние строили еще и каре.

Петр III (1761 - 1762), как известно, глубокий почитатель Фридриха Великого, составил предложение совершенно переформировать армию по прусскому образцу, но успел привести в исполнение только несколько реформ. В 1762 г. все конногренадерские и сначала 1, а затем еще 4 драгунских полка, были переименованы в кирасирские, однако без изменения состава и названия полков, вследствие чего кирасирских полков оказалось 17, а драгунских 15. Вскоре затем все кирасирские и 6 драгунских получили названия по фамилиям шефов.

При Екатерине II (1762-1796) прежде всего были уничтожены все сделанные в предыдущее царствование перемены, а вслед затем была произведена совершенная реорганизация всей армии на основании опыта Семилетней и турецких войн и при содействии Румянцева, Потемкина и Суворова. [183]

Гвардейская конница оставалась сначала без изменения: 1 полк 5-эскадронного состава, согласно старым штатам, и только временно в 1788 г. полк был усилен до 1000 рядовых. Затем в 1774 г. были прибавлены 2 команды собственного ее величества конвоя (77 человек и 144 лошадей донского войска и 74 человек 70 строевых и 8 обозных лошадей Чугуевского полка), составлявшие в строю 1 эскадрон лейб-казаков, и в 1775 г. - лейб-гусарский эскадрон (159 человек, 150 строевых и 8 обозных лошадей). Кавалергарды во время этого, как и предыдущих царствований, составляли только придворную стражу, а потому и не введены в расчет. Относительно линейной кавалерии надо заметить, что исключительное положение, которое занимали гусары, будучи не то линейной, не то иррегулярной конницей, все более утрачивалось, и потому вся регулярная конница стала делиться на тяжелую и легкую. Так как с течением времени вся ландмилиция и гарнизонные конные части тоже были включены в состав линейной кавалерии, то в конце концов оставалось только различие между регулярной и иррегулярной конницей, но и из последней часть полков была обращена в регулярные: остальные, оставаясь казачьими, получили регулярное устройства.

После того что были отменены распоряжения Петра III, сделанные 5 июля 1762 г., было приступлено к полной реорганизации армии (14 января 1763 г.), причем относительно конницы было постановлено: на каждые 2 полка пехоты иметь 1 полк линейной конницы, способной атаковать пехоту; на каждые 2 эскадрона линейной конницы иметь 1 эскадрон гусар (непоселенных) или 1 сотню казаков поровну от каждой части. Вследствие этого на существовавшие 50 пехотных полков потребовалось 25 полков тяжелой конницы, с тем чтобы было 6 кирасирских и 19 карабинерных полков, из 5 двухротных эскадронов и 942 человек, 766 строевых и 90 обозных лошадей каждый. Карабинерные полки были сформированы из всех 6 конногренадерских и из 13 драгунских полков, так что последних осталось еще 7 (считая 2 сверхштатных), и они пока были оставлены без изменения состава и рода службы. В этих 32 полках было 31 752 человека, т.е. на 2700 человек меньше, чем прежде. В том же году, 26 ноября, было приказано сформировать 2 карабинерных полка в Сибири, но на самом деле был сформирован только один из конного ландмилицкого полка. 13 мая 1764 г. установлена новая организация драгун, по которой все 7 гарнизонных драгунских полков были переформированы [184] в действующие, вследствие чего последних получилось 14, по 5 двухротных эскадронов, 970 человек, 794 строевых и 102 упряжных лошади (в том числе 24 человека, 18 строевых и 12 упряжных лошадей для обоих толковы:: орудий).

Из гусарских полков были распущены, для укомплектования прочих, в 1762 г. один и в 1763 г. два, так что осталось их 4, по 8 двухротных эскадронов, 1358 человек, 1217 строевых и 107 обозных лошадей каждый. Кроме того, слободской полк из 10 рот, 1179человек, 1141 строевых и 120обозных лошадей. В 1764 г. последовала также реорганизация поселенных гусар и пандур Новой Сербии (22 марта) и Славяно-Сербии (11 июня) и по придаче к ним одного находившегося там бахмутского и одного полевого гусарского полка, было сформировано: 4 поселенных гусарских полка, по 16 рот, 4891 человек (в том числе 2208 запасных, не получавших содержания), 2385 строевых и 107 обозных лошадей и 4 поселенных пикинерных полка, по 20 рот, 5156 человек (в том числе 100 пеших стрелков) каждый, которые выходили на войну в составе 8 эскадронов и 1318 человек.

В 1765 г. из казаков 5 слободских полков распущенного слободского гусарского полка было сформировано 5 полевых гусарских полков и впредь было установлено иметь 8 полевых гусарских полков из 6 двухротных эскадронов - 1034 человек, 913 строевых и 85 обозных лошадей. В том же году два поселенных гусарских полка сведены в один, и таким образом их осталось всего 3.

14 января 1766 г. была издана подробная инструкция полковнику конницы - нечто вроде устава. 16 января 1769 г. 4 украинских и закамских ландмилицких полка были переформированы в 4 драгунских, а 3 октября выключены из состава кавалерийских полков 3 драгунские и 1 гусарский полки, обращенные на сформирование конницы московской дружины и составлявшие 4 эскадрона карабинер = 745 человек, 613 строевых и 73 обозных лошади. 2 сентября была сформирована из рекрутов такая же петербургская дружина. В том же году вновь сформировано 2 гусарских полка, из которых один - поселенный.

31 августа 1771 г. 1 карабинерный и 11 драгунских полков были употреблены на сформирование 25 легких полевых команд смешанного состава и пеших гарнизонных частей, учрежденных для лучшего охранения границ Сибири, Оренбурга и Астрахани. В состав команды вошло 75 драгун, 66 строевых и 6 обозных лошадей. [185]

16 января 1775 г., по окончании турецкой войны, из существовавших 4 драгунских, 2 слабых карабинерных и 1 ландмилицкого конного полков, 8 карабинерных эскадронов московской и петербургской дружин и из драгун легких полевых команд было сформировано 5 драгунских полков, по 10 эскадронов, 1872 человек, 1565 строевых и 172 упряжных и обозных лошадей каждый (в том числе 46 человек, 34 верховые и 24 упряжные лошади для 4 полковых орудий), и 10 отдельных драгунских эскадронов. Одновременно произошла реорганизация гусар, по которой гусарские эскадроны обоих легионов сведены в полк, и 2 полка обращены в поселенные, так что оказалось 7 полков 6 эскадронного состава, в том числе один вновь сформированный 9 сентября.

В том же году в тяжелой кавалерии 1 кирасирский и 2 карабинерных полка были распределены по прочим полкам тяжелой конницы, через что эти последние приведены в 6 эскадронный состав (1125 человек); 4 карабинерных полка переформированы в 2 драгунских 10-эскадронного состава; 2 карабинерных полка распределены по всем полкам для приведения их в комплект. Таким образом, в тяжелой кавалерии осталось 5 кирасирских и 9 карабинерных полков 5-эскадронного состава, 7 драгунских полков 10-эскадронного состава и 10 отдельных драгунских эскадронов, всего 164 эскадрона, т.е. на 11 эскадронов менее, чем прежде. Это уменьшение было вознаграждено в легкой коннице переформированием 3 компанейских полков малороссийских казаков-добровольцев в 3 легкоконных полка 6-эскадронного состава (1032 человека).

24 декабря 1776 г., поселенные в Новороссийской и Азовской губерниях, 6 гусарских и 4 пикинерных полка получили новую организацию; из них, из 7 гусарских эскадронов и прежних запорожцев (образовавших 2 пикинерных полка), было сформировано 9 поселенных гусарских полков, по 6 эскадронов, 744 человека, 613 строевых и 86 обозных лошадей каждый, и 6 поселенных пикингрных полков, по 6 эскадронов, 618 человек, 487 строевых и 86 обозных лошадей каждый. Эти части должны были, при походах свыше 100 верст быть приведены в тот же состав, как и полевые гусарские, и для этого иметь в постоянной готовности, при мобилизации, гусары по 288 и пикинеры по 414 человек на полк.

18 января 1777 г. все 10 отдельных драгунских эскадронов были сведены в один полк той же силы, как и прочие.

28 июня 1783 г. все поселенные гусарские и пикинерные полки были уничтожены, и из них, с придачей одного малороссийского [186] казачьего полка, было сформировано 9 легкоконных полков 6-эскадронного состава, которые вместе с одним кирасирским полком составили так называемую екатеринославскую конницу; 7 полевых гусарских полков составили украинскую конницу.

9 февраля 1784 г. тяжелая кавалерия была значительно усилена тем, что из малороссийских казаков и легкоконных полков (сформированных в 1775 г. из бывших трех компанейских полков) было сформировано 10 новых карабинерных полков.

26 февраля все гусарские полки были переименованы в легкоконные, и, таким образом, вся легкая кавалерия состояла из 16 легкоконйых полков, из них по-старому 9 в екатеринославской и 7 в украинской коннице.

11 сентября и 14 декабря того же года были сформированы 2 новых драгунских полка по предложению князя Потемкина.

10 апреля 1786 г. были введены в коннице новые штаты, по которым в коннице было полков: 5 кирасирских{59} и 19 карабинерных 6-эскадронного состава (1106 человек, 907 строевых и 97 обозных лошадей), 10 драгунских 10-эскадронного состава (1882 человека, 1565 строевых и 185 обозных лошадей; полковые орудия - как прежде) и 16 легкоконных 6-эскадронного состава (1047 человек, 907 строевых и 97 обозных лошадей).

14 сентября 1787 г. при армии Потемкина был сформирован из охотников гусарский полк в 2000 человек, а 2 января 1788 г. предписано дальнейшее пополнение его охотниками из уволенных гусар.

В 1788 г. ко всем легкоконным полкам и Екатеринославскому кирасирскому полку было придано по отряду егерей в 65 человек{60}.

Затем 3 августа было предписано набрать из охотников гусарский полк в 6 эскадронов, из которых на деле было набрано только 5, приданных к одновременно с тем переформированному из карабинерного в драгунский Псковскому полку; 2 легкоконных же полка переименованы опять в гусарские, и еще сформирован, [187] 6 сентября, для усиления войск, действовавших против Швеции, 1 конноегерский эскадрон.

30 мая 1789 г. гусарский полк из охотников, находившийся в армии Потемкина, был распущен, и вместе с тем введены при ее главной квартире 2 конвойных гусарских эскадрона. Затем 6 июня 4 карабинерных полка были переформированы в 2 конноегерских 10-эскадронного состава. 27 сентября сформирован третий конно-егерский из 1 легкоконного и всех находившихся при конных полках егерских команд.

8 апреля 1790 г. был сформирован при армии Потемкина, в виде отборной или резервной конницы, лейб-кирасирский полк, в составе 30 эскадронов в 15 дивизионах, из трех кирасирских и одного конногренадерского полка, только что перед тем переформированного из двух карабинерных. Комплектовался он в Малороссии.

Затем 16 мая был сформирован там же из пехотного гренадерского полка конногренадерский полк в 10 эскадронов, или 5 дивизионов, получивший, впрочем, лошадей только 3 года спустя. Екатеринославская конница усилена 2 конногренадерскими полками, сформированными 26 мая из 6 эскадронов карабинерных малороссийской конницы и 2 легкоконных полков, и того числа был установлен новый штат для конно-егерских полков: 10 эскадронов в 5 дивизионах, 1838 человек, 1531 строевых и 161 обозных лошадей; карабинерные же полки малороссийской конницы остались в составе 5 эскадронов - 932 человека, 756 строевых и 185 обозных лошадей.

6 сентября 1790 г. распущен егерский эскадрон, сформированный в 1788 г., 14 сентября сформировано из двух легкоконных полков регулярный казачий, 18 октября один легкоконный, переименованный в казачий, и 29 ноября из других двух - конно-егерский.

31 января 1792 г., по окончании турецкой войны, были восстановлены легкоконные полки, переформированные в казачьи, и распущены 2 гусарских эскадрона, находившихся в конвое при главной квартире армии скончавшегося Потемкина; 8 февраля лейб-кирасирский полк разделен по-старому на 3 кирасирских и 2 карабинерных; и наконец последний сформированный конно-егерский полк опять обращен в 2 легкоконных.

5 мая 1793 г. состоялось действительное переформирование пешего гренадерского полка в конный, в составе 10 эскадронов, [188] 1918 человек, 1685 строевых и 185 упряжных и обозных лошадей (в том числе 46 человек, 34 строевых и 24 упряжных лошади - для 4 полковых орудий). Затем 6 мая приняты были на русскую службу 4 польских легких конных полка и 4 бригады национальной польской конницы, которые все были в следующем же году, по случаю польского восстания, распущены. Следует еще упомянуть о так называемых гатчинских войсках, которые с 1782 г. находились в исключительном распоряжении наследника. Конница их, сформированная в 1787 и 1792 гг., состояла из полков двух эскадронного состава: жандармского (181 человек), драгунского (165 человек) и гусарского (175 человек), которые все считались по списку в составе кирасирского, наследника, полка. Относительно ландмилиции и гарнизонных войск к сказанному выше остается добавить следующее: в 1763 и 1764 гг. состав украинской ландмилиции был установлен в 1 конный и 10 пеших полков, причем конный был в 5 эскадронов или 10-ротном составе - 952 человека, 776 строевых и 98 упряжных лошадей. Эти полки были в 1769 г. переформированы 16 января в полевые: драгунский и пехотные. Так же было поступлено в то же время и с 3 конными и 1 пешим полками закамской ландмилиции. В сибирской ландмилиции был сформирован к концу 1763 г. один конный полк, переформированный 29 ноября в карабинерный .11января1765 г. был распущен конный полк смоленской шляхты, считавший в последнее время в своих рядах 1388 человек; 7 гарнизонных полков обращены в полевые (13 мая 1764 г.), а из оставшегося Рославльского эскадрона сформирован Смоленский ландмилицкий конный полк 5-эскадронного состава (922 человека и 798 лошадей), обращенный 16 января 1775 г. в драгунский Смоленский. Таким образом, ландмилиция окончила свое существование, а из гарнизонных частей, после роспуска в 1765 г. Московского гарнизонного драгунского эскадрона, осталась только 1 конногренадерская рота в Сибири. В 1788 и 1790 гг. при московском гарнизоне было сформировано 2 гусарских эскадрона, по 325 человек в каждом, включенные в 1800 г. в гусарский полк Линденера (Ахтырский).

Ко времени кончины императрицы Екатерины II регулярная конница состояла из следующих частей:

1 лейб-гвардии конный полк, 1 лейб-гусарский эскадрон и 2 конвойные команды при императорском дворе; 5 кирасирских, 16 карабинерных (8 по 6 и 8 по 5 эскадронов), 1 конногренадерский, [189] 11 драгунских, 2 гусарских, 11 легкоконных и 4 конно-егерских полков и 5 гусарских эскадронов (при Псковском драгунском полку).

Всего 51 полк, 368 эскадронов, силой в 67 926 человек и 56 965 строевых лошадей (в это число включены 3 полка гатчинских конных частей, но не вошли 1 конногренадерская рота и 2 эскадрона гарнизонных гусар, силой в 460 человек и 320 лошадей).

Казачьи и прочие иррегулярные части, испытавшие значительные перемены во время этого царствования, к концу его имели следующий состав:

6 казачьих войск: Донское - 28 138 служащих казаков, разделенных в военное время на пятисотенные полки в 514 человек, которых в 1782 г. было, например, выставлено 32 в 5 бригадах (с 1774 г. был отряд личного конвоя государыни, а с 1775 г. Атаманский казачий полк, постоянный, в качестве образцовой части для внутренней службы войска). Астраханское - 1 пятисотенный полк и 3 отдельные команды; Уральское (до 1775 г. - яицкое) - 8000-10 000 казаков, собранных для обыкновенной службы в сотни; Оренбургское - 4 пятисотенных регулярных казачьих полка (всего 2400 человек) и отдельные команды в различных укреплениях, всего 8000-10 000 человек, причем легко могло быть выставлено вдвое больше; Екатеринославское (с 1787 г.) - выставившее в 1796 г. свыше 10 000 человек в 10 полках; Черноморское (с 1788 г.) - несшее службу верхом, пешком и на море. Затем 4 регулярных казачьих полка: 3 чугуевских, 8 сотенных по 1341 человеку (с 1774 г. отряд личного конвоя государыни) и один из почтовых мужиков разных губерний, 1000 человек. Кроме того, 4 полка Оренбургского войска и 2 на кавказской линии; поселенные кавказские казаки - 5 полков различной силы, всего около 3500 человек (в том числе 1 регулярный), 4 дружины кабардинцев горцев (636 и 318 человек), ингушей (300 человек) и осетин (500 человек); сибирские казаки и другие иррегулярные части: 1 полк тунгусов в 500 человек, 4 полка бурят (в 2 бригадах) по 6 сотен - 599 человек; 8 команд пограничных казаков в 1 сотню каждая и казаки, дворяне и боярские дети в различных городах и укреплениях, всего около 14 000 человек, из которых 4000-5000 на Камчатке; ставропольские калмыки - 11 рот, калмыки - 40 000 человек, киргизы - 80 000 всадников, башкиры - 27 000 семейств, татары - 2 дивизиона, около 200 человек каждый. Всего более 300 000 иррегулярных войск, преимущественно конницы. [190]

Высших тактических единиц в коннице не существовало, а части сводились вместе, на основании ordre de bataille, принятого в линейной тактике. Сообразно этому по штатам 1763 г. полагалось в коннице: 1 полный генерал - высший начальник ее; 4 генерал-лейтенанта для командования двумя крылами и двумя линиями (кроме того, еще 2 - для ландмилиции) и 12 генерал-майоров для командования бригадами (кроме того, 2 - для гусар и 6 - для ландмилиции). Но это было только фиктивное разделение. Позже последовало присоединение конницы, сначала тяжелой, к сформированным прежде исключительно из пехоты территориальным дивизиям, которых было при учреждении их 4, в 1763 г. - 8, с 1775 г. - 10 и с 1779 г. - 11; кроме того, было 2 отдельных корпуса: Оренбургский и Сибирский. Вся тяжелая конница была подчинена фельдмаршалу графу Румянцеву-Задунайскому, и вся легкая - генерал-аншефу князю Потемкину. С 1780 г. в числе дивизий происходили частые перемены; в конце царствования их было опять 10, в состав которых входили кроме всей армейской пехоты и кавалерии еще и 3 чугуевских и 9 донских казачьих полка. Независимо от них существовали с 1785 г. постоянно, под наблюдением генерал-инспектора князя Потемкина, две инспекции: для конницы и для пехоты. На войне войска делились на армии, на корпуса и сводные отряды, на дивизии, состоявшие иногда из одной пехоты, обыкновенно же из всех трех родов оружия, и, наконец, на бригады из 2-3 полков. Состав всех этих частей не был постоянным, но изменялся очень часто в зависимости от обстоятельств; они не имели также почти никакого отношения к существовавшим в мирное время дивизиям.

Обмундирование, снаряжение и вооружение были установлены в 1763 г. по прусскому образцу. Кирасиры носили колеты цвета лосиной кожи с зелеными воротниками, обшлагами и с бело-зеленой выпушкой на галунах, пару шерстяных эполет различных цветов по полкам, зеленые камзолы и плащи, лосины, черные галстуки, белые жабо, сапоги с отворотами и железными шпорами, треуголки, перчатки с крагами, волосы напудренными и заплетенными в одну косу, карабины без штыков, палаши, по 2 пистолета, железные кирасы и под ними железный поясной ремень, ташки, патронташи; они имели немецкие седла с зелеными чепраками, чемоданы, фуражные саквы, мешки, торбы, деревянные фляги для воды, конюшенные недоузки и коновязные колья. Карабинеры имели то же самое, но только голубые мундиры с красными [191] воротниками, отворотами, обшлагами и подкладкой различного цвета, эполеты на левом плече, красные камзолы и чепраки, синие плащи и чемоданы и не имели кирас. Драгуны были одеты подобно карабинерам (кроме отворотов) и имели синие камзолы и чепраки и вместо карабинов - ружья со штыками. Полковая артиллерия имела черные отличия. Гусары имели свою известную национальную одежду различного цвета, по полкам, шапки с языком, волосы на затылке часто острижены, спереди два локона; вооружение их - сабля, карабин и 2 пистолета, венгерские седла с вальтрапами углом. Пикинеры имели белые мундиры с разноцветным прикладом, цилиндрические из бараньей шкуры шапки [192] с цветным верхом и в остальном подобно гусарам, но только еще пики, и четвертая часть каждой роты, в качестве стрелков, имела ружья и охотничьи ножи. Ландмилиция - белые мундиры с красными отличиями.

В 1775 г. драгуны получили зеленые мундиры с красным прикладом, палевые камзолы и штаны, короткие сапоги, шляпы без металлического каркаса, белые плащи, сабли вместо палашей и венгерское седло с красным вальтрапом. В 1778 г. кирасиры и карабинеры получили те же шляпы и седла, у кирасир отменена кираса, и они получили палевые колеты с разноцветным прикладом (на камзолах, кушаках, ташках, вальтрапах и чемоданах), желтые аксельбанты и эполеты; последние были даны и карабинерам, а также красные кушаки и ташки. Пикинеры получили в 1776 г. форму вроде казачьей (основной цвет белый) и четырехугольные суконные шапки, отороченные мехом. Легкоконные полки были одеты подобно карабинерам, но только имели белые пуговицы и аксельбанты.

4 апреля 1782 г., по предложению Потемкина, были приняты различные изменения и улучшения в обмундировании, окончательно введенные в 1788 г. Форма состояла из длинных курток с маленькими отложными воротниками, отворотами и обшлагами и широкими кушаками, шаровар с лампасами, подбитыми кожей в ходу, кожаных касок с шерстяным гребнем поперек и белых плащей. Волосы были коротко острижены; косы, локоны, пудра, манжеты и все излишнее было отменено, исходя из того правильного военного принципа, что «солдатское снаряжение должно быть таково, что солдат как встал, так и готов». Цвета были у кирасир - палевые, у карабинер и легкоконных - синие, у драгун - зеленые с красными отличиями; штаны были у кирасир - разных цветов по полкам, у прочих - красные; у кирасир имелись синие суконные супервесты. Гусары сохранили прежнюю форму. Конно-егерские полки имели ту же форму, что и легкоконные, только зеленого цвета с черными отличиями; в 1789 г. они получили вместо касок гусарские шапки.

С 1769 г. состоящие на службе казачьи полки начали носить однообразную одежду; донские, уральские и оренбургские голубого цвета, волжские и Чугуевские - красного, астраханские - коричневого.

При упражнениях и учениях руководствовались новейшим уставом, изданным в 1776 г. в Копенгагене на немецком языке. [193]

Основания его в общем те же, что и в уставе 1756 г. Расчет, ранжировка и деление остались прежние; равнение - всегда направо; все заезды - карьером; колонны - прежние, но строились из середины по третьему, а не по второму взводу. При атаке офицеры становились на фланги и в замок; эскадронный командир - в середине первой шеренги, выдаваясь вперед на пол-лошади; после 100 шагов, пройденных шагом, - остановка и выравнивание; затем продолжалось движение короткой рысью, крупной рысью и галопом на 100 саженей; опять остановка и выравнивание, причем «лошади несколько оправляются, особенно если очень жарко»; затем полный карьер, преследование противника на 50 саженей и остановка. Чтобы помешать сбору противника, - опять с места марш-марш, рассеянный противник преследуется рассыпной атакой с пальбой или всем эскадроном, или 5-6 рядами с обоих флангов. Если появляются свежие неприятельские силы, то преследующие собираются полным галопом к штандарту, все равно в каком порядке, и встречают их атакой с места. Скрытые марши (также и с обоих флангов), каре, отступление и пеший бой - как прежде. Насчет первых, весьма сложных, имеется следующее характерное замечание: «Этот маневр, ловко исполненный, производит хорошее впечатление; он изобретен преимущественно для того, чтобы забавлять высоких лиц, а также и для упражнения младших офицеров. Перед неприятелем, однако, простейшие маневры - наилучшие. Я часто слышал, что говорили: оно все-таки хорошо, чтобы внушить идею молодому офицеру. Конечно, очень полезно внушать им правильные мысли о службе, но очень вредно внушать ложные мысли; так как они очень часто не могут отделаться от них в течение всей жизни».

В «Инструкции полковнику конного полка» от 14 января 1766 г. не заключается никаких уставных построений, только в 5 главе есть общие правила об обучении рекрутов (на что назначается 2-2 1/2 месяца); больше же говорится об административных и экономических вопросах и о лошади.

Вообще в это время начали обращать большее внимание на обучение езде, что видно, между прочим, из учреждения полковых берейторов, обучавших всех обер- и унтер-офицеров и по 4 рядовых с каждой роты. Фельдмаршал Румянцев, бывший с 1769 по 1774 г. генерал-инспектором всей конницы, ввел исключительное употребление холодного оружия с безусловным воспрещением [194] действовать огнестрельным и (в 1774 г.) двухшереножный строй для боя, вследствие чего число рядов во взводе дошло до 17. Однако сила привычки и предубеждения была еще так велика, что на деле еще очень долгое время продолжали стрельбу с коня.

Потемкин особенно высоко ценил драгун, «так как они, будучи приучены действовать и пешком, и верхом, допускают двойное употребление, не нуждаясь в поддержке ни пехоты, ни конницы», и легкую конницу, которую он ставил в пример, предпочитал тяжелой, «которая тяжела сама по себе, но не в ударах по неприятелю». Он восставал против изнеживания и излишней чистки лошадей и против заводских лошадей, требовал от людей свободной посадки, умелого владения саблей и ловких поворотов отделениями и по одному и вывода на учения возможно большего числа рядов во взводах.

Благодаря Суворову, стороннику везде самого решительного наступления («пуля - дура, а штык - молодец»), те же требования стали ставиться и коннице. Все его действия отличались живостью и быстротой; учения его, не продолжавшиеся долее 1 1/2 часа, представляли истинную картину боя и обыкновенно заканчивались атакой конницы на пехоту, причем первая проскакивала через разомкнутые ряды второй, что производилось всегда с полной энергией, так как люди и лошади отлично знали, что вслед затем немедленно слезали.

При подобных вождях и имея почти постоянный военный опыт, русская конница, большая часть полков которой чаще видела берега Дуная, Вислы и Кубани, крымские степи и берега Черного моря, чем свои штаб-квартиры, достигла высокой степени военного образования. Конечно, полкам недоставало ровности в движениях, тонкости в ломке фронта, какие были в прусской и других европейских конницах; встречались частые и большие злоупотребления во внутреннем хозяйстве войск; но тем не менее военная ее деятельность должна быть признана заслуживающей полного удивления. Полки соперничали в выносливости и способности к преодолению разного рода препятствий; они совершали поразительные форсированные марши, переплывали большие реки, преодолевали без малейшей задержки высокие горы и глубокие пропасти и отличались в бою смелостью и воодушевлением, достойными высшей похвалы. Вследствие недостатка высшего руководства многое было предоставлено личной ответственности полковых командиров, а эти последние были опять приучаемы [195] рассчитывать на условия и знания своих подчиненных. В этом разгадка, почему в это время было так много отличных начальников - Хорват, Текели (о котором Суворов говорил, что как он сам со штыком, так и Текели с саблей всюду пройдут), Чорба, Шевич, Древич и другие. Действительно, русская конница во второй половине царствования Екатерины II была отличной и вполне национальной конницей; особенно это можно сказать о легкой коннице - гусары были особенно любимы.

Любопытную противоположность представляли состоявшие в ведении наследника так называемые гатчинские гусары. Здесь мы встречаем полное подражание прусским порядкам, с которыми наследник лично познакомился в 1776 г. и которыми был восхищен; царствовала строгая мирная школа с установленными формами.

По вступлении Павла I (1796-1801) на престол он немедленно распространил на все части, может быть, слишком круто и радикально, испробованную им в течение более 10 лет систему. Средством для этого послужили гатчинские войска. Жандармы и драгуны были включены в конную гвардию (1796), гатчинские гусары и казаки составили с лейб-гусарским эскадроном и обеими конвойными казачьими командами лейб-гусарский казачий полк (7 ноября), получивший права и преимущества старой гвардии (14 ноября). Гусары получили 13 декабря штат: 2 эскадрона - 342 человека, 293 строевых и 36 обозных лошадей. В 1797 г. было отменено разделение в конной гвардии эскадронов на роты и из 5 эскадронов сделано 10 в двух батальонах. В том же году был сформирован 3-й гусарский эскадрон, и в 1798 г. гусары отделены от казаков. Так что в 1798 г. (10 июня) в гвардейской коннице было:

1 лейб-гвардии конный полк, силой в 2 батальона, 10 эскадронов, 1559 человек, 1200 строевых{61} и 228 обозных лошадей; лейб-гвардии гусарский полк - 3 эскадрона, 570 человек, 429 строевых и 64 обозных лошадей; лейб-гвардии казачий полк - 2 эскадрона, 361 человек.

Последний был доведен в том же году до 3 эскадронов с 543 человек и 433 лошадей, а гусарский - до 2 батальонов, 10 эскадронов, [196] по 100 рядовых в каждом. В 1800 г. состав лейб-гвардии конного полка уменьшен до 5 эскадронов, 952 человек, 765 строевых (включая 33 офицерских) и 107 обозных лошадей.

В 1799 г., по принятии Павлом I звания гроссмейстера ордена иоаннитов, была учреждена кавалергардия{62}, в составе 189 человек (в том числе 84 денщика и рейткнехта), 89 строевых и 4 обозных лошадей, как гвардия при особе гроссмейстера. В 1800 г. она была переформирована в 3-й эскадронный полк, силой в 573 человек, 457 строевых и 55 обозных лошадей. Казачьи гвардейские части были усилены в 1798 г. уральской сотней.

В 1796 г. армейская конница была совершенно переформирована и при этом значительно сокращена. 9 карабинерных, 1 конногренадерский и 1 легкоконный полки были переформированы в кирасирские, 6 карабинерных - в драгунские, 6 легкоконных и 1 конно-егерский - в гусарские; а 1 карабинерный, 1 драгунский, 1 гусарский, 4 легкоконных, 3 конноегерских полка и 5 гусарских эскадронов при Псковском драгунском полку распущены [197] и употреблены на укомплектование прочих полков. Таким образом, осталось полков:

16 кирасирских - по 5 эскадронов, 10 рот и 1107 человек в каждом; 16 драгунских - по 5 эскадронов - 1164 человека; 8 гусарских - по 10 эскадронов - 1620 человек. Число лошадей не было установлено; но по данным устава, вышедшего в то время, их было в кирасирском полку - 908 строевых и 103 обозных, в драгунском - 970 строевых и 97 обозных, в гусарском - 108 обозных. В 1798 г. были изданы новые штаты, по которым в полках было: кирасирском - 899 человек, 716 строевых и 102 обозных лошади; драгунском - 908человек, 729строевых и 114 обозных лошадей; гусарском - 1643 человека, 1 358 строевых и 172 обозных лошади; число и состав полков остались те же, только гусарские полки были разделены на 2 батальона каждый. Кроме того, субалтерн-офицеры и чины штаба полка все получили казенных лошадей, в кирасирском полку 33, в драгунском 36 и в гусарском 46. Все число конницы было: 40 полков, 240 эскадронов, 42 056 человек, 32 512 строевых (без офицерских) и 4832 обозных лошади.

Кроме того, существовали еще с 1797 г. сформированные во вновь присоединенных польских областях 2 полка, вооруженных пиками, по 10 эскадронов в 2 батальона и 1180 человек каждый; 1160 собственных верховых и вьючных и 48 поставленных населением обозных лошадей. Один полк из литовских татар, другой - из поляков. Затем к регулярной же коннице были причислены 2 чугуевских казачьих полка, по 10 эскадронов, 1307 человек и 1300 строевых лошадей, и 2 драгунских полка, по 5 эскадронов, из сформированного из французских эмигрантов корпуса Конде. В 1798 г. было сформировано еще 3 кирасирских, 2 драгунских и 1 гусарский полки, из которых к 1800 г. оставлено всего 1 кирасирский и 1 драгунский. Затем в том же году было распущено еще 4 кирасирских и 2 драгунских полка; 6 драгунских полков сведены в 3, по 10 эскадронов; корпус Конде распущен; 2 чугуевских казачьих полка сведены в один двухбатальонный. С 1796 г. гусарские полки, а в 1798 г. все'прочие стали называться по фамилиям шефов.

К кончине Павла I конница имела следующий состав: кавалергардский полк, полки лейб-гвардии, конный, гусарский и казачий; лейб-гвардии уральская сотня; 13 кирасирских, 12 драгунских, 8 гусарских, 2 конных и 1 регулярный казачий полк; всего [198] 40 полков; 272 эскадрона, 45 649 человек и 36 124 лошади (без офицерских).

Что касается иррегулярных частей, то в 1800 г. были упразднены Екатеринославское казачье войско, крымские дивизионы и казачий полк из почтовых мужиков. Зато в 1798 г. был сформирован в Оренбургском войске второй пятисотенный полк тептярей. Во время войны с Францией в 1799 г. находились на службе 47 казачьих полков (большей частью донских, 2 уральских), из которых 39 были за границей или на западной границе.

Что касается высших единиц, то в 1796 г. все вооруженные силы, кроме гвардии, были разделены на 12 дивизий (позже инспекций) смешанного состава; они назывались по местам расположения, и каждая имела двух инспекторов: одного - для конницы, другого - для пехоты. В случае войны они не выступали в полном составе, но из них формировались отряды различного состава: на марше - колонны с подразделениями; в бою - линии, каждая из которых распадалась на центр, или corps d'arme, и 2 крыла.

В 1796 г. вернулись к прежнему обмундированию, появились опять косы, пудра и т. п. Вообще кирасиры носили палевые колеты (с 1798 г. белые); драгуны - светло-зеленые мундиры с разноцветным прикладом, по выбору шефа полка; гусары - разноцветные доломаны и ментики; из конных полков один - темно-синие кафтаны с красным воротником и обшлагами, летом - красные доломаны с синими воротниками и обшлагами и со шнурами, другой - красные мундиры польского покроя с синим прикладом.

Снаряжение и вооружение оставалось в общем без перемен, только кирасирам были возвращены в 1798 г. полные кирасы, вместо которых кавалергарды носили малиновые супервесты; они имели также красные мундиры, конная же гвардия - общекирасирские мундиры с красным прикладом. Первая шеренга обоих польских конных полков, чугуевцы и все казаки были вооружены также и пиками.

Обучение конницы было также основано на прусских началах. В 1796 г. был издан устав в двух частях: первая, более общая, - «Воинский устав о полевой конной службе» - касается преимущественно кирасир и драгун; вторая, бол ее специальная, - «Правила конной службы» - гусар. В нем встречается много хорошего и дельного, например окончательное введение двухшереножного строя при силе взводов в 16 рядов; колонны из середины, развертывание, [201] движение на определенный предмет, а не впустую, и прежде всего совершенная точность исполнения; но вместе с тем оставалось еще много неудобного: повороты по четыре, разные парадные упражнения, рассчитанные исключительно на эффект. Атака была сомкнутая, с выскакиванием 4-го взвода и рассыпная. Впрочем, устав говорил не только об учениях (они занимали в общей части из 79 глав - 16, а в специальной из 26 - 5), но он касался [202] вообще службы конницы как на квартирах, так и в походе, пополнения, отпусков и увольнения людей, ремонтирования, обмундирования. И здесь рядом с хорошим встречается много вредного, излишнего, особенно касательно ухода за лошадьми. Собственно же езде, на которую прусская система обращала особенное внимание, не придавали должного значения. Правда, берейторы продолжали существовать в полках, по штатам 1796 и 1798 гг., у многих лиц встречались правильные взгляды и суждения, как это видно из приказа графа Палена в 1797 г., вскоре по вступлении им в командование лейб-гвардии конным полком, и государь не упускал этого тоже из виду, как, например, в 1800 г. было даже дано приказание о постройке манежа в штаб-квартире каждого конного полка; тем не менее, однако, этот важный отдел не стоял, как кажется, на надлежащей высоте.

XXIII. Организация и состав французской конницы во времена Первой республики и Наполеона

Французская революция, почти совершенно уничтожившая в угоду крайним партиям всю старую пехоту, не коснулась конницы, отстранив только все то, что напоминало прежнее время. Так, в 1791 г. были уничтожены все древние, исторические названия, замененные просто номерами, правда, по возможности, в порядке действительного старшинства частей.

Первое место среди конницы заняли 2 карабинерных полка, оставленные не без оживленной борьбы с парламентом. Затем следовали 24 конных, 18 драгунских, 12 конно-егерских и 6 гусарских. Число эскадронов в полку осталось прежнее: у карабинер, егерей и гусар - 4; в конных и драгунских - 3; эскадроны были разделены на 2 роты, по 4 офицера и 67 нижних чинов (в том числе 4 пеших) каждая.

В последующие годы конные полки претерпели много изменений, хотя все-таки не столько, как пехота. С одной стороны, число полков уменьшилось последовавшей в 1792 г. эмиграцией 15-го конного (бывший royal allemand) и 4-го гусарского (бывший saxe) полков; с другой, однако, в этом и в последующие годы нарождались с изумительной быстротой, кроме легионов{63} [203] смешанного состава, множество конных вольных рот и департаментских отрядов{64} под разными фантастическими названиями.

Наряду с прежними родами регулярной конницы (драгун, егерей, гусар) появились шеволежеры и легкие конные части, разведчики, волонтеры, и все эти части, не ограничиваясь, подобно регулярным, только номером, носили еще названия какого-либо города, провинции или любимого вождя, или название с каким-нибудь особым смыслом, бьющим на театральный эффект: свобода (несколько раз), равенство, народ, республика, революция, смерть и т. п. пользовались особенной любовью. Под влиянием воинственного воодушевления число подобных отрядов всех родов оружия все возрастало, несмотря на декреты, угрожавшие им немедленным включением в линейные части. Произошло много недоразумений и неприятностей, сказался даже недостаток продовольственных запасов, так что Конвент оказался вынужденным несколько умерить подобное патриотическое рвение, извлечь и привести в известный порядок нужные элементы и распустить прочие. В 1794 г. был издан декрет, коим все части легионной и департаментской конницы, не входившие в состав полков, и все конные вольные отряды включались в состав регулярных войск и запрещалось впредь формирование их. Мы не имеем возможности входить в подробное изложение организации всех этих отрядов [204] и ограничимся только указанием на те, которые имели отношение к регулярным полкам. Между 24 кирасирскими полками, вследствие эмиграции 15-го полка, все следующие полки повысились на один номер. В 1791 г. было сформировано при военной школе 2 конных полка, в 1792 г. - еще два, так что общее число таковых возросло до 27, при национальном Конвенте. В 1795 г. два из них (один - по причине вновь изобретенного преступления негражданственности - incivisme) были распущены. В 1793 г. число драгунских полков было увеличено тремя (? 19-21), а конно-егерских за время 1793-1796 гг. - тринадцатью. Из 6 гусарских полков ? 4 эмигрировал, а за 1792-1794 гг. было прибавлено их 8, из которых два носили тот же - ? 7, так что нумерация их шла только до 12. В октябре 1795 г. в войсках Конвента было всего полков: 2 карабинерных, 25 конных, 21 драгунский, 25 конно-егерских и 13 гусарских; всего 86 полков.

Состав и сила полков менялись до 1794 г. неоднократно; большей частью в полку было 4 эскадрона, по 2 роты в 86 человек каждый. В 1794 г. в тяжелой коннице было 4 эскадрона в полку, в легкой, к которой относились драгуны{65}, - 6 эскадронов; каждый эскадрон делился на 2 роты, по 86 человек, в каждой, - в тяжелой коннице, по 116 - в легкой. В 1795 г. разницы между тяжелой и легкой конницей не было; она вся делилась на линейную, драгун, егерей и гусар.

Директория имела одно время намерение значительно уменьшить конницу, определить ее состав декретом от 8 января 1796 г. в 20 линейных, 12 драгунских, 11 конно-егерских и 8 гусарских полков; всего - 51; первые должны были иметь 3 эскадрона и 531 человек (карабинеры - 703 человека и 696 лошадей); прочие - 4 эскадрона и 940 человек. Но уже 17 января декрет был изменен в том смысле, что решено было оставить число полков прежнее. Затем, до консульства, никаких перемен не произошло, за исключением того, чтов 1795 г. было распущено два конно-егерских полка (? 17 и 18) бельгийского происхождения, и в 1798 г. [205] уничтожен один драгунский полк. Учреждение двух полков на дромадерах - Бонапарта и Дезе в Египте, если только полки эти могут быть причислены к коннице, имело характер временной и чисто местный. При Директории же было положено начало гвардейской коннице: в параграфе 166 конституции III г. говорится об учреждении для охраны Директории гвардии из 120 пехотинцев и 120 всадников; последние были в 1796 г. в числе 112 человек разделены на 2 роты и получили в 1797 г. назначение конногренадер.

Консульство. 18 брюмера VIII г. (1799) гвардия Директории получила название консульской гвардии, а вслед затем и новую организацию, по которой конница ее состояла из 2 эскадронов конногренадер (по 2 роты в 117 человек каждая) - 497 человек и 1 рота конно-егерей - 117 человек. Первые были скоро доведены до 3, вторые - до 2 эскадронов. В 1802 г. они были доведены до 2 полков: конногренадерского и конно-егерского; в первом должно было быть 4, во втором предварительно только 2 эскадрона, по 2 роты в 115 человек в каждом; штабы полков - из 25 человек.

В армейской коннице все полки были в начале 1800 г. переведены в 5-эскадронный состав, при 860 конях, но скоро снова уменьшены до 3 эскадронов. В 1801 г. было принято на службу 2 пьемонтских драгунских полка, и тем увеличено число драгун и конногренадер по одному полку, а в 1802 г. даны кирасы линейным полкам ? 5, 6 и 7, через что число кирасирских полков (прежде был только ? 8) возросло до 4. В 1803 г. была введена совершенно новая организация конницы, по которой в ней было полков: 2 карабинерных, 12 кирасирских, 30 драгунских, 24 конноегерских и 10 гусарских; тяжелые полки имели 4 эскадрона, по 2 роты в 102 человек в каждой, драгунские и легкие - 5 эскадронов, по 2 роты, причем в каждом полку одна рота называлась отборной (compagnie d'élite), всего в полку - 1300 человек. Для перехода к новой организации 12 линейных полков (в том числе 4 уже имевшие кирасы) были переформированы в кирасиры, 6 следующих (? 22-27) - в драгуны, а остальные 7 распределены по всем полкам; кроме того, 3 гусарских полка были переформированы в драгунские (? 28-30). Вследствие распущения в 1795 г. 2 конноегерских полков у них были вакантны ? 17 и 18, и потому их нумерация шла до 26; прочие полки нумеровались правильно по числу полков. [206]

Империя. Одной из первых мер Наполеона по принятии им императорского титула было переформирование гвардии, после которого состав гвардейской конницы оказался следующий: 1 конногренадерский и 1 конно-егерский полки 4-эскадронного состава, по 2 роты (в 123 человека каждая) в эскадроне; штаб полка из 33 человек; приданная второму полку рота мамелюков в 124 человека и 2 эскадрона отборных жандармов, по 2 роты в 89 человек каждая. В 1805 г. был прибавлен корпус конных велитов из 8 рот, по 119 человек в каждой, который был придан обоим гвардейским конным полкам, по 4 роты каждому, и служил школой для офицеров армейской конницы{66}.

В 1806 г. гвардейская конница была усилена драгунским полком 4-эскадронного состава, по 2 роты в 124 человека в эскадроне, с полковым штабом в 51 человек и 1 эскадроном велитов в 2 роты, по 125 человек в каждой. Во всех полках гвардии при переходе на военное положение первые 4 эскадрона доводились, включением в каждый из них 50 велитов, до 250 человек; и затем каждый полк, оставляя в депо 98 человек, развертывался в 2 полка 2-эскадронного состава, по 2 роты в эскадроне. Оставленная при конноегерском полку рота мамелюков была доведена до 160 человек; 4 роты отборных жандармов приравнены по числу людей к прочим ротам полков.

В числе полков армейской конницы в течение 1806 г. не произошло никакой перемены; но 31 августа все они были приведены в 4-эскадронный состав, по 2 роты в эскадроне, силой каждый полк в 820 человек и 831 лошадь. В том же году 24 сентября были опять вызваны к жизни ордонансовые жандармы прежнего французского королевства; должно было быть сформировано 6 рот таковых из молодых дворян древних фамилий той же силы, как и гвардейские конноегерские роты; на деле же было сформировано 5 рот, силой всего в 24 офицера, 60 унтер-офицеров и бригадиров и 310 жандармов, которые в 1807 г., по окончании войны, были распущены, причем часть из них была произведена в офицеры в конные полки. 2 марта 1807 г. гвардейская конница была усилена польским уланским, или легкоконным уланским (chevauxlégers [207] lanciers), полком того же состава, как и прочие гвардейские полки, но без велитов, следовательно, силой в 968 человек. Затем 10 марта все армейские полки были доведены до 5-эскадронного состава (1040 человек, в том числе 41 офицер, и 1053 лошади). 10 марта 1808 г. были сформированы для испанской армии из рот депо различных полков 16 временных полков: 3 тяжелых, 6 драгунских (доведенных в следующем году до 9), 4 конно-егерских и 3 гусарских. Все эти части были затем или включены в полки, из которых были взяты, или послужили основанием для новых. В том же году число конно-егерских полков было увеличено тремя (? 27-29), переформированными: один - из учрежденного в 1806 г. бельгийского легкоконного, другой - из тосканского драгунского и третий - из 3-го легкого временного полка.

В 1809 г. были сформированы 2 кирасирских полка: ? 13 из 1-го и 2-го временных тяжелых и ? 14 - из 2-го голландского кирасирского. Одновременно с этим оба карабинерные и 12 прежних кирасирских полков были переведены из 5-эскадронного в 4-эскадронный состав. Только 13-й кирасирский полк сохранил 5-эскадронный состав - 1500 коней.

В 1810 г. гвардейская конница, после отречения голландского короля и присоединения Голландии, была усилена голландским гвардейским конным полком, получившим название 2-го легкоконного уланского полка, или, по цвету мундиров, красных улан. 2-й голландский гусарский полк был назван 11-м гусарским (французским); в Гамбурге формировался 30-й конно-егерский полк. Вся армейская конница была приведена в 4-эскадронный состав, по 240 человек и 200 лошадей в эскадроне; следовательно, в полку - 960 человек и 800 лошадей.

В 1811 г. заслуги, оказанные гвардейскими польскими уланами, побудили сформировать 9 подобных же полков в армии под названием chevaux- légers lanciers из 6 драгунских (? 1,3,8,9,10 и 29), 2 польских уланских (? 1 и 2) и 1 конно-егерского (? 30) полков. Номера выбывших полков остались вакантными. Затем было сформировано 7 сентября 3 конно-егерских полка, из которых 2 получили вакантные с 1795 г. ? 17 и 18, а третий (из 1-го и 2-го временных легких полков испанской армии) получил ? 31. В гвардейской коннице были уничтожены велиты, а вместо них конногренадерскому, конно-егерскому и драгунскому полкам даны пятые эскадроны; конные егеря сохранили свою роту мамелюков. Эта рота была силой в 120 человек, каждый эскадрон - в 250 человек, полк - [208] 1250 человек. Ту же силу имели и гвардейские уланские полки; жандармов было 450 человек в 2 эскадронах.

10 января 1812 г. был сформирован в Испании гусарский полк, носивший сначала ? 9bis, ас 17 февраля 1813 г. - ? 12. Гвардейская конница была усилена 2 легкоконными уланскими полками 5-эскадронного состава силой в 1375 человек каждый. 1-й польский уланский полк был усилен до 1500 человек. Во время пребывания Наполеона в Вильно гвардейским польским уланам был придан, в виде разведчиков, эскадрон литовских татар. Армейские полки были приведены в 5-эскадронный состав силой: кирасирский - в 1100 человек, уланские - 755 и конно-егерские - 1048 человек.

При реорганизации 1813 г., по которой основания остались те же, гвардейскому конногренадерскому полку был дан 5-й эскадрон в 300 человек; конно-егерский и 2-й легкоконный уланский приведены в 8-эскадронный состав, по 250 человек в эскадроне, а затем второй из них, с включением в него парижской гвардии, в 10-эскадронный (2500 человек); до того же состава доведен и конно-егерский - включением в него мамелюков. 1-й и 3-й уланские полки, оба польские, введены в состав 1-го легкоконного гвардейского уланского. Далее приказано было сформировать 4 полка почетных гвардейцев (gardes d'honneur) no 10 двухротных эскадронов, 2505 человек и 2696 лошадей в каждом, которые тоже были включены в гвардейскую конницу. Гвардейская кавалерия была еще усилена придачей 1-му уланскому полку 7-го эскадрона (вследствие чего сила полка доведена до 1750 человек), и сформированием 3 полков конных разведчиков, по 4 двухротных эскадрона и 1000 коней в каждом. Предположенное усиление линейной конницы, путем сформирования 5 полков разведчиков, вооруженных пиками, не было приведено в исполнение.

В 1814 г. было прибавлено 2 гусарских полка: ? 13 - из Вестфальского гусарского и ? 14 - из двух сформированных в Италии полков. Уже предписанное увеличение числа драгунских полков не могло быть приведено в исполнение.

Таким образом, к концу империи во французской коннице было следующее число полков:

гвардия: конногренадерский - 1250 человек, конно-егерский - 2500 человек и при нем 1 эскадрон мамелюков в 250 человек, 2 эскадрона отборных жандармов - 450 человек, драгунский полк - 1250 человек, легкоконных уланских полка - 6500 человек, 4 полка почетных гвардейцев - 10 000 человек и 3 полка разведчиков [209] - 6000 человек; всего по штатам - 28 382 человек, налицо же было гораздо меньше;

армия: 2 карабинерных, 14 кирасирских, 24 драгунских, 9 легкоконных уланских, 30 конно-егерских и 14 гусарских; всего 93 полка.

Из всей этой многочисленной конницы при императоре на острове Эльба остался всего 1 эскадрон польских улан (éscadron Napoléon), в составе 7 офицеров, 16 унтер-офицеров, 4 трубачей, 1 кузнеца и 65 всадников.

Первая реставрация. На основании заключенного 6 апреля перемирия и конвенции с князем Шварценбергом все служившие во французской армии поляки и иностранцы были распущены. Через это, а равно и уничтожение некоторых частей, осталось всего:

в гвардии - 1 конногренадерский, 1 конно-егерский, 1 драгунский и 1 уланский полки, из которых первый был переименован впоследствии в кирасирский, последний - в легкоконный и все 4 - в королевский корпус;

в армии - по указу от 12 мая 1814 г.: 2 карабинерных, 12 кирасирских, 15 драгунских, 6 уланских, 15 конно-егерских и 7 гусарских полков; всего 57 полков, по 4 эскадрона в 2 роты, из которых одна в полку отборная.

При всех этих переформированиях были удержаны старейшие номера, так что все полки прежней монархии, сохранившиеся во времена республики и империи, продолжали и дальнейшее существование; было всего 5 полков, сформированных после 1789 г.

Сто дней. По возвращении Наполеона с острова Эльба он прежде всего постановил указами от 20 марта и 25 апреля 1815 г. привести всю армию в тот состав, в котором она была в момент его отречения; очевидно, это не могло быть исполнено в короткое время. Поэтому к 4 полкам гвардейской конницы, состоявшим по штату 8 апреля из 4 двухротных эскадронов - 800 человек, были прибавлены только 1 рота отборных жандармов в 100 человек и 2-й конно-егерский полк молодой гвардии, формирование которого, впрочем, не успели окончить. Также и в армии не удалось сформировать предположенные указами от 8 и 14 апреля полки: 7-й легкоконный уланский и 16-й конно-егерский; только у драгун встречаются в списках полки с большими номерами, даже до 20-го.

Всем полкам, находившимся в 3-эскадронном составе, предписано было сформировать кадры для 4 и 5 эскадронов; однако очень немногие полки имели на войне 4-эскадронный состав; большая [210] часть имела 3, некоторые всего 2 эскадрона. 13 мая 1815 г. вся императорская армия была распущена.

Разделение на высшие единицы. В первые годы революционных войн высших тактических единиц во французской коннице не существовало: большей частью полки, обыкновенно 1 драгунский и 1 легкий, иногда 1 тяжелый, были разбросаны по дивизиям и совсем не сводились в крупные массы. На плохих лошадях, слабые числом, разбросанные в силу организации, применяемые на невыгодной местности, они нигде не могли противостоять австрийской и прусской коннице и оказали только второстепенные услуги при разведывании и преследовании. Особенно тяжело отзывались эти условия на тяжелой кавалерии и на столь славных прежде драгунах, которых бросали то в тяжелую, то в легкую конницу, то к пехоте, так что они сделались посмешищем всей армии, под названием «деревянных сабель». Соединение конных полков в дивизию (резервную) состоялось впервые в маасской армии в 1794 г. В начале 1796 г. Бонапарт совершенно отделил конницу от пехоты, формируя дивизии отдельно из того и другого рода оружия; позже, в июне, были опять приданы пехотным дивизиям по 1-2 конных полка, но прочие остались сведенными в одну резервную конную дивизию. Впрочем, и впоследствии, во время самого похода, Бонапарт неоднократно отбирал легкую конницу от пехотных дивизий и придавал ее или авангарду, или резерву, так как тяжелая конница нуждалась в ней как при разведывании, так и при преследовании. Как пример разнообразного применения, которое этот великий человек умел уже тогда делать из конницы, можно указать на то, что при Боссано спешенный драгунский полк отрезал на очень пересеченной местности неприятельскую колонну. В 1797 г. конница собирается уже в значительные массы; так, генерал Гош, вступив в командование армией Самбры и Мааса, соединил всю конницу, по родам ее, в 4 отдельные дивизии и тем вернул ее к ее истинному назначению.

Во времена империи каждый из корпусов войск Булонского лагеря, состоявших из 2-3, позднее даже из 4 пехотных дивизий, имел 1-2 бригады легкой конницы, которые иногда сводились в дивизию в 3-4 полка. Вся остальная конница была сведена в дивизии: кирасирская, драгунская, конно-егерская, гусарская. Уже в 1805 г. из тяжелой конницы был сформирован резервный корпус под командой Мюрата, из 2 дивизий тяжелой конницы по [211] 2 бригады, 4 дивизий драгун по 3 бригады и 1 дивизии пеших драгун67 в 2 бригады, с 1 дивизией артиллерии и инженеров; всего 40 полков (в том числе 6 пеших) в 22 015 человек. Из этих войск только кирасиры были предназначены для составления резерва в бою, драгуны обыкновенно следовали в авангарде всей армии или назначались в самостоятельные отряды. В кампанию 1805 г. конный резерв Мюрата состоял из 2 кирасирских и карабинерных, 4 драгунских и 3 конно-егерских и гусарских дивизий; в 1807 г. - из 3 тяжелых и 5 драгунских дивизий. В 1809 г., когда Наполеон задумал особенное применение своей конницы против австрийской пехоты, он соединил все 14 карабинерных и кирасирских полка, или 56 эскадронов, в 3 дивизии, к которым были приданы еще 2 легкие дивизии, в 24 эскадрона конноегерей и гусар, и 2 бригады в 17 эскадронов, всего 97 эскадронов, 12 732 человек и 12 614 коней. Весь этот отряд он в отсутствие Мюрата подчинил Бессьеру. Промежуток от 1809 до 1812 г. был временем высшей славы империи. Насколько расширялось государство, настолько росли и военные его силы, которым император посвящал очень много забот. Кавалерия не стояла более постоянно на флангах, искавших защиту в местности, а стала помогать пехоте, которая нуждалась в коннице отчасти и на флангах, но, главным образом, для обеспечения и довершения победы. Это вызвало иное применение конницы, столь зависящей от местности. Поэтому легкую конницу разбивали частью между пехотными дивизиями для развития успеха, главная же масса стояла в общем резерве.

В 1811 г. от принципа несмешанных дивизий отступили в том, что каждой кирасирской дивизии был придан легкоконный уланский полк. В 1812 г. впервые встречается формирование больших [212] кавалерийских корпусов, сохранившихся затем во все время кампаний 1813, 1814 и 1815 гг. В 1812 г. были сформированы, под общей командой Мюрата, следующие крупные конные части:
Гвардейская конница маршала Бессьера, 27 эскадронов 6000 человек
I корпус Нансути, 2 кирасирская и 1 легкая дивизии, 60 эскадронов 12000 »
II корпус Монбрюн (позже Себастиани), тоже 60 эскадронов 10000 »
III корпус Груши, 1 кирасирская, 1 драгунская, 1 легкая дивизии, 60 эскадронов 10000 »
IV корпус Латур-Мобура, 1 кирасирская и 1 легкая дивизии, 44 эскадрона 8000 »
Итого 251 эскадрон 46000 »

Дивизии состояли из 2-3 бригад; бригады из 1-3 четырехэскадронных полков. Кроме того, при 2 корпусах (VII и VIII) было по одной, при 6 (I, II, IV, IX и X) - по две, при одном (V) - 3 и при одном (IV) - даже 4 конные бригады, из 1-3 четырехэскадронных полков, из числа которых легкие придавались по очереди резервной коннице для авангардной службы. Гвардейские и австрийские конные части состояли из тяжелой и легкой конницы. Вся сила собранной против России конницы доходила до 526 эскадронов в 96 000 человек.

В 1813 г. вся французская конница была сведена в 5 корпусов, имевших по окончании перемирия, с августа по октябрь, следующий состав:
I корпус Латур-Мобура, 2 легкие и 2 кирасирские дивизии (по 8 и 10 полков) - 34 полка 10000 человек
II корпус Себастиани, 2 легкие и 1 кирасирская дивизии (по 6 и 7 полков) - 19 полков 6000 »
III корпус Арриги, 2 легкие и 2 драгунские дивизии (по 8 и 10 полков) - 36 полков 8000 »
IV корпус Келлермана, 3 смешанные дивизии (по 9, 3 и 2 полка) - 14 полков 5000 »
V корпус Мильо, 1 легкая и 2 драгунские дивизии 5000 »
Кроме того:    
Гвардейская конница Нансути, 3 дивизии 5000 »
Распределенная по пехотным корпусам конница 10000 »

[213]

Из числа последней каждый корпус должен был иметь вместо дивизии, как прежде, по одной бригаде, но на деле распределение ее было весьма разнообразно. Так, по боевому расписанию 10 августа 1813 г. I и XII корпуса имели 4, III и VII - по 2, XI - 2 1/2 полка, VIII - дивизию, XIII - 1 полк, II, IV, V, VI и XIV корпуса и резервная армия вовсе не имели конницы: напротив того, в сентябре и октябре 10 корпусов (I, II, III, V, VII, VIII, XI, XIII И XIV) имели по 1 легкой бригаде, IV - 2 легкие бригады, силой от 4-13 эскадронов.

В 1814 г. французская резервная конница была также сведена в корпуса очень слабого состава. В I и II было сначала по одной, в III - 2 дивизии; IV, состоявший главным образом из польских частей, должен был быть окончательно расформирован; только V сохранил свою прежнюю организацию; кроме того, был еще VI (резервный) корпус. Со временем корпуса были доведены до состава в 2-3 дивизии; распределение это в точности трудно установить, так как, по-видимому, оно неоднократно менялось. В феврале корпуса I Груши (впоследствии Бордесу), II Себастиани (впоследствии Келлермана) и, как кажется, III С.-Жермена, имели по 2 дивизии, около 3000 человек, V Мильо и VI Келлермана (по другим данным Ар-риги, впоследствии Эксельмана) - по 3 дивизии, 4000 и 4200 человек; кроме того, прибывшая из Испании драгунская дивизия Брише в 3000 человек Всего - 13 дивизий в 20 000 человек. Гвардейская конница имела 4 дивизии, одну в 2400 и 3 по 1600 человек; всего - 7200 человек; I, II, III и V корпуса были соединены под общим начальством Груши, но находились на разных театрах войны, в изменявшейся группировке.

В 1815 г. вся конница, гвардейская и армейская, в составе 62 полков, по 3 эскадрона и 480 человек каждый полк, была разбита вначале по всей армии. Гвардия имела свои 4 полка; из армейских корпусов: I и II - по 6; III и VII - по 4; IV-10; V-9; VI-3; VIII, IX и X - по 1; резервная армия - 13 полков. Впоследствии резервная конница была опять сведена в 4 корпуса следующего состава:
I Пажоля: 2 легкие дивизии по 3 полка и 1 конная батарея, 18 эскадронов, 16 орудий 2760 человек
II Эксельмана: 2 драгунские дивизии по 4 полка и 1 конная батарея, 23 эскадрона и 16 орудий 2840 »
III Келлермана: 1 драгунская и 1 кирасирская дивизии по 4 полка и 1 конная батарея, 24 эскадрона и 16 орудий 2850 » [214]
IV Мильо: 2 кирасирские дивизии по 4 полка и 1 конная батарея, 20 эскадронов и 16 орудий 2800 человек
Гвардейская конница, 6 полков, 32 эскадрона 4200 »

Прочая конница была распределена по 5 корпусам действующей армии, из которых каждый имел одну легкую дивизию в 3 - 4 полка, 9-12 эскадронов и 1 конную батарею.

XXIV. Прусская конница от кончины Фридриха Великого до ее реорганизации после войны за освобождение

Фридрих Великий при своей кончине оставил прусскую конницу в следующем составе:

13 кирасирских полков, из них (? 13) garde du corps в 3, прочие в 5 двухротных эскадронов, следовательно, всего 63 эскадрона (? 10 и 11 носили по-прежнему названия: первый жандармов, второй лейб-карабинеров);

12 драгунских, из них 2 (? 5 и 6) по 10, прочие по 5 эскадронов, всего 70 эскадронов.

10 гусарских по 10 эскадронов, всего 100 эскадронов (? 9 боснякский).

Всего 35 полков = 233 эскадрона.

Кроме того, корпус конных фельдъегерей в 172 человека.

Во время царствования Фридриха Вильгельма II ( 1786-1797) в коннице было сделано очень мало изменений. В 1789 г. во всех кирасирских полках, кроме garde du corps, было уничтожено разделение на роты. В 1792 г. был сформирован гусарский батальон ? 11 в 5 эскадронов из маркграфских garde du corps, камер-гусар княжеств Аншпаха и Байрейта и выделением людей из других гусарских полков. В 1793 г. - драгунский эскадрон для сторожевой службы в Данциге, и в 1795 г. - татарский 5-эскадронный полк, вооруженный пиками. Все кирасиры, кроме полка ? 2, получили белые колеты, и у них были отменены кирасы{68}; в 1788 г. драгуны получили карабины вместо ружей со штыками. В 1788 г. [215] был издан новый устав для всех войск, а в 1796 г. - уставы для кирасир и драгун и для гусар. Таким образом, ко времени кончины Фридриха Вильгельма II в прусской коннице было эскадронов: 63 кирасирских, 71 драгунских, 95 гусарских и 15 пикинерных; всего 244 эскадрона = 41 000 человек.

При Фридрихе Вильгельме III (1797-1840) прежде всего в 1798 г. полк garde du corps был приведен в 5-эскадронный состав, причем каждый эскадрон продолжал делиться на 2 роты. В 1800 г. из боснякского корпуса и татарского полка был сформирован корпус легкой, вооруженной пиками конницы, в составе одного 10-эскадронного полка и одного 5-эскадронного батальона, под названием товарищей; в 1802 и 1803 гг. были сформированы драгунские полки: ? 13 (из драгунского эскадрона) и ? 14 (из Мюнстерского конного полка фон Нагеля в Вестфалии). Таким образом, к началу войны 1806 г. было полков:

13 кирасирских, по 5 эскадронов (в том числе garde du corps (? 13) и жандармы (? 10);

14 драгунских, из них 2 (? 5 и 6) - по 2 батальона и 10 эскадронов, прочие - по 5 эскадронов;

9 гусарских, по 10 эскадронов, и 1 гусарский батальон в 5 эскадронов;

полк товарищей в 10 и 1 батальон в 5 эскадронов.

Кроме того, конный фельдъегерский корпус - 1 офицер, 6 обер-егерей и 160 коней.

Всего - 255эскадронов в 1429офицеров, 3757унтер-офицеров, 727 трубачей, 35 189 рядовых и 39 673 строевых лошадей (без офицерских); затем в депо - 224 офицера, 470 унтер-офицеров, 47 трубачей и 4880 рядовых.

Не входя в более подробное расследование организации и устройства этих частей, ограничимся замечанием, что изо всех войск одна только конница, в которой жил еще дух Зейдлица и Цитена, противостояла разлагающим условиям того времени и, несомненно, выделялась своими качествами, но и она страдала общим всей армии недостатком - крайней старостью вождей. Тем не менее и для нее катастрофа 1806 г. оказалась совершенно беспримерной: только 2 кирасирских полка (? 4 и 13), 5 драгунских (? 5,6,7,8 и 13), 4 гусарских (? 4, 5, 6 и 8) и товарищи (? 9) вышли полными частями из катастрофы; из всех прочих полков спаслись только отдельные эскадроны, взводы или одиночные люди, так же как и большая часть депо. Из всех этих остатков были сформированы в декабре [216] 1806 г. и январе 1807 г. бригады: 1 кирасирская, 2 драгунские и 4 гусарские, по 4 эскадрона. Кроме того, в Силезии из 11 депо (3 кирасирских, 3 драгунских и 5 гусарских) и из выкупленных людей разных полков было сформировано 20 эскадронов в 4 батальонах, которые в феврале 1807 г. почти совершенно разошлись, но вскоре были опять собраны, впрочем, в составе всего 10 эскадронов. Затем во время войны составилось еще несколько вольных отрядов: Марвица - в 500 коней, Кроковский - 90 коней, Шилля - в 5 эскадронов конницы, и еще несколько более мелких.

После Тильзитского мира, отнявшего у Пруссии почти половину территории и населения, была составлена, с целью реорганизации армии, особая комиссия под председательством генерал-майора Шарнгорста. На основании ее предложений была введена для конницы указом от 16 октября 1807 г. новая организация, по которой конница к концу 1807 г. состояла из следующих частей:

3 полка (в том числе garde du corps) и 1 бригада кирасир, по 4 эскадрона (только garde du corps имела до 15 марта 1808 г. 5 эскадронов);

4 полка и 2 бригады драгун, по 4 эскадрона;

1 полк и 4 бригады, первый в 8, последние - по 4 эскадрона;

1 полк улан (товарищи) в 8 эскадронов.

Кроме того, 10 эскадронов в Силезии и 5 эскадронов конницы Шилля в Померании.

Всего - 88 эскадронов, или одна треть прежней численности. Бригады были сводные части, сформированные из остатков старых частей, 4-эскадронный полк должен был иметь 501, 8-эскадронный - 1001; бригада - 500 коней; штат 4-эскадронного полка - 25 офицеров, 60 унтер-офицеров, 13 трубачей, 528 рядовых (в том числе 48 карабинеров{69}, 8 нестроевых и 601 лошадь.

В этой организации последовали затем многие перемены. В 1808 г. 15 марта полк garde du corps был переведен в состав 4 эскадронов, или 8 рот, силой всего в 29 офицеров, 64 унтер-офицера, 1 литаврщик, 9 трубачей, 528 garde du corps и 20 нестроевых. Конница Шилля переформирована [217] 7 сентября в 4-эскадронный гусарский полк; название «бригада» заменено «полком»; всем полкам, кроме garde du corps, драгун королевы, лейб-гусар и улан, даны названия по провинциям; 20 сентября 8-эскадронный лейб-гусарский полк разделен на два 4-эскадронных полка; 21 ноября из 10 эскадронов Силезской конницы выбраны лучшие люди для сформирования лейб-или гвардейского уланского эскадрона, а из остальных сформирован 4-эскадронный гусарский полк; 23 ноября уланский полк разделен на два 4-эскадронных, а 5 декабря 2 гусарских сведены в один. Таким образом, к концу 1808 г. было полков: 4 кирасирских, 6 драгунских, 7 гусарских и 2 уланских (все по 4 эскадрона) и 1 уланский эскадрон. Кроме того, существовал еще конный фельдъегерский корпус, сокращенный роспуском волонтеров до 80 человек.

Между тем вследствие Парижской конвенции 8 сентября 1808 г., по которой все войско, которое могло содержаться в течение следующих 10 лет, было уменьшено до 42 000 человек{70}, пришлось сделать некоторые сокращения. Согласно личным начертаниям короля сокращения эти состояли в следующем: полки garde du corps и лейб-гусарский были зачислены в число гвардейских; а из остальных 16 полков не было уничтожено ни одного, а все они переведены номинально в 4-ротный состав: 12 унтер-офицеров, 3 трубача и 110 рядовых. Вследствие этого в том же 1808 г. был издан новый штат конного полка: 26 офицеров, 48 унтер-офицеров, 48 ефрейторов, 392 рядовых, 13 трубачей, 12 нестроевых и 501 лошадь. В полку garde du corps было: 29 офицеров, 64 унтер-офицера, 440 рядовых, 1 литаврщик, 9 трубачей, 16 нестроевых и 514 лошадей; в лейб-уланском эскадроне - 6 офицеров, 12 унтер-офицеров, 12 ефрейторов, 98 рядовых, 3 трубача, 2 нестроевых и 125 лошадей.

В 1808 же году все государство разделено на 6 военных округов, а армия - на 6 бригад смешанного состава, по числу провинций; каждая бригада состояла из 7-8 батальонов, 12 эскадронов (одна - 16) и сначала не установленного количества артиллерии (впоследствии 2 батареи). Обмундирование было вообще упрощено, изготовляемо из лучшего материала, сделано более удобными [218] целесообразным. Кирасиры имели белые, драгуны - голубые, уланы - синие мундиры с двумя рядами желтых или белых пуговиц и разноцветными воротниками и обшлагами; у гусар - доломаны и ментики различных цветов; затем длинные суконные штаны, подшитые кожей и с пуговицами по канту. Плащи были опять введены в 1807 г. Вместо больших шляп кирасиры получили кожаные каски с волосяным гребнем, гвардейские уланы{71} - шапки, все прочие части, кивера. Кожаный убор у кирасиров был белый, у улан - черный. Унтер-офицеры имели галуны на воротнике, трубачи - наплечники; офицеры имели погоны, обшитые галунами, и получили некоторые отличия по чинам, чего прежде не было. Косы и локоны постепенно совсем вышли из употребления. Вооружение осталось почти без изменения, но карабины с 1807 г. были оставлены только на 16 человек в каждом эскадроне; прочим людям даны пистолеты.

В 1809 г. сформированный в Силезии уланский эскадрон получил название лейб-уланского и состав в 125 человек. Гусарский полк Шилля (2-й бранденбургский), участвовавший в патриотическом, но не оправдываемом с военной точки зрения поступке его шефа, был вычеркнут из списков армии, а вместо него сформирован 3-й уланский. Этим была закончена организация конницы, которая оказалась в следующем составе: полков - 4 кирасирских (в том числе garde du corps ? 3), 6 драгунских, 6 гусарских и 3 уланских, все по 4 эскадрона, и 1 эскадрон лейб-улан, всего 77 эскадронов.

Эскадроны должны были быть доведены до полного штатного состава в 125 коней, и, кроме того, на каждый из них должно было быть наготове еще 25 человек (в том числе 3 вице-унтер-офицера) для пополнения рядов в случае мобилизации. В том же 1809 г. была окончательно введена новая система комплектования армии, причем вербовка людей за границей окончательно уничтожена.

В 1810 г. было постановлено, чтобы эскадроны назывались по имени шефа и вместе имели свой постоянный номер; строиться [219] стали всегда по номерам эскадронов, тогда как прежде на правом фланге становился эскадрон командира, а на левом - второго штаб-офицера; первый эскадрон сохранил везде название лейб-эскадрона. Лейб-уланский эскадрон получил название гвардейского уланского эскадрона и права и преимущества гвардии. Кирасирским и драгунским полкам было дано вместо 16 по 20 карабинов на эскадрон и по 48 винтовок на полк; прочие люди сохранили пистолеты, за исключением гусар, которые были все вооружены карабинами.

В 1811 г. был сформирован учебный эскадрон с правыми гвардии: из 1 роты драгун, куда посылались люди из кирасирских и драгунских полков, и 1 роты гусар (и улан); сила каждой роты сначала - 8 унтер-офицеров, 1 трубач и 54 рядовых; через полгода была увеличена до 10 унтер-офицеров и 77 рядовых; каждый полк послал по 1 унтер-офицеру и 8 рядовых, полк garde du corps и гвардейские уланы вместе - 2 унтер-офицера и 10 рядовых. В том же году эскадроны были на деле доведены до состава в 125 коней; кроме того, было призвано по 6 человек на эскадрон из отпускных, и временно задержаны, сверх штата, бракованные лошади; но ранее чем эти меры принесли плоды, число лошадей уменьшилось до того (в конце августа было всего 7902 лошади), что оказалось необходимым перевести временно полки в состав трех действующих эскадронов и депо для выездки молодых лошадей. Однако мера эта не была вполне приведена в исполнение, и поздней осенью все полки имели опять по 4 эскадрона. Затем драгуны получили вместо палашей сабли английского образца, подобные гусарским.

В 1812 г. были изданы новые уставы для всех родов оружия; учебный эскадрон переформирован в учебные гвардейские эскадроны: драгунский и уланский (оба были названы гвардейскими в апреле 1813 г.). В походе в Россию приняли участие по 2 эскадрона от 4 драгунских, 6 гусарских и 2 уланских полков, сведенные в 6 полков (2 драгунских, 3 гусарских и 1 уланский) и 3 бригады; всего около 4000 человек. Оставшиеся в депо 2 эскадрона от каждого полка были соединены в отдельные части по 4 эскадрона в каждый, но не по родам кавалерии, а в зависимости от дислокации.

1813 г. принес вместе с восстанием страны против иноземного ига формирование многих новых конных частей, из которых некоторые были чисто временного характера. Из оставшихся прежде всего был сформирован 13 февраля гвардейский казачий эскадрон, который вместе с гвардейским уланским и двумя учебными [220] эскадронами образовал легкий гвардейский кавалерийский полк из 4 эскадронов. Затем весной (на основании разрешения короля от 27 марта) - так называемые национальные полки. Сначала были выставлены Восточной Пруссией 3 полка, вооруженных пиками, в одежде наподобие гусарской, в 5 эскадронов; Померанией - конно-егерский в 3 эскадрона, Силезией - гусарский в 2 эскадрона; несколько позднее, с развитием операций и возвращением прежних областей, еще 2 гусарских: эльбский и бергский. Кроме того, появилось значительное число вольных отрядов (Шилля, Гельвига и т.д.), по 2 эскадрона гусар и Лютцова, конница которого доходила до 5 эскадронов (сначала - 3 гусарских и 1 уланский; затем 2 гусарских, 1 егерский и 2 уланских).

Из временных частей, сформированных только на время войны, упомянем прежде всего о резервных эскадронах или депо, которые были сформированы при отдельных конных полках, до начала военных действий, в числе 36, по 150 человек каждый; затем вольные егерские команды, которые были сформированы на основании воззвания короля при всех конных полках; на каждый полк полагалось по эскадрону в 4 офицера, 15 обер-егерей, 3 горниста (впоследствии 2 трубача) и 182 егеря. Действительно, такие команды были сформированы при всех полках, включая национальные и вольные дружины, всего набралось около 2350 человек. При гвардейском легком полку таких команд было даже 2, под именем гвардейских волонтерных егерских эскадронов; состоявший же при полку garde du corps назывался гвардейским волонтерным казачьим эскадроном. Кроме того, к временным частям надо отнести ландверную кавалерию, которой до окончания перемирия в августе месяце было сформировано в 6 старых провинциях, 31 полк в 3-4 эскадрона, по 72-96 всадников (на деле эскадроны были сильнее - до 111 человек); всего 113 1/2 эскадрона - 12 054 человека. Впоследствии все полки были сделаны 4-эскадронного состава, силой в 14 офицеров, 40 унтер-офицеров, 9 трубачей, 288 рядовых, 9 нестроевых и 373 лошади, а 18 августа 1813 г. сформированы пятые (запасные) эскадроны. Затем к концу года были сформированы еще 10 эскадронов, или 2 полка, в возвращенных Пруссии ее старых провинциях.

В 1814 г., по заключении первого Парижского мира (30 мая), вольные егеря и ландверные части были распущены; но последние, по закону от 3 сентября, должны были опять, в случае войны, образовать [221] 31 4-эскадронный полк. Этим же законом была подтверждена обязательная воинская повинность (введенная еще 9 февраля 1813 г.). В конце марта кирасы были опять введены, причем воспользовались отбитыми у французов.

В 1815 г. последовала новая организация армии, вызванная изменением территориальных владений. Из легкого гвардейского полка и национальных полков были сформированы 3 новых гвардейских полка: гусарский, драгунский и уланский по 4 эскадрона. В армейской кавалерии были сформированы вновь - из национальных полков вольных отрядов, из частей вновь приобретенных областей, русско-немецкого легиона и частью из существовавших полков:

1 кирасирский (? 4), 2 драгунских (? 7 и 8), 6 гусарских (? 7-12) и 5 уланских (? 4-8) полков; всего 14 полков 4-эскадронного состава. Резервные эскадроны полков должны были быть распущены, кроме четырех, находившихся на Рейне. При получении известия о высадке Наполеона не только не последовало этого роспуска, но еще были сформированы вольные егерские команды при 2 кирасирских, 3 драгунских, 8 гусарских и 6 уланских полках и призваны на службу ландверные части в прежнем составе 31 полка, к которым впоследствии прибавились еще 8. По окончании весьма непродолжительной войны вольные егерские команды и резервные эскадроны были распущены, а ландверная конница 3 октября распределена иначе, соответственно величине и населению провинции, а 21 ноября ей дана совершенно новая организация, по которой она должна была состоять из 136 эскадронов первого и 136 эскадронов второго призыва; в каждом же эскадроне - 4 офицера, 12 унтер-офицеров, 2 трубача, 120 рядовых и 1 кузнец в военное время; в мирное же время содержался только небольшой кадр - 1 офицер, 1 вахмистр, 3 ефрейтора и 1 трубач для каждого эскадрона первого призыва. Эскадроны соединялись при мобилизации по 4 в полки; в каждом призыве было 32 полка и 8 отдельных эскадронов. К 1817 г. эта новая организация довела силу ландверной кавалерии до 201 эскадрона в 67 полках.

В 1816 г. был основан военный институт верховой езды (в 1820 г. - учебный эскадрон) в Берлине.

В 1817 г. было положено начало гвардейской ландверной коннице, а именно был сформирован один (Познанский) ее эскадрон. [222] В 1818 г. был прибавлен еще один (Литовский) и затем два (Тюрингенский и Клевский). В 1819 г. еще 4 (Бранденбургский, Померанский, Силезский и Рейнский), которые с 4 прежними были сведены в гвардейский ландверный конный полк из 8 (так называемых основных) эскадронов, по 76 коней в каждом; всего - 27 офицеров, 64 унтер-офицера, 16 трубачей 528 рядовых. В том же году 4 драгунских полка (? 1, 2, 4 и 8) были переформированы в кирасирские (? 2, 4, 5 и 8) и ландверной коннице дана новая организация, по которой она должна была состоять из 104 эскадронов первого и 104 эскадронов второго призыва, по 162 человека (без офицеров) каждый; из них в военное время формировалось в каждом призыве 16 6-эскадронных полков и 8 резервных эскадронов. В этом же году рядовым драгунам и гусарам даны вместо пистолетов карабины и оставлено известное число винтовок.

В 1820 г. была учреждена конная войсковая жандармерия{72} в 150 коней, из которой должны были в военное время формироваться штабные стражи.

В 1821 г. гвардейский уланский полк переформирован в гвардейский кирасирский, а гвардейский ландверный полк разделен на два 4-эскадронных, по 146 коней в эскадроне; зато во всех гвардейских и армейских полках каждый эскадрон уменьшен на 4 человека и 4 лошади.

Таким образом, в 1821 г. прусская конница состояла из следующих частей:

4 гвардейских полка: garde du corps, кирасирский, драгунский и гусарский - все по 4 эскадрона, и учебный эскадрон;

32 армейских полка: 8 кирасирских, 4 драгунских, 12 гусарских и 8 уланских - все по 4 эскадрона;

2 гвардейских ландверных полка, вооруженных пиками, - по 4 эскадрона; 104 ландверных эскадрона первого и 104 ландверных эскадрона второго призыва - все вооруженные пиками.

Кроме того, конный фельдъегерский корпус и жандармерия: войсковая, земская и пограничная (последняя до 1826 г.).

Этот состав прусская конница сохранила, без больших изменений, до кончины Фридриха Вильгельма III и даже до 1852 и 1860 гг. [223]

XXV. Австрийская конница в конце XVIII и начале XIX столетия (1780-1815)

При Иосифе II (1780-1790) окончена начатая после Семилетней войны реорганизация армии по прусскому образцу. Что касается конницы, то в первый же год были сокращены все пограничные гусарские полки, кроме Секлерского. Затем в 1784 г. было предписано сформировать уланский (первый постоянный; до него был только в 1760 г. один иррегулярный) полк «в 300 товарищей и 300 поздонков» сначала только на время войны; но затем он был сделан постоянным и получил состав в 2 дивизиона, или 4 эскадрона, от 180 до 202 человек в эскадроне, всего 821 человек. Люди набирались: две трети из Галиции, Буковины и Польской республики, одна треть из подходящих нижних чинов галицийского происхождения из конных и пехотных полков. Одежда была польская и состояла из кафтана с рукавами, сверху голубой куртки с желтой отделкой, голубых штанов, польских сапог для офицеров, плащей, как в немецкой кавалерии, и желтых шапок; вооружение состояло из пики с флюгером, сабли и 2 пистолетов. В 1785 г. полк этот был усилен 3-м и в 1787 г. - 4-м дивизионом и распределен поэскадронно по легкоконным полкам, каждый из которых получил 2 эскадрона улан, в составе 4 офицеров, 8 унтер-офицеров и 340 рядовых, образовавших 2-й майорский дивизион. Одновременно были даны белые кафтаны и куртки польского покроя, с воротниками и отворотами цвета полка, но оставлены голубые штаны (потом 2 полка получили белые) и желтые шапки (у офицеров белые). Вооружение в общем осталось без перемен, и только 3 дивизиона, расположенные по турецкой границе на постах, получили на время своего нахождения там карабины вместо пик; в прочих трех только 6 лучших стрелков каждого эскадрона получили нарезные винтовки. В 1790 г. пики были опять введены во всех уланских дивизионах, и только командирам их предоставлено право, при исключительных обстоятельствах, вооружать известную часть людей карабинами. Из остальных нововведений, сделанных в коннице Иосифом II, упомянем о следующих: в 1781 г. гусарские полки были приведены в состав 10 эскадронов в 5 дивизионах с 1 резервным эскадроном, в 1785 г. - отменены шарфы у офицеров; в 1788 г., во время турецкой войны, некоторые [224] драгунские полки получили кирасы и каски; затем, сколько известно, при нем же несколько драгунских полков были вооружены, впрочем, очень непродолжительное время, изобретенным в то время в Готе генералом Бербигсдорфом ружьем, шомпол которого, снабженный наверху треугольным острием, выдвигался наполовину и, прикрепленный кольцом, мог служить штыком.

При Леопольде 11(1790-1792) уланы были отделены в 1791 г. от легкоконных полков и сведены в особый полк, который должен был иметь сначала, подобно гусарским полкам, 10 эскадронов в 5 дивизионах, но на самом деле получил 4 дивизиона и 8 эскадронов, по 151 рядовому в каждом. Мундиры были зеленые с ярко-красным прикладом и желтыми пуговицами, штаны - белые, узкие, шапка - желтая; вооружение - прежнее, по 6 винтовок на эскадрон. Кроме того, в 1790 г. был сформирован в Галиции уланский вольный корпус в 3 дивизиона, в 6 эскадронов. В 1791 г. один драгунский полк переформирован в легкоконный.

Таким образом, при вступлении на престол Франца II (впоследствии I, 1792-1835) было в австрийской коннице полков:

2 карабинерных, 9 кирасирских, 6 драгунских, 7 легкоконных, 10 гусарских, 1 уланский и 1 уланский вольный корпус.

Карабинерные полки состояли из 6 карабинерных и 2 легкоконных эскадронов; кирасирские, драгунские и легкоконные - из 6; гусарские - из 10, уланский - из 8 эскадронов; вольный корпус - 6 эскадронов. В эскадроне тяжелой конницы было 160, в эскадроне драгунских, легкоконных и гусарских полков по 200 коней. Всего 35 полков и 1 вольный корпус, или 262 эскадрона и 42 000-45 000 человек.

В 1798 г. были произведены в коннице большие перемены. Карабинерные полки переформированы в кирасирские, легкоконные - в драгунские, из отделенных от карабинерных полков легкоконных эскадронов сформированы еще 3 кирасирских полка; затем еще 2 новых драгунских полка; число гусарских полков увеличено тремя, с одновременным уменьшением состава каждого полка на 1 дивизион; еще сформированы: новый 4-дивизионный уланский полк из галицийского вольного корпуса и 8-эскадронный конно-егерский полк. Так что в конце XVIII столетия австрийская конница состояла из полков: 12 кирасирских, 15 драгунских, 12 гусарских, 2 уланских и 1 конно-егерского, всего 42 полка - 282 эскадрона. Гусарские полки выставляли во время войны так называемые дивизионы велитов. [225]

Полки назывались по именам шефов и, кроме того, имели номера. Кирасиры и драгуны имели палаши, карабины и по 2 пистолета; вместо треуголок были даны каски римской формы; мундиры у первых - белые, у вторых - темно-зеленые с разноцветным прикладом, длинные венгерские штаны и короткие сапоги. У гусар и улан все осталось без перемены; конно-егеря получили серые мундиры, штаны с зелеными обшлагами, желтые пуговицы и каски с зеленым гребнем.

В 1800 г. один гусарский полк был расформирован, а другой, палатинатский, вновь сформирован; венгерской инсуррекции придана правильная организация, причем она могла выставить 36 000 всадников. В 1801 г. были распущены 3 кирасирских, 4 драгунских, 1 гусарский и конно-егерский полки, а в Кракове сформирован уланский полк. В 1802 г. 1 кирасирский (? 6) полк переформирован в драгунский, а 6 драгунских (? 1,4,10,11,12 и 13) - в легкоконные, с белыми мундирами и разноцветными обшлагами; вместе с тем все тяжелые полки получили по 4-му дивизиону из распущенных в предыдущем году кирасирских и драгунских полков. В этом же году было уничтожено обязательство пожизненной службы и установлен известный срок - в конце 12 лет, с правом поступать еще на сверхсрочную службу, но не менее как на шестилетний срок. В 1805 г. был издан для конницы новый, выработанный генералом графом Грюнне, устав, которым вводился двухшереножный строй и отменено ношение косы. В это время конница состояла из полков: 8 кирасирских (9600 человек), 6 драгунских (7200 человек), 6 легкоконных (9480 человек), 9 гусарских (14 240 человек), 3 уланских (4740 человек) и 3 секлерских гусарских (4740 человек); всего 35 полков - 50 000 человек; кроме того, 800 человек штабных драгун. Комплектовалась кавалерия в немецких и галицийских землях; Венгрия комплектовала 10 полков с 16 980 человек. Секлерские гусары принадлежали к пограничным войскам.

В 1806 г. были опять уничтожены в тяжелой коннице 4-е дивизионы; 3 легко конных полка (? 1, 2 и 4) получили темно-зеленые мундиры с красными обшлагами, а прочие 3 сохранили белые мундиры. В 1807 г. были опять изданы новые уставы. В 1808 г. учреждена в Винер-Нейштадте школа верховой езды.

В начале войны 1809 г. австрийская конница имела тот же состав и силу, как и в 1805 г., т.е. 35 полков; тяжелые полки (кирасиры и драгуны) имели 3 дивизиона, или 6 эскадронов по 133 коня (с офицером и унтер-офицером), всего 788 строевых человек; легкие - [226] 4 дивизиона, или 8 эскадронов по 149 коней, всего 1192 строевых человека; во время войны все полки имели еще по 1 резервному эскадрону, а некоторым гусарским полкам приданы 5-е дивизионы, снаряженные на счет богатых венгерцев, но к началу войны еще не совсем готовые. Кроме того, было еще 6 эскадронов штабных драгун. Всего было в линейной коннице - 11172 и в легкой - 25 032, на войну могло выступить 32 799 человек. Конные части были распределены между только что перед тем введенными в армии 9 корпусами таким образом, что 6 корпусов (I-V и VIII в 23-28 батальонов) имели по 16 эскадронов; один (VI - 31 батальон) - 24, один (IX - 30 батальонов) - 28 и один (VII - 25 батальонов) - 44 эскадрона; кроме того, при резервной армии (12 батальонов) - 36 и резервном корпусе (в 5 батальонов) - 24 эскадрона. Всего 252 эскадрона. Резервные конные части простирались в начале войны до 5779 коней; венгерская конная инсуррекция - до 98 эскадронов и 15 107 человек. Всего - 57 090 человек конницы.

В 1813 г. галицийские собрания выставили 4-й уланский полк, а в Венгрии были навербованы из охотников дивизионы велитов, которые были приданы по два каждому гусарскому полку. В 1814 г. легкая конница была усилена 7-м легкоконным полком, сформированным в Ломбардии.

Таким образом, к 1815 г. в австрийской коннице было полков: 8 кирасирских, 6 драгунских, 7 легкоконных, 12 гусарских и 4 уланских. Тяжелые полки (кирасиры и драгуны), имели по 6, легкие - по 8 эскадронов; кроме того, в военное время еще по одному резервному эскадрону, на который возлагалось пополнение полка людьми и лошадьми. Следовательно, всего 37 полков в 268 эскадронов в мирное и 305 эскадронов в военное время.

Этот состав австрийская конница сохранила до 1835 г. и даже до 1848 г.

XXVI. Русская конница при Александре I (1801-1825)

При императоре Павле I русское государство и войско получили формы западноевропейские, и Россия, будучи уже под конец его царствования вовлечена в борьбу между европейскими государствами, при Александре I окончательно вошла в водоворот событий, происходивших в Западной Европе, и армия, часто сталкиваясь [227] с иностранными, была теперь совершенно поставлена на европейскую ногу. Таким образом, царствование Александра I, подобно царствованию Петра Великого, составляет эпоху, и при нем закончен период реформ в государстве и войске.

Одной из первых мер Александра I (в 1801 г.) было возвращение полкам прежних названий по городам и губерниям; затем 3 драгунских полка, которые незадолго перед тем были приведены каждый в 10-эскадронный состав соединением двух 5-эскадронных полков, были опять переформированы в шесть 5-эскадронных полков, и таким образом опять образовалось 15 драгунских 5-эскадронных полков. В этом же году была собрана для реорганизации армии особая комиссия под председательством цесаревича Константина Павловича, по предложению которой 7 кирасирских полков (из 13) были переформированы в драгунские, и для регулярной конницы установлен следующий состав:

гвардия: кавалергардский, конный, гусарский и казачий полки и уральская сотня;

армия: 6 кирасирских, 22 драгунских, 8 гусарских, 3 пикинерных и 1 Чугуевский регулярный казачий.

В 1801 г. были введены временные штаты для кирасирских и драгунских, в 1802 г. для гусарских полков, и в этом же последнем году они были окончательно утверждены. Согласно этим штатам были учреждены везде особые резервные эскадроны, и состав полков определен следующий:

люд. Строевых лошадей
оф. лош. мир. вр. воен. вр. об. лош.
Кирасирский 5-эскадронный полк 965 38 612 687 82
Резервный эскадрон 137 - 64 110 3
Драгунский 5-эскадронный полк 969 38 647 727 90
Резервный эскадрон 167 - 74 134 3
Гусарский 2-батальонный (10 эскадронов) 1739 65 1341 1491 118
2 резервных эскадрона 265 - 124 216 6

Эти штаты не касались гвардии; в ней лейб-гвардии конный и гусарский полки получили также новые штаты. Первый (5 эскадронов) - 1000 человек, 773 строевых (из них 36 офицерских) и 95 обозных лошадей; второй (5 эскадронов) - 990 человек, 772 строевых (из них 36 офицерских) и 76 обозных лошадей. [228]

В 1803 г. для доведения кавалерийских частей до штатного состава 1 пикинерный полк был разделен на 2 5-эскадронных, по 757 человек, 671 строевых и 56 обозных лошадей каждый, и в то же время сформированы 4 драгунских и 2 гусарских полка, первые 5-эскадронные, вторые - 10-эскадронные, и 2-батальонный Чугуевский казачий полк получил штат, подобно гусарским, - 2 батальона по 5 эскадронов, 1467 человек; но временно, приобретение лошадей, по 1 на человека строевых и по 30 обозных на 100 человек, было предоставлено по-прежнему казакам. Один из вновь сформированных гусарских полков (Одесский) был скоро переформирован в уланский, в составе 10 эскадронов, 1748 человек, 1406 строевых (из них 65 офицерских) и 118 обозных лошадей. Наконец, резервы получили новую организацию, по которой каждый армейский кирасирский и драгунский полки должны были иметь по резервному полуэскадрону в 89 и 93 человека, а гусарский и уланский по резервному эскадрону в 150 человек, без строевых лошадей и повозок, но с 2 обозными лошадьми. Впоследствии это постановление было распространено и на лейб-гвардии конный полк.

14 марта 1804 г. кавалерийский полк получил новый штат: 5 эскадронов, 991 человек, 773 строевых и 95 обозных лошадей, а 26 мая резервный полуэскадрон, по штату кирасирских полков.

В 1805 г. введен новый штат для 10-эскадронного (2 батальона) пикинерного полка (1513 человек, 1341 строевых и 118 обозных лошадей), и сформировано 2 драгунских полка. Таким образом, в 1805 г., к началу войны с французами, конница имела следующий состав: гвардия - 2 кирасирских, 1 гусарский, 1 казачий полк и 1 казачью сотню. Армия - 6 кирасирских, 28 драгунских, 9 гусарских, 1 уланский, 3 пикинерных и 1 регулярный казачий полк. Всего 52 полка в 319 действующих эскадронов, 58 439 человек и 44 141 строевых лошадей в мирное и 48 631 - в военное время. Кроме того, резервных: 36 полуэскадронов и 10 эскадронов - 4816 человек. Казаков - НО 215 человек.

В 1806 г. были вновь сформированы 8 драгунских и 1 гусарский полк, той же силы и состава, как старые, и с теми же резервными частями.

В 1807 г. лейб-гвардии гусарский полк также получил резервный полуэскадрон в 89 человек; были сформированы 1 гусарский и 1 пикинерный полк, оба в 10 эскадронов действующих и 1 резервный. Последний вместе с 3 прочими пикинерными полками был переименован в уланский, которых стало теперь 5 полков (2 по [230] 11 эскадронов, 1 в 10, 2 в 5), из которых один прежде существовавший уланский полк был причислен к гвардейской коннице, без включения в ее состав.

В 1808 г. все резервные части получили лошадей согласно штату: полуэскадроны по 20, эскадроны по 40, Чугуевский казачий полк переформирован в уланский; все прежние уланские полки приведены в 10-эскадронный и 2-батальонный состав, по 1739 человек, 1406 строевых (из них 65 офицерских) и 118 обозных лошадей в каждом, и 1 резервный эскадрон в 150 человек, 40 строевых и 2 обозные лошади. Для достижения этого штата три из этих полков должны были получить по 1 резервному эскадрону, а 2 еще и по 5 действующих. Состоявший при гвардии уланский полк сохранил старый состав. Следовательно, всего в коннице было полков: 4 гвардейских, 6 кирасирских, 36 драгунских, 11 гусарских и 6 уланских, т.е. 329 действующих, 17 резервных эскадронов и 45 резервных полуэскадронов.

В 1809 г. был учрежден учебный кавалерийский эскадрон в 307 человек, 112 строевых (в том числе 6 офицерских) и 8 обозных лошадей, преимущественно для обучения унтер-офицеров и трубачей, которых выпускалось ежегодно в армейскую конницу: первых 100, вторых 25{73}.

При 26 из основанных в 1808 г. для пехоты 30 резервных рекрутских депо были устроены отделения для конницы, силой в 80 - 350 человек, для обучения которых были назначены со следующего года особые команды от 16 человек и 10 коней до 62 человек и 40 коней. Из этих отделений в том же году были сформированы резервные эскадроны со своим обозом. Затем в 1809 г. причисленный к гвардии уланский полк был переформирован в 2 гвардейских полка: драгунский и уланский, силой в 5 действующих эскадронов и резервный полуэскадрон каждый; в первом полку было в действующем эскадроне 1049 человек, 773 строевых (36 офицерских) и 103 обозные лошади, в резервном полуэскадроне: 92 человека, 20 строевых и 2 обозные лошади, в действующем эскадроне второго на 10 человек, 1 строевую и 23 обозные лошади менее.

В 1810 г. все резервные эскадроны и полуэскадроны были распущены, и постановлено, что в военное время из числа существующих и действующих во всех гвардейских полках, армейских, [231]кирасирских и драгунских остается на месте, в виде запасных частей, по 1 эскадрону, а в гусарских и уланских - по 2 эскадрона, по усмотрению командира полка, а выступают в первых полках по 4, во вторых по 8 эскадронов. Люди уничтоженных резервных частей были распределены между полками так, что сила этих последних была доведена до 14 рядов во взводах. Следующая таблица показывает силу конницы после этих изменений.
  Прежние штаты Новые штаты
  эск. люд. лош. эск. люд. лош.
1. Гвардия            
Действующий эскадрон 1 155 147 1 171 151
Резервный полуэскадрон 0,5 75 20 - - -
Кавалергардский, конный и драгунский полки 5,5 852 757 5 857 757
Гусарский и уланский полки 5,5 851 756 5 856 756
Всего в 5 гвардейских полках 27,5 4258 3783 25 4283 3783
2. Армия            
Действующий кирасирский эскадрон 1 149 137 1 166 145
Резервный полуэскадрон 0,5 75 20 - - _
Действующий драгунский            
эскадрон 1 157 145 1 166 145
Резервный полуэскадрон 0,5 79 20 - - -
Действующие гусарский и уланский эскадроны 1 146 134 1 164 143
Резервный эскадрон 1 134 40 - - -
Кирасирский полк 5,5 822 707 5 832 727
Драгунский 5,5 866 747 5 832 727
Гусарский и уланский 11 1595 1381 10 1642 1432
Всего в 58 армейских полках (6 кирасирирских, 36 драгунских 11 гусарских и 5 уланских) 407 61154 53110 370 61216 53446
Итого в 63 полках 434,5 65412 56893 395 65499 57229
Из них действующие 395 59999 55313 316 52424 45808
Резервный 39,5 5813 1580 79 13075 11421
Офицерских вьючных лошадей - - 2816 - - -

Кроме того, лейб-гвардии казачий полк в 3 эскадрона и 433 строевых лошадей, уральская сотня в 100 коней и учебный кавалерийский эскадрон в 112 строевых лошадей. Всего 399 эскадронов и 74 024 человека (по штатам военного времени).

В 1811 г. к лейб-гвардии казачьему полку была прибавлена гвардейская черноморская сотня и сформировано два 5-эскадронных [232] армейских кирасирских полка; затем из 6300 человек, взятых из 10 артиллерийских рекрутских депо, было сформировано еще 42 резервных эскадрона по 151 лошади каждый; последние с уже ранее состоявшими были приданы в качестве 6-х эскадронов армейским, кирасирским и драгунским полкам, и в качестве 11-х и 12-х резервных эскадронов армейским уланским (кроме Чугуевского) и гусарским полкам, через что прибавилось 74 эскадрона, 12 412 человек и 11 174 лошади.

Таким образом, к знаменательному для России 1812 г. состав русской регулярной конницы был следующий:

гвардия: 2 кирасирских, 1 драгунский, 1 гусарский и 1 уланский полки по 5 эскадронов, 1 казачий в 3 эскадрона, 2 сотни казаков; всего 6 полков (28 эскадронов и 2 сотни), 5308 человек и 4416 строевых лошадей;

армия: 8 кирасирских полков по 5 эскадронов - 949 человек и 727 строевых лошадей, 36 драгунских по 5 эскадронов - 955 человек и 727 лошадей, 11 гусарских и 5 уланских, по 10 эскадронов - 1825 человек и 1432 лошади. Всего 60 полков, 380 эскадронов, 71172 человека и 54 900 строевых лошадей, сверх того 74 резервных эскадрона.

Итого в коннице 66 полков, 484 эскадрона, 88 892 человека и 70 490 строевых лошадей, в том числе 329 действующих эскадронов с 47 605 лошадьми, 81 запасный эскадрон с И 711 лошадьми и 74 резервных эскадрона с 11174 лошадьми. Кроме того, учебный кавалерийский эскадрон. .

В иррегулярной коннице к началу 1812 г. было 80 донских, 10 уральских и 2 ногайских полка, по 5 сотен и 578 человек; 10 черноморских, Збугских и 2 дунайских полка, по 5 сотен и 501 человеку; астраханский полк в 5 сотен и 6 отдельных команд; оренбургский - 1074 человека; 5 поселенных кавказских полков и 3 отряда разной силы; 10 пятисотенных полков, по 552 человека и 4 отдельные сотни в 425 человек сибирских линейных казаков. Всего 124 казачьих полка и более мелкие части в 73 000 человек. Затем 2 тептярских и 2 башкирских полка по 5 сотен и 518 человек, 4 калмыцких и 4 татарских полка по 5 сотен и 578 человек, 1 тунгузский и 4 бурятских полка по 5 сотен и 500 человек и моздокская горная команда. Всего в иррегулярной коннице 141 полк и 3 отряда, около 90 000 человек. Кроме того, сибирские пограничные и городовые казаки 8000 человек, иррегулярные туземные кавказские и сибирские части, киргизы и т.д. [233]

Перемены в течение 1812 г. касались вначале в регулярной кавалерии исключительно резервных и запасных частей, которые были значительно усилены. Они в числе 69 запасных (в том числе 3 гвардейских) и 58 резервных эскадронов были сведены в дивизионы, даже полки и употреблены для военных действий, затем, уже позже, после оставления французами Москвы, там был сформирован частью из них, частью из отставших от полков людей и выпущенных из лазаретов, частью из рекрутов общий резерв кавалерии, а именно на каждый из находившихся в действующей армии 47 конных полков, по 2 эскадрона в 208 человек каждый, по 20 рядов во взводах. На тех же основаниях в Петербурге для гвардейской конницы был сформирован резерв гвардейской кавалерии, по 2 эскадрона на полк, затем 5 резервных частей для каждого из 5 гвардейских полков по 300 человек и наконец 20 эскадронов для армейской конницы, так что всего резервных частей было 124 эскадрона и 5 резервных частей - 27 292 человека{74}.

Но вместе с усилением резервных частей действующие части настолько были ослаблены, в особенности в главной армии, при безостановочном преследовании французов, что во многих полках было налицо 120 - 150 и даже всего 60 человек, так что они могли выставить только 3, 2, а иногда даже и 1 эскадрон, имея по 10 - 12 рядов во взводах{75}.

Подобный порядок вещей требовал, очевидно, полной реорганизации конницы, каковая и была произведена в декабре месяце того же 1812 г.: 18 драгунских полков были переформированы в 2 кирасирских, 1 гусарский, 7 уланских и 8 конно-егерских полков, [234] затем все гвардейские (за исключением лейб-гвардии казачьего полка, сохранившего 3 эскадрона) и армейские полки были приведены в состав 6 действующих, по 213 человек и 179 лошадей, и 1 резервного эскадрона (214 человек) по 20 рядов во взводах; следовательно, в полку было 1639 человек и 1254 строевых лошади (не считая офицерских вьючных). На это переформирование ушли все существовавшие тогда резервные эскадроны.

Иррегулярные части были также значительно усилены. Было сформировано 4 украинских казачьих полка, по 8 эскадронов и 1343 человека каждый; 6 выставленных сверх штата донских полка, по 576 человек, и 1 бугская дружина в 500 человек; 15 полков, добровольно выставленных казаками Полтавской и Черниговской губерний, по 1200 человек, распущенные в 1816 г., и 1 полк, добровольно поставленный Лифляндской губернией, в 8 сотен, 2000 человек; 1 оренбургский и 2 калмыцких полка, по 501 человеку; кроме того, было приказано сформировать еще 10-30 и более башкирских полков из башкир и мещеряков в губерниях: Оренбургской, Вятской, Саратовской и Пермской, и взято 3748 казаков из почтовых крестьян.

Затем по манифесту 6 июля о народном ополчении было выставлено в 16 губерниях: 14 казачьих полков, по 6-10 сотен от 600-1369 человек и 3 сотни, всего около 11 000 всадников.

Кроме того, в других губерниях было добровольно выставлено: 11 конных полков и 1 конная команда императорских лесничих в числе всего около 9250 всадников, не считая отрядов народного ополчения, которые стали собираться тотчас при вступлении французов в пределы России.

К этому надо прибавить еще конные и пешие части, выставленные частными лицами, так, например: дворянский отряд конных стрелков поручика Нирода в 70 человек, гусарский полк графа Салтыкова в 10 эскадронов, казачий полк графа Дмитриева-Мамонова в 5 эскадронов и конный эскадрон помещика Скаржинского в 180 человек.

Все эти отряды, за исключением очень немногих, были распущены, частью по изгнании неприятеля из пределов России, частью по заключении первого Парижского мира; последние ополченские отряды были распущены в октябре 1814 г.

Остается еще упомянуть, что из неприятельских пленных, добровольно поступавших в русскую службу, стали формировать с [235] июня 1812 г. особые части, получившие название легионов, при некоторых из которых находилась и конница. Наибольшей известностью среди них пользовался русско-немецкий легион, формирование которого была начато в августе 1812 г., а окончено только в следующем году{76}.

81813 г., при окончательной организации этого легиона, русская конница получила приращение на 2 гусарских полка, по 4 эскадрона в 158 человек в эскадроне, и по 643 человека в полку, которые, однако, в 1814 г., вместе со всем легионом перешли в прусскую службу. Остальные перемены в составе конницы касались только гвардии: к ней был причислен с правами молодой гвардии лейб-кирасирский его величества полк; Черноморская гвардейская сотня переименована в эскадрон, и наконец предписано привести лейб-гвардии казачий полк в 6-эскадронный состав, причем 4 эскадрона должны были находиться на службе в С.-Петербурге, а 2 на Дону, на льготе.

81814 г. был сформирован лейб-гвардии конно-егерский полк. Таким образом, по окончании французских войн в русской коннице было полков: в гвардии - 3 кирасирских, 1 драгунский, 1 уланский, 1 гусарский и 1 конно-егерский; в армии - 9 кирасирских, 18 драгунских, 12 гусарских, 12 уланских и 8конно-егерских. Всего 66 полков, 462 эскадрона, 108 174 человека и 82 764 строевых лошади, в том числе действующих: 396 эскадронов, 94 050 человек и 70 950 лошадей, и резервных: 66 эскадронов, 14 124 человека и 11 814 лошадей. Кроме того: лейб-гвардии казачий полк, бывший еще в прежнем составе 3 эскадронов, лейб-гвардии Черноморский эскадрон, Уральская сотня и учебный кавалерийский эскадрон в 216 строевых лошадей.

81815 г. были организованы войсковые жандармы, а именно: 1 драгунский полк в полном составе (6 действующих и 1 резервный эскадроны) был переименован в жандармский и сформирован лейб-гвардии жандармский полуэскадрон, получивший в 1816 г. штат в 122 человека, 96 строевых (в том числе 4 офицерских) и 4 обозных лошади. В том же 1816 г. 4 регулярных казачьих украинских полка были переформированы в уланские. [236]

В 1817 г. были учреждены полицейские жандармы при корпусе внутренней стражи, в составе двух 2-эскадронных дивизионов в 334 человека и 310 лошадей (18 офицерских) для обеих столиц; 43 команды по 30 человек и 29 лошадей (1 офицерская) для различных губерний, и 3 команды по 15 человек и 14 лошадей для некоторых портовых городов, которых потом было прибавлено еще 8. Затем были сформированы 4 полка бугских улан из 3 бугских казачьих и 2 украинских уланских полков; оставшиеся 2 последних были разделены каждый на два, так что число украинских уланских полков осталось без изменения. В Варшаве из природных поляков было сформировано 2 гвардейских полка: лейб-гвардии кирасирский и лейб-гвардии уланский, по 4 действующих эскадрона в 213 человек и 186 лошадей (7 офицерских) каждый, и пеший резерв в 61 человека, всего же по 750 конных в полку. В этом же году были сделаны первые попытки учреждения конных поселенных частей{77}, для чего были предназначены 4 уланских полка Харьковской губернии, 8 уланских же в Херсонской губернии; в 1820 г. было поселено 4 кирасирских полка в Херсонской губернии, а в 1821 г. еще 4 кирасирских же в Харьковской губернии. Следовательно, при Александре I было всего поселенных частей: 8 кирасирских и 12 уланских полков в 120 действующих эскадронов, занимавших в 1822 г. около 300 деревень с 300 000 государственных крестьян. [237]

Вообще же за время 1818-1821 гг. в регулярной коннице произошло очень мало изменений. В 1819 г. была основана берейторская школа в составе 82 человек, 100 манежных и 8 обозных лошадей. В 1821 г. получило более широкое развитие благодетельное постановление об офицерских вьючных лошадях. Сверх существовавшего на этот счет положения еще было разрешено увеличить число лошадей в гвардии на 1/4, в армии на 1/2 штатного числа офицеров, что составило 2073 лошади. Лошади эти в мирное [238] время состояли при штабе полка, объезжались берейторами и давались офицерам только на смотры и парады. Фураж стал выдаваться офицерам в натуре в известном размере. В 1823 г. число рядов во взводах гвардейских конных полков было уменьшено на 4, а в армейских 8 драгунских и 4 конно-егерских на 8, всего на 7168 человек и лошадей. Зато гвардейская кавалерия была усилена в 1824 г. сформированием из поляков гвардейского гусарского полка, в 4 действующих эскадрона и пеший резерв; вместе с [239] тем в 4 уланских полках, приданных польской национальной армии, 7 резервных эскадронов были заменены пешими резервными частями.

Таким образом, ко времени кончины императора Александра I русская регулярная конница состояла из полков: гвардейских - 4 кирасирских, 1 драгунского, 2 гусарских, 2 уланских и 1 конно-егерского (кроме того, казачий полк, эскадрон и сотня); армейских - 9 кирасирских, 17 драгунских, 12 гусарских, 20 уланских [240] и 8 конно-егерских. Всего 66 полков, 619 эскадронов, 7 резервных пеших частей, 135 241 человек и 91 328 строевых лошадей, из них 450 действующих эскадронов - 100 272 человека и 74 581 лошадь, 49 запасных, 60 резервных и 60 поселенных эскадронов и 7 пеших резервных частей - 34 969 человек и 16 747 лошадей. Кроме того, гвардейский полуэскадрон и полк в 7 эскадронов жандармов, гвардейская берейторская школа и учебный эскадрон. Затем в польской национальной армии полков: 1 гвардейский конно-егерский, 4 конно-егерских и 4 уланских, по 4 эскадрона, и пеший резерв в 828 человек и 720 лошадей.

Иррегулярная конница имела следующий состав: 6 казачьих войск: Донское - 80 полков, Астраханское - 3 полка, Уральское - 12 полков - все по 578 человек, Черноморское - 10 полков, Сибирское линейное - 10 полков по 552 человека и 4 сотни в 425 человек, Сибирское городовое - 1 полк в 682 человека и 5 полков по 571 человеку, кавказские линейные казаки - 6 полков по 2000-4000 человек и 4 команды, 1 Оренбургский казачий полк, 2 тептярских полка по 500 человек, 2 ногайских полка по 518 человек. Всего 136 казачьих полков и команд и около 100 000 всадников. [241] Кроме того, ставропольские и другие калмыки, мещеряки, башкиры, тунгусы (1 полк), буряты (5 полков) и т.д.

Что касается соединения конных частей в высшие тактические единицы, то следует сказать, что сначала части эти были распределены по всем 14 инспекциям, на которые делилось все войско, кроме гвардии, и только одна 1-я (финляндская) инспекция не имела конницы. То же продолжалось и по замене в 1806 г. 11 инспекций 13 дивизиями, а также и впоследствии, когда было сформировано из прежних и вновь сформированных частей 25 дивизий смешанного состава: 12-27 батальонов, 42-120 орудий и 10-29 эскадронов (большей частью 10 и 20).

В 1810 г. были организованы особые конные дивизии и бригады, а именно: 2 кирасирские дивизии, по 2 бригады в 2 полка каждая, и 2 смешанные дивизии, первая в 5 бригад (с 1-й по 5-ю) из 4 легких гвардейских, 7 драгунских, 2 гусарских и 1 уланского полков, и вторая в 3 бригады (с 6-й по 8-ю) из 6 драгунских, 3 гусарских и 1 уланского полков. Независимо от этого соединения, имевшего характер скорее технический, чем тактический, тяжелые полки (кирасиры и драгуны) были приданы к вновь сформированным после 1806 г. 5 корпусам, в 2-3 дивизии каждый, а легкие состояли при дивизиях. Состоявшие в Молдавской армии и расположенные в Грузии и на Кавказе 23 конных полка были также приданы по-прежнему к пехотным дивизиям. Оставленные на месте при выступлении в поход запасные эскадроны были сведены в запасные бригады.

В 1811 г. вся регулярная конница была разделена на 9 дивизий и 27 бригад.

1-я и 2-я кирасирские дивизии - по 2 бригады (гвардейская 1-я, 2-я и 3-я), в 2 и 3 полка, следовательно, по 5 кирасирских полков в каждой.

1-я кавалерийская дивизия - 5 бригад (1-я до 5), по 2 полка, из 4 легких гвардейских, 4 драгунских, 1 гусарского и 1 уланского полков.

2-я до 7-й кавалерийской дивизии - по 3 бригады (6-я до 23), в 2 полка каждая, из 4 драгунских и 2 гусарских или уланских полков (14-я бригада - 3 легких полка), 24-я - 27 бригады, не сведенные в дивизии, по 2-3 полка, всего 8 драгунских и 1 гусарский полк. Запасные эскадроны были сведены для каждой кирасирской дивизии в 1, для кавалерийских дивизий в 2 запасные бригады из 4-5 эскадронов. [242]

В 1812 г. конница была организована в 1 гвардейскую, 2 кирасирских (1-я и 2-я) и 8 кавалерийских (1-я - 8-я) дивизий, к ним впоследствии было прибавлено еще 8 (9-я - 16-я), из которых первые четыре были составлены из 23-х, 14-ти, 16-ти и 16-ти запасных эскадронов, а прочие четыре из 24-х, 10-ти, 8-ми и 16-ти резервных запасных эскадронов рекрутских депо. Несколько времени спустя, когда все стянутые на западной границе войска были разделены на корпуса и армии, конница, отдав каждому корпусу от 1 до 5 полков, была сведена в 5 корпусов (которые, однако, были по составу слабее прежних дивизий), а именно:
I резервн. корп. 3 гвардейских и 2 драгунских полка 20 эскадронов
II резервн. корп. 4 драгунских 1 уланского полка 24 эскадронов
III резервн. корп. 4 драгунских 1 гусарского полка 24 эскадронов
IV резервн. корп. 4 драгунских 1 уланского полка 24 эскадронов

Резервный корпус графа Ламберта - 7 драгунских и 1 уланского полка, 36 эскадронов.

При каждом корпусе состояла конноартиллерийская рота. 6-я и 7-я кавалерийская дивизии входили в состав Дунайской армии.

Все, не входившие в состав конных корпусов и не приданные пехотным дивизиям полки были разбросаны по различным пунктам страны. Иррегулярные полки были также частью сведены в корпуса: летучий корпус атамана Платова, при 1 -и западной армии, состоял из 8 донских, 2 бугских, 2 татарских, 1 башкирского и

1 калмыцкого полков; при 2-й западной и 3-й резервной обсервационной армиях было по 9 казачьих полков, при Дунайской - 10 донских, 2 уральских и 2 оренбургских казачьих полка. Впрочем, это распределение часто менялось во время военных операций.

При реорганизации конницы в конце 1812 г. она была разделена на 16 дивизий: 1 гвардейская, 3 кирасирских, 4 драгунских, 2 конно-егерских, 3 гусарских и 3 уланских; в первой были все гвардейские полки, за исключением кирасир, составлявших 1-ю бригаду 1-й кирасирской дивизии, все прочие дивизии состояли из 2 бригад по 2 полка; оба кавказских драгунских полка не принадлежали ни к какой дивизии.

В 1813 г. при организации резервной армии входившая в ее состав кавалерия составила 2 кавалерийских корпуса, образованных из запасных эскадронов; 1-й из кирасирских, уланских и конно-егерских (всего 32), 2-й из гвардейских, драгунских и гусарских (всего 31). Позднее они были переформированы в 3 корпуса - [243] 1-й из гвардейских и кирасирских резервных эскадронов, 2-й из драгунских и конно-егерских, 3-й из гусарских и уланских.

В 1814 г., по возвращении из Франции, армия была разделена на гвардию, 1 гренадерский и 8 пехотных корпусов; конница сохранила разделение на 16 дивизий, из которых легкая гвардейская состояла при гвардии; 4 драгунских и 3 гусарских по порядку при II, V, III, VIII, I, VI и IV корпусах, остальные были сведены по две в 4 резервных кавалерийских корпуса: первые три - каждый из 1 кирасирской и 1 уланской дивизий одинакового номера, четвертый из 1 и 2 конно-егерских дивизий; 4 украинских казачьих полка были также сведены в дивизию, которая впоследствии, с 1816 г. была обращена в уланскую и придана VI корпусу. Вообще в распределении кавалерийских дивизий по пехотным корпусам происходили очень частые перемены.

В 1815 г. 1-я кирасирская дивизия получила 3, прочие кирасирские, все уланские и конно-егерские дивизии по 2 конноартиллерийские роты; драгунские, гусарские и украинские казачьи дивизии по 2 конноартиллерийские и по 1 понтонной роте.

В 1817 г. последовало новое разделение армии; в коннице: 2 драгунские (3-я и 4-я), 3 гусарские и украинская уланская дивизии были приданы VII, IV, I, III, II и VI корпусам, а вся прочая конница сведена в 5 резервных кавалерийских корпусов: три - каждый из 1 кирасирской и 1 уланской дивизий, два - каждый из 1 драгунской и 1 конно-егерской дивизии. В том же году прибавилась еще одна (Бугская) уланская дивизия.

81818 г. 2-я уланская дивизия была названа Литовской и придана корпусу того же имени (в Польше), 3-я уланская названа 2-й, украинская 3-й уланской, и обе они поступили в состав II и III резервных корпусов, Бугская же уланская дивизия заместила украинскую при VI корпусе.

81819 г. все конные дивизии получили по конноартиллерийской бригаде из 2 рот, за исключением Бугской, при которой состояла 1 донская казачья конноартиллерийская рота.

Ко времени кончины Александра I русская конница имела следующую организацию:
I резервный кавалерийский корпус 1 -я кирасирская и 1-я уланская дивизии
II резервный кавалерийский корпус 2-я кирасирская 4-я драгунская дивизии
III резервный кавалерийский корпус 3-я кирасирская 3-я уланская дивизии
IV резервный кавалерийский корпус 1-я драгунская 1-я конно-егерская дивизии
V резервный кавалерийский корпус 2-я драгунская 2-я дивизии

[244]

При пехотных корпусах состояли дивизии: легкая гвардейская при гвардии; 3-я драгунская при VII; 1-я, 2-я и 3-я гусарские при I, II и III; гвардейская бригада и Литовская уланская дивизии при отдельном Литовском; 2-я и Бугская уланская дивизии при отдельном корпусе военных поселений; 1 драгунский полк при отдельном Кавказском корпусе.

Каждая дивизия состояла из 2 бригад в 2 полка, 2-я бригада легкой гвардейской кавалерийской дивизии и гвардейская бригада при Литовском корпусе из 3 полков.

Сверх того в польской национальной армии была 1 конно-егерская и 1 уланская дивизии, по 2 бригады в 2 полка; гвардейский конно-егерский полк состоял при гвардейской дивизии этой армии.

В обмундировании, снаряжении и вооружении русская армия следовала образцу западноевропейских армий, преимущественно прусской. Первым изменением было (1801 ) уничтожение локонов и укорочение косы. В 1802 г. были изданы новые правила об одежде, которыми прежние длинные кафтаны заменялись мундирными фраками с 2 рядами пуговиц, с высоким стоячим воротником, круглыми обшлагами и погоном на левом плече; рейтузы у кирасир - кожаные, у драгун и гусар - суконные узкие, белого цвета; для обыкновенной службы и похода служили серые суконные рейтузы, обшитые кожей. Кирасиры имели высокие сапоги, прочие кавалеристы - короткие. Плащи были из темно-серого или светло-серого сукна с воротниками и погонами, как на мундирах; затем черные суконные галстуки, довольно высокие шляпы с кокардой, разноцветными кисточками и белым султаном, у гусар - высокие войлочные шапки с языками, шнурами и султаном. Основной цвет мундиров был: у кирасир - белый, у драгун - светло-зеленый (с 1807 г. темно-зеленый) с разноцветным прикладом и желтыми или белыми пуговицами, у пикинер - синий с красным, у гусар - в каждом полку свой. Кирасиры были вооружены палашами, карабинами и пистолетами; драгуны - саблями, ружьями со штыками и пистолетами; гусары - саблями, карабинами и пистолетами; пикинеры - саблями и пистолетами, а передняя шеренга - еще и пиками. Кирасы, отмененные в 1801 г., были опять введены в 1812 г.

В 1803 г. уланы получили по 16 винтовок на эскадрон, прочая конница новый головной убор, а именно: кирасиры и драгуны - каски с волосяным гребнем, гусары - кивера. [245]

В 1806 г. везде за исключением гвардии и гусар были отменены парики, а у гусар, кроме того, косы и локоны; драгуны получили сапоги до колен и палаши нового образца, все рядовые уланских полков - пики.

В 1807 г. гусары и в 1808 г. уланы получили новую форму одежды, а именно: у гусар отменены, как основные цвета, белый и желтый, уланы получили голубые куртки и штаны, разноцветные воротники, отвороты, канты и шапки.

В 1809 г. уничтожена пудра, драгуны получили более короткие мундиры, гусары - разноцветные брюки и нового образца кивера. Сформированный в этом году учебный эскадрон был снаряжен и вооружен совершенно по драгунскому образцу.

В 1812 г. вновь введены кирасы и временно отобраны у всей конницы карабины и ружья для вооружения ими ополчения - осталось только у кирасир и улан по 12 ружей, у гусар по 12 мушкетонов на эскадрон, у драгун только пистолеты. Сформированные в конце года конноегерские полки получили темно-зеленые мундиры с воротником того же цвета, разноцветными выпушками, обшлагами с мыском, погонами и белыми пуговицами, темно-зеленые рейтузы с кантом полкового цвета, кивера гусарского образца с зеленым помпоном и белым султаном; оружие - сабли и карабины.

В 1814 г. кирасирским колетам дан новый покрой с одним рядом пуговиц, распространенный впоследствии и на всю армию. Серые рейтузы с пуговицами заменены того же цвета брюками с широким кантом по цвету воротника, полки получили опять карабины и по 16 винтовок на эскадрон. Драгунам, у которых эти перемены введены в 1817 г., одновременно даны, вместо касок, кивера, гарусные эполеты и перчатки без краг. Обмундирование жандармов состояло по постановлениям 1815,1816 и 1817 гг. из голубых мундиров, с того же цвета воротником, обшлагами и подкладкой, с красным (у полицейских жандармов желтым) кантом и белыми пуговицами, серых штанов, касок и перчаток с крагами. Вооружены они были палашами, ружьями со штыками и пистолетами.

В 1818 г. конно-егерям даны вместо карабинов ружья со штыками, гусарам без штыков.

В 1815 и 1816 гг.в кирасирские и драгунские полки было запрещено принимать лошадей светлых мастей, за исключением трубачей, у которых должны были быть белые лошади. В 1821 г. было постановлено для кирасир, а в 1825 г. для конно-егерей, что полки [246] должны быть на одномастных лошадях: вороных, караковых, гнедых и рыжих.

У казаков также было введено известное однообразие в одежде: в 1801 г. для донских - темно-зеленые мундиры с красным, в 1803 г. для оренбургских - синие с красным, для бугских - синие с белым и т.д. Вооружены они были пиками, саблями, пистолетами, а большая часть и карабинами.

Ополчение 1812 г. носило широкие серые кафтаны и штаны крестьянского сукна, широкие пояса и шапки с бронзовым крестом; вооружение состояло преимущественно из пик, имелись также сабли, а у некоторых полков и пистолеты.

Относительно обучения и образования вначале не было определенных правил и тем более устава. Только в 1816 г. вышел устав эскадронного учения, в 1819 г. - полкового. Одновременно была издана небольшая брошюра под заглавием «Школа кавалериста», в которой говорилось о посадке и некоторых упражнениях на выезженных лошадях. Новый кавалерийский устав вышел в 1823 г.

Вследствие неимения такового офицеры армейских полков посылались в Петербург для ознакомления со службой.

Строй был двухшереножный, сила взводов до 1812 г.16 рядов, после 20; фланговые ряды во взводах назывались карабинерами и предназначались для фланкирования, для чего, впрочем, легкая конница употребляла и целые взводы, причем 1/3 оставалась в сомкнутом строю, а 2/3 рассыпались. Атаки были сомкнутые и рассыпные, последняя преимущественно для преследования, причем 3-4 ряда, а в штандартных эскадронах 6-8, оставались сомкнутыми. Походные движения производились до 1812 г. в колоннах по 4, впоследствии - по 6, по 3, рядами и по одному. Для встречи эскадрон строился во взводную, полк - в сомкнутую эскадронную или полуэскадронную колонну, во взводных же колоннах располагалась иногда и 2-я линия. Атаки колоннами, как делали французы, не производили. Несколько полков в боевом порядке строились в две или три линии, в шахматном построении, эскадроны каждой линии развернутым строем, на полных интервалах, иногда эскадроны первой линии строились на взводных интервалах и тогда эскадроны второй стояли развернутыми или во взводных колоннах. Иррегулярная конница действовала, как и прежде, лавой - иногда клином, причем доброконные всадники становились в хвосте, чтобы в минуту удара вынестись вперед и охватить противника с флангов и тыла. [247]

О порядке службы вообще и верховой езде в частности есть несколько любопытных указаний у позднейших заслуженных кавалерийских генералов - графа Остен-Сакена и Броневского. До 1812 г. конные полки выступали ежегодно к 1 мая в лагерь на 6 недель. В то же время пригонялись ремонты в табунах, только гвардейские и кирасирские полки получали заводских лошадей. Кто из эскадронных командиров раньше других поставит молодых лошадей в строй, считался молодцом. Выездка производилась следующим образом: когда лошадь оказывалась дикой, то ее бросали на землю, наваливали на нее мешки с песком до 5-6 пудов весом, надевали капцун и гоняли на корде до полного изнеможения. По прошествии двух дней повторяли то же самое, но уже под седлом. Затем через несколько дней какой-нибудь смелый и сильный ездок, вооруженный нагайкой, внезапно вскакивал на нее и гнал ее полным ходом, около полумили, по большому кругу до совершенного ее утомления, потом он, понемногу уменьшая круги, переходил на рысь, в шаг, приближаясь понемногу к конюшне, где и слезал с дрожавшей всеми членами лошади. Если нужно было, то та же процедура повторялась еще и на следующий день, и этим выездка кончалась. Очевидно, при этом многие лошади сильно страдали, а некоторые и совсем погибали. Вообще выездка лошадей была так плоха, что ни одно ученье не обходилось без падений и несчастий. Кроме того, уход за лошадьми был самый нерациональный: зимой, в наиболее удобное время для работы лошади, люди отдыхали и самое частое ездили два раза в неделю на седлах или на попонках до легкого пота, а все прочее время лошади стояли и наедали жир. Весною они выгонялись на 6 недель на пастбище, где становились вновь настолько дикими, что требовалось опять приучать их к людям и т.д.

Только в 1816 г. была введена манежная езда, но так как не было людей ее понимающих и опытных, то она отражалась очень вредно на конском составе, так что большая часть конницы сидела на лошадях испорченных. Понемногу, однако, дело стало улучшаться, сначала выучились употреблению развязки, корды и бича, привлекая специалистов из цирка, затем стали делать манежи, огороженные тростником и с дорожкой из навоза и уже в 1817 г. были сделаны попытки к выездке молодых лошадей по правилам манежной езды. Очевидно, сначала при этом натолкнулись на значительные затруднения, благодаря сорту диких степных лошадей, однако в течение зимы удалось все-таки приручить [248] большинство лошадей и заставить их повиноваться всаднику на шагу и на рыси. Большего тогда не требовали. В том же 1817 г. дело было взято в руки правительством. Были основаны особые школы езды для конных полков в Петербурге и Варшаве, куда по очереди посылалось от каждой дивизии по 1 штаб-офицеру, от каждого полка по 1 обер-офицеру и 2 унтер-офицера, которые возвращались затем по окончании курса в свои части. При штаб-квартирах некоторых кавалерийских корпусов были устроены особые учебные эскадроны для однообразного обучения людей и лошадей. Это дало толчок делу, стали заниматься галопом и боковыми движениями и потом, с возвращением людей в части, начали проходить и там. К 1819 г. дошли до того, что некоторые части могли показать на смотрах правильные аллюры и посадки и производить движения с совершенной точностью, и падения стали реже, несмотря на строгие требования в чистоте и быстроте исполнения. Недостатком тогдашнего обучения была любовь к короткому галопу и собранной рыси до такой степени, что шедшая этими аллюрами конница отставала от идущей шагом пехоты. При выездке свободные движения не вырабатывались, и лошади скоро разбивались. Император Николай уничтожил это, показав на первых же смотрах всю нецелесообразность подобных аллюров. Дальнейшими неправильными взглядами, установившимися в коннице, были стремление иметь жирных лошадей, движение на походе непременно шагом, оставление лошадей под седлом после движения в течение очень продолжительного времени; посадка, правда, красивая, но для молодых солдат весьма затруднительная. Она была заведена цесаревичем Константином Павловичем, который требовал, например, чтобы плечо, колено и носок всадника находились на одной отвесной линии. Рекрутов начинали обучать на попоне с прутьями под мышками и коленями и таким образом гоняли с первого же дня рысью на корде; когда всадник терял равновесие, аллюр тотчас усиливали. С другой стороны, тогдашняя система имела и свои хорошие стороны. Кавалеристы были отличными, смелыми ездоками, обращение с людьми было отличное, люди свыкались со своими лошадьми, так как лошадь обыкновенно назначалась солдату та же самая, которую он выезжал, не меняя коней постоянно из-за стремления к тонкой ранжировке. Одним словом, нельзя не сказать, что русская конница ко времени кончины императора Александра I значительно подвинулась вперед в отношении служебном и тактическом и в смысле езды. [249]

XXVII. Казаки, их значение и деятельность, преимущественно в кампаниях 1812,1813 и 1814 гг.

Когда говорят о казаках и их деятельности в 1812, 1813 и 1814 гг., то под этим подразумеваются обыкновенно все иррегулярные части, между тем далеко не все иррегулярные войска казачьи, а между этими были полки совершенно регулярного устройства. Большинство же иррегулярных частей были части, которые обыкновенно смешивают с казаками, тогда как они по вооружению, свойствам и достоинствам соответствовали современным запасным частям. Такого же характера были и некоторые казачьи части. Наконец, в 1812 г. было еще народное ополчение, часть которого, например, в Малороссии тоже называли казаками. Это смешение двух разных понятий и объясняет то различие во мнениях, которое существует о казаках, - одни превозносят их до небес, другие считают никуда негодными. К первым должны быть отнесены те, кто считает, что казаки были главными виновниками неудачи Наполеона в 1812 г. Они действительно причинили ему много вреда, взяли, по довольно верному расчету, около 90 000 пленных и 300 орудий, но при этом не следует упускать из виду, что они очень часто пожинали там, где не сеяли, и что значение их началось именно в то время, когда противник им мог противопоставить очень мало (1812) или ничего даже (1813).

При этом нельзя не обратить внимания на то до сих пор мало замеченное обстоятельство, что в 1813 г. деятельность казаков в партизанской войне, споспешествуемая многими вольными отрядами, поддержанная регулярными частями и местными жителями, достигла высокой степени, с переходом же через французскую границу в 1814 г. она уже далеко не оказалась столь блестящей, хотя казалось бы, что превосходство союзников в силах, особенно в коннице и притом легкой, должно бы было содействовать полному ее развитию.

XXVIII. Русская конница при Николае I (1825-1855)

Деятельность императора Николая по отношению к коннице выражается, прежде всего, в восстановлении драгун, в смысле рода конницы, действующего одинаково как пешком, так и верхом, в [250] уничтожении конных егерей, которые, однако, в сущности, были основаны на том же принципе, затем в дальнейшем развитии военных поселений и кантонистов и наконец в упорядочении резервных запасных частей. Вообще русская армия за его 30-летнее царствование сделала огромные шаги вперед. Европейские формы, которые до него казались как бы только наружно приклеенными, вошли при нем в плоть и кровь русской армии, и если борьба, разыгравшаяся в последние годы его царствования против четырех держав, и не окончилась успешно, то самая продолжительность ее и в сущности незначительный для союзников результат доказывают качества и значение мероприятий этого незабвенного государя, который жил только для своей страны и для своей армии.

Одной из первых мер Николая I было сформирование в Петербурге (в 1826 г.) образцового кавалерийского полка для введения во всей коннице однообразия в строевом обучении, в обмундировании, в пригонке и приготовлении снаряжения людского и конского и в ковке, а равно и для подготовки учителей по всем этим отраслям.

В декабре полк был сформирован из командированных от полков людей в составе 1/2 эскадрона кирасир и эскадронов драгунского и сводного гусарского и конно-егерского, по 20 рядов во взводах, и с постоянным кадром в 199 человек. Незначительная часть лошадей (6) была передана из берейторской школы, большая же часть (392 лошади) из полков гвардейских и 1-й кирасирской дивизии. В том же году 4 драгунских полка были переименованы в гусарские.

В 1827 г. при поселенных 4 кирасирских и 8 уланских полках были сформированы резервные эскадроны из старослужащих и кантонистов и в то же время изданы штаты для этих полков. Они должны были состоять из 6 действующих, 3 резервных и 3 поселенных эскадронов, первые по 16 1/2 ряда во взводах, 151 конных и 49 пеших людей, всего 907 строевых лошадей в полку, вторые по 13 рядов, 119 конных и 42 пеших людей. Всего в полку - 1264 строевые лошади{78}.

Затем в том же году был сформирован лейб-гвардии Крымский татарский эскадрон в 268 человек, из которых на службе находилась 1/3 и 4 драгунских полка переформированы в уланские. [252]

Таким образом, к концу 1827 г. регулярная конница имела следующий состав:

гвардия: 4 кирасирских, 1 драгунский, 2 гусарских, 2 уланских и 1 конно-егерский полки (кроме того, 1 казачий полк, 1 казачий и 1 татарский эскадрон и 1 сотня); из них: 1 кирасирский, 1 гусарский , 1 уланский в Варшаве;

армия: 9 кирасирских, 9 драгунских, 16 гусарских, 24 уланских и 8 конно-егерских полков, в том числе 8 кирасирских и 12 уланских поселенных.

Всего (не считая гвардейских казачьих частей) - 76 полков, 619 эскадронов, 7 пеших резервных частей и 86 108 строевых лошадей; из них 450 эскадронов с 71 221 лошадью действующих, 60 резервных, 49 запасных, 60 поселенных эскадронов и 7 пеших резервных частей с 14 887 лошадьми.

Кроме того: жандармов - гвардейский полуэскадрон и 7-эскадронный полк, образцовый полк в 3 1/3 эскадрона и учебный эскадрон.

В 1828 г. были сформированы взвод горцев из кавказских жителей для собственного его величества конвоя, учебный эскадрон{79} из кантонистов для подготовки унтер-офицеров и трубачей и 4 поселенных кирасирских полка, организованных по образцу прочих подобных полков.

В 1829 г. Образцовый кавалерийский полк в Павловске получил новый штат: 4 эскадрона, 209 человек постоянного и 465 человек и лошадей переменного состава. Затем вследствие больших потерь, понесенных в турецкую войну 1828-1829 гг.{80}, последовало сокращение состава всех армейских полков, кроме причисленного к гвардии лейб-кирасирского ее величества полка, как в смысле уменьшения числа рядов во взводах в действующем эскадроне, так и в смысле уничтожения лошадей в резервных и запасных эскадронах. В поселенных полках только 5-й и 6-й эскадроны, расположенные в поселениях, имели по 20 рядов во взводах и по 207 человек с 179 лошадьми в эскадроне, а прочие 4 действующих эскадрона по 14 рядов во взводах и по 208 человек с 129 лошадьми в эскадроне, всего в полку - 1254 человека и 1075 строевых [253] лошадей, кроме того: 3 резервных эскадрона прежней силы, но без лошадей, и 3 поселенных эскадрона. Непоселенные полки имели по 15 рядов во взводах и по 193 человека с 136 лошадьми в эскадроне и вместо прежнего 7-го запасного эскадрона пеший резерв в 192 человека, всего в полку - 1394 человека и 817 строевых лошадей. Гвардейские полки и лейб-кирасирский ее величества полк остались в прежнем составе. Всего в регулярной коннице кроме гвардейских казачьих частей было 76 полков, 578 эскадронов, 48 пеших резервов и 68 755 строевых лошадей; из них 450 действующих эскадронов в 67 594 лошади, 8 запасных, 60 резервных и 60 поселенных эскадронов и 48 пеших резервных с 1176 лошадьми в первых восьми. Кроме того, жандармы, образцовый полк в 4 эскадрона и учебный эскадрон.

В 1830 г. уральская гвардейская сотня была переименована в эскадрон, взвод горцев конвоя усилен до полуэскадрона и из Атаманского полка, причисленного в 1829 г. к гвардии, вызвана 1 сотня в Петербург.

В 1831 г. после подавления польского восстания польская армия уже больше не была восстановлена. Лейб-гвардии драгунский полк за отличия, оказанные в польскую кампанию, переименован в лейб-гвардии конногренадерский. Постановлено, чтобы от лейб-гвардии казачьего и Атаманского полков состояло на службе по 2 эскадрона.

В 1832 г. военные поселения на юге получили новую организацию, по которой поселенные эскадроны всех 20 поселенных полков были от них отделены и подчинены вместе с округами особому управлению, командир же полка имел в своем ведении 6 действующих и 3 резервных эскадрона. Затем были изданы новые штаты для гвардейских кавалерийских полков, по которым оставался прежний состав в 6 действующих и 1 резервный эскадрон, но число рядов во взводах в действующих эскадронах уменьшено до 13, в резервных до 14; сила действующих эскадронов - 153 человека и 123 лошади, в резервном эскадроне - 190 человек и 130 лошадей, всего в полку - 1160 человек и 869 строевых лошадей. Кавалергардский и лейб-гвардии конный полки имели по хору музыкантов в 43 человека. Крымский татарский эскадрон был придан лейб-гвардии казачьему, Уральская сотня к Атаманскому полку. К конвою придана команда кавказских линейных казаков в 33 человека.

В 1833 г. армейская конница была совершенно реорганизована. Опыт польской кампании показал всю слабость полков в 6 действующих [254] эскадронов, по 15 рядов во взводах, без конных резервов, и император Николай решил увеличить силу полков, сократив их число и совершенно уничтожив конно-егерей. По новому штату армейские - кирасирский, уланский и гусарский полки должны были состоять из 8, драгунские - из 10 действующих эскадронов, все с одним резервным эскадроном и нестроевой ротой. Число рядов во взводах в действующих эскадронах было оставлено 15, причем в непоселенных полках в мирное время каждый действующий эскадрон передавал по 13 лошадей в резервный, имея затем во взводах по 13 рядов; резервные же эскадроны имели у гусар и улан - 10, у драгун - 13 рядов во взводах и затем еще несколько запасных лошадей; в поселенных полках действующие эскадроны имели постоянно 15, резервные - 14 конных рядов и еще несколько лишних лошадей. Сила полков была: гусарского и непоселенного уланского 1578 человек и 1089 лошадей, последние в военное время находились все в 8 действующих эскадронах (по 188 человек и 136 лошадей), в мирное же время в них было только 985 лошадей, остальные же 104 находились в резервных эскадронах; в нестроевой роте было 40 человек; драгунского - 1965 человек и 1369 лошадей в военное время, в мирное же только 1239 лошадей, так как остальные 130 находились в резервном эскадроне; поселенного кирасирского или уланского полка - 1578 человек и 1264 лошади, из которых 1128 действующих и 136 в резервных эскадронах. В мирное время резервные эскадроны находились при своих полках, в военное же отделялись, причем каждый служил кадром для формирования 2 резервных эскадронов своего полка, по 20 рядов во взводах, в 199 человек и 179 лошадей, сведенных в резервный дивизион. Из действующих эскадронов в уланском и гусарском полках два (7-й и 8-й), так называемые фланкерные эскадроны, предназначались для ведения боя в россыпном строю. В драгунских полках первые 8 эскадронов предназначались для пешего боя, каждый спешенный эскадрон давал взвод, весь полк батальон в 8 взводах, остальные два эскадрона (9-й и 10-й), называвшиеся пикинерными, никогда не спешивались и служили в случае спешивания полка прикрытием коноводов, а в случае действия полка в конном строю фланкерами и для преследования. На парадах пикинерные эскадроны строились на левом фланге полка, в бою на обоих его флангах, несколько позади первой линии 8 драгунских эскадронов, построенных в две линии. [256]

Чтобы привести полки в новый состав, который сохранился в общих чертах до 1851 г., первые два резервных эскадрона всех поселенных полков были переименованы в действующие, для пополнения же непоселенных полков воспользовались людьми и лошадьми уничтоженных 2 гусарских, 2 уланских и всех 8 конно-егерских полков.

Новые штаты не касались полков гвардии - лейб-кирасирского и Кавказского драгунского; только лейб-гвардии конно-егерский полк был переименован в лейб-гвардии драгунский. В том же году была увеличена вдвое команда кавказских линейных казаков собственного ее величества конвоя.

Таким образом, в 1833 г. в русской коннице было полков: гвардейских - 3 кирасирских, 1 конногренадерский, 1 драгунский, 2 гусарских и 2 уланских, кроме того, казачьих 2 полка, 2 эскадрона, сотня и собственный ее величества конвой. Армейских - 9 кирасирских, 9 драгунских, 14 гусарских и 22 уланских, в том числе: 1 кирасирский полк в составе гвардии, 8 кирасирских и 12 уланских поселенных и 1 драгунский полк на Кавказе особого штата. Всего (не считая казаков) - 63 полка, 560 эскадронов, 98 146 человек и 71 875 строевых лошадей (498 действующих эскадронов с 64 319 лошадьми, 10 запасных и 52 резервных эскадрона и 1 пеший резерв в 7556 лошадей) в мирное время, а в военное - 612 эскадронов, 118 842 человек и 87 771 строевых лошадей (498 действующих эскадронов в 67 855 лошадей, 10 запасных и 104 резервных эскадрона и 1 пеший резерв с 19 916 лошадьми). Кроме того, по-прежнему жандармские, образцовые и учебные части.

В том же 1833 г. уланы, стоявшие до того ниже гусар, были поставлены выше.

В 1834 г. учебный эскадрон соединен с образцовым полком, и этот последний доведен до состава в 3 дивизиона. При введении бессрочных отпусков в гвардии после 15, в армии - 20-летней службы было постановлено придать в военное время каждому армейскому полку (кроме лейб-кирасирского и Кавказского драгунского полков) по одному полуэскадрону, составленному из бессрочных, всего 52 полуэскадрона.

В 1835 г. численность конницы была несколько уменьшена: поселенные 8 кирасирских и 8 уланских полков обоих первых кавалерийских корпусов были уменьшены каждый на 2 действующих эскадрона, которые были оставлены на поселениях и переименованы [257] в 9-11 резервные эскадроны непоселенных полков, прежние же резервные эскадроны уничтожены, а лошади их переданы в действующие. Четыре поселенных уланских полка, входивших в состав 5 и 6 легких кавалерийских дивизий, остались в составе 8 действующих и 1 резервного эскадронов. Этим переформированием действующие эскадроны были доведены до 15 конных рядов во взводах, резервные эскадроны поселенных полков остались по 14 рядов во взводах, резервные эскадроны непоселенных полков были доведены, подобно действующим, до 15 рядов, с кадром для формирования в случае войны 2-го резервного эскадрона. Сила полков была: 16 поселенных полков в 6 действующих и 1 резервный эскадрон, по 179 человек и 141 лошадь в действующих, 221 человек и 136 лошадей в резервных и нестроевая рота в 82 человека, всего - 1486 человек и 982 строевые лошади; 8 драгунских в 10 действующих и 1 резервный эскадрон - по 189 человек (в двух по 188 человек) и 137 лошадей в действующих, 225 человек и 141 лошадь в резервных и нестроевая рота в 40 человек, всего - 2190 человек и 1510 строевых лошадей; 14 уланских (в том числе 4 поселенных) и 14 гусарских в 8 действующих и 1 резервный эскадрон - по 188 человек и 136 лошадей в действующих, 221 человек и 141 лошадь в резервных эскадронах и нестроевая рота в 40 человек. Всего - 1799 человек и 1230 строевых лошадей. Гвардейские, лейб-кирасирский и Кавказский драгунский полки остались в прежнем составе, так что всего в регулярной коннице в мирное время было:

63 полка - 528 эскадронов, 104 662 человека и 71 739 строевых лошадей, а именно: 466 действующих эскадронов в 91 046 человек и 63 187 лошадей; 10 запасных, 52 резервных эскадрона и 1 пеший резерв 13 616 человек и 8552 лошади.

В военное время прибавлялось еще в случае необходимости 52 резервных эскадрона и 51 запасных полуэскадрона армейских полков.

Кроме того, гвардейские казаки, жандармы и образцовый полк в 6 эскадронов, а с 1833-1845 гг. регулярный Узский казачий полк Оренбургского войска из 6 действующих и 1 запасного эскадрона.

В 1836 г. было уничтожено 4 запасных полуэскадрона и вновь сформированы: один таковой для драгунского полка на Кавказе и 10 гвардейских запасных эскадронов для гвардейских полков, по 153 человека из бессрочных, на случай войны. [259]

Существовавшие же запасные эскадроны переименованы в 7 резервные. Затем 2 уланских полка отчислены от военных поселений, и вместо них зачислены 2 гусарских, так что всего поселенных полков стало: 8 кирасирских, 10 уланских и 2 гусарских, которые все получили по 2 эскадрона кантонистов в 140 человек и 15 лошадей каждый. Эти эскадроны подготовляли унтер-офицеров.

В 1838 г. была сформирована для конвоя команда лезгин, а в 1839 г. команда мусульман из состоявшего при действующей армии в Закавказье конного мусульманского полка. Были устроены новые военные поселения в Киевской и Подольской губерниях, большей частью в землях, конфискованных у принимавших участие в восстании поляков; там было поселено 4 уланских и 2 гусарских полка.

В 1841 г. Атаманский полк получил одинаковый штат с лейб-гвардии казачьим, и уничтожены все резервные эскадроны в армейской коннице.

В 1842 г. было предписано в случае войны формировать для всех армейских полков, кроме лейб-кирасирского и драгунского на Кавказе, резерв из бессрочных и содержать вместо запасных полуэскадронов таковой же эскадрон; гвардейские полки сохранили 7-й резервный эскадрон, и, кроме того, предписано содержать при них кадр 8-го эскадрона для формирования запасного эскадрона. Черноморский эскадрон был усилен до дивизиона в 393 человека, из которого один эскадрон должен был находиться на службе в Петербурге, чередуясь каждые 3 года с другим, находившимся на льготе. Затем был уничтожен запасной полуэскадрон драгунского полка, расположенного на Кавказе.

В 1846 г. был издан новый штат для этого полка: 10 действующих эскадронов в 5 дивизионах и пеший резерв, с 1801 строевой лошадью. Уральская гвардейская сотня переименована в эскадрон и в 1847 г. усилена до дивизиона.

В 1848 г. был введен новый штат для формирующихся в случае войны резервных и запасных эскадронов армейских полков и сформированы для каждого из последних по кадру резервных и запасных эскадронов (кроме лейб-кирасирского и Кавказского драгунских полков).

В 1849 г. при приведении армии на военное положение было постановлено доводить резервный и запасной эскадрон до 20 рядов во взводах, с 213 человек и 180 строевых лошадей. В гвардии [260] эти эскадроны были сведены в дивизионы. Затем в течение 1850 - 1855 гг. предпринят был целый ряд мер касательно резервных и запасных эскадронов, так что ко времени кончины императора Николая русская конница имела следующий состав:

1. Действующие части: гвардия - 3 кирасирских, 1 конногренадерский, 1 драгунский, 2 уланских и 2 гусарских полка. Армия - 9 кирасирских, 9 драгунских, 18 уланских и 14 гусарских полков. Всего - 59 полков, 454 эскадрона, 93 368 человек и 61 759 строевых лошадей. Кроме того, гвардейские жандармские полуэскадроны в 92 коня, жандармский 6-й эскадронный полк в 1075 коней, образцовый 6-й эскадронный полк в 888 коней, гвардейских казачьих 2 полка и 2 дивизиона, 1 татарский эскадрон и собственный его величества конвой.

2. Резервные и запасные части: 2 сводных кирасирских и 3 сводных легкокавалерийских полка из резервных запасных гвардейских дивизионов; 1 сводный уланский и 1 сводный гусарский полк из резервных и запасных дивизионов 7-й легкой кавалерийской дивизии; 2 сводных уланских и 2 сводных гусарских полка из резервных эскадронов 6 легких кавалерийских дивизий; 8 резервных и 8 запасных эскадронов кирасирских полков, 4 резервных и 4 запасных эскадронов уланских полков I кавалерийского корпуса, 18 резервных и 12 запасных эскадронов 9 драгунских полков. Всего 11 сводных полков, 68 резервных и 38 запасных эскадронов, 18 760 строевых лошадей.

Кроме того, гвардейский резервно-запасной полуэскадрон в 92 коня, 1 резервный и 1 запасной эскадрон жандармов по 180 коней. Всего 560 эскадронов и 80 519 коней (без жандармов, образцового полка и гвардейских казаков).

Иррегулярные конные части имели к тому же времени следующий состав: 9 казачьих войск: Донское - лейб-гвардии казачий и Атаманский полки, по 6 действующих, 1 резервному и 1 запасному эскадрону, 54 армейских полка по 6 сотен - 896 человек, 1 учебный полк такого же состава и 1 рабочий полк - 1640 человек, Астраханское - 3 полка по 6 сотен - 881 человек, Дунайское (с 1856 г. Новороссийское) - 2 полка по 5 сотен - 868 человек, Черноморское - гвардейский дивизион в 2 эскадрона - 393 человека, 12 полков по 6 сотен - 881 человек, Кавказское линейное - 1 полуэскадрон конвоя, 1 дивизион в составе сводного Кавказского иррегулярного полка в Польше, 19 полков (в 9 бригадах) по 6 сотен - 881 человек, Уральское - гвардейский дивизион и [261] 12 полков по 5 сотен - 723 человека{81}, Оренбургское - 10 полков по 6 сотен - 896 человек, Сибирское линейное - 10 полков (в 4 бригадах) по 6 сотен - 881 человек, и резервные команды при всех полках по 276 человек, Забайкальское - 6 полков (4 русских и 2 бурятских в 3 бригадах) по 6 сотен - 874 человека, кроме того, в Сибири - 2 полка (в 1 бригаде) по 6 сотен - 891 человек, 1 полк в 5 сотен - 693 человека Всего - 133 полка, 20 эскадронов, 793 1/2 сотни - 120 727человек. Затем: собственный его величества конвой, состоявший из полуэскадрона горцев, команды лезгин, команды мусульман и линейных казаков; лейб-гвардии Крымский татарский эскадрон, 3 конных иррегулярных полка, полуэскадрон горцев и около 60 сотен милиции на Кавказе, 12 полков волжских и 10 рот ставропольских калмыков, 17 рот башкир, мещеряков и тептярей. Всего - 148 полков, 22 эскадрона, 925 1/2 сотни, 27 рот, 3 команды и около 140 000 человек. Из числа этих войск, а частью и сверх положения состояло на внешней службе{82} во время Восточной войны 1853-1856 гг.: 85 донских, 2 1/2 уральских, 12 1/2 черноморских, 3 дунайских, 39 кавказских и 2 оренбургских полков, 1 сотня азовских казаков{83}, ¼ крымского татарского и 2 башкирских полка, всего - 146 1/2 полка, 877 эскадронов и сотен и 123 000 коней, из них 80 208 на европейском, 42 852 на азиатском театре войны. Когда затем в 1854 г. последовал общий призыв Донского, Черноморского, Кавказского и Азовского войск, то все уже уволенные казаки этих войск, в возрасте от 50-55 лет, вызвались идти, что дало свыше 100 000 человек. Также и на Кавказе было выставлено милицией 212 1/2 конных и пеших сотен, из которых было сформировано 4 мусульманских конных полка и несколько дружин.

Соединение в высшие единицы. В 1826 и 1827 гг. 3-я и 4-я драгунские дивизии были переименованы в 4-ю гусарскую и 3-ю (впоследствии 5-ю) уланскую; украинская уланская дивизия получила ? 5, бугская ? 6.

Таким образом, к началу 1828 г. было дивизий: 2 гвардейских, 2 кирасирских, 2 драгунских, 4 гусарских, 6 уланских и 2 конно-егерских - все в две двухполковые бригады, только гвардейская [262] конница Варшавского отряда состояла из 3 полков. Первая гвардейская кавалерийская, все 4 гусарские, 3-я, 4-я и 6-я уланские дивизии и Варшавский отряд состояли при пехотных корпусах; остальные были сведены по две в 5 резервных кавалерийских корпусов: первые три - из 1 кирасирской и 1 уланской дивизий, другие два - из 1 драгунской и 1 конно-егерской дивизий. При I корпусе были еще гвардейские казачьи части, гвардейский жандармский полуэскадрон и гвардейский коннопионерный эскадрон; при IV корпусе - 1-й коннопионерный эскадрон. Драгунский полк, расположенный на Кавказе, жандармский и образцовый полки и учебный эскадрон не входили в состав дивизий. При польской армии были дивизии: конно-егерская и уланская. Все дивизии состояли из 4 полков с 24 действующими эскадронами (в польских 16) с 4300, поселенные - 3628 конями. Резервные кавалерийские корпуса, назначением которых были самостоятельные операции на театре войны или служить конным резервом на поле сражения, были силой в 48 эскадронов и 8600 (II и III, поселенные, 7256) коней каждый.

В 1830 г. бугская, или 6-я уланская, дивизия была переименована в 1-ю, украинская, или 5-я, во 2-ю резервную уланскую дивизию.

В 1832 г. гвардейская конница, по расформировании стоявших в Польше гвардейских полков, была разделена на 3 дивизии: 1-я кирасирская - из 4 кирасирских полков, 1-я и 2-я легкие гвардейские кавалерийские - из лейб-гвардии конногренадерского, лейб-гвардии драгунского и затем: 1 уланского, 1 гусарского и казачьего полков каждая. 2-я дивизия, за исключением входившего в ее состав Атаманского полка, была придана гвардейскому корпусу в составе 18 регулярных эскадронов с 2607 строевыми лошадьми; обе другие дивизии, с гвардейскими казаками, жандармами и коннопионерами, составляли гвардейский резервный кавалерийский корпус - 42 регулярных эскадрона - 6083 строевых лошади. В 1833 г. вся армейская конница была реорганизована в 3 резервных кавалерийских корпуса и 7 легких кавалерийских дивизий.

I и II резервные кавалерийские корпуса состояли из 1 кирасирской и 1 уланской дивизий (по 2 бригады по 2 полка), 48 действующих эскадронов и 6768 строевых лошадей.

III резервный кавалерийский корпус из 2 драгунских дивизий, 80 эскадронов и 10 952 строевых лошадей, и 2 эскадронов коннопионеров (274 строевых лошади). [263]

Из 7 легких кавалерийских дивизий 6 были приданы 6 пехотным, 7-я гренадерскому корпусам, они состояли из одной уланской и одной гусарской бригад, 4 полков, 32 эскадронов, 4356 строевых лошадей. В мирное время 5-я и 6-я дивизии были отделены от своих корпусов, сведены в сводный кавалерийский корпус и расположены (до 1848 г.) в новороссийских военных поселениях.

В военное время формировались еще по числу дивизий 13 резервных бригад из резервных эскадронов армейских полков, каждая в 8 эскадронов (в 4 дивизионах) и 1432 лошади.

В 1851 г. была сформирована легкая резервная кавалерийская дивизия, в 4 сводных полка, из 9-х резервных эскадронов 6 кавалерийских дивизий, в составе 24 эскадронов, 5800 человек и 4320 лошадей; I резервный кавалерийский корпус и 1-я уланская дивизия расформированы; 2-я уланская переименована в резервную уланскую, и из нее и обеих кирасирских дивизий сформирован новый I резервный кавалерийский корпус, прежний же III (драгунский) назван II. Когда 2 его полка в конце 1853 г. ушли на Кавказ, то ему были приданы вместо них 2 уральских казачьих полка, по 6 сотен и 840 лошадей каждый.

В 1885 г. был сформирован сводный гвардейский резервный кавалерийский корпус, из резервных и запасных частей гвардейской кавалерии и полков 7-й легкой кавалерийской дивизии, в составе 2 дивизий и 7 полков, 28 эскадронов и 5040 строевых лошадей, к которым впоследствии были приданы в виде 8-го полка - образцовый полк, резервный полуэскадрон гвардейских жандармов и резервный эскадрон гвардейских коннопионеров.

Следовательно, ко времени кончины императора Николая I конница была соединена в следующие части:

гвардейский резервный кавалерийский корпус: гвардейская кирасирская и 1-я легкая гвардейская кавалерийская дивизии, по 2 бригады, в 8 полков, 1 казачий дивизион и 1 татарский эскадрон, всего - 51 эскадрон и 6042 строевых лошади. Кроме того, гвардейская конноартиллерийская бригада в 5 батарей и 44 орудия, 2 эскадрона коннопионеров с 32 понтонами и полуэскадроном жандармов;

2-я легкая кавалерийская дивизия, при гвардейском корпусе: 2 бригады, 4 полка и 1 казачий дивизион - 26 эскадронов и 3086 строевых лошадей; [264] сводный гвардейский резервный кавалерийский корпус: 2 дивизии, 4 бригады, 7 сводных и 1 образцовый полк - 34 эскадрона и 5928 лошадей. Кроме того, сводная гвардейская резервная конноартиллерийская бригада в 2 батареи и 16 орудий, 1 резервный эскадрон коннопионеров и резервный полуэскадрон жандармов.

I резервный кавалерийский корпус: 1-я и 2-я кирасирская и резервная уланская дивизии, по 2 бригады, - 12 полков, 80 эскадронов и 11 124 лошади; 1-я конноартиллерийская дивизия, 6 батарей и 48 орудий.

II резервный кавалерийский корпус: 1-я и 2-я драгунская дивизии, по 2 бригады, - 6 драгунских и 2 уральских казачьих полка, 60 эскадронов, 12 сотен и 9894 лошади; 2-я конноартиллерийская дивизия - 6 батарей и 48 орудий, 2 эскадрона коннопионеров с 42 понтонами.

7 легких кавалерийских дивизий, по 2 бригады, - 4 полка, 32 эскадрона и 4356 лошадей, при каждой конноартиллерийская бригада в 2 батареи и 16 орудий.

Сводная легкая резервная кавалерийская дивизия: 2 бригады, 4 сводных полка, 24 эскадрона и 4320 лошадей; 3 резервные конные батареи в 24 орудия.

3 резервных бригады 1-й и 2-й кирасирской и уланской дивизий, в 24 эскадрона и 4320 лошадей; резервная бригада 1-й конноартиллерийской дивизии в 2 батареи.

2 резервных бригады 1-й и 2-й драгунских дивизий - 18 эскадронов и 3240 лошадей; резервная бригада 2-й конноартиллерийской дивизии в 2 батареи.

Затем: 3 драгунских полка на Кавказе и жандармский полк с резервными и запасными частями. Из иррегулярных частей были сведены в бригады только части кавказские (9 бригад), сибирские линейные (4 бригады) и забайкальские казаки (3 бригады) по 2 - 3 полка в бригаде.

Обмундирование, снаряжение и вооружение остались до 1833 г. без перемены; только в 1829 г. у гусар и улан были отменены лампасы. В 1833 г. кожаные штаны, высокие сапоги и немецкие седла кирасир были заменены суконными штанами и венгерскими седлами; тогда же первой шеренге их были даны пики с флюгерами. Драгуны стали носить ружья на себе, а не притороченными к седлу; в 1845 г. они получили вместо киверов каски и в 1846 г. вместо сабель шашки, которые носились сначала на поясной, а с 1847 г. на плечевой портупее. Кожаный убор был у драгун [265] в 1833-1846 гг. из красной юфти, у прочей кавалерии белый. Вне службы люди носили кителя, а с 1833 г. суконные куртки-лейбики, зимой - полушубки, которыми должны были обзаводиться сами. Офицеры носили вне строя сюртуки и шляпы с белым султаном - в армии до 1833 г., в гвардии до 1849 г. В 1834 г. было введено для всей легкой конницы седло нового образца, очень неудобное, так что в 1853 г. оно было заменено другим, предложенным полковником Станковичем и основанным на рациональных началах. Инструкция для укладки вещей была издана в 1835 г., а следующая в 1853 г.

В конце царствования императора Николая русская конница имела следующий наружный вид: колеты у кирасир - белого, у драгун - темно-зеленого, у улан - синего цвета, с разноцветным прикладом, желтыми или белыми пуговицами и (у драгун и улан) эполетами; у гусар - доломаны и ментики различных цветов (синие, голубые, темно- и светло-зеленые, серые, коричневые и красные); светло-синие рейтузы поверх сапог, у кирасир для парадов лосины и высокие сапоги, серые суконные шинели. Кирасиры носили металлические, драгуны - кожаные каски (кавказские - папахи), уланы - шапки, гвардейские гусары - медвежьи шапки, армейские - кивера, лейб-гвардии конногренадерский полк свою прежнюю каску. Вооружение состояло: у кирасир из палаша, пистолета и в первой шеренге - пики, а равно из желтых, белых или черных металлических кирас; у улан - из сабли, пики и пистолета; у гусар - из сабли, 2 пистолетов и карабина; затем во всех родах конницы в каждом эскадроне 16 человек (фланговые ряды во взводах) имели нарезные карабины для фланкерной службы. Драгуны имели сабли, пистолеты, и в гвардии все, в армии люди 8 первых эскадронов - ружья со штыками, носимые в ножнах шашки, остальные два эскадрона - пики. Все огнестрельное оружие было ударное. Лошади были одномастные по полкам. Вообще в 1833 г. было установлено иметь: в кирасирских дивизиях в первых полках - гнедых, во вторых - караковых, в третьих - рыжих и в четвертых вороных лошадей; в драгунских и легких дивизиях: первым полкам гнедых, вторым - серых, третьим и четвертым - вороных; у трубачей везде были серые лошади.

Казаки носили короткие, узкие куртки без фалд и широкие штаны, у оренбургских - зеленого, у прочих - синего цвета, с разноцветным прикладом; мусульманские полки и башкиры - синие или коричневые кафтаны с разноцветными обшлагами. Головные [266] уборы были: бараньи шапки высокие и низкие, у лезгин меховые шапки или тюрбаны, у черкесов шишаки с сеткой, а на теле кольчуга. Вооружение состояло преимущественно из пик без флюгеров, сабель, по два пистолета за поясом и у некоторых людей (по 10 на сотню, а у черноморцев у всех) ружья. Кавказские линейные казаки и черкесы не имели пик, а были вооружены длинными турецкими ружьями, 2-3 пистолетами, шашками и кинжалами; патроны носили на груди в патронташах, прочие казаки в лядунках. Все казаки имели нагайки и ездили на уздечках; седла были высокие, с подушкой, в которую укладывались вещи.

Обучение. Уставы о строевой службе были издаваемы при императоре Николае три раза: в 1835 и 1847 гг. в 7 частях: рекрутская школа, взводное учение, эскадронное учение, полковое учение, пеший строй для драгун, линейное учение (т.е. упражнение большими массами), полевая служба в военное и мирное время; в 1852 г. был издан, в виде дополнения, устав для драгунских полков.

Что касается собственно езды и выездки, то в это время уже были выработаны правила и основания, которых и придерживались с большей или меньшей точностью и последовательностью. Основанием для выездки, по словам графа Сакена, служила теория Гюнерсдорфа. Этому распространению однообразных правил много способствовал Образцовый полк, а равно указания и инструкции высших начальников, например графа Остен-Сакена в изданном им во время командования II резервным кавалерийским корпусом (1836-1849) « Обучение полевой езде» и барона Оффенберга 1-го в приказе по I резервному кавалерийскому корпусу, в 1844 г. «Наставления для выездки ремонтной лошади».

Особенное значение в смысле обучения конницы имели те смотры, которые император производил лично. Один из первых смотров был произведен V резервному кавалерийскому корпусу у Козельца Черниговской губернии, в 1830 г.; он имел особенное значение для драгун: ловкий образ действий конноегерей в пешем строю навел императора на мысль довести до того же и драгун, сражавшихся при Александре I исключительно в конном строю; на том же смотре была сделана такая попытка по личным указаниям государя, которая имела довольно удовлетворительные результаты. Затем при Козельце же были уничтожены укороченные аллюры и введены так называемые колонны к атаке. Не избегали зоркого взгляда государя ни обмундирование и амуниция, ни посадка и езда офицеров и юнкеров, представляемых к производству. [267]

Вновь введенный пеший бой драгун оказал значительную пользу в польскую кампанию; драгуны неоднократно действовали очень удачно в тех случаях, когда кирасиры, уланы и гусары вынуждены были прекратить свою деятельность. Например, при Нуре в 1831 г. одна кирасирская и одна гусарская дивизии и уланская бригада были задержаны в течение 3 часов ротой пехоты и даже по прибытии своей пехоты не были в состоянии помешать спокойному отступлению неприятеля; тоже и при взятии Люблина, при Пулавах и вообще при операциях (2-й драгунской дивизии) в Люблинском воеводстве.

Первый смотр драгун по окончании польской кампании был произведен в 1832 г., и после него был издан драгунский устав, разъяснивший многие недоразумения. Следующие смотры, под Орлом в 1834 г., где государь впервые видел вновь сформированный III резервный кавалерийский (драгунский) корпус, под Курском в 1836 г., были отличной школой как для войск, так и для начальников. Государь давал при этом лично различным генералам тактические задачи и присутствовал при выполнении их.

Смотр соединенных русских и прусских войск под Калишем в 1835 г. достаточно известен, а равно и большие кавалерийские маневры у Вознесенска в 1837 г., в которых участвовало 360 эскадронов конницы, в том числе резервные и сформированные из бессрочных запасные эскадроны полков. В обоих случаях присутствовало много иностранных зрителей, и все пришли к заключению, что по качеству материала русской коннице нечего опасаться сравнения с какой бы то ни было другой. Правда, что редко какая конница имеет подобное превосходное поле для действий, как южнорусские степи.

На этих смотрах, а равно и на обыкновенных дивизионных маневрах, вырабатывались старшие и младшие начальники, получали навык и привычку, так что многие перестроения, казавшиеся в высшей степени затруднительными, стали производиться легко, спокойно, точно. До какой маневренной ловкости доходили при этом части, можно убедиться из следующего упражнения, которое производилось неоднократно и без малейшего беспорядка; оба пикинерных эскадрона драгунского полка, рассыпанные в качестве фланкеров, прикрывали с конной батареей фронт полка, затем они вдруг поворачивались и полным карьером отходили на полк, шедший галопом развернутым строем; полк пропускал фланкеров и орудия частью через интервалы, частью и [268] сквозь самый строй вздваиванием рядов и затем спокойно, без малейшей задержки продолжал атаку.

Особенное внимание обращалось на обучение драгун стрельбе, для чего государь еще в Орле (1834) приказал выдавать на каждого человека по 30 патронов. Одиночным обучением людей как в конном, так и в пешем строю, занимались очень старательно и заботливо, что в значительной степени облегчалось продолжительным 20-летним сроком службы.

Вообще нужно сказать, что в 30-летнее царствование императора Николая конница была доведена до высокой степени совершенства его личными трудами. Что только было в его силах, то он сделал для своей армии.

XXIX. Реорганизация русской конницы после Крымской войны при императоре Александре II

Крымская война приближалась к концу.

Она показала и могущество России, и многие недостатки в военной организации.

В марте 1856 г. был заключен мир, и затем последовала демобилизация армии и целый ряд перемен на основании опыта только что оконченной войны{84}.

Прежде всего из бывших на Кавказе трех драгунских полков один был возвращен в Россию, а из двух остальных сформировано 4 полка, которые получили новый штат: 6 действующих эскадронов, 1207 человек, 823 строевых и 106 обозных лошадей, 1 резервный эскадрон, 181 человек, 46 строевых и 4 обозных лошади, инвалидная рота в 283 человека. 30 мая была начата демобилизация конницы, причем распущены все сформированные из резервных [269] и запасных эскадронов части, которых было: 11 сводных полков по 4 эскадрона; всего - 68 резервных и 38 запасных эскадронов с 18 760 лошадей, кроме жандармов (2 1/2 эскадрона, 452 лошади) и гвардейских казаков (4 эскадрона, 782 лошади). 26 июня были введены новые штаты, по которым полки должны были состоять: из 10 гвардейских и 28 армейских уланских и гусарских, из 6 действующих и 1 (в военное время 2) резервного эскадрона, 8 армейских кирасирских, из 6 действующих и в военное время 2 резервных, 7 драгунских (исключая 4 кавказских), из 8 действующих и 2 (в военное время 3) резервных эскадронов. Сила частей была следующая:

В мирное время В военное время
люди лошади люди лошади
Гвардейский полк: в 6 действующих эскадронах 971 739 1107 787
В резервном эскадроне 132 107 483 360
Кирасирский полк: в 6 действующих эскадронах 1125 846 1221 846
В 2 резервных эскадронах (в военное время в 2) - - 483 360
Драгунский полк: в 8 действующих эскадронах 1519 1097 1619 1097
В 2 резервных эскадронах (в военное время в 3) 403 280 723 540
Уланский и гусарский полки: в 6 действующих эскадронах 1205 817 1347 913
В 1 резервном эскадроне (в военное время в 2) 243 180 483 360

В гвардейских частях были некоторые отступления от этих штатов.

Кавалергардский и лейб-гвардии конный полки имели по пешему музыкантскому хору в 43 человека; лейб-гвардии конногренадерский и драгунский полки в каждом действующем и резервном эскадронах по 1 конному барабанщику.

4 уланских полка резервной уланской дивизии были в июле распущены, лейб-кирасирский полк наименован лейб-гвардии кирасирским ее величества полком. Было сформировано 7 новых драгунских полков, разделением всех уже существовавших (за исключением 4 кавказских) на два, и одновременно с этим все гвардейские и армейские полки (за исключением 4 кавказских драгунских) приведены в состав 4 действующих и в мирное время 1 резервного эскадрона. На деле это было приведено в исполнение только в 10 гвардейских и 8 кирасирских полках, которые и имели в действующем эскадроне по 15, в резервном по 20 конных рядов во взводах; все же прочие полки имели 4 действующих эскадрона, по 15 рядов, и 2 резервных, [270] по 12 рядов. Резервные эскадроны были расположены в мирное время при полках, в военное же время отделялись от них и усиливались вдвое, т.е. давали в гвардии и кирасирских полках по резервному дивизиону в 2 эскадрона, в прочих - по резервному полку в 4 эскадрона, по 20 рядов во взводах; действующие эскадроны в военное время имели везде по 18 рядов. Сила частей по новым штатам 22 декабря получилась следующая:

В мирное время В военное время
люди лошади люди лошади
Гвардейский полк: в 4 действующих эскадронах 824 561 971 657
В 5-м резервном эскадроне (в военное время дивизион) 283 184 506 360
Кирасирский полк: в 4 действующих эскадронах 817 561 964 657
В 5-м резервном эскадроне (в военное время дивизион) 326 184 557 360
Драгунский, уланский и гусарский полки: в 4 действующих эскадронах 817 561 964 657
В 5-м и 6-м резервных эскадронах (в военное время в 4-м эскадронном полку) 408 232 1097 721

В том же 1856 г. были введены новые штаты для собственного его величества конвоя, по которым он должен был состоять: из лейб-гвардии Кавказского эскадрона (1-й взвод - грузины, 2-й - горцы, 3-й - лезгины, 4-й - мусульмане) и лейб-гвардии Кавказского казачьего эскадрона в 4 взвода, на 2 очереди, по 3 года службы каждая. Предписано военных кантонистов возвратить родителям, вследствие чего в следующем году были распущены находившиеся в военных поселениях 44 кантонистских эскадрона. В 1857 г. произведены новые изменения: полки получили названия по шефу и историческое, по губернии или по городу. В предыдущее же царствование полк, получивший шефа, утрачивал прежнее имя.

4 июня того же года предписано было уничтожить военные поселения, что и было выполнено в 1861 г. Численность конницы была еще сокращена: все 8 армейских кирасирских полков должны были состоять в военное время из 4 действующих, по 15 рядов, и 1 резервного эскадрона в 20 рядов, в мирное же - из 2-эскадронного дивизиона, по 18 рядов; последние получили название кадровых кирасирских полков, с сохранением прежних имен, и должны были соединяться в строю в мирное время в 4 сводных полка, по 4 эскадрона. Прочие полки остались в том же составе, и только действующие эскадроны в гвардии и в 4 полках гренадерского корпуса были уменьшены на 3 ряда во взводе. Резервные эскадроны должны были [272] везде иметь: в мирное время по 12, в военное - по 20 конных рядов . После всех этих перемен сила частей оказывалась следующая :

В мирное время В военное время
люди строевые лошади люди строевые лошади
Гвардейский полк: в 4 действующих эскадронах 736 465 875 561
В 5-м резервном эскадроне (в военное время дивизион) 198 116 506 360
Кирасирский полк: в 2 (или 4) действующих эскадронах 565 329 868 561
В 5-м резервном эскадроне - - 291 180
Драгунский, уланский и гусарский полки: в 4 действующих эскадронах 7-й дивизии 737 465 964 657
В прочих 833 561 964 657
В 5-м и 6-м резервных эскадронах (в военное время 4-эскадронный полк) 392 232 1097 721

Наконец установлен для переменного состава Образцового полка известный штат лошадей, которые до сих пор приводились из полков.

В 1858 г. было приказано содержать из лейб-гвардии Черноморского и лейб-гвардии Уральского казачьих дивизионов в мирное время на службе только по 1 эскадрону. Образцовый полк получил штат в 481 человека, 508 строевых (7 офицерских) и 20 обозных лошадей постоянного состава и 432 человека переменного в 2 дивизионах и 4 эскадронах, по 12 рядов во взводах (1-й эскадрон: половина кирасиры, половина драгуны и жандармы; 2-й - драгуны и коннопионеры; 3-й - уланы; 4-й - гусары). Учебный эскадрон распущен, а вместо того сформировано в Елисаветграде кавалерийское училище со штатом в 133 человека (31 постоянного и 102 переменного состава) и 64 лошади. Жандармский полк получил новый штат: в мирное время - 4 действующих и 1 резервный эскадрон, 879 человек, 18 офицерских, 541 строевая и 15 обозных лошадей, в военное - 6 действующих и 1 резервный эскадрон, 1416 человек, 24 офицерских, 959 строевых и 74 обозных лошади.

В 1859 г. I, II, III и V корпуса приведены были в военный состав; в коннице, впрочем, это коснулось только действующих эскадронов. Резервные дивизионы отделены и только временно были усилены до 445 человек и 232 лошадей. Лейб-Атаманский полк назван лейб-гвардии Атаманским.

В 1860 г. 8 кадровых кирасирских полков были распущены, и их названия, старшинство, штандарты и отличия переданы 8 существовавшим [274] драгунским полкам (из них 7 вновь сформированным), которые при этом потеряли свои имена. Для 18 полков, 4-й, 6-й и 7-й легких дивизий издан новый штат мирного времени (кадровый): 4 действующих и 1 резервный эскадрон, по 10 рядов, 637 человек и 393 лошади в первых, 181 человек и 98 лошадей (в том числе 54 молодых) во втором. Образцовый полк был переформирован в образцовый эскадрон в 4 взвода по 18 рядов (1-й и 2-й взводы драгуны, жандармы и коннопионеры, 3-й - уланы, 4-й - гусары), 216 человек, 201 верховая и 12 обозных лошадей постоянного и (временно) 178 человек переменного состава.

В 1861 г. расформирован жандармский полк, а для военно-полицейской службы должно было содержаться: в 1 1/2 эскадрона и 7 командах 485 человек, 371 строевая и 6 обозных лошадей в мирное время и 508 человек, 371 строевая и 38 обозных лошадей в военное время. Вследствие переформирования казачьих войск на Кавказе лейб-гвардии Черноморский дивизион слить с Кавказским эскадроном конвоя; из них было составлено 3 гвардейских казачьих эскадрона по 203 человека; 1 был в Петербурге на службе, а 2 на льготе. Издано положение об отделении резервных дивизионов от действующих полков в случае похода, при этом сила дивизиона установлена, если полки остаются на мирном положении, в 415 человек и 233 строевых лошади, при приведении же полков на военное положение в 571 человек и 361 лошадь, т.е. в первом случае 12, во втором 20 конных рядов во взводах.

В 1862 г. издан новый штат для 4 кавказских драгунских полков: 4 действующих и 1 резервный эскадрон, рота инвалидов и рота нестроевых, 1300 человек, 549 строевых и 84 обозных лошадей, из них 188 человек и 4 обозные лошади в резервном эскадроне, где, кроме того, было 32 лошади из выранжированных для обучения рекрутов.

В конце 1862 г. реорганизация конницы после Крымской кампании может считаться оконченной. Состав ее был следующий:

1. В мирное время.

10 гвардейских полков, по 4 действующих эскадрона, 735 человек и 465 лошадей; 8 драгунских, 8 уланских и 8 гусарских полков 1-й, 2-й, 3-й и 5-й легких кавалерийских дивизий, по 4 действующих эскадрона, 834 человека и 561 лошади; 6 драгунских, 6 уланских и 6 гусарских полков 4-й, 6-й и 7-й легких кавалерийских дивизий, по 4 действующих эскадрона, 638 человек и 393 лошади; [276] 4 драгунских полка на Кавказе, по 4 действующих эскадрона, 1113 человек и 549 лошадей. Всего 56 полков, 224 действующих эскадрона, 43 302 человека и 27 384 лошади.

10 гвардейских резервных эскадронов по 198 человек и 116 лошадей, 24 резервных дивизиона 1-й, 2-й, 3-й и 5-й кавалерийских дивизий, по 2 эскадрона, 415 человек и 233 лошади; 18 резервных эскадронов 4-й, 6-й и 7-й кавалерийских дивизий, по 182 человека и 98 лошадей; 4 резервных эскадрона кавказских драгунских полков, по 188 человек и 32 (выранжированные) лошади. Всего 80 резервных эскадронов, 16 054 человека и 8644 лошади.

Итого в мирное время: 304 эскадрона, 59 356 человек и 36 028 строевых лошадей.

2. В военное время.

10 гвардейских полков, по 4 действующих эскадрона, 884 человека и 561 строевой лошади, 14 драгунских, 14 уланских и 14 гусарских полков, по 4 действующих эскадрона, 967 человек и 657 лошадей; 4 кавказских драгунских полка - как в мирное время. Всего 56 полков, 224 действующих эскадрона, 53 806 человек и 35 400 лошадей.

10 резервных гвардейских дивизионов по 2 эскадрона, 506 человек и 360 лошадей; 14 резервных драгунских, 14 резервных уланских и 14 резервных гусарских полков - по 4 эскадрона, 1096 человек и 721 лошади; 4 резервных эскадрона кавказских драгунских полков - как в мирное время. Всего 192 эскадрона, 51 930 человек и 34 010 лошадей.

Итого в военное время - 416 эскадронов, 105 736 человек и 69 410 лошадей.

Кроме того: 1 учебный эскадрон, 1 кавалерийское училище, полуэскадрон гвардейских жандармов, 1 1/2 эскадрона и 6 команд полевых жандармов; полицейские жандармы - 3 дивизиона в 3 резиденциях и команды в губернских, уездных и пограничных городах, гаванях, крепостях и на железных дорогах.

Со временем кончины императора Николая конница уменьшилась в мирное время на 256 эскадронов и 44 491 лошадь, в военное - на 144 эскадрона и 11 109 лошадей. Разница будет еще значительнее, если сравнивать между собой только действующие части.

В 1863 г. был учрежден комитет для разбора необходимых преобразований в армии; во главе его кавалерийского отдела находился великий князь Николай Николаевич старший. Частью под [278] влиянием работ комитета, частью независимо от них были произведены различные изменения, которых мы коснемся только вкратце. В 1863 г. гвардейский крымский татарский эскадрон заменен командой татар в 28 человек при конвое, из которых в мирное время состояло на службе 10. Увеличено на 1 ряд число рядов во взводах действующих эскадронов полков - 1-й, 2-й, 3-й и 5-й дивизий, и на столько же уменьшено число рядов в соответствующих резервных эскадронах, так что в первых стало 16, во вторых 10 рядов. Образцовый эскадрон переименован в учебный. В 4 кавказских драгунских полках даны лошади 5-му резервному эскадрону, и предписано формировать, в случае войны, 6-й резервный эскадрон так, чтобы в 5-м эскадроне в мирное время было 225 человек с 32 (выранжированными) строевыми и 4 обозными лошадьми, в военное же в 5-м и 6-м по 15 конных рядов - 430 человек, 274 строевых и 18 обозных лошадей. Затем полки гвардии и 1-й, 2-й, 3-й и 5-й дивизий приказано привести на военное положение, по 15 и 18 рядов во взводах, а полки 4-й, 6-й и 7-й дивизий довести до 16 рядов, и дана новая организация коннице, по которой все полки, кроме кавказских, должны как в мирное, так и в военное время, иметь по 4 действующих и 1 резервный эскадрон - первые в мирное время по 14, в военное - по 16, второй - постоянно по 20 рядов во взводах. Сила действующих эскадронов полка - 855 человек, 529 строевых и 19 обозных лошадей в мирное, и 950 человек, 593 строевых и 70 обозных лошадей в военное время (в гвардии на одного человека меньше); сила резервных эскадронов в гвардии 140, в армии в первых полках каждой бригады 341, во вторых - 337 человек и везде 180 строевых и 4 обозных лошади (на мирном положении на 4 пеших человека меньше). Резервные эскадроны в армии были отделены от действующих, в гвардии отделялись только при приведении полков на военное положение; назначение их было служить запасными частями. При каждом гвардейском полку состояла инвалидная команда в 34 человека. В 1864 г. число обозных лошадей полка было установлено троякое, в зависимости от степени боевой готовности: 70, 31 и 19 лошадей. Всем армейским полкам даны номера, особо по каждому роду конницы. Для жандармских частей установлен следующий состав: гвардейский полуэскадрон в 117 человек, 93 строевых (3 офицерских) и 2 обозные лошади, полуэскадрон в 77 человек, 53 строевых (3 офицерских) лошади, 3 команды по 28 человек и 23 лошади (1 офицерская). На кавказские драгунские полки распространен [280] штат прочих конных полков, но до 1866 г. при них продолжала существовать инвалидная рота в 170 человек.

В 1865 г. было положено полкам, имеющим повозки нового образца, иметь: драгунских в военное время 56, в мирное - 45, 15, 10 (при подвижной, обыкновенной и кадровой запряжках)обозных лошадей; в прочих кавалерийских полках - 52,42,15и 10; в следующем году было прибавлено по 8 лошадей для военного времени; кавказские драгунские полки имели в военное время по 80, в мирное - по 41 обозной лошади.

В 1866 г. кавалерийское училище{85} было соединено с учебным эскадроном, для которого был установлен состав в 4 взвода по 18 рядов и 214 человек, 132 офицерские и 165 строевых лошадей, 20 вьючных и 6 обозных лошадей постоянного состава и 322 (с 1867 г. 372) человека переменного состава.

В 1867 г. военные жандармы уничтожены, за исключением гвардейского полуэскадрона в прежнем составе и 1 команды в 29 человек и 23 лошади.

В последующие годы были произведены только самые незначительные изменения и дополнения. Поэтому мы упомянем только о положении 1875 г., по которому все полки должны были иметь 4 действующих эскадрона, 909 человек и 593 строевых лошади и сверх того 16 для вольноопределяющихся, обозных - по запряжкам. При каждом полку вместо резервного - запасной эскадрон, который в мирное время занимался выездкой лошадей, а в военное должен был посылать, по мере надобности, укомплектования в полк, для чего формировать маршевые части из призываемых при мобилизации запасных людей. В гвардии в запасном эскадроне 224, в армии - 217человек; кроме того, в эскадронах, отделенных от полков, по 30 рядовых, а в военное время еще 80 всадников 1-го разряда.

Соединение в высшие единицы. Тотчас по заключении мира в 1856 г. с роспуском резервных и запасных частей были упразднены штабы: сводного гвардейского кавалерийского резервного корпуса с его 2 дивизиями и 2 бригадами, легкой резервной кавалерийской дивизии и ее 2 сводных бригад и наконец 5 резервных бригад 1-й и 2-й кирасирских, резервной уланской и 1-й и 2-й драгунских. Полки II резервного (драгунского) кавалерийского корпуса были распределены по одному к 7 легким дивизиям [282] и Кавказской армии; резервная уланская дивизия распущена, и потому резервный кавалерийский корпус (бывший I) остался в составе только 2 кирасирских дивизий. Вследствие этих перемен в каждой из 7 легких армейских кавалерийских дивизий получилось 3 бригады: 1-я из 2 драгунских, 2-я из 2 уланских и 3-я из 2 гусарских полков. Впрочем, бригады были вскоре уничтожены, и в гвардейских и кирасирских дивизиях назначено по 1, в прочих по 2 генерал-майора, в качестве помощников начальников дивизий.

В 1857 г. 2-я, 4-я, 5-я и 6-я легкие кавалерийские дивизии включены в состав отдельного резервного кавалерийского корпуса, а 1 -я и 2-я кирасирские соединены в одну из 4 сводных полков (в мирное время). Также и обе легкие гвардейские дивизии соединены в одну 6-полковую под названием 2-й, гвардейская же кирасирская дивизия, с приданными к ней гвардейскими казачьими частями, получила название 1-й гвардейской кавалерийской дивизии.

В 1859 г. было сформировано 4 резервные бригады для приведенных на военное положение 1-й, 2-й, 3-й и 5-й легких кавалерийских дивизий; три последние вошли в состав отдельного резервного кавалерийского корпуса. В 1860 г. в его же состав вошла и 3-я легкая кавалерийская дивизия, а сводная кирасирская была выключена, и тогда корпус был переименован в сводный кавалерийский.

Легкие кавалерийские дивизии получили название просто кавалерийских дивизий (числом 7).

В 1861 г. было постановлено отделить от действующих полков резервные эскадроны и собрать таковые каждой дивизии в бригады, в случае приведения действующих полков на военное положение; но можно было формировать эти бригады и тогда, когда полки оставались на мирном положении.

Вследствие этого были сформированы резервные бригады для 1-й, 2-й и 3-й кавалерийских дивизий. Последние две вошли в состав сводного кавалерийского корпуса, и 2-я кавалерийская дивизия из него выключена.

В 1862 г. были упразднены: гвардейский резервный кавалерийский корпус, резервные бригады 1-й кавалерийской дивизии и сводного кавалерийского корпуса; кроме того, еще ранее из состава этого корпуса были исключены 3-я кавалерийская дивизия с ее резервной бригадой и резервная бригада 2-й кавалерийской дивизии, и, таким образом, в русской коннице корпусов уже не оставалось, а [284] высшей единицей были дивизии: 2 гвардейские и 7 армейских и 2 резервные бригады (2-й и 3-й кавалерийских дивизий).

В 1863 г. были сформированы резервные бригады гвардейских 1-й, 4-й, 5-й, 6-й и 7-й кавалерийских дивизий; первая (упраздненная уже в августе 1864 г.) из 10, прочие из 6 эскадронов. Все резервные бригады были подчинены начальнику резервной кавалерии, имевшему особый штат.

В 1864 г. великий князь Николай Николаевич старший был назначен генерал-инспектором кавалерии, и при нем учреждено особое управление из 3 генералов и 1 штаб офицера для особых поручений, начальника канцелярии, адъютанта и 7 писарей. Звание и управление начальника резервной кавалерии уничтожено. 4 кавказских драгунских полка сведены в кавказскую кавалерийскую дивизию. В этом же году была введена военно-окружная система с упразднением корпусов, так что как в кавалерии, так и в пехоте высшими единицами остались дивизии. В это время конница имела следующий состав:

2 гвардейские кавалерийские дивизии: 1-я из 4 кирасирских и 2 казачьих полков, 2-я из конногренадерского, драгунского, 2 уланских и 2 гусарских полков; 7 кавалерийских дивизий: каждая из 2 драгунских, 2 уланских и 2 гусарских полков; кавказская кавалерийская дивизия из 4 драгунских полков;

7 резервных кавалерийских бригад по 6 эскадронов (в военное время еще гвардейская резервная бригада в 10 эскадронов).

8 строю дивизии подразделялись на двухполковые бригады, но постоянное деление на бригады было введено только в 1874 г. Гвардейская и кавказская драгунская бригады состояли из 2 полков, прочие из 3 (драгунского, уланского и гусарского).

В 1875 г. при реорганизации конницы число дивизий удвоено: каждая прежняя бригада с придачей Донского казачьего полка образовала дивизию, так что всего было:

2 гвардейские кавалерийские дивизии: 1-я из 4 кирасирских полков, 2-я из 6 полков, как прежде (к ней же причислен лейб-гвардии сводно-казачий полк); в случае присоединения обоих гвардейских кавалерийских полков, расположенных в Варшаве, и разделения лейб-гвардии сводно-казачьего полка на два формируется всего 3 дивизии гвардейской кавалерии: гвардейская кирасирская из 4 кирасирских полков и лейб-гвардии Уральского казачьего эскадрона; 1-я гвардейская кавалерийская из конногренадерского, уланского, гусарского его величества и казачьего [285] его величества; 2-я - из драгунского, уланского его величества, Гродненского гусарского и Атаманского полков;

14 (армейских) кавалерийских дивизий, по 2 бригады: 1-я из драгунских и уланских, 2-я из гусарских и казачьих полков;

Кавказская кавалерийская дивизия из 4 драгунских полков в 2 бригадах, Донская казачья дивизия из 4 полков;

7 запасных бригад, по одной на каждые две кавалерийские дивизии; в случае войны формируется и гвардейская запасная бригада.

8 обмундировании, снаряжении и вооружении были сделаны изменения еще во время самой Крымской кампании: в 1855 г. введены двубортные мундиры прежних цветов; у гусар отменены ментики (у офицеров они сохранились до 1866 г.), введены шаровары с кантом, подшитые кожей, и в гвардии чакчиры; головной убор остался в сущности тот же с небольшими изменениями; в 1855 г. введена нового образца пика; в 1856 г. постановлено кирасирам иметь палаши и пистолеты, а в передней шеренге и пики; гусарам и уланам: в передней шеренге пики, сабли и пистолеты, в задней - сабли и нарезные штуцера; драгунам - шашки и нарезные ружья со штыками.

В 1857 г. введены вицмундиры во всех 4 кирасирских полках, стальные каски у жандармов, эполеты для офицеров, высокие сапоги поверх рейтуз; допущены разномастные лошади в полках: у драгун - гнедые, вороные и рыжие, у улан и гусар - еще и серые.

В 1858 г. введены нового образца шинели; в каждом эскадроне кирасирских, уланских и гусарских полков, по 16 человек фланкеров получили нарезные винтовки, прочие же - палаши или сабли и пистолеты.

В 1859 г. установлены фланкеры и в драгунских полках, где они в то же время должны были быть коноводами и получили кроме ружья еще и пистолет.

В 1862 г. введены головные уборы нового образца и башлыки; гвардейские кирасиры сохранили каски, гвардейские гусары - медвежьи шапки и все уланы свои шапки; у конногренадер и жандармов также оставлены для парадов их каски. Утверждены новые образцы пик для тяжелой и легкой конницы; они были совершенно одинаковы, только центр тяжести был у вторых на середине, у первых ближе к верхнему концу.

В 1863 г. был принят заряжаемый сзади пистолет. В 1865 г. введены новое суголовье, новые кобуры, сетки для сена, у армейских [286] гусар вновь введены чакчиры, у гвардейских драгун и полевых жандармов кожаные каски, револьверы вместо пистолетов унтер-офицерам, трубачам и рядовым кирасирских, уланских и гусарских полков первой шеренги; для второй шеренги тех же полков карабины, заряжающиеся с казны; драгунам даны винтовки Крнка, впоследствии Бердана и т.д.

Обучение. Первые изменения в уставах последовали в 1856 г. В 1857-1859 гг. вышло новое издание устава о кавалерийской службе в 5 частях: рекрутская школа; эскадронное и дивизионное учение; полковое учение; учение высших единиц, преимущественно кавалерийских дивизий; драгунская служба. В 1858 г. был издан особый устав для спешенных драгунских частей и в 1861 г. для казаков.

В 1869 г. издан «Устав о строевой кавалерийской службе» из 3 частей: рекрутская школа, одиночное, шереножное и взводное учение; эскадронное учение; полковое учение. В виде дополнения изданы в 1873 и 1875 гг. правила для спешенных стрелков уланских и гусарских полков. «Воинский устав для спешенных драгунских полков» издан в 1870 г. и дополнен в 1874 г.

XXX. Австрийская конница в новейшее время

В австрийской коннице со времени окончания наполеоновских войн было произведено очень мало перемен. В 1848 г. сформирован новый 13-й гусарский полк; но в 1851 г. опять расформирован, и его кадр обращен в 5-й уланский полк. В 1851 же году были уничтожены легкоконные полки: один переформирован в драгунский (? 7), прочие шесть в уланские (? 6-11) полки. В 1858 г. были сформированы еще один драгунский и один уланский полки, так что всего было 40 полков: 8 кирасирских, 8 драгунских, 12 уланских и 12 гусарских. С учреждением в 1852 г. эскадронов-депо тяжелые полки имели 7 эскадронов, 1343 человека и 1138 лошадей; легкие - 9 эскадронов, 2037 человек и 1749 лошадей. В том же году было установлено, чтобы все унтер-офицеры, а равно и рядовые кирасирских и уланских полков имели по 2 пистолета, за исключением 16 человек в каждом эскадроне, которые были вооружены карабином и одним пистолетом каждый; все драгуны и гусары имели по карабину и пистолету. [287]

При наступлении итальянской войны 1859 г. было предписано сформировать 7 иррегулярных легких, 7 конных сересанских и из волонтеров в Венгрии 10 гусарских дивизионов; по окончании войны первые 14 были распущены, а из последних сформировано два 4-эскадронных гусарских полка (? 13 и 14).

В 1860 г. была введена новая организация, по которой в коннице было полков: 12 кирасирских, 2 драгунских, 14 гусарских (в том числе 2 из волонтеров) и 13 уланских (в том числе 1 из волонтеров), всего 41. Все полки, за исключением сформированных из волонтеров, которые сохранили по 4 дивизии и 8 эскадронов, были в 3 дивизиона, в военное время всем полкам придавалось еще по эскадрону-депо.

Только одни кирасиры, у которых были, впрочем, отменены кирасы, составляли тяжелую, все прочие - легкую конницу. Первые были силой в мирное время - 6 эскадронов, 948 человек и 788 лошадей, в военное - 7 эскадронов, 1180 человек и 1001 лошадь; вторые в мирное время - 1020 человек и 848 лошадей, в военное - 1264 человека и 1071 лошадь; полки волонтеров в мирное время - 8 эскадронов, 815 человек и 646 лошадей, в военное - 9 эскадронов, 1898 человек и 1652 лошади.

В 1862 г. полки из волонтеров были переформированы в регулярные в тот же 6-эскадронный состав, как и прочие, затем последовало дальнейшее уменьшение численности конницы: кирасирские полки были переведены в 5-ти, прочие в 6-эскадронный состав, все - в 2 дивизионах. При переходе на военное положение один из эскадронов, по усмотрению командира полка, обращался в эскадрон-депо, и полки выступали с 4 и 5 эскадронами. Тяжелые полки были силой: в мирное время - в 833 человек и 703 лошади, в военное - 896 человек и 775 лошадей; легкие - 1007 человек, 854 лошади или 1072 человека, 929 лошадей. Эскадроны-депо, включенные в вышеприведенные цифры военного времени, имели 172 человека и 150 лошадей; 8-й кирасирский полк на основании данного ему в 1619 г. (тогда кирасирский полк Дампиерра) права никогда не быть ни уменьшенным в численности, ни уничтоженным, сохранил 6 эскадронов (из них в военное время 1 эскадрон-депо) и 863 человека, 723 лошади в мирное, а в военное время - 872 человека, и 748 лошадей.

В этом составе и силе делала австрийская конница кампанию 1866 г.

В 1867 г. все 12 кирасирских полков с сохранением названий и шефов были переформированы в драгунские, а уже существовавшие [288] 2 полка этого рода получили ? 13 и 14. В то же время установлен одинаковый рост для всех назначаемых в конницу рекрутов. Все полки имели по указу 18 февраля 1868 г. по 6 эскадронов (в 137 человек, 6 офицерских и 114 строевых лошадей каждый), в 2 дивизионах, и депо (Ergänzungsdepot 23 человека и 4 лошади, развертывавшееся в военное время в эскадрон), всего 879 человек и 729 лошадей. Следовательно, всем полкам, за исключением 8-го драгунского, пришлось сформировать по 6-му эскадрону.

В 1869 г. был назначен генерал-инспектор всей конницы в лице фельдмаршал-лейтенанта Эдельсгейм-Гиулая; совершенно уничтожено различие между тяжелой и легкой конницей; все полки получили одинаковых лошадей и вооружение. Число полков осталось прежнее - 41 (14 драгунских, 14 гусарских, 13 уланских); каждый полк в мирное время из 6 действующих эскадронов, по 136 человек и 1 запасного кадра (Ergänzungscadre вместо Ergänzungsdepot), в военное - из 6 действующих, по 171 человеку, 1 запасному и 1 резервному эскадрону; последние служили штабной конницей. Вооружение состояло из сабель и карабинов (по 100 на эскадрон); 4-е взводы всех 6 эскадронов должны были быть обучены пионерному делу и получить соответствующий инструмент; сверх того в каждом эскадроне следовало иметь по 5 человек, обученных тому же делу.

В 1875 г. было уничтожено 2 уланских (? 9 и 10) и вновь сформировано 2 гусарских полка (? 15 и 16).

Дальше