Содержание
«Военная Литература»
Военная история

Глава первая.

В битве на Волге

Боевое крещение

Второй год Великой Отечественной войны советского народа с гитлеровскими захватчиками начался в крайне сложных для Красной Армии условиях. Враг, сосредоточив на южном крыле советско-германского фронта крупную группировку войск, захватил стратегическую инициативу и начал летом 1942 г. крупное наступление, намереваясь выйти к Волге, захватить нефтяные промыслы Северного Кавказа и перерезать коммуникации, связывавшие центр страны с югом.

На сталинградском направлении развернулись ожесточенные бои. Противник обладал превосходством в живой силе и технике, особенно в танках и авиации. Снова, как и год назад, советские воины переживали горечь отступления. К середине июля немецко-фашистские войска завязали бои в излучине Дона, стремясь прорваться к Сталинграду и захватить его.

Угрожающая обстановка, сложившаяся на юге нашей страны, вызвала большую тревогу у всего советского народа. 28 июля 1942 г. Народный комиссар обороны (НКО) Союза ССР И. В. Сталин отдал приказ ? 227, в котором потребовал от советских войск любой ценой остановить продвижение врага. «Пора кончить отступление. Ни шагу назад!» - так требовал приказ Родины.

Вопрос о создании прочной и активной обороны на сталинградском направлении был в ту пору в центре внимания советского командования.

Приказом НКО 8 августа 1942 г. было положено начало формированию 16-й воздушной армии (ВА). Временно командующим был назначен генерал-майор авиации [8] П. С. Степанов (член Военного совета ВВС Красной Армии), военным комиссаром - полковой комиссар А. С. Виноградов, заместителем командующего - генерал-майор авиации С. И. Руденко.

Однако в связи с ухудшением обстановки под Сталинградом формирование новой воздушной армии замедлилось. К тому же, несмотря на разделение 5 августа Сталинградского фронта на два (Сталинградский и Юго-Восточный), оба фронта продолжали подчиняться командующему войсками Юго-Восточного фронта, а авиация - командующему 8-й воздушной армией. Все внимание их в это время было направлено на отражение штурма Сталинграда.

Только 1 сентября генералы П. С. Степанов и С. И. Руденко были вызваны в Камышин, где представители Ставки Верховного Главнокомандования генералы Г. К. Жуков и А. А. Новиков объявили им окончательное решение об ускорении формирования 16-й воздушной армии. Поскольку армия одновременно должна была вести и боевые действия, генералу П. С. Степанову было приказано заняться вопросами формирования, а генералу С. И. Руденко - руководить боевыми действиями авиасоединений и частей вновь создаваемой армии.

Возвратившись на командный пункт (КП) армии в совхоз Сталинградский, генерал С. И. Руденко отдал приказ о начале боевых действий 16-й воздушной армии в составе войск Сталинградского фронта, которыми командовал генерал-лейтенант В. Н. Гордов.

28 сентября 1942 г. командующим 16-й воздушной армией был назначен генерал С. И. Руденко.

Сергей Игнатьевич Руденко прошел большой жизненный путь, прежде чем стать видным военачальником. Родился он в 1904 г. на Черниговщине в бедной семье кустаря. Девятнадцати лет по путевке комсомола добровольно поступил в авиационную школу и в 1927 г. получил звание военного летчика. В следующем году он был принят в ряды ВКП(б). С годами росло его летное мастерство, совершенствовалась оперативно-тактическая подготовка и искусство управления авиационными частями. В 1932 г. С. И. Руденко закончил командный факультет, а через несколько лет - оперативный факультет Военно-воздушной академии имени Н. Е. Жуковского и был назначен командиром авиабригады. В 1936 г. за [9] высокие успехи в боевой и политической подготовке он был награжден орденом Ленина.

В начале Великой Отечественной войны полковник С. И. Руденко командовал 31-й авиадивизией, которая уже с июля вступила в бой против немецко-фашистских захватчиков. В октябре 1941 г. за успешное руководство боевыми действиями ему присваивается звание генерал-майора авиации. Затем он последовательно был командующим ВВС 61-й армии и ВВС Калининского фронта, командующим 7-й ударной авиагруппой Ставки ВГК, заместителем командующего 8-й воздушной армией, заместителем командующего и командующим 16-й воздушной армией, пройдя с ней боевой путь до победного мая 1945 г. На этом посту особенно ярко проявился его организаторский талант.

Весь личный состав 16-й воздушной армии знал своего командующего как принципиального коммуниста, энергичного и инициативного, волевого и требовательного, но всегда тактичного, отзывчивого и общительного командира. Обладая высокой оперативно-тактической подготовкой, смелостью и решительностью, он творчески подходил к решению важнейших вопросов боевого применения авиации. В своей работе он всегда опирался на политический аппарат, на партийные организации.

В послевоенные годы С. И. Руденко командовал авиацией военного округа, был начальником Главного штаба ВВС, командующим авиацией дальнего действия, затем в течение многих лет - первым заместителем главнокомандующего Военно-Воздушными Силами. Он неоднократно избирался депутатом Верховного Совета СССР и Верховного Совета РСФСР. На XXII съезде КПСС был избран кандидатом в члены ЦК КПСС. Коммунистическая партия и Советское правительство высоко [10] оценили боевую деятельность и многолетнюю службу С. И. Руденко, наградив его Золотой Звездой Героя Советского Союза, пятью орденами Ленина, четырьмя орденами Красного Знамени, тремя орденами Суворова I и II степени, орденом Кутузова I степени и многими медалями. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 11 марта 1955 г. ему было присвоено воинское звание маршала авиации. В настоящее время Герой Советского Союза маршал авиации С. И. Руденко возглавляет Военно-воздушную Краснознаменную ордена Кутузова академию имени Ю. А. Гагарина.

Алексей Сергеевич Виноградов родился в 1900 г. в Иваново-Вознесенске, в рабочей семье. Восемнадцати лет вступил в Красную Армию, активно участвовал в гражданской войне. В 1924 г. ушел в запас. В том же году он вступил в ряды РКП (б). В 1932 г. по окончании Комвуза он снова был призван в армию на политработу. В первый год войны полковой комиссар А. С. Виноградов занимал должности военного комиссара 40-й авиадивизии, 2-й резервной авиабригады и затем 1-й истребительной авиационной армии Ставки ВГК. Будучи военным комиссаром, а затем заместителем командующего 16-й воздушной армией по политической части, он дошел до самого Берлина. Процесс формирования 16-й воздушной армии продолжался до 4 сентября. К этому сроку в воздушную армию были переданы из 8-й воздушной армии две авиационные дивизии - 220-я и 228-я. В 220-ю истребительную (иад) входили 43, 211, 237, 512, 581, 867-й авиаполки (иап) на самолетах Як-1 и позднее - 291-й иап на ЛаГГ-3 (командир авиадивизии подполковник А. В. Утин, военком полковой комиссар П. В. Барышев, начальник штаба полковник А. А. Семенов).

228-я штурмовая авиадивизия (шад) включала 688, [11] 694, 783-й и позднее 285-й авиаполки (шап) на самолетах Ил-2 (командир полковник В. В. Степичев, а с октября - подполковник Г. О. Комаров, военком бригадный комиссар И. Д. Кобякин, начальник штаба полковник И. А. Трушин).

Одновременно из резерва Ставки в 16-ю воздушную армию прибыли еще две авиадивизии: 283-я иад в составе 431, 520, 563-го и позднее 812-го иап на самолетах Як-1 (командир полковник В. А. Катаев, военком старший батальонный комиссар Н. Л. Ходырев, начальник штаба подполковник А. А. Савинов) и 291-я смешанная авиадивизия (сад) под командованием Героя Советского Союза подполковника А. Н. Витрука (военком старший батальонный комиссар П. И. Петров, начальник штаба подполковник Ф. М. Седов). Последняя состояла из 243-го и 245-го шап на самолетах Ил-2 и 30-го бомбардировочного авиаполка (бап) на Пе-2; позднее этот полк был заменен 313-м шап. Прибыл еще 954-й шап, и дивизия стала именоваться штурмовой.

К началу сентября в воздушной армии также имелись 598-й и 970-й легкобомбардировочные авиаполки (лбап) на самолетах По-2. В последующем они стали ночными. Всего к 4 сентября в составе 16-й воздушной армии было 152 исправных самолета, в том числе 42 истребителя, 79 штурмовиков и 31 легкий бомбардировщик.

Армия базировалась на полевых аэродромах севернее Сталинграда в сложных условиях, так как прифронтовая полоса до предела была насыщена войсками и различными тыловыми органами.

Прибывший на формирование воздушной армии личный состав был охвачен благородным желанием в кратчайшие сроки преодолеть все трудности, закончить формирование и принять участие в борьбе с ненавистным врагом. Всего в составе ВВС сталинградского направления (8-я и 16-я воздушные армии и 102-я иад ПВО) имелось 738 самолетов, в том числе 113 дневных бомбардировщиков, 71 ночной бомбардировщик, 241 штурмовик и 313 истребителей. Помимо них на это направление систематически привлекалось 150-200 бомбардировщиков авиации дальнего действия.

Авиация противника на сталинградском направлении насчитывала более 1200 самолетов, входивших в состав 4-го воздушного флота и 8-го авиационного корпуса. На [12] вооружении их были бомбардировщики Ю-87, Ю-88 и Хе-111; истребители Ме-109, Ме-110 и в небольшом количестве ФВ-190; разведчики Хш-12б и ФВ-189. Превосходство в численности самолетов на сталинградском направлении было на стороне ВВС Германии. Фашистская авиация господствовала в воздухе.

Управление 16-й воздушной армии было сформировано к 15 августа в основном из руководящего состава 1-й истребительной авиационной армии Ставки ВГК и вначале размещалось в Сталинграде. Штаб, основные отделы и службы возглавляли полковники Н. Г. Белов (начальник штаба), А. С. Кириллов (начальник тыла), старший батальонный комиссар В. И. Вихров (начальник политотдела), инженер 1 ранга В. И. Ребров (главный инженер), подполковник А. П. Наумов (начальник оперативного отдела), майоры А. С. Черный (начальник разведывательного отдела), Е. И. Матов (начальник отдела связи) и Ф. С. Мухин (главный штурман). Однако к началу боевых действий штаб и службы армии были еще не укомплектованы и недостаточно сколочены.

Одновременно с прибытием в состав 16-й воздушной армии боевых соединений, формировался и ее тыл. Некоторое количество тыловых частей было выделено из 8-й воздушной армии. Они уже имели опыт обслуживания [13] авиации в боевых условиях. Однако формирование тыла затянулось, так как другие тыловые части не смогли своевременно прибыть к месту дислокации армии из-за огромной перегрузки коммуникаций. Поэтому летные части продолжительное время обслуживались тыловыми органами 8-й воздушной армии. Это приводило к неудобствам и перебоям в обеспечении частей и затрудняло ведение боевых действий.

Тыл 16-й воздушной армии к 4 сентября имел 3 района авиационного базирования (23, 35, 80-й РАБ), 2 автотранспортных батальона, 3 головных авиационных склада, армейский склад боеприпасов, 2 инженерно-аэродромных батальона и 17 батальонов аэродромного обслуживания (бао). Кроме того, тылу армии был придан 78-й РАБ, находившийся в некомплекте и не имевший опыта обслуживания авиачастей. Тыл армии был укомплектован транспортными автомашинами на 87%, спецавтотранспортом на 67%, тракторами на 41%. В целом тыл воздушной армии еще не был организован, и в его работе с началом боевых действий возникало немало трудностей.

Войдя в состав Сталинградского фронта, 16-я воздушная армия сразу же стала привлекаться к выполнению ряда боевых задач - ведению воздушной разведки, прикрытию войск на поле боя и переправ через Волгу, нанесению штурмовых ударов по наступавшим фашистским войскам.

Однако воздушная армия в это время еще не могла действовать в полную силу. Авиадивизии были недостаточно укомплектованы личным составом и самолетами. Например, 228-я шад к началу сентября была укомплектована самолетами на 33%. Летный состав, прибывавший из учебно-тренировочных и запасных полков, не обладал боевым опытом; части имели плохую связь друг с другом, [14] со штабом армии и войсками фронта, их взаимодействие отработано не было. Тем не менее авиаполки армии выполняли поставленные им задачи. Летчики по прибытии на новое место дислокации вскоре шли в бой, совершая по нескольку боевых вылетов в день при отсутствии минимально необходимых средств обслуживания и специалистов. После боевого полета они помогали техникам готовить самолеты к следующему вылету и часто сами ремонтировали поврежденную материальную часть.

Но и в этих трудных условиях летчики проявляли образцы мужества и беззаветного служения Родине.

12 августа 688-й шап получил задачу нанести удар по аэродрому Обливская, где базировалось до 100 фашистских самолетов. Командир полка вскоре после вылета из-за неисправности мотора вернулся, и командование принял штурман полка старший политрук М. Г. Скляров. Налет на аэродром противника полк под руководством Склярова выполнил блестяще: было уничтожено около 50 вражеских самолетов. Группа штурмовиков возвратилась без потерь.

17 августа штурмовики 688-го шап нанесли мощный удар по скоплению вражеских танков в районе Абганерово. На поле боя осталось несколько десятков уничтоженных и поврежденных танков. Значительную часть их уничтожили летчики эскадрильи старшего лейтенанта А. И. Кадомцева.

22 августа группа штурмовиков этого же полка под командованием лейтенанта И. С. Богачева выполняла задачу по разрушению переправы через Дон у населенного пункта Нижний Акатов. В районе цели штурмовики были атакованы истребителями противника. Самолет Богачева загорелся в воздухе. Предпочтя смерть плену, лейтенант Иван Богачев повторил подвиг капитана Гастелло - на горящем самолете он врезался в переправу и разрушил ее. Летчик-герой погиб, но задание было выполнено.

На другой день капитан И. П. Моторный, следуя во главе шестерки «яков» 512-го иап, в районе хутора Вертячий встретил более 60 самолетов противника и, несмотря на численное превосходство, смело вступил с ними в бой, сбил 2 вражеских истребителя.

В ходе формирования 16-й воздушной армии политорганы проводили огромную работу с новым пополнением. [15]

Офицеры политотдела армии выезжали в летные и тыловые части, где помогали устранять недостатки, разъясняли задачи воинов в предстоящих боевых действиях и требования приказа Верховного Главнокомандующего ? 227. С руководящим составом полков и дивизий проводились семинары на темы: «Защита Отечества - священный долг перед Родиной», «Ни шагу назад», «Дисциплина Красной Армии», «Подвиг 28 гвардейцев-панфиловцев» и другие. В частях проходили собрания партийно-комсомольского актива, на которых выступали командиры и политработники с докладами о ходе боевых действий и предстоящих задачах, а также партийно-комсомольские собрания, на которых обсуждался вопрос об авангардной роли коммуниста и комсомольца в бою. Особенно целеустремленно проводилась политическая работа в 228-й штурмовой и 220-й истребительной авиадивизиях, где начальниками политотделов были Ф. П. Панкин и Топоров.

В партийных организациях армии в сентябре 1942 г. насчитывалось 2010 членов ВКП(б), 1365 кандидатов в члены ВКП(б) и 4192 комсомольца{1}.

Политработники активно помогали командирам при организации боевых действий, сами участвовали в боевых вылетах, подавая личный пример мужества и героизма. Хорошей традицией в авиачастях стали массовые митинги на аэродромах перед вылетом на боевое задание.

Коммунисты и комсомольцы вели за собой остальной летный состав. С лозунгом «Ни шагу назад!» летчики шли в бой с фашистскими варварами. Штурман 694-го шап старший лейтенант М. И. Бобров заявил на митинге: «Возложенные на меня боевые задачи выполню во что бы то ни стало! Если придется погибнуть, то моя смерть обойдется фашистам дорого». Штурман 783-го шап старший лейтенант Б. Е. Гребеньков заверил: «Я честно выполню боевую задачу и проложу дорогу сухопутным войскам». На этом же митинге техники дали клятву готовить самолеты так, чтобы они работали безотказно. Летчики 783-го шап, 581-го иап и других полков поклялись, что они проявят все свое умение и не пожалеют сил и жизни, чтобы вместе с сухопутными войсками отстоять город на Волге. [16] Одновременно с ведением боевых действий летный состав осваивал материальную часть самолетов, совершенствовал тактическую подготовку, изучал район боевых действий и боевой опыт лучших экипажей и подразделений. В частях штурмовой авиации прошли полигонные учения. Летчики совершенствовали прицельное бомбометание с пикирования. В авиаполках было развернуто соревнование за звание снайперских экипажей. В истребительных авиадивизиях отрабатывались элементы воздушного боя и огневая подготовка.

Вместе с этим в авиачастях велась большая работа по подготовке к боевым действиям молодых летчиков. Когда в 512-й иап из училищ и запасных полков прибыла первая группа, командующий воздушной армией потребовал уделить особое внимание их подготовке и запретил выпускать в воздух неподготовленных летчиков. Командир полка Герой Советского Союза подполковник Н. С. Герасимов и военком полка батальонный комиссар И. М. Мамыкин побеседовали с каждым летчиком. Затем их ознакомили с обстановкой на фронте и с характером выполняемых полком задач. Вопрос о вводе в строй молодых летчиков обсуждался на партийном собрании полка. Опытным летчикам-коммунистам, бывшим инструкторам летных школ И. П. Моторному, З. В. Семенюку и В. Н. Макарову поручили провести занятия и беседы с новым пополнением и подготовить молодых летчиков к боевым действиям. На подготовку отводилось всего лишь несколько дней, но она дала нужный эффект: молодые летчики со временем стали отличными мастерами воздушного боя.

В оборонительном сражении под Сталинградом

В последней декаде августа и начале сентября 1942 г. положение наших войск в междуречье Дона и Волги очень осложнилось. Противник продвигался к Волге.

«Несмотря на принятые меры по усилению авиации на сталинградском направлении, обстановка в воздухе оставалась крайне напряженной, - вспоминает маршал авиации С. И. Руденко в книге «Двести огненных дней».- Бомбардировщики противника наносили чувствительные удары по нашим войскам и объектам тыла. Пожалуй, самым черным делом немецко-фащистских захватчиков в [17] битве под Сталинградом было варварское разрушение города. Для этого был использован почти весь 4-й воздушный флот немцев. Только за одни сутки 23 августа в налетах на город участвовало около 2000 самолетов. Воздух сотрясался от непрерывного грохота рвущихся бомб. Против вражеской авиации героически сражались летчики 102-й иад ПВО и истребители фронта. В 25 воздушных боях они сбили 90 фашистских самолетов».

Ухудшилось положение наших войск и юго-западнее Сталинграда. 3 сентября Ставка потребовала силами войск левого крыла Сталинградского фронта немедленно нанести контрудар по противнику, рвущемуся к Волге. Перед 16-й воздушной армией была поставлена задача поддержать войска фронта, уничтожая живую силу, танки и артиллерию врага на поле боя и в районах сосредоточения, а также прикрыть войска и переправы от ударов с воздуха и вести разведку. Штаб воздушной армии разработал план боевых действий.

Боевые действия воздушной армии начались 4 сентября силами наиболее боеспособных к тому времени 228-й шад и 220-й иад. Остальные авиасоединения и части вводились в бой позднее (291-я шад - на другой день, 283-я иад - 8 сентября и полки ночников - 10-12 сентября) .

Основной удар 4 сентября был нанесен штурмовиками по живой силе и боевой технике противника в районах Воропоново, Кузьмичи, свх. Опытная станция. Особенно отличились при этом группы, ведомые командирами 688-го и 783-го шап майорами К. В. Яровым и Н. Н. Чихаленко. Штурмовиков прикрывали истребители 220-й иад. Всего в течение дня частями армии было выполнено 127 самолето-вылетов, проведено 13 воздушных боев, сбито 12 самолетов противника. Авиации удалось уничтожить и вывести из строя 30 танков и 40 автомашин.

В последующие дни воздушная армия, содействуя войскам фронта, наносила штурмовые удары по живой силе и танкам противника, сосредоточенным северо-западнее Сталинграда в районах Кузьмичи, Древний Вал, разъезд Конный.

За период 5 - 8 сентября летчики армии произвели 688 самолето-вылетов, из них свыше половины на уничтожение живой силы и техники противника, провели 21 воздушный бой, сбили 21 вражеский самолет. Летчики [18] 283-й иад 8 сентября приступили к прикрытию войск фронта, аэродромов, тыловых объектов и города Камышина.

Бои в эти трудные дни для только что созданной 16-й воздушной армии были серьезным испытанием. Летный состав армии выдержал это испытание и продемонстрировал в боях с превосходящими силами вражеской авиации беспредельное мужество и зрелое мастерство.

Командир 237-го иап майор А. Б. Исаев только за первые дни боев сбил 5 самолетов противника.

7 сентября семерка штурмовиков во главе с командиром эскадрильи капитаном П. С. Виноградовым наносила удар по танкам и мотопехоте врага на поле боя. Во время атаки группа была обстреляна сильным огнем зенитной артиллерии и атакована четверкой истребителей Ме-109. Виноградов сумел быстро развернуться на противника и на глазах наших пехотинцев мощным пулеметно-пушечным огнем сбил два вражеских самолета. Вторая пара фашистских истребителей поспешно скрылась. Виноградов был ранен, самолет его поврежден, но он привел свою группу на аэродром. За умелые действия в бою и проявленный при этом героизм капитан П. С. Виноградов был награжден орденом Ленина. Приказом Наркома обороны ему было присвоено звание подполковника. Отважный летчик вскоре вступил в командование 694-м штурмовым авиаполком.

Особенно напряженной была боевая деятельность воздушной армии 8 сентября. Летчики одной только 291-й шад, совершив 83 боевых самолето-вылета, вывели из строя 51 танк, 15 бронемашин, 199 автомашин, 25 орудий и уничтожили 700 вражеских солдат. Истребители 220-й и 283-й иад провели 6 воздушных боев и сбили 8 самолетов врага.

Беспримерный подвиг в этот день совершил молодой пилот Б. М. Гомолко. Группа в составе 10 истребителей во главе с командиром 520-го иап майором С. Н. Чирвой, перелетавшая на передовой аэродром, неожиданно встретила 10 вражеских бомбардировщиков Хе-111. Несмотря на то что молодые пилоты еще ни разу не встречались с врагом, майор Чирва, веря в своих питомцев, решил атаковать противника. Старший сержант Гомолко смело врезался в строй самолетов противника и сбил один бомбардировщик. Израсходовав в последующих атаках [19] боеприпасы, будучи раненным, пилот пошел на таран. Винтом своего самолета он отрубил хвостовое оперение второму бомбардировщику, после чего покинул неуправляемый истребитель. Спускаясь на парашюте, Гомолко приготовился к бою с фашистскими летчиками, также воспользовавшимися парашютами. Одного он застрелил при попытке оказать сопротивление, а другого взял в плен и доставил в штаб своего авиаполка. Вскоре старший сержант Б. М. Гомолко за храбрость получил звание лейтенанта и был награжден орденом Ленина. В этом же бою сбили по одному бомбардировщику майор С. Н. Чирва, лейтенант Н. В. Харитонов и сержант В. П. Вусиков.

9 сентября воздушный таран был совершен командиром эскадрильи 563-го иап, членом парткомиссии воздушной армии батальонным комиссаром А. В. Обориным. В паре с лейтенантом В. А. Орешиным он прикрывал войска в районе Ерзовки, когда их атаковали 6 Ме-109. В воздушном бою Оборин и Орешин сбили один «мессершмитт», но схватка продолжалась. Израсходовав боевой комплект, батальонный комиссар Оборин пошел на таран и уничтожил второй немецкий истребитель. На поврежденном самолете Оборин благополучно произвел посадку на своем аэродроме.

10-12 сентября летчики воздушной армии продолжали наносить удары по врагу в районах высот 139,7, 145,5, 137,2, хутора Бородкин и балки Сухая Мечетка. Стремясь сократить свои потери, командование армии начало применять крупные группы штурмовиков под сильным прикрытием истребителей. За три дня на уничтожение войск противника было произведено 608 боевых самолето-вылетов. В эти дни хорошо действовали группы под командованием М. Г. Склярова, Г. И. Копаева, П. П. Поспелова, Н. И. Лунева и И. Ф. Бибишева (228-я шад), а также А. Г. Наконечникова, А. А. Курникова и С. И. Винника (291-я шад). Штурмовики уничтожили 86 танков, 186 автомашин, 20 орудий и минометов и много другой боевой техники. Летчики-истребители провели 23 воздушных боя и сбили 15 вражеских самолетов.

10 сентября при выполнении боевого задания самолет летчика 245-го шап младшего лейтенанта Клещева был подбит огнем зенитной артиллерии противника. Дорого заплатили гитлеровцы за жизнь советского летчика. Отважный штурмовик, повторив подвиг капитана Гастелло, [20] на своем горящем самолете врезался в колонну вражеских автомашин.

Помогая войскам в отражении танковых атак противника, 11 сентября отличилась группа штурмовиков 243-го шап во главе с командиром эскадрильи Героем Советского Союза старшим лейтенантом Н. М. Карабулиным. В районе Плодовитое эта группа с бреющего полета нанесла удар по скоплению фашистских танков. Летчики подожгли несколько танков и бронемашин, создали панику в рядах противника и сорвали его атаку.

Истребители 220-й и 283-й иад только за 12 сентября в десяти воздушных боях сбили 9 самолетов противника. Особенно отличился капитан П. Н. Кузнецов (283-я иад), который, в совершенстве владея истребителем Як-1, уничтожил в одном бою 2 фашистских самолета Ме-109.

В ходе боевой деятельности воздушной армии командованием и летным составом было выявлено немало тактических ошибок. Вражеские летчики, тактика которых строилась на внезапности и постоянном стремлении к созданию численного превосходства в воздушном бою, пользовались тем, что наши истребители часто появлялись иад полем боя в меньшинстве и допускали ошибки при ведении боя. Излюбленным методом действий фашистских истребителей было нападение на наши одиночные самолеты, оторвавшиеся от группы в результате несоблюдения летчиками боевых порядков или неисправности материальной части. Гитлеровцы старались отсечь от группы отдельные самолеты, а затем расстреливали их. Тактика истребителей противника тщательно изучалась летчиками воздушной армии. Против уловок врага изыскивались новые способы борьбы в воздухе. Чтобы облегчить поиск самолетов противника и увеличить возможности маневра в воздушном бою, наши истребители вскоре отказались от сомкнутых боевых порядков и перешли [21] к маневренному строю пары. Пара самолетов стала основой построения всех боевых групп истребителей.

Горячими последователями и пропагандистами новой тактики выступили командир 220-й иад полковник А. В. Утин и летный состав этой дивизии. В частях на разборах полетов, а затем и в учебных воздушных боях летчики упорно постигали искусство ведения группового и одиночного боя парами с широким применением маневра по вертикали.

Одновременно были приняты меры и по улучшению летных качеств самолетов-истребителей, которые из-за ряда недоработок не достигали проектной скорости. В частности, по рекомендациям, предложенным летчиками армии, самолет Як-1 при помощи рабочих Саратовского авиазавода был облегчен на 11%, на нем была усилена обшивка, улучшено покрытие. В результате самолет стал выполнять вертикаль лучше «мессершмитта». Генерал С. И. Руденко побывал на заводе и добился выполнения рабочими и конструкторами запросов летного состава.

В борьбе с авиацией противника огромную роль сыграла развернутая в 16-й воздушной армии радиосеть наведения истребителей по радио с земли. При этом был использован опыт защитников Ленинграда. В сеть наведения воздушной армии были включены центральная радиостанция, находившаяся в районе армейского КП, аэродромные радиостанции авиационных дивизий и полков, а также радиостанции наведения, расположенные около линии фронта и имеющие связь с истребителями в воздухе. Радиостанции наведения информировали летчиков, находившихся в воздухе, о воздушной обстановке, наводили их на самолеты противника, вызывали истребителей с аэродромов и направляли их на нужные цели.

Для усиления противодействия истребителям противника командующий воздушной армией потребовал создать [22] в каждой истребительной авиадивизии группы «охотников» из 8 - 10 наиболее опытных летчиков и поставил перед ними задачу уничтожения вражеских самолетов в воздухе методом «охоты».

Все эти мероприятия привели к тому, что потери противника в воздухе стали возрастать, а наши сокращаться.

Обстановка под Сталинградом в сентябре 1942 г. оставалась очень сложной. В воздухе пока господствовала вражеская авиация. Однако это не снижало боевого энтузиазма наших летчиков.

Особенно успешно сражался 434-й отдельный иап (командир Герой Советского Союза майор И. И. Клещев, военком батальонный комиссар Стельмащук). С июня по август 1942 г. летчики полка под Сталинградом уничтожили 90 самолетов врага. В середине сентября полк, получив самолеты Як-7 и Як-9, снова перебазировался под Сталинград и вошел в состав 16-й воздушной армии. Летчики полка всегда отличались высокой летной подготовкой, боевым мастерством, беспредельной храбростью и постоянным стремлением идти в бой. Многие летчики имели на счету сбитые самолеты противника. Только за период Сталинградской битвы в полку стали Героями Советского Союза майор В. П. Бабков (ныне генерал-лейтенант авиации, заслуженный военный летчик СССР), капитан А. Я. Баклан, старшие лейтенанты В. Я. Алкидов и Н. А. Карначенок. Большинство летчиков полка было отмечено высокими правительственными наградами.

Вот как описывает боевые действия летчиков 434-го иап Герой Советского Союза генерал-лейтенант авиации А. Ф. Семенов - непосредственный участник этих событий.

Фашистская авиация в сентябре активно действовала по боевым порядкам наших войск, по переправам через Волгу и коммуникациям левобережья. 434-й иап должен был всячески противодействовать этому.

Первый боевой вылет трех звеньев полка 16 сентября возглавил коммунист командир полка майор И. И. Клещев. При подходе к району боевых действий было встречено до 30 «юнкерсов» и несколько пар «мессершмиттов». Клещев сперва всем составом нанес внезапный удар по бомбардировщикам, а затем, разделившись на две группы, [23] наши истребители завязали бой с «мессерами» и «юнкерсами». С первой атаки майору Клещеву и лейтенанту С. Ф. Долгушину удалось сбить по одному бомбардировщику. Затем командир полка и капитан А. И. Якимов подожгли еще два фашистских истребителя.

В тот же день летчики этого полка участвовали еще и нескольких воздушных боях. Особенно хорошо действовали майор В. П. Бабков, старший лейтенант М. А. Гарам (вскоре он стал Героем Советского Союза) и лейтенант С. П. Команденко, каждый из них увеличил свой боевой счет.

17 сентября на прикрытие наших войск вылетели три звена под командованием капитана И. И. Избинского. Встретив большую группу самолетов Ю-87, они с ходу атаковали их, и сразу же Избинский и Карначенок сбили но одному бомбардировщику. Затем были уничтожены еще два «мессершмитта», их сразили старший лейтенант Ф. Ф. Прокопенко и лейтенант С. Ф. Долгушин. В конце боя немецким истребителям удалось сбить один «як», который пилотировала отважная летчица лейтенант К. Нечаева.

Всего за этот день полк выполнил 65 самолето-вылетов и уничтожил 7 вражеских самолетов. В последующие [24] дни летчики 434-го полка совершили также немало героических подвигов.

По мере расширения боевой деятельности 16-й воздушной армии ее материально-техническое обеспечение осложнялось: некоторые тыловые части еще не прибыли, не был решен вопрос о передаче ряда тыловых органов из 8-й воздушной армии. К тому же подвоз материальных средств шел в основном автотранспортом через Камышин, что требовало много средств и времени. Все это создавало перегрузку и даже перебои в обеспечении частей и вынуждало подчас прибегать к крайним мерам, вплоть до доставки, например, реактивных снарядов прямо из центра на транспортных самолетах.

В этих сложных условиях командованию и политорганам пришлось много внимания уделять работе авиатыла. Необходимо было наладить четкую работу РАБ и бао, ремонтных мастерских, инженерно-аэродромных батальонов, наладить подвоз боеприпасов и горючего, ремонт самолетов и обеспечение летного состава питанием. Была частично изменена дислокация авиаполков с целью более равномерной загрузки тыловых органов, налажена четкая связь штаба воздушной армии с частями тыла и постоянная информация руководства тыла о потребном обеспечении боевых действий.

В частях тыла активизировалась партийно-политическая работа. В основу ее было положено воспитание у личного состава обслуживающих частей высокой дисциплины и чувства советского патриотизма, готовности не жалея сил и жизни выполнить любое задание, поставленное командованием. До каждого бойца был доведен приказ НКО ? 227. Были проведены митинги и собрания, на которых пропагандировались боевые подвиги летного состава и разъяснялось, что героическая работа тыла - залог боевых успехов на фронте. Целеустремленная работа по-литорганов дала свои результаты, вызвав еще больший патриотический подъем у солдат и офицеров.

В 357-м бао красноармеец кандидат в члены партии В. И. Зайцев проработал бессменно девять суток на разгрузке авиабомб с барж. Сержанты А. Н. Бурко и Ф. С. Майданович во время воздушного налета врага на станцию Раковка увидели, что от разрыва бомб загорелись вагоны с мукой. Рискуя жизнью, воины бросились разгружать вагоны. На помощь поспешили находившиеся поблизости [25] люди. Храбрецы откатили горевшие вагоны от близко расположенного склада боеприпасов и тем самым предотвратили взрыв. В пути при доставке авиагорючего был смертельно ранен лейтенант 123-го автотранспортного батальона А. Я. Дынник. Водитель машины рядовой Стадченко тоже был ранен, но машину не бросил и доставил горючее вовремя.

В условиях напряженных и весьма динамичных боевых действий, когда обстановка на фронте часто менялась, большое значение приобретала воздушная разведка. От воздушных разведчиков требовалось вскрыть движение войск противника по дорогам перед фронтом, выявить районы сосредоточения войск, следить за маневром врага на поле боя, наблюдать за группировкой его авиации.

Для ведения воздушной разведки днем назначались постоянные экипажи от 283-й иад и 228-й шад. Ночью разведку выполнял 970-й лбап. Оперативную воздушную разведку и аэрофотографирование объектов обороны противника вел летный состав 325-й ораэ и 40-го отдельного дальнеразведывательного авиаполка (одрап ВГК). Экипажи, выделенные для ведения воздушной разведки, как правило, имели большой боевой опыт, хорошую тактическую и летную подготовку. Лучшими разведчиками в 283-й иад стали летчики капитан А. А. Ефремов, старшие лейтенанты П. Г. Незоля и В. И. Шуин, младший лейтенант Г. Д. Токарев, а в 220-й иад - летчики З. В. Семенюк, И. Ф. Балюк, Я. Д. Михайлик, В. А. Лимаренко и другие.

В результате напряженных боевых действий войск и авиации Сталинградского и Юго-Восточного фронтов в первой половине сентября попытки врага с ходу ворваться в Сталинград были отражены. Но гитлеровцы не отказались от своих планов: они были еще сильны и уверены в своей победе.

13 сентября 6-я немецкая армия начала штурм города, поддержанный сотнями самолетов противника с воздуха.

Войска Юго-Восточного фронта вступили в тяжелые бои, с трудом сдерживая натиск врага.

Соединения и части 16-й воздушной армии днем и ночью наносили удары по группировке немецко-фашистских войск в районах Малая и Большая Россошка, Акатовка, Кузьмичи, разъезд Конный, Рынок. Истребители вели борьбу с вражеской авиацией, прикрывали войска на [26] поле боя и свои аэродромы. С 13 по 16 сентября воздушной армии произвели 405 самолето-вылетов, из них половину - для ударов по войскам врага. В воздушных боях был сбит 21 самолет противника.

Чтобы ослабить натиск противника на Сталинград, командование Сталинградского фронта решило 19 сентября силами войск левого крыла фронта нанести контрудар в направлении Гумрак, Городище.

16-я воздушная армия должна была уничтожать огневые средства врага перед фронтом 1-й гвардейской армии, прикрывать группировку своих войск, подавлять авиацию противника на его аэродромах и содействовать успеху войск, наносящих контрудар. Для поддержки войск выделялось 118 истребителей, 84 штурмовика и 21 бомбардировщик, которые должны были выполнить 650 самолето-вылетов.

17 сентября истребители воздушной армии прикрывали войска и вели разведку перед фронтом 1-й гвардейской армии, а также вылетали на перехват вражеских самолетов. Всего за день они произвели 180 вылетов и в воздушных боях уничтожили 15 самолетов противника, потеряв 7 Як-1. Штурмовые дивизии готовили материальную часть. Ночью экипажи 970-го лбап подавляли авиацию противника на аэродромах Тузов, Суровикино, Зряжский и Обливская.

С рассветом 18 сентября части воздушной армии нанесли удар по аэродромам Песковатка, Гумрак и вражеским узлам связи, а затем прикрывали с воздуха боевые порядки войск 1-й гвардейской и 24-й армий, уничтожали живую силу и технику противника в районах совхоз Опытная станция, разъезд Конный, Большая Россошка и подсобное хозяйство, а также вели воздушную разведку и вылетали на перехват фашистских самолетов.

Всего 18 сентября было произведено 363 самолето-вылета. Экипажи воздушной армии за день вывели из строя 15 танков, 109 автомашин, 21 артиллерийское орудие, подавили огонь трех батарей, рассеяли и уничтожили несколько сотен гитлеровцев. В воздушных боях было сбито 26 и повреждено 2 самолета противника. У нас не вернулись с боевого задания 32 самолета; многие из них сели вынужденно вне аэродромов.

Самоотверженно и умело действовали в этот день летчики 688-го шап. Они получили очень сложную задачу - [27] поставить дымовую завесу перед фронтом наших войск на открытой местности. Для этого группе штурмовиков требовалось пройти на бреющем полете непосредственно перед войсками противника в зоне ожесточенного ружейно-пулеметного и зенитного огня. Командир полка коммунист майор К. В. Яровой на этот полет вызвал добровольцев и сам повел группу штурмовиков. Задача была выполнена. Дымовая завеса помогла войскам перейти в наступление и потеснить фашистов. Однако самолет майора Ярового был подбит и упал на территории противника.

Группы штурмовиков 694-го и 783-го шап под прикрытием истребителей 220-й иад уничтожали танки и мотопехоту в районе совхоз Опытная станция, разъезд Конный. На первом заходе «илы» выпустили реактивные снаряды, затем последовала атака пулеметно-пушечным огнем. На втором заходе экипажи встали в круг и в течение двадцати минут поражали цели, сбрасывая с пикирования бомбы и обстреливая врага из пушек и пулеметов. За этим боем наблюдал представитель Ставки генерал армии Г. К. Жуков, который объявил благодарность экипажам за отличные действия иад целью. В бою особенно отличились летчики 694-го шап старшие лейтенанты М. И. Бобров, И. А. Ковалев и Б. Е. Гребеньков из 783-го шап. Точно по цели сбросили бомбы и реактивные снаряды летчики 954-го шап капитан А. И. Базуев и сержант А. С. Черезов.

Успешно действовали при поддержке сухопутных поиск группы штурмовиков 243-го и 313-го шап под командованием старших лейтенантов Героя Советского Союза Н. М. Карабулина и С. И. Винника, сопровождаемые летчиками 283-й иад. В районе цели они были встречены истребителями противника. Завязался воздушный бой. Пока советские истребители отражали атаки численно превосходящего врага, штурмовики уничтожали артиллерию и танки фашистов в районе населенного пункта Новая Надежда, прокладывая дорогу нашей пехоте и механизированным частям. Во время атаки цели летчик Н. Г. Никонов был ранен в руку и ногу, его самолет был подбит. Никонов, проявив выдержку и отвагу, не оставил строй, выполнил все атаки, довел машину до своего аэродрома и благополучно приземлился. Так же мужественно вел себя 19 сентября и пилот 954-го шап старший сержант Л. Ф. Тимков. [28]

Но не только победы сопутствовали нашим летчикам в воздушных боях. Случались и поражения. Так, 18 сентября группа из шести «илов» 245-го шап, прикрываемая пятеркой Як-1 283-й иад, при подходе к цели была встречена пятью Ме-109. Три наших истребителя завязали с ними бой, два остались прикрывать группу штурмовиков. В это время появились еще две группы «мессеров». Они отсекли от наших штурмовиков пару истребителей прикрытия и в результате непрерывных атак сбили два самолета Ил-2. Остальные четыре экипажа на сильно поврежденных самолетах с трудом перетянули линию фронта. Причина неудачи заключалась в том, что истребители, втянувшись в бой с группами вражеских самолетов, распылили свои силы. Сказалось также подавляющее численное превосходство врага в этом бою.

В сентябрьских боях выявился ряд других существенных недостатков в организации боевой деятельности. Прибывший из запасных полков и школ молодой летный состав был недостаточно подготовлен к ведению воздушного боя. Так в 220-й иад две трети молодых летчиков имели слабую слетанность в парах и группах, допускали неосмотрительность в бою. Иногда в бой вводились летчики, слабо знающие район действий, без проверки их техники пилотирования. Вылетавшие на прикрытие войск истребители не всегда эшелонировались по высотам, не делились на сковывающую и ударную группы, при встрече с самолетами врага все истребители вступали в бой с частью сил противника и упускали остальных.

Штурмовики также допускали ошибки. Растянутые боевые порядки затрудняли истребителям их прикрытие и облегчили действия вражеских летчиков. Шаблон в выборе маршрута и заходе на цель облегчал противнику организацию ПВО. Ошибкой также был уход от цели по одному, без соблюдения боевого порядка. Зачастую из-за недостатка сил для сопровождения штурмовиков создавались сборные от разных авиаполков группы истребителей. Эффективность сопровождения при этом, как правило, была ниже, чем при сопровождении группой численно меньшей, но выделенной из одной авиачасти.

Тщательный анализ выявленных недостатков в штабах и критический разбор их в летных частях армии обогащали боевой опыт авиаторов, помогали выработке новых тактических приемов, будили творческую мысль [29] командиров, заставляли отходить от шаблона в способах боевого применения.

18 - 19 сентября, обеспечивая боевые действия 1-й гвардейской и 24-й армий, 16-я воздушная армия выполнить поставленные задачи в полном объеме не смогла: сказались недостаток сил и слабая подготовка молодого летного состава, не имевшего боевого опыта борьбы с авиацией противника.

Наряду с этим опытные летчики 434-го иап и в этой сложной обстановке продолжали бить врага. 18 сентября полк тридцатью самолетами произвел 73 самолето-вылета и в воздушных боях уничтожил 19 самолетов противника.

Успешно сражались и летчики 563-го иап. Звено в составе командира полка майора В. И. Ненашева, штурмана полка майора А. А. Страхова и старшего лейтенанта А. А. Ткаченко сбило в воздушном бою 4 вражеских самолета.

Однако победы доставались дорогой ценой. Так, 434-й иап потерял 18 сентября нескольких своих товарищей, в числе которых был старший лейтенант В. А. Микоян. В одном из воздушных боев был ранен и выбыл из строя отличный летчик командир 237-го иап майор А. Б. Исаев.

19 сентября два летчика-истребителя воздушной армии, верные своему воинскому долгу, стремясь добиться решительного уничтожения врага, совершили воздушный таран. Вот как это было.

Шестерка самолетов Як-1 283-й иад, прикрывая свои войска, вступила в бой с численно превосходящей группой немецких истребителей Ме-109. В ходе боя летчик В. Н. Ченский, израсходовав все боеприпасы, пошел на таран. Левой плоскостью своего самолета он сбил один из фашистских истребителей, а сам выбросился с парашютом. Эта дерзкая атака советского летчика ошеломила противника: гитлеровцы вышли из боя. Летчик Ченский благополучно приземлился на нашей территории и вернулся в свою часть.

Группа летчиков 291-го иап, выполняя задачу по прикрытию своих войск, завязала воздушный бой с вражескими истребителями. В этом бою военком полка батальонный комиссар Л. И. Бинов уничтожил один Ме-110 огнем бортового оружия, а второй - тараном, после чего на поврежденном самолете благополучно произвел посадку [30] на своей территории. Майор Л. И. Бинов, будучи уже командиром 512-го иап, погиб в воздушном бою 13 января 1943 г.

19 сентября воздушная армия продолжала прикрывать с воздуха и оказывать поддержку войскам, ведущим борьбу с противником на подступах к Сталинграду, нанося удары по его живой силе, танкам и артиллерии в районах Опытная станция, совхоз Опытное поле, разъезд Конный. Всего было выполнено 230 самолето-вылетов, в 15 воздушных боях сбито 30 самолетов врага, из них 15 - летчиками 434-го иап, которые потеряли при этом один Як-7. На земле в этот день было уничтожено немало боевой техники врага.

Действия авиации несколько облегчили положение наших войск, но ожесточенные бои у стен Сталинграда не ослабевали. Авиационные части и соединения армии в эти дни испытывали большое напряжение: части выполняли по 2 - 3 вылета в день, а отдельные летчики - по 4 - 5 вылетов в условиях яростного противодействия истребительной авиации врага и его зенитной артиллерии.

Для того чтобы успешно преодолевать завесу истребителей и зенитных средств противника, а также воздействовать на его войска с воздуха продолжительное время, штурмовики наносили главным образом эшелонированные удары группами из 6 - 8 самолетов. «Илы» подходили к цели на высотах 1100 - 900 м. Атака цели велась с пикирования по сигналу ведущего или самостоятельно, в зависимости от характера цели и ее размеров. Сначала цель обстреливалась реактивными снарядами с последующим бомбометанием одиночными бомбами или сериями бомб. С высоты около 400 м экипажи открывали пушечно-пулеметный огонь с расчетом выйти из пикирования на высоте 50 м. Затем штурмовики делали второй заход для атаки цели, образуя замкнутый круг и продолжая таким образом штурмовать цель в течение 18 - 20 минут.

Истребители, как правило, сопровождали штурмовиков до цели и обратно. Стала входить в практику тактика предварительного появления (за 10 - 20 минут) в районе предстоящих действий штурмовиков группы из 4 - 6 истребителей с задачей «очистить» воздух от вражеских самолетов и этим обеспечить штурмовиков.

В последнюю декаду сентября нашей авиации по-прежнему пришлось действовать в крайне тяжелой обстановке: [31] гитлеровцы оголтело рвались к Волге, их авиация всё еще господствовала в воздухе. иад Сталинградом шли ожесточенные воздушные бои. Боевые вылеты наших летчиков следовали один за другим. Каждый вылет, как правило, сопровождался воздушным боем. Потери в летчиках и самолетах были велики с обеих сторон. В связи с этим несколько наших авиаполков были выведены на доукомплектование.

О том, с каким напряжением и мужеством приходилось действовать нашим летчикам в эти незабываемые дни, можно судить по результатам нескольких воздушных боев, проведенных истребителями только одного 434-го авиаполка.

20 сентября семерка «яков», возглавляемая Героем Советского Союза майором В. П. Бабковым, атаковала группу вражеских бомбардировщиков и уничтожила четыре самолета. Из них два сбил майор Бабков и по одному - старшие лейтенанты Ф. Ф. Прокопенко и В. А. Луцкий (ныне генерал-лейтенант авиации, Герой Советского Союза).

21 сентября группа из 12 истребителей под командованием капитана А. И. Якимова встретила 15 Ю-87 под прикрытием 10 Ме-109. Наши летчики решительно атаковали противника, и он недосчитался 7 самолетов, которые уничтожили летчики А. И. Якимов, С. Ф. Долгушин, А. Я. Баклан, А. Д. Анискин и В. И. Гаранин.

22 сентября шестерка истребителей во главе с капитаном И. И. Избинским перехватила немецкие бомбардировщики на подходе к линии фронта и заставила их сбросить бомбы на свои войска. В жаркой схватке противник потерял 3 самолета. Их сбили летчики Н. А. Карначенок, М. А. Гарам и А. П. Шишкин. В этот день погиб лейтенант Н. А. Карначенок. На его счету было 349 боевых вылетов и более 10 сбитых вражеских самолетов. Отважному соколу было посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

23 сентября два звена «яков» под командованием капитана И. Ф. Стародуба завязали бой с 18 бомбардировщиками и 12 истребителями противника. Бой был ожесточенным. 5 немецких самолетов сбили летчики В. А. Луцкий, С. П. Команденко, А. Г. Котов и И. Ф. Стародуб. Сбив «мессершмитт» и израсходовав все боеприпасы, капитан Стародуб решительно повел истребитель на [32] таран «юнкерса». От столкновения оба самолета взорвались в воздухе.

В эти же дни вражеские истребители подожгли в воздушном бою самолет командира 434-го иап Героя Советского Союза майора И. И. Клещева. Попытка сбить пламя не удалась. Клещев выбросился с парашютом и был отправлен в госпиталь.

За период с 14 сентября по 2 октября летчики полка выполнили 611 боевых вылетов, участвовали в 48 воздушных боях и сбили 82 немецких самолета.

К концу сентября в 434-м иап осталось лишь около трети летчиков и боевых самолетов. Личный состав безмерно устал, самолетный парк требовал серьезного ремонта. И в начале октября полк в очередной раз был выведен в тыл на доукомплектование.

Командиру полка майору И. И. Клещеву не удалось дожить до нашей победы. Поздней осенью 1942 г. он трагически погиб при выполнении перелета в сложных метеоусловиях.

В ходе Сталинградской битвы рождались и отрабатывались новые способы боевого применения и тактические приемы нашей авиации. Высокой боевой эффективностью в борьбе с авиацией противника обладали истребительные засады. Руководил организацией истребительных засад лично командующий воздушной армией генерал С. И. Руденко. В одном из своих распоряжений он запретил экипажам, находящимся в засаде, вылетать на перехват истребителей противника. Уничтожать нужно было только вражеских бомбардировщиков и разведчиков.

Истребительные засады широко применялись в армии и в последующих боевых действиях полностью себя оправдали. Летный состав всегда стремился перехватить из засады самолеты врага и решительно уничтожать их, при необходимости смело идя на воздушный таран.

Так, 14 сентября молодой пилот 237-го иап И. М. Чумбарев вылетел на Як-1 из засады на перехват разведчика ФВ-189, который на высоте 1000 - 1200 м прошел иад нашим аэродромом и скрылся в облаках. С помощью радионаведения с земли Чумбарев вскоре заметил врага и стал с ним сближаться. В 150 - 200 м стрелок противника открыл по самолету Чумбарева огонь. Наш летчик зашел [33] сзади в непростреливаемую зону, настиг вражеский самолет, снизу таранил и сбил его. Чумбарев получил ранение в голову, но, несмотря на это, посадил свой самолет в расположении наших войск. 19 сентября Чумбарев был принят в кандидаты партии и в этот же день сбил еще один фашистский самолет, за что был награжден орденом Красного Знамени, и ему было присвоено звание лейтенанта.

27 сентября на подступах к Сталинграду (район Таловки) был замечен немецкий разведчик «дорнье». На его перехват из засады вылетел командир звена 211-го иап комсомолец лейтенант В. Е. Пятов. Израсходовав боеприпасы, плоскостью своего самолета он ударил по хвостовому оперению разведчика. Видя, что «дорнье» продолжает полет, летчик снова пошел на таран и винтом срубил стабилизатор вместе с рулем глубины. Вражеский разведчик отвесно врезался в землю и сгорел. Сам летчик-герой, показав образец самоотверженности, благополучно приземлился на своем аэродроме. За этот подвиг летчик В. Е. Пятов был награжден орденом Красного Знамени.

В сентябре острота наземной и воздушной обстановки потребовала круглосуточного воздействия на врага. Но в составе воздушной армии был всего один 970-й ночной бомбардировочный авиаполк (нбап) на самолетах По-2. Этого было недостаточно. Возникла неотложная необходимость подготовить для ночных действий и экипажи штурмовиков. Их умение наносить удары по врагу ночью в дальнейшем сыграло большую роль.

К концу сентября в состав армии вошла 271-я ночная бомбардировочная авиадивизия (нбад) (командир полковник М. X. Борисенко, военком полковой комиссар В. З. Гультяев, начальник штаба полковник И. Е. Фельдшеров), которая имела 702, 901, 970, 372, 714-й (в ноябре два последних ушли в резерв) авиаполки на самолетах По-2.

Контрудары войск Сталинградского и Юго-Восточного фронтов на подступах к Сталинграду в сентябре 1942 г. имели очень важное значение для обороны города. Летчики 16-й, соседней 8-й воздушных армий и авиации ПВО в крайне тяжелых условиях воздушной обстановки оказывали значительную поддержку войскам на поле боя, а также отражали воздушные налеты вражеской авиации на город. [34]

По количеству воздушных боев и уничтоженных самолетов противника выделялся еще 237-й иап. Его летчики провели 44 боя и сбили 28 фашистских самолетов. Командир полка коммунист майор А. Б. Исаев, выполняя по нескольку боевых вылетов в день, служил для личного состава примером мужества, отваги и летного мастерства. Отлично дрались летчики этого полка старший лейтенант И. Ф. Балюк, лейтенант Колючник, старшие сержанты А. И. Денисов, Н. И. Крючков, В. А. Лимаренко, Я. Д. Михайлик, А. А. Полосенко, И. М. Чумбарев, Г. В. Шерстнов и другие.

Образцы ведения воздушного боя показали летчики 867-го иап коммунист командир звена Роганов и комсомолец сержант А. Ф. Вакула, а в 43-м иап - старшие лейтенанты Ч. К. Бенделиани и Л. И. Борисов, сержант Смирнов. У летчика Ч. К. Бенделиани излюбленным приемом воздушного боя были стремительные лобовые атаки, которых немецкие летчики всячески избегали.

За первый месяц боевых действий 16-й воздушной армии летчики совершили 5225 боевых самолето-вылетов, из них на бомбардировку и штурмовку войск и аэродромов противника - 992, на прикрытие войск фронта, аэродромов, города Камышина и перехват самолетов противника - 2462, на сопровождение авиации - 1356 и на воздушную разведку - 358. В проведенных 384 воздушных боях советские летчики сбили 290 фашистских самолетов. Кроме того, было уничтожено и повреждено 6 самолетов на аэродромах, около 400 танков и бронемашин, 1398 автомашин и автоцистерн, 183 орудия и много другой боевой техники, а также выведено из строя несколько тысяч вражеских солдат.

В ожесточенных боях под Сталинградом несла потери и воздушная армия. Летчики 220-й иад за сентябрь сбили 93 вражеских самолета, а потеряли 91; при этом погибло 48 летчиков и ранено - 16. Летчиками 283-й иад было уничтожено 105 самолетов противника, а боевые потери составили 66 самолетов (43% от имевшихся) и 35 человек летного состава (более 30%). Наибольшие потери в сентябре понесли штурмовики - одну боевую потерю на 20 самолето-вылетов.

На 1 октября в составе 16-й воздушной армии было 13 ночных бомбардировщиков, 93 штурмовика, 120 истребителей и 6 разведчиков - всего 232 самолета. Ее боевой [36] состав по количеству самолетов не уменьшился; все потери были полностью восстановлены благодаря героическим усилиям советского народа, завершившего перестройку всех отраслей народного хозяйства для обеспечения нужд фронта.

С 28 сентября директивой Ставки Сталинградский фронт реорганизовался и стал именоваться Донским, а Юго-Восточный - Сталинградским. Командующим Донским фронтом был назначен генерал-лейтенант К. К. Рокоссовский.

В октябре 1942 г. 16-я воздушная армия обеспечивала частные операции и контрудары общевойсковых армий. Нужно было измотать врага и отвлечь его силы от главных направлений. Одна из таких частных операций под кодовым названием «Дон» проводилась ударной группой Донского фронта в середине октября. Воздушная армия в этой операции выполняла следующие задачи: вела борьбу с авиацией противника, уничтожала вражеские войска перед фронтом, содействовала войскам 24-й и 66-й армий в прорыве обороны противника, вела воздушную разведку и разрушала переправы через Дон.

Об успешной борьбе с вражеской авиацией свидетельствуют воздушные бои 16 октября, когда истребители одной лишь 220-й иад сбили 9 и подбили 4 фашистских самолета. Победителями этих боев были коммунисты и комсомольцы лейтенант В. И. Иванов (сбил два Ме-109), сержант Логачев, батальонный комиссар И. М. Мамыкин, капитаны И. П. Моторный и З. В. Семенюк, старшие лейтенанты В. Н. Макаров и П. П. Ратников, младшие лейтенанты Мартынов и Б. М. Ривкин.

271-я нбад в течение двух ночей (17 и 18 октября) бомбардировочными ударами уничтожала живую силу и технику противника перед фронтом 24-й и 66-й армий, а также вражеские самолеты на аэродроме Большая Россошка.

Днем боевые действия по войскам противника вели штурмовики 228-й и 291-й шад под прикрытием истребителей 220-й и 283-й иад. Сосредоточенными ударами штурмовики содействовали прорыву обороны противника. В последующих вылетах они не допускали подхода вражеских резервов из глубины обороны. При этом весьма удачно действовала группа штурмовиков во главе с командиром 243-го шап майором А. Г. Наконечниковым. [36]

Она наносила удар по артиллерии на позициях в районе совхоза Опытное поле, разъезда Древний Вал. Штурмовики вывели из строя 4 батареи и большое число солдат. Днем 20 октября группа из шести Як-1 520-го иап под командованием майора Д. И. Родина, прикрывая войска в районе Балка Конная, встретила на высоте 2000 м три

группы по 6 - 8 бомбардировщиков в каждой под прикрытием четырех Ме-109. Лейтенант Н. В. Харитонов в паре с сержантом В. С. Зиберовым атаковал четверку «мессеров», а четыре «яка» пошли в атаку на первую группу Ю-87. Бомбардировщики противника снизились до бреющего полета и ушли на юго-запад. За ними последовали и два Ме-109. В это время группа Ю-88 приготовилась к бомбежке. Пара Родина атаковала и сбила ведущего этой группы. Капитан А. А. Ефремов в паре с сержантом М. М. Резниковым атаковали второй Ю-88 и сбили его. Намерение противника бомбить наши войска было сорвано.

Героически сражались в этот день истребители 512-го иап во главе с командиром эскадрильи старшим лейтенантом П. П. Ратниковым. Группа «яков» завязала [37] в районе Разгуляевки воздушный бой с 12 «мессерами». В результате наши истребители сбили 6 самолетов противника, а сами потерь не имели. Победы одержали летчики капитан З. В. Семенюк, старшие лейтенанты В. И. Иванов, В. Н. Макаров, Д. Г. Макеев и Г. С. Дыбенко. В 237-м иап отлично дрались старший лейтенант И. Ф. Балюк, старшие сержанты В. А. Лимаренко, Я. Д. Михайлик, А. А. Полосенко, Г. В. Шерстнев и другие. В последующем летчики И. Ф. Балюк и Я. Д. Михайлик были удостоены звания Героя Советского Союза. Каждый из них совершил более 300 боевых вылетов и в воздушных схватках одержал 17 - 20 побед.

В ночь на 21 октября 271-я нбад пятьюдесятью самолетами уничтожала скопления войск противника в районах совхоз Опытное поле, балка Сухая Мечетка, Орловка, Городище. Дивизия выполнила 235 самолето-вылетов. В течение 20 и 21 октября летчиками армии было выполнено 624 боевых вылета.

21 октября летчиков 512-го иап потрясла гибель в неравном воздушном бою военкома полка, бывшего шахтера Донбасса, прекрасного летчика батальонного комиссара И. М. Мамыкина. Выступивший на траурном митинге капитан И. П. Моторный сказал:

- Я учился у комиссара, как уничтожать врага, и впредь буду бить фашистов, как мой комиссар.

В резолюции митинга авиаторы записали: «Личный пример военкома служит для нас образцом того, как надо любить свою Родину, как надо защищать наше счастье, свободу и независимость. Мы клянемся отомстить кровожадным фашистским бандитам за нашего комиссара».

В этот же день в воздушном бою погиб и командир 237-го иап майор М. Д. Мордвинов. Его заменил майор Е. П. Мельников.

23 октября командующий 16-й воздушной армией, наблюдая с КП 66-й армии атаки штурмовиков на поле боя, отметил умелые действия группы летчиков 694-го шап, возглавляемых капитаном Г. П. Костанди. Штурмовики атаковали цели в районах разъезд Конный, совхоз Опытное поле, балка Сухая Мечетка и уничтожили 7 танков и 10 автомашин. Из летчиков группы особенно отличился старший лейтенант Ф. И. Сметанкин. Группа заслужила благодарность командующего 66-й армией генерал-лейтенанта А. С. Жадова. [38]

22 и 23 октября сложные метеоусловия ограничивали боевые действия авиации. Ночная авиация произвела всего 77 самолето-вылетов, нанося удары по войскам противника в районе совхоза Опытное поле, где был уничтожен склад продовольствия, в котором фашисты уже в ту пору очень нуждались. Днем авиация произвела за два дня 132 самолето-вылета на прикрытие и поддержку войск.

В ночь на 24 октября 19 самолетов Ил-2 и 10 самолетов По-2 подавляли вражеские войска в 20-30 км северо-западнее Сталинграда.

25-26 октября штурмовики продолжали боевые действия в тех же районах. При этом отличились подполковник Н. Н. Чихаленко, старшие лейтенанты М. И. Бобров, Б. Е. Гребеньков, Герой Советского Союза Н. М. Карабулин, А. И. Кадомцев, Ю. Н. Зыков, Ф. И. Сметанкин, лейтенанты И. Ф. Бибишев и Н. И. Лунев.

Особенно выделялся своей смелостью и боевым мастерством командир эскадрильи 688-го шап Анатолий Иванович Кадомцев. Он родился в 1918 г. Юношей работал слесарем на машиностроительном заводе в Мытищах и одновременно занимался в аэроклубе. С девятнадцати лет в военной авиации. Окончил Энгельскую летную школу и остался там летчиком-инструктором. Боевую деятельность начал в ноябре 1941 г. на Калининском фронте, где показал себя бесстрашным штурмовиком. При защите Сталинграда он 117 раз водил летчиков на штурмовку гитлеровских войск и аэродромов; командование ему поручало самые сложные боевые задания. За проявленные героизм и мужество в боях под Сталинградом он был награжден орденами Красного Знамени и Отечественной войны II степени. В 1943 г. он вступил в ряды ВКП(б).

Капитан А. И. Кадомцев героически погиб 21 февраля 1944 г. В его самолет попал вражеский зенитный снаряд. Летчик направил свой горящий Ил-2 в гущу фашистских войск. В апреле 1944 г. ему было посмертно присвоено звание Героя Советского Союза, а в память о нем село Подхватиловка Нижнеломовского района Пензенской области, где он родился, Указом Президиума Верховного Совета РСФСР было переименовано в село Кадомцево. За время войны А. И. Кадомцев совершил 280 боевых вылетов. На его боевом счету 65 уничтоженных танков, [39] автомашин, 16 самолётов, сожженных на земле, и 4 - сбитых в воздушных боях.

Его боевые товарищи старший лейтенант Ю. Н. Зыков и лейтенант И. Ф. Бибишев также погибли в боях за Родину смертью героя и были награждены Золотой Звездой и орденом Ленина посмертно: Ю. Н. Зыков - в июле 1944 г. (он совершил 175 боевых вылетов) и И. Ф. Бибишев - в августе 1943 г. (выполнил 141 боевой вылет).

Некоторое продвижение наших войск в операции «Дон» вынудило врага приостановить наступательные бои в черте Сталинграда и переключить значительные силы своей авиации для действий против войск и авиации Донского фронта.

Соединения 16-й воздушной армии за октябрь произвели 5718 боевых самолето-вылетов. Большая их часть была совершена на бомбардировку и штурмовку войск противника.

В проведенных 164 воздушных боях советские летчики сбили 84 самолета противника, на аэродромах уничтожили 31 самолет. Наши боевые потери составили 61 самолет.

Хорошо дрался в октябре 812-й иап (командир майор Лохин). В 29 воздушных боях летчики этого полка сбили 18 фашистских самолетов. В 283-й истребительной авиадивизии особенно отличились капитан А. А. Ефремов (520-й иап), старший лейтенант Веремеенко (812-й иап), младший лейтенант Г. Д. Токарев (563-й иап).

В 220-й иад лучшими летчиками по праву назывались капитаны З. В. Семенюк, И. П. Моторный, батальонные комиссары Л. И. Бинов, И. М. Мамыкин, старшие лейтенанты Л. И. Борисов, Г. С. Дубенок, В. Н. Макаров.

Октябрьские воздушные бои показали, что наши летчики стали постепенно перехватывать инициативу у противника и все чаще атаки краснозвездных истребителей [40] заканчивались победой. И это было закономерно. Моральные качества советских летчиков были неизмеримо выше, чем у фашистов. Даже находясь в меньшинстве, наши летчики самоотверженно противодействовали натиску авиации противника. Количественное неравенство в воздухе компенсировалось непрерывно возраставшим искусством ведения воздушного боя, высоким боевым напряжением и постоянным поиском новых способов борьбы с авиацией противника. И наконец, новые советские самолеты по многим показателям оказались лучше самолетов противника. Командир 283-й иад полковник В. А. Китаев в конце сентября докладывал командующему воздушной армией: «Наш самолет - облегченный Як-1 - не только не уступает истребителям противника, но во многом превосходит их на высотах до 2500 метров как на горизонтальном, так и на вертикальном маневре».

Отличными боевыми качествами обладал и наш штурмовик Ил-2. Он мог поражать любые цели и был малоуязвим от огня противника. Для усиления обороноспособности от атак вражеских истребителей по инициативе летчиков 228-й шад на самолетах Ил-2 силами инженерно-технического состава авиаполков были оборудованы кабины для воздушных стрелков и установлены пулеметы. На боевые задания первое время летали механики и другие авиаспециалисты. В начале ноября 1942 г. промышленность стала поставлять фронту уже двухместные самолеты Ил-2. Потери штурмовиков сразу стали заметно сокращаться.

За два месяца боевой деятельности авиаторы воздушной армии научились организовывать и вести воздушную разведку, отработали приемы действий в ночных условиях, из засад и с аэродромов подскока, освоили воздушную «охоту» группами и одиночными экипажами. Летный [41] состав истребительных частей овладел тактикой воздушного боя. Улучшилось и управление истребителями.

Наведение истребителей на воздушного противника осуществлялось по радио с КП, на котором располагался командир дивизии. Он подавал открытым текстом команду на вылет и затем управлял боем.

Прикрытие войск фронта от воздушного противника в октябре стало строиться с учетом особенностей воздушной обстановки. Смена истребителей, прикрывающих важные объекты, происходила в воздухе.

С каждым днем воины воздушной армии накапливали боевой опыт, оттачивалось мастерство летного состава. Теперь, после успешных боевых действий в сентябре и октябре, командование армии и авиасоединений стало стремиться к массированию усилий авиации и нанесению сосредоточенных ударов по врагу.

Примером этого могут служить боевые действия 28 октября, когда войсками фронта была освобождена станица Клетская - важный опорный пункт. врага. Противник, выбитый из Клетской, начал подтягивать резервы, готовясь к контратаке. Для удара по резервам противника командующий воздушной армией выделил из четырех дивизий 92 штурмовика и 90 истребителей. В результате внезапно нанесенного сосредоточенного удара по гитлеровцам их замысел был сорван. Штурмовики уничтожили большое количество танков, броне- и автомашин, артиллерийских орудий и минометов. Войска фронта прочно закрепились на захваченных рубежах. В тот день командование общевойсковых соединений горячо благодарило летчиков воздушной армии за отличное взаимодействие и надежную поддержку.

В результате непрерывного совершенствования тактики и роста мастерства нашего летного состава фашисты [42] стали нести значительные потери, а их авиация ощутимо утрачивать господство в воздухе.

В конце октября 1942 г. начальником штаба 16-й воздушной армии был назначен генерал-майор авиации Михаил Макарович Косых. Сын крестьянина, он родился в 1903 г. в Воронежской области. Пятнадцати лет вступил добровольно в Красную Армию, а через год - в ряды РКП (б). Активный участник гражданской войны. С 1932 г. продолжал службу на штабных и командных должностях в авиации. До назначения в 16-ю воздушную армию был начальником штаба ВВС Дальневосточного фронта. В апреле 1943 г. М. М. Косых был выдвинут на должность заместителя командующего воздушной армией.

После войны М. М. Косых последовательно был начальником штаба, командующим авиацией округа, военным советником в Китайской Народной Республике, генерал-инспектором ВВС. В настоящее время генерал-лейтенант авиации М. М. Косых состоит в отставке.

Действия воздушной армии в контрнаступлении

Советское командование, руководившее героической обороной Сталинграда, даже в самые критические периоды невиданной доселе битвы готовилось к контрнаступлению.

В результате огромной творческой работы Ставки и Военных советов фронтов был составлен план стратегической операции, условно названной «Уран», которая отличалась решительностью целей, смелостью замысла и огромным размахом. Контрнаступление развертывалось на 400-километровом фронте и должно было вылиться в стратегическую операцию трех фронтов - Юго-Западного, Донского и Сталинградского. Предполагалось нанести мощные удары по сходящимся направлениям, прорвать оборону врага на флангах его основной группировки, окружить и разгромить ее.

Войска Донского фронта в составе 65, 24, 66-й армий наносили два удара: первый - из района Клетской на юго-восток и второй - из района Качалинской на Вертячий с целью отсечь противника, оборонявшегося в малой излучине Дона, от его группировки в районе Сталинграда. Действия войск фронта поддерживались 16-й воздушной армией. [43]

Важнейшими условиями успеха боевых действий воздушной армии в предстоящей операции были высокая боевая и политическая подготовка личного состава и обеспечение армии всеми материально-техническими средствами.

Штаб 16-й воздушной армии тщательно спланировал боевые действия авиации в контрнаступлении, своевременно довел задачи до исполнителей, организовал взаимодействие с сухопутными войсками, наладил контроль за боеготовностью частей и управление авиасоединениями, провел ряд других мероприятий по подготовке к операции.

В целях усиления политической работы среди личного состава воздушной армии в связи с предстоящим контрнаступлением весь политаппарат был направлен в части. Первичные партийные и комсомольские организации и армейская печать усилили пропаганду боевого опыта лучших воздушных бойцов, разъясняли воинам обращения Военного совета фронта и приказы командующего армией. Среди технического состава, готовящего самолеты и вооружение к боевым вылетам, широко развернулось социалистическое соревнование за сокращение сроков подготовки боевых машин и восстановления самолетного парка.

Активизировалась работа по приему воинов-авиаторов в ряды партии и комсомола. Многие добивались высокой чести идти в бой коммунистом. Политработники армии организовали встречи бойцов с тружениками тыла, в частях, обсуждались наказы советских людей защитникам Родины.

При подготовке к контрнаступлению одной из главных забот авиационного тыла было создание запасов горючего и боеприпасов. Для их переброски автотранспорту армии пришлось работать с предельной нагрузкой. Многие водители по неделям не покидали своих автомашин.

Весь личный состав ремонтных органов армии, а также специальные бригады инженерно-технического состава частей были заняты восстановлением неисправных самолетов. В частях эта работа была организована круглосуточно. «Все силы и средства на ремонт самолетов!» -под таким лозунгом проводились комсомольские и партийные собрания.

Боевой состав 16-й воздушной армии за октябрь - ноябрь 1942 г. несколько возрос и укрепился. Армия усилилась [44] прежде всего благодаря увеличению числа самолетов в истребительных и штурмовых авиаполках, которые перешли на новые штаты и вместо двух эскадрилий стали иметь три. В каждом полку предусматривалось 32 самолета вместо 20, а в каждом звене - две пары вместо трех самолетов. Эта реорганизация делала авиаполки более полнокровными и резко повышала их боевые возможности.

Воздушная армия за это время получила десятки новых самолетов Як-1 и Як-7, а также ЛаГГ-3 с 37-мм пушкой, что усиливало нашу истребительную авиацию. К 19 ноября в составе армии было 342 самолета (из них исправных 249), в том числе 103 штурмовика, 125 истребителей, 93 ночных бомбардировщика, 7 разведчиков и 14 самолетов связи.

В конце ноября в состав 16-й воздушной армии вошел 2-й бомбардировочный авиационный корпус (бак), которым командовал генерал-майор авиации И. Л. Туркель. Авиакорпус состоял из двух бомбардировочных авиадивизий (бад), вооруженных самолетами Пе-2: 223-й - под командованием полковника Л. Н. Юзеева и 285-й - во главе с Героем Советского Союза полковником В. А. Сандаловым. Авиакорпус имел 122 исправных самолета.

На базе 325-й ораэ был сформирован 16-й одрап на самолетах Пе-2 (командир майор Д. С. Шерстюк, заместитель командира по политчасти майор М. Н. Королев).

Всего к началу контрнаступления Юго-Западный, Донской и Сталинградский фронты имели 1350 исправных боевых самолетов. Из этого числа 308 самолетов (По-2, Р-5, СБ) являлись ночными бомбардировщиками. Общее руководство всеми силами авиации было возложено Ставкой на командующего ВВС Красной Армии генерал-полковника авиации А. А. Новикова, который с небольшой оперативной группой находился в районе Сталинграда. Помимо фронтовой авиации к участию в контрнаступлении привлекались также и некоторые соединения авиации дальнего действия.

Немецкое командование на сталинградском направлении имело к этому времени более 1200 боевых самолетов. Авиация противника несколько снизила свою активность. Это объяснялось большими боевыми потерями и сложными метеоусловиями, возросшим сопротивлением советской авиации и зенитных средств, а также недостатком [45] у врага горючего из-за трудностей снабжения. Тем не менее вражеская авиация не прекращала воздушную разведку и бомбардировку боевых порядков наших войск, оборонявших Сталинград, переправ через Волгу и некоторых объектов тыла.

Поэтому при подготовке к контрнаступлению много внимания было уделено борьбе с вражеской авиацией. Она велась по разработанному штабом армии плану, как путем уничтожения самолетов противника в воздушных боях, так и на аэродромах.

В начале ноября в ознаменование 25-летия Великого Октября штурмовики и истребители 16-й воздушной армии нанесли ряд ударов по шести ближайшим вражеским аэродромам. Для этого было выделено от 228-й шад 18 ночных экипажей. Для прикрытия штурмовиков и блокирования аэродромов противника выделялись истребители от 220-й иад. Штурмовики 291-й шад наносили удар одной группой по аэродрому Большая Россошка, прикрытие выделялось от 283-й иад. Все удары выполнялись в предрассветные сумерки и отличались высокой результативностью. Так, 2 ноября на аэродроме Морозовск летчиками групп капитана Г. И. Копаева и старшего лейтенанта М. И. Боброва было уничтожено 14 фашистских самолетов.

Большое значение приобрела также воздушная разведка. Ее вели все рода авиации. На направлении главного удара войск фронта оборона противника была сфотографирована на всю ее глубину. Воздушные разведчики вскрыли систему инженерных сооружений и группировку вражеских войск, что позволило определить слабые места в обороне и затем нанести по ним сильнейшие удары.

Наряду с выполнением задач по борьбе с авиацией противника и воздушной разведке части воздушной армии с 1 по 19 ноября уничтожали резервы фашистской армии. В основном эти действия вела 271-я ночная бомбардировочная авиадивизия. Ночники не только наносили потери противнику, но и изнуряли его войска перед операцией. В этот период отлично выполняли боевые задания экипажи: летчик М. И. Гуторов и штурман П. А. Ефимов, А. С. Гаврилов и Буйнов, П. С. Пономарев и Н. К. Пивень, Плеханов и Матвеев, Е. Н. Синайский и А. П. Головко, Черняев и Н. М. Хохлов, В. И. Зубов и Д. И. Езерский. [46]

«Нельзя умолчать о скромных тружениках войны, - вспоминает маршал авиации С. И. Руденко о летчиках ночных бомбардировочных авиаполков, - летавших на легкомоторных самолетах По-2. Они наносили удары по врагу, не пропуская почти ни одной ночи. Их не останавливали ни ветер, ни снежный буран, ни даже грозный для авиации туман. Были ночи, когда летчики выполняли по 7 - 8 боевых вылетов. А ведь эта безобидная на первый взгляд учебная машина поднимала до 350 кг бомб, т. е. половину того, что мог поднять штурмовик Ил-2»{2}.

С наступлением рассвета начинали действовать штурмовики, которые громили немецко-фашистские войска, расположенные перед 24-й и 66-й армиями.

В ноябре до начала операции воздушной армией было использовано для боевых действий 5 ограниченно летных дней и 9 ночей, в течение которых было совершено около 1300 боевых самолето-вылетов (в основном ночью). Хорошо тогда потрудились летчики 6-й отдельной санитарной эскадрильи. Они сделали 96 самолето-вылетов и перевезли 233 раненых и сотни килограммов различных медикаментов.

Личный состав 16-й воздушной армии был охвачен стремлением нанести максимальный урон зарвавшемуся врагу. Находясь в боевой готовности, четко зная свое место в бою, летчики с нетерпением ждали начала контрнаступления.

За два дня до начала контрнаступления воздушная армия всем составом бомбардировщиков и штурмовиков должна была нанести удар по железнодорожным узлам и вражеским аэродромам. С началом операции бомбардировщики предназначались для действий по войскам противника и особенно по его резервам в полосе 65-й и 24-й армий. Соединениям штурмовиков надлежало поддерживать войска этих армий при прорыве обороны врага, уничтожать живую силу и артиллерию. Задача истребителей состояла в сопровождении бомбардировщиков и штурмовиков и прикрытии от авиации противника наших войск и тыловых объектов. Кроме того, все рода авиации должны были вести воздушную разведку. Однако осуществить намеченный план в полной мере не удалось из-за сложных метеорологических условий. [47]

С утра 19 ноября командарм генерал С. И. Руденко уже был на командном пункте фронта, куда прибыл командующий войсками генерал К. К. Рокоссовский и члены Военного совета фронта.

Стоял густой туман. Запланированные удары авиации срывались. Но для поднятия духа пехоты командующий войсками разрешил начать действовать парами и одиночными самолетами. После мощной артиллерийской подготовки войска 65-й армии перешли в наступление и, ведя бои буквально за каждый метр земли, к концу дня продвинулись вперед на 3-5 км.

Когда погода немного улучшилась, наша авиация приступила к поддержке войск фронта. В воздух поднялась 228-я шад. 30 штурмовиков под прикрытием 24 Як-1 нанесли бомбардировочно-штурмовой удар по противнику. При этом мастерски действовала группа капитана Г. П. Костанди.

Воздушную разведку вели штурмовики 694-го и 688-го шап. Особенно отличились при этом летчики старший лейтенант С. И. Винник и лейтенант В. Ф. Хохлачев. При низкой облачности и плохой видимости на бреющем полете они добыли ценные сведения об отходе противника. Разведданные были немедленно учтены командованием фронта. Летчики 291-й шад одиночно и парами также вели разведку и уничтожали отходившие войска противника.

От летчиков в этот день в связи с крайне сложными метеоусловиями (туман и снегопад) потребовалось большое мастерство и мужество. Им удалось выполнить всего лишь 82 боевых самолето-вылета, однако донесения экипажей помогли осветить ход событий на поле боя, что имело важное значение для руководства операцией. Фашистская авиация бездействовала.

Днем 21 ноября погода несколько улучшилась и летчики армии нанесли бомбоштурмовой удар по нескольким аэродромам врага, уничтожив на них 14 самолетов. Штурмовая авиация уничтожала живую силу и технику противника в районах Верхне-Бузиновка, Венцы, содействуя продвижению сухопутных войск. Всего было произведено 103 самолето-вылета.

В этот день образцом боевого мастерства были действия шести экипажей Ил-2 228-й шад, возглавляемых Героем Советского Союза капитаном В. М. Голубевым. [48]

При подходе к фашистскому аэродрому они были обстреляны зенитным огнем. Подавив средства ПВО, летчики атаковали аэродром и уничтожили 8 вражеских самолетов. На обратном маршруте группу атаковали истребители. В ходе воздушного боя наши летчики сбили один «мессер» и без потерь возвратились на свой аэродром.

22 ноября из-за плохой погоды авиация боевых действий не вела.

23 ноября войска Юго-Западного и Сталинградского фронтов соединились в районе Калача и завершили окружение группировки противника. Днем части воздушной армии поддерживали наступление войск, нанося удары по отходившему противнику на левом берегу Дона в 50 - 60 км северо-западнее Сталинграда. За 53 самолето-вылета летчики уничтожили 110 автомашин, 6 танков, 5 бензоцистерн и несколько сотен вражеских солдат и офицеров.

Четверка штурмовиков 694-го шап, возглавляемая штурманом полка старшим лейтенантом М. И. Бобровым, атаковала с бреющего полета автоколонну на дороге Песковатка - Большая Россошка и уничтожила до 80 автомашин и 4 бензозаправщика с горючим. В тот же день отлично выполнили боевое задание летчики 688-го шап коммунисты старший сержант И. В. Гололобов, лейтенанты И. Ф. Бибишев, В. Д. Воловиков, старший лейтенант А. И. Кадомцев и капитаны А. А. Бондарь и Г. И. Копаев.

Во второй половине дня 24 ноября с улучшением погоды 16-я воздушная армия начала вести боевые действия с большим напряжением. Авиация в 144 самолето-вылетах наносила удары по районам сосредоточения противника и по его переправам на Дону в районах Нижний Акатов, Лученский и Герасимовский.

Две группы штурмовиков 688-го шап в сопровождении истребителей 220-й иад, возглавляемые капитанами [49] Г. И. Копаевым и А. А. Бондарем, атаковали колонну пехоты противника и разогнали ее. Так же отлично действовали группы 285-го шап во главе с ведущими Героем Советского Союза капитаном В. М. Голубевым и капитаном П. П. Поспеловым.

В период с 23 по 30 ноября 1942 г. основные усилия авиачастей армии были направлены на подавление опорных пунктов, уничтожение живой силы и техники врага при его отступлении. Район окружения сжимался. Наши войска захватили вместе с самолетами аэродромы Венцы, Евлампиевский, Калач и Песковатка. Под ударом оказался и ряд других аэродромов врага. 28 ноября наши летчики уничтожили на аэродромах Гумрак и Большая Россошка 29 самолетов противника.

Фашистское командование было вынуждено спешно перебазировать самолеты на запад - на аэродромы, удаленные от фронта окружения на 200 - 250 км (Морозовск, Тацинская и др.), поэтому боевая деятельность авиации противника резко сократилась. Отмечалось всего лишь от 50 до 200 пролетов в сутки, главным образом самолетов транспортной авиации. Действия вражеских истребителей ограничивались прикрытием транспортных самолетов.

28 ноября смертью героя погиб старший лейтенант М. И. Бобров. Он вел группу штурмовиков 694-го шап. иад аэродромом Большая Россошка от огня зенитной артиллерии его самолет загорелся. Коммунист Бобров направил объятый пламенем штурмовик на стоянку вражеских машин. Мощным взрывом было уничтожено 6 самолетов.

Несмотря на очень сложные метеоусловия, части 16-й воздушной армии с 19 по 30 ноября выполнили 1479 боевых самолето-вылетов. При этом было уничтожено на аэродромах 37 самолетов, в воздушных боях сбито 9 «юнкерсов», на земле подбито 19 танков, 645 автомашин [50] и 32 орудия, уничтожено большое число гитлеровцев.

Всего в ноябре воздушная армия произвела лишь 2847 боевых самолето-вылетов, из них 68% -на бомбардировочно-штурмовые удары по войскам и аэродромам врага. Летчики армии провели 32 воздушных боя и сбили 33 вражеских самолета, на аэродромах уничтожили 63 самолета. Наши боевые потери составили 35 самолетов.

Блокада с воздуха и участие в ликвидации окруженной группировки

К 30 ноября район окруженной группировки противника уменьшился почти вдвое. На территории в 1,5 тыс. кв. км была зажата в кольцо 6-я полевая армия и часть соединений 4-й танковой армии противника в составе 22 дивизий и 160 отдельных частей численностью до 330 тыс. человек с многочисленной боевой техникой.

Перед нашими сухопутными войсками и авиацией была поставлена задача - надежно блокировать окруженную группировку фашистских войск, непрерывными ударами изнурять ее, а также отражать ее попытки прорвать фронт окружения, подготовив тем самым условия для полной ликвидации врага. Уничтожение окруженной группировки противника было возложено на войска Донского и Сталинградского фронтов.

Германское верховное командование для деблокирования 6-й армии начало спешно создавать новую группу армий «Дон» во главе с Манштейном. На немецкую транспортную авиацию, которая имела в ту пору около 320 транспортных самолетов Ю-52 (грузоподъемностью до 1 т), было возложено снабжение окруженной группировки всем необходимым для активной обороны и последующего контрудара. Согласно приказу Гитлера ежесуточно в район Сталинграда должно было доставляться около 300 т горючего, снарядов и продовольствия. В качестве основных баз снабжения окруженных войск гитлеровцы спешно подготовили два крупных аэродрома в Тацинской и Морозовске.

Массовый пролет немецких транспортных самолетов в район Сталинграда начался 23-25 ноября. Они шли без прикрытия истребителей небольшими группами и в одиночку с разных направлений. [51]

В целях организации борьбы с транспортной авиацией противника генерал С. И. Руденко 26 ноября отдал приказ, которым определялись основные задачи авиации в новой обстановке: для перехвата и уничтожения транспортных самолетов патрулировать иад районом окружения; уничтожать транспортные самолеты противника на подступах к нему; создать цепь истребительных засад, сеть радиостанций наведения и постов ВНОС; вести воздушную разведку окруженных войск, а также боевые действия по поддержке с воздуха общевойсковых армий. 512-му истребительному авиаполку было приказано с аэродрома Котлубань начать непрерывную борьбу с транспортными самолетами противника.

В начале блокады подъемом истребителей и действиями их в воздухе управлял командный пункт воздушной армии на аэродроме Котлубань; он имел связь со всеми аэродромами и командным пунктом 8-й воздушной армии. Это позволяло в любой момент наращивать силы в воздухе и осуществлять взаимодействие.

Истребители и штурмовики 16-й воздушной армии начали сбивать транспортные самолеты противника. Однако вскоре борьба с ними затруднилась. Транспортные самолеты стали ходить в сопровождении истребителей Me-109 и Me-110, часть которых была специально оборудована дополнительными баками для горючего.

Количество пролетов немецких транспортных самолетов к Сталинграду стало расти с каждым днем и вскоре достигло 60 - 70 самолетов в сутки, а иногда - 100 - 150.

В кольце окружения немецкое командование для приема транспортных самолетов использовало пять аэродромов (Большая Россошка, Басаргино, Питомник, Гумрак, Воропоново), на которых имелось до 40 истребителей, поднимаемых для встречи транспортных самолетов. После разгрузки самолеты принимали больных и раненых и возвращались на базовые аэродромы.

Вскоре стало очевидным, что одними засадами истребителей и штурмовиков (действовавших как истребители) пресечь работу транспортной авиации врага невозможно.

В начале декабря по указанию представителя Ставки генерала А. А. Новикова командованием и штабом 16-й воздушной армии при участии представителей других штабов была разработана более стройная система воздушной блокады окруженных войск противника. Главной задачей [52] воздушных армий на период блокады стало решительное уничтожение транспортных самолетов врага.

Система блокады предусматривала развертывание сети радиостанций оповещения и наведения, создание вокруг кольца окружения зон борьбы трех воздушных армий, авиации дальнего действия и зенитных средств трех фронтов, организацию воздушной и артиллерийской блокады аэродромов внутри окруженной территории.

Первая зона располагалась за внешним фронтом окружения и являлась зоной действий летчиков 17-й, а с конца декабря и 8-й воздушных армий, а также авиации дальнего действия. Они уничтожали вражеские самолеты прежде всего на базовых аэродромах. Между внешним и внутренним фронтами окружения (вторая зона) действовали истребители 8-й и 16-й воздушных армий. Эта зона была разделена на пять секторов (по числу иад), два из которых входили в зону ответственности 16-й воздушной армии. В секторах постоянно патрулировали пары истребителей, а на аэродромах находились дежурные группы истребителей и штурмовиков, вылетавших по вызову или «по-зрячему». Каждый сектор имел свою открытую сеть радионаведения и все необходимые для этого средства.

Третья зона шириной 8 - 10 км, окаймлявшая район окружения, являлась полосой организованного зенитного огня и делилась на районы.

Командиры истребительной авиации и зенитной артиллерии, постоянно поддерживая личный контакт, добились четкого взаимодействия. При появлении вражеских самолетов зенитчики производили несколько наводящих выстрелов. Ориентируясь по разрывам, истребители начинали преследование. Тогда зенитчики ставили перед вражескими летчиками заградительный огонь, заставлявший их менять курс, рассредоточивать внимание. Это облегчало последующие действия истребителей. Когда поблизости не было наших истребителей, зенитчики вели огонь на поражение. Результаты хорошо налаженного взаимодействия сказались быстро. Наши истребители и зенитчики стали сбивать до 30% пролетавших вражеских самолетов.

В четвертой зоне, в районе окруженной группировки фашистских войск, самолеты врага уничтожались истребителями, бомбардировщиками и штурмовиками в основном 16-й воздушной армии. [53]

В целях преодоления воздушной блокады противник пытался организовать проталкивание внутрь района окружения больших караванов транспортных самолетов под прикрытием истребителей. Но, благодаря хорошо организованному наблюдению и оповещению, такие караваны становились объектами атак наших истребителей и несли от них большие потери. Так, 30 ноября караван из 17 самолетов Ю-52 под прикрытием четырех Me-109 в районе Гумрака был настигнут четырьмя нашими «охотниками» во главе с командиром 283-й иад полковником В. А. Катаевым. В результате энергичных и умелых атак они сбили пять Ю-52 и один Ме-109. При этом полковник Китаев и майор Ф. Д. Елисеев сбили по два «юнкерса», а майоры Д. И. Родин и А. А. Кукушкин - по одному фашистскому самолету.

Так же удачно действовали «охотники» и 12 декабря. В результате правильного распределения обязанностей между летчиками и их решительных атак полковник В. А. Китаев, майоры Д. И. Родин и Ф. Д. Елисеев, лейтенант Н. В. Харитонов и младший лейтенант И. Я. Кострыкин сбили четыре Ю-52 и три Ме-109.

Майор Ф. Д. Елисеев - заместитель командира 520-го иап по политчасти умело направлял партийно-политическую работу в полку и в то же время, как первоклассный летчик, личным примером показывал, как надо бить немецко-фашистских захватчиков.

Летчики 520-го иап под командованием майора С. Н. Чирвы за период Сталинградской битвы провели 125 воздушных боев и сбили 95 фашистских самолетов. Кроме того, 15 самолетов уничтожили на аэродромах. За отличное выполнение боевых заданий полк был преобразован в гвардейский. Командира полка майора С. Н. Чирву командование наградило орденом Красного Знамени и выдвинуло на должность командира авиадивизии. Лучшими воздушными бойцами полка в период Сталинградской битвы являлись майор Д. И. Родин, старшина В. Ф. Виноградов (у них было по 8- 9 побед в воздухе), капитан А. А. Ефремов, лейтенант Н. В. Харитонов (на счету по 11 - 12 сбитых вражеских самолетов) и другие.

Не имея превосходства в воздухе, гитлеровцы вскоре отказались от полетов большими группами и стали шире использовать ограниченно летную погоду, облачность и [54] сумерки. Для прикрытия взлета и посадки транспортных самолетов фашистское командование перебросило в кольцо окружения одну из лучших частей своих истребителей - эскадру «Удет».

Борьба с ней оказалась довольно сложной. Командование 16-й воздушной армии применило способ непрерывного наращивания сил в воздушных боях. Враг был принужден либо вести длительные бои с нашими подменявшими друг друга экипажами, либо уступать нам район боя.

Для усиления обороны аэродромов в кольце окружения фашисты стянули почти всю зенитную артиллерию 6-й армии. Однако эти аэродромы вскоре оказались в пределах досягаемости огня нашей артиллерии. Воздушные разведчики снабдили артиллеристов фотосхемами аэродромов, что позволило вести по ним точный огонь.

Удары нашей авиации по вражеским аэродромам с каждым днем становились все более эффективными. Так, 2 декабря летчики сожгли на аэродромах внутри кольца окружения 17, а 10 - 13 декабря 87 транспортных самолетов врага. При этом отлично действовали и истребители. 13 декабря 220-я иад уничтожила на аэродромах 10 самолетов, а 26 декабря летчики 520-го иап капитан А. А. Ефремов, сержанты В. С. Зиберов, А. П. Конов, Кривцов, А. М. Мельгунов и М. М. Резников сожгли 8 самолетов Ю-52.

В начале декабря на должность заместителя командующего воздушной армией прибыл полковник И. К. Самохин.

291-я штурмовая авиадивизия была выведена в резерв Ставки. За три месяца боевых действий в условиях сложной обстановки летный состав дивизии, проявляя образцы мужества и героизма, выполнил на штурмовку более 1000 боевых самолето-вылетов, уничтожив при этом большое количество боевой техники и живой силы врага.

В ходе воздушной блокады вражеской группировки большую роль сыграла воздушная разведка, данные которой служили основанием к вызову нашей авиации для уничтожения на аэродромах транспортных самолетов противника. Воздушные разведчики в этот период держали под постоянным контролем окруженные фашистские войска, готовящиеся к прорыву на соединение с группой Манштейна. И это оказалось не напрасным. 10 и 11 декабря [55] летчики обнаружили большое скопление войск противника в районе Большая Россошка, Уваровка, Орловка.

12 декабря котельниковская группировка начала наступление в направлении Сталинграда. Советское командование потребовало от 16-й воздушной армии усилить удары по окруженным фашистским войскам.

С утра 12 декабря воздушные разведчики обнаружили в районе Карповки большое количество танков, самоходных орудий и бронетранспортеров, за ними - пехоты в готовности начать прорыв. Вскоре появились бомбардировщики и штурмовики воздушной армии. Они нанесли мощный бомбо-штурмовой удар по немецко-фашистским войскам, уничтожили большое количество живой силы и техники и рассеяли их, предотвратив, таким образом, попытку выхода армии Паулюса из окружения.

В середине декабря, по данным воздушной разведки, стало известно, что окруженные вражеские войска снова сосредоточиваются с целью прорыва фронта окружения. Эти данные были подтверждены показаниями пленных. Части Манштейна в это время упорно рвались вперед и их отделяло от окруженной группировки расстояние не более 40 - 45 км. Предотвратить прорыв было приказано 16-й воздушной армии.

Утром 18 декабря для сосредоточенного удара по скоплению вражеских войск в балке Яблоневая в воздух поднялись 112 самолетов: 74 бомбардировщика Пе-2, 10 штурмовиков Ил-2 и 28 истребителей Як-1. Первыми иад целью появились Пе-2 - самолеты 2-го бак. Их бомбовый залп оказался внезапным для окруженных фашистов, в рядах противника началась паника, тут и там возникали пожары, взрывались боеприпасы.

Вторым эшелоном шли штурмовики 228-й шад во главе с командиром 243-го шап майором А. Г. Наконечниковым. [56] Вначале они нанесли бомбовый удар с пикирования. На следующих заходах штурмовики с бреющего полета расстреливали фашистов из пушек и пулеметов, уничтожали артиллерию, танки и автомашины. Истребители прикрытия под командованием Героя Советского Союза майора В. И. Шишкина тоже приняли участие в атаках, уничтожая врага пулеметно-пушечным огнем. В течение всего дня штурмовики группами по 7 - 9 самолетов продолжали громить врага, рассеивая живую силу и уничтожая боевую технику. Эффективность бомбоштурмовых ударов была очень высокой. Понеся большие потери, вражеские войска отказались от попытки вырваться из окружения. Всего в течение суток летчики воздушной армии выполнили 459 самолето-вылетов.

19 и 20 декабря авиаторы поддерживали войска соседнего Сталинградского фронта и вместе с летчиками 8-й воздушной армии наносили удары по танкам котельнковской группировки, рвавшейся к Сталинграду. В этих целях частями 16-й воздушной армии было выполнено 112 самолето-вылетов. В результате напряженных воздушных боев, развернувшихся в районе реки Мышкова, немецкие истребители были вытеснены с поля боя, что позволило штурмовикам и бомбардировщикам беспрепятственно нанести большой урон вражеским войскам. Одновременно авиация оказывала поддержку войскам 21-й и 65-й армий. Истребители армии прикрывали от воздушного противника 2-ю гвардейскую армию, которая выгрузилась из эшелонов без потерь и своевременно начала боевые действия. За два дня воздушная армия выполнила 796 самолето-вылетов.

24 декабря танкисты 1-й гвардейской армии стремительным рейдом заняли аэродромы Тацинская и Морозовск. На аэродроме Тацинская было захвачено и раздавлено танками до 350 самолетов, главным образом транспортных. Снабжение по воздуху окруженных под Сталинградом войск стало для гитлеровцев еще более сложным.

Понеся столь большие потери в самолетах и потеряв основные базы транспортной авиации, немецкое командование резко сократило полеты транспортных самолетов и начало применять для перевозки грузов в район окружения бомбардировщики Хе-111, обладавшие большей дальностью, скоростью и обороноспособностью, а также [57] дальние разведчики - четырехмоторные ФВ-200 «Кондор». Бороться с боевыми самолетами стало труднее. Но к этому времени летчикам 16-й воздушной армии удалось подавить сопротивление немецких истребителей внутри кольца и усилить блокаду аэродромов днем и ночью.

В результате немцы почти полностью отказались от посадок транспортных самолетов внутри окруженной группировки и применили сбрасывание грузов на парашютах, главным образом ночью. Это было менее опасным, но в то же время окончательно терялась возможность вывозить раненых и штабы. Многие вражеские летчики стали сбрасывать грузы, не долетая до зоны зенитного огня. Мешки с одеждой, баллоны с бензином, боеприпасы и продовольствие все чаще оказывались в расположении наших войск.

Немецких летчиков, отправлявшихся в рейс в район Сталинграда, в своей среде стали называть «смертниками». Офицеры и генералы 6-й армии, которым было разрешено покинуть «котел», уже не решались вылетать, так как это было слишком рискованно. В один из декабрьских дней советскими летчиками были сбиты самолеты Ю-52 с офицерами штаба 376-й пехотной дивизии, а также четырехмоторный «Кондор», на котором было 32 офицера. Командир сбитого самолета показал, что он прилетел в окруженную группировку с приказом вывезти командира пехотной дивизии, но тот отказался лететь и вскоре сдался в плен.

В конце декабря ликвидация окруженной в районе Сталинграда группировки немецко-фашистских войск была поручена Ставкой Донскому фронту.

В этот период фашистское командование, несмотря на огромные потери, все еще продолжало посылать под Сталинград новые группы самолетов. Они пытались прорваться сквозь любые препятствия, любую погоду. На сталинградское направление были переброшены лучшие экипажи с трасс Берлин - Париж, Берлин - Рим. Но и они не всегда могли пробиться к Сталинграду. В ночь на 1 января 1943 г. из-за сложных метеоусловий на нашей территории потерпели катастрофу пять немецких транспортных самолетов. А те экипажи, которые все же пробивались к району окруженной группировки, в большинстве случаев уничтожались нашей авиацией или зенитными [58] средствами. В целом система нашей воздушной блокады действовала весьма эффективно.

За декабрь 1942 г. соединения и части 16-й воздушной армии произвели 4125 самолето-вылетов. Основное внимание было уделено ударам по аэродромам противника (25% вылетов), воздушной разведке (20%), «свободной охоте» и перехвату вражеских самолетов (15%). Остальные вылеты выполнялись на прикрытие войск и железнодорожных объектов (16%), на сопровождение авиации (16%) и на действия по вражеским войскам (8%).

Летчики армии провели 96 воздушных боев, в которых сбили 68 фашистских самолетов, на аэродромах уничтожили 244 самолета различных типов. Кроме того, было уничтожено и повреждено 57 танков, 64 орудия, 780 автомашин и другая боевая техника, выведено из строя большое число вражеских солдат и офицеров.

Воздушная армия за декабрь потеряла 64 самолета.

Самолетный парк 16-й воздушной армии к январю 1943 г. значительно возрос за счет прибытия в ее состав 2-го бак, а также получения авиачастями новых самолетов (48 Як-1 и 40 Ил-2). На 10 января 1943 г. в боевом составе воздушной армии было 215 истребителей, 103 штурмовика, 105 дневных и 87 ночных бомбардировщиков и 15 разведчиков, а также 75 самолетов связи и транспортных. Всего в воздушной армии насчитывалось 600 самолетов и 488 боеготовых экипажей.

В начале января 1943 г. во исполнение директивы командующего войсками Донского фронта командование и штаб воздушной армии разработали план боевых действий авиации в операции по ликвидации окруженной группировки противника. Планом предусматривалось в первый день выполнить свыше 500 самолето-вылетов. При этом намечалось в ночь на 10 января действиями ночных бомбардировщиков нарушить управление вражескими войсками. Затем следовали мощные удары 2-го бак и 228-й шад. Одновременно предполагалось истребителями 220-й иад заблокировать аэродромы, находящиеся в кольце окружения, а в течение дня силами дневных бомбардировщиков и штурмовиков расстроить возможные контратаки и не допустить подхода резервов. Эти действия надежно обеспечивались истребителями и воздушной разведкой. [59]

К началу операции по ликвидации окруженного противника под Сталинградом наша авиация полностью господствовала в воздухе.

Часть авиасоединений воздушной армии была перебазирована на новые аэродромы с целью приближения к районам предстоящих боевых действий. Бомбардировщики расположились на удалении 70 - 100 км от линии фронта, а истребители и штурмовики - в 20 - 50 км.

10 января 1943 г. в 8 час. 05 мин. началась мощная артиллерийская подготовка, продолжавшаяся 55 минут. С рассветом соединения 16-й воздушной армии произвели массированный налет на боевые порядки немецко-фашистских войск. После этого начался штурм их позиций.

Наша авиация непрерывно находилась иад полем боя. Могучие разрывы авиабомб сливались с мощным гулом огня артиллерии. От ударов авиации взлетали на воздух опорные пункты и оборонительные сооружения врага, замолкали артиллерийские батареи. Авиация действовала различными по числу самолетов группами - от нескольких машин до 60 - 70 самолетов. Развернутая по всему фронту радиосеть наведения и авиационные представители, находящиеся в войсках, помогали летному составу обнаруживать и поражать наиболее важные объекты противника.

За первые сутки операции воздушная армия совершила 676 самолето-вылетов, нанося удары по живой силе, штабам и узлам сопротивления противника в районах Большая и Малая Россошка, Бабуркин, Западновка, Ново-Алексеевский. Были прочно блокированы с воздуха все аэродромы противника в кольце окружения. Активно действовали летчики 2-го бак, которые произвели 198 самолето-вылетов (за период Сталинградской битвы они выполнили 1853 самолето-вылета). Авиация уничтожила 17 танков, 145 автомашин и большое количество другой техники. В 25 воздушных боях советские истребители сбили 14 и подбили 9 самолетов противника.

Высокую оценку действиям авиации дал командующий войсками 65-й армии генерал П. И. Батов. В приказе от 29 января 1943 г. он писал: «Летный состав своими смелыми штурмовыми атаками и отличным бомбардированием боевых порядков войск противника и его опорных пунктов способствовал успешному выполнению задачи - [60] окончательному разгрому и уничтожению окруженных войск»{3}.

12 января воздушная армия продолжала наносить удары по войскам противника в районах Западновка, станция Карповская, балка Яблоневая, действуя группами по 6 - 9 штурмовиков и бомбардировщиков. В течение дня было произведено 433 самолето-вылета и уничтожено много боевой техники врага.

13 января и в последующие дни с продвижением вперед войск Донского фронта соединения 16-й воздушной армии наносили удары по живой силе и боевой технике противника в глубине его обороны. На аэродромах 13 января враг потерял 29 Ю-52 и Хе-111.

18 января погиб смертью храбрых заместитель командира эскадрильи 688-го шап лейтенант И. Ф. Бибишев. В районе аэродрома Гумрак его самолет загорелся. Отважный летчик, не думая о спасении своей жизни, на горящей машине врезался в стоянку вражеских самолетов. На его счету было более 100 дневных и 40 ночных боевых вылетов. Коммунисту И. Ф. Бибишеву было посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

В январе летчики-истребители 220-й и 283-й иад, продолжая блокирование вражеских аэродромов и штурмовку окруженных войск противника в районе Сталинграда, активно вели воздушные бои и одержали немало побед. Так, 12 января группа в составе четырех Як-1 176-го иап 283-й иад под командованием старшего лейтенанта М. И. Макаревича в районе Большой Россошки сбила три вражеских самолета. При этом кроме ведущего отличились лейтенанты Герасименко и Михайленок, младший лейтенант Ордин. 17 января четверка Як-1 520-го иап под командованием капитана А. А. Ефремова при блокировании аэродрома Гумрак уничтожила 1 Ю-88, а 19 января четверка Як-1 во главе со старшиной В. Ф. Виноградовым, выполняя ту же задачу, сбила два Хе-111. Летчики других авиаполков также имели победы в воздухе.

После вторичного отклонения предложения советского командования о капитуляции, наши войска 22 января приступили к заключительному этапу операции - расчленению и уничтожению вражеской группировки. [61]

Господство в воздухе, завоеванное нашей авиацией в начале контрнаступления, благоприятно повлияло на действия войск фронта. Штурмовики беспрепятственно совершали но 4 - 6 заходов на цель, сбрасывая в каждом из них по нескольку бомб и обстреливая противника из пушек и пулеметов. Бомбардировщики приступили к действиям группами до 40 самолетов.

Во второй половине января нашими войсками был захвачен последний неприятельский аэродром в кольце окружения - Питомник, через который шло все снабжение армии Паулюса. А 24 января с наспех подготовленной площадки у поселка Сталинградский вырвался из кольца окружения последний транспортный самолет. «Воздушный мост», с помощью которого немецко-фашистское командование пыталось выручить окруженную группировку, прекратил существование. До начала февраля еще появлялись ночью отдельные вражеские самолеты, которые бессистемно сбрасывали грузы на парашютах, но это была уже агония немецких люфтваффе под Сталинградом.

О значении воздушной блокады, осуществленной нашей авиацией под Сталинградом, Маршал Советского Союза М. В. Захаров в предисловии к книге «Сталинградская эпопея» писал:

«Сталинградская битва дала... практику организации воздушной блокады с целью воспретить снабжение окруженной группировки по воздуху. Четкая организация воздушной блокады в сочетании с успешным наступлением советских войск на внешнем фронте окружения позволила разгромить авиационную группировку врага, созданную для обеспечения прорыва 6-й армии».

2 февраля 1943 г. с остатками вражеской группировки было покончено.

За период окончательной ликвидации окруженной группировки противника под Сталинградом (январь и два дня февраля 1943 г.) 16-я воздушная армия произвела 8741 самолето-вылет, из них на бомбардировку и штурмовку окруженных вражеских войск - 4681, на удары по аэродромам и их блокирование - 1586, на прикрытие войск, авиации - 1276, на разведку - 379 и на «свободную охоту» - 338 самолето-вылетов.

В 144 воздушных боях наши летчики уничтожили 96 самолетов противника, на аэродромах сожгли 110. [62]

В ходе ликвидации окруженной группировки врага части воздушной армии уничтожили и повредили 234 танка, 2404 автомашины, 98 артиллерийских орудий, взорвали 30 различных складов, уничтожили и вывели из строя многие тысячи гитлеровцев.

Общевойсковое командование не раз благодарило авиаторов за помощь, которую они оказывали войскам как в оборонительном сражении, так и в ходе окружения и ликвидации окруженной группировки противника. Вот один из таких документов.

«Приказ войскам 66-й армии 31 января 1943 г. В тяжелые для Родины августовско-октябрьские дни, когда враг рвался к волжской твердыне, доблестные войска нашей армии в тесном взаимодействии с воздушными бойцами 16-й воздушной армии стойко отражали бесчисленные атаки противника на земле и в воздухе. В период подготовки и окружения отборных войск противника под Сталинградом командование 66-й армии считает необходимым отметить исключительно большую роль авиачастей и соединений 16-й воздушной армии, которые в координации с нашими войсками беспощадно уничтожали фашистскую нечисть в районе Сталинграда.

Мы, бойцы и командиры, являемся очевидцами героических подвигов беспредельно преданных Родине авиаторов 16-й воздушной армии, которые днем и ночью, невзирая ни на какие трудности, бомбардировочно-штурмовыми ударами уничтожали и изматывали силы противника. Военный совет армии, бойцы, командиры и политработники выражают полное удовлетворение боевыми действиями воздушных бойцов - летчиков 16-й воздушной армии и передают свое красноармейское спасибо.

Командующий 66-й армией генерал-лейтенант Жадов, член Военного совета полковник Кривулин, начальник штаба генерал-майор Корженевич»{4}.

За боевые отличия, стойкость и массовый героизм личного состава, проявленные в Сталинградской битве, приказами Верховного Главнокомандующего были преобразованы в гвардейские следующие авиационные дивизии и полки:

- 220-я иад (командир полковник А. В. Утин) - в 1-ю гвардейскую иад; 512, 237 и 581-й иап этой дивизии [63] (командиры соответственно Герой Советского Союза подполковник Н. С. Герасимов, подполковник Е. П. Мельников, Герой Советского Союза подполковник В. И. Шишкин) - в 53, 54 и 55-й гвардейские иап;

- 228-я шад (командир полковник Г. О. Комаров) - во 2-ю гвардейскую шад; 285, 688, 243 и 313-й шап этой дивизии (командиры майоры Е. П. Коваль, М. Г. Скляров, А. Г. Наконечников и И. Д. Бородин) - в 58, 59, 78 и 79-й гвардейские шап;

- 434-й отдельный иап (командир Герой Советского Союза майор И. И. Клещев) - в 32-й гвардейский иап;

- 520-й иап (командир подполковник С. Н. Чирва) - в 56-й гвардейский иап; 150-й бомбардировочный авиаполк (командир майор В. А. Новиков) - в 35-й гвардейский бап; 99-й бап (командир подполковник А. Ю. Якобсон) - в 96-й гвардейский бап; 702-й и 901-й нбап (командиры капитан С. А. Киселев, майор А. А. Меняев), 271-й нбад - в 44-й и 45-й гвардейские нбап; 6-й транспортный авиаполк (трап) ГВФ (командир майор В. М. Трутаев) - в 62-й гвардейский трап ГВФ.

Одновременно были присвоены почетные наименования: Сталинградских - 1-й гвардейской иад (за период Сталинградской битвы летчики дивизии в 370 воздушных боях уничтожили 334 фашистских самолета), 271-й нбад (командир полковник М. X. Борисенко), 53-му гвардейскому иап и 16-му одрап (командир майор Д. С. Шерстюк); Волжского - 78-му гвардейскому шап и Донского - 58-му гвардейскому шап. 283-я иад (командир полковник В. А. Китаев) удостоилась наименования Камышинской, 56-й гвардейский иап - Алтуховского, а 970-й нбап (командир подполковник Н. Ф. Пушкарев) - Городище-Сталинградского.

Многие воины 16-й воздушной армии за героизм и мужество, проявленные в боях под Сталинградом, были награждены орденами и медалями, а все участники Сталинградской битвы - медалью «За оборону Сталинграда».

23 ноября 1942 г. Указом Президиума Верховного Сонета СССР за мужество, героизм и отвагу звание Героя Советского Союза было присвоено командиру звена 434-го иап старшему лейтенанту А. Я. Баклану.

Александр Яковлевич Баклан родился в 1917 г. на Украине. Двадцатидвухлетним летчиком участвовал в боях с белофиннами. С первых дней Великой Отечественной [64] войны проявил себя смелым и опытным истребителем. В иные дни выполнял по 5 - 7 боевых вылетов. Не раз ему приходилось вступать в бой с численно превосходящим противником. В одном из боев он один дрался против семи истребителей врага и уничтожил два «мессершмитта». Будучи тяжело раненным, он все же сумел сохранить свой самолет. За первые полтора года войны Баклан совершил около 400 боевых вылетов и в воздушных боях лично сбил 13 и в группе - 23 вражеских самолета.

28 января 1943 г. за образцовое выполнение боевых задач и проявленный при этом героизм были удостоены звания Героя Советского Союза лучшие летчики воздушной армии: командир эскадрильи 512-го иап капитан В. Н. Макаров, командир 512-го иап капитан И. П. Моторный, инспектор-летчик 220-й иад капитан З. В. Семенюк.

Валентин Николаевич Макаров родился в 1919 г. Восемнадцатилетним юношей начал службу в авиации Командир звена истребителей В. Н. Макаров с первых

дней [65] Великой Отечественной войны зарекомендовал себя умелым воздушным бойцом. За ряд побед иад противником уже в конце 1941 г. он был награжден двумя орденами Красного Знамени, а в августе 1942 г. - орденом Ленина. В Коммунистическую партию В. Н. Макаров вступил в 1942 г. К началу 1943 г. на его счету было 462 боевых вылета, 118 воздушных боев, 15 лично сбитых вражеских самолетов и 4 - в группе. Ныне генерал-майор авиации В. Н. Макаров продолжает службу в рядах Вооруженных Сил СССР.

Иван Порфирьевич Моторный родился в 1918 г. в Николаевской области. В юности работал токарем. В Красной Армии с 1937 года. Окончил Одесскую летную школу. В Великую Отечественную войну вступил командиром звена 512-го истребительного авиаполка, в котором вырос до командира полка. Проявил себя бесстрашным летчиком, умелым командиром. Член Коммунистической партии с 1942 г. За боевое мастерство и мужество капитан Моторный в 1942 г. был награжден орденом Ленина и двумя орденами Красного Знамени. К началу 1943 г. имел 453 боевых вылета, провел 117 воздушных боев, в которых сбил 15 фашистских самолетов. В последующем этот счет был увеличен. В настоящее время И. П. Моторный работает главным механиком одного из крупных комбинатов Риги.

Захар Владимирович Семенюк родился в Житомирской области в 1919 г. В 1938 г. окончил Одесскую летную школу. Член ВКП(б) с 1941 г. Великую Отечественную войну начал командиром звена, а закончил инспектором-летчиком авиадивизии. На январь 1943 г. на счету капитана Семенюка было 357 боевых вылетов. Он провел 95 воздушных боев, сбил лично 14 и в группе - 4 вражеских самолета. Награжден орденом Ленина и двумя орденами [66] Красного Знамени. После войны окончил Военно-воздушную Краснознаменную академию, затем командовал полком и дивизией. В 1958 г. полковник З. В. Семенюк безвременно ушел из жизни.

1 мая 1943 г. за мужество и героизм, проявленные в Сталинградской битве, были удостоены звания Героя Советского Союза штурманы эскадрилий 99-го бап капитаны А. П. Крупин и А. М. Туриков, заместитель командира эскадрильи 520-го иап старший лейтенант Н. В. Харитонов.

В ожесточенных сражениях командиры авиационных соединений и частей показали умение организовать и выполнять сложные боевые задачи, управлять своими частями и подразделениями. Они служили примером для своих подчиненных. Многие из них были выдвинуты на более ответственные должности и стали видными авиационными начальниками. Вот лишь двое из них.

Командир 220-й иад полковник А. В. Утин вступил в войну майором, командовал авиаполком, дивизией, а с июня 1943 г. - 6-м гвардейским истребительным авиакорпусом, с которым дошел до Берлина. За личные подвиги и образцовое выполнение боевых заданий командования был удостоен звания Героя Советского Союза. После окончания войны командовал авиацией округа, стал генерал-лейтенантом авиации.

Командир 291-й сад полковник А. Н. Витрук начал войну майором, а окончил ее Героем Советского Союза, генерал-майором авиации. Со своей прославленной 10-й гвардейской штурмовой авиадивизией принимал активное участие в изгнании немецко-фашистских войск из Югославии, за что ему было присвоено згание Народного Героя Югославии.

16-я воздушная армия за период Сталинградской битвы [67] произвела 26 656 боевых самолето-вылетов, в том числе на бомбардировочные и штурмовые действия по немецко-фашистским захватчикам - 10 588, на прикрытие войск и тыловых объектов фронта - 4116, на удары по вражеским аэродромам и их блокирование - 3087, на прикрытие своих аэродромов и сопровождение самолетов - 4262, на воздушную разведку - 2402, на перехват самолетов противника и «свободную охоту» - 1508.

За пять месяцев летчики воздушной армии провели 820 воздушных боев и уничтожили в воздухе 571 и на аэродромах 454 самолета противника. Свои потери за этот период были в три раза меньше.

За указанный срок было уничтожено и выведено из строя свыше 800 танков и бронемашин, до 500 артиллерийских орудий, более 6 тыс. автомашин и много другой боевой техники, а также живой силы противника.

В результате всемирно-исторической победы под Сталинградом определился коренной перелом в ходе Великой Отечественной и второй мировой войн.

«В этой битве, - говорил на митинге, посвященном открытию памятника-ансамбля на Мамаевом кургане, Генеральный секретарь ЦК КПСС товарищ Л. И. Брежнев, - не только были перемолоты отборные гитлеровские войска. Здесь выдохся наступательный порыв, был сломлен моральный дух фашизма. Начался распад фашистского блока»{5}.

После Сталинграда стратегическая инициатива прочно перешла в руки советского Верховного Главнокомандования. Наши войска перешли в генеральное наступление, которое фактически продолжалось до конца войны.

Для советских Военно-Воздушных Сил Сталинградская битва была серьезным испытанием боевой зрелости и мастерства. Оно было успешно выдержано нашей авиацией: по признанию немецкого командования, под Сталинградом фашисты потеряли целую воздушную армию. Победа советской авиации у стен волжской твердыни явилась важным [68] этапом на пути к последующему завоеванию стратегического господства в воздухе.

Битва у берегов Волги имела большое значение и для 16-й воздушной армии. Она родилась в огне величайшего сражения, закалилась и окрепла. Ее личный состав проявил истинный героизм и беспредельную преданность своему Отечеству. От операции к операции росла и крепла мощь воздушной армии, совершенствовалось ее оперативное применение, развивалась тактика действий авиации.

В ходе битвы важнейшей задачей 16-й воздушной армии было всемерное содействие сухопутным войскам, на что было затрачено более 64% самолето-вылетов. Основные усилия авиации в оборонительной операции направлялись на уничтожение подходивших вражеских резервов и скоплений противника на поле боя, а также на поддержку контрударов наших войск. В период контрнаступления авиасоединения и части воздушной армии участвовали в подготовке прорыва, и в непрерывной поддержке наступающих войск, выполняя по существу задачи авиационного наступления, постоянно вели разведку и прикрывали свои войска. Выполняя эти задачи, летчики оказали существенную помощь войскам, завоевав глубокое уважение бойцов и командиров. Авиация в ходе боевых действий накопила богатый опыт организации и осуществления четкого взаимодействия с сухопутными войсками.

В битве под Сталинградом одновременно с ожесточенными сражениями на земле развернулась крайне напряженная борьба за господство в воздухе, которая для нашей авиации стала одной из важнейших задач, потребовавшей более 30% всех вылетов. Несмотря на численное превосходство фашистской авиации и захват ею инициативы, нашей авиации, и прежде всего летчикам 8-й и 16-й воздушных армий, удалось от обороны в воздухе перейти к наступлению и разгромить вражескую воздушную армаду. Победа была достигнута благодаря высокой моральной стойкости советских летчиков и их массовому героизму, своевременному количественному и качественному усилению самолетного парка воздушных армий, привлечению сил 2-й и 17-й воздушных армий, частей авиации ПВО и дальнего действия к борьбе за господство в воздухе на сталинградском направлении, а также благодаря [69] непрерывному совершенствованию способов боевого применения авиации, в частности тактики ведения воздушного боя. Под Сталинградом были разгромлены лучшие летные части фашистской Германии.

В заключительном периоде этой величайшей битвы летчики 16-й воздушной армии вместе с летчиками соседних воздушных армий и зенитчиками Донского и Сталинградского фронтов успешно осуществили воздушную блокаду окруженной группировки противника, в результате чего транспортной авиации врага были нанесены невосполнимые потери, что ускорило полный разгром 330-тысячной фашистской армии, лишенной возможности усиления и снабжения по воздуху.

Под Сталинградом было положено начало управлению авиацией по радио с земли и развертыванию системы обнаружения, опознавания и наведения групп самолетов на поле боя. Это способствовало завоеванию господства в воздухе и более эффективным действиям авиации по наземным целям.

В боевом обеспечении войск и авиации весьма важное место заняла воздушная разведка, значение которой непрерывно возрастало. Располагая вначале несколькими разведывательными самолетами, воздушная армия к концу битвы на Волге имела разведывательный полк и, кроме того, привлекала к ведению разведки эскадрильи истребителей и штурмовиков. Это позволило вести разведку днем и ночью и с большой частотой, что обеспечило требования командования и войск.

В ходе боевых действий большой опыт приобрел и тыл воздушной армии. Несмотря на короткие сроки его формирования, части тыла научились в сложных осенне-зимних условиях создавать нужную армии аэродромную сеть и обеспечивать боевые действия как в оборонительной операции, так и в контрнаступлении.

Победа под Сталинградом была достигнута благодаря огромному моральному превосходству наших воинов иад немецко-фашистскими агрессорами. Весь личный состав наших войск, в том числе и 16-й воздушной армии, был охвачен единым стремлением - остановить врага и нанести ему сокрушительный удар. Непрерывно сказывалась руководящая и направляющая деятельность Коммунистической партии, которая вела и вдохновляла бойцов на борьбу с немецко-фашистскими захватчиками. [70]

В воспитании этого благородного патриотического устремления огромную роль сыграла партийно-политическая работа, развернутая в соединениях, частях и подразделениях. Основным содержанием партийно-политической работы было воспитание чувства высокой ответственности за судьбу Советской Родины, ненависти к фашизму. Партия призывала к непрерывному совершенствованию боевого мастерства и самоотверженной борьбе с врагом, вплоть до его решительного уничтожения.

В жестоких боях советские летчики показали беспредельную преданность делу ленинской партии, несгибаемую волю к победе и воинскую доблесть. Многие из них в смертельной схватке с врагом геройски погибли. Многие начинали бои в небе иад приволжскими степями малоопытными новичками, а закончили битву зрелыми воздушными бойцами, умелыми командирами.

Командный и политический, летно-технический и рядовой состав авиачастей и соединений закалился и сплотился в ходе Сталинградской битвы в единый боевой, спаянный сознательной высокой воинской дисциплиной коллектив.

Выйдя с победой из огня Сталинградской битвы, вместе с сухопутными войсками личный состав 16-й воздушной армии в феврале 1943 г. был готов к выполнению новых боевых задач. Лозунг партии «Стоять насмерть!» уступил место призыву «Вперед, на запад!».

Дальше