Содержание
«Военная Литература»
Военная история

Часть 3.

Партизанское движение в Греции,
Югославии и Албании (1943-44 гг.)

Немецкие шансы на победу стали уменьшаться с начала 1943 года. Сталинград стоил немцам 22 дивизий и 300 000 человек из Шестой армии в феврале, а силы Оси в Африке были вынуждены сдаться Союзникам в мае. Растущие потери на всех фронтах уже невозможно было полностью восполнить, и «Крепости Европа» стало грозить вторжение с юга. В немецких зонах в Греции и Югославии немцев преследовали нападения на небольшие посты и транспортные линии, которые уменьшали их силы, отвлекали части и оборудование, срочно нужные на активных театрах военных действий, и нарушали организацию эффективной защиты от высадки Союзников. Растущая сила повстанцев еще больше ощущалась немецкими союзниками - хорватами и итальянцами, которые ушли из больших территорий в сельской местности и были вынуждены ограничиваться охраной более крупных населенных центров и основных автомобильных и железных дорог. Такой отход позволил партизанам даже организовать временное правительство в Боснии.

Важность такого развития событий не осталась незамеченной ОКВ, которое выпустило директиву от 28 декабря 1942 г. за подписью Гитлера, поднимавшую статус командующего вооруженными силами на Юго-востоке до главнокомандующего на Юго-востоке (Commander-in-Chief, Southeast) и придавшую его войскам статус группы армий. Как и маршалу Листу более чем за год до этого, генералу Леру было поручено установить адекватную защиту от высадки Союзников и уничтожить все группы повстанцев в тылу, поскольку они угрожали выполнению стоявшей перед ним задачи.

Глава 7.

Операции (январь - август 1943 г.)

I. Югославия

Было очевидно, что ни правительство Павелича, ни итальянские войска в Хорватии не могут справиться с широко распространившимися действиями партизан. Поэтому генералу Лютерсу, командующему немецкими войсками в Хорватии, было поручено принять все необходимые меры для этого.

Первой широкомасштабной операцией Лютерса была операция «Вайсс» («Weiss»). Ее планировалось провести совместно с итальянскими войсками с целью уничтожить сильные подразделения партизан в гористых районах к западу и северо-западу от Сараево. Операцию предполагалось провести в три этапа, при которых итальянцы должны были удерживать вторую зону на итальянской стороне демаркационной линии и позволить немцам войти в эвакуированную до этого зону три, в которой было много повстанцев.

Немецкие войска, использовавшиеся в операции «Вайсс», включали 7 горную дивизию СС и 717 пехотную дивизию, недавно прибывшую 369 пехотную дивизию, и один полк 187 пехотной дивизии. Итальянские войска состояли из V корпуса итальянской Второй армии. В ходе тяжелых боев на первом этапе операции немцы и их союзники нанесли партизанам потери в размере более 8 500 человек, взяв 2 010 в плен. Немецкие потери насчитывали 335 человек убитыми и 101 пропавшими без вести, хорватские потери были в той же пропорции. У итальянцев потери были заметно ниже, поскольку итальянским частям не хватало агрессивности и надлежащего баланса в тяжелом вооружении, чтобы принимать участие в продолжительных перестрелках. Операция «Вайсс I» была закончена 18 февраля, и дивизии незамедлительно перегруппировались для второго этапа, который должен был завершиться к середине марта.

Тяжелые бои были характерны для начала операции «Вайсс II». К итальянским войскам в качестве подкрепления прибыли дополнительные части VI корпуса из Черногории, однако, значительному числу партизан удалось прорваться через позиции итальянцев и скрыться на юге и юго-востоке в более диких горных районах Герцеговины, Черногории и восточной Боснии. Растворившись в практически недоступных районах, группа командования движения партизан и многочисленные отдельные лица смоги уйти от своих преследователей. Операция «Вайсс III», итальянский этап операции, была совершенно неуспешной.

С немецкой точки зрения операция «Вайсс» была удачной, поскольку важные бокситодобывающие районы Югославии были очищены от партизан, понесших большие потери и оттесненных в малонаселенные гористые районы, где было мало средств для существования и пополнений для восполнения понесенных потерь.

Во время проведения операции «Вайсс» четники стали причиной острых разногласий между немецкими и итальянскими командирами. Итальянцев попросили в ходе операции «Вайсс III» разоружить вспомогательные части четников. Но итальянцы считали их своими союзниками, многие части четников получали от них оружие и боеприпасы, и им поручались важные задания при проведении операций.

Поскольку итальянцы увиливали от выполнения многократных требований разоружить четников, немецкие командиры получили приказ разоружить и задержать в качестве пленных любых четников, обнаруженных в районах, за которые они отвечали. Резкие протесты немцев, переданные Муссолини, наконец-таки привели к желаемому результату, и итальянские полевые командиры получили приказ прекратить передачу вооружения и боеприпасов четникам и разоружить их, как только партизаны будут уничтожены.

Для того, чтобы предотвратить повторение событий, повлекших за собою столь широкомасштабное мероприятие как операция «Вайсс», Оперативное командование Вермахта приказало главнокомандующему на Юго-востоке оставить войска в той части Хорватии, которая были только что очищена от партизан, и совместно с итальянцами обеспечить безопасность бокситовых рудников в Далмации. Кроме того, командующему немецкими войсками на Балканах приказывалось в тайне от итальянцев ускорить организацию хорватских частей. Предполагалось, что такая мера позволит создать большое число частей из местных жителей для замены немецких частей.

Но вскоре стало очевидно, что такие меры, как увеличение деморализованных хорватских полицейских и военных сил, не улучшат положение вещей. Большие группировки четников, включая тех, которых поддерживали итальянцы, представляли собою постоянную угрозу для немцев в случае высадки Союзников, и главнокомандующий на Юго-востоке приказал командующему войсками в Хорватии провести в мае и июне операцию «Шварц» («Schwarz»), чтобы уничтожить четников в Герцеговине и Черногории.

В дополнение к уже имевшимся у него войскам командующий в Хорватии для проведения этой операции получил 1 горную дивизию, прибывшую с Русского фронта, а также усиленную полковую боевую группу 104 легкой дивизии из состава немецких войск в Сербии. Воспользовавшись неожиданностью, немцы нанесли четникам тяжелые потери, взяв в плен их командира в Черногории майора Джурисича (Djurisic) с 4 000 человек, и вынудив Михайловича бежать назад в Сербию с потрепанными остатками сил, находившимися под его командованием.

В Сербии в течение первых трех месяцев 1943 г. было отмечено 985 происшествий, включая саботаж, нападения на местных чиновников и полицию, и нападения на небольшие немецкие и болгарские части и сооружения. В особенно незавидном положении оказались местные чиновники, которых немцы заставляли исполнять свои обязанности, и которых и четники и партизаны считали коллаборационистами. В первом квартале 1943 г. было убито 58 из них, а 197 зданий городской администрации были сожжены или повреждены. В отместку, вдобавок к сожжению некоторых деревень и наложению штрафов в виде домашнего скота, оккупационные власти приказали расстрелять несколько сотен заложников из числа лиц, арестованных по подозрению в участии или поддержке движений четников или партизан. Такие безжалостные меры оказывали воздействие в течение какого-то времени, однако не могли предотвратить пополнение сил как четников, так и партизан как только сильно разбросанные немецкие и болгарские войска покидали какие-либо районы.

Возмездие за нападения на болгарские войска было зачастую более быстрым, чем в случаях с немцами. Так в марте 1943 г. 32 болгарина были убиты и 26 ранены в ходе нападения к югу от Скопье. В ярости болгарские войска расстреляли 288 местных жителей, сожгли 550 домов и арестовали 715 человек. Готовность со стороны болгар расстреливать подозреваемых без какого-либо следствия привела к тому, что немецкий командующий в Сербии потребовал от них проведения тщательного расследования каждого дела до казни.

II. Греция

Получая боеприпасы и оборудование по воздуху при помощи 12 британских связных офицеров, приписанных к британским силам на Среднем Востоке, организация ЭДЕС выросла с 98 человек, входивших в нее, когда она начала свою деятельность в 1942 г., до 600 человек два месяца спустя. Этот рост усилился за счет британских радиопередач, направленных на Грецию, и награждения командира ЭДЕС высокой английской наградой. Быстрый рост этой силы вскоре вынудил ее сформировать временный батальон.

К марту 1943 г. в ЭДЕС насчитывалось 4 000 человек, и она была вынуждена сформировать дополнительные батальоны и несколько полков, некоторыми из которых командовали бывшие офицеры греческой армии. К июлю 1943 г. в ЭДЕС входило от 8 до 10 подразделений двухполкового состава, каждый полк состоял из 2 батальонов общей численностью в 7 000 человек. Штаб и основная часть этих сил находились в Эпире, а меньшие группы действовали в Фессалии и Пелопоннесе.

До тех пор, пока Сарафис не принял командование над ЭЛАС в мае 1943 г., эта организация ограничивалась проведением ряда нескоординированных нападений. Однако с приходом нового командующего ЭЛАС вскоре стала организованной силой. К середине 1943 г. в нее входило примерно 7 дивизий, включавших 12 000 человек, и части ЭЛАС действовали по всей Греции за исключением района гор Пиндов, удерживавшегося ЭДЕС.

Первоначальные успехи повстанцев против оккупантов в 1943 г. быстро закончились после перевода на помощь итальянцам из Сербии в Грецию и Албанию немецкой 1 горной дивизии. Заранее получив предупреждение от своей великолепной разведки, партизаны планировали нанести сильный удар новому врагу до того, как он утвердится в качестве оккупанта.

Повстанческая операция должна была начаться, как только горные войска прошли бы на юг через деревню Лесковичи (Leskovic), находившуюся высоко в горах на албанской стороне греко-албанской границы. Поскольку в то время местные жители свободно переходили эту границу, операцию, в основном, проводили греки. Как обычно, повстанцы очистили деревню от всех местных жителей и заняли позиции в зданиях вдоль главной улицы. По плану они должны были позволить авангарду пройти, а потом открыть огонь по основной части войск, проходящей по улице и дороге. После этого большие силы партизан должны были выйти из укрытий в ближайших холмах и довершить разгром деморализованных немцев.

Однако, вместо того, чтобы вслепую маршировать в деревню, немцы сначала охватили ее с обоих флангов, и некоторые повстанцы преждевременно открыли огонь. Быстро развернувшись основная часть горный войск окружила Лесковичи и перед началом штурма сначала тщательно обстреляла ее из орудий. Силы повстанцев, прятавшиеся на холмах вне деревни, были скошены артиллерийским огнем, когда они попытались придти на помощь тем, кто сидел в засаде в деревне, а операция в Лесковичах вылилась в борьбу за каждый дом. Каменные дома были хорошей защитой для осажденных партизан, которые нанесли большие потери горным войскам до того, как те смогли ввести в бой значительное количество пехоты и противотанковой артиллерии, чтобы разрушить укрепления.

Часть повстанцев спаслась, выдавая себя за гражданских лиц, бегущих из деревни, когда сражение было в самом разгаре. Но когда немцы вблизи узнали своих противников, они стали останавливать всех, кто пытался покинуть деревню, и вскоре задержали странную коллекцию мужчин и подростков в обносках. Изучение этих пленных и тел, найденных на руинах Лесковичей, показало, что большая часть повстанцев была одета в гражданскую одежду или части немецкой и итальянской формы. Их единственными знаками различия были маленькие серпы и молоты. Агрессивное настроение новых оккупационных войск, вооруженных более тяжелым оружием и имевший больший боевой опыт, быстро отвадило от осуществления таких предприятий, как нападение в Лесковичах, и в течение некоторого времени ЭДЕС прекратила все активные операции против немцев. Однако, из верности британским силам на Среднем Востоке, Зервас не мог в открытую принять немецкое предложение о перемирии. С другой стороны, ЭЛАС продолжала соврешать небольшие нападения на отдельных лиц и маленькие группы.

III. Положение немцев к середине 1943 г.

Поскольку и югославские и греческие повстанцы на время прекратили крупномасштабные операции, немцы быстро стали принимать меры, чтобы обезопасить Балканы от угрозы падения и капитуляции Италии. Итальянские гарнизоны заменялись немецкими войсками, а немецкие части дислоцировались в тех местах, где они могли быстрее всего противостоять высадкам десантов Союзников. По приказу нового начальника итальянского Верховного штаба генерала (Generale D'Armata) Витторио Амброзио (Vittorio Ambrosio) итальянские части отходили без задержек, предположительно для защиты Италии от угрозы англо-американского вторжения. Зачастую итальянские части оставляли отведенные им районы до прибытия немецких войск, и немцам приходилось, перед тем как занять свои позиции, выгонять оттуда повстанцев.

Немцы принимали различные меры, чтобы заполнить вакуум власти, вызванный уходом итальянцев. Одной из таких мер было расширение на запад болгарских оккупационных зон в Греции и Югославии. Однако, определенное недовольство со стороны местных жителей и отказ царя Бориса передвинуть войска вдаль от турецко-болгарской границы вынудили отменить такие планы. Сильно волнуясь из-за возможности вступления Турции в войну на стороне Союзников, Болгары не использовали свои основные боевые силы, посылая для службы в гарнизонах в болгарской зоне в Греции и Югославии второразрядные дивизии и более старых резервистов.

Также не помогла и реорганизация хорватской армии и сил безопасности. За исключением частей Легиона, находившихся под немецким командованием, хорватские войска и силы безопасности ограничивали свою деятельность более крупными населенными центрами. Случаи дезертирства учащались, а при выполнении заданий, основой которых не были немецкие части, и на части Легиона уже нельзя было положиться.

Было очевидно, что для удержания Балкан потребуется большее число немецких войск. Временно, пока немецкие войска были передислоцированы в прибрежные районы и вероятные районы вторжения, для удержания тыла было достаточно наличия войск и сил безопасности сателлитов и марионеточных правительств. Но со временем потребуется наличие надежных войск с боевым опытом, чтобы заменить марионеточные части, или чтобы обеспечить их кадрами и укрепить их для проведения операций. Поэтому планировалось усиление немецких сил за счет включения в них большего числа этнических немцев, организацией нескольких новых дивизий, и перевода на Балканы ряда дивизий и высших штабов с других фронтов и из оккупированной Европы.

К концу июня из Франции, где она была на переформировании после использования на северном и центральном участке Русского фронта, прибыла 1 танковая дивизия. Под начало вновь сформированного штаба LXVIII корпуса, который был резервом группы армий и получил задачу по защите Пелопоннеса, попали 1 танковая и 117 легкая дивизии. Две другие дивизии находились на стадии формирования - 100 легкая дивизия в Хорватии и 297 пехотная дивизия в Сербии. Также прибыли и дополнительные болгарские войска, доведя количество болгарских дивизий на оккупированной части Балкан до семи.

К концу июня в распоряжении немцев были 3 болгарские, одна итальянская и 12 своих дивизий, разбросанных по тем районам Балкан, которые находились под номинальным немецким контролем. В их распоряжении также было несколько отдельных полков и охранных батальонов, Русский охранный корпус, и некоторое количество батальонов береговой обороны и вспомогательных частей, хотя большая их часть имела ограниченный боевой потенциал. Немцы планировали использовать хорватские и сербские марионеточные войска и охранные части только в качестве вспомогательных частей.

Население районов, занятых немцами, слабеющими итальянцами, болгарами и правительством Павелича, насчитывало почти двадцать пять миллионов человек. В Греции оккупантам противостояли ЭЛАС и ЭДЕС, насчитывавшие по немецким оценкам от 18 000 до 20 000 человек; в Югославии от 50 000 до 60 000 партизан и от 12 000 до 15 000 четников (только мобильные группы); в Албании всего насчитывалось до 20 000 повстанцев, самой сильной группой из них была группа коммунистического лидера Энвера Ходжи. Многочисленные эксцессы со стороны оккупантов, особенно хорватских усташей, привели к враждебности со стороны больших групп населения. Такое изменение в настроении было быстро использовано вождями повстанцев, особенно коммунистами, которые использовали националистические лозунги и лозунги народного фронта, чтобы завоевать симпатию и поддержку населения. Многие бывшие коллаборационисты были прощены и приняты в повстанческие отряды, которые росли и от притока итальянских и болгарских дезертиров.

Неизбежность победы Союзников стала очевидной для масс балканского населения к середине 1943 г., и мало кто хотел, чтобы его ассоциировали с проигрывающей стороной и репрессиями. Щедрое использование золота связными командами Союзников привело ряд независимых горских вождей в лагерь повстанцев, а обещание предоставить оружие обеспечило лояльность многих кланов в более удаленных регионах.

Успешная высадка Союзников на Сицилии 10 июля и ухудшающееся международное положение на Балканах вновь расширило полосу мест возможных высадок противника на Адриатическом побережье, Эгейских островах или западном побережье Греции. Поэтому 26 июля ОКВ издало директиву ? 48, вводившую значительные организационные изменения и объединявшую в одних руках полномочия по защите всего Балканского полуострова. Бывший командующий группой армий В в южной России фельдмаршал (Generalfeldmarschall) Максимилиан фон Вайхс (Maximilian von Weichs) стал главнокомандующим на Юго-востоке, сменив на этом посту генерала Лера, который стал командовать группой армий Е, чье действие ограничивалось Грецией и греческими островами. Маршал фон Вайхс, чей штаб располагался в Белграде, также непосредственно командовал группой армий F, контролируя все оккупационные войска в Югославии и Албании.

Кроме того, по крайней мере временно был решен вопрос о взаимодействии с итальянцами. Итальянская Одиннадцатая армия была подчинена немецкому командованию этого театра военных действий. В свою очередь, немецкий LXVIII корпус, сменивший итальянский VIII корпус на Пелопоннесе попал под командование Одиннадцатой армии. Немецкие войска в районах, оккупированных итальянцами, попадали под их командование в тактических целях.

Как и в более ранних директивах, основной задачей нового главнокомандующего на Юго-востоке была подготовка к береговой обороне греческих островов и материка. Для того, чтобы в это же время обеспечить безопасность тыловых районов и предотвратить нарушение линий поставки припасов и подвоза подкрепления в случае высадки Союзников, ему было поручено уничтожить силы повстанцев, действовавшие по всему полуострову.

Вдоль железной дороги к югу от Белграда надо было сконцентрировать мобильную оперативную группу, состоявшую из двух танковых, двух горных и двух легких пехотных дивизий. Такая центрально расположенная группа должна был не только обеспечить безопасность самого важного участка железнодорожной линии Белград - Афины, но и дать возможность использовать ее против любого крупного берегового плацдарма, который могли захватить Союзники.

Болгарская 7 дивизия во Фракии была придана немецкому командованию в Салониках, а болгарский корпус должен был перейти под немецкий контроль в случае высадки Союзников. Все немецкие гражданские и правительственные учреждения, за исключением двух высших представителей министерства иностранных дел, также были подчинены главнокомандующему на Юго-востоке.

После принятия директивы ? 48 последовали меры, направленные на более тщательную реорганизацию немецких войск в Греции и Югославии и на завершение трансформации некоторых штабов из административных (территориальных) в тактические. Из части персонала штаба военного командующего в Южной Греции был сформирован штаб XXII горного корпуса; функции командования этого района были возложены на нового военного командующего в Греции, чей штаб был образован из оставшегося персонала. Штабы в Сербии были распущены, а их персонал использован в военном командовании на Юго-востоке и при формировании штаба XXI горного корпуса, направленного в Албанию. Третий штаб корпуса - XV горного, был сформирован из персонала штаба командующего немецкими войсками в Хорватии; генерал Лютерс принял командование этим корпусом, взяв с собой многих членов его старого штаба.

Другие корпусные штабы, сформированные в это время или переведенные в этот регион, включали III корпус СС, V горный корпус СС, а также LI и LXIX корпуса. Еще один вышестоящий штаб - штаб Второй танковой армии, прибыл из Советского Союза и разместился в Крагужеваче (Kragujevac). Его задачей был контроль за большой мобильной группой, которую должны были сформировать в этом районе в центре Балкан к югу от Белграда, чтобы использовать ее в качестве мобильного резерва для отражения любой крупной попытки высадки Союзников.

В это время по всей Югославии был проведен ряд мелкомасштабных операций против партизан и четников. В отличие от крупномасштабных операций, они позволяли более легко обеспечить скрытность подготовки и достичь внезапности, а также заставляли повстанцев постоянно находится в движении. Однако их недостатком был