Содержание
«Военная Литература»
Военная мысль

Установившаяся организация войск

Соотношение между оборонительными и наступательными средствами в дивизии и корпусе

Для тактики имеет значение не только качество вооружения, его свойства, но н его количество, степень насыщенности тем или иным оружием разных войсковых подразделений, т. е. вопрос организации войск. [72]

Отличительной чертой послевоенной организации войск надо считать так называемую "машинизацию" армий.

По чисто экономическим причинам машинизация в разных армиях проведена не в одинаковых размерах. По степени машинизации все армии можно разделить на две группы. Первая группа - армии западноевропейские. Яркой представительницей является французская. Вторая группа - восточноевропейские. Типичными для этих армий надо считать польскую и нашу Красную армию.

Основная разница между первой и второй группой состоит в том, что при почти одинаковой степени машинизации пехоты (количество дивизионной артиллерии во второй группе армий осталось на уровне 1914 г.

Принятая в западноевропейских армиях организация войск (в том числе и во французской) является по существу некоторым выправлением в артиллерийском отношении той организации, которую эти армии имели в конце мировой войны, в 1918 т.

Организация пехоты почти совсем не изменилась. Французский батальон 1918 г. имел 36 ручных и 12- 16 станковых пулеметов и 2 пехотных орудия. Современная организация французского батальона предусматривает 36 ручных и 16 станковых пулеметов и 2 пехотных орудия. Германский батальон 1918 г. имел 24-32 ручных и 12 станковых пулеметов (траншейные орудия - 6 минометов - находились в составе полка). Нынешний состав батальона имеет 18 ручных и 12 станковых пулеметов. Если не считать уменьшения в современном германском батальоне числа ручных пулеметов, что является следствием изменения организации взвода из-за малочисленности установленного Версальским договором рейхсвера, то организацию пехотных батальонов обеих армий надо считать тождественной с организацией 1918 г.

Восточноевропейские армии в организации своей пехоты копировали организацию пехоты западноевропейских армий:, польская и румынская армия [73] приняли французскую организацию, включив в состав пехотного батальона 36 ручных и 12 станковых пулеметов и 2 пехотных орудия (румыны за недостатком станковых пулеметов имеют их в батальоне только 8). При такой организации батальона количество пехотного автоматического оружия и пехотных орудий в составе стрелковой дивизии определяется следующим образом:
Дивизия Ручных пулеметов Станковых пулеметов Пехотных орудий
Французская 324 144 18
Германская 162 108 -**
Польская 324* 108 18
Румынская 324 72 18
*При замене ручных пулеметов легкими количество их снижается до 162.
**Немцы имеют минометную команду в составе полка.

Наиболее богато снабжена автоматическим оружием французская пехота, имеющая наибольшее количество и ручного и станкового автоматического оружия. Польская и румынская (армии при том же количестве ручного автоматического оружия уступают французской пехоте в численности станковых пулеметов (поляки в дивизии имеют 75%, а румыны - только 50% станковых пулеметов французской дивизии). В дивизии германской армии число ручных пулеметов на 50%, а число станковых на 25% меньше, чем во французской.

Организация пехоты во всех современных армиях коренным образом отличается от довоенной организации. Батальон 1914 г. имел на своем вооружении исключительно винтовки, и лишь из состава полковой пулеметной команды на него приходилось два станковых пулемета. В пехотной дивизии из автоматического вооружения имелось всего 24-32 станковых пулемета и ни одного [74] ручного. Современную пехоту во всех армиях надо считать действительно машинизированной. Имеющиеся колебания в количестве автоматического вооружения в дивизиях разных армий существа дела не меняют.

Совершенно иную картину мы имеем в организации артиллерии.

Западноевропейские страны учли опыт мировой войны и включили в состав дивизии мощную артиллерию. Без большого количества артиллерии невозможно преодолеть сопротивление машинизированной пехоты. Мы на опыте мировой войны можем наблюдать, какие крупные изменения в организацию артиллерии внесла машинизация пехоты.

Число пулеметов в батальоне росло:
  1914 г. 1916 г. 1918 г.
Франция
Ручные пулеметы - 24 36
Станковые пулеметы 2 8 12
Германия
Ручные пулеметы - 12 24-32
Станковые пулеметы 2 8 12
Россия
Ручные пулеметы - - -
Станковые пулеметы 2 8 8-12

Таким образом, количество станковых пулеметов в пехоте к концу войны увеличилось в 4-6 раз, и, кроме того, во французском и германском батальонах появилось до 24-32 ручных пулеметов. Огневая сила батальона при уменьшении его численности с 1 000 человек до 650 выросла в 2½ раза. Для того чтобы [75] обеспечить войскам наступательные возможности, во всех армиях пришлось: 1) численно увеличить артиллерию, 2) увеличить в составе ее процент гаубичной артиллерии за счет пушечной, 3) увеличить численность тяжелой артиллерии, введя ее даже в состав пехотной дивизии.

Германская армия вышла на войну, имея 8404 орудия, из них 2 076 (около 34%) тяжелых. К концу войны она имела 18019 орудий, из них 6819 (около 381/6) тяжелых{28}. Французская армия в начале войны имела 4 648 орудий, из них только 688 (около 15%) тяжелых, кончила же войну, имея 12220 орудий, иp них 5740 (около 47%) тяжелых{29}. Русская армия соответственно имела 7 088 орудий, из них 240 (около 3%) тяжелых, а в конце войны 12299 орудий, из них 1 430 (около 12%) тяжелых{30}.

Только это численное увеличение артиллерии позволяло сосредоточивать в наступательных операциях те огромные артиллерийские массы, которые требовались для прорыва фронта машинизированной пехоты.

Нормы обеспечения артиллерией в 1 км фронта в ходе мировой войны росли следующим образом{31}:
  Годы Число орудий (легких и тяжелых) на 1 км фронта
Полевой маневренный период (французская армия) 1914 20
Шампань (французская армия) 1915 50-55
Сомма (французская армия) 1916 70
Фландрия (французская армия) 1917 150
Рига (германская армия) 1917 140
Пикардия (германская армия). 1918 128
Маневренный период 1918 80
[76]

Из этой таблицы видно, что нормы обеспечения артиллерией 1 км фронта претерпели за время мировой войны интересную эволюцию. Начиная с 1914 г., они непрерывно росли, достигнув к 1917 г. максимальной цифры 150 орудий на 1 нем фронта. Но уже с конца 1917 г. нормы эти начинают падать, сначала до 128 орудий три германском наступлении в Пикардии, а потом даже до 80 орудий в маневренный период 1918 г.

Эволюцию этих норм нельзя рассматривать изолированно, во-первых, от эволюции тактических взглядов на применение артиллерии и, во-вторых, от развития и применения танков в наступательных операциях.

Период позиционной войны до 1917 г. характеризуется господством французской артиллерийской доктрины: для успешного наступления против закопавшегося и оплетенного проволокой противника решения надо искать исключительно в массе чугуна и стали. Поэтому нужно огромное количество артиллерии, еще большее количество снарядов, а для выпуска требовалось несколько дней времени. По мысли французов, артиллерия должна была не только загнать противника в щели, но и достигнуть полного его разгрома, и только после этого пехота продвигалась и занимала район.

Опыт войны не оправдал этого метода действий. Длительная артиллерийская подготовка предоставляла обороне время для стягивания к району боя необходимых резервов и локализации наступления.

В 1918 г. немцы изменили тактику действий. Они соединили сосредоточение усилий, в том числе и крупных артиллерийских (масс, с внезапностью, и им удавалось с сравнительно меньшим количеством артиллерии (128 орудий против 150 орудий противника на 1 км фронта) достигнуть больших результатов. Во второй половине 1918 г., когда союзники сосредоточили на фронте огромное количество танков, норма артиллерийского обеспечения еще больше пала, опустившись, как указано, до 80 орудий на 1 км фронта. [77]

И все же к концу мировой войны, в ее маневренный период эти нормы были в четыре раза больше, чем в маневренный период 1914 г., не считая танков, которые в значительной степени заменяли, недостающую артиллерию. Не будет ошибкой утверждать, что нормы в средствах подавления (считая артиллерию и танки вместе) к концу мировой войны возросли по сравнению с 1914 г. в 6-8 раз.

Чтобы получить возможность такого широкого маневра артиллерийскими средствами, армиям всех стран пришлось прибегнуть к созданию заново резервной артиллерии, т. е. артиллерии, не входящей в состав дивизий и корпусов.

Следующая таблица характеризует количество резервной артиллерии во Франции и Германии к концу мировой войны и ее отношение к общей численности артиллерии этих стран:
Страны Полевая легкая артиллерия Полевая тяжелая артиллерия Тяжелая артиллерия большой мощности Зенитная артиллерия
Кол-во орудий % от общей численности Кол-во орудий % от общей численности Кол-во орудий % от общей численности Кол-во орудий % от общей численности
Франция 1332 26 2040* 41 750 15 900 18
Германия 3200 31 4480 43 200 2 2558 24
*Без траншейной и пешей артиллерии.

Таким образом, вне дивизий и, корпусов оставалась артиллерия, которой хватило бы (не считая артиллерии большой мощности и зенитной артиллерии) на формирование во французской армии 20 трехдивизионных корпусов (считая по 168 орудий в корпусе), [78] а в Германии 51 трехдивизионных корпуса (считая по 150 орудий в корпусе).

В тесной связи с накоплением резервной артиллерии находился и вопрос о соотношении между пушечной и гаубичной артиллерией. До войны в среднем на две пушки приходилась одна гаубица. К концу войны на 5 пушек приходилось 4 гаубицы, и имелась тенденция как в легкой, так и тяжелой (артиллерии дойти до соотношения 1:1.

Только эти условия, - а именно доведение нормы обеспечения артиллерией до 120 орудий (при частичной замене их танками - до 80 орудий) на 1 км фронта, почти двойное (у французов - тройное, у русских - четверное) увеличение тяжелой артиллерии и сильное увеличение гаубичной артиллерии, - давали возможность обеспечить дивизиям соответствующие наступательные возможности. При меньших нормах обеспечения артиллерией и при слабой тяжелой и гаубичной артиллерии атаки, как правило, захлебывались (атаки русской армии).

Как французы, так и немцы в послевоенной организации своей дивизии и корпуса стремились исходить из этого опыта. Правда, немцам не разрешают иметь ту артиллерию, которую им хотелось бы. Но "теоретическая" дивизия, которую они называют "современная дивизия" и с которой оперируют на своих тактических занятиях, говорит о том, какие выводы в отношении организации войск они сделали из опыта мировой войны.

При современном насыщении пехоты пулеметами норма обеспечения атаки артиллерией, по французским данным, определяется - 1 полевое орудие на каждые 25 м фронта и 1 полевое тяжелое орудие на каждые 50 м фронта, что дает на 1 км фронта: легких орудий - 40 и тяжелых - 20, т. е. всего 60 орудий на 1 км фронта.

Современная дивизия по своим пехотным средствам (9 батальонов) может вести успешную атаку на фронте 1½ -2 км, считая по 500 м на батальон и 3-4 батальона в первом эшелоне дивизии. Исходя из этих [79] расчетов, в дивизии надо было бы для одних задач поддержки пехоты, иметь 90-120 орудий, из них 30-40 тяжелых.

Кроме того, для борьбы с артиллерией противника, при указанном выше насыщении общевойсковых соединений орудиями, надо, по тем же французским взглядам, иметь 1 орудие контрбатарейной группы на 50 м фронта, т. е. 20 орудий на 1 км фронта, а на участке дивизии 30-40 орудий{32}.

Французская и германская организации в значительной степени исходят из указанных норм. Так как включение в состав пехотной дивизии такого большого количества артиллерии настолько увеличило бы длину дивизионной колонны, что стало бы невозможным введение в дело всех сил дивизии в продолжение одного дня (при движении дивизии в одной колонне), то как немцы, так и французы на дивизионную артиллерию возложили только задачи непосредственной поддержки пехоты, а задачи контрбатарейной группы передали корпусной артиллерии (французская корпусная артиллерия имеет 48 тяжелых пушек, германская - 35 орудий, из них 15 гаубиц, а остальные пушки). В результате немцы рассчитали свою дивизионную артиллерию ("теоретическая" дивизия) в 72 орудия, из них 24 легких пушки и по 24 легких и тяжелых гаубицы, т. е. ⅔ всей артиллерии - гаубицы, и из них половина-тяжелые. Французы приняли дивизионную артиллерию в составе 72 орудий (по некоторым данным-60 орудий), из которых 36 легких пушки и 36 (по второму варианту 24) тяжелых гаубиц, т. е. только половина артиллерии гаубичная, но зато воя из тяжелых гаубиц. Такую нагрузку дивизии артиллерией при условии, что задачи контрбатарейной группы возлагаются на [80] корпусную артиллерию, надо считать более или менее достаточной: соответствующим суживанием фронта дивизии или придачей ей артиллерии усиления можно обеспечить ей соответствующие условия для наступления.

Французы ясно учитывают, что этой дивизионной артиллерии все же мало, я поэтому еще в мирное время содержат мощные кадры для развертывания "главного артиллерийского резерва". В состав последнего в мирное время входят: 12 легких пушечных и гаубичных полков, 2 горных артиллерийских полка, 9 тяжелых артиллерийских полков, из них 7 тракторной и 2 гусеничной тяги, и 2 ж.-д. тяжелых артиллерийских полка (не считая траншейной и зенитной артиллерии), что составляет 25-30¼ всей артиллерии мирного времени во французской армии. Понятно, что французам удастся сформировать в течение первого же полугодия войны такое же количество стратегической артиллерии, каким они располагали в 1918 г.

Немцы в мирное время кадров для стратегической артиллерии по условиям Версальского договора не имеют, но на своих занятиях, по данным печати, они такой артиллерией оперируют.

Таким образом, в наиболее богатой армии, каковой является французская, потребности в артиллерии учтены достаточно полно (хотя в ней по чисто историческим причинам (количество гаубичной артиллерии маловато), так что эта армия степенью нагрузки дивизии орудиями (72 орудия) и содержанием мощной стратегической артиллерии обеспечивает своим дивизиям соответствующие наступательные возможности.

Не то мы видим в организации восточноевропейских армий.

Во-первых, ни одна из этих армий не оказалась в состоянии включить в состав пехотной дивизии тяжелую артиллерию. Во-вторых, ни одна из них не смогла выдержать правильного соотношения между пушечной и гаубичной артиллерией. В-третьих, по своей численности дивизионная (это (касается и корпусной) артиллерия сравнительно слаба. [81]

Вот состав дивизионной и корпусной артиллерии этих армий:
Армии Дивизионная артиллерия Корпусная артиллерия
Легкие пушки Легкие гаубицы Тяжелые гаубицы всего Легкие пушки Легкие гаубицы Тяжелые пушки Тяжелые гаубицы Всего
Польская 24 12 - 36 - - 12 12 24
Румынская 36 16 - 52 - - 12 12 24
Французская 36 - 36 72 - - 48 - 48
Германская 24 24 24 72 - 12 8 15 35
Для сравнения
Теоретическая норма - - - 90-120 - - - 60-80 -

Эта таблица показывает, что дивизионная артиллерия всех восточноевропейских армий на 55-80% меньше той нормы, которая выведена на основании опыта войны, и на 35-50% меньше артиллерии французской и германской дивизий; что соотношение между пушечной и гаубичной артиллерией равняется 2:1 и даже 3:1, в то время как опыт войны требует соотношения по меньшей мере 1 :1 или даже: вернее 1 :2 (как это принято у немцев); что тяжелая артиллерия не только отсутствует в составе дивизии, но что ее вообще очень мало; что корпусная артиллерия настолько слаба, что ей не под силу даже одни контрбатарейные задачи; об усилении же дивизии тяжелой артиллерией можно говорить только как о случайной возможности.

При всем том в восточноевропейских армиях совершенно отсутствует стратегическая артиллерия. Почти во всех восточноевропейских странах вне войсковой артиллерии нет ни одного дивизиона полевой [82] легкой и тяжелой артиллерии Имеется только незначительное количество орудий (1-2 дивизиона) более мощных калибров (210 мм), но эта артиллерия не может служить артиллерией усиления (каковой в значительной своей части должна являться стратегическая артиллерия), да и по своему количеству она настолько мала, что может решать на войне только какие-нибудь эпизодические задачи.

Таким образом в самой основе организации армии (восточноевропейских армий) заложено известное противоречие, которое можно назвать односторонней машинизацией. Во всех этих армиях огневые средства пехоты возросли по сравнению с 1914 г. примерно, втрое, а артиллерийские средства не только не превосходят нагрузки артиллерией дивизии русской армии 1914 г., но в некоторых странах ниже даже и этой нормы.

Этот разрыв между артиллерийскими потребностями и артиллерийскими возможностями восточноевропейских армий может во время войны еще более усилиться, так как экономически слабым странам будет труднее создавать добавочную артиллерию, чем усиливать по качеству и количеству автоматическое оружие пехоты{33}. Придача всего по одному-два авторужья в стрелковые отделения может еще более усилить огневую мощь пехоты, в то время как для поднятия, нормы обеспечения артиллерией на необходимый уровень теперь же требуется почти столько же орудий,. сколько эти государства имеют на своем вооружении в настоящее время, с той только разницей, что почти: вся эта добавочная артиллерия должна быть составлена из легких и тяжелых гаубиц.

Предполагается, что на восточном фронте такой насыщенности артиллерией не потребуется, так как плотность фронтов на нем будет значительно меньше, и [83] что такую артиллерию по чисто местным условиям (дороги, подвоз, маневр) трудно использовать. Действительно, значительно меньшая плотность фронта в некоторой степени облегчает кризис насыщения артиллерией в армиях восточных стран, но, как будет указано ниже, разрыв между "идеальной" нормой и действительностью останется еще настолько большой, что при существующем положении трудно организовать крупные операции, преследующие решительную цель.

Современная конница

Машинизация коснулась в значительной степени и конницы. Еще в период мировой войны во французской и германской армиях огневые средства конницы были увеличены: на ее вооружение введены автоброневики, почти вдвое увеличено количество пулеметов, усилена ее артиллерия, приданы самокатные части. В 1917-1918 гг. конницу на Западе применяли как мощный огневой подвижной резерв. Совершенно естественно, что при той плотности фронтов, которая была на Западе во время мировой войны, и при той насыщенности пехоты огневыми средствами, которая имелась во французской и германской армиях, конница не могла и мечтать о бое в конном строю. Она вынуждена была передвигаться на коне, а драться в пешем строю.

После мировой войны конница во всех армиях еще более увеличила свои огневые средства; получила ручные пулеметы и включила их в штатную организацию эскадронов, увеличила число станковых пулеметов, усилилась артиллерией, автобронеавтомобилями (в американской коннице - танками), самокатными частями и даже авиацией.

Таблица на 84 стр. показывает огневую мощь современной кавалерийской дивизии по сравнению с 1914 г.

Произошло полное перемещение силы конницы с холодного оружия на огневые средства. Это, естественно, изменило и взгляды на боевое применение конницы. Сильное развитие автоматического оружия [84] сделало невозможным ведение боя кавалерийскими соединениями в конном строю. Прошли времена когда конная атака решала участь боя. Современный бой тягуч и ведется исключительно винтовками, пулеметами, артиллерией, танками, бронемашинами. Конница может участвовать в этом бою только своими огневыми средствами. Конь ей дан только для того, чтобы быстрее достигнуть тех пунктов, откуда введение в дело большого огневого резерва обещает наибольшие результаты. Характерными особенностями боя конницы является быстрое достижение благоприятных пунктов для наступления, внезапное введение в действие огневых Средств, быстрое исчезновение после достигнутого успеха и, наконец, появление вновь для нового участия в бою.
  Французская конница 1914 г., кавалерийских дивизий Современная конница
Французская кавалерийская дивизия Американская кавалерийская дивизия Польская кавалерийская дивизия
Ручных пулеметов - 315 102 96
Станковых пулеметов 6 98* 92 72
Полевых орудий 8 24 24 24
Бронемашин - 36** 24 19
Танков - - 24 -
Самокатов - 270 - -
Самолетов - - 13 -

*Из них 30 зенитных, 12 в группе самокатчиков, 8 в артиллерии.
**На каждой бронемашине - 1 пулемет и 1 пушка.

Кавалерийские атаки могут иметь место только во время боя с конницей же противника или во время преследования расстроенного противника, и то неизбежно сочетание ведения атаки с действиями в пешем строю. [85]

Организация авиации

Значительные изменения произошли за истекшее время и в соотношении различных родов авиации. В начале мировой войны авиация была исключительно средством для разведки. Истребительная, бомбардировочная авиация отсутствовала. Только в конце 1914 г. начинают оформляться эти роды боевой авиации. В конце же войны Франция имела в строю 3430 самолетов, из них 1 600 (48%) разведчиков, 1 220 (36%) истребителей и 610 (16%) бомбардировщиков.

В настоящее время во французской сухопутной авиации мирного времени процент бомбардировщиков (дневных и ночных) возрос до 21-22% за счет истребительной авиации. В английском сухопутном воздушном флоте разведчики составляют 33%, истребители 23% и бомбардировщики 44%. В воздушных флотах других стран пока что разведчики составляют основную массу авиации; это и понятно: малый воздушный флот всегда строится сначала главным образом как разведывательная авиация, задачи бомбардирования он выполняет параллельно. Только при дальнейшем росте авиации, когда потребности по обслуживанию земных войск разведкой покрываются в достаточной степени, начинает появляться боевая авиация. Так, за последние два года поставила крепко на ноги у себя ядро бомбардировочной авиации Польша. То же самое наблюдаем и в Красном воздушном флоте.

В будущем надо ожидать, что постепенно до ¼-⅓ всей авиации составят бомбардировщики. В ходе же войны рост авиации пойдет главным образом по линии увеличения количества бомбардировщиков и отчасти истребителей.

К настоящему времени стабилизовались и организационные формы воздушного флота. Основной тактической единицей является авиаотряд из 8-10 самолетов. Отряды сводятся в дивизионы (эскадрильи), последние-в авиаполки и авиабригады. Во Франции сформированы, кроме того, две воздушные дивизии. [86]

Все армии считают, что современная пехотная дивизия уже должна иметь свою штатную авиацию. Но даже французская авиация еще не имеет такого количества организационных единиц, которое позволило бы ввести ее в штат всех пехотных дивизий. Армейские корпуса, как правило, всюду имеют свою штатную авиацию, состоящую из авиаотряда (8-10 самолетов). Каждая армия, по французским взглядам, должна будет иметь по 1 группе (группа - 3-4 авиаотряда) разведывательной и по 1 группе истребительной авиации. Группа армий (по нашему - управление фронта) должна иметь у себя 1 группу разведывательной авиации и 2 наблюдательных эскадрильи. Вся остальная авиация, в том числе вся бомбардировочная, образует общий авиационный резерв, который используется высшим командованием массированно на тех или иных направлениях, смотря по обстановке.

Соотношение между родами войск

Германская армия вышла на войну в 1914 г., имея в своем составе 62% пехоты, 17% артиллерии, около 5% кавалерии, 7% инженерных войск, 0,3% авиации. Остальное падало на прочие вспомогательные части. В 1918 г. процент пехоты в составе армии тал до 49, процент кавалерии снизился до 1,6, а состав артиллерии, воздушных сил и инженерных войск возрос соответственно до 20,6%,. 2,3% и 11,5%. Подобную же эволюцию проделал состав английской, французской и частично русской армий.

Появление легкого автоматического оружия и увеличение количества станковых пулеметов позволили обойтись в позиционной войне меньшим количеством пехоты и одновременно потребовали увеличения артиллерии, так как иначе наступление становилось невозможным. Возросшая огневая сила армий ограничила применение конницы, зато потребовалось увеличение инженерных войск, надобность в которых на огромном театре военных действий при затянувшейся войне сильно увеличилась: не только увеличился [87] масштаб фортификационных работ, не только расширилась сеть связи, но потребовалось взять под свой надзор шоссейные, грунтовые пути, железные дороги, содержать огромный автомобильный транспорт и т. д. Авиация была построена заново в ходе войны. Рост ее совершенно понятен. Организация армий послевоенного периода осталась всецело на уровне требований 1918 г., -западноевропейские державы оставили ту степень машинизации пехоты, которая была достигнута в 1918 г. Этим самым они во многом предопределили соотношение между пехотой, артиллерией и конницей. В кадрах мирного времени процент пехоты колеблется от 42 до 45. Количество конницы сильно сокращено{34}. Зато сохранены более сильные кадры для артиллерии, авиации и инженерных войск. Расчеты показывают, что в будущих мобилизованных армиях соотношение между родами войск будет, примерно, следующее:
Род войск Западноевропейские армии (типа французской) (в % отношении к общему составу армии) Восточноевропейские армии (типа польской) (в % отношении к общему составу армии)
Пехота 33 46
Артиллерия 24 14-16
Конница 2 3,8
Воздушные силы 2,5 1,1
Инженерные войска 9 5
Вспомогательные войска 29,5 28-30

Таким образом, основную массу будущих мобилизованных армий будут составлять пехота и [88] артиллерия. Цифры, приведенные для авиации, не показательны, так как в воздушном флоте значение имеет не столько людской состав, сколько количество самолетов. А оно для начала войны равняется во Франция_ 1 640, в Польше - 300.

Будущая война будет вестись главным образом пехотой и артиллерией. Непосредственно содействовать будут танки (дополняя и частично заменяя артиллерию).

Конница соответственно своей численности, будет решать вспомогательные задачи, заменяя пехоту там, где подвижности последней недостаточно (в ведении оперативной разведки, в действиях на флангах и в тылу противника).

Авиация по своей современной численности в восточноевропейских армиях тоже будет играть вспомогательную роль. (Поэтому даже ее самостоятельные действия {налеты на глубокие тылы) должны быть связаны по времени и направлениям с действиями наземных войск на фронте. Сравнительно слабо во всех армиях представлены танковые и химические войска. Состав как тех, так и других ограничивается отдельными ротами и батальонами и редко полками{35}.

Транспортные средства современной армии

Увеличение пулеметов в пехоте и частичное усиление других боевых средств привели к сильному увеличению конского состава в пределах дивизии. Дивизия периода мировой войны при численности в 20000 человек имела 3920 лошадей и 910 повозок. Современная дивизия, даже с сокращенной артиллерией, имеет при) 12000-15000 человек около 7000-8000 [89] лошадей и 2 000-2 500 повозок. Пехотная дивизия типа французской имеет 8000 лошадей, 2000 повозок и около 400 автомобилей.

Естественно, возросли и тылы в пределах корпуса. Старый армейский корпус располагал всего 6 500 повозками при 15 000 лошадей. Современный стрелковый корпус имеет 10000 повозок при 25000 лошадей. Для поднятия одной суточной дачи продовольствия и фуража на штатный состав корпуса с сокращенной артиллерией нужно иметь около 550-600 парных повозок, а для поднятия одного комплекта огнеприпасов - 1500-2000 парных повозок. В корпусах, организованных по образцу западноевропейских армий, это количество перевозочных средств возрастает в 1½-2 раза.

Базирование армии, имеющей французскую организацию, на конском транспорте практически невозможно. Тылы получаются настолько громоздкими, что, будучи вытянутыми за дивизиями, не помещаются на дорогах, не говоря о том, что подвижность и поворотливость армии сильно понижаются. Поэтому корпусные и частично дивизионные тылы в западноевропейских армиях моторизованы.

Во Франции артиллерийские парки корпуса полностью, а дивизионные частично переведены на механическую тягу. Вся стратегическая артиллерия имеет парки на механической тяге. Механизирован и тыл стратегической конницы. Все армейское звено подвоза переведено на механическую тягу. Такая же картина наблюдается и в английской армии, где переведены на механическую тягу не только полностью армейский и корпусной тылы, но частично и дивизионное звено подвоза.

В восточноевропейских армиях войсковое звено подвоза (дивизия, корпус) полностью остается еще на конском транспорте. Даже армейское звено подвозя в этих армиях механизировано до настоящего времени только частично. Это обстоятельство увеличивает численность конского состава в армиях военного времени восточных стран и делает их менее подвижными и менее поворотливыми. [90]

Транспортные средства, требуемые для обслуживания современной наступательной операции, огромны. Для армии в 5 стрелковых корпусов, усиленной 15- 20 полками добавочной артиллерии, на каждый переход армейского звена подвоза (20-25 км) требуется сосредоточивать от 16000 до 22000 парных повозок (от 80 до 110 армейских транспортов). При ограниченном фронте ударной армии такое количество транспортов не может вмещаться в имеющиеся в распоряжении армии дороги, и потому для такой армии подвоз должен быть почти полностью переведен на автомобильный транспорт, Автомобиль в 3 раза экономнее конского транспорта. Та же потребность армии на расстоянии в 40-50 ,км (т. е. в два раза более дальнем) может обслуживаться всего 100-150 автогрузоотрядами то 20 трехтонных машин в каждом. Проблема механизации тыла в армейском звене подвоза и стратегической артиллерии полностью, а в корпусном звене подвоза частично составляет предмет повседневных забот армий восточноевропейских стран.

* * *

Таким образом, армии будущего, армии, которые начнут и будут вести ближайшую войну, это - армии миллионные, армии массовые. Первый эшелон мобилизации поднимет на войну людские массы, исчисляемые для крупных государств (например, Франция) в 2000000-2500000 человек, для средних государств (например, Полыша, Румыния) - в 1000000-1800000 человек. Только такие мелкие государства, как прибалтийские, будут иметь армии численностью в 80000- 120000 человек.

Для мелких государств первым эшелоном мобилизации почти исчерпываются имеющиеся у них людские и материальные ресурсы. Для остальных государств остаются еще возможности дальнейшего усиления действующей армии. Размеры этого усиления теперь труд- но предвидеть, но для первого года войны они являются не очень большими, особенно для таких [91] государств, как Польша, Румыния, имеющих ограниченные возможности в накоплении материальной части вооружения и снаряжения.

Миллионные мобилизованные армии будут более полно и более резко отражать те настроения, которые имеются в стране, чем искусственно изолированные от страны малочисленные кадры мирного времени капиталистических армий. Классовые, национальные и даже религиозные противоречия, которые имеются в капиталистических странах, неизбежно найдут благодарную почву для развития в мобилизованных армиях этих стран. Красная армия в этом отношении находится в принципиально иных условиях, чем армии капиталистических государств.

В связи с влитием в армию большого количества резервистов в сильной степени понизятся общая обученность войск, сколоченность войсковых частей, их подвижность и поворотливость. Эти недочеты могут быть устранены только путем увеличения кадров мирного времени и более сильного нажима на повторное обучение резервистов.

Отличительной особенностью современных армий является так называемая машинизация. По этому признаку армии делятся на две группы: первая - западноевропейские армии, армии машинизированные равномерно (имеется в виду соотношение между оборонительными и наступательными средствами) по всем родам войск, и вторая группа - армии восточноевропейские с односторонней машинизацией, с машинизацией, проведенной достаточно полно только в пехоте и частично в коннице. Во второй группе армий имеются два крупных изъяна: первый - несоизмеримо слабые средства подавления, слабая артиллерия, незначительное количество танков, слабый состав боевой авиации, и второй - не соответствующий потребностям даже одной машинизированной пехоты крестьянский тыл.

Новые технические средства (танки, химия, авиация) представлены в достаточном количестве только в западноевропейских армиях. На востоке танки и химия пока представлены очень слабо; по своему [92] количеству они могут иметь только эпизодическое использование. Авиация качественно находится почти на одном уровне (с некоторым отставанием на востоке) во всех армиях, но количественно в восточноевропейских армия она еще слабее. В авиации восточных армий еще очень слабо ядро боевой (бомбардировочной и штурмовой) авиации.

Многое до войны еще может измениться и с каждым годом меняется. По той тенденции развития вооруженных сил, которую можно уловить в мероприятиях всех государств, надо ожидать в ближайшие годы для западноевропейских армий дальнейшего качественного улучшении новейших технических средств, а именно: улучшения типа танков, материальной части, авиации, принятия на вооружение новых средств химической борьбы, зенитной артиллерии, средств радиосвязи, внедрения в армию вездеходного автомобиля.

В отношении стрелкового и артиллерийского вооружения в ближайшие годы нельзя ожидать массового качественного изменения. Качественное изменение в этих отделах вооружения возможно в ходе войны, причем но производственным и экономическим причинам в пехоте оно произойдет раньше, чем в артиллерии. Еще в течение первого года войны пехота может перейти на поголовное или частичное вооружение автоматическим оружием, может получить самоходную и легкобронированную пехотную артиллерию. Артиллерия же (дивизионная и корпусная) еще долго останется с нынешней материальной частью.

Крупные изменения неизбежны еще до войны и в восточноевропейских армиях. Основные усилия в этом отношении) пойдут наверняка по линии некоторой нивелировки между средствами оборонительными и средствами нападательными, т. е. по линии увеличения количества артиллерии, количества танков и улучшения их качеств, увеличения количества средств химической борьбы. Рост танкового и даже артиллерийского строительства можно наблюдать даже в польской армии: в течение последнего года введена [93] на вооружение полковая артиллерия, значительно увеличилось количество танков, находящихся в строю, и сделаны заказы на значительное количество новой материальной части.

Рост авиации заметен буквально с каждым годом, и в этом отношении сегодняшнее состояние не может быть принято в расчет даже для ближайшего времени. Здесь еще до начала войны возможны качественные и количественные изменения.

Противоречия между машинизированным фронтом и крестьянским тылом, по всей вероятности, в значительной степени будут сглажены. Автомобиль и трактор по чисто экономическим причинам решительно во всех государствах (в том числе и у нас) врезываются и в городское и в сельское хозяйство и вытесняют крестьянскую лошадь. Авто- и тракторостроение развивается быстрым темпом даже в странах Восточной Европы. И здесь начинает образовываться та база, которая, без сомнения, позволит постепенно перейти на моторизованный тыл. Уже теперь есть предпосылки для перевода (целиком или частично) и в Польше и в СССР армейского звена подвоза на автомобильную тягу, В ходе же самой войны, когда интересы фронта будут первенствовать над всем, автомобили будут изъяты из хозяйства, частично будут закуплены (для нас этот путь, по-видимому, закрыт) за границей, и потребности армии найдут удовлетворение.

Нам всегда надо считаться с той широкой помощью, которую наши соседи могут получать из-за границы во время самой войны. Уже в мировую войну первые бронеотряды, которые имела русская армия, обслуживались французской прислугой и были получены сформированными кружным путем (через Мурманск). Царская армия имела даже авиационные части такого происхождения. Вся тяжелая артиллерия особого назначения, которую создала Россия к 1917 г., была вывезена из-за границы.

Нет никаких сомнений, что и Польша, и Румыния будут отметь такую помощь в более широком размере. Надо считаться не только с обычным материальным [94] снабжением (которым пользовалась и царская Россия через Мурманск и Владивосток, которым пользовался Врангель через Севастополь), но и с появлением на нашем фронте целых войсковых частей, в первую голову авиационных и танковых. Многое из западноевропейской техники может оказаться на нашем фронте непосредственно в начале войны, еще больше - в ходе ее. Русская армия во время войны удвоила свои пулеметные части, в значительной степени опираясь на полученные из Америки пулеметы Кольта.

Размеры этого усиления наших противников очень трудно предвидеть. Коррективы же на него всегда надо делать. [95]

Дальше