Содержание
«Военная Литература»
Военная история

Глава вторая.

В небе Украины

В результате разгрома немецко-фашистских войск под Сталинградом и успешного завершения наступательных операций, проведенных Советской Армией в январе 1943 г., были созданы благоприятные условия для развития наступления наших войск на южном крыле советско-германского фронта. Здесь в феврале и марте развернулись новые наступательные операции Советской Армии по освобождению важных в экономическом отношении районов Советского Союза: Северного Кавказа, главной угольно-металлургической базы страны - Донбасса, Харьковского промышленного района и других районов и городов Левобережной Украины. Изгнание немецко-фашистских захватчиков из этих районов значительно увеличивало материальные и людские ресурсы страны, решительным образом улучшало всю военно-политическую и экономическую обстановку, создавало еще более благоприятные предпосылки для скорейшего разгрома врага.

Начало освобождения украинских земель от гитлеровских поработителей совпало с 25-летием Советской власти на Украине. 25 декабря 1942 г. соединения Юго-Западного фронта при поддержке частей 17-й воздушной армии после упорных боев освободили районный центр [36] Марковку и ряд других населенных пунктов Ворошиловградской области.

ЦК ВКП(б) и СНК СССР прислали приветствие ЦК КП(б), Президиуму Верховного Совета и СНК Украинской ССР.

«...Верные сыны и дочери украинского народа доблестно сражаются в рядах Красной Армии, - говорилось в приветствии, - самоотверженно трудятся в советском тылу, героически борются в партизанских отрядах, подготавливают полное освобождение украинской земли от оккупантов. Украина была и будет советской! Части Юго-Западного фронта уже вступили в первые, освобожденные ими, украинские села. Пусть растет и ширится народная освободительная борьба на Украине, в тылу немецких разбойников!{21}»

Развивая наступление на ворошиловградском направлении, войска Юго-Западного фронта к концу января 1943 г. вышли к Северскому Донцу, освободив восточные районы Советской Украины. С донских степей, с небольшого плацдарма первых освобожденных районов Ворошиловградщины, начинала 17-я воздушная армия свое участие в освобождении Украины. Своими боевыми действиями она способствовала успешному проведению войсками фронта частных операций по овладению районами Ровенек, Старобельска, Миллерова, Каменска, Тацинской, а с 29 января по 18 февраля принимала участие в Донбасской наступательной операции под условным наименованием «Скачок», проводимой войсками Юго-Западного и Южного фронтов с целью окружения и уничтожения немецко-фашистских войск в Донбассе. С 2 февраля развернулось наступление войск Воронежского фронта на курском и харьковском направлениях - операция «Звезда».

Войска правого крыла Юго-Западного фронта при поддержке 3-го смешанного авиакорпуса нанесли главный удар силами 6-й армии на Балаклею и Красноград, а 1-й гвардейской армии и подвижной группы фронта генерала М. М. Попова - из района западнее Старобельска через Красный Лиман, Славянск на Волноваху и Мариуполь (ныне Жданов), чтобы отрезать противнику пути отхода за Днепр. 3-я гвардейская и 5-я танковая армии левого крыла фронта при поддержке 1-го смешанного авиакорпуса [37] и 282-й истребительной авиационной дивизии, форсировав Северский Донец, наносили фронтальные удары по донбасской группировке врага, не допуская ее планомерного отхода на запад.

Наступление войск фронта днем и ночью поддерживалось мощными бомбовыми и штурмовыми ударами по войскам противника на поле боя и его резервам на подступах к Северскому Донцу, по железнодорожным узлам Лозовая, Красноград, Павлоград, Волноваха, Днепропетровск, Синельниково и аэродромам Сталино, Горловка, , Павлоград, Запорожье. Метко разили врага летчики смешанных авиакорпусов, 221-й и 262-й ночной бомбардировочных авиационных дивизий, а с 10 февраля свой смертоносный груз обрушили на противника прибывшие в состав воздушной армии 244-я бомбардировочная авиационная дивизия (командир Герой Советского Союза генерал-майор авиации В. И. Клевцов, заместитель по политчасти полковник. Г. И. Богатиков, начальник штаба полковник М. В. Комаров) и 132-й отдельный бомбардировочный авиационный полк.

Прикрывая наступающие войска, летчики-истребители проявляли высочайшую отвагу и мужество. 4 февраля в районе Звановки летчик 207-й истребительной авиационной дивизии лейтенант И. Кильдюшев со своим ведомым вступил в бой с группой самолетов Хе-111. Израсходовав все боеприпасы, Кильдюшев правой плоскостью срезал хвостовое оперение Хе-111 и благополучно довел свой самолет до аэродрома.

Отличился в боях и летчик 814-го истребительного авиационного полка лейтенант Л. Шидловский. 6 февраля, преследуя группу Хе-111, он уничтожил самолет противника, отрубив ему хвостовое оперение винтом своего «яка». Во время тарана Шидловский получил легкое ранение головы. Однако несмотря на ранение и погнутый винт, летчик довел истребитель до станции Кисловка и произвел посадку на фюзеляж. Здесь ему оказали помощь солдаты наземной части.

Активно действовали соединения воздушной армии на левом крыле фронта. На участке Кружиловка, Давыдово-Никопольское советские войска, поддержанные с воздуха мощными ударами авиации, форсировали Северский Донец и, отражая непрерывные контратаки крупных сил противника, 14 февраля штурмом овладели городом славных [38] революционных и трудовых традиций - Ворошиловградом.

Командование 5-й танковой армии высоко оценило действия авиации за 30 января:

«...Военный Совет и командование стрелковых дивизий 5-й танковой армии особенно отмечают хорошую работу летчиков 282-й истребительной и 267-й штурмовой авиационных дивизий, которые в течение 15 - 20 минут при каждой штурмовке своими дерзкими и смелыми налетами буквально парализовали противника, способствовали прорыву его оборонительной полосы на западном берегу реки Северский Донец, тем самым оказали большую помощь дальнейшему успешному наступлению армии»{22}.

Только части 282-й авиационной дивизии подполковника А. М. Рязанова в период с 1 по 13 февраля уничтожили до 400 автомашин с вражескими войсками и грузом, 7 складов с боеприпасами и горючим, 2 паровоза, до 50 железнодорожных вагонов, 20 зенитных и полевых батарей. 2 февраля в результате хорошо организованного и внезапного штурмового налета на аэродром Зверево было уничтожено и повреждено до 50 самолетов противника{23}.

Высокое мужество и боевое мастерство проявил в воздушных боях летчик-истребитель коммунист П. Геращенко. Однажды вместе со своим ведомым Н. Путько на самолетах Як-1 он атаковал группу вражеских бомбарди-ровщиков в составе 35 Ю-57 и первой же очередью сбил один из них. Строй распался. Фашистским самолетам не удалось прорваться к цели.

П. Геращенко доставил ценные разведывательные данные о механизированной колонне противника. В другой раз скрытно подошел сверху к корректировщику «Хеншелю-126» и поджег его.

В один из дней однополчане стали свидетелями дерзкого воздушного боя, который Геращенко вел над аэродромом с семью «юнкерсами». Несмотря на яростный огонь, который вели по его истребителю вражеские стрелки, Геращенко смело атаковал бомбардировщики, заставил экипажи беспорядочно сбросить бомбы и обратиться в бегство. Отважный летчик начал преследовать «юнкерсы» и три из них подбил. [39]

После боя генерал С. А. Красовский вручил Петру Геращенко орден Отечественной войны II степени.

Мужественно и умело сражались в небе Украины в те дни летчики С. В. Ачкасов, В. В. Рогинец, Г. П. Лысенко и многие другие.

Сломив сопротивление врага, войска правого крыла фронта 6 февраля освободили Балаклею и Изюм, который гитлеровцы называли «задней дверью Донбасса», а через два дня перерезали железную дорогу Харьков - Лозовая. Продвинувшись почти на 150 километров, войска продолжали наступать на Красноград и Ново-Московск, завязали бои за Славянск и Красноармейское.

17 февраля части 6-й армии вступили в Павлоград, где в ночь на 16 февраля население города подняло вооруженное восстание, организованное подпольным Днепропетровским обкомом и Павлоградским горкомом КП(б) Украины.

Гитлеровское командование, стремясь задержать развитие наступления советских войск, организовало оборону на рубеже Лисичанск, Дружковка, Красноармейское, использовав для этого дивизии, подошедшие из Ростова и переброшенные из Франции. Оно отвело свои войска с Дона и нижнего течения Северского Донца на реку Миус.

Войска Южного фронта, освободив Ростов и Новочеркасск, достигли рубежа реки Миус. Неоднократные попытки войск фронта с ходу преодолеть этот рубеж не увенчались успехом.

Воздушные разведчики осуществляли непрерывное наблюдение за отходом и перегруппировкой войск противника, своевременно предупреждали о подходе и сосредоточении свежих сил танков и пехоты врага.

Продолжая стремительное наступление по расходящимся направлениям, войска Юго-Западного фронта 18 февраля своим правым крылом выдвинулись на рубеж Змиев, восточнее Краснограда, Ново-Московска, Красноармейского, Краматорской, Славянска, а левым крылом - на линию Родаково, Дьяково.

Исключительное трудолюбие и находчивость проявил личный состав инженерно-аэродромной службы тыла при изыскании и строительстве аэродромов на освобожденной от врага территории, а также организации снабжения частей армии всем необходимым для жизни и боя. [40]

По инициативе и при личном участий.инженер-подполковника Проценко, майора Мазураша, старшего техника-лейтенанта Розника, лейтенанта Хоменко силами личного состава 23-го района авиационного базирования в течение 12 дней был построен бензопровод через Северский Донец в районе Каменска. От железнодорожных цистерн горючее подвозилось в контейнерах на тележках узкоколейной дороги и сливалось в цистерны, зарытые в землю на правом высоком берегу реки. Отсюда бензин по трубопроводу поступал на левый низкий берег в автоцистерны и доставлялся на аэродромы. Это позволило своевременно обеспечить горючим авиационные части армии, которые перебазировались на передовые аэродромы вслед за наступающими войсками.

За три недели наступления войска фронта продвинулись с боями на 200 - 250 км и вышли на подступы к Днепропетровску и Запорожью. Войска Воронежского фронта 8 февраля освободили Курск, а 16 февраля - Харьков и продолжали наступление на полтавском направлении.

Таким образом, в результате Донбасской и Курско-Харьковской наступательных операций советские войска нанесли новое поражение гитлеровской армии и освободили важные в экономическом и стратегическом отношении районы страны: Харьковский промышленный район и восточную часть Донбасса.

Войска Юго-Западного фронта приступили к решению новой задачи по завершению окружения и разгрома донбасской группировки противника.

Последующие события показали, что противник на южном крыле был недооценен советским командованием. 19 февраля танковые корпуса немецко-фашистских войск начали контрнаступление из районов Краснограда, Первомайского, а 22 февраля - из района Чаплино. В течение пяти дней обе стороны пытались решить наступательные задачи. Развернувшиеся в полосе между Днепром и Северским Донцом боевые действия приняли характер ожесточенных встречных сражений.

В эти дни многие летчики подали заявления о приеме в партию. «Хочу бить фашистов так, как бьют их коммунисты», - писал в своем заявлении летчик В. Северин. И он сдержал свое слово. Не щадя своей жизни, стойко и отважно сражались молодые коммунисты с врагом. [41]

Один из них - летчик младший лейтенант П. А. Сибиркин. За короткое время он сделал восемь боевых вылетов на штурмовку, во время которых взорвал два склада боеприпасов, уничтожил несколько автомашин и подбил один самолет.

Но особенно запомнился летчику, с того дня когда он стал коммунистом, десятый боевой вылет. После выхода на цель штурмовики стали перестраиваться в правый пеленг. В этот момент самолет П. А. Сибиркина, который был замыкающим, атаковали четыре Ме-109ф. Сибиркин принял бой. Но вот одна из очередей прошила плоскость «ила». Другая разбила стекло фонаря кабины. Боясь врезаться в землю (бой шел на высоте 20 - 30 м), «мессершмитт» после атаки стал выполнять боевой разворот влево и на какое-то мгновение оказался в прицеле Сибиркина. Летчик не упустил этот момент и открыл огонь. Вражеский самолет задымил и врезался в землю.

В ожесточенных боях с врагом отличились многие летчики, и среди них - Г. Литовчеико, Н. Химушин, Е. Савельев, И. Лавейкин, С. Глинкин и другие.

Атакованные превосходящими силами противника одновременно с трех направлений, растянутые на 400-километровом фронте и ослабленные в предыдущих наступательных операциях, армии правого крыла фронта оказались в тяжелом положении и были вынуждены сначала перейти к обороне, а затем отойти на левый, берег Северского Донца. Здесь 3 марта они остановили дальнейшее продвижение немецко-фашистских войск.

Тяжелая обстановка создалась и на левом фланге соседнего Воронежского фронта, по войскам которого 4 марта противник нанес сильный контрудар. После упорных оборонительных боев войска фронта 15 марта оставили Харьков, через три дня - Белгород и с 23 марта закрепились на рубеже Коренево, Краснополье, Гостищево и далее по восточному берегу реки Северский Донец до Волчанска, образовав южный фас Курского выступа. Далее по Северскому Донцу от Волчанска до устья реки Айдар прочно закрепились войска Юго-Западного фронта.

Линия фронта стабилизировалась. Сражения зимней кампании 1942/43 г. сменились относительным весенним затишьем. Но это было затишье после бури и перед новой, еще более сильной, грозой. Шла подготовка к решающим боям третьего военного лета. [42]

Немецко-фашистское командование на лето 1943 г. выработало наступательный план, рассчитывая укрепить пошатнувшийся в результате тяжелых поражений зимы 1942/43 г. военный престиж, взять реванш за разгром своих войск в битве на Волге, вернуть стратегическую инициативу. Для новой наступательной операции, получившей название «Цитадель», был выбран узкий участок советско-германского фронта, далеко выдвинутый на запад, так называемый Курский выступ, образовавшийся в ходе зимних боев. Гитлеровское командование планировало нанести два одновременных встречных удара в общем направлении на Курск (из района Орла и из района Харькова) с целью окружения и разгрома войск Центрального и Воронежского фронтов и нанесения удара в тыл Юго-Западного фронта.

Советское Верховное Главнокомандование своевременно раскрыло замысел врага на летнее наступление и, исходя из реальной обстановки, решило преднамеренной упорной и активной обороной измотать и обескровить наступавшие фашистские войска. Затем пятью фронтами перейти в решительное контрнаступление и разгромить врага.

В советскую авиационную группировку под Курском входили 16-я и 2-я воздушные армии. Для участия в оборонительной операции Воронежского фронта привлекалась 17-я воздушная армия. Перед ней ставились следующие задачи:

- совместно с частями 2-й воздушной армии Воронежского фронта, в тесном взаимодействии с артиллерией провести контрподготовку по уничтожению противника, занимающего исходное положение для наступления, .систематическими действиями нарушать управление противника и массированными ударами уничтожать его живую силу, артиллерию и мотомехвойска (для выполнения этих задач планировалось в течение двух дней привлечь 180 самолетов с напряжением 690 самолето-вылетов);

- в дальнейшем в тесном взаимодействии с наземными войсками совместно с частями 2-й воздушной армии не допустить форсирования Северского Донца и прорыва оборонительной полосы, уничтожать войска противника перед передним краем обороны, подходящие к линии фронта, и в местах скопления на направлении главного удара (для выполнения этих задач планировалось в течение [43] одних суток привлечь 170 самолетов с напряжением 300 самолето-вылетов).

В последующие дни оборонительной операции боевое напряжение устанавливалось дополнительными распоряжениями в зависимости от обстановки. Кроме того, с армии не снимались ответственные задачи по ведению воздушной разведки, прикрытию и поддержке боевых действий войск Юго-Западного фронта.

По решению Ставки Верховного Главнокомандования 29 марта 1943 г. генерал С. А. Красовский убыл к новому месту службы на должность командующего 2-й воздушной армией, а 17-ю воздушную армию принял генерал-лейтенант авиации В. А. Судец.

Владимир Александрович Судец связал свою жизнь с авиацией в 1925 г. Он начал службу механиком, а накануне войны уже командовал авиационной дивизией. К этому времени В. А. Судец освоил 45 типов отечественных истребителей и бомбардировщиков. Он отважно воевал против японских захватчиков и белофиннов, был награжден орденами Ленина и Красного Знамени.

В 1941 г. В. А. Судец командовал дальнебомбардировочным авиакорпусом, авиацией общевойсковой армии и ВВС Приволжского военного округа, а в 1942 г. руководил боевыми действиями 1-го бомбардировочного авиационного корпуса.

На генерала В. А. Судец и его заместителей генерал-майоров авиации В. Н. Толмачева и А. Е. Златоцветова, а также на начальника штаба армии генерал-майора авиации Н. Г. Селезнева легла высокая ответственность готовить воздушную армию к предстоящим летним сражениям.

Весной 1943 г. из состава воздушной армии убыли 282-я истребительная, 202-я и 221-я бомбардировочные авиационные дивизии, 208-й, 637-й штурмовые и 132-й отдельный бомбардировочный авиационные полки. Боевой состав армии пополнился вновь сформированным 9-м смешанным авиационным корпусом (командир генерал-майор авиации О. В. Толстиков, заместитель по политчасти полковник М. Г. Баранов, начальник штаба полковник Еремеев). В армии имелось 715 боевых самолетов{24}. [44]

На вооружение истребительных авиационных полков в большом количестве поступали новые истребители Ла-5. Они превосходили лучшие в то время немецкие истребители ФВ-190 и Ме-109. Кроме Ла-5 на вооружении состояли самолеты Як-1 и Як-7б, которые по основным тактико-техническим данным не уступали немецко-фашистским. Наши бомбардировщики Пе-2 также были лучше однотипных самолетов противника, в частности, превосходили их в скорости полета. Настоящей грозой для врага были прославившие себя в предыдущих сражениях штурмовики Ил-2.

Большинство соединений армии уже имело опыт боев на названных типах самолетов под Сталинградом и в последующих операциях второй военной зимы и ранней весны 1943 г. Летчики-истребители стали более умело вести воздушные бои, применяя горизонтальный и вертикальный маневр. Бомбардировочные и штурмовые авиационные соединения получили навыки в организации и нанесении сосредоточенных ударов. Однако из шести штурмовых авиационных полков сформированного авиакорпуса генерала О. В. Толстикова только 672-й участвовал в боевых действиях. Кроме того, в части армии поступало молодое пополнение летного состава, не имевшее боевого опыта. Все это требовало от командования и политотдела армии всесторонней и тщательной подготовки соединений и частей к выполнению боевых задач. Почти ежедневно проводились учебно-боевые полеты.

Летчики, штурманы и стрелки-радисты совершенствовали технику пилотирования и групповую слетанность, учились метко бомбить и стрелять. Истребительные части осваивали самолеты Ла-5. Штабы изучали и обобщали накопленный в боях опыт, проводили штабные учения, летно-тактические и технические конференции. Совершенствовалась сеть командных пунктов и организация связи для обеспечения гибкости и непрерывности управления боевыми действиями авиации. Весь технический состав был привлечен к ремонту неисправной авиационной техники. Пополнялись запасы материальных средств, планировался аэродромный маневр в предвидении контрнаступления, совершенствовалась оборона и маскировка аэродромного базирования.

Особенно большую работу по совершенствованию боевой выучки личного состава и сколачиванию вновь сформированных [45] соединений и частей пришлось проделать командованию, политорганам и штабам авиационного корпуса генерала О. В. Толстикова. Сколачивание корпуса в период его формирования проходило одновременно и параллельно с выполнением боевых задач. Для боевой работы авиационные части в составе 192 Ил-2 и 91 Ла-5 в период с 30 мая по 5 июня были перебазированы с аэродромных узлов Миллерово и Глубокий на аэродромы Покровское, Лантратовка, Буденновка, Ольшаны и Нижняя Дуванка.

Многое было сделано в те дни политорганами, партийными и комсомольскими организациями для укрепления морального духа авиаторов. Целеустремленная партийно-политическая работа направлялась на повышение идейной закалки и боевой выучки летного состава, всех авиационных специалистов. Партийные и комсомольские активисты разъясняли воинам значение побед, одержанных Советской Армией в зимней кампании 1942/43 г., и успехов, достигнутых тружениками советского тыла, пропагандировали отличившихся в боях, боевые традиции армии. Задачи и боевые успехи личного состава широко освещались на страницах армейской газеты «Защитник Отечества».

Для воспитания жгучей ненависти к врагу организовывались встречи авиаторов с местными жителями - очевидцами зверств фашистских оккупантов. Одна из них проходила на аэродроме у капонира, где лежало 157 трупов советских граждан. Это были жертвы гитлеровских палачей. На аэродром пришли сотни жителей украинского села. Дети искали своих родителей, родители - детей, сестры - братьев, жены - своих мужей.

Тут же состоялся митинг. Его открыл полковник Угуев.

- В наших газетах сообщалось о чудовищных злодеяниях гитлеровцев в Гжатске, Вязьме, Ржеве, - сказал он, обращаясь к однополчанам. - А сегодня мы видим сами жертвы варварства. Запомните все, что видите перед собой, и мстите беспощадно врагу!

Выступившие на митинге летчик-истребитель младший лейтенант Худов, техники Левченков, Соколовский и другие поклялись сделать все для разгрома фашизма. «Врагу не уйти от возмездия, от карающей руки советских летчиков» - так было записано в резолюции митинга. [46]

С большим воодушевлением встретил личный состав воздушной армии Первомайские призывы Центрального Комитета партии, которые звали советских летчиков к завоеванию господства в воздухе, к беспощадному уничтожению врага. Мысли и чувства всех авиаторов армии высказал на страницах армейской газеты летчик гвардии лейтенант И. Кильдюшев, сбивший девять вражеских самолетов и таранивший Хе-111.

«Первомайский призыв ЦК нашей партии, обращенный к советским воинам, - писал Кильдюшев,- вызвал огромное воодушевление среди личного состава. На нашем участке фронта немецко-фашистские бандиты и сейчас, в разгар воздушных сражений, на своей шкуре испытывают силу наших ударов... Впереди предстоят жаркие бои и ожесточенные схватки в воздухе. Для этого нам надо еще много сделать - нанести чувствительные удары по вражеской авиации на аэродромах и в воздухе. Замечательная техника, предоставленная нам Родиной, и неуклонное желание советских летчиков стать хозяевами воздуха являются порукой тому, что это господство будет за нами».

На партийных собраниях обсуждались задачи коммунистов в связи с приказом Верховного Главнокомандующего ? 195 от 1 мая 1943 г. Приказ требовал от воинов продолжать без устали совершенствовать свое боевое мастерство, точно выполнять уставы, свято блюсти дисциплину, учиться воевать так, как этого требует дело победы, готовиться к решающим сражениям -с немецко-фашистскими поработителями.

Важную роль в укреплении партийных организаций воздушной армии сыграла перестройка их структуры, проведенная на основе Постановления ЦК ВКП(б) от 24 мая 1943 г. и директивы Главного политического управления РККА от 4 июня 1943 г.{25}. Создание первичных парторганизаций в эскадрильях приблизило партийное руководство к массам коммунистов в бомбардировочных, транспортных частях и отдельных эскадрильях. Партийные организации стали более крепкой опорой командиров-единоначальников в осуществлении поставленных задач. Командир 861-го бомбардировочного авиационного полка 244-й дивизии подполковник Н. А. Никифоров на самые ответственные задания по разведке посылал в эти дни [47] лучших летчиков - коммунистов Н. К. Луценко, В. В. Рогинца, И. Г. Петухова, которые блестяще выполняли задачи.

Велась большая воспитательная работа с вновь прибывшими молодыми летчиками. Свои первые вылеты они совершали совместно с опытными воздушными бойцами.

«В конце мая 1943 года в 866-й авиаполк 288-й истребительной авиационной дивизии прибыло молодое пополнение летчиков, - рассказывает Герой Советского Союза Д. Д. Сырцов. - Несколько человек было направлено в первую авиаэскадрилью, которой мне довелось тогда командовать. Воздушные бои в этот период на рубеже реки Северский Донец носили особенно ожесточенный характер, и молодых летчиков, не нюхавших еще пороху, мы осторожно вводили в бой».

Накануне решающих сражений лучшие летчики, техники, механики, воздушные стрелки вступали в партию и комсомол. Только в июне 1943 г. в 1-м смешанном авиационном корпусе было принято в партию 67 человек, в 9-м авиакорпусе - 40 человек, в 262-й авиадивизии ночных бомбардировщиков - 27 человек.

Кандидатом в члены партии был принят в те дни летчик-истребитель гвардии лейтенант И. Н. Сытов, награжденный двумя орденами. Он лично сбил семь вражеских самолетов и три - в групповом бою. В день приема в партию он вогнал в землю еще одного фашистского стервятника. Спустя два дня после вручения ему кандидатской карточки отважный летчик вступил в бой с четырьмя «мессершмиттами». Он проходил над центром оккупированного врагом Харькова, на виду у многих советских граждан. Два фашистских истребителя сбил Сытов, а остальные покинули поле боя.

Отважно сражались с немецко-фашистскими захватчиками комсомольцы. «Отдадим все силы на разгром врага. Будем бить его со всей силой комсомольского сердца. Просим наш экипаж считать «комсомольским» - с такой просьбой обратился к командованию экипаж бомбардировщика в составе летчика П. Яковлева, штурмана А. Голперова, стрелка-радиста И. Новикова, воздушного стрелка Н. Пейкача, механиков М. Тимченко и В. Шев-лягина. Просьбу удовлетворили. Авиаторы боевыми делами доказали, что их экипаж достоин присвоенного ему звания. [48]

Тщательная подготовка к боям, небывалый политический и боевой подъем среди личного состава воздушной армии говорили о том, что авиаторы готовы с честью выполнить возложенные на них боевые задачи. И это было подтверждено в ходе упорных боев на Северском Донце в апреле - июне. Наши летчики уничтожали авиацию противника в воздушных боях и на аэродромах Краматорская, Барвенково, Днепропетровск, Сталино, Запорожье, Артемовск, наносили удары по железнодорожным узлам и перегонам на участках Лозовая, Красноармейское, Днепропетровск, Ново-Московск, Чаплине, Синельниково, по переправам и войскам на поле боя в районах Привольное, шахты Томаша. Они поддерживали с воздуха войска 1-й, 3-й гвардейских и 6-й армий Юго-Западного фронта при ведении ими боевых действий по захвату, удержанию и расширению плацдармов в Залиманской, Изюмской, Банновской и Лисичанской излучинах Северского Донца. Неоднократные попытки противника форсировать реку, вытеснить советские войска с плацдармов на его правом берегу были успешно отбиты при активной поддержке авиации фронта.

Штурмовики и бомбардировщики днем и ночью громили вражеские укрепления, дзоты, выбивали противника из окопов и блиндажей, подавляли огонь артиллерии и минометов и уничтожали подходящие к полю боя резервы. Действия летчиков 17-й воздушной армии получили высокую оценку командующих 1-й и 6-й армий, лично наблюдавших за ударами «летающих танков» - «илов» авиакорпусов генералов В. И. Аладинского и В. И. Шевченко и бомбардировщиков дивизий генерала В. И. Клевцова и полковника Г. И. Белицкого.

25 апреля 1943 г. Совинформбюро сообщило:

«Юго-западнее Ворошиловграда советская авиация совершила крупный налет на аэродром противника. При первом же заходе наши летчики уничтожили на земле 20 немецких самолетов».

Этот дерзкий налет на вражеский аэродром совершила группа «ильюшиных» под командованием летчика 299-го штурмового авиационного полка 290-й штурмовой авиационной дивизии старшего лейтенанта Ф. А. Жигарина. После штурмовки над аэродромом завязался воздушный бой, в котором Жигарин сбил двух фашистских стервятников, но при этом был ранен. Однако он привел свой самолет в расположение наших частей. [49]

Ф. А. Жигарин храбро сражался в небе Украины и в последующих боях. В сентябре 1943 г. он был удостоен звания Героя Советского Союза.

В начале мая 1943 г. части 3-й гвардейской армии при поддержке авиации форсировали реку Северский Донец на участке Кременная, Рубежная, овладели Привольным и рядом выгодных высот. Неоднократные сильные контратаки противника были отбиты гвардейцами армии генерала Д. Д. Лелюшенко и штурмовиками генерала В. И. Аладинского. Особенно успешными были действия штурмовиков 5 - 9 мая.

«В 6.05 9 мая две группы штурмовиков под прикрытием истребителей нанесли штурмовой удар с бреющего полета в районе высоты 163,0 и поселка Первое мая. Командующий 3-й гвардейской армией действия штурмовиков наблюдал и дал им высокую оценку - штурмовики действовали исключительно отлично, наблюдались прямые попадания бомб и снарядов точно по целям - дзотам. Противнику нанесен большой урон»{26}, - доносил начальник авиационного отдела 3-й гвардейской армии полковник Добрынин.

В период с 6 по 8 мая 1943 г. 17-я воздушная армия принимала участие в операции по уничтожению авиации противника на аэродромах, проведенной по указанию Верховного Главнокомандования силами шести воздушных армий.

Директивой о проведении операции, полученной командующим утром 5 мая, то есть за сутки до ее начала, перед армией ставилась задача массированными ударами уничтожить авиацию противника на аэродромах Днепропетровск, Запорожье, Краматорская. Командиры авиационных соединений получили задачу у командующего армией в 19 часов 5 мая, а командиры авиационных полков - лично у командиров соединений. О предстоящей операции знал ограниченный круг лиц. При взлете и следовании к цели запрещалось пользоваться радиосвязью. Скрытность подготовки обеспечила внезапность и высокую эффективность ударов. Особенно меткими были удары частей 244-й бомбардировочной авиационной дивизии по аэродрому Днепропетровск (Кайдаки), а также частей 3-го авиакорпуса и 262-й авиационной дивизии ночных бомбардировщиков по аэродрому Краматорская. [50]

Доразведкой на аэродроме Краматорская было обнаружено до 100 самолетов различного типа. На рассвете 6 мая десятка Ла-5 207-й истребительной авиационной дивизии полковника А. П. Осадчего, ведомая мастером воздушных боев и штурмовых атак капитаном Н. П. Дмитриевым, блокировала и штурмовала аэродром, а затем, совместно с шестеркой Як-1 814-го истребительного авиационного полка майора М. В. Кузнецова, связала боем 14 подошедших «мессершмиттов» и «фокке-вульфов» и этим обеспечила свободу действий по аэродрому двух восьмерок Ил-2 290-й штурмовой авиационной дивизии полковника П. И. Мироненко. Группы штурмовиков, ведомые младшим лейтенантом Железняковым и старшим лейтенантом Суворовым, беспрепятственно расстреливали и бомбили самолеты противника на аэродроме, выполнив по нескольку заходов. Истребители прикрытия сбили в завязавшемся воздушном бою два Ме-109г. Меткими были очереди гвардии младшего лейтенанта Глинкина и гвардии младшего лейтенанта Лавренко. Разогнав оставшихся истребителей противника, наши летчики после ухода «илов» тоже произвели штурмовку аэродрома и без потерь вернулись на свою точку базирования.

6 мая в 19.00 по аэродрому был нанесен повторный удар. В этот день летчики авиакорпуса генерала В. И. Аладинского уничтожили 23 и сильно повредили 12 самолетов противника{27}.

В ночь на 7 мая на аэродроме Краматорская, не переставая, рвались бомбы, сброшенные за четыре ночных налета летчиками 449-го бомбардировочного авиационного полка майора И. И. Малова, 734-го и 370-го полков ночных бомбардировщиков майора А. В. Стяжкова и подполковника К. Д. Василевского. Было отмечено десять прямых попаданий по местам стоянок самолетов, шестнадцать - по бетонной площадке и шесть - по батареям зенитной артиллерии{28}.

Воздушная армия, не прекращая ударов по аэродромам противника, в течение мая - июня вела ожесточенные воздушные бои с вражеской авиацией. Выполнялись задания по прикрытию войск фронта на поле боя и отражению налетов на наши аэродромы и объекты тыла. За [51] два месяца в воздушных боях было сбито 184 самолета противника и 153 самолета уничтожено на аэродромах. Воздушные бои были выиграны советскими летчиками при общем соотношении в потерях 4 : 1 в нашу пользу{29}.

В мае отважно сражались в воздухе истребители 3-го авиакорпуса генерала В. И. Аладинского, а с июня в воздушную борьбу с врагом включились дивизии авиакорпусов генералов О. В. Толстикова и В. И. Шевченко.

Жаркий воздушный бой произошел 14 июня при отражении налета семи ФВ-190 и восьми Ме-109 на аэродром Нижняя Дуванка, на котором базировались самолеты 295-й истребительной авиационной дивизии. По сигналу «Тревога» с аэродромов Буденновка, Ольшаны, Мануиловка и Нижняя Дуванка в воздух было поднято 24 Ла-5 31,116 и- 164-го истребительных авиационных полков. В этом бою отважно сражались летчики: лейтенант П. Леоненко и сержант И. Шпаченко, младшие лейтенанты П. Орлов, С. Коваленко, старший сержант В. Калашонок, старший сержант Н. Скоморохов в паре с В. Шевыриным. О мужестве и дерзости наших летчиков говорят, в частности, действия сержанта И. Шпаченко. Пилот трижды встречался с парами «мессеров», сбил двух стервятников. Раненный осколками разорвавшихся в кабине снарядов, он покинул горящий самолет и благополучно приземлился на парашюте.

Однако отсутствие достаточного опыта ведения групповых воздушных боев, а также распределения высот действий между полками, взаимодействия между ними в воздухе, управления самолетами с земли снизило результаты смелых действий летчиков. Противник недосчитался лишь семи самолетов. Мы потеряли два самолета.

23 июня над Северским Донцом произошел воздушный бой, в котором участвовали летчики 5-го гвардейского истребительного авиационного полка Героя Советского Союза майора В. А. Зайцева. Советские летчики сбили десять и подбили три немецких самолета. В. И. Попков уничтожил два Ме-109. В бою одержали победы С. Г. Глинкин, Н. С. Сивцов, лейтенанты Г. И. Кучеренко, младшие лейтенанты В. С. Игнатьев, А. Б. Мастерков, П. Т. Кальсин, старший сержант А. Г. Долгов и другие. [52]

Эта победа стала возможной благодаря правильной организации боя четверок: пара атаковала, пара прикрывала. Во что бы то ни стало держаться строя было законом наших воздушных бойцов.

Опыт этого боя многому научил наших молодых летчиков-истребителей - будущих асов, ставших грозой для врага. Командующий фронтом объявил благодарность всем его участникам, а летчика В. И. Попкова наградил именными часами.

В третьей декаде июня активно включился в работу по подготовке армии к предстоящим боям назначенный на должность начальника штаба воздушной армии генерал-майор авиации Н. М. Корсаков. До конца войны он был надежным помощником командующего армией в организации и руководстве боевыми действиями авиации. В конце июня Николая Михайловича вызвали в штаб к представителю Ставки Верховного Главнокомандования генерал-полковнику авиации С. А.. Худякову. Здесь были окончательно уточнены план взаимодействия 2-й и 17-й воздушных армий и задачи 17-й воздушной армии по нанесению массированных ударов по аэродромам противника и поддержке боевых действий войск 7-й гвардейской армии, оборонявшихся на левом крыле Воронежского фронта юго-восточнее Белгорода.

Штаб армии, штабы авиационных соединений и частей выполнили большую подготовительную работу по организации и непосредственной увязке всех вопросов взаимодействия с наземными войсками и между видами авиации, что сыграло положительную роль в ходе всей операции.

2 июля Ставка Верховного Главнокомандования предупредила командующих Центральным и Воронежским фронтами о возможном переходе немецко-фашистских войск в наступление на Курской дуге в период с 3 по 6 июля. 5 июля в 3.00 советская артиллерия открыла огонь по исходным позициям врага. После артиллерийской контрподготовки 417 штурмовиков и истребителей 2-й и 17-й воздушных армий начали штурмовку аэродромов Микояновка, Померки, Сокольники, Основа, Рогань, Барвенково и Краматорская.

Две восьмерки Ла-5 9-го смешанного авиационного корпуса, ведомые майором А. Д. Мелентьевым, внезапно вышли на аэродром Рогань. Первая группа блокировала [53] его, а затем атаковала самолеты противника, заставив их прекратить взлет. Вскоре завязался воздушный бой с подошедшими истребителями противника. Создав десять очагов пожара на аэродроме и сбив пять ФВ-190, советские летчики вернулись на свой аэродром без потерь.

Особенно результативным был удар штурмовиков и истребителей авиационного корпуса генерала В. И. Шевченко по аэродрому Краматорская. Уничтожив с первого захода самолеты, готовившиеся к взлету, и подавив зенитную артиллерию, штурмовики в последующих атаках с бреющего полета пулеметно-пушечным огнем уничтожили и повредили до 50 «юнкерсов» и «мессершмиттов».

В дальнейшем авиация была нацелена на уничтожение танков, артиллерии и пехоты врага на поле боя.

Тем временем на земле развертывалось гигантское сражение. День, казалось, померк. Раскинувшийся на холмах Белгород окутался тучами огня и дыма. На всем рубеже Томаровка, Белгород, Безлюдовка почти одновременно при поддержке крупных сил авиации пошли в атаку сотни танков и самоходных установок противника.

Наиболее напряженные бои развернулись на обоянском направлении, где оборонялась 6-я гвардейская армия генерала И. М. Чистякова. Противник сосредоточил здесь до 700 танков, основные силы пехоты и артиллерии. Введя в бой два танковых и один армейский корпус 4-й танковой армии, враг стремился кратчайшим путем прорваться с юга к Курску и соединиться с 9-й армией, наступавшей с севера.

Юго-восточнее Белгорода на корочанском направлении противник силами 3-го танкового и 11-го армейского корпусов наносил вспомогательный удар для обеспечения фланга ударной группировки 4-й танковой армии. Здесь вступили в бой с врагом войска 7-й гвардейской армии генерала М. С. Шумилова, их активно поддерживала 17-я воздушная армия. На командном пункте генерала Шумилова был развернут вспомогательный пункт управления воздушной армии во главе с генералом А. Е. Златоцветовым, который успешно осуществлял руководство боевыми действиями авиации в ходе оборонительной операции.

Основные усилия штурмовой и бомбардировочной авиации были направлены на уничтожение танковой труппировки [54] противника в районе Зыбина, Мощеного, Томаровки, Стрелецкого, пытавшейся прорвать оборону в полосе 6-й гвардейской армии, а также на противодействие попыткам вражеских войск переправиться через Северский Донец в полосе 7-й гвардейской армии на участке Соломино - Безлюдовка.

Особенно эффективно действовали штурмовики 3-го и 9-го смешанных авиакорпусов и бомбардировщики 244-й бомбардировочной авиационной дивизии. 5 июля они произвели 200, а 6 июля - 450 самолето-вылетов по танкам, мотопехоте противника и переправам{30}. С утра до позднего вечера одна за другой шли группы «ильюшиных» авиационного корпуса генерала В. И. Аладинского туда, где разгорались ожесточенные бои, где враг пытался навести переправы через водный рубеж. Своими дерзкими атаками летчики помогали пехоте успешно отражать танковые атаки, уничтожать гитлеровцев.

Ведущие групп самолетов И. Морозов, П. Сибиркин, А. Беляков и другие по нескольку раз в день вылетали на выполнение боевых заданий. И каждый их вылет был успешным.

Группе штурмовиков под командованием капитана Малышева была поставлена ответственная задача - разрушить переправу противника через Северский Донец. Удар по переправе был нанесен в тот момент, когда на ней находилось несколько цистерн с горючим. Мост был разрушен. Возле него скопились вражеские войска, артиллерия, автомашины. Увидев это, шестерка Ил-2, возглавляемая П. А. Сибиркиным, сделала два захода и сбросила бомбы. Здесь же у переправы Сибиркин обнаружил склад с горючим и уничтожил его.

Кроме разрушения переправ и уничтожения живой силы и техники врага на дорогах штурмовики в тесном взаимодействии с гвардейцами генерала М. С. Шумилова вели напряженную борьбу с вражескими танками. «Илы» засыпали «тигры» и «фердинанды», впервые появившиеся на фронте, кумулятивными противотанковыми авиационными бомбами, обладавшими высокой эффективностью. Только за 6 июля штурмовики уничтожили и повредили до 90 фашистских танков{31}. [55]

Наши летчики проявили в этих боях беспримерную отвагу и высокое боевое мастерство. Многие из них совершили бессмертные подвиги. 5 июля командир эскадрильи 175-го штурмового авиационного полка старший лейтенант А. П. Долгов направил свой горящий самолет на вражескую автоколонну, стоявшую у села Бессоновки. На другой день летчик 955-го штурмового авиационного полка И. Г. Гусев бросил свой горящий «ил» на скопление автомашин и бензоцистерн с горючим у переправы через Северский Донец{32}. Заместитель командира эскадрильи 95-го гвардейского штурмового авиационного полка младший лейтенант Н. Томайкин перед вылетом на боевое задание сказал товарищам: «Если меня подобьют над целью и я не смогу уйти, то повторю подвиг Гастелло и Абдирова». Коммунист Томайкин был подбит над целью и на глазах товарищей направил свой самолет в колонну автомашин с фашистскими войсками{33}.

Командование 7-й гвардейской армии высоко оценило действия авиации. В одном из донесений указывалось, что 5 и 6 июля штурмовики 17-й воздушной армии успешно наносили удары по объектам противника на поле бон, что воины-гвардейцы весьма благодарны летчикам за помощь в отражении атак немецко-фашистских войск{34}.

В первый же день наступления враг бросил в бой крупные силы истребителей с целью получить преимущество над полем боя. Завязались ожесточенные воздушные бои. Нередко в них принимало участие 100 - 150 самолетов. В течение двух дней соединения 2-й и 17-й воздушных армий провели 189 воздушных боев. 5 июля было сбито 173, а 6 июля свыше 100 фашистских самолетов. На второй день оборонительного сражения авиация противника, встретив сильное сопротивление наших истребителей, вдвое снизила свою активность.

В ожесточенных сражениях летчики показывали беспредельную преданность Коммунистической партии, советскому народу, проявляли мужество и героизм. В эти дни отважно сражались в воздухе летчики авиационного корпуса генерала В. И. Аладинского. Вот лишь один из примеров. [56]

Шестерка Ла-5, ведомая гвардии капитаном И. П. Лавейкиным, встретила над линией фронта 12 вражеских бомбардировщиков, которых прикрывали 16 «мессершмиттов». Лавейкин подал сигнал «В атаку!». Первой же очередью он зажег Хе-111 и, не давая гитлеровцам опомниться, снова устремился в атаку. Бомбардировщики стали разворачиваться на обратный курс. К этому времени к месту боя подошли еще 20 вражеских бомбардировщиков и 16 истребителей. В исключительно трудных условиях пришлось сражаться советским летчикам, но они не допустили удара по нашим наземным войскам и уничтожили семь фашистских самолетов, два из которых сбил капитан И. П. Лавейкин.

Летчика-истребителя Ивана Лавейкина хорошо знали в войсках фронта. О нем говорили как о подлинном мастере воздушного боя. Защищая небо Родины с первых дней войны, он десятки раз появлялся над вражескими аэродромами, мастерски штурмовал их, уничтожая самолеты и взрывая склады с горючим и боеприпасами. Успешно участвовал в прикрытии наземных войск, в разведке и сопровождении бомбардировщиков и штурмовиков. За мужество и отвагу, проявленные в боях с немецко-фашистскими захватчиками, коммунисту гвардии капитану И. П. Лавейкину 28 августа 1943 г. было присвоено звание Героя Советского Союза. В то время ему было 22 года.

6 июля советские войска приостановили наступление противника. На обоянском направлении ему удалось прорвать вторую полосу обороны лишь на одном участке (Яковлево, Лучки). Юго-восточнее Белгорода войска противника незначительно продвинулись вперед. К исходу дня они вышли ко второй оборонительной полосе. Неся большие потери, враг спешил восстановить силы за счет оперативных резервов и переброски авиации с других участков фронта и из глубокого тыла.

7 июля сложную задачу выполнял 5-й гвардейский истребительный авиационный полк, который после доразведки наносил штурмовой удар одновременно по трем аэродромам противника: Рогань, Сокольники и Основа. Лучшими организаторами штурмовок явились командиры эскадрилий Н. П. Дмитриев и Н. С. Киянченко. Особенно отличился коммунист гвардии капитан Н. П. Дмитриев, впоследствии удостоенный звания Героя Советского [57] Союза. В воздушных боях отважный летчик сбил 15 фашистских самолетов.

В период с 7 по 10 июля танковые и моторизованные дивизии противника продолжали наступление. Их непрерывные атаки поддерживались массированными налетами авиации. Чтобы сорвать наступление противника и не допустить прорыва обороны, советское Верховное Главнокомандование усилило войска и авиацию Воронежского фронта.

Для оказания более эффективной помощи наземным войскам 1-й смешанный авиационный корпус 7 июля был переброшен ближе к линии фронта: с аэродромного узла Старобельск на аэродромный узел Уразово. Высокую оперативность в своевременном обеспечении боевой работы корпуса с новых аэродромов проявил личный состав 30-го района авиационного базирования и лично начальник штаба тыла армии подполковник И. Б. Ростик, руководивший перемещением тыловых частей.

Два батальона аэродромного обслуживания, получив задачу в 15 часов 6 июля, совершили 125-километровый марш и с 6 часов 30 минут 7 июля уже обеспечивали боевую работу частей авиационного корпуса с Уразовского аэродромного узла.

В течение 7 и 8 июля авиационные полки 1-го и 3-го смешанных авиационных корпусов армии уничтожали танки и мотопехоту противника на обоянском направлении в районах Ольховатки, Козьмо-Демъяновки, Быков-ки и Дмитриевки.

В упорных оборонительных боях советские войска, поддерживаемые авиацией, успешно отражали атаки противника, нанося ему большие потери.

Действия авиационных частей воздушной армии на белгородском направлении были сопряжены с исключительными трудностями. Удары по переправам, резервам и наступающим войскам осуществлялись на узком участке фронта в условиях сильного противодействия зенитных средств противника. Но ничто не могло остановить наших летчиков. Самые сложные задачи выполнялись в срок, и враг оставил в районах наступления тысячи трупов своих солдат и офицеров, сотни сгоревших танков и автомашин.

7 июля 125 самолетов армии непрерывно поддерживали наземные войска в районах Соломина, Пуляевки, [58] Масловой Пристани, Топлинки, Безлюдовки, разрушили семь переправ через Северский Донец, уничтожили 27 танков, около 60 автомашин, 6 бензоцистерн, 8 батарей зенитной артиллерии и 2 склада с боеприпасами.

Все попытки танковых и моторизованных дивизий врага прорваться к Обояни и Короче были сорваны. Немецко-фашистские войска продвинулись на обоянском направлении лишь на 15 - 20 км, а на корочанском - на 10 - 15 км.

Принимая активное участие в отражении наступления противника, летчики воздушной армии с 7 по 11 июля произвели 2112 самолето-вылетов. Начальник штаба 24-го стрелкового корпуса телеграфировал генералу В. А. Судец:

«Командующий 7-й гвардейской армией и командиры 81-й и 73-й стрелковых дивизий просят передать спасибо экипажам, громившим в период с 15 до 16 часов 7 июля танки противника в районах Ястребово и Беловская. Они также благодарны за действия штурмовиков в районе Маслова Пристань»{35}.

9 июля командир 25-го стрелкового корпуса сообщил в штаб воздушной армии, что в этот день он с восхищением наблюдал за успешными действиями штурмовиков, наносивших удары по колонне танков противника, в результате которых было подбито и уничтожено 47 танков и 147 автомашин. Начальник авиационного отдела штаба 7-й гвардейской армии гвардии полковник Иоффе доносил, что с утра группа штурмовиков нанесла удар по колонне противника в районе Маслова Пристань, где было обнаружено до тысячи автомашин, цистерн с горючим и самоходных орудий. Через 15 минут еще три группы «ильюшиных» штурмовали эту колонну. Было уничтожено много боевой техники противника.

8 этот июльский день совершили геройский подвиг командир эскадрильи 94-го гвардейского штурмового авиационного полка 5-й гвардейской штурмовой авиационной дивизии коммунист гвардии капитан Петрухин и комсомолец воздушный стрелок Герасименко. Когда во время штурмовки их самолет был подбит, Петрухин направил горящий штурмовик на скопление вражеских танков.

9 июля младший лейтенант П. Д. Худов сбил четырнадцатый вражеский самолет. П. Худов вылетел во [59] главе четверки Ла-5. Его ведомым был А. Долгов. Выполнив задание, истребители взяли курс на свой аэродром. И тут летчики заметили идущих на малой высоте два Ю-87, которые буксировали планеры.

Внезапная атака ошеломила врага. Один бомбардировщик был подожжен Худовым и упал на лес. Такая же участь постигла и второй «юнкерс». Покончив с бомбардировщиками, истребители уничтожили и планеры, которые едва успели приземлиться.

Самоотверженно сражались с фашистскими стервятниками летчики 814-го истребительного авиационного полка 3-го смешанного авиационного корпуса. В эти дни коммунист лейтенант В. В. Бобков довел число лично сбитых самолетов до 12, а в групповом бою - до 5.

Однажды 36 «юнкерсов» и «мессершмиттов» пытались бомбить наши войска. Пятерка истребителей, в состав которой входили Бобков и его ведомый младший лейтенант Артемченко, врезалась в строй вражеских бомбардировщиков и разогнала их. На обратном пути Бобкова и Артемченко пыталась перехватить группа «мессершмиттов». Боеприпасы были на исходе. Но это не смутило отважных летчиков: они пошли в лобовую атаку на противника. Гитлеровцы не выдержали и стали уходить. Лейтенант Бобков меткой очередью сбил один «мессершмитт».

...Прячась в облаках, фашистские бомбардировщики пытались скрытно выйти на один из наших аэродромов и разбомбить его. Но враг был своевременно обнаружен. Один за другим в воздух ушли истребители 5-го гвардейского авиационного полка. Первыми заметили фашистские бомбардировщики, идущие под прикрытием шести истребителей, летчики звена, ведомого младшим лейтенантом В. Попковым. Четверка Ла-5 преградила путь, врагу. С первой же атаки командир звена сбил вражеский истребитель. А вскоре и второй фашистский самолет рухнул на землю. Попков по радио руководил действиями летчиков, предупреждал об опасности. Вот уже третий стервятник, оставляя за собой шлейф дыма, вошел в штопор.

Задание было выполнено. Летчики без потерь возвратились на свой аэродром, не пропустив к нему ни одного вражеского самолета.

Москвич Виталий Попков с ранних лет мечтал стать [60] летчиком. И его мечта сбылась. В 1940г. он поступил в Чугуевскую военно-авиационную школу пилотов, а в мае 1942 г. попал на фронт. Уже в первых боях молодой летчик проявил себя умелым и отважным воздушным бойцом. Ему доверили водить в бой звено, а затем и эскадрильи.

Однажды В. Попков во главе 12 Ла-5 прикрывал боевые порядки наземных войск. К линии фронта приближалась группа немецких бомбардировщиков, в которой было не меньше 30 машин. Их сопровождали 18 истребителей. Силы были неравные. Но Попков и его товарищи смело вступили в бой, сбив десять и подбив три фашистских самолета.

В сентябре 1943 г. В. И. Попков был удостоен звания Героя Советского Союза. Впоследствии он стал командиром необычной эскадрильи: в ней было одиннадцать Героев Советского Союза.

Свой гвардейский боевой счет коммунист В. И. Попков подытожил в воздушном бою под Берлином. За годы войны он провел 117 воздушных боев, в которых уничтожил лично 40 вражеских самолетов. За образцовое выполнение боевых заданий, за мужество, отвагу и геройство, проявленные в боях с врагами Родины, Виталий Иванович Попков в июне 1945 г. был награжден второй медалью «Золотая Звезда».

Попытки противника прорваться к Курску через Обоянь были сорваны. К 10 июля, наступление немецко-фашистских войск на этом участке фронта было остановлено, а господство в воздухе полностью и окончательно завоевано советской авиацией. В напряженных пятидневных боях наземные войска при активной поддержке авиации нанесли врагу огромные потери. Военный совет 7-й гвардейской армии 11 июля высоко оценил, действия нашей авиации и объявил благодарность летному составу за отличную работу на поле боя в интересах армии и за то, что отважные соколы нанесли громадный ущерб противнику в живой силе и технике.

После перегруппировки войск танковые и моторизованные дивизии врага при поддержке авиации перенесли свои главные усилия на прохоровское направление. Разгадав [61] планы врага, командование Воронежского фронта по согласованию со Ставкой приняло решение нанести 12 июля мощный контрудар с целью окончательного разгрома наступающей немецко-фашистской группировки. Для поддержки сухопутных войск, осуществляющих контрудар, привлекались в полном составе 2-я и 17-я воздушные армии.

В течение двух ночей, на 11 и 12 июля, 262-я дивизия ночных бомбардировщиков вела боевые действия по уничтожению и изнурению войск противника в районах Стрелецкого, Драгунского, Пушкарного, Бутова. Совместно с авиацией дальнего действия она наносила удары по железнодорожным станциям и перегонам, успешно громила колонны войск на шоссейных дорогах с целью изоляции района предстоящего сражения от притока свежих резервов.

Утром 12 июля после мощной артиллерийской и авиационной подготовки войска фронта перешли в наступление. В этот день под Прохоровкой произошло крупнейшее в истории войн танковое сражение, в котором с обеих сторон участвовало около 1200 танков. Одновременно над полем боя происходили напряженные воздушные бои.

В ходе контрудара авиация осуществляла поддержку наших войск эшелонированными действиями штурмовиков и бомбардировщиков. Удары наносились по скоплениям танков противника в районах Андреевки, Покровки, Яковлева, Верхнего Ольшанца, Мелихова, Шляхова.

В результате совместных усилий наших сухопутных войск и авиации противник вынужден был отказаться от дальнейших попыток овладения Курском с юга. Наступление немецко-фашистских войск на белгородско-курском направлении закончилось провалом.

17-я воздушная армия успешно выполнила поставленные перед ней задачи по поддержке наземных войск на первом этапе оборонительной операции Воронежского фронта. С 5 по 16 июля летчики армии днем и ночью вели напряженные боевые действия. Проявляя исключительный героизм, мужество и отвагу, они произвели 4230 самолето-вылетов, повредили и уничтожили 400 танков, более 1050 автомашин с войсками и грузами, взорвали 22 склада с боеприпасами и 12 переправ, подавили и уничтожили 84 батареи полевой и зенитной артиллерии, рассеяли и уничтожили свыше 5650 солдат и офицеров [62] противника. За этот период в борьбе за господство в воздухе летчики армии провели 81 воздушный бой, в которых сбили 83 и подбили 18 фашистских самолетов, а также сожгли 64 и повредили до 35 самолетов различных типов во время штурмовок вражеских аэродромов{36}.

С 17 июля воздушная армия обрушила всю силу и мощь своего оружия на противника на изюм-барвенковском направлении. В этот день войска Юго-Западного фронта перешли в наступление из района Изюма в направлении Барвенково и, форсировав Северский Донец на участке Каменка - Маяки силами 8-й гвардейской армии генерал-лейтенанта В. И. Чуйкова, завязали упорные бои по захвату плацдарма на правом берегу реки.

Соединения и части воздушной армии уничтожали войска и технику противника в районах Большой Горажовки, Великой Камышевахи, Малой Камышевахи, Каменки, Топальской, Долгенькой, Голой Долины, Маяков, Славянска, Адамовки, Краснополья, авиацию врага в воздухе и на аэродромах Основа, Сокольники, Рогань, Краматорская, Барвенково, вели разведку поля боя, выдвижения и сосредоточения войск противника.

Ранним утром подняли свои машины в небо летчики авиационной дивизии полковника П. И. Мироненко. Штурмовики получили приказ поддержать ударами с воздуха гвардейцев генерала В. И. Чуйкова. В первый вылет повели свои группы «ильюшиных» мастера штурмовых атак старший лейтенант Вовкогон, младшие лейтенанты Белов и Миронов. Выйдя точно на цель, штурмовики сбросили бомбы на артиллерийские позиции, блиндажи и окопы противника.

Группа самолетов, ведомая старшим лейтенантом Вовкогоном, произвела в этом вылете восемь атак, уничтожив 4 танка и 15 автомашин с войсками и грузами.

Две группы штурмовиков 775-го штурмового авиационного полка под командованием летчиков Касьяненко и Государева 19 июля подавили огонь минометных и артиллерийских батарей противника и нанесли удар по подходящим колоннам вражеских войск в тот момент, когда наземные части штурмовали высоту. В тот же день на имя командира полка майора Н. И. Зубанева была получена следующая телеграмма:

«Бойцы и командиры части Алферова довольны действиями штурмовиков. Передаем вам красноармейское спасибо. Ваша помощь особенно ценна, потому что была своевременной; бойцы брали высоту в жестоком бою, борьба шла в траншеях и дзотах, дрались ножами, и вы воодушевляли нас, не дали фашистам подбросить помощь».

Исключительную самоотверженность, высочайшее мужество при выполнении боевых заданий проявляли воины 9-го смешанного авиационного корпуса. Летчики-штурмовики делали в день по три-четыре боевых вылета и по пять заходов на цели под сильным огнем вражеской зенитной артиллерии. За три дня боев только летчики 672-го штурмового авиационного полка уничтожили свыше десяти артиллерийских батарей, до 30 вражеских танков, а летчики Л. Л. Степанов, Е. И. Еременко, Ф. И. Сомов сбили по одному вражескому самолету.

18 июля в районе Великой Камышевахи был подбит при штурмовке артиллерийских позиций самолет заместителя командира эскадрильи 625-го штурмового авиационного полка старшего лейтенанта А. И. Петухова.

Коммунист Петухов направил объятую пламенем машину на блиндаж врага и под ее обломками похоронил находившихся там гитлеровцев{37}.

Днем и ночью громили врага летчики 449-го бомбардировочного авиационного полка майора И. И. Малова. Особенно отличились при выполнении боевых заданий «ночники» - коммунисты капитан В. Ф. Тюшевский, лейтенанты Н. В. Козлов, П. И. Компанеец. Их экипажи совершали по три вылета за ночь, нанося меткие удары по вражеским войскам на поле боя и по аэродромам.

По-гвардейски били фашистских стервятников истребители. Кандидат в члены ВКП(б) гвардии лейтенант И. Сытов со своими ведомыми молодыми летчиками Никитиным и Лавренко 17 июля вступил в неравный бой с 18 вражескими бомбардировщиками, шедшими под прикрытием 6 ФВ-190. Советские летчики сбили три «юнкерса». Через два дня И. Сытов увеличил счет сбитых им самолетов, доведя его до двадцати четырех. В воздушных боях отличились многие летчики, в том числе Д. К. калов, Е. И. Еременко, Г. А. Баевский, П. Т. Кальсин, [64] А. И. Пчелкин, А. И. Тимошенко, Т. М. Кучеренко, А. И. Шардаков, Е. М. Яременко и другие.

В этот же день прикрывавшие наземные войска 16 Як-1 и 4 Ла-5 под командованием командира полка майора М. В. Кузнецова неоднократно завязывали бои с большими группами бомбардировщиков и истребителей противника. Советские летчики неизменно выходили победителями. Летчики Н. Ф. Химушин, Е. П. Савельев, И. И. Селифонов и другие сбили десять вражеских самолетов.

Победителями из неравных воздушных схваток выходили летчики 9-го смешанного авиационного корпуса - коммунисты Н. И. Горбунов, И. С. Улитин, А. А. Пантелькин, А. И. Володин, В. В. Кирилюк.

Капитан Н. И. Горбунов, прикрывая войска в районе Красного Лимана, неоднократно встречал гитлеровского аса, летавшего на самолете с бортовым номером «17». И вот они встретились один на один. Спустя 15 минут вражеский истребитель врезался в землю. Горбунов сбил его на вертикальном маневре.

23 июля, сопровождая восьмерку Ил-2, шестерка Ла-5, ведомая капитаном Горбуновым, обеспечивала штурмовку аэродрома Основа. На обратном пути «лавочкиных» атаковали шесть Ме-109ф. Горбунов в паре принял бой с истребителями противника, а четверка Ла-5 продолжала сопровождать штурмовики. Лично Горбунов вел бой с четырьмя «меосершмиттами» и два из них сбил. Но и его самолет был сильно поврежден. Однако отважный летчик сумел довести израненную машину до своего аэродрома и благополучно приземлился.

Отражая налет бомбардировщиков на переправу через Северский Донец, четверка Ла-5 295-й истребительной авиационной дивизии, ведомая лейтенантом В. В. Евтодиенко, смело атаковала девятку Ю-88, расстроила ее боевой порядок, сбила четырех стервятников и не допустила врага к переправе. По одному «юнкерсу» сбили Евтодиенко, Балакин, Жиряков и Алимов.

В ожесточенном бою 21 июля с 24 «юнкерсами», пытавшимися бомбить наши войска на поле боя, увеличили свой счет, сбили по одному самолету, летчики 288-й истребительной авиационной дивизии кандидат в члены ВКП(б) младший лейтенант А. Колдунов, комсомолец сержант Авотесян и сержант Минаев. [65]

Самоотверженно, не считаясь со временем, трудились воины инженерно-авиационной службы и частей тыла. Коммунисты 3-го смешанного авиакорпуса механик Степин и оружейник Олейников за одну ночь восстановили поврежденный в бою самолет, который уже утром ушел .на боевое задание. А для ремонта этой машины требовалось не менее двух суток. Механики самолетов комсомольцы Чкадуза, Репников, Копьев, Мороз, Новиков вводили в строй самолеты в два раза быстрее назначаемых командованием сроков. Неутомимо работали в эти дни парторг эскадрильи старший техник-лейтенант Чернорай и техник по вооружению старшина Егоров, обеспечивая своевременную подготовку самолетов к повторным вылетам. Медалями «За боевые заслуги» был отмечен образцовый ратный труд девушек-комсомолок Юдаевой, Казаченко, Масловой, Савченко, Ивановой.

Успешное выполнение заданий командования воздушной армии обеспечивалось повседневной партийно-политической работой, которая отличалась конкретностью и непрерывностью. Партийные собрания, короткие митинги, боевые листки и живое слово агитатора-коммуниста, письма в газету «Защитник Отечества» и письма земляков - все направлялось на воспитание наступательного порыва у авиаторов, мобилизовывало их на свершение новых подвигов в борьбе с ненавистным врагом. «Летчики, деритесь так, как наши коммунисты А. И. Тимошенко, В. В. Бобков», «В решающий бой хотим лететь коммунистами», «Увеличиваю свой счет мести» - пестрели заголовки боевых листков тех дней. Умело строили свою работу начальники политотделов дивизий полковник Г. И. Богатиков, подполковники С. А. Вьюгин, И. А. Паршин, А. В. Пиркин, С. Н. Голенко, В. С. Калгин, И. Я. Вотинов, С. М. Крыловецкий, парторги и комсорги Б. С. Кравец, А. В. Храмцев, И. П. Архипов, П. А. Васильев, М. К. Якименко.

Лучшие воины армии связывали свою жизнь с партией коммунистов. За июль в 9-м смешанном авиационном корпусе (начальник политотдела полковник М. Г. Баранов) в партию был принят 131 человек, в частях 1-го авиакорпуса (начальник политотдела полковник Е. И. Лапин) - 128 человек, и среди них летчики и штурманы И. М. Павловский, Б. М. Андреев, А. К. Шевкунов, Е. А. Мясников и многие другие. [66]

В 625-м штурмовом авиационном полку 3-го авиационного корпуса (начальник политотдела корпуса полковник С. М. Костерев) 18 июля было проведено партийное собрание по итогам двухдневной боевой работы и обеспечению авангардной роли коммунистов, а через два дня однополчане на митинге чествовали летчиков-коммунистов Беликова и Северина, сделавших 50-й боевой вылет на Юго-Западном фронте. На митинге, прошедшем с большим подъемом, молодые коммунисты дали клятву еще сильнее громить немецко-фашистских захватчиков. Вечером был дан концерт силами личного состава 30-го района авиационного базирования. Получился своего рода небольшой праздник, давший моральную и политическую зарядку летчикам, стрелкам, техникам.

В период ожесточенных боев под Изюмом части воздушной армии произвели 4669 самолето-вылетов, уничтожили и повредили 194 танка, 1191 автомашину, более 200 орудий и минометов, взорвали 16 складов с боеприпасами, разрушили 11 дзотов, подавили огонь 119 артиллерийских и зенитных батарей, рассеяли и частично уничтожили до 8620 солдат и офицеров противника. В 126 воздушных боях летчики армии сбили 211 и подбили 35 вражеских самолетов{38}.

Боевую работу авиаторов высоко оценило командование наземных войск. Вот лишь один из отзывов:

«Командиру 9-го САК, копия командующему 17-й ВА. Ваши летчики на участке действий 8-й гвардейской армии в районе Изюм, Красный Лиман с поставленными задачами справились отлично. Летчики на поле боя проявили мужество, героизм и отвагу, а также показали хорошие образцы боевой работы по прикрытию наших наземных войск, бомбардировке и штурмовке живой силы и техники противника. Своими действиями на поле боя нанесли противнику значительный урон... За вашу боевую помощь в разгроме фашистских мерзавцев мы, гвардейцы 8-й гвардейской армии, горячо благодарим вас - гордых соколов нашей Родины, и желаем вам успешной работы на вашем боевом пути. Еще лучше прикрывайте наземные войска, еще больше штурмуйте и уничтожайте живую силу и технику противника. Мы, гвардейцы, уверены, что вы, летчики-истребители и штурмовики, с нашими [67] пожеланиями справитесь и увеличите свой боевой счет в борьбе с немецкими захватчиками. Командующий 8-й гв. армией гв. генерал-лейтенант Чуйков, начальник штаба 8-й гв. армии гв. генерал-майор Владимиров, начальник авиаотдела - гв. полковник Мохов»{39}.

К исходу 23 июля соединения Юго-Западного фронта захватили и прочно удерживали важный плацдарм на правом берегу Северского Донца, а войска Воронежского и Степного фронтов, преодолевая упорное сопротивление врага, полностью восстановили положение, занимаемое советскими частями до перехода противника в наступление на южном фасе Курского выступа. Временно на этом направлении фронт стабилизировался, но ненадолго.

Ранним утром 3 августа около 6000 орудий и минометов, сотни самолетов в течение трех часов наносили мощные удары по укреплениям врага. В 8 часов артиллерия перенесла огонь в глубину расположения противника, и наши танки прорыва с пехотой устремились в атаку. Враг не смог сдержать могучего натиска советских войск и начал отступление по всему фронту. Прорвав оборону противника, войска Воронежского, Степного фронтов и 57-й армии Юго-Западного фронта{40}, развивая успех, расчленили белгородско-харьковскую группировку противника на две части, 5 августа штурмом овладели Белгородом и вышли к внешнему харьковскому оборонительному обводу.

В тот же день вечером в столице нашей Родины Москве был произведен первый салют в честь доблестных советских войск, освободивших два старинных русских города: Орел и Белгород. С тех пор салюты в Москве в ознаменование побед Советской Армии стали славной традицией.

Немецко-фашистское командование начало спешно пе.-ребрасывать по железным и шоссейным дорогам в район Харькова и Ахтырки резервы из Донбасса и с других участков фронта, с тем чтобы нанести удары во фланг Воронежскому фронту. Переброска этих войск была своевременно раскрыта нашей воздушной разведкой. По танковым и моторизованным соединениям врага, которые следовали [68] вдоль линии фронта из Донбасса, последовательно наносили удары 8, 17, 5 и 2-я воздушные армии.

Выполняя указания Ставки Верховного Главнокомандования, части 17-й воздушной армии в первой половине августа вели круглосуточную разведку, наносили бомбардировочные и штурмовые удары по железнодорожным станциям и перегонам, местам погрузки и выгрузки вражеских войск на участках дорог Краматорская - Лозовая - Мерефа - Харьков - Белгород, Красноград - Харьков, Полтава - Люботин - Харьков, громили автомобильные колонны противника южнее и севернее Харькова. Части армии произвели 4113 самолето-вылетов по срыву железнодорожных и автоперевозок противника, уничтожили 93 танка, 1846 автомашин с войсками и грузами, 17 железнодорожных эшелонов. За это время было рассеяно и частично уничтожено до 6500 солдат и офицеров противника{41}.

В результате активных действий авиации фашистские войска, выдвигавшиеся для нанесения контрудара, понесли большие потери. Их сосредоточение задержалось. Предпринятые противником поспешные контрудары в районах южнее Богодухова и Ахтырки были успешно отражены войсками генерала Н. Ф. Ватутина.

В то время как войска Воронежского фронта отражали контрудары вражеских войск, войска Степного фронта вели бои за освобождение Харькова. В ночь на 23 августа после упорных уличных боев Харьков был очищен от оккупантов, а вечером Москва салютовала советским воинам, освободившим один из крупнейших промышленных и административно-политических центров Украины, двадцатью артиллерийскими залпами из 224 орудий.

За успешное выполнение боевых задач многие авиационные части и соединения были удостоены звания гвардейских, почетных наименований Белгородских и Харьковских, а также награждены орденами. Тысячи авиаторов получили правительственные награды, а особо отличившимся было присвоено звание Героя Советского Союза. 3-му смешанному авиационному корпусу, 290-й штурмовой и 207-й истребительной авиационным дивизиям [69] корпуса и пяти полкам этих соединений 24 августа было присвоено звание гвардейских{42}.

Величайшее сражение лета 1943 г. еще раз продемонстрировало перед всем миром растущую силу советского оружия. Это было торжество могущества многонационального Советского государства и его Вооруженных Сил, мудрой политики ленинской партии.

Разгром немецко-фашистских войск под Харьковом не только обеспечил нашим войскам возможность развивать дальнейшее наступление на запад, но и сыграл важную роль в освобождении войсками Красной Армии Донбасса. Еще в начале августа 1943 г. штабы Юго-Западного и Южного фронтов приступили к подготовке операции по разгрому донбасской группировки противника и освобождению Донбасса.

До войны Донецкий бассейн давал стране около 60 процентов .всей добычи угля, 23 процента стали, 34 процента чугуна. Вот почему удержанию Донбасса - «всесоюзной кочегарки», с его богатейшими запасами угля, железной руды, продовольственных ресурсов, германское военное командование придавало исключительно большое значение. Гитлер неоднократно говорил командующему группой армий «Юг» фельдмаршалу Манштейну, что Германия ни в коем случае не может обойтись без Донбасса.

Противник, стремясь сохранить этот район в своих руках, превратил города и села угольного бассейна в сильные опорные пункты, сосредоточив здесь 22 дивизии. Действия фашистских войск поддерживались значительными силами авиации.

Войскам Юго-Западного фронта, которыми командовал генерал армии Р. Я. Малиновский, предстояло сильным ударом из района Изюм-Богородичное в направлении Барвенково, Павлоград, Орехов разгромить противника и выходом в районе Запорожья отрезать пути отступления донбасской группировке врага к днепровским переправам. [70]

Авиационное обеспечение действий фронта возлагалось на 17-ю воздушную армию. Ей были определены следующие задачи: в тесном взаимодействии с наземными войсками массированными штурмовыми и бомбардировочными ударами по узлам сопротивления, огневым точкам, боевой технике и живой силе противника взламывать оборону, уничтожать подходящие резервы и, преследуя отступающего противника, способствовать успешному наступлению войск фронта; мощными штурмовыми ударами уничтожать материальную часть и личный состав авиации противника на аэродромах; истребительной авиации надежно прикрывать наземные войска на поле боя и в местах сосредоточения, обеспечить успешные боевые действия бомбардировщиков и штурмовиков; вести интенсивную воздушную разведку.

В частях и соединениях воздушной армии началась подготовка к предстоящим боевым действиям. С командным составом авиационных корпусов и дивизий было проведено специальное учение, на котором отрабатывались вопросы поддержки механизированных войск при развитии боя в глубине обороны. Много внимания уделялось изучению местности, оборонительных сооружений и аэродромов противника.

Политорганы, партийные и комсомольские организации воздушной армии готовили коммунистов и комсомольцев, весь личный состав к длительному, безостановочному наступлению. Вся работа проходила под лозунгом «Быстрее освободим родную Украину!». В это время Центральный Комитет КП(б) Украины, Президиум Верховного Совета и Совнарком УССР писали в обращении к воинам: «Товарищи бойцы, командиры и политработники! В гитлеровской неволе томятся многие тысячи наших братьев и сестер, отцов и матерей. Они призывают вас на новые подвиги, зовут к мести врагу, они ждут вас как своих освободителей. Крепче же удар по немецко-фа-шистским захватчикам!»

10 августа состоялось совещание руководящего состава политического отдела армии. Заместитель командующего по политической части генерал В. Н. Толмачев, начальник политотдела полковник В. Г. Точилов довели до политработников итоги партийно-политической работы в июльских боях, поставили задачи на период нового наступления. В этот же день офицеры политотдела майоры [71] Кучмин, Колотилов и другие выехали в корпуса, дивизии и полки, чтобы на местах помочь командирам и политорганам в подготовке авиационных частей, личного состава, а также выступить с докладами и беседами о текущем моменте, об успехах Красной Армии, о значении освобождения Донбасса и всей Левобережной Украины. Доклады и беседы проводились отдельно с различными категориями воинов. Например, с летным составом: «Внезапность - важнейшее условие победы в воздухе», «Работа штурмовиков над целью»; с техниками и механиками: «Безупречная подготовка материальной части - залог успеха в бою».

Перед авиаторами выступали командующий армией, его заместители, командиры, политработники, члены агитпропколлективов, созданных к тому времени при каждом политотделе.

Большую работу проводили агитаторы эскадрилий, подразделений тыловых частей. Агитаторами были лучшие летчики, стрелки, техники, механики. В их числе были ставшие впоследствии Героями Советского Союза летчики Н. П. Дмитриев, С. Л. Родинко, В. Д. Кизь и другие.

В 9-м смешанном авиационном корпусе состоялось совещание начальников политотделов соединений. Они заслушали доклад начальника политотдела корпуса полковника М. Г. Баранова «Об итогах партполитработы в прошедших воздушных боях и наших задачах», а также содоклады начальников политотделов 295-й истребительной и 306-й штурмовой авиационных дивизий. Участники совещания обменялись опытом работы с партийным активом, парторгами по укреплению партийных организаций, воспитанию коммунистов, обеспечению их передовой роли в боях, оказанию помощи организациям ВЛКСМ в мобилизации комсомольцев и молодежи на успешное выполнение боевых задач.

Многое сделали в те дни по мобилизации воинов на успешное решение боевых задач комсомольские организации, в составе которых работало около 750 коммунистов.

Глубоко вникал в работу комсомольской организации парторг 449-го бомбардировочного авиационного полка старший лейтенант Ю. Н. Артамошин, ставший впоследствии помощником начальника политотдела армии по комсомолу. Он часто бывал на комсомольских собраниях, помогал комсомольским вожакам конкретно строить свою [72] работу. Сам Ю. Н. Артамошин летал на боевые задания в качестве стрелка.

Перед началом наступления во всех авиационных дивизиях армии прошли собрания партийного актива, призвавшие партийные организации, всех коммунистов повысить уровень партийно-политической работы, укреплять единоначалие, заботиться о росте партийных рядов, приложить все силы к тому, чтобы подготовить личный состав частей и подразделений к предстоящим боям по освобождению Донбасса. До каждого летчика, штурмана, стрелка, техника, механика были доведены конкретные задачи. В подразделениях выпускались боевые листки, стартовки, между коммунистами и комсомольцами распределялись поручения. Особое внимание уделялось подготовке и воспитанию нового пополнения. Молодые авиаторы были ознакомлены с боевыми традициями Советской Армии, соединений и частей воздушной армии.

Своего рода итогом всей подготовительной работы явилось доведение до каждого воина обращения Военного совета фронта к авиаторам. В нем содержался призыв умножить усилия в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками и быстрее освободить Донбасс.

Листовки с обращением доставлялись в полки, где они зачитывались личному составу на митингах или во время бесед. Армейская газета «Защитник Отечества» выпустила специальный номер, посвященный переходу войск в решительное наступление.

Авиаторы клялись Родине, Коммунистической партии и народу, что не пожалеют ни крови, ни самой жизни для освобождения Советской Украины.

- В дни решающих сражений за цветущую Украину - только вперед! Донбасс будет советским, - говорил летчик-комсомолец дважды орденоносец Е. Мясников. - Я выражу мнение всех комсомольцев, если скажу, что высокое звание членов Ленинского комсомола оправдаем.

В те дни в частях и соединениях воздушной армии царил небывалый патриотический подъем, высокий наступательный порыв.

13 августа 1943 г. войска Юго-Западного фронта приступили к освобождению Донбасса. «Если бы кто-нибудь мог окинуть взглядом гигантскую панораму боев и сражений за освобождение истерзанной гитлеровцами Украины, - писал Маршал Советского Союза Р. Я. Малиновский, - перед [73] ним предстала бы всесокрушающая лавина советских войск, оснащенных самой совершенной по тому времени боевой техникой - тысячами, десятками тысяч орудий всех систем и калибров, мощных танков, скоростных самолетов, всеми другими видами и типами вооружения»{43}.

Воздушная армия основное усилие сосредоточила на поддержке войск фронта, которые при ее содействии к концу августа вклинились во вражескую оборону и овладели несколькими опорными пунктами, расширив плацдарм на правом берегу Северского Донца. За подготовительный период и в ходе операции воздушная армия в августе совершила 16 188 боевых самолето-вылетов{44}.

В воздухе проходили ожесточенные бои. Наивысшего накала они достигли 19 августа. Наша истребительная авиация прочно удерживала инициативу и своими активными действиями срывала вражеские попытки наносить удары с воздуха по наступающим войскам. Одновременно бомбардировщики и штурмовики успешно наносили удары по неприятельским войскам.

9-й смешанный авиационный корпус поддерживал действия 8-й гвардейской армии генерала В. И. Чуйкова в районах Каменки, Долгенькой, Голой Долины, Краснополья, Славянска, Адамовки. По целям на поле боя было произведено 750 самолето-вылетов, а на сопровождение штурмовиков - 504 вылета истребителей.

Летчикам приходилось выполнять самые разнообразные задания. В одном из лесов противник сосредоточил много танков и артиллерии и стал препятствовать продвижению наших наземных войск. Командование решило во взаимодействии с авиацией уничтожить врага. В назначенный час в воздух одновременно взлетели три группы «ильюшиных». Их вели Красночубенко, Федотов и Рахимов. Смертоносный груз был сброшен точно на цель. Лишь одна группа Рахимова в составе 18 самолетов произвела 206 атак по небольшой площади лесного массива. Отлично действовали летчики В. Н. Афанасьев, П. М. Потанин и М. Г. Антонов. В телеграмме, полученной [74] от наземного командования, выражалась благодарность летчикам за своевременную помощь с воздуха.

15 и 16 августа части авиационного корпуса, несмотря на сильное противодействие зенитной артиллерии, произвели успешные налеты на аэродромы Краматорская и Барвенково, где противник сосредоточил до 145 самолетов различных типов.

Ударами групп штурмовиков во главе с коммунистом Захарченко, старшим лейтенантом Михайловым и другими было уничтожено и повреждено около 100 самолетов врага.

Истребители надежно прикрывали штурмовиков, расчищали небо от фашистских стервятников. В течение августа только летчики 295-й истребительной авиационной дивизии уничтожили в воздушных боях 84 «мессершмитта» и «фокке-вульфа».

Победы в воздухе давались нелегко. Не все возвращались с боевого задания. В одной из воздушных схваток был сильно поврежден самолет командира звена коммуниста младшего лейтенанта С. Г. Балакина. Летчику не удалось довести его до своего аэродрома. С. Г. Балакин, лично сбивший девять самолетов противника, был навечно зачислен в списки авиационного полка.

Массированные удары бомбардировщиков и штурмовиков по аэродромной сети противника были весьма ощутимы. Они заставили врага уже на третий день убрать уцелевшие самолеты на глубинные аэродромы и резко сократить действия своей авиации по советским войскам.

Успехам авиаторов армий содействовал высокий подъем боевого духа солдат, сержантов и офицеров. Политорганы, партийные и комсомольские организации неустанно заботились об усилении наступательного порыва воинов. Политработники довели до летчиков, техников и механиков открытое письмо шахтеров освобожденных районов Донбасса к воинам, опубликованное 18 августа в газете. Шахтеры призывали советских бойцов как можно скорее вернуть Родине шахты и заводы. Обращение горняков звало наших воинов на новые подвиги.

В период жарких боев летчики отказывались от отдыха, раненые стремились снова получить боевое задание. Летчики, не имевшие машин, осаждали командиров просьбами послать их сражаться с врагом на самолетах товарищей. [75]

Вблизи линии фронта был подбит самолет Н. Мишагина. Летчика ранило в левую руку. Потеряв скорость, машина с перебитым управлением пошла в отвесное пикирование. С большим трудом Мишагину удалось выбраться из кабины. Он приземлился на парашюте в расположение нашей артиллерийской батареи и на третьи сутки вернулся в свой полк. Он отказался лечь в госпиталь, а вскоре вылетел на очередное боевое задание.

Успешно громили врага авиаторы 1-го гвардейского смешанного авиационного корпуса. Обеспечивая наступление 6-й армии и 23-го танкового корпуса, за первые пять дней операции летчики сбили 97 вражеских самолетов, уничтожили 45 танков, 33 орудия, свыше 700 солдат. В эти дни особенно отличились истребители: капитан А. И. Тимошенко, старшие лейтенанты Л. М. Соколов, И. Н. Сытов, Д, Д. Сырцов, штурмовики: майор В. Г. Точилин, капитан В. Н. Захаров, лейтенант П. Н. Зиновьев и другие.

Группа «Яковлевых», ведомая лейтенантом В. А. Серединым, ставшим в октябре 1944 г. Героем Советского Союза, встретила и атаковала 12 «юнкерсов» и 6 «хенкелей», которых прикрывали 10 «мессершмиттов». Бой длился немногим более 20 минут. За это время советские летчики сбили пять вражеских самолетов.

А вот еще пример грамотных и смелых действий наших летчиков. При подходе к аэродрому противника они заметили идущие на посадку фашистские самолеты. Старший лейтенант В. М. Михайлов и младший лейтенант А. И. Петухов с дальних дистанций обстреляли вражеский аэродром и сбросили на стоянки бомбы. Затем атаковали самолеты, идущие на посадку. Два из них, объятые пламенем, рухнули на землю. Остальные бросились врассыпную.

В августовских боях 244-я бомбардировочная авиационная дивизия уничтожала живую силу и технику врага в районах Поповки, Соколовки, Борок, нарушала его железнодорожные перевозки. Наибольшему воздействию с воздуха подвергались железнодорожные станции Лозовая и Черкасская. Экипажи бомбардировщиков при выполнении этой задачи действовали совместно со штурмовиками по общему плану штаба воздушной армии и преимущественно по тем объектам, которые находились за пределами досягаемости штурмовиков. 6 сентября одна [76] только группа бомбардировщиков под командованием майора Красовского севернее Красноармейского уничтожила 13 самолетов противника.

История Великой Отечественной войны знает множество примеров защиты бойцами своих командиров. Немало таких примеров и в 17-й воздушной армии. Однажды над целью был ранен командир 110-го гвардейского штурмового авиационного полка майор Н. И. Зубанев. Его самолет был сильно поврежден. К тому же его стал атаковать ФВ-190. Заметив это, командир эскадрильи майор Столяров сразу же пошел на выручку. Меткими очередями он отогнал фашистского летчика, прикрыл командира и сопровождал его до аэродрома. А незадолго до этого старший лейтенант Масленников спас майора Столярова и его стрелка сержанта Терло: он вывез их с места вынужденной посадки на территории, занятой противником.

24 августа 814-й истребительный авиаполк был преобразован в 106-й гвардейский. Получая гвардейское Знамя, командир полка М. В. Кузнецов сказал тогда, что летчики в боях оправдают высокое звание гвардейцев. Командир сам подавал пример мужества и отваги. После освобождения Донбасса майору М. В. Кузнецову было присвоено звание Героя Советского Союза.

Коммунист М. В. Кузнецов свой первый боевой вылет в Великую Отечественную войну совершил 22 июня, будучи командиром эскадрильи. В 1942 г. он уже командовал авиационным полком.

Однажды М. Кузнецов вылетел во главе шестерки «Яковлевых» на свободную «охоту» за Северский Донец. На фоне багрового заката летчики заметили большую группу фашистских бомбардировщиков, которые шли под прикрытием «мессершмиттов». Кузнецов сразу же устремился в атаку, увлекая за собой ведомых. Он задался целью сбить ведущего, обезглавить вражескую группу прикрытия, а затем разделаться с бомбардировщиками.

Фашистские истребители не приняли боя, прижались к бомбардировщикам. «Яки» с ходу врезались в уже дрогнувший строй гитлеровцев. Один за другим на землю рухнули объятые пламенем три бомбардировщика. М. Кузнецов неотступно преследовал машину ведущего фашистской группы и меткой очередью сбил ее. По одному самолету [77] уничтожили в этом бою летчики коммунисты Н. Химушин и Г. Артемченко.

Днем и ночью авиаторы вели жаркие бои с врагом, помогая наземным войскам в освобождении городов Донбасса, а также Харькова, Днепропетровска, Кривого Рога. Как-то М. В. Кузнецову пришлось пролетать и над древним украинским городом Переяслав-Хмельницким - родиной великого сына украинского народа, мудрого государственного деятеля, выдающегося полководца Богдана Хмельницкого. Здесь 8 января 1654 г. созванная Хмельницким Переяславская Рада выразила единодушную волю украинского народа жить дружной семьей с братским русским народом и вместе с Россией общими усилиями громить иноземных захватчиков. Вот и теперь, в тяжелую годину, на помощь украинскому народу пришли все народы нашей многонациональной Отчизны. В небе Украины М. В. Кузнецов лично сбил 12 вражеских самолетов и 4 - в групповых боях. Он был награжден орденом Богдана Хмельницкого.

Войну М. В. Кузнецов закончил в Берлине. Он участвовал в 72 воздушных боях, лично уничтожил 22 вражеских самолета и 6 - в группе. За мужество и отвагу, проявленные в боях с немецко-фашистскими захватчиками, М. В. Кузнецов в июне 1945 г. был удостоен второй Золотой Звезды Героя.

На левом крыле фронта при поддержке авиации наступала непосредственно в Донбассе 3-я гвардейская армия генерала Д. Д. Лелюшенко. Форсировав Северский Донец, преодолевая упорное сопротивление противника, гвардейцы в ночь на 2 сентября 1943 г. освободили Лисичанск, 5 сентября - Артемовск, а затем - Краматорск и Константиновку, Славянск и Красноармейское.

Гитлеровцы в бессильной злобе уничтожали все на пути отступления, оставляя за собой «зону пустыни». В одной только Донецкой области они разрушили и вывели из строя 140 шахт, взорвали 22 доменные и 43 мартеновские печи, уничтожили энергетическую базу области. Фашистские варвары жестоко расправлялись с местным населением, истребляя беззащитных детей, женщин и стариков. Отступая, противник стремился вывезти из Донбасса как можно больше награбленного имущества. [78]

Вместе с отходящими войсками на запад шли железнодорожные эшелоны, груженые заводским оборудованием, хлебом и т. д. Срыв эвакуации врага и вывоз им награбленного имущества был возложен на 17-ю воздушную армию. С 5 сентября к выполнению этой задачи приступили части смешанного авиационного корпуса генерала О. В. Толстикова. Бомбардировщики и штурмовики под прикрытием истребителей нанесли удары по станции Лозовая и железнодорожному перегону восточнее станции Черкасская.

5 сентября семь Ил-2, ведомые лейтенантом Котобелем, атаковали железнодорожные эшелоны на перегонах и вывели из строя четыре паровоза, сожгли восемь вагонов с боеприпасами, четыре платформы с грузами.

Другая группа штурмовиков в километре восточнее станции Черкасская взорвала три вражеских эшелона с боеприпасами. Несколько позднее еще одна группа «ильюшиных» разбила два эшелона боеприпасов на Черкасской. Взрывы были такой силы, что железнодорожные пути в радиусе 500 - 700 м оказались разрушенными. Движение по железной дороге Славянск - Черкасская было нарушено.

Удары бомбардировщиков и штурмовиков по железнодорожным узлам и эшелонам в районах Гусаровки, Старых Близнецов, Черкасской, Славянска, Красноармейской, Лозовой, Павлограда, Краснограда, Гавриловки, Рудаевой привели к тому, что здесь на несколько дней было приостановлено движение поездов. Советские войска захватили более 40 эшелонов с техникой, зерном, снаряжением и медикаментами. Пути отхода противника были завалены разбитой техникой, вооружением и трупами фашистских солдат. Наши летчики не дали врагу увезти в Германию награбленное имущество и до 60 тысяч советских граждан{45}.

Активно, велась борьба с железнодорожными перевозками и на других направлениях. Очень эффективными были налеты 305-й штурмовой авиационной дивизии, которой командовал полковник Н. Г. Михеичев. Группа в составе 18 Ил-2 произвела налет на склады боеприпасов на станции Барвенково. Бомбы и реактивные снаряды легли точно в цель. Более двух суток горели склады и [79] раздавались взрывы. В течение нескольких дней через станцию Барвенково не мог проследовать ни один вражеский эшелон.

Штурмовики 1-го гвардейского авиационного корпуса нанесли удар по железнодорожным мостам через Днепр. Одну из групп, наносившую удар по мосту в Запорожье, возглавлял старший лейтенант А. Усманов. После успешного выполнении боевой задачи его самолет был подбит и совершил вынужденную посадку недалеко от моста. Тяжелораненый коммунист А. Усманов геройски погиб.

6-я гвардейская штурмовая и 11-я гвардейская истребительная авиационные дивизии наносили удар по железнодорожному мосту в Днепропетровске. Ведущим группы штурмовиков был уроженец Днепропетровска заместитель командира полка майор Столяров. Он выполнил боевое задание, но был сбит вражеской зенитной артиллерией. Днепропетровцы свято хранят память о герое-земляке, заботливо ухаживают за могилой экипажа.

Летчики-истребители вели напряженную борьбу за господство в воздухе, прикрывали наступавшие наземные войска, обеспечивали действия других видов авиации и вели воздушную разведку.

8 сентября 1943 г. Москва салютовала доблестным советским войскам, освободившим г. Сталино (ныне Донецк). Командиров, политработников, весь личный состав армии, героев воздушных сражений поздравил представитель Ставки маршал авиации А. Н. Новиков.

В боях за освобождение Донецкого бассейна летчики воздушной армии вписали новую замечательную страницу в историю боевой славы Военно-Воздушных Сил.

К авиаторам, выражая чувства советских людей, со словами благодарности обратились деятели советской культуры: народный поэт Украины П. Тычина, композитор Ф. Козицкий, писатель В. Лидии.

Вот что писал П. Г. Тычина:

«Честь вам и слава, летчики, воюющие в небе Украины! Вы наша радость, гордость... Когда-то в сказках и былинах народные певцы, мудро прозирая будущие века, и в том числе нашу эпоху, поведывали, как старорусские богатыри на ширококрылых конях своих перелетали поля, степи, пустыни, перелетали из одного города в другой. Вы и есть сегодня те богатыри ширококрылые, которые вместе с другими родами войск так героически освобождаете города и села Украины. [80] Мы связаны с вами всем существом: и зрением (когда следим за полетом вашего аэроплана в воздухе), и слухом (когда ночью вы пролетаете под синим звездным небом), но прежде всего мы связаны с вами сердцем. Сердцем мы вас любим, как сыновей, как братьев своих родных, сердцем вам верим, свою судьбу вверяем, сердцем вас благословляем на бой. Несите же гром и молнию на головы врагов, несите же кару лютым палачам - за слезы, за муку, за смерть наших родных, за изуродованные города и села. Ваши подвиги никогда не забудет Украина»{46}.

Очистив от оккупантов значительную часть Донбасса, войска Юго-Западного фронта устремились к Днепру, освободили Павлоград, в боях за который отличились 288-я истребительная и 305-я штурмовая авиационные дивизии. Этим соединениям было присвоено почетное наименование Павлоградских.

23 сентября Всесоюзное радио передало радостную весть: освобожден от немецко-фашистских захватчиков город Ново-Московск. 295-й истребительной авиационной дивизии, принимавшей активное участие в его освобождении, было присвоено имя этого украинского города.

В те дни в армейской газете появилась небольшая заметка: «За 3 дня 6 побед». Она посвящалась нескольким воздушным боям летчика москвича О. Смирнова.

Прикрывая наземные войска, Смирнов заметил два ФВ-190. Не раздумывая, он устремился в атаку и одного из них сбил. Вскоре в небе появилась новая группа вражеских самолетов. Смирнов под прикрытием ведомого Попова спикировал и сбил второй вражеский самолет. В другой раз, ведя бой вместе с товарищами против 30 ФВ-190, он пушечным огнем отколол от общего строя два истребителя. Гитлеровцы заметались и с пикированием хотели уйти. Но Смирнов сбил еще одного фашиста.

Смирнову было у кого поучиться мастерству воздушного боя, хватке истребителя. В полку служили прославленные советские асы - Григорий Онуфриенко, Николай Краснов и другие. У них за плечами был богатый боевой опыт.

Наши летчики героически сражались в воздухе и успешно наносили удары по аэродромам противника. Результативными [81] были удары 175-го штурмового авиационного полка. 28 сентября 8 Ил-2, ведомые капитаном М. Шныревым, под прикрытием 16 истребителей на бреющем полета точно вышли на аэродром Канцеровка. Затем, сделав горку, штурмовики сбросили с высоты 900 м бомбовый груз на стоянки самолетов. Уничтожив и повредив 15 самолетов, группа без потерь возвратилась на свой аэродром.

Мастерски выполняли боевые задания летчики-истребители 116-го авиационного полка В. Мещеряков, Н. Каспорян, М. Школин, И. Улитин, И. Ковалев. Так, во время сопровождения штурмовиков на группу старшего лейтенанта Мещерякова напало 16 истребителей. В воздушном бою советские летчики сбили четыре вражеских самолета, два из них сбил Мещеряков.

Жители Павлограда, Ново-Московска, как и других украинских населенных пунктов, с большой радостью встречали своих освободителей. Всюду слышались возгласы: «Спасибо вам, храбрые воины!»

В сентябрьские дни войска Юго-Западного фронта освободили Лозовую и Синельниково. Две бомбардировочные авиационные дивизии, 244-я и 262-я, удостоились наименования Лозовских. В Лозовой одна из улиц названа именем летчика 244-й бомбардировочной дивизии Абросимова. Его высокое умение, бесстрашие в бою вдохновляли личный состав на боевые подвиги.

Позади остались сотни километров пройденного с боями пути, многие освобожденные села и города Украины. Каким далеким казался Днепр, когда летчики сражались на берегах Волги и Дона! А теперь они смотрели на могучий Славутич, правобережье которого еще занимал враг. Оно ждало своего освобождения.

Овладев Павлоградом и развивая наступление, армии правого крыла фронта 22 - 28 сентября вышли к Днепру, а 6-я армия генерала И. Т. Шлемина захватила два небольших плацдарма южнее Днепропетровска, в районах Войскового и Звонецкого. Войска левого крыла фронта вышли в район Запорожья, но были остановлены противником, закрепившимся восточнее города. Войска Южного фронта вышли на реку Молочная.

На этом и завершилась Донбасская операция.

Победа советских войск в Донбассе имела огромное политическое, военное и экономическое значение. Нашей [82] Родине был возвращен важный угольный и промышленный район. Мощный удар по сильной группировке противника на южном крыле советско-германского фронта содействовал победоносному развитию наступления советских войск на черниговском, киевском, полтавском и кременчугском направлениях.

В сентябре - октябре развернулась битва за Днепр. Фашистское командование называло Днепр своим «великим восточным валом», несокрушимой преградой для советских войск. Еще зимой 1942/43 г. гитлеровцы создали в районе городов Днепропетровск и Запорожье прочные оборонительные рубежи, стянув сюда большое количество танков, самоходных артиллерийских установок, самолетов и другой боевой техники. Гитлер в то время хвастливо заявлял, что «скорее Днепр потечет обратно, нежели русские преодолеют его». Но, как говорят украинцы, «не так сталося, як гадалося». Красная Армия и на этот раз опрокинула все расчеты немецко-фашистского командования.

Запорожский плацдарм состоял из внешнего и внутреннего оборонительных обводов, хорошо оборудованных в инженерном отношении, прикрываемых противотанковыми рвами и минными полями. Внутренний обвод проходил по скатам высот на восточной окраине Запорожья. Город также был приспособлен к обороне. Внутри него гитлеровцы построили три рубежа, которые прикрывали подступы к плотине Днепрогэса и мостам через Днепр. Противник сосредоточил для обороны запорожского плацдарма крупные силы.

Командующий Юго-Западным фронтом отдал приказ о подготовке наступательной операции с целью ликвидации запорожского плацдарма. Наземные войска фронта поддерживала 17-я воздушная армия, имевшая около 1000 самолетов. Она действовала в условиях сложного аэродромного базирования. Отступая, противник выводил из строя стационарные аэродромы, посадочные площадки, взрывал или минировал на них здания и сооружения.

С 6 по 10 сентября 1943 г. на аэродромы Донбасса перебазировалось девять батальонов аэродромного обслуживания, которые привели в порядок аэродромы Красноармейское, Краматорская и Артемовск. К 19 сентября через Северский Донец перебазировались все тыловые части армии. Покрыв расстояние до 350 км, батальоны [83] 59-го и 78-го районов авиационного базирования приступили к обслуживанию боевых действий 1-го и 9-го смешанных авиационных корпусов, участвовавших в ликвидации запорожского плацдарма.

В начале октября войска фронта попытались с ходу овладеть Запорожьем, однако успеха не добились. Тогда Военный совет фронта принял решение провести самостоятельную операцию по уничтожению запорожской группировки противника. Для ее осуществления привлекалась и 17-я воздушная армия, которая обеспечивала действия войск 12-й армии генерала А. П. Данилова, 3-й и 8-й гвардейских армий, 1-го гвардейского механизированного и 23-го танкового корпусов.

Несколько дней советские войска готовились к прорыву оборонительных рубежей запорожского плацдарма. Командиры и штабы много внимания уделили подготовке летчиков к ночным действиям, используя опыт боев на Волге. Тщательно готовился к наступлению инженерно-технический состав, воины тыла и связисты.

Сложную задачу по срыву эвакуации противника выполнила группа штурмовиков во главе с командиром эскадрильи 95-го гвардейского авиационного полка гвардии капитаном Н. Дегтярем. Отход авиации противника прикрывался сильной системой ПВО. Кроме того, для защиты аэродромов гитлеровцы использовали истребительную авиацию. Выйдя на западную часть аэродрома, группа коммуниста Н. Дегтяря сбросила бомбовый груз по заправляющимся самолетам. Во время второго захода штурмовики нанесли удар по самолетам, стоявшим в три ряда на южном конце аэродрома. Вражеские истребители поднялись в воздух лишь после того, как наши летчики выполнили свою задачу. Через два дня аэродром заняли наши войска. Было установлено, что в результате штурмовки фашисты потеряли около 20 самолетов.

Советские летчики били врага днем и ночью. Политорганы проводили большую организаторскую и политическую работу по подготовке авиаторов к новым боям. Политический отдел армии провел совещание начальников политорганов соединений, на котором обсуждались задачи по подготовке личного состава к Запорожской операции.

После упразднения института заместителей командиров эскадрилий и рот по политической части повысилась роль командиров подразделений в воспитании личного [84] состава. Необходимо было научить их искусству работы с подчиненными, приобщить к непосредственному участию в партийно-политической работе. Политотделы авиационных дивизий провели с командирами эскадрилий и рот сборы, на которых опытные политработники учили их практике политико-воспитательной работы, формам и методам воспитания авиаторов. Это было особенно полезным и необходимым для только что назначенных командиров из числа летчиков, не имевших командирских навыков. В частях внедрялся опыт работы лучших командиров эскадрилий - капитана Н. И. Горбунова и старшего лейтенанта В. П. Широкова.

Много внимания -было уделено повышению чувства ответственности коммунистов и комсомольцев за выполнение боевых приказов. Именно об этом шла речь на десятидневных сборах секретарей партийных организаций авиационных полков и батальонов аэродромного обслуживания, проведенных политическим отделом армии. С докладами на сборах выступили начальники политорганов полковник М. Г. Баранов, подполковники А. В. Пиркин, П. В. Кузичев и другие. По нескольку занятий провели генерал В. Н. Толмачев и полковник В. Г. Точилов.

Политработники армии служили для всего личного состава примером храбрости и отваги в воздушных боях. Систематически летали на боевые задания заместители командиров полков по политчасти майоры Поликарпов, Талаев, Черников, Елисеев, Житный, помощник начальника политотдела по работе среди комсомольцев старший лейтенант Синицын и другие. Заместитель командира 106-го гвардейского истребительного авиационного полка по политчасти майор Обшаров совершил 200 боевых вылетов и лично сбил восемь самолетов противника. Его высокое боевое мастерство и отвага были отмечены двумя орденами Красного Знамени.

Политработники - летчики и воздушные стрелки умело сочетали партийно-политическую работу с боевой, повседневно руководили партийными и комсомольскими организациями. Перед вылетами они своевременно доводили до личного состава боевые приказы, разъясняли особенности предстоящих районов боя.

В дни подготовки и проведения Запорожской операции молодежь жила стремлением по-боевому встретить 25-ю годовщину создания Всесоюзного Ленинского Коммунистического [85] Союза Молодежи. Комсомольские организации полков и батальонов вынесли на свои собрания вопрос: «Если тебе комсомолец имя - имя крепи делами своими!» Резолюции таких собраний были лаконичны и звучали как клятва: «Освободим от фашистских мерзавцев родное Запорожье!», «Увеличим счет мести!» и т. д.

Молодые авиаторы, ведомые коммунистами, с честью выполнили данное слово. Комсомольцы летчики В. Д. Овчинников и А. Б. Султан-Галиев сбили по три вражеских самолета. Их имена по решению бюро ВЛКСМ истребительного авиаполка были занесены в Журнал боевой славы части.

«Пять сбитых самолетов противника, пятьдесят разведок в тыл врага - вот мой первый рапорт славному юбилею комсомола» - эти слова взяты из отчета комсомольца летчика-истребителя младшего лейтенанта В. Сердюкова.

«Я лишь несколько месяцев на фронте, - писал в армейской газете комсомолец механик сержант В. Носов, - но уже обслужил более 130 боевых вылетов. Машина не знала, не знает и не будет знать аварий и поломок. Иначе и быть не может. Я комсомолец, у меня в левом кармане гимнастерки лежит комсомольский билет».

Готовясь к 25-летию ВЛКСМ, комсомольские организации воздушной армии развернули сбор средств на постройку авиаэскадрильи имени комсомольцев Краснодона. На фюзеляжах решили написать: «Молодая гвардия».

С сознанием высокого долга перед Родиной шли в бой за освобождение Запорожья крылатые бойцы. Они были твердо уверены в предстоящем успехе. Рано утром 10 октября 1943 г. после мощной артиллерийской подготовки войска трех армий Юго-Западного фронта при поддержке авиации перешли в наступление. Первый штурм показал, что противник по-прежнему стремится во что бы то ни стало удержать Запорожье. Гитлеровцы оказывали яростное сопротивление.

На вспомогательном пункте управления воздушной армии, расположенном совместно с передовым командным пунктом 8-й гвардейской армии, находился генерал В. А. Судец. Отсюда он управлял боевыми действиями воздушной армии. В этот период в ожесточенных воздушных боях в ряде случаев участвовало до 150 - 200 самолетов-истребителей с обеих сторон. А ниже, над передним [86] краем, эшелон за эшелоном действовали наши штурмовики и бомбардировщики.

Поражать технику наземных войск противника было очень сложно, поскольку танки, самоходные орудия и артиллерия выходили из укрытий только во время контратак. Советским летчикам приходилось преодолевать сильный заградительный огонь, чтобы выполнить свою основную задачу по уничтожению вражеских танков.

По всему фронту шло успешное наступление. 88-я стрелковая дивизия 8-й гвардейской армии натолкнулась на сильно укрепленный вражеский опорный пункт. Советским бойцам пришлось перейти к обороне, так как гитлеровцы предпринимали непрерывные контратаки. Солнце уже коснулось верхушек деревьев, когда мощное солдатское «ура» и жаркая рукопашная схватка завершили исход тяжелого боя. Девятая за день атака, которую сами фашисты называли «девятым валом», захлебнулась.

В наступившей после боя тишине чуткое солдатское ухо различило новые звуки. Они доносились из поднебесья, оттуда, где всего лишь несколько минут назад выли снаряды и мины. В лазури вечернего неба завязался воздушный бой. Время от времени перед самолетами вспыхивали яркие огоньки - и через несколько секунд отчетливо слышались пулеметные очереди. Опять огоньки - и снова далекое глухое «та-та-та» звучало над головами солдат. Растущее напряжение в воздухе постепенно передавалось всем, кто был на земле. Изнуренные сражениями и бессонными ночами бойцы поднимались из своих окопов и жадно смотрели вверх, словно там решалась их судьба.

Не успел затихнуть воздушный бой, как из-за темной гряды леса показались фашистские бомбардировщики. И в этот миг, словно метеор, пронесся над окопами краснозвездный «ястребок» и, блеснув крыльями, устремился к шестерке вражеских бомбардировщиков. Растаяв в темнеющем небе, истребитель сверху свалился на «юнкерс». На крыле немецкого самолета показался дымок - и тут же яркое пламя охватило его кабину. Неуклюже перевернувшись через крыло, самолет упал в лес.

Но бомбардировщики продолжали рваться к цели. Истребитель снова обрушился на врага. Снова в небе протянулись трассы пуль и снарядов. Глухие пулеметные [87] очереди зазвучали над позициями войск. И второй вражеский бомбардировщик, взорвавшись в воздухе, горящими обломками падал на землю. На помощь советскому летчику пришли его боевые друзья. Атаки следовали одна за другой. И гитлеровцы не выдержали. Словно по команде, они сбросили бомбы за первой линией своих траншей и повернули на обратный курс.

А вскоре противник был выбит из опорного пункта. Ночью в штаб 9-го авиационного корпуса позвонил пехотный командир:

- Как фамилия летчика, который перед заходом солнца один дрался с шестью бомбардировщиками и сбил два из них?

- Николай Краснов, - ответили из штаба.

Всего в боях за Запорожье капитан Н. Ф. Краснов, сын котельщика Гороховецких судоверфей, сбил 11 самолетов противника.

Прорыв вражеской обороны на этом участке имел важное значение. Советским войскам предоставилась возможность обойти укрепленные позиции противника по речкам Волнянка и Мокрая Московка, а также вдоль железной дороги Камышеваха - Запорожье и уничтожить укрепления, прикрывающие подступы к городу.

Славно поработали две группы штурмовиков 995-го авиационного полка. Вели их лейтенанты А. В. Самохин и П. Н. Борисенко. Они нанесли удар по вражеским танкам и живой силе. Летчики-штурмовики А. В. Самохин, П. Н. Борисенко, В. Н. Захаров, И. А. Солдатов, А. И. Чухарев и другие обрушили смертоносный груз точно на указанные цели.

11 и 12 октября значительных успехов добились соединения 12-й армии. Ломая сопротивление врага, они продвинулись вперед на несколько километров и преодолели реку Вильная. Этот успех был обеспечен хорошей организацией взаимодействия между 12-й армией и 1-м гвардейским смешанным авиационным корпусом. Командир корпуса генерал В. И. Аладинский все время находился на наблюдательном пункте армии. За время операции было произведено 516 боевых вылетов. Весь личный состав вновь показал образцы мужества и доблести, продемонстрировал мастерское владение оружием. Этому способствовала непрерывная партийно-политическая работа, проводимая в частях корпуса. [88]

...Получена боевая задача. Командир эскадрильи 93-го гвардейского штурмового авиационного полка старший лейтенант С. Родинко, чье мужество и мастерство к этому времени были уже отмечены тремя орденами, быстро определил места летчиков в строю. Своим ведомым он назначил гвардии младшего лейтенанта И. Краева, справа шли гвардии лейтенанты А. Артеменко, А. Писанко, слева - гвардии лейтенанты Н. Алексашкин и Мицкевич.

Провожаемая взглядами техников и механиков, шестерка ушла на запад. Первый заход группа совершила по населенному пункту, где закопалась в землю вражеская артиллерия. Во втором заходе штурмовики обрушили удар на лес, где замаскировались танки. Наземная станция наведения передала, что разрывы бомб точно накрыли цели.

На третьем заходе летчики заметили, как снизу к ним подкрадываются четыре «мессершмитта». Строй «ильюшиных» стал плотнее. Вражеские истребители ринулись в атаку, но напоролись на сильный огонь. Воздушные стрелки гвардии младшие сержанты Суязов и Ярков меткими очередями успешно отбили атаки фашистских стервятников. На свой аэродром группа С. Родинко пришла без потерь, отлично выполнив задание командования.

Измотав противника в контратаках, наши части к полудню 12 октября захватили господствующие высоты примерно в 10 км севернее Запорожья.

В результате четырехдневных упорных боев войска Юго-Западного фронта к исходу 13 октября значительно углубили прорыв. Внешний оборонительный обвод противника оказался рассеченным на три части. Теперь предстояло преодолеть промежуточный рубеж и внутренний оборонительный обвод гитлеровцев. Противник начал отводить свои дивизии на сильно укрепленный внутренний обвод. Требовалось принять срочные меры, чтобы сорвать замысел врага и быстро овладеть городом.

Командующий Юго-Западным фронтом генерал армии Р. Я. Малиновский отдал приказ штурмовать город в ночь на 14 октября силами трех общевойсковых армий, танкового и механизированного корпусов при поддержке воздушной армии. Авиаторам задача ставилась так: всеми ночными бомбардировщиками наносить удары по неприятельским [89] переправам у Запорожья и поддерживать наступление войск.

В 22 часа 13 октября после короткой артиллерийской и авиационной подготовки началось ночное наступление. Главный удар наносила 8-я гвардейская армия, на командном пункте которой находились Маршал Советского Союза А. М. Василевский, генерал армии Р. Я. Малиновский и генерал-лейтенант авиации В. А. Судец.

Летчики воздушной армии, взаимодействуя с наземными войсками, обрушили мощный бомбовый удар по переправочным средствам и основным узлам обороны противника и тем самым лишили командование гитлеровского гарнизона возможности маневрировать своими силами. К 4 часам утра советские войска, захватив Веселый, Чумацкую, Мокрую, Степную, ворвались в город. На крыше здания средней школы, вблизи машиностроительного института, был развернут командный пункт 17-й воздушной армии, с которого велось управление боевыми действиями авиации.

Днем военно-воздушные силы фронта уничтожали танки и артиллерию противника на острове Хортица, а на правом берегу Днепра блокировали отход вражеских войск через плотину Днепрогэса и мосты. Многие сотни оккупантов утонули в Днепре, пытаясь перебраться вплавь и на лодках на правый берег. К середине дня 14 октября после ожесточенных боев город Запорожье был полностью очищен от врага, потерявшего здесь около 23 тысяч солдат и офицеров, более 150 танков и самоходных орудий, много боеприпасов и разного военного имущества{47}.

Вот какую оценку боевым действиям летчиков дало командование 8-й гвардейской армии:

«За период Запорожской операции авиация с поставленной задачей поддержки 8-й гвардейской армии справилась отлично...

Командующий 8-й гвардейской армией

гвардии генерал-лейтенант Чуйков.

Начальник штаба

гвардии генерал-майор Владимиров».

Среди летчиков было немало таких, кто родился и вырос в городах и селах, что лежали на пути наступления. Один из них - комсомолец лейтенант Г. Кучеренко - был родом из села Воскресеновки, что на Днепропетровщине. [90] В жарких воздушных боях за Украину он сбил восемь вражеских самолетов.

С большим напряжением трудились боевые помощники летчиков - техники и механики, которые своим мастерством на земле обеспечивали успех в воздухе. Отличной работой славились техники самолетов В. Троицкий, Д. Штоколов, А. Киселев, Иван и Борис Ефимченко, сержанты И. Павловский, Ш. Мамрикашвили, И. Калишенко, оружейница Сания Гильманова. У каждого из них своя биография, свой боевой путь. Но цель у сынов и дочерей многонациональной Советской Родины была одна: разгромить ненавистного врага, отстоять честь, свободу и независимость Отчизны.

Воспитанник детского дома тринадцатилетний Ваня Калишенко стал солдатом еще в начале войны. В то время близ Харькова базировался 164-й истребительный авиационный полк. Услышав однажды невдалеке звуки гармони, комиссар послал техника-лейтенанта Н. Тонкоглаза узнать, кто там играет. Вернулся техник с небольшого роста, худеньким мальчишкой. Весть о том, что Н. Тонкоглаз нашел какого-то черноглазого «цыганенка» с гармошкой, облетела весь полк. Перешили на него летную форму, поставили на все виды довольствия. Так Ваня стал сыном полка. Политработник Б. С. Кравец достал где-то баян, и в короткие перерывы между боями первая эскадрилья слушала «Катюшу», «Синий платочек». По душе пришелся бойцам мальчишка, а для Вани фронтовой аэродром стал родным домом. Ваня Калишенко оказался способным не только к музыке, но и к технике. Пришло время - и он сдал экзамен на механика по авиаприборам. Вместе с техниками готовил самолеты к боевым вылетам, вместе со всеми делил тяготы фронтовой жизни, а песни, исполняемые Ваней, согревали душу летчиков, воевавших в небе Украины.

Когда закончилась война, механик сержант И. Калишенко перешел в ансамбль песни и пляски. Впоследствии он окончил консерваторию и принял под свое руководство Днепропетровское музыкальное училище.

14 октября в 23 часа 30 минут столица нашей Родины Москва салютовала войскам Юго-Западного фронта 20 залпами из 224 орудий. Отличившимся в боях 5-й и 6-й гвардейским [91] штурмовым авиационным дивизиям было присвоено наименование Запорожских, а 295-я истребительная и 306-я штурмовая авиационные дивизии - награждены орденом Красного Знамени. Эта радостная весть молниеносно облетела все полки.

Неотъемлемой частью освобождения Запорожья была борьба за сохранение плотины Днепрогэса, которую враг намеревался полностью разрушить. Перед бегством гитлеровцы уничтожили промышленные предприятия города, заложили в плотину и здание гидроэлектростанции большое количество взрывчатки и 100 полутонных авиационных бомб.

Еще во время боев за Запорожье наши летчики-разведчики сфотографировали гидроэлектростанцию. По указанию Центрального Комитета партии аэрофотоснимки были направлены в Москву. Верховный Главнокомандующий И. В. Сталин потребовал от командования фронта принять все меры для сохранения плотины. Выполнение этой задачи возлагалось на командующего артиллерией фронта генерала М. И. Неделина, начальника инженерных войск фронта генерала Л. З. Котляра и командующего воздушной армией генерала В. А. Судец.

Разведка сообщила: каждый устой плотины подготовлен к взрыву, а проводка для подрыва зарядов находится на правом берегу в подземном укрытии. Пробраться на устои плотины даже ночью было невозможно: противник простреливал левый берег мощным артиллерийским огнем, освещал местность ракетами. А время шло. Руководители необычной операции разработали план спасения Днепрогэса, его утвердил представитель Ставки. Было решено создать видимость форсирования советскими войсками Днепра, взрывами бомб крупного калибра с взрывателями замедленного действия «перепахать» на подступах к плотине на глубину нескольких метров сотни гектаров земли, чтобы порвать провода и предотвратить тем самым разрушение плотины.

В полосе Правобережья, выше и ниже плотины, в целях маскировки по оборонительным сооружениям и окопам противника применялись бомбы крупных и мелких калибров с взрывателями мгновенного действия. Для большего звукового эффекта и психологического воздействия на противника использовались взрыватели дистанционного действия, позволяющие осуществлять подрывы бомб на [92] высоте 200 - 300 м от земли. Зенитную оборону врага подавляли летчики 295-й и 288-й истребительных авиационных дивизий. С наступлением темноты бомбардировщики 244-й и 262-й авиационных дивизий бомбили отведенную каждому подразделению площадь.

Под покровом темной, холодной осенней ночи, под грохот разрывов авиационных бомб саперы перерезали провода и обезвредили подрывные заряды на всех элементах конструкции плотины.

Вот что вспоминает о той ночи В. А. Судец:

- Нервы были напряжены до предела, казалось, ночь никогда не кончится. В эти долгие тревожные ночные часы я поделился с М. И. Неделиным, находившимся на НП 6-го поселка Днепрогэса, воспоминаниями своей юношеской поры. Ведь тут, у Запорожья, я знал каждую пядь земли, каждый камень и куст. Мальчишкой рыбачил в этих местах, а стал постарше, ходил сюда в походы с друзьями. Сидя на берегу, мы пели комсомольские песни, поверяли друг другу свои мечты. Здесь же с нами, бойцами Коммунистического батальона ЧОН, проводились лагерная учеба и боевые учения.

Неподалеку, на острове Хортица, жили когда-то и защищали родную землю славные наши предки - запорожские казаки. Наши отцы и старшие братья громили здесь в годы гражданской войны врагов революции, а в июле - октябре 1941 года насмерть стояли отважные советские воины, остановившие танковые орды генералов Клейста и Манштейна. А теперь мы опять ведем бой - бой за Днепрогэс...

Гитлеровцы не дождались начала форсирования Днепра. Плотина Днепрогэса имени В. И. Ленина была спасена. Уже в 1947 г. первая очередь гидростанции дала стране электроэнергию. Судоходный шлюз пропустил первые суда. А еще через два года Днепрогэс заработал на полную мощность.

Так, героическими действиями советских артиллеристов, саперов, водолазов, разведчиков, летчиков была спасена Днепровская плотина. Воспитанный в духе боевого содружества, личный состав всех родов войск с честью выполнил ответственное задание партии и правительства. Большой вклад в это внесли коммунисты и комсомольцы, чья доблесть и мужество служили примером для остальных бойцов. В этой операции отличились авиаторы: русский [93] К. Поздняков, украинец Л. Капустянский, белорус В. Калашонок, казах Г. Камалеев, грузин Д. Члачидзе и многие другие. Каждому из них украинская земля, за которую они геройски сражались, была такой же родной, как бескрайние просторы Поволжья, степи Казахстана или седые горы Кавказа.

В результате разгрома вражеской группировки в районе Запорожья оперативно-стратегическая обстановка на юге Украины существенно изменилась в пользу Советской Армии.

3-й Украинский фронт{48}, перегруппировав свои силы, получил возможность сосредоточить усилия на борьбе за расширение плацдарма в районе днепровской излучины.

Уже 24 октября советские войска подошли к Днепропетровску и на следующий день штурмом овладели этим областным центром Украины. Враг был изгнан и из Днепродзержинска. Наступление 46-й и 8-й гвардейской армий во взаимодействии с 1-м гвардейским и 9-м смешанным авиационными корпусами было настолько стремительным и неожиданным для противника, что его подрывники и «факельщики» были уничтожены или захвачены в плен.

В боях за Днепропетровск летчики воздушной армии дрались самоотверженно, умело и храбро. Особенно отличившейся 11-й гвардейской истребительной авиационной дивизии было присвоено почетное наименование Днепропетровской.

Таким образом, войска 3-го Украинского фронта при активном участии авиации в октябре 1943 г. ликвидировали сильно укрепленный запорожский плацдарм врага и освободили промышленные центры юга Украины: Запорожье, Днепропетровск и Днепродзержинск, спасли от полного разрушения Днепрогэс. Это явилось важным этапом борьбы за освобождение Советской Украины от немецко-фашистских захватчиков.

В середине ноября 1943 г. летчики, техники, механики, весь личный состав 17-й воздушной армии торжественно отмечали первую годовщину своего объединения. На торжественных собраниях были подведены итоги боевых действий и определены ближайшие задачи. Воинам соединений и частей армии было чем гордиться. За год боевой [94] работы они нанесли врагу огромный урон, сбив в воздушных боях 1728 фашистских стервятников, уничтожив 1366 самолетов на земле, истребив большое количество живой силы противника{49}.

Среди тех, кто особенно отличился в боях, были истребители и штурмовики: Н. И. Горбунов, Г. Д. Онискевич, И. И. Григорьев, И. М. Дьяченко, С. М. Мкртумов, П. Е. Киселенко, Н. С. Кохов, С. В. Милашенков, В. С. Рыжков и многие другие. Коммунистическая партия, Советское правительство достойно оценили вклад личного состава воздушной армии в одержанные победы. За образцовое выполнение заданий командования и проявленные при этом доблесть и мужество 1203 человека были награждены орденами и медалями, а 18 удостоены высокого звания Героя Советского Союза.

Трудный, но славный путь прошла 17-я воздушная армия от Волги до Днепра за год войны. В многочисленных воздушных боях летчики научились бить врага наверняка. Воздушная армия стала грозной силой, способной выполнить самые трудные боевые задачи.

Летчиков горячо поздравили и поблагодарили за помощь гвардейцы-пехотинцы. Они писали: «Боевые друзья! Весь 1943 год вы активно поддерживали нас своими ударами с воздуха, прикрывали наше наступление своими могучими краснозвездными крыльями. Спасибо за помощь с воздуха!»

Освобождение Украины продолжалось. В ноябре - декабре 1943 г. наступательная операция 3-го Украинского фронта имела целью расширение плацдармов на правом берегу Днепра. К концу декабря советские войска отбросили противника на 20 - 30 км севернее города Марганца. За этот период летчики совершили 3779 боевых самолето-вылетов, провели 160 воздушных боев, в которых сбили 88 фашистских самолетов различных типов.

Героический подвиг совершил комсомолец летчик-истребитель Петр Кальсин, вывезший на Ла-5 Георгия Баевского с территории, занятой противником. Ведущий пары «лавочкиных» гвардии старший лейтенант Г. Баевский 12 декабря вылетел с гвардии лейтенантом П. Кальсиным на «охоту». Штурмовыми действиями они уничтожили две крытые автомашины и находившихся в них гитлеровцев, [95] а также две повозки с грузом. Вскоре ведущий заметил «фоккер», атаковал его и сбил. П. Кальсин видел, как вражеский корректировщик врезался в землю. Одновременно ведомый заметил, как за самолетом Баевского потянулся черный шлейф дыма. Баевский повел горящий самолет на вынужденную посадку.

Гвардии лейтенант Кальсин, твердо усвоивший суворовское правило «сам погибай, а товарища выручай», стал прикрывать Баевского. Подбитый самолет приземлился на припорошенное снегом вспаханное поле, летчик выскочил из кабины. Кальсин мастерски произвел посадку на неровном поле. Баевский занял место в фюзеляже.

Вскоре истребитель с двумя летчиками приземлился на своем аэродроме.

Через два дня был издан приказ войскам 3-го Украинского фронта о героическом подвиге летчиков-истребителей. За мужество и героизм, проявленные при выполнении боевого задания, гвардии лейтенант П. Т. Кальсин и гвардии старший лейтенант Г. А. Баевский были награждены орденами Красного Знамени. Г. А. Баевский в 1944 г. стал Героем Советского Союза.

Бесперебойно обеспечивали связью летные части армии связисты 26-го отдельного полка. Радисты 1-го класса лейтенант Кириллов, сержант Лазненко, младшие сержанты Носов, Горбатенко, ефрейторы Саидов, Старостин, Казаков в совершенстве знали свое дело и в боевых операциях проявили мужество и находчивость. Начальник радиостанции комсомолец старший сержант А. Глуховцев за отличное обеспечение связи самолетов с землей был награжден медалью «За боевые заслуги».

Ожесточенные бои разгорелись за остров Хортица, превращенный фашистами в сильно укрепленный плацдарм.

Борьба за ликвидацию вражеских укреплений на правом берегу Днепра, на острове Хортица длилась до конца декабря 1943 г. В ходе боев на земле и в воздухе войска 2-го и 3-го Украинских фронтов добились значительных успехов. Они образовали огромный плацдарм стратегического значения на правом берегу реки, что создало благоприятные условия для освобождения Правобережной Украины.

Успешный итог летне-осенней камлании явился новой крупной победой Советских Вооруженных Сил. Почти [96] половина украинской земли была освобождена от немецко-фашистских захватчиков. Возвращение Советской Родине Левобережной Украины с ее богатой угольно-металлургической и продовольственной базой увеличило ее военно-экономические возможности.

В достижение победы на Днепре большой вклад внесла 17-я воздушная армия, которая, накопив большой опыт, успешно громила врага в последующих сражениях за Кривой Рог, Никополь, Херсон, Одессу.

Немецко-фашистское командование придавало исключительно важное значение удержанию южных районов Правобережной Украины. Враг создал на этом направлении глубоко эшелонированную оборону и сосредоточил только в низовьях Днепра 32 дивизии. Здесь перед войсками 3-го Украинского фронта действовала немецкая авиация в составе 700 самолетов, из них около 400 бомбардировщиков.

Задача освобождения Правобережной Украины возлагалась на 1, 2, 3 и 4-й Украинские фронты. В этой грандиозной борьбе приняла участие и 17-я воздушная армия.

Два смешанных авиационных корпуса (1-й и 9-й), 244-я и 262-я бомбардировочные авиационные дивизии воздушной армии имели 680 самолетов. Соединения базировались на аэродромах Червоная Ивановка, Соленое, Синельниково, Днепропетровск, Днепродзержинск, удаленных от линии фронта на 50 - 70 км. Штурмовые и истребительные авиационные полки базировались обычно вместе на одном аэродроме или в непосредственной близости друг от друга, что давало им возможность совместно выполнять боевые задания.

Штаб воздушной армии, штабы авиационных соединений и частей тщательно планировали предстоящие боевые действия, много внимания уделяли обобщению и использованию боевого опыта, подготовке командного, летного и всего личного состава армии. Темы для занятий с командирами и офицерами штабов выбирались с учетом боевых действий авиации в предстоящей операции. Особенно тщательно отрабатывались вопросы по управлению подчиненными частями и осуществлению взаимодействия с сухопутными войсками, а также между видами авиации.

Политотдел армии, политорганы авиационных корпусов и дивизий, партийные и комсомольские организации частей и подразделений провели большую работу по политическому [97] обеспечению предстоящих боевых действий, исходя из задачи изгнать немецко-фашистских захватчиков с Правобережной Украины. Особое внимание обращалось на разъяснение приказа Верховного Главнокомандующего от 7 ноября 1943 г., который требовал смело и решительно взламывать вражескую оборону, день и ночь преследовать врага, не давая ему закрепиться на промежуточных рубежах. К началу операции была закончена работа по расстановке партийного и комсомольского актива, укреплены партийные организации эскадрилий.

Повысилась ответственность коммунистов за порученное дело, возрос их авторитет и влияние, усилилась тяга лучших воинов к партии. Так, за первые четыре месяца 1944 г. партийная организация воздушной армии выросла на 894 человека. Кандидатами в члены ВКП (б) были приняты 219 офицеров, 345 сержантов, 291 солдат и 45 рабочих. Каждый месяц 200 - 300 достойных авиаторов принимались в ряды партии Ленина.

Перед началом наступления во всех партийных и комсомольских организациях прошли партийные и комсомольские собрания с повесткой дня «Задачи коммунистов и комсомольцев в предстоящем бою».

30 января 1944 г. войска фронта начали наступление на вспомогательных участках, а на рассвете 31 января на апостоловском направлении перешла в наступление главная ударная группировка фронта - 8-я гвардейская и 6-я армии, поддерживаемые 1-м и 9-м смешанными авиационными корпусами. В полосе 37-й армии действовала 262-я ночная бомбардировочная авиационная дивизия. Обеспечение ввода в прорыв и дальнейших действий 4-го гвардейского механизированного корпуса осуществлял 9-й смешанный авиационный корпус.

Несмотря на неблагоприятные погодные условия, авиаторы воздушной армии наносили по врагу сокрушительные бомбардировочные и штурмовые удары.

В годовщину завершения разгрома немецко-фашистских войск под Сталинградом Военный совет 3-го Украинского фронта обратился к войскам с воззванием, в котором призвал их к новым победам.

На митингах, посвященных годовщине победоносного завершения Сталинградской битвы, летчики воздушной армии выразили твердую решимость разгромить врага. Эта решимость ярко проявилась с первого дня боевых [98] действий. Авиаторы сражались с врагом храбро, самоотверженно, не щадя ни сил, ни самой жизни для достижения победы.

2 февраля командир авиационной эскадрильи 237-го штурмового авиационного полка коммунист капитан К. Н. Шакурский, выполняя приказ но уничтожению эшелона с боеприпасами в районе Никополя, повторил подвиг Н. Гастелло.

В тот день была низкая облачность, туман, но командир уверенно вывел штурмовик на цель. Зенитки открыли яростный огонь. Машина Шакурского загорелась. И тогда летчик направил ее на вражеский эшелон. Все это произошло на глазах летчиков эскадрильи А. Прокудина, Н. Соболева и их товарищей. Они отомстили врагу за смерть своего командира. На обратном пути, снижаясь до бреющего полета, летчики уничтожили свыше 50 автомашин с вражескими войсками и грузом. В тот день большой урон врагу нанесли капитан П. Громов, старшие лейтенанты Н. Быков и А. Ищенко.

Армейская газета «Защитник Отечества» посвятила подвигу К. Н. Шакурского страницу: «Вечная слава крылатому витязю!» Здесь же был помещен портрет героя и стихотворение «Памяти Константина Шакурского».

3 февраля летчик 951-го штурмового авиационного полка младший лейтенант А. Д. Шурганов, израсходовав боекомплект, направил свой самолет в скопление войск и техники противника.

6 февраля командир эскадрильи 955-го штурмового авиационного полка капитан В. Г. Яцын направил свой горящий самолет в траншеи, занимаемые фашистскими войсками в районе Усть-Каменки.

Эти подвиги - ярчайшее проявление сыновней преданности Родине, Коммунистической партии и советскому народу, высочайшего мужества и героизма.

В ожесточенных боях за Правобережную Украину отважно сражался с врагом командир эскадрильи Н. Н. Дьяконов. К началу 1944 г. в его летной книжке значилось свыше 100 боевых вылетов, и почти все в качестве ведущего. Ни сильный зенитный огонь, ни вражеские истребители не могли помешать ему выполнить задание. Н. Н. Дьяконов был настойчив в достижении цели. Шесть, а если нужно, и десять заходов сделает он, но поразит врага с наибольшим эффектом. [99]

Вот краткие оперативные данные о боевых вылетах Дьяконова.

«...3 февраля 1944 г. группа из восьми «ильюшиных», ведущий Дьяконов, атакует железнодорожный эшелон с живой силой противника в районе Апостолово. Метко сброшенными бомбами эшелон разорван на три части. Заходя третий раз и расстреливая из пушек и пулеметов пехоту противника, Дьяконов заметил в воздухе Ме-109, идущие на сближение с группой Ил-2. Не растерявшись, он быстро строит группу в оборонительный круг и принимает бой с истребителями противника. В этом бою он подбил один Ме-109, и группа без потерь вернулась на свой аэродром».

«...6 февраля 1944 г. Дьяконов шестеркой «ильюшиных» произвел штурмовку автомашин, уходящих из Никополя по дороге на запад. Колонна до 500 автомашин была сильно прикрыта зенитным огнем. Дьяконов со своей группой внезапно атаковал колонну и уничтожил до 30 автомашин. В течение дня по этой цели он с группой сделал четыре боевых вылета, задержав колонну на 10 часов, тем самым не дав возможности немцам увезти технику».

4 февраля 1944 г., в самый разгар боев за Правобережную Украину, лейтенанту Н. Н. Дьяконову было присвоено звание Героя Советского Союза. В этот же день звания Героя Советского Союза были удостоены летчики Г. А. Баевский, А. Н. Белкин, С. Г. Глинкин, В. Д. Кизь, Н. Ф. Краснов, В. В. Марков, В. М. Михайлов, Е. П. Савельев, И. С. Улитин, Н. Ф. Химушин и другие.

День 26-й годовщины Красной Армии - 23 февраля 1944 г. - Никита Дьяконов ознаменовал новыми победами. Шесть раз он водил шестерку «ильюшиных» на штурмовку живой силы и техники противника в районе Кривого Рога. В одном из вылетов он бомбами поразил на огневой позиции батарею полевой артиллерии противника, мешавшую продвижению наших войск. На втором заходе он заметил на дороге колонну вражеской пехоты и атаковал ее. Снизившись до бреющего, Дьяконов со своей группой сделал четыре захода и уничтожил свыше сотни вражеских солдат и офицеров.

Во время боев на юге Украины весной 1944 г. Дьяконов получил ответственную задачу: обеспечить высадку [100] десанта на правый берег Южного Буга. Несмотря на то что цель прикрывалась зенитной артиллерией и истребителями противника, Дьяконов со своей группой с исключительной точностью выполнил задание. Наши десантные войска, воспользовавшись паникой противника, успешно высадились на правый берег реки Южный Буг. Во время последней атаки Дьяконов заметил, что вражеский истребитель атаковал Ил-2. Летчик поспешил на выручку товарищу и меткой очередью сбил «мессер». Блестяще выполнив поставленную задачу, группа без потерь вернулась на свой аэродром.

Не меньший вклад в разгром врага внесли и другие летчики, и в частности Герой Советского Союза капитан В. М. Михайлов. Вдумчивая оценка воздушной обстановки, совершенное владение своей машиной, умение использовать все ее преимущества, знание тактики врага - вот что всегда сопутствовало успехам этого воздушного бойца. В февральские дни В. Михайлову поручили вести большую группу на штурмовку крупного вражеского аэродрома. Пасмурная погода, ограниченная видимость сильно усложняли полет. Но Михайлов точно вывел самолеты на цель. С бреющего полета группа в упор расстреляла вражеские самолеты и взорвала склад с горючим.

В. М. Михайлов заботливо обучал и воспитывал подчиненных. Его питомцы А. Середкин, П. Бурьянов стали командирами.

Одним из лучших штурманов ночных бомбардировщиков по праву считался гвардии лейтенант В. Кизь, совершивший свыше 600 боевых вылетов. 21 самолет противника сбил старший лейтенант коммунист В. Марков. Однажды ему довелось одному вести бой против восьми Ме-109, и два из них он сбил.

В январские дни 1944 г. особое развитие получила «охота» как вид боевой деятельности истребительной авиации. В эскадрилью «охотников» подбирались наиболее подготовленные воздушные бойцы. Летчик-«охотник» должен был отлично владеть самолетом в бою, летать вслепую. Часто «охота» истребителей проводилась в сложных метеоусловиях, при низкой облачности (100 - 200 м), плохой видимости, а также в сумерках и на рассвете. Для летчика-«охотника» очень важное значение имело и умение восстанавливать ориентировку и точно выдерживать маршрут. Наконец, он должен был обладать высокой воз-

100

душно-стрелковой [101] выучкой, вести огонь без промаху, быть грамотным тактиком.

В 295-й истребительной авиационной дивизии командиром эскадрильи «охотников» был майор Н. Ф. Краснов. В феврале ее принял старший лейтенант Н. М. Скоморохов. В состав эскадрильи входили летчики В. В. Калашонок, В. В. Кирилюк, С. Ф. Губернский, А. И. Володин, А. Б. Султан-Галиев, О. Н. Смирнов и другие. Только в период с 1 по 20 февраля летчики эскадрильи сбили 10 фашистских самолетов. Кроме того, штурмовыми действиями «охотников» было подожжено 46 автомашин, 2 автоцистерны, 4 повозки и уничтожено до взвода пехоты противника{50}.

Приемы действий «охотников» отрабатывались в ходе боев. Практика показала, что наиболее выгодный состав группы «охотников» - это пара или четверка. Вылетавшим на задание определялся район боевых действий, указывались возможные трассы пролета самолетов противника. Это давало возможность летчикам проявлять инициативу и уничтожать цели по своему усмотрению. Вопросы действия «охотников» рассматривались на теоретических конференциях. Насколько большое значение придавалось данному вопросу, говорит тот факт, что Маршал Советского Союза А. М. Василевский, командующий фронтом генерал армии Р. Я. Малиновский и командующий воздушной армией генерал-лейтенант авиации В. А. Судец лично приняли участие в работе такой конференции, проходившей в 9-м смешанном авиационном корпусе в феврале 1944 г.

Наши войска с упорными боями, в трудных условиях бездорожья продвигались вперед. Для обеспечения боевых действий авиации многое сделали в то время воины тыла. Изыскательская группа тыла воздушной армии быстро находила места для строительства аэродромов. Всего был подготовлен 31 аэродром. В период проведения никопольско-криворожских боев для авиации было подвезено и израсходовано 960 тонн авиационных боеприпасов, 1200 тонн горючего. Осуществлено 26 перебазирований тыловых частей. При этом пройдено 3419 км пути{51}.

Специальные задания командования воздушной армии выполняли подвижные автоколонны БАО в период их [102] перебазирования из района Кривого Рога к передовым фронтовым аэродромам. За успешное выполнение этого и других ответственных заданий многие воины частей тыла, а также офицеры политического отдела армии А. И. Весна, П. Г. Шаламов и В. Ф. Трацевский были награждены орденом Отечественной войны II степени, другими орденами и медалями.

Большую помощь авиаторам оказывали местные жители. Они участвовали в доставке боеприпасов, строительстве аэродромов, а также в эвакуации раненых.

Боевой порыв советских воинов был неудержим. Вражеская оборона не смогла противостоять мощному натиску войск фронта. 5 февраля был освобожден крупный железнодорожный узел Апостолово.

Советские летчики при выполнении боевых заданий проявляли образцы самоотверженности и геройства. Они, понимали, что авиационная поддержка сухопутных войск, у которых не всегда было достаточное количество артиллерии и боеприпасов, часто решала успех боя с противником. Ударами авиации разрушались мосты и переправы фашистских войск через Днепр у Никополя и Большой Лепетихи, чтобы отрезать пути отходившему врагу с никопольского плацдарма.

Утром 6 февраля на бомбардировку понтонных переправ противника южнее Никополя и Довгалевки, а также деревянного моста в районе Ушкалки вылетело 20 штурмовиков 5-й гвардейской штурмовой авиационной дивизии под прикрытием восьмерки истребителей 288-й истребительной авиационной дивизии. Задачи между звеньями самолетов были строго распределены. Две четверки штурмовиков атаковали зенитные батареи врага в районе переправы, а затем нанесли удар непосредственно по переправам. Деревянный мост в районе Ушкалки атаковала четверка штурмовиков под командованием гвардии капитана С. Л. Родинко. Гвардейцы метко сбросили бомбы и разрушили мост. Одновременно две группы под командованием гвардии старших лейтенантов А. Я. Суворова и Н. Н. Кочмарева нанесли удар по понтонным переправам. Одна переправа была разрушена, другая - повреждена.

В результате непрерывной бомбардировки переправ организованный отход вражеских войск был нарушен. Десятки автомашин, орудий и, минометов превратились [103] в груду искореженного металла, сотни гитлеровских солдат и офицеров нашли свою могилу на дне Днепра.

Высокое мастерство при выполнении этого задания показали истребители и штурмовики В. А. Антонов, В. Е. Ермаков, И. А. Кузнецов, В. М. Белеков, Н. П. Кузнецов, В. К. Лихачев, В. И. Лукашин, Ф. И. Пересыпкин, И. И. Романенко, П. И. Седельников, И. А. Солодилов и К. М. Шумский.

8 февраля советские войска полностью очистили от немецко-фашистских захватчиков крупный промышленный центр Украины и важный порт на Днепре - город Никополь. В приказе Верховного Главнокомандующего за отличные боевые действия личному составу 17-й воздушной армии, участвовавшему в боях за освобождение Никополя под руководством генерал-лейтенанта авиации В. А. Судец, была объявлена благодарность. В боях отличились авиационные соединения, которыми командовали полковники А. Ф. Исупов, Б. А. Смирнов, Л. В. Коломейцев, Н. Г. Михеичев, А. А. Сильверстров, А. П. Осадчий и Г. И. Белицкий.

288-я истребительная, 5-я гвардейская штурмовая и 262-я ночная бомбардировочная авиационные дивизии за образцовое выполнение боевых заданий командования в боях с гитлеровскими захватчиками у нижнего течения Днепра, за освобождение городов Никополь, Апостолово и проявленные при этом доблесть и мужество Указом Президиума Верховного Совета СССР от 13 февраля 1944 г. были награждены орденом Красного Знамени. Почетное наименование Нижне-Днепровской было присвоено 306-й штурмовой авиационной дивизии, Никопольского - 39-му отдельному разведывательному авиационному полку.

11 февраля 1944 г. противник нанес контрудар в направлении на Апостолово. Ему удалось продвинуться на 8 - 10 км. Завязались тяжелые бои. Ценой огромных потерь гитлеровцы удерживали дорогу вдоль Днепра из Никополя к Дудчино. По ней под непрерывными ударами авиации поспешно отступали остатки вражеских дивизий. Однако вырваться удалось лишь немногочисленным группам пехоты. Все тяжелое вооружение и автотранспорт были разбиты авиацией или захвачены советскими войсками. Никопольская группировка врага была разгромлена. [104]

С потерей Никополя войска противника, действовавшие в этом районе, лишились последнего крупного опорного пункта и оказались перед катастрофой. Бросая оружие, автотранспорт, личные вещи, гитлеровцы в панике бежали на запад. Были созданы условия для начала операции по освобождению Криворожского железорудного бассейна.

17 февраля войска фронта перешли в наступление на глубоко эшелонированную оборону противника, и в 16 часов Кривой Рог был полностью очищен от немецко-фашистских захватчиков.

В тот же день в 22 часа столица нашей Родины Москва салютовала доблестным войскам, овладевшим городом Кривой Рог. 371-му бомбардировочному авиаполку и 244-й бомбардировочной авиационной дивизии было присвоено почетное наименование Криворожских.

Трудными были бои за Криворожье. Ранняя весна с мокрыми снегопадами и беспрерывными дождями превратила район боевых действий в непролазную трясину. Даже танки и автомашины повышенной проходимости с большим трудом продвигались вперед. Железные дороги были почти полностью выведены противником из строя специально сконструированным путеразрушителем. Наземных путей для снабжения войск практически не было.

В этих сложных условиях еще раз продемонстрировали свои лучшие качества авиаторы воздушной армии. В период подготовки наступления на Кривой Рог в течение нескольких суток в снегопады и туманы до 300 самолетов Ли-2 и По-2 перевезли войскам все необходимое для боя, для победы: снаряды, мины, патроны, горюче-смазочные материалы, продовольствие и снаряжение. В этот период авиация доставила для наземных войск более 600 тонн одних только боеприпасов.

Большую помощь в разгроме врага под Кривым Рогом, как и в предыдущих боях, оказала эскадрилья корректировщиков под командованием подполковника А. М. Жало. Благодаря четкой работе корректировщиков артиллеристы наносили сокрушительные удары по немецко-фашистским захватчикам.

В итоге боев, длившихся в течение февраля, совместными усилиями войск 3-го и 4-го Украинских фронтов, куда входили 17-я и 8-я воздушные армии, была, разгромлена никопольско-криворожская группировка противника [105] и нанесены тяжелые потери 6-й немецкой армии. Были освобождены два крупных промышленных района Украины - Никопольский и Криворожский, ликвидирован важный в оперативном отношении плацдарм врага на левом берегу Днепра южнее Никополя. Надежды гитлеровцев на установление сухопутной связи со своей крымской группировкой рухнули. После ликвидации никопольского плацдарма 4-й Украинский фронт мог приступить к подготовке операции по освобождению Крыма, не опасаясь удара противника в тыл.

Освободив Кривой Рог, войска 3-го Украинского фронта вышли на реку Ингулец. Немецко-фашистское командование рассчитывало использовать для обороны разлившуюся реку и не допустить дальнейшего продвижения советских войск. Но советские наземные соединения, поддержанные авиацией, в тяжелых боях, продолжавшихся несколько дней, преодолели водный рубеж и захватили ряд плацдармов на правом берегу. Важный плацдарм южнее Кривого Рога к западу от Широкого удерживали войска 8-й гвардейской армии генерала В. И. Чуйкова. С этого плацдарма и началось наступление в Березнеговато-Снигиревской операции.

По замыслу командующего фронтом генерала армии Р. Я. Малиновского войска 46-й и 8-й гвардейской армий с плацдарма западнее Широкого главный удар должны были нанести в общем направлении Новый Буг, выйти на реку Южный Буг, с ходу форсировать и захватить плацдармы в районе Новая Одесса - Троицкое. Одновременно в прорыв должна быть введена подвижная конно-механизированная группа генерал-лейтенанта И. А. Плиева, которая, достигнув Нового Буга, должна нанести удар на юг - по тылам вражеских войск, находившихся к востоку от Николаева. 17-я воздушная армия должна была обеспечивать прорыв обороны противника и содействовать наступлению наземных войск. При этом главные усилия авиации направлялись на прикрытие и поддержку действий подвижной группы генерала И. А. Плиева.

Подготовка наступления проводилась в чрезвычайно сложных метеорологических условиях. Утренние заморозки сменялись дневной распутицей. Моросящие дожди переходили в снежную пургу. Низкая облачность и туманы крайне затрудняли полеты самолетов. Подвоз боеприпасов, горючего, продовольствия и других материальных [106] средств осложнялся бездорожьем. Многие аэродромы были выведены из строя.

И вновь на помощь авиаторам пришли колхозники близлежащих деревень. Вместе с солдатами они втаптывали в грунт солому и тростник на посадочных площадках, на руках переносили к самолетам боеприпасы, вытаскивали застрявшие в грязи бензо- и маслозаправщики.

Летчики, техники и механики делали все, чтобы своевременно и надежно поддержать с воздуха наземные войска, обеспечить выполнение поставленных перед ними задач. Их вдохновляли успехи советских войск на фронтах Великой Отечественной войны, неукротимое желание помочь украинскому народу избавиться от фашистской оккупации.

С большим подъемом в частях прошли митинги, посвященные приказу Верховного Главнокомандующего от 23 февраля 1944 г. Выступавшие на митингах авиаторы обещали наносить смертельные удары по врагу. Мастер бомбовых ударов лейтенант Б. Журавлев сказал: «Поклянемся с честью выполнить приказ - очистим нашу родную землю от немецко-фашистских захватчиков!»

В 672-м штурмовом авиаполку сразу после митинга летчики вылетели на штурмовку гитлеровских войск. Герой Советского Союза Н. Дьяконов, летчики Е. Середкин, Н. Баринов, П. Бурьянов, И. Филонов и другие нанесли большой урон врагу.

Эффективными были удары штурмовиков 955-го авиационного полка В. Акуленко, П. Глазунова, П. Рачкова. Открыли свой боевой счет молодые летчики И. Прудников, А. Макаров, Л. Малев.

На аэродромах висели плакаты с призывами: «Советские соколы! Неуклонно наращивайте сокрушительные удары по врагу - не давайте ему закрепляться на промежуточных рубежах!», «Враг сам не прыгнет в пропасть никогда - нужно его силой столкнуть туда!».

Много и эффективно работали в период подготовки к наступлению воздушные разведчики. Они доставляли сведения о переднем крае вражеской обороны, железнодорожных и автомобильных перевозках, концентрации войск и техники. Эти данные оказали большую помощь штабам при разработке плана операции, в безошибочном определении целей для артиллерии, штурмовой и бомбардировочной авиации. Сведения и фотографии, доставленные [107] отважными разведчиками лейтенантами Н. В. Набоковым, П. А. Васильевым, В. Т. Хайновым и другими летчиками, сыграли важную роль в выработке решения, принятого командованием фронта на наступательную операцию.

Характерным для подготовительного периода являлось использование для свободной «охоты» не только истребителей, но также бомбардировщиков и штурмовиков. В сложной метеорологической обстановке они находили вражеские колонны, железнодорожные эшелоны и меткими бомбовыми ударами поражали их.

Успешно действовали экипажи бомбардировщиков капитана Лебедева и старшего лейтенанта Федорца. Экипаж летчика комсомольца Журавлева, обнаружив колонну, обрушил на нее бомбовый груз, а затем дважды обстрелял фашистов из пулемета. Летчик Золотарев и штурман Непомнящий обнаружили скопление автомашин, танков, орудий, которые стояли на дороге в несколько рядов. Они зашли в голову колонны и с высоты 400 м нанесли меткий удар. Воздушные стрелки Шереметьев и Ломакин из пулеметов расстреливали разбегавшихся фашистов.

В эти дни летчики 260-го бомбардировочного авиационного полка нанесли большой урон немецко-фашистским войскам. Командир полка подполковник А. Забелин, участник войны с фашистами в Испании, отличался бесстрашием и отвагой. В боях за Украину он более 100 раз водил полк на выполнение ответственных боевых заданий. Высоким боевым мастерством славились Герои Советского Союза Г. А. Таряник и В. В. Шаров.

Как только позволяла погода, в воздух уходили истребители 11-й гвардейской, 295-й и 288-й авиационных дивизий, с тем чтобы с воздуха прикрыть наши наземные войска и обеспечить надежную охрану бомбардировщиков и штурмовиков, громящих вражеские тылы.

Прикрывая наземные войска, пара истребителей 659-го авиационного полка во главе с лейтенантом И. Павловским заметила три «юнкерса», шедших бомбить боевые порядки советских войск. Павловский сразу же направил свой «як» на врага и с первой очереди поджег Ю-88, который упал и взорвался на собственных бомбах. Второй бомбардировщик подбил Л. Морозов. Третий сбросил бомбы в поле и поспешно скрылся.

Много труда вкладывали в подготовку самолетов к [108]

боевым вылетам техники, механики, оружейники. Стремясь своевременно обеспечить боевую работу летчиков, они проявляли высокую дисциплинированность и исключительную самоотверженность, сутками не уходили с аэродромов. Они не только своевременно и качественно готовили материальную часть к вылету, но и сами просились в полет, чтобы заменить раненых воздушных стрелков.

В дни жарких боев стало обычным делом восстанавливать поврежденные самолеты, требующие ремонта в стационарных мастерских, силами технического состава полков в самые сжатые сроки. Трудные полевые условия, дождь и снег, обстрелы и бомбежки - все преодолевали славные труженики.

Хорошо был организован труд технического состава в 31-м авиационном полку. Старший инженер полка старший техник-лейтенант М. А. Мякота со своими подчиненными обеспечил безотказную работу авиационной техники. За самоотверженный труд инженер был удостоен правительственных наград. Отличным специалистом проявил себя старший сержант Л. Шпота. Под руководством комсорга 2-й авиационной эскадрильи 955-го штурмового полка Третьякова комсомольцы Бобровский, Макаров, Красносвободцев, Гайдамашев помимо выполнения своих постоянных обязанностей за короткий срок вернули в строй семь Ил-2, сильно поврежденных в боях.

Механик 951-го штурмового авиационного полка комсомолец Бровкин в течение суток в сильную пургу отремонтировал поврежденный самолет. Не уходя на отдых, он со своими боевыми товарищами заменил головку блока цилиндров двигателя, колеса, другие агрегаты и детали, заделал около 100 пробоин в фюзеляже и хвостовом оперении. Бровкин покинул стоянку лишь тогда, когда его самолет поднялся в воздух для выполнения боевого задания.

Механик самолета комсомолец старший сержант А. Стоян и комсомолка ефрейтор С. Литвиненко обслужили 220 самолето-вылетов. Командование не раз отмечало их отличную работу. С них брали пример другие специалисты.

Подготовка войск фронта к наступлению подходила к концу. Близился час нанесения решающего удара по врагу. В ночь на 6 марта 1944 г. бомбардировщики 244-й авиационной дивизии большими группами нанесли массированные [109] удары по железнодорожным станциям и ближайшим тылам противника, нарушив его перевозки и управление войсками. Всю ночь над позициями врага висели легкие По-2 262-й ночной бомбардировочной авиадивизии. Они изматывали фашистов, сеяли среди них страх и панику.

С рассветом 6 марта после мощной артиллерийской и авиационной подготовки войска фронта перешли в наступление. Соединения 8-й гвардейской армии генерала В. И. Чуйкова сбили противника с первой позиции обороны. Но враг продолжал яростно сопротивляться. Решением командующего фронтом для наращивания силы удара была введена в сражение конно-механизированная группа генерала И. А. Плиева. Под проливным дождем группа, поддержанная авиацией, вступила в бой и вместе с пехотинцами выбила гитлеровцев с занимаемого рубежа.

Развивая успех, танкисты и кавалеристы все дальше и дальше проникали в глубь обороны противника, перехватывая его коммуникации, нанося удары по базам снабжения.

Сложные метеорологические условия крайне затрудняли действия авиации. Летчики ловили малейшую возможность, чтобы вылететь на задание и оказать поддержку наступающим войскам.

В первый день наступления состоялась торжественная передача летчикам 5-го гвардейского истребительного авиаполка эскадрильи самолетов, построенных на средства комсомольцев Дальстроя. В полк прибыли представители Днепропетровского и Харьковского областных комитетов комсомола. И вот на аэродроме у развернутого боевого Знамени выстроились летчики, техники, весь личный состав 5-го и 106-го гвардейских авиационных полков. Митинг открыл командир 1-го гвардейского смешанного авиационного корпуса генерал-лейтенант авиации В. И. Аладинский. В своем выступлении он отметил высокие патриотические чувства тружеников тыла, которые, экономя во всем, отдают свои сбереженные трудовые копейки на постройку самолетов, танков, орудий и другой техники. От имени летчиков, техников, механиков, всего личного состава генерал поблагодарил комсомольцев Дальстроя за замечательный подарок и дал слово, что летчики-гвардейцы будут еще крепче громить врага. [110]

Выступивший на митинге секретарь Днепропетровского обкома ЛКСМ Украины Остапчук передал воинам горячий привет от комсомольцев области, рассказал о подвигах трудящихся при восстановлении разрушенных врагом фабрик, заводов, жилищ, призвал авиаторов усилить удары по ненавистному врагу, быстрее изгнать его с советской земли.

Сразу же после митинга взвились в небо ракеты. Истребители с надписью на борту «Комсомолец Дальстроя» отправились в полет. Их повел в бой командир эскадрильи Герой Советского Союза В. И. Попков.

На средства, собранные рабочими, колхозниками, комсомольцами, строились все новые и новые эскадрильи самолетов. Они вручались лучшим подразделениям, лучшим летчикам. В мае 1944 г. личному составу 31-го истребительною авиационного полка были вручены самолеты Ла-5 с надписью на фюзеляже «Новомосковский колхозник». Они были построены на средства украинских колхозников. В июле в 715-й штурмовой авиационный полк поступили самолеты Ил-2. На их бортах красовалась надпись «Черниговский комсомолец». Летчикам 6-й гвардейской штурмовой авиационной дивизии выпала честь водить на боевые задания самолеты с надписью «Полина Осипенко». Летчики воздушной армии оправдали оказанное им доверие. Они без промаху разили врага, действовали в бою, как требует присяга, уставы, как повелевает долг защитника Отчизны.

А пока шли ожесточенные бои на правом берегу реки Ингулец за развитие успеха на ново-бугском направлении.

7 марта в воздух поднялись две большие группы Ил-2 672-го и 951-го штурмовых авиаполков. Первую возглавлял Герой Советского Союза лейтенант Никита Дьяконов, вторую - старший лейтенант Александр Кобелев. Штурмовики вышли точно на цель - отступающую колонну гитлеровцев в районе Троицко-Сафонова - и обрушили на нее мощный удар. Было уничтожено свыше 30 автомашин и более 100 гитлеровцев.

Хорошо в этот день поработали летчики 93-го гвардейского штурмового полка лейтенант М. Конин, младшие лейтенанты Е. Жебровский, А. Мазуров, П. Ершов и другие.

В небе разгорелись воздушные бои. Советские летчики вели борьбу за удержание господства в воздухе, надежно [111] прикрывали наземные войска от воздействия вражеской авиации.

Наступление советских войск продолжало успешно развиваться. За первые два дня они продвинулись на 60 - 80 км. Для того чтобы не ослабить поддержку наземных войск, необходимо было срочно перебросить авиационные части на аэродром Кривой Рог, который не был еще полностью восстановлен. Как быть? И вот по призыву Криворожского горкома партии и горисполкома на ремонт аэродрома с красными флагами вышли трудящиеся города: тысячи женщин, подростков и стариков. Заранее был подготовлен инструмент, подсобный материал. Трогательной и душевной была встреча летного и технического состава с жителями Кривого Рога на состоявшемся здесь митинге. Слезы радости блестели на глазах многих горожан. Да и не один солдат смахнул украдкой слезу, тронутый этой встречей и желанием советских людей в меру сил помочь армии быстрее освободить родную советскую землю. Через двое суток с аэродрома начали боевые действия летчики соединений О. В. Толстикова и Б. А. Смирнова. Штурмовики и истребители теперь имели возможность лучше и надежнее прикрывать и поддерживать с воздуха наступающие войска фронта.

Рано утром 8 марта части конно-механизированной группы с ходу овладели железнодорожной станцией, а затем и городом Новый Буг, где располагался штаб 6-й немецкой армии. Гитлеровцы бежали, бросив вооружение. Наступающие части при поддержке авиации преследовали отходившие к Южному Бугу вражеские войска.

После овладения Новым Бугом части конно-механизированной группы получили приказ нанести удар на юг, по тылам врага, действовавшего перед левым крылом фронта. Танки и конница ринулись на юг. Но вскоре их движение замедлилось. Бездорожье и весенняя распутица затруднили доставку наступающим войскам горючего и боеприпасов. И тогда на помощь войскам генерала И. А. Плиева пришли авиаторы. Они доставляли по воздуху все, в чем нуждались подвижные части. Особенно отличились летчики 262-й авиационной дивизии, которые на По-2 перебрасывали горючее для танков не только днем, но и ночью.

Стремясь воспрепятствовать снабжению советских войск, гитлеровское командование бросило на борьбу с [112] нашей транспортной авиацией истребители. Однако успеха они не добились. В воздушных боях летчики истребительной дивизии отбивали все атаки противника. Доставка боеприпасов и горючего не нарушилась.

Продолжая движение на юг, подвижная группа к 12 - 13 марта перехватила пути отхода войск 6-й немецкой армии на запад и вышла к реке Ингулец южнее Снигиревки. Фашистские войска оказались окруженными в районе Березнеговатого, Снигиревки. Бросая технику и вооружение, они пытались вырваться из котла в направлении Николаева и Вознесенска.

В одну из темных мартовских ночей войска 28-й армии форсировали Днепр в районе Каховки и 11 марта очистили город Борислав от немецко-фашистских захватчиков. Развивая наступление вдоль северного берега Днепра, войска армии, поддержанные авиацией, внезапно для врага форсировали реку Ингулец в ее нижнем течении и 13 марта освободили Херсон. Москва салютовала воинам-освободителям 20 залпами из 224 орудий.

С освобождением. Борислава и Херсона последний участок правобережья Днепра стал снова и навсегда советским.

В небе Украины против фашистских захватчиков сражались воины многих национальностей нашей страны.

Русский летчик-штурмовик гвардии лейтенант А. Суворов уничтожил десятки вражеских танков, много другой техники противника. Под стать ему был и украинец гвардии младший лейтенант А. Кривонос. Вылетев на разведку, он обнаружил аэродром противника, смело атаковал его, зажег на земле два вражеских самолета и сбил «юнкерс», шедший на посадку. Появившиеся вражеские истребители завязали бой, но и на этот раз Кривонос вышел победителем, сбив Ме-109.

Татарин А. Султан-Галиев совершил свыше 240 боевых вылетов и лично сбил восемь самолетов врага.

Больших боевых успехов добился Е. Савельев. На боевом счету отважного летчика было более 20 сбитых самолетов. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 4 февраля 1944 г. гвардии старшему лейтенанту Е. П. Савельеву было присвоено звание Героя Советского Союза.

12 марта в газетах было опубликовано Постановление Верховного Совета Украинской ССР от 4 марта 1944 г. В нем выражалась искренняя благодарность доблестной [113] Красной Армии, освобождающей священную советскую землю от немецких захватчиков, великому русскому народу и всем народам Советского Союза, Советскому правительству, Коммунистической партии за ту помощь, которую оказывают они украинскому народу в борьбе с гитлеровскими палачами и в восстановлении разрушенного немецкими захватчиками народного хозяйства Советской Украины. Этот документ явился ярчайшим подтверждением великой дружбы народов Советского Союза, боровшихся против общего ненавистного врага, за свободу и независимость Советского государства, за счастье всех советских людей.

Постановление Верховного Совета УССР было доведено до каждого летчика, штурмана, техника, до всего личного состава. Оно вызвало у авиаторов прилив новых сил, неукротимое желание еще крепче бить врага, чтобы приблизить час окончательной победы над фашизмом. Летчики рвались в бой, чтобы добить окруженную в районе Березнеговатого, Снигиревки крупную группировку противника, насчитывающую полтора десятка дивизий. Наши истребители, штурмовики, бомбардировщики действовали главным образом по вызовам наземных войск.

Штурмовая авиация имела главную задачу не дать противнику вырваться из котла в направлении Вознесенска и Николаева. С рассвета и до темноты в крайне сложных метеоусловиях штурмовики группами от четырех до десяти самолетов и парами «охотников» наносили удары по окруженному противнику. Они отрезали пути отхода, разрушали переправы через водные рубежи, вовремя приходили на помощь пехоте.

12 марта летчики 951-го штурмового полка коммунисты капитан П. Н. Зубко и лейтенант Иютин вылетели на штурмовку танков противника. Неожиданно ухудшилась погода. Начался сильный снегопад, видимость уменьшилась до 500 м. Летчики продолжали полет на высоте 100 м и менее. Обойдя район снегопада, они обнаружили цель и обрушили на нее противотанковые бомбы. В результате бомбового удара и последующей штурмовки было уничтожено два танка, бензоцистерна и до десяти гитлеровцев.

На следующий день штурмовики-разведчики 237-го авиаполка старший лейтенант Н. А. Соболев и младший лейтенант И. Т. Журба подтвердили сведения о том, что противник в районе западнее Березнеговатого сосредоточивает [114] силы, готовясь прорвать кольцо, окружения. Командующий воздушной армией генерал В. А. Судец принял решение штурмовым ударом сорвать планы врага. Первыми ушли на задание штурмовики лейтенант Б. Г. Кандыбин, младшие лейтенанты А. Н. Грязнов, Г. П. Жученко, А. Н. Бражников. Едва группа закончила штурмовку, как над целью появилась девятка Ил-2 под командованием старшего лейтенанта Н. А. Соболева. Точными бомбовыми ударами летчики обескровили вражескую группировку и этим сорвали ее попытку вырваться из котла.

Успешно громили артиллерийские и минометные позиции, вражеские колонны войск и техники штурмовики, которых водил в бой капитан И. Данильченко.

Наши штурмовики всегда работали в тесном взаимодействии с наземными войсками. Они вовремя приходили на выручку пехоте или вместе с нею громили отступающего врага. Однажды противник просочился через неплотное кольцо окружения и пытался переправиться через реку Ингул на западный берег в районе населенного пункта Христофоровка. В воздух были подняты штурмовики. В результате серии ударов противник был рассеян. После воздушных налетов расчлененную, деморализованную колонну гитлеровцев полностью уничтожили пехотинцы.

Истребительная авиация выполняла задачи по прикрытию, крупной подвижной группы советских войск, которая проникла в глубокий тыл врага и этим самым содействовала завершению окружения фашистских войск. Помимо своей основной задачи истребители штурмовали войска и технику противника.

Весьма эффективно работали летчики 288-й, 11-й гвардейской дивизий, а также истребители 164-го и 31-го авиационных полков 295-й дивизии. Однажды пара «яков» прикрывала с воздуха войска подвижной группы. Низкая облачность прижала истребители к земле. Внизу на большой скорости двигались наши танки, готовясь нанести новый удар по окруженному врагу. Вдруг лейтенант А. Н. Твердохлебов заметил ФВ-189, который подходил к колонне наших войск. Твердохлебов, резко развернув свой самолет, настиг «раму», зашел ей в хвост и меткой очередью сбил ее. В этот же день старший лейтенант А. И. Колдунов и его ведомый уничтожили еще один ФВ-189.

Чтобы помочь окруженной группировке войск, гитлеровское командование решило использовать транспортную авиацию для доставки боеприпасов и горючего. Десятки тяжело нагруженных Ю-52 в сопровождении истребителей направились в район Снигиревки. Однако советские истребители пресекли попытку врага создать «воздушный мост». Десятки «юнкерсов» нашли свою могилу на украинской земле. В этих боях особенно отличились капитан Н. И. Горбунов, младшие лейтенанты Л. П. Капустянский и К. С. Кабанов.

Бомбардировщики массированными ударами уничтожали скопление войск и техники противника на небольшом удалении от переднего края обороны, а также разрушали переправы через водные рубежи.

В этой операции советская авиация действовала на всю оперативную глубину обороны врага, на промежуточных рубежах и по основным коммуникациям и рокадам участка фронта.

К исходу дня 16 марта окруженная вражеская группировка была разгромлена. Лишь часть немецких войск, воспользовавшись разрывами в боевых порядках конно-механизированной группы, сумела прорваться к Николаеву и за Южный Буг, бросив при этом почти все тяжелое вооружение и транспорт. В сообщении Совинформбюро от 18 марта говорилось, что войска 3-го Украинского фронта за период боев с 6 по 16 марта 1944 г. фактически полностью разгромили 6-ю немецкую армию.

Преследуя отступающего врага, войска центра и левого крыла фронта 16 - 20 марта вышли к Южному Бугу и на подступы к Николаеву. Войска 57-й и 37-й армий, действовавшие на правом крыле фронта, прорвав оборону гитлеровцев, освободили крупный узел железных дорог Долинскую и к 19 - 20 марта вышли к Южному Бугу восточнее Вознесенска. Наступление советских войск активно поддерживалось авиацией 17-й воздушной армии.

Враг стремился уйти за водную преграду и на ней организовать прочную оборону. Перед авиацией теперь встала задача с воздуха громить отступающие фашистские войска, преградить военной технике противника и эшелонам с награбленным имуществом путь на запад.

Летчики 449-го бомбардировочного полка наносили методические удары днем и ночью. В условиях весенней распутицы гитлеровцы старались вывезти боевую технику и военное имущество по железным дорогам, но это им не [116] удавалось: их держали под ударами с воздуха опытные бомбардировщики. Самоотверженно работали летчики-ночники, делая за ночь по нескольку вылетов. Только в ночь на 16 марта экипажи Е. А. Мясникова, М. Л. Клетера, Ю. Я. Фридмана и Д. С. Егоркина уничтожили пять вражеских эшелонов.

17 марта выдался погожий день. На аэродромах 305-й авиадивизии с раннего утра шла напряженная работа. Штурмовики группами уходили на боевые задания. Одну из них повел лейтенант Городников. Выйдя в заданный район, ведущий обнаружил большую вражескую автоколонну и обозы. Он развернув группу и первым устремился в атаку. За ним последовали старший лейтенант Н. П. Быков, младший лейтенант Г. П. Жученко, лейтенант Б. Г. Кандыбин, младший лейтенант А. Н. Бражников. Осколочные бомбы накрыли скопление техники и живой силы врага. Отважные летчики сделали шесть заходов и нанесли противнику большой урон.

Так, день за днем летчики воздушной армии громили отступающего врага, лишая его возможности уйти за Южный Буг, вывести туда технику и вооружение.

22 марта развернулись ожесточенные бои за город и крупную железнодорожную станцию Вознесенск на Южном Буге. Гитлеровцы оказали упорное сопротивление советским войскам. Чтобы сломить его, не дать врагу вывести свои войска за водный рубеж, советские летчики нанесли массированные удары с воздуха по огневым позициям противника в пригородах и скоплению боевой техники на железнодорожной станции. Действия бомбардировщиков надежно прикрывались истребителями.

Старший лейтенант Г. Черный, который участвовал в этих налетах, позже вспоминал:

«Наша группа шла на высоте 500 м. Облачность мешала набрать большую высоту, и я решил нанести удар, идя под облаками. Подготовив расчетные данные для бомбометания, выбрал наивыгоднейшее направление на цель. На путях стояли эшелоны, было много техники и немцев: очевидно, шла погрузка. Чтобы достичь большего эффекта, я для каждой отдельной цели выбрал момент и сбрасывал на каждую по одной бомбе. Когда входные стрелки подошли к перекрестию прицела, сбросил первую бомбу. Таким же путем по одной бомбе положил на эшелоны, по скоплению автомашин, в станционные сооружения. Остальные экипажи осуществляли [117] бомбометание по сигналу ведущего. Это дало хорошие результаты.

Сделав разворот для следования на свой аэродром, мы наблюдали горящие вагоны. Вся станция была окутана дымом, который был виден на 20 км. Несколько взрывов были настолько сильными, что самолеты подбрасывало.

На следующий день мы повторили налет. Мы видели результаты ударов наших бомбардировщиков прошлой ночью. Все еще горели эшелоны, пакгаузы. Наша группа сделала два захода, после которых возникли новые очаги пожара, горели вражеские машины».

Под натиском советских войск враг отступил. 24 марта Вознесенск был освобожден.

Передовые части с ходу форсировали Южный Буг и захватили важный плацдарм западнее города. К этому времени войска фронта форсировали реку и захватили плацдарм в районе западнее Новой Одессы, Троицкого.

На плацдармах развернулись напряженные бои. Гитлеровское командование вводило в бой все новые и новые части и соединения, выдвигая их из района Одессы. Оно намеревалось разгромить и сбросить в реку советские войска, переправившиеся через водный рубеж. Перед авиацией встали новые задачи по поддержке и прикрытию войск на плацдармах, по борьбе с резервами противника, выдвигаемыми к месту боев. Воздушная армия успешно справилась и с этими задачами. При активной поддержке штурмовиков, бомбардировщиков, истребителей наземные части расширили и укрепили плацдармы.

В эти дни наша армия понесла тяжелую утрату - с боевого задания не вернулся командир 306-й Краснознаменной штурмовой авиационной дивизии полковник А. Ф. Исупов. В авиацию Александр Филиппович пришел по партийной мобилизации в 1931 г. будучи до этого студентом Иваново-Вознесенского энергетического института. Первые два года войны он был комиссаром полка и заместителем командира дивизии по политчасти. В октябре 1943 г. принял 306-ю авиационную дивизию, сражавшуюся за освобождение Донбасса.

Полковник А. Ф. Исупов пользовался большим авторитетом у авиаторов. Он лично совершал в день по два-три вылета, но всегда был бодр и жизнерадостен, подбадривал других.

Никогда не забудутся задушевные беседы, которые [118]

А. Ф. Исупов проводил в короткие перерывы между боевыми вылетами. Его слова порождали в душе каждого летчика жгучую ненависть к гитлеровским захватчикам, вселяли уверенность в нашей победе. За Александром Филипповичем люди шли, как говорится, в, огонь и воду.

24 марта группа штурмовиков 672-го штурмового полка под командованием лейтенанта А. И. Амосова направлялась в район восточнее Березовки для нанесения удара по скоплению танков и пехоты противника. В составе группы находился А. Ф. Исупов. Он нередко участвовал в вылетах в качестве ведомого, чтобы научить молодых ведущих грамотно руководить группой, правильно выбирать и применять тактические приемы.

Лейтенант Амосов умело вывел штурмовики на цель. Летчики действовали смело и тактически грамотно. Было подбито несколько танков, сожжено десять автомашин, уничтожено до роты пехоты. Полковник Исупов по радио похвалил молодого ведущего за умелые действия. В это время из облаков вынырнули «мессершмитты» и атаковали самолет Исупова. Полковник был ранен, а его самолет подбит. Александр Филиппович.продолжал вести самолет к линии фронта. Летчики надежно прикрывали самолет командира.. Однако вскоре остановился мотор. Исупов вынужден был произвести посадку в поле, не долетев до линии фронта.

Весь израненный, он отстреливался из пистолета от наседавших врагов и отходил к передовой. Потеряв сознание, попал в плен.

С первых же дней пребывания в лагере для военнопленных полковника А. Ф. Исупова подвергали изощренным пыткам и лишениям, стремясь сломить волю советского летчика и склонить его на свою сторону. Однако коммунист Исупов проявил исключительное мужество и стойкость. Он несколько раз пытался бежать из плена, но неудачно. И после каждой такой попытки его подвергали зверским истязаниям.

15 июля 1944 г. А. Ф. Исупов был заточен в блок смерти ? 20 в Маутхаузене. Но и здесь он стал одним из вдохновителей и организаторов подготовки массового восстания и побега советских военнопленных. Однако заговор был раскрыт. Александр Филиппович и его ближайшие помощники были расстреляны в присутствии пленных. [119] В одном из подмосковных городов А. Ф. Исупову воздвигнут памятник.

Советские войска с боями продвигались на запад, к Одессе. Враг стремился любой ценой удержать этот крупный порт на Черном море. Гитлеровское командование отдавало себе отчет в том, что с потерей Одессы оно лишится важных морских коммуникаций. Обнажится весь балканский стратегический фронт антисоветской коалиции. Значительно осложнялось положение блокированной вражеской группировки в Крыму.

Еще в ходе Березнеговато-Снигиревской операции 11 марта 1944 г. 3-му Украинскому фронту была поставлена задача преследовать отступающие части противника, не допуская его отхода за реку Южный Буг, и захватить переправы на участке Константиновка, Вознесенск, Новая Одесса, а в дальнейшем освободить Тирасполь, Одессу и продолжать наступление с целью выхода к реке Прут и северному берегу Дуная на Государственную границу СССР с Румынией.

17-я воздушная армия получила задачу надежно прикрывать войска фронта от ударов авиации противника, содействовать наземным войскам в прорыве обороны и преследовании отходящих немецко-фашистских войск. Ударами по железнодорожным станциям и порту Одессы препятствовать их эвакуации.

Первым в ночное небо 28 марта поднялся экипаж 97-го гвардейского ночного бомбардировочного полка гвардии капитана Н. Кукушкина со штурманом Героем Советского Союза гвардии старшим лейтенантом В. Кизем. Вслед за ним ушли на задание экипажи младших лейтенантов Ф. Бондаренко со штурманом И. Павловым и Н. Лядова со штурманом П. Воликом. Низкая облачность, дымка, сильный ветер усложняли условия полета. Несмотря на это, штурман В. Кизь вывел самолеты точно на цель. Железнодорожная станция, куда отступавшие гитлеровцы стягивали свои войска, была буквально забита техникой и живой силой. В. Кизь и штурманы остальных экипажей нанесли по станции меткие бомбовые удары.

В течение ночи войска фронта при поддержке авиации сломили упорное сопротивление гитлеровцев. Летчики нашей [120] воздушной армии наносили массированные удары по отходящим колоннам врага. Особенно активно действовали штурмовики 5-й гвардейской и 306-й авиационных дивизий. Летчики 288-й и 295-й истребительных авиационных дивизий в это время прикрывали переправу 23-го танкового корпуса и конно-механизированной группы через Южный Буг в районе Александровки.

Летчики-истребители старшие лейтенанты Н. Борисов и И. Филонов, лейтенант Торень и младший лейтенант Л. Морозов встретились с тремя группами немецких бомбардировщиков, направлявшихся к переправе. В первых двух группах было по десять Хе-111, в третьей - двенадцать Ю-88. Вражеские бомбардировщики прикрывали шесть «мессершмиттов».

Советские летчики пошли в атаку на встречных курсах. Старший лейтенант Борисов в паре с лейтенантом Торенем атаковали ведущего первой группы «хейнкелей» и сбили его. Затем, набрав высоту, они атаковали ведомого второй группы. С первой же очереди вражеский бомбардировщик был подожжен. В это время старший лейтенант И. Филонов и младший лейтенант Л. Морозов сбили левого ведомого группы. Пятнадцатиминутный бой закончился полной победой советских истребителей, сбивших пять «хейнкелей». Остальные вражеские самолеты беспорядочно сбросили бомбы и обратились в бегство.

Сопровождая «ильюшиных», четверка «лавочкиных» 164-го истребительного авиационного полка, возглавляемая капитаном И. Кольцовым, вступила в бой с двенадцатью истребителями противника, которые пытались атаковать штурмовики. Прицельной очередью из пушек ведущий группы сбил ФВ-190. Выполняя второй боевой вылет в этот день, И. Кольцов сбил «мессершмитт».

После упорных боев к исходу 28 марта войска фронта при содействии авиации 17-й воздушной армии овладели крупным областным и промышленным центром Украины городом Николаевом - важным железнодорожным узлом, одним из крупнейших городов на Черном море и сильным опорным пунктом обороны гитлеровцев у устья Южного Буга.

29 и 30 марта войска фронта форсировали Южный Буг. К исходу 31 марта был освобожден Очаков. Несмотря на сложные погодные условия, летчики по нескольку раз вылетали на поддержку форсировавшим реку войскам. [121]

Шестерку «ильюшиных» водил на задание старший лейтенант Е. Мазков. Удар с воздуха был внезапным и метким. Когда были сброшены все бомбы, летчики снизились до бреющего полета и из пушек и пулеметов в упор стали расстреливать фашистов. Другая группа «ильюшиных», ведомая старшим лейтенантом Филоненко, атаковала артиллерийские позиции врага. Им пыталась помешать пара «мессершмиттов». Воздушный стрелок А. Сазонов своевременно заметил истребители и один из них сбил. Другой был уничтожен летчиком Г. Черкашиным.

Сопровождая бомбардировщики, группа «яковлевых» встретила шестерку Ме-109 и на высоте 2000 м завязала с ними бой, во время которого летчики А. Твердохлебов и Л. Морозов сбили по одному вражескому самолету.

Продвижение наступавших войск усложнилось: сильные дожди совершенно испортили дороги. Войска испытывали затруднения с боеприпасами и горючим. Воздушной армии пришлось привлечь к перевозке грузов значительное количество самолетов. Только с 1 по 3 апреля транспортная авиация произвела 60 самолето-вылетов, доставив войскам 85 тонн груза{52}.

Развивая наступление, войска фронта встретили ожесточенное сопротивление на подступах к крупному железнодорожному узлу Раздельная, через который противник снабжал свои армии. Командование фронта решило с помощью авиации вывести эту станцию из строя. Летчики воздушной армии успешно справились с этой задачей.

Меткий удар по станции нанес экипаж капитана Н. В. Козлова. Он был настолько неожиданным для гитлеровцев, что они открыли зенитный огонь лишь после того, как бомбардировщик лег на обратный курс. Восемь прожекторов перечеркнули небо, пытаясь нащупать советский самолет, но капитан Козлов, искусно маневрируя, сумел прорваться сквозь зенитный огонь.

Успешно громили вражеские эшелоны на Раздельной и группы скоростных бомбардировщиков, возглавляемые Н. Никифоровым и А. Забелиным. Группа Забелина была атакована шестью Ме-109. Но врагу не удалось застать экипажи врасплох. Стрелки-радисты Давыдов и Шереметьев при отражении атак сбили по одному «мессершмитту». [122]

В результате метких бомбовых ударов станция Раздельная была выведена из строя. 4 апреля войска фронта освободили ее, а утром 5 апреля овладели Страсбургом и перерезали железную дорогу Одесса - Жмеринка.

Авиация противника в этот период оказывала сильное сопротивление. Однако господство в воздухе прочно удерживала советская авиация. Попытки гитлеровских летчиков атаковать штурмовики, бомбардировщики или транспортные самолеты решительно пресекались советскими истребителями.

Однажды шестерка «Яковлевых», возглавляемая старшим лейтенантом А. И. Колдуновым, вылетела на сопровождение транспортных самолетов, которые должны были доставить боеприпасы и горючее войскам 23-го танкового корпуса в районе Страсбурга. Здесь их пытались атаковать 16 Ю-87. Однако истребители отбили атаки противника, уничтожив при этом пять вражеских самолетов. Старший лейтенант А. Колдунов лично сбил два Ю-87.

Среди тех, кто отличился в боях, были летчики, впоследствии ставшие Героями Советского Союза: А. А. Бордюгов, А. Н. Бражников, А. А. Голимбиевский, В. Н. Захаров, Г. И. Лашин, Н. К. Мельников, Р. И. Сидоренко, А. Г. Тухланов, Н. Ф. Хвоя, В. К. Чугунов и многие другие.

В трудные октябрьские дни 1941 г. советские воины с болью в сердце оставляли Одессу. И вот теперь, весной 1944 г., перед воинами фронта была поставлена задача освободить Одессу.

В течение 9 апреля соединения воздушной армии наносили сокрушительные удары по отступающему противнику. Экипажи 262-й ночной и 244-й бомбардировочной авиационных дивизий бомбили вражеские суда в Одесском порту. В низовьях Днестровского лимана громили транспорта и автоколонны врага соединения 9-го смешанного авиационного корпуса.

В ночь на 10 апреля начался штурм города. В течение всей ночи советские самолеты буквально висели над портом, подвергая бомбардировке вражеские объекты. Погрузочные работы в порту были сорваны. Экипаж А. В. Стяжкова добился прямого попадания бомбы в фашистский корабль. Отличился в ту ночь и кавалер ордена Славы Н. Лядов, совершивший четыре вылета. Успешно выполнили боевую задачу летчики М. Р. Баграмов и А. М. Яковлев, [123] которые брали на свои самолеты предельную бомбовую нагрузку.

Командир звена старший лейтенант Г. Егошин отправился в свой 400-й боевой вылет. Летчик вместе со штурманом В. Нестеренко вел разведку и производил бомбометание. С этим заданием, как и со всеми предыдущими, экипаж справился блестяще.

Плохая погода мешала не только в районе цели, но и в районе аэродрома посадки. К моменту возвращения экипажей его закрыло туманом. Ни ракеты, ни мощные прожекторы не могли пробить густую пелену, покрывающую землю. Ведущий одной из групп лейтенант Е. Мясников решил идти на другой аэродром. Туман здесь был не таким густым, но на аэродроме не было светотехнических средств. Высокое мастерство помогло лейтенанту Мясникову точно рассчитать и совершить посадку в условиях темной ночи. За ним благополучно приземлились и его боевые товарищи.

К утру 10 апреля 1944 г. в результате согласованных действий трех армий и партизан, при активной поддержке воздушной армии враг был изгнан из Одессы. В этот день Москва салютовала доблестным войскам 3-го Украинского фронта, освободившим важнейший хозяйственно-политический центр, областной город Украины, первоклассный порт на Черном море.

По одесским мостовым проходили славные конники генерала Плиева. Слезы радости появились на глазах жителей города. А в небе в четком строю пролетали самолеты воздушной армии, в том числе и 9-го Одесского смешанного авиационного корпуса{53}, отличившегося в боях при освобождении города.

Продолжая наступление при поддержке авиации, войска фронта 12 апреля овладели Тирасполем, а затем с ходу форсировали Днестр и, захватив плацдармы на противоположном берегу, заняли выгодное положение для последующего наступления с целью освободить Молдавию, а затем подать руку помощи народам Юго-Восточной Европы.

Сокрушительный удар, нанесенный немецко-фашистским войскам на Правобережной Украине, имел важнейшее [124] политическое, военное и экономическое значение. В результате проведенных операций советские войска возвратили Родине металлургию юга, руду Криворожья, плодородные земли между Днепром и Прутом, порты на Черном море - Одессу, Николаев, вызволили из фашистского рабства миллионы людей. Советская Армия вышла к юго-западным границам Советского Союза.

17-я воздушная армия принимала участие в восьми наступательных операциях 3-го Украинского фронта по освобождению Украины.

Славным победам войск фронта, действовавших при активной поддержке авиации, десятки раз салютовала от имени Родины Москва.

9-му смешанному авиационному корпусу, 11 авиационным дивизиям, 13 авиационным частям воздушной армии, отличившимся в боях за освобождение городов и сел Украины, были присвоены почетные наименования Днепропетровских, Павлоградских, Лозовских, Ново-Московских, Запорожских, Криворожских, Никопольских, Нижне-Днепровских, Одесских, Николаевских. Тысячи летчиков, техников, механиков, командиров и политработников за героизм и мужество награждены орденами и медалями, а 48 воздушных бойцов удостоены звания Героя Советского Союза.

В боях за Украину бесстрашно сражались сыновья всех национальностей нашей страны, и в этом еще раз ярко проявилось несокрушимое единство и дружба народов великого Советского Союза, торжество ленинской национальной политики. Украинский народ никогда не забудет их героических подвигов. [125]

Дальше