Содержание
«Военная Литература»
Военная история

Часть 4.

Результаты и выводы

Общие сведения о потерях, понесенных сражавшимися на Балканах в период оккупации, не дадут правдивой картины колоссальных людских потерь или масштабов уничтожения оборудования и зданий. На самом деле, операции в этом районе с апреля 1941 г. до конца военных действий были частью борьбы, шедшей в рамках более общей войны. И ЭДЕС и ЭЛАС понесли большие потери в ходе конфликта между собой и во время гражданской войны, которая последовала после ухода немцев. То же относится и к Югославии, где четники и партизаны одновременно сражались и друг с другом и с немцами. Кроме того, потери в Югославии увеличились и за счет жертв хорвато-сербской вражды и сербов, убитых усташами в ходе резни, организованной вскоре после создания хорватского государства. В Албании борьба между националистами и коммунистами также была не менее жестокой, нежели борьба и тех и других против итальянцев, а позднее и немцев.

Вдобавок к конфликтам между разными народами внутри одного и того же государства, и вражды между политическими фракциями, сербские православные приверженцы Михайловича целенаправленно попытались уничтожить магометанское меньшинство в Югославии. Немцы подлили масла в огонь, призывая к себе на службу различных мусульман и используя их в качестве оккупационных войск.

Наконец, оккупационные войска состояли из итальянцев, болгар, венгров, а также немцев и различных иностранных легионеров. Если болгары по большей части находились под немецким командованием, то ситуация с итальянцами была иной, и немецкие части береговой обороны в районах, оккупированных итальянцами, часто находились под итальянским командованием. Некоторые легионеры, такие как Русский охранный корпус, были составной частью Вермахта, другие, как Сербская государственная гвардия, нет. Поэтому потери Русского охранного корпуса засчитывались в число немецких потерь, а убитые, раненые или пропавшие без вести военнослужащие Сербской государственной гвардии - нет, даже если они воевали бок о бок между собой.

Кроме того, немецкие потери, вызванные заболеваниями, в основном тифом, дизентерией и малярией, были необычно высокими, также как и потери, напрямую вызванные физическим истощением, причиной которого были продолжительные марши и передвижение по пересеченной местности. В течение всех операций большая часть немецких военнослужащих, за исключением горных частей, были старших возрастов, не имела достаточного опыта и не была приспособлена для тех военных действий, которые пришлось вести.

На основе неполных данных о потерях с определенной аккуратностью можно сказать, что к концу военных действий в число потерь попал каждый седьмой солдат в немецкой форме вне зависимости от того, был и он немцем. К моменту капитуляции еще тысячи тех, кто не смог убраться с Балкан, чтобы сдаться Союзникам в Италии или Австрии, попали в руки югославов.

Все три оккупированных страны были разорены репрессиями и боями, шедшими по всему полуострову. Греция, которая была морской державой, потеряла большую часть своего торгового флота, от которого зависело ее существование. Югославия - страна, выращивавшая зерно и снабжавшая продовольствием большую часть южной Европы, не могла более прокормить саму себя. Албания, самая неразвитая из трех государств, потеряла большую часть домашнего скота - основы ее экономики. В течение одного месяца в середине 1944 г. в результате атак Союзников с воздуха на Балканах была уничтожена четверть всех имевшихся там локомотивов, огромная потеря, если учесть недостаточно развитую дорожную сеть и неравномерное распределение районов, производивших продовольствие. В Югославии оборудование на шахтах было уничтожено в ходе диверсий, в ходе боев по их захвату, или было взорвано отступавшими оккупационными войсками.

Возможно, самыми серьезными были политические последствия оккупации. Если учитывать и Албанию, после оккупации пали два королевства, и на их место пришли коммунистические диктаторские режимы. Греция не разделила их судьбу только благодаря быстрому вмешательству со стороны сильных британских наземных частей, поддерживавшихся авиацией и флотом. Как и следовало ожидать, вскоре после захвата власти коммунистами, они уничтожили всю политическую оппозицию и создали однопартийные государства.

Успехи партизан, достигнутые при борьбе с немцами, итальянцами и болгарами на Балканах в ходе Второй мировой войны, значительно усилили традицию сопротивления иностранным оккупантам. Коммунистическая индоктринация значительных сегментов населения, делавшая особое ударение на тайные методу и партизанскую тактику, также сыграла роль в ее пробуждении. Поэтому не стоит сомневаться, что сегодня иностранному захватчику, пришедшему с Востока или с Запада, будет предстоять серьезная задача по умиротворению территории, после успешной кампании против регулярных армий балканских государств.

Из немецкого опыта, полученного во время оккупации Балкан, можно извлечь ряд уроков в отношении управления захваченных вражеских стран, а также получить представление о том, что может ожидать будущего оккупанта в этих районах. Перед тем как начать рассмотрение правильных и ошибочных аспектов немецкой оккупации, стоит представить себе ситуацию с союзниками немцев, в которой оказался Вермахт в Греции и Югославии после капитуляции этих двух стран.

Вермахт, которого греки считали главным виновником их поражения, передал основную ответственность по оккупации этой страны в 1941 г. итальянцам. Уже потеряв лицо из-за нанесенного им англичанами поражения в Африке и плохо показав себя в Балканских кампаниях, итальянцы не приняли никаких весомых мер для того, чтобы предотвратить рост повстанческого движения. Немногие попытки итальянцев применять репрессии были жестокими и произвольными и лишь усилили неприязнь к ним со стороны греческого населения и увеличили бремя, которое несли немцы. Еще большую враждебность вызвало немецкое приглашение болгар аннексировать Фракию, завоеванную ценою жизней тысяч греков в 1922-24 годах, что было все еще свежо в памяти греческого населения. Для того чтобы удовлетворить амбиции итальянцев, болгар и венгров Югославия была разделена и временно перестала существовать как суверенное государство. Что еще хуже, одно большое национальное меньшинство, хорваты, получили независимость и были приняты в ряды немецких сателлитов. Репрессии в отношении повстанцев со стороны итальянцев и болгар зачастую были направлены против невинных людей и настроили основную часть населения еще больше враждебно. Кроме того, население винило немцев и итальянцев в бесчинствах хорватских усташей.

В оккупированных ими частях этих стран немцы нещадно эксплуатировали их экономику, что приводило к тому, что уровень жизни гражданского населения был очень низким, а во многих случаях столь низким, что для предотвращения широкомасштабного голода приходилось привлекать агентства по оказанию помощи из нейтральных государств. Это, создание немцами себе в помощь местных коллаборационистских сил, и тот очевидный факт, что положение населения не улучшится до тех пор, пока немцы будут оставаться в этих странах, поставили оккупантов в такое положение, которое с течением времени они могли сохранять, лишь все увеличивая свои силы. Лишившись союзников после перехода на сторону противника итальянцев и болгар, немцы оказались в ситуации, когда они занимали скалистую и по большей части гористую территорию, бурлившую от беспорядков, где даже бывшие коллаборанты стремились присоединиться к побеждающей стороне, хорошим примером чего являлась ситуация с ЭДЕС и рядом частей четников.

Говоря кратко, это многонациональное угнетение гетерогенных народов нескольких разных государств было обречено на провал из-за отсутствия централизованного руководства и различий между целями, которые ставили пред собою немцы, итальянцы и болгары. Если бы процессом оккупации руководила только одна сила, которая бы оставила какую-то надежду для покоренных народов на то, что их ситуация со временем улучшится, возможно это привело бы к лучшим результатам.

Система параллельного командования у немцев не исчезала на их уровне, но доходила до самых маленьких частей. Если, с одной стороны, армия отвечала перед Верховным командованием вооруженными силами за безопасность на Балканах, то СС отвечала перед Гиммлером и его представителями, кроме тех случаев, когда она участвовала в полевых операциях. До тех пор, пока ситуация не стала критической, и маршал фон Вайхс не был вынужден силой укрепить свою власть, части СС периодически действовали без контроля со стороны армии и в полевых условиях и принимали участие в операциях против партизан только тогда, когда это устраивало отдельных командиров и вышестоящие штабы СС. Понятно, что это вело к значительной путанице и напрасно тратившимся усилиям, особенно в сфере тайной разведки, где учреждения Вермахта и СС пытались выполнить похожие задачи только для своего командования. Эта ситуация еще более усложнялась деятельностью Германского министерства иностранных дел, которое содержало собственного генерального представителя, обладавшего большим персоналом, занятым достижением политических целей, не всегда соответствовавших приказам, получаемым военными. Наличие единого высшего представителя Рейха с четко очерченной ответственностью предотвратило бы множество ненужных трений и потерю сил.

Нехватка у немцев людей свела состав войск, использовавшихся для оккупации Балкан, к престарелым и физически ограниченно годным, за исключением личного состава таких нескольких частей, как 1 горная дивизия. Другими мерами, предпринятыми для восполнения нехватки людей, были создание национальных частей и использование иностранных легионеров, в основном русских и горских народов Кавказа. Если первая группа была способна нести лишь ограниченную службу, то другая не считалась совершенно надежной и требовала тщательного присмотра со стороны немецких офицеров и унтер-офицеров. В любом случае, проведение операций было лимитировано их ограниченными возможностями, а результаты длительного преследования разгромленных сил повстанцев обычно были неудовлетворительными. Более того, оборудование, особенно бронетехника и автомобили, было ниже обычных стандартов Вермахта, что приводило к многочисленным поломкам, которых могло бы и не быть. Только одна нехватка запчастей для двигателей делала многие машины непригодными к использованию в течение длительных периодов времени, до тех пока не удавалось разобрать на запчасти подобные машины, что позволяло ввести в строй уменьшившееся число грузовиков, бронетранспортеров и танков. И положение с персоналом, и положение с машинами были неизбежны из-за огромных потребностей других театров военных действий, но можно предположить, что с личным составом годным к полноценной полевой службе, нормально экипированным и обладавшим нормально обслуживаемыми машинами, для поддержания порядка потребовалось бы меньше людей, а результаты операций были бы более удовлетворительными.

Немецким оккупантам было прекрасно известно о важности мер по обеспечению безопасности в их положении. Однако достаточно ясно, что такие меры не были адекватными и редко полностью соблюдались. Одним из проявлений такой небрежности можно считать использование большого числа гражданского населения на работах в районах расквартирования немецких войск и на военных объектах. Пройдя лишь самую поверхностную проверку, эти греки и югославы получали доступ в места, где они могли наблюдать передвижения войск и подготовку к предстоящим операциям, склады таких важных материалов, как бензин и боеприпасы, и рутинные меры, принимаемые для охраны военных объектов. Поскольку вознаграждение таким гражданским лицам платило их правительство, и они не являлись для немцев, которым итак не хватало персонала для проведения операций, дополнительной обузой, не удивительно, что оккупанты воспользовались такой возможностью обеспечить себя большим количеством рабочей силы. Однако за эти удобства приходилось платить большую цену в виде отсутствия секретности в отношении практически всех значительных операций против партизан.

Командиры не хотели полностью отделять войска от гражданского населения и в целях поддержания морали, и в соответствии с немецкой политикой по эксплуатации покоренных стран, которая даже предусматривала покупку войсками потребительских товаров для отправки их домой. Это неизбежно приводило к еще большим нарушениям в обеспечении безопасности. По существу, немецкая политика по отношению к сотрудничавшим с ними слоям населения была куда более мягкая, чем это требовалось для обеспечения безопасности.

Свою роль в подрыве оккупации сыграла и тенденция со стороны немцев недооценивать повстанцев. Поначалу командиры считали, что подавление повстанцев является задачей полиции. Позднее, когда стало очевидно, что полиция не может восстановить порядок, военным командирам пришлось заняться и этим. Но даже после того, как деятельность партизан превратила Балканы в театр военных действий, только разведывательные донесения содержали обозначения частей повстанцев; командиры в штабных дневниках все еще называли эти силы «бандами». Только в 1944 г., когда повстанцы грозили вообще изгнать немцев с Балкан, фельдмаршал фон Вайхс признал их силу и приказал указывать на части повстанцев, как на дивизии, корпуса и т.п., а не как на «банды». Кроме того, многие подрывы и другие технические операции, проводившиеся повстанцами, были неэффективными и вызывали пренебрежение со стороны немцев, но эти технические проблемы преодолевались количеством таких операций и общим объемом нанесенного ущерба.

Важным фактором, с которым немцы не могли ничего сделать, была сама природа балканских народов. Состоя из упорных греков и славян, традиционно противостоявших любому оккупанту, они охотно взялись за оружие, когда стало ясным, что оккупанты намереваются остаться и эксплуатировать их немногочисленные ресурсы; даже коллаборационисты часто оказывались ненадежными. Как только начался рост партизанского движения, его уже было невозможно остановить даже резней заложников.

Маловероятно, чтобы немецким командирам вновь пришлось столкнуться с подобными оккупационными проблемами на Балканах. Но произведенное ими рассмотрение таких ошибок несомненно заставляет их убеждать любого будущего оккупанта начать свое управление с заявления, ясно описывающего его политику, которое должно включать обещание того, что со временем войска будут выведены, а народам будет предоставлено право на самоопределение; установить единое военное командование с четким разделением военных и политических полномочий; использовать в этом районе адекватное количество тренированных, хорошо подготовленных боевых частей; принимать быстрые и эффективные, но не излишне жесткие меры по подавлению беспорядков; проводить обширную пропагандистскую кампанию по объяснению целей оккупации и благ, получаемых населением из-за поддержания законности и порядка. Наконец, они настойчиво рекомендуют снабжать войска извне и не допускать эксцессы. При соблюдении этих рекомендаций оккупационные войска, возможно, смогут избежать балканского хаоса 1941 - 1944 годов.

Список иллюстраций