Содержание
«Военная Литература»
Военная мысль

Глава III.

Воздушно-космическо-морская ударная операция в войне против Югославии
(24 марта - 12 июня 1999 г.)

Война США и НАТО весной - летом 1999 года в Югославии стала прообразом войны шестого поколения. Это была бесконтактная локальная война, в которой применение высокоточного оружия силами флота и авиации по основным экономическим объектам Сербии привело правительство Югославии к капитуляции. Анализ этой кампании, выполненный доктором военных наук В.Слипченко, является большим вкладом в познание войны будущего, в основе которой лежат воздушно-космическо-морская операция и информационное противоборство.

В ходе воздушно-космическо-морской ударной операции силами НАТО одновременно проводилась в рамках информационного противоборства операция РЭБ, которая, кроме радиоэлектронного подавления, включала и множество высокоточных огневых ударов по радиоизлучающим объектам. Впервые в ходе операции РЭБ был осуществлен эксперимент по подавлению информационного потенциала Югославии.

США в своих планах уделяют особую роль подготовке к информационным войнам.

В течение одиннадцати недель военной кампании НАТО против Югославии США фактически проводили экспериментальную воздушно-космическо-морскую ударную операцию нового типа "Союзническая сила". План действия сил показан на карте (с. 77). Главными целями операции были:

 испытания в реальных боевых условиях разведывательно-ударных боевых систем, включающих такие элементы, как разведка, управление, доставка высокоточного оружия;

 разрушение основы экономического потенциала Югославии;

 оценка эффективности высокоточного оружия различного базирования;

 документирование результатов применения конкретных типов оружия и операции в целом.

По времени операцию можно разделить на два самостоятельных периода с продолжительностью первого этапа в шесть недель и второго - в пять недель.

1. Анализ первого периода операции (24 марта - 9 мая 1999 г.)

В течение первых шести недель США независимо и, возможно, скрытно от других стран НАТО проводили эксперименты по применению новейших видов оружия, а также по отработке форм и способов ведения войны шестого поколения. Анализ этого этапа операции позволяет выявить следующие ее характеристики, которые указывают на принадлежность югославской кампании к новому поколению войн.

1. Удары по военным и экономическим объектам Сербии и Косова в ходе новой в военном искусстве воздушно-космическо-морской операции наносились не группировками ВВС и ВМС, которые там формально существовали, а специально созданными на их базе разведывательно-ударными боевыми системами (РУБС). Основой РУБС являлись космические системы различного назначения, а также воздушные и морские носители высокоточного оружия. Воздушно-космическо-морская ударная операция проведена полностью бесконтактным способом на межконтинентально удаленном от США горно-лесистом Балканском театре с достаточно развитыми экономикой, инфраструктурой и заранее созданной системой обороны Югославии. Самолеты ВВС и ВМС США и других стран НАТО действовали как элементы РУБС в качестве "подносчиков боеприпасов". Они взлетали с авиабаз на территории США, стран НАТО в Европе и авианосцев в Адриатическом море, доставляли до рубежей пуска, находящихся за пределами досягаемости средствами противосамолетной обороны Югославии, нацеленные на конкретные критические точки военных и промышленных объектов высокоточные крылатые ракеты. Запуск ракет производился с высоты 8-9 тыс. м, после чего самолеты уходили за новыми боекомплектами или возвращались на авиабазы США.

Крылатые ракеты морского базирования запускались с кораблей и подводных лодок ВМС США, которые находились в Адриатическом море и также входили в разведывательно-ударные боевые системы. Крылатые ракеты воздушного и морского базирования поражали цели на дальностях 300-800 км от рубежей пусков. В течение первых шести недель операции были испытаны новейшие крылатые ракеты воздушного базирования, хотя в целях дезинформации они проходили под известным старым шифром АGМ-86 с добавлением определенных индексов. В этот же период были испытаны также практически новые крылатые ракеты морского базирования АGМ-109, носителями которых были корабли и подводные лодки ВМС США. Эти ракеты наводились на цели с использованием космической навигационной системы GPS, весь полет этих крылатых ракет осуществлялся в режиме полного радиомолчания без излучения электромагнитной энергии для измерения высоты своего полета. На конечном участке полета, непосредственно в районе цели, активировалась оптическая система DSMAS для точного наведения на конкретную критическую точку объекта. Были испытаны также новые модификации управляемой крылатой ракеты АGМ-130 с телевизионной командной системой наведения (носитель - самолет F-15Е). В конце первого периода войны были отмечены испытания и кассетных авиабомб CBU-97 с самоприцеливающимися боевыми элементами для поражения бронетанковой техники (носитель - стратегический бомбардировщик В-1В).

Следует отметить, что на протяжении всего первого периода операции метеорологические условия в целом не благоприятствовали применению пилотируемых средств над территорией Югославии. Однако туманы, дожди и плотная низкая облачность мало сказывались на действиях авиации, поскольку та лишь доставляла до рубежей пуска высокоточные крылатые ракеты, которые и были главным оружием первого периода операции. Для объективной оценки эффективности боевого применения экспериментальных крылатых ракет плохая погода была до известной степени даже более предпочтительной.

2. На территории Югославии боевые действия сухопутных группировок войск союзом НАТО не планировались и не велись. Основные координаты операции были перенесены в воздушно-космическое пространство, которое и стало главным театром войны. Односторонние удары НАТО по объектам экономики Югославии осуществлялись в основном высокоточными крылатыми ракетами воздушного и морского базирования. Вооруженные силы Югославии оказались неспособны противодействовать противнику в такой войне. В ходе шестинедельной воздушно-космическо-морской ударной операции главными целями поражения были ключевые военные и экономические объекты, инфраструктура и коммуникации Сербии и Косова. В подавляющем большинстве случаев эти объекты были успешно поражены.

В связи с изложенным можно предположить, что в дальнейшем следует ожидать нового сокращения сухопутных войск не только США, но и других стран НАТО, а также постепенной перестройки их вооруженных сил в двухвидовой функциональный состав: стратегические ударные и стратегические оборонительные виды.

3. Космические средства военного назначения играли в операции не просто чрезвычайно большую и важную роль, но и являлись системообразующими военно-техническими инструментами ведения боевых действий. США создали мощную группировку космических средств различного назначения в количестве 50 спутников. Над театром войны одновременно находилось 8-12 космических аппаратов, которые совместно с воздушными и морскими носителями были основой разведывательно-ударных боевых систем. Из космоса велось непрерывное наблюдение за ТВД спутниками оптической разведки КН-1 (США), "Гелиос-1А" (Франция), радиолокационной разведки "Лакросс" (США), а также осуществлялись управление, навигация, связь и метеообеспечение. Космические аппараты США системы GPS осуществляли навигацию новейших высокоточных крылатых ракет воздушного и морского базирования. Специальные космические аппараты "Спот" (Франция) передавали телевизионное изображение земной поверхности и документировали экспериментальные удары по объектам экономики и инфраструктуры Сербии и Косова с целью определения реальной эффективности высокоточных крылатых ракет.

Результаты войны позволяют однозначно утверждать, что США и другие страны - члены НАТО будут стремиться заранее создать и поддерживать постоянно действующую космическую инфраструктуру, включающую необходимое количество аппаратов различного назначения, как системообразующую основу разведывательно-ударных боевых систем воздушного и морского базирования, способных без предварительной подготовки наносить массированные высокоточные удары по объектам любого государства в любом регионе нашей планеты. Думается, все страны - члены альянса будут вынуждены финансировать создание и поддержание в постоянной готовности такой космической системы.

4. Основные удары РУБС и высокоточного оружия НАТО были направлены не на уничтожение живой силы, вооружения и военной техники Югославии, а на разрушение ее военных объектов, экономической инфраструктуры и коммуникаций. Это обстоятельство является одной из важнейших характеристик образа войны нового поколения. Поскольку операция носила лишь экспериментальный, испытательный характер, то задача полного достижения стратегических и политических целей не ставилась. Именно поэтому полная победа не была достигнута. По официальным данным Пентагона, для нанесения ударов по 900 объектам экономики было использовано 1,2-1,5 тыс. высокоточных крылатых ракет, большинство из которых являлись экспериментальными. В ходе первого периода операции только высокоточными крылатыми ракетами воздушного и морского базирования была полностью (100%) разрушена нефтяная промышленность, 50% индустрии боеприпасов, 70% авиационной промышленности, 40% танковой и автомобильной промышленности, 40% нефтехранилищ, 100% мостов через Дунай, 70% автомобильных и железных дорог. Остальные объекты и цели поражались пилотируемыми самолетами во второй период операции, когда система ПВО Югославии была полностью выведена из строя.

5. Следует еще раз особо подчеркнуть, что в ходе воздушно-космическо-морской ударной операции плановые удары по войскам Югославии не наносились. Отчасти это объясняется тем, что ЮНА оказалась неготовой к ведению боевых действий в соответствии с формами и способами войн нового поколения. Вооруженные силы Югославии не только не представляли угрозы для сил НАТО, но и были просто не в состоянии препятствовать войскам альянса в их боевой работе. Удары по ЮНА осуществлялись скорее попутно, при выполнении других задач.

По утверждению некоторых средств массовой информации, в ходе ударов по Югославии ЮНА потеряла более 10 тыс. военнослужащих убитыми, 314 артиллерийских орудий и 120 тан-ков. На пресс-конференции в Пентагоне 1 июля 1999 года главнокомандующий войсками НАТО в Европе генерал Уэсли Кларк доложил, что в ходе 78-суточной операции на территории Косова уничтожено 110 сербских танков и 210 боевых машин пехоты (БМП). Осенью 1999 года Кларк назвал уже другие цифры: уничтожено 93 сербских танка и 153 БМП. В действительности специально направленная команда НАТО обнаружила на территории Косова 60 единиц уничтоженной бронетехники и артиллерии. Отсутствие достоверной информации о потерях ЮНА свидетельствует не только о плохо налаженном документировании результатов ударов. Уровень и порядок потерь югославских вооруженных сил позволяет сделать совершенно иные выводы. Абсолютно достоверно известно, что до начала войны у сербов имелось 1025 танков и 3750 артиллерийских орудий. Значит, в ходе всей войны силами НАТО попутно уничтожено менее 10% танков и орудий. Это полностью подтверждает первоначальную гипотезу о том, что плановые удары по войскам не наносились.

Надо отметить, что российские и зарубежные СМИ и военные источники неоднократно критически оценивали результативность действий НАТО именно в связи с неспособностью альянса нанести решительное поражение вооруженным силам Югославии. Однако еще раз повторим, что такая цель и не преследовалась. Главной задачей альянса являлось разрушение экономической инфраструктуры страны и системы ее государственного и военного управления.

6. Противосамолетная система обороны Югославии была создана, как и в большинстве других стран, на базе активной радиолокации для борьбы именно с пилотируемой авиацией над собственной территорией. Для решения данных задач эта ПВО была достаточно эффективной, однако подобная система, будучи адекватной войнам прошлого поколения, оказалась совершенно беспомощной в борьбе с массированными налетами высокоточных крылатых ракет противника, действовавших на предельно малых высотах в условиях географически сложной, покрытой лесной растительностью местности с горными хребтами, вершинами, ущельями и оврагами.

ПВО Югославии была полностью подавлена средствами радиоэлектронной борьбы, а высокоточными противорадиолокационными ракетами войск НАТО уничтожался практически каждый источник радиоизлучения. Как правило, уже после первого пуска зенитной ракеты даже самый совершенный зенитный ракетный комплекс ПВО Югославии, использующий в своей работе принцип активной радиолокации, был обречен на поражение независимо от того, оставался ли он после этого включенным или выключался. Каждая РЛС, кратковременно излучавшая электромагнитную энергию, непременно поражалась либо противорадиолокационной ракетой, либо ракетой с наведением на тепловое излучение двигателя транспортного средства РЛС или ее силовых агрегатов при включенном состоянии самой РЛС. Это привело к тому, что в течение первых двух-трех суток войны были выведены из строя 70% дивизионов подвижных ЗРК С-125 и С-75.

По демаскирующему излучению маломощных радиолокационных прицелов и тепловому излучению двигателей были уничтожены 86% истребителей МиГ-29, 35% истребителей МиГ-21, 10% батарей мобильных ЗРК "Квадрат". Зенитная артиллерия Югославии практически не оказала положительного влияния на отражение массированных налетов крылатых ракет, хотя несколько десятков крылатых ракет из более тысячи примененных все же были сбиты этими средствами. Добавим, что зенитная артиллерия ЮНА не являлась первоочередным объектом нападения сил НАТО.

Часть зенитных сил и средств ПВО, а также истребителей ПВО Югославии уцелели, но только благодаря тому, что они вообще не применялись в противоборстве с воздушным противником и находились в защитных укрытиях. Именно это обстоятельство не позволило США полностью реализовать программу отработки методов борьбы с ПВО противника, созданной на базе активной радиолокации. Похоже, однако, что эта программа продолжает отрабатываться на другом "полигоне" - в Ираке. Периодически на севере и юге Ирака, в пределах так называемой "запретной зоны", США наносят высокоточные удары экспериментальными ракетами по радиоизлучающим, теплоизлучающим и теплоконтрастным элементам ПВО. При этом иракское командование, похоже, не отдает себе отчета в том, что ПВО этой страны является для США макетом для отработки новых средств и методов подавления противосамолетной обороны. Всякий раз, когда Ирак включает радиолокационные станции, зенитные ракетные комплексы, средства связи и управления, это способствует проведению США длительного натурного эксперимента. Ирак располагает для этого достаточным ассортиментом типов и средств ПВО российского и иного происхождения, что позволяет непрерывно разрабатывать и испытывать различное вооружение для борьбы с ПВО, построенной на базе активной радиолокации различных диапазонов излучения.

Главный вывод, который следует сделать из результатов подавления ПВО Ирака и Югославии, состоит в том, что в войнах нового поколения классическая противосамолетная оборона в нынешнем ее понимании будет неэффективной. Более того, свою эффективность теряет вообще любая ПВО, построенная на базе активной радиолокации. В войнах нового поколения активная радиолокация сил и средств ПВО, так же как и другие источники радиоизлучения, становится системоразрушающей.

В ходе воздушно-космическо-морской операции силами НАТО одновременно проводилась операция РЭБ, которая кроме мощного помехового заградительного и прицельного подавления радиоэлектронных средств Югославии государственного и военного назначения включала множество высокоточных огневых ударов по другим радиоизлучающим объектам. Противорадиолокационными ракетами, наводившимися на любые зафиксированные источники излучения электромагнитной энергии, поражались радиолокаторы, зенитные ракетные комплексы, станции радиосвязи, узлы обычной и сотовой связи, телевизионные станции, станции радиовещания, компьютерные центры. Специальными высокоточными ракетами с пылевым графитовым и металлизированным наполнением головных частей поражались трансформаторные подстанции и релейная автоматика электростанций.

Впервые в ходе операции РЭБ был проведен эксперимент по подавлению информационного потенциала противника: его теле- и радиостанций, ретрансляторов, редакций местных электронных и печатных средств массовой информации, которые использовались для освещения хода военных действий и пропаганды. При выборе целей США и другие страны НАТО не всегда придерживались норм международного гуманитарного права, регламентирующего правила ведения войны, о чем свидетельствует поражение телерадиоцентра сугубо гражданского назначения. В результате был полностью подавлен информационно-пропагандистский потенциал Югославии. Основными средствами подавления в операции РЭБ являлись самолеты ЕС-130Н и ЕА-106В, которые действовали за пределами зоны ПВО Югославии, а также практически все тактические истребители - подносчики до рубежей пуска высокоточных ракет, самонаводящихся на источник излучения.

8. Впервые Соединенными Штатами была применена и проверена на практике глобальная система управления войной на удаленном театре непосредственно из Пентагона. Думается, скорее всего, именно эта цель была одной из главных при "обосновании" необходимости акции против Югославии. До этого в войне в зоне Персидского залива США дважды (1991 и 1998 гг.) испытали и проверили в боевых условиях системы управления оружием, войсками и боевыми системами. В войне на Балканах главными центрами управления войсками НАТО являлись непосредственно Пентагон в США и штаб НАТО в Бельгии.

9. Удар по зданию посольства Китая в Белграде был нанесен в ночь с 7 на 8 мая 1999 года при странных обстоятельствах. Обстрел высокоточными управляемыми авиабомбами JDAM с высоты 5 тыс. метров вел стратегический бомбардировщик В-2А, который базируется на территории Соединенных Штатов (авиабаза Уайтмен) и входит в состав стратегического авиационного командования США. Для выполнения задачи этот самолет перелетел в район театра войны с дозаправкой в воздухе, нанес удар тремя боеприпасами, после чего ушел обратно в США. Управление самолетом осуществлялось исключительно из Пентагона, так как стратегическое авиационное командование не подчиняется командованию войсками НАТО. После поражения посольства представитель США в ООН (а не пресс-секретарь НАТО, как следовало ожидать) немедленно сообщил о случившемся, назвав это "ошибкой разведки". Сразу же было подчеркнуто, что пилоты абсолютно точно поразили заданную цель и не несут никакой ответственности. США публично оправдывались, что на месте посольства Китая, по их сведениям, должен был находиться федеральный центр Югославии, занимающийся поставками вооружения и военного оборудования. Однако через год стало известно, что в США хорошо знали о том, где расположено здание посольства, как и о том, что на его территории имелась аппаратура, позволявшая принимать с китайских разведывательных спутников информацию о воздушной обстановке, которая затем передавалась подвижным группам ПВО Югославии.

Очевидно, существует и другая причина удара по зданию посольства. В результате него США понесли значительный политический урон, а также вынуждены были выплатить 28 млн. долларов в качестве компенсации за погибших, пострадавших и за нанесенный КНР материальный ущерб. Необходимо было иметь особо веские основания, для того чтобы сознательно пойти на столь значительные издержки. Пролить свет на загадку бомбардировки здания посольства может такое, казалось бы, не связанное с югославской кампанией событие, как полет американского челнока "Endeavor", который завершился 22 февраля 2000 года. Основная цель полета состояла в том, чтобы получить сверхточное изображение земной поверхности. В течение 11 суток экипаж в составе шести картографов, геодезистов и специалистов по космическим съемкам выполнял картографическую съемку поверхности Земли. С помощью специального радара проводилась электронная съемка с высокой разрешающей способностью. На самом космическом корабле и на вершине 60-метровой мачты, выдвинутой из челнока, были установлены антенны, с помощью которых удалось получить электронное объемное (стереоскопическое) изображение земной поверхности. Эта информация необходима для составления цифровых карт рельефа местности с дискретностью 30?30 м в полосе от 56° южной широты до 60° северной широты нашей планеты. Такие карты позволят планировать и наносить высокоточные удары по любому объекту в любой точке Земли. Полет и съемка финансировались Пентагоном, а точнее - национальным картографическим управлением, которое входит в разведывательное сообщество США.

В связи с данным полетом можно предположить, что "ошибка" удара по посольству Китая в Белграде была преднамеренной и ставила целью вынудить Конгресс США согласиться с финансированием космической экспедиции и работ по созданию высокоточной цифровой карты планеты. Ясно, что теперь, располагая такой точной картой, можно безошибочно поражать не просто экономические и военные объекты, но и отдельные их критические точки, удар по которым приводит к прекращению функционирования объекта.

10. Важнейшей (если не главной) целью войны в Югославии для США и их союзников были всесторонние испытания в реальных боевых условиях новых высокоточных систем оружия, систем разведки, управления, связи, навигации, РЭБ, всех видов обеспечения, а также взаимодействия различных сил и средств. Полученная статистика позволила внести соответствующие уточнения и изменения в нормативные и уставные документы систем оружия и вооруженных сил.

К концу первого периода операции главные цели (экспериментально-испытательные) были достигнуты, и военное командование США и НАТО поставило новые задачи, для решения которых понадобился еще один этап.

2. Анализ второго периода операции (10 мая - 12 июня 1999 г.)

Второй период воздушно-космическо-морской ударной операции характеризовался следующими особенностями.

1. После завершения основных программ натурных экспериментов по применению новых видов беспилотного высокоточного оружия и в результате практически полного подавления системы ПВО Сербии и Косова начался пилотируемый вариант воздушно-космическо-морской ударной операции. В этот период США и другие страны НАТО фактически "возвратились" в предыдущее поколение войн. Правда, следует отметить, что пилотируемая авиация выполняла некоторые задачи над территорией Югославии и в первый период операции. Это были эпизодические миссии, связанные с проверкой возможности использования ударной авиации, разработанной по технологии "Стелс", с экспериментальной отработкой методов борьбы с достаточно сильной ПВО Югославии, построенной на основе активной радиолокации, а также с проверкой эффективности применения новых видов высокоточных бомб, сбрасываемых с большой высоты.

В ходе второго периода операции Соединенными Штатами впервые были испытаны на точность поражения новые управляемые авиабомбы JDAM, JSOW, WCMD, которые специально сбрасывались с высоты более 23 тыс. метров (носитель - стратегический бомбардировщик В-2А) с наведением по сигналам космической навигационной системы NAVSTAR. Возврат в войну прошлого поколения оказался возможным не только после полного завоевания господства в воздухе, но и, вероятнее всего, после создания специальных погодных условий. В порядке натурного эксперимента США в течение мая, похоже, создавали искусственную погоду на театре войны. Известно, что погода в Европе зависит главным образом от физических процессов, происходящих при взаимодействии атмосферы с космосом и поверхностью Атлантического океана в обширном районе между нулевым и 60-м меридианами западной долготы и между 30-й и 70-й параллелями северной широты.

Здесь зарождаются циклоны, которые затем перемещаются в основном на восток и оказывают существенное влияние на погоду и климат по всей Европе. Уже давно существуют эффективные способы вызова искусственных осадков из дождевых облаков в том месте, где они не окажут вредного влияния. В СССР и России соответствующие методы применялись в чрезвычайно дождливое лето 1980 года, когда проходили Олимпийские игры, или 9 мая 2000 года, когда в Москве проводился Парад Победы. Погодные условия создавались специальной авиацией, которая рассеивала над дождевыми облаками гранулы серебристого бария, выстреливала патроны с йодистым серебром, рассеивала сухой лед и таким образом провоцировала выпадение осадков за пределами российской столицы. По всей видимости, аналогичные методы были применены и над Атлантикой. Погода на театре войны была превосходной на протяжении всего второго периода операции, когда действовала пилотируемая авиация.

2. Во второй период началась плановая боевая стажировка практически всего основного и резервного летного составов ВВС США, а также других стран НАТО, участвовавших в операции. На ряде авиабаз, а также на авианосцах США осуществлялась кратковременная подготовка и допуск к боевым вылетам вновь прибывших летчиков-резервистов из стран НАТО. После 10-15 самостоятельных боевых вылетов, что считалось достаточным для приобретения боевого опыта, происходила их ротация. Затягивание военных действий было искусственным и имело целью приобщить к боевой работе максимально возможное количество резервного летного состава США. Именно этим летчикам придется проходить военную службу в течение еще 10-15 лет, то есть в период, который будет переходным к войнам нового поколения. Это означает, что подготовка таких пилотов должна учитывать реалии войн прошлого поколения. Для снижения возможных потерь летного состава самолеты НАТО не опускались ниже 15 тыс. футов (5 тыс. м), вследствие чего соблюдение международных норм ведения войны становилось невозможным. В этот период недостаточно подготовленные пилоты НАТО допускали многочисленные ошибки, которые заключались в неоднократных обстрелах тракторных колонн косовских беженцев и бомбардировках гражданских объектов. Именно действия пилотов-резервистов дали некоторым СМИ и экспертам основания говорить о неэффективности операции НАТО и ее слишком большой стоимости.

3. В ходе второго периода операции продолжались эксперименты по утилизации устаревших боеприпасов путем применения управляемых авиабомб различных типов с лазерным наведением, а также по применению специальных бронебойных сердечников из обедненного урана. Такой уран практически полностью состоит из изотопов урана-238 и не содержит энергетически ценного изотопа урана-235, применяемого для изготовления ядерных боеприпасов. Кстати, еще в 1987 году во время переговоров в Женеве о запрещении ядерных вооружений Соединенные Штаты и СССР совместными усилиями добились того, чтобы оружие, содержащее слабообогащенный уран-238, было отнесено в разряд обычных вооружений. О широте эксперимента свидетельствует применение таких урановых снарядов самолетами США: 40 штурмовиками А-10А и 6 самолетами с вертикальным взлетом и посадкой АV-8. Уже после войны британские специалисты подсчитали, что в результате применения 37 тысяч урановых снарядов Югославия получила примерно 23 тонны распыленного обедненного урана-238, которого достаточно, чтобы лучевое заражение получили около полумиллиона человек. Следует также отметить, что впервые урановые снаряды применялись в ударах по Ираку в 1991 году. Сейчас в этой стране широко распространились раковые заболевания детей и врожденные недостатки новорожденных. Недавно вскрылись факты заболевания крови у миротворцев ряда стран, несущих службу в Косове.

Однако главным оружием операции в этот период стали обычные неуправляемые авиабомбы. Это можно объяснить только тем, что США и другие страны НАТО использовали второй период операции для того, чтобы избавиться от излишков оружия прошлого поколения войн. Они в больших количествах утилизировали старые авиабомбы, разрешая недостаточно подготовленным летчикам сбрасывать их там, где те считали нужным. Этим также объясняются многочисленные промахи, поражения гражданских объектов и обстрелы колонн беженцев. Необходимость утилизации старых боеприпасов послужила одним из факторов затягивания военных действий.

4. Важным итогом военной кампании против Югославии стало понимание европейскими членами НАТО масштабов своего отставания от США. Очевидно, что опыт войны в Югославии будет использован для интенсивного реформирования вооруженных сил европейских стран с целью их адаптации к войнам нового поколения. Следует ожидать, что в ближайшем будущем начнется скрытая гонка вооружений нового поколения.

5. Операция против Югославии подтвердила возрастающее значение ВВС и ВМС как важнейших составляющих разведывательно-ударных боевых систем. Следует ожидать, что во всех военных конфликтах будущего эти два вида вооруженных сил будут представлять основу стратегических ударных сил. При этом война в Югославии показала, что полностью меняется военное искусство применения ВВС и ВМС. Авиация уходит с поля боя и превращается в транспортное средство доставки огромного количества беспилотных высокоточных крылатых ракет до рубежей пуска, находящихся за пределами зон поражения ПВО противника.

6. В настоящее время стоимость крылатой ракеты как морского, так и воздушного базирования оценивается примерно в один миллион долларов. Общая стоимость военного заказа на высокоточные крылатые ракеты только до 2003 года составляет в США несколько сотен миллиардов долларов. В 1998 году на закупку крылатых ракет было израсходовано 50 млрд. долларов, на 1999 год в бюджете было выделено 48,7 млрд. долларов, а в 2000 году - уже 60 миллиардов. Президент США настоял, чтобы бюджет на закупку высокоточных систем оружия в 2000 году был увеличен по сравнению с предыдущим годом на 12 млрд. долларов. Есть основания полагать, что после натурных экспериментов на Балканах США до 2007-2010 годов будут ежегодно закупать высокоточное оружие примерно на сумму 50-60 миллиардов долларов.

7. Анализ возможностей США позволяет предположить, что к 2007-2010 годам они будут иметь такое количество высокоточных непилотируемых средств поражения воздушного и морского базирования, которого будет достаточно для проведения непрерывной бесконтактной стратегической воздушно-космическо-морской ударной операции в течение 30 суток. В период с декабря 1998-го (второй удар по Ираку) по март 1999 года (начало войны на Балканах) ВПК США произвел

1,2-1,5 тыс. экспериментальных высокоточных крылатых ракет воздушного и морского базирования. При такой производительности к 2002 году продолжительность ударной операции может возрасти до 60 суток, а после 2040 года - до 90 суток.

8. В ближайшие годы на рынке вооружений сформируется спрос на высокоточные крылатые ракеты воздушного и морского базирования и средства их доставки, а также навигационные средства, системы управления и высокоточные средства обороны от массированных налетов КР. Понятно, что наилучшие позиции на этом рынке получат страны, лидирующие в области создания высокоточного оружия и средств обороны, построенных на базе отказа от использования принципа активной радиолокации.

9. Военно-техническая революция приведет к необходимости менять не только вооружение, но и состав и структуру вооруженных сил. Однако даже в наиболее развитых странах структура вооруженных сил, формы и способы их применения будут меняться не сразу, а по мере принятия на вооружение и накопления достаточного количества высокоточного оружия. В течение некоторого времени вооруженные силы таких стран будут развивать потенциал ведения войны нового поколения, одновременно сохраняя способность выполнять большое количество задач оперативно-тактического и даже стратегического уровня, относящихся к войнам прошлого поколения.

3. Некоторые взгляды на информационную войну

Информационная война ставит целью срыв информационного обеспечения противника, для чего осуществляются сбор, обработка и выдача информации в едином масштабе времени для решения задач в операции, а также радиоэлектронное подавление электронных систем противника и защита своих.

"Информационная война" - понятие конкретное, материальное, и ее ведение планируется для достижения целей в войне между государствами. Основу ее составляют береговые, воздушно-космические радиоэлектронные системы, главными формами применения которых являются информационное противоборство, радиоэлектронная борьба и огневое поражение радиоэлектронных средств противника высокоточным оружием.

В войнах шестого поколения информационная война будет играть основную роль в достижении целей войны и подавлении информационного потенциала противника. Возникает настоятельная необходимость развития ее теории как системы знаний о характере, законах, закономерностях, принципах, формах и способах ее подготовки и ведения в войнах будущего.

Военные специалисты США уделяют значительное внимание разработке теории и проектам проведения информационной войны в операциях последних 10 лет. В дальнейшем принципы информационной войны должны стать совместимыми с принципами военной науки (сосредоточение сил и средств на решающем направлении, в решающий момент и др.).

В период "холодной войны", в ходе гонки вооружений и революции в военном деле наряду с появлением ядерной энергетики, ракетных систем, космической навигации и связи развивались системы управления.

Развитие радиоэлектроники на воздушных и космических носителях позволило создать информационное поле регионального и глобального масштабов, передавать, обрабатывать и отображать информацию в реальном масштабе времени. Это дало возможность управлять огневым поражением с применением ракетного оружия и авиацией с командных пунктов на ТВД, благодаря чему и появилось высокоточное оружие большой мощности, равной мощности тактического ядерного оружия, для поражения экономических объектов, коммуникаций и систем управления на театре войны.

Таким образом, информация является основным фактором обеспечения поражения различных объектов на всех этапах войн прошлого. Будущая война, помимо поражения объектов, несет в себе и информационное противоборство. Военная наука в этих условиях должна определить влияние новой военной техники на характер будущей войны, разработать соответствующую стратегию, оперативное искусство и тактику, а также основы информационной войны. Война будущего отрывается от поверхности и переходит в сферу воздушного противоборства, становится бесконтактной.

Анализ вооруженных конфликтов и войн конца XX века показал, что ход и исход боевых действий любого масштаба во многом определяется искусством ведения информационного противоборства. Итак, информационная война и ее основа - информационное противоборство - стали категориями военного искусства.

Очевидно, что главным объектом в информационной войне являются информационные системы (включая информационное поле, каналы передачи, обрабатывающие центры, пункты, системы радиоэлектронной борьбы), а также информационные технологии, используемые в системах вооружений.

Своеобразным прологом к информационным войнам стала война в Персидском заливе (1990-1991 гг.). Однако, несмотря на широкое использование микропроцессорной техники, эта война еще не была полностью информационной.

Информационная война гораздо шире, чем действия в области управления и контроля. В любой будущей войне компьютеры и другие коммуникационные и информационные системы будут являться целями для первого удара и одновременно оружием. Цель информационной войны - парализовать политическую, военную и финансовую сферы деятельности противника.

Рассмотрим основные черты информационной войны.

Во-первых, ведение информационной войны дешево. Наличие компьютерных экспертов и доступ к сетям могут быть единственными предпосылками для создания и использования информационного оружия. Технические возможности, требуемые для информационной атаки, настолько незначительны по сравнению с ценностью самой информации, являющейся объектом атаки, что угрозы становятся достаточно реальны.

Во-вторых, информационную войну в скрытой форме можно вести по существующим сетям международного масштаба, например в Интернете. При этом воздействие информационного оружия весьма широко - от нанесения вреда психическому здоровью людей до внедрения вирусов в компьютерные сети и уничтожения информации. Опасаясь уязвимости страны перед лицом информационных атак, в середине 90-х годов XX века руководство США подготовило строго секретную директиву министерству обороны по проблеме подготовки к информационной войне. Был поставлен и конкретный срок достижения превосходства над потенциальным противником - 2010 год.

Анализируя зарубежные источники, рассмотрим, что же представляет собой информационное оружие, каковы формы его воздействия.

Информационное оружие можно определить как набор средств, использующих информацию для ведения войны, будь то реальное поле битвы, экономическая, политическая или социальная арена. Применение данного оружия подразумевает воздействие на информационные системы противника при одновременной защите своих собственных. Может показаться, что информационное оружие ничем не отличается от обычной пропаганды. Это не совсем так. Компьютерные технологии позволяют добиться очень важного эффекта "тонкой регулировки" информационного воздействия в зависимости от адресата.

Особое внимание специалисты по информационной войне уделяют компьютерным вирусам с разными способами действий, под которыми в данном случае понимается широкий круг программно-аппаратных закладок, внедряемых в информационные системы противника и выполняющих определенные деструктивные функции.

Так называемый "компьютерный вирус" внедряется в систему управления войсками противника и может вызывать различные действия по срыву управления и выполнения команд.

Сегодня в директивах министерства обороны США подробно излагается порядок подготовки к информационным войнам, уже несколько лет выпускается подразделение кибер-воинов. Каждый вид вооруженных сил имеет свой специализированный центр. Так, центр информационных боевых действий ВВС США (AFIWC) расположен на военно-воздушной базе Келли, штат Техас, а служба наземных информационных боевых действий армии находится в Форте Бельвуар, штат Виргиния.

Задачи AFIWC состоят, в частности, в том, чтобы "создавать средства ведения информационной войны в поддержку операций". С этой целью центр обучает, экипирует и развертывает группы реагирования, разрабатывает и поддерживает базы данных и прикладные программы, проводит анализ уязвимости электронных систем ВВС. В AFIWC созданы распределительные системы определения вторжения (DIDS), осуществляющие:

 выявление злоупотреблений компьютерными системами;

 отслеживание пользователей, включая их род занятий и место жительства;

 централизованный доступ к информации о состоянии безопасности той или иной системы и обработку проверяемых данных.

Каждый род войск создал в Пентагоне собственную рабочую группу по проблемам информационных боевых действий.

Очевидно, что для противостояния угрозе информационной войны России необходима четкая концепция информационной безопасности и долгосрочная государственная политика по созданию ее материальной базы.

Боевые системы

Хотелось бы напомнить, что XXI век будет таким же, как и конец XX века. Мировая война, конечно, человечеству не грозит, а локальные войны не прекратятся и приобретут черты информационной войны. Войны еще не стали чисто информационными, но все более и более зависят от информационных систем.

Развитие боевых систем может идти по нескольким направлениям:

1. Усовершенствование классического оружия.

2. Усовершенствование информационных систем, обеспечивающих освещение обстановки, исчерпывающее представление о ТВД и мгновенную обратную связь, что позволит военачальникам полностью контролировать события. В ВМС США существует такая оперативная система освещения обстановки и выдачи целеуказания в реальном масштабе времени комплексам огневого поражения - "Аутло-Шарк", а также тактическая корабельная система "Иджис".

3. Изобретение новых способов нанесения информационного ущерба противнику.

4. Информационные политико-дипломатические и экономические сражения.

Развитие системы освещения обстановки позволяет на командных пунктах штабов получать картину любой истинности, что значительно облегчает управление силами.

Увеличение компьютерных мощностей и улучшение качества информации, получаемой со спутников, позволяет сделать шаги в направлении создания командного пункта будущего. Сейчас в США идут разработки, дающие возможность снимать со спутников данные (с опозданием не более чем на две минуты) и отображать полученную информацию в трехмерном виде на специальном проекторе. Командный пункт, использующий эти технологии, в США называют "ситуационным центром". Первый такой центр был создан во время операции "Буря в пустыне" (1990 г). Это позволило аналитикам разведки и специалистам по коммуникациям вести непрерывный мониторинг и анализ всех доступных информационных каналов, включая даже большинство каналов телевидения и радио. На данный момент эта система - DARPA - частично или полностью внедрена, что позволяет управлять силами непосредственно из Пентагона. На системе DARPA ведутся разработки, которые обеспечат, помимо улучшения аудиовизуального представления информации, оптимизацию выбора решений на основе данных обо всех подобных кризисах в прошлом, что потребует увеличения компьютерных мощностей.

Такая степень информации и участия командования в боевых действиях поднимет эффективность управления.

Новая глобальная система оперативного управления ВС США

Боевая деятельность ВМС в настоящее время невозможна без координации действий отдельных кораблей внутри соединения, а также с береговыми центрами управления и командованием других видов вооруженных сил. Появление новых видов высокоточного оружия, для применения которого требуются данные от внешних источников, и оптимальное распределение различных вооружений при отражении массированных атак противника привели к необходимости создания автоматизированных систем обороны в масштабе соединения кораблей - АСБУ "Иджис" и ACDS различной модификации. Для единого управления силами при ведении боевых действий кораблями совместно с сухопутными войсками и авиацией в прибрежных районах в 1993-1994 годах была создана глобальная система оперативного управления (ГСОУ), в которую интегрируются подсистемы ВМС - "Аутло-Шарк", "Иджис" и ACDS.

ГСОУ включает три составные части:

1. Объединенную систему наблюдения и разведки.

2. Автоматизированную систему боевого управления (АСБУ) силами и систему обмена информацией (ССССJJ).

3. Систему, обеспечивающую применение высокоточного оружия.

Современная ГСОУ является одной из составляющих концепции технологического прорыва США в военной области, получившей название "революция в военной области".

Конечная цель "системы систем" управления - это сбор, обработка, анализ и распределение информации, обеспечивающей наведение и применение оружия, с такой степенью надежности и с такой быстротой, которые не позволят противнику принять адекватные ответные меры. Благодаря ее применению максимально снижается степень участия человека в управлении за счет полной автоматизации всех перечисленных выше процессов.

Развитие ГСОУ в ближайшие 10-15 лет будет неразрывно связано с реализацией концепции "С4JFTW" (команды, контроль, связь, компьютер, Интернет), стратегической целью которой является создание единого информационного пространства поля боя для всех его участников.

В результате впервые процесс автоматизации управления войсками выйдет за пределы оперативно-тактического уровня и практически достигнет тактического, замкнув таким образом контур управления вооруженными силами - от высшего военно-политического руководства до непосредственных участников боевых действий всех видов вооруженных сил. Если в основе системы ГСОУ лежит обеспечение систем с разделенными функциями, то в концепции "С4JFTW" - обеспечение информационных функций и функции обслуживания. Планируется концепцию "С4JFTW" реализовать в три этапа.

На первом этапе, который уже закончился, решены проблемы взаимодействия между системами управления различных видов вооруженных сил, в результате чего каждая из них может принимать данные даже от других и представлять единую картину тактической обстановки.

В настоящее время выполняется второй этап, который завершится созданием на базе вычислительных сетей подсистем видов вооруженных сил единой автоматизированной информационной сети министерства обороны США DISN. Это позволит осуществить процесс объединенного планирования операций и автоматизировать выработку тактических решений.

Третий этап (конечная фаза) планируется завершить в начале XXI столетия.

Внедрение новейших технологий обработки и передачи данных позволит, по оценке экспертов, не только получить картину тактической обстановки на ТВД, но и сопоставить с политической и военно-стратегической обстановкой в регионе.

В военно-морских силах автоматизированная система боевого управления и обмена информацией является одной из трех главных частей "системы систем", реализующей концепцию "революции в военной области" и играющей роль связующего элемента между остальными двумя частями. Программа создания такой системы для ВМС получила название "Коперник" и была сформирована в 1990 году. В качестве прототипа концепции системы управления была выбрана GCCS (глобаль команд и контроль системы) как наиболее полно отвечающая критериям систем такого уровня. ВМС США, участвуя в конфликтах и кризисах, накопили в данной области богатейший опыт.

Выполнение программы "Коперник", по оценке американских специалистов, будет означать технологический прорыв в создании информационных систем. Внедрение новой системы управления приведет в итоге к значительному расширению границ ТВД, на котором могут согласованно действовать разнородные силы ВМС и других видов вооруженных сил. В результате единое информационное пространство поля боя будет представлять собой полусферу радиусом более 9000 км и высотой более 40 км.

Программа "Коперник" должна решать четыре главные задачи:

1. Создание и поддержание единой картины тактической обстановки для всех пользователей информации.

2. Надежная и быстрая связь между узлами всех уровней, входящими в систему.

3. Сокращение времени выработки целеуказания за счет построения логической цепи "источник информации - система оружия".

4. Ведение так называемой информационной войны (преимущественно до начала военных действий), то есть нарушение информационных каналов противника и защита собственных линий связи.

Новая система позволит децентрализовать управление благодаря использованию современных быстродействующих ЭВМ на борту кораблей, которые способны сами сформировать карту тактической обстановки в районе боевых действий на базе информации, поступающей с берега и от других источников.

Создание и развертывание новой глобальной системы оперативного управления ВМС невозможно без разработки новых и модернизации действующих на кораблях автоматизированных систем боевого управления (АСБУ) и их интеграции в автоматизированную систему управления ВМС "Коперник".

В настоящее время американские специалисты выделяют в ВМС США две большие группы боевых надводных кораблей, исходя из типа установленной на них системы.

Первая группа оснащена системой "Иджис" (крейсеры типа "Тикондерога", эскадренные миноносцы типа "Орли Берк"), вторая группа оборудована системой ACDS различных модификаций (авианосцы, универсальные десантные корабли, эскадренные миноносцы типа "Кидд" и "Спрюенс").

Операция "Буря в пустыне" вызвала необходимость модернизации СУО (систем управления оружием) крылатых ракет "Томагавк" с целью обеспечения одновременной предстартовой подготовки до 32 ракет, которая позволит планировать полетные задания и корректировать данные наведения в ходе боевых действий.

Реализация программ ВМС США приведет к кардинальному изменению структуры ВМС и повлияет на стратегию и тактику использования сил флота.

Как полагают американские военные аналитики, характер боевых действий на море значительно изменится. Системы наземного и космического освещения обстановки позволят контролировать обширные районы Мирового океана.

Основным средством нанесения ударов по морским и береговым целям станут беспилотные летательные аппараты наземного базирования и ракеты морского базирования. Разведывательно-ударные спутниковые системы позволят контролировать морские пространства "малых морских держав".

Основными боевыми кораблями флота в 2020 году могут стать подводные и надводные корабли-арсеналы, вооруженные крылатыми и баллистическими ракетами в обычном снаряжении, имея от нескольких сот до тысячи ракет на борту. Высокоточная ракета должна стать суперкомпьютером, анализирующим информацию и мгновенно принимающим решение, разрушающая способность обычных зарядов - приближаться к возможностям тактического ядерного оружия (кассетные, вакуумные, акустические, электромагнитные заряды и др.).

Таким образом, в результате военных операций в Персидском заливе и на Балканах в обыденный лексикон пришел и прочно закрепился термин "высокоточное оружие". Высокоточное оружие является в какой-то степени, наряду с современными системами сбора и анализа информации, одним из определяющих элементов начавшейся военно-технической революции.

Высокоточное оружие создавалось для эффективного дистанционного поражения противника, системы сбора и анализа информации - для его своевременного обнаружения, вскрытия систем обороны с целью нанесения максимального ущерба. Сегодня же во главу угла ставятся другие задачи, а именно: в первую очередь нанести серьезный урон экономике, системе управления противника с целью его принуждения к капитуляции или иным действиям.

Оружие будущего, несомненно, будет высокотехнологичным, а это значит - очень дорогостоящим. Носителями его станут воздушно-космические летательные аппараты. Характер вооруженной борьбы подвержен непрерывным изменениям, которые определяются развитием оружия и боевой техники и, как следствие, способами его боевого применения. В основе боевого применения лежат многофункциональные боевые и информационные системы стратегического, оперативного и тактического назначения. Это является новым в материальной базе будущей войны, когда оружие и его боевое обеспечение объединено в единую автоматизированную боевую систему различного уровня. Будущая война становится бесконтактной и переходит в сферу воздушно-космического пространства и Мирового океана.

Развитие флота России должно планироваться с учетом характера войны будущего, он должен иметь автоматизированные многофункциональные боевые системы, формы и способы его применения должны соответствовать современному военно-морскому искусству. Поэтому перед военно-морской наукой стоят важные задачи анализа характера будущей войны на море, строительства, применения и подготовки сил флота. Военно-морская наука должна учесть исторический опыт развития и применения флота и дать конкретные научные обоснования его использования в войне шестого поколения, определить этапы его строительства.

* * *

Таким образом, развитие материальной базы будущей войны и особенно средств дистанционного огневого поражения, их носителей и систем управления определяли основу поколений войн в истории человечества, а также формы и способы вооруженной борьбы на суше и море. Воздушно-космическо-морская война в своем развитии на первое место выдвинула информационную войну, обеспечивающую информационное противоборство и радиоэлектронную борьбу, которые влекут за собой огневое поражение избранных объектов. Таковы некоторые взгляды на содержание информационной войны, нуждающиеся в дальнейшем в теоретической и практической разработке.

Анализ воздушно-космическо-морской ударной операции против Югославии в 1999 году, проведенной силами НАТО, позволяет сделать следующие выводы:

1. Воздушно-космическо-морская ударная операция, проводимая силами флота и ВВС, является новой формой достижения целей в войне шестого поколения, бесконтактным способом, не требующим применения живой силы.

2. Комплексные огневые поражения с широким применением высокоточного оружия, которое интегрировано с информационно-управляющими системами, обеспечило поражение экономических и военных объектов практически на всей территории Югославии в реальном масштабе времени с высокой точностью.

3. Создание единой системы сбора и обработки информации за счет интеграции средств космической, авиационной и наземной разведки, обеспечение целераспределения и целеуказания в реальном масштабе времени по различным объектам, предоставили необходимые и достаточные военно-стратегические возможности для ведения стратегической воздушно-космической операции на ТВД.

4. Дистанционное противоборство стало превалировать над контактным, повысился удельный вес средств поражения дальнего действия, что приводит к исчезновению четкого разграничения понятий "тыл" и "фронт".

5. Возникает необходимость разработки теории и практики ведения информационной войны как основы обеспечения воздушно-космическо-морской операции.

Изменение материальной базы ведения войны в корне изменило и формы ее ведения. Совместная воздушно-космическо-морская операция является новой формой ведения локальных войн, свидетельством развития военно-морского искусства.

Дальше