Содержание
«Военная Литература»
Военная мысль

Лекция 9-я

Глава VII.

Наступление (продолжение)

65. Пехота в наступательном бою

Во 2-ой лекции я обрисовал типы пехотных бойцов, могущих успешно участвовать в механизированной войне. Я указал, что пехота сегодняшнего дня совершенно не соответствует для действий в механизированной войне. В новый тип пехоты, отвечающий необходимым требованиям, должны войти: 1) полевые саперы, вооруженные противотанковым оружием и перебрасываемые на машинах повышенной проходимости с целью организации обороны для оккупационной армии; 2) полевая полиция, вооруженная пулеметами, винтовками и по возможности средствами для химической войны, используемая для оккупации и управления занятых районов и территорий. и 3) легкая пехота, вооруженная легкими пулеметами и винтовками, для действий в районах, неудобных для танков, как-то: в лесах, горах и т. п.

О первых я уже говорил довольно подробно, в этом же параграфе я буду говорить о третьих.

Современная пехота готовится для атаки, т. е. другими словами вся ее огневая тактика, пулемет и винтовка служат опорой для штыка. Возможность [68] штыковой атаки открытой силой на открытой местности исчезла больше чем 70 лет тому назад; как определенная руководящая тактическая идея она неприменима для действий в лесах и горах, ибо штыковая атака требует сомкнутого строя, война же в лесах и горах требует действий отдельными группами, а не массовой стеной.

Секрет лесной и горной войны, т. е. войны легкой пехоты, аналогичен секрету механизированной войны, т. е. сохранению и защите подвижности. Построения легкой пехоты подобно танковым построениям должны обеспечивать фланги и прикрывать тыл; лучшими формами для подобных построений являются треугольник и ромб. В танковых соединениях танки-разведчики ведут разведку для боевых машин; в легкой пехоте стрелки разведывают поле боя для легких пулеметов. Продвигаясь вперед, они обследуют местность, выбирают позиции, а затем с выдвижением на позиции пулеметов переходят на фланги, занимая такие позиции, с которых они могут держать противника под огнем. После этого стрелки под прикрытием пулеметного огня опять продвигаются вперед, а за ними опять подтягиваются легкие пулеметы, - и так до того момента, пока противник не будет заключен в кольцо пулеметного и ружейного огня и не будет прижат к земле. Когда это достигнуто, то конечным актом будет не штыковая атака, а захват его путей отступления с целью принудить его к сдаче.

Из сказанного выше вытекает, что имеется значительное сходство между тактикой легкой пехоты и танков. Основная идея обеих тактик заключается в сохранении подвижности путем защитных мероприятий и путем удара по подвижности противника. Поскольку штыковая атака являлась полезной операцией, фронтальная атака в целом была небесполезной; но на протяжении всей истории войны штыковые атаки всегда обходились дорого, особенно же в современных условиях при наличии растущей мощи пули.

Фронтальная угроза и фронтальная сковывающая атака - это операции совершенно другого характера. Цель первой - принудить противника перейти к оборонительному образу действий; цель второй - заставить его держаться оборонительного образа действий, т. е. приковать противника к местности. Раз последнее достигнуто, настоящая атака будет проведена путем удара по флангам или тылу.

66. Артиллерия в наступательном бою

Будущее артиллерии с точки зрения ее участия в наступлении очень мало будет похоже на то, которое имеет место в условиях современного боя, ибо разница между артиллерией в механизированной войне и в современной войне является по существу разницей между подвижной и неподвижной формой боя. Я не хочу сказать этим, что мы не будем иметь неподвижных операций; наоборот - они будут встречаться, как я уже указывал, в виде организации противотанковых баз, опираясь на которые боевые силы будут вести наступление. Но обычно эти базы будут оторваны от подвижных операций и не смогут поддерживать их своим артиллерийским огнем. Фактически [69] мы придем к положению, аналогичному войне на море, ибо если мы сравним танк с кораблем, то противотанковая база может быть сравнена с защищенным портом или гаванью с той однако разницей, что первая является полуподвижной, может сворачиваться и передвигаться с места на место, в то время как порт лишен этой возможности. Основная идея, определяющая современную тактику артиллерии, состоит в том, что артиллерия помогает пехоте в продвижении, в атаке и наконец в штыковом ударе. Штык уже давно вышел из употребления, будучи вытеснен пулей; но сейчас и пуля все более и более вытесняется броней, следовательно мы остались со снарядом как главным средством борьбы. Снаряд в состоянии пробить броню и вывести машину из действия, а раз последняя не в состоянии действовать, солдат окажется безоружным.

Логичным и не подлежащим сомнению результатом подобной эволюции в военном деле является то, что бой превращается в артиллерийские дуэли вместо перестрелки пулями. Что это значит? Это значит, что идея специального артиллерийского танка является по существу неправильной, ибо все танки должны быть артиллерийскими, т. е. подвижными бронированными орудийными установками. Основной разницей между ними будет разница в калибрах установленных на них орудий; последние же, как я указал раньше, будут соответствовать двум тактическим категориям - ближнему бою и дальнему бою. Если мы перейдем от этого положения к действиям артиллерии во время наступления, то мы сразу обнаружим, что это по существу будет действиями танков в наступательном бою, так как орудия противотанковой базы обычно будут принимать участие в бою не больше, чем артиллерия береговой обороны в морском бою. Хотя орудия противотанковой базы и будут моторизованы, если не механизированы, все же задача их будет заключаться в защите районов, а не в захвате последних. В случае осадной операции их действия будут другими, ибо тогда противотанковая база продвинется вплотную к позиции, подлежащей атаке, и, так же как в условиях современной войны, будет прикрывать атаку.

Из сказанного видно, что было бы совершенным абсурдом применять современную тактику артиллерии в механизированной войне. Управление артиллерией во время атаки в современной войне обычно централизовано; в механизированной же войне оно должно быть в той же мере децентрализовано, как децентрализован ружейный огонь. Не так давно мушкетный огонь батальона был так же централизован, как и артиллерийский огонь в настоящее время. Появление на вооружении винтовки децентрализовало огонь; подобно этому и введение подвижной брони децентрализует артиллерийский огонь вместе с его управлением.

67. Танки в наступательном бою

Проблема использования танков в наступлении не может быть легко разрешена, ибо мы не имеем практического опыта, на основа которого можно [70] было бы обсуждать этот вопрос. В прошлой войне танки так тесно были связаны с пехотой, что мы из этого периода боев можем извлечь очень мало опыта. После войны идея танка настолько усложнилась вторжением других идей, - как например артиллерийским огнем прикрытия, противотанковой защитой, взаимодействием с пехотой и даже кавалерией, - что в конце концов она (идея) оказалась совершенно запутанной.

Чтобы разрубить этот Гордиев узел, нужно, мне кажется, в первую очередь набросать возможно простые схемы разнообразных действий, которые по всей вероятности будут предшествовать бою, а затем взять наиболее простой план боя и на основе его проработать могущие иметь место действия.

Первые сведения о приближении противника очевидно будут сообщены авиацией, а первое действительное соприкосновение между противниками выразится в столкновениях их бронеавтомобилей и партизанских сил. Если обозначим противника X, а его оппонента У, то какие действия могут последовать? Ясно, что Х не будет продвигаться вперед вслепую и что он не примет окончательного решения об определенном образе действий до того момента, пока соответствующие сведения о противнике не оправдают этого. А за это время будут иметь место мелкие стычки между бронемашинами и партизанскими группами, а возможно, что параллельно с этим. будут происходить некоторые ложные маневры и отвлекающие внимание противника передвижения. Если обе стороны решатся принять бой, что редко может иметь место, то обе должны выработать план атаки, основными моментами которого должны быть сила и состав противника, а также характер местности и позиций, занимаемых противотанковой базой, расположенной близко или далеко. Если обе стороны имеют приблизительно равные силы, то целью действий любой стороны будет один из следующих трех вариантов: 1) разгром танковых сил противника с последующей осадой его противотанковой базы; 2) изоляция его танковых сил от базы, чтобы заставить его сдаться вследствие истощения запасов горючего, и 3) вытеснение противника из района, в котором он оперирует, в какой-либо другой район.

На схеме 11 приведен простой пример действий Х и У. Х решает передвинуть свою противотанковую базу из пункта А в пункт В и произвести ложную атаку в направлении пункта С, дабы привлечь У в этот район, затем под прикрытием темноты передвинуться к пункту Д, откуда перебросить свои силы в пункт Е и занять позицию между танковыми силами У и его противотанковой базой. В данном случае целью действий Х будет второй из трех перечисленных вариантов, а именно - принудить противника сдаться в силу истощения запасов горючего.

При помощи своих партизанских отрядов У получает сведения о перемене места базы X, но, оценивая эту переброску с точки зрения топографической характеристики местности, он начинает подозревать, что атака сил Х в направлении С является ложной, следовательно, вместо того чтобы оставаться в районе Г, он оставляет здесь только небольшие части, а сам отходит с главными силами назад к пункту Е. [71]

Х, не зная об этих движениях противника, рано утром на следующий дань двигается от Д в направлении к 3. Но У, предугадав это намерение, решил двинуть свои силы из района пункта Е, в направлении на Н, обойти правый фланг Х и отбросить его в болотистый и пересеченный район Б. Для выполнения этого маневра он распределяет свои силы следующим образом:

- группа танков дальней разведки, охраняемая на правом фланге и в тылу легкими разведывательными танками, направляется на З;

- отряд, оставленный в Г, должен увязать свои действия с левым флангом разведывательной группы и привлечь противника на себя;

- боевые силы продвигаются под прикрытием этого авангарда, правый фланг которого охраняется легкими танками-разведчиками; за этими силами следует резерв.

Задача боевых сил состоит в нанесении удара в левый фланг и тыл Х, когда он ввяжется в бой с авангардом.

Однако Х не поддался на эту ловушку. Столкнувшись с авангардными частями У, он не уверен, что они двигаются из Г, имея за собой главные силы, т. е. действует ли У в районе КСЛМ или в районе КРОМ. Выявив воздушной разведкой, что силы противника действуют во втором районе и не желая вести фронтальный бой, он постепенно отходит назад на свою противотанковую базу в пункте В.

Хотя небольшие столкновения и имели место, но решительного боя здесь не было, и ни одна из сторон не добилась результата; действия такого [72] порядка, я считаю, будут встречаться в механизированной воине довольно часто.

От этого общего очерка боя я перейду к тактике и рассмотрю две операции детально, а именно: действия, предпринимаемые против движущегося и против остающегося на месте противника.

А. Проблема действия танка против танка

Так как эта проблема не может быть подкреплена практическим опытом, то о ней мы можем говорить только в порядке гипотезы. Обычно в танковом бою, поскольку мне кажется, должно получиться такое перемешивание танков, что трудно отличить свои танки от противника. Поэтому по существу весь вопрос сводится к сохранению управления. Если танки-разведчики двигаются впереди боевых машин, то очевидно легче сохранить порядок, так как боевым машинам легко держаться тогда своего построения. Однако наступит момент, когда разведчик должен будет встретиться с разведчиком, а это значит, что прикрывающая завеса должна будет развернуться в подвижную линию огня. Отсюда возникает вопрос, какой должна быть та теория общей тактики, на основе которой эта подвижная линия огня и боевые силы должны действовать совместно? Ответ на этот вопрос должен вытекать, я думаю, из общей конфигурации местности. Местность едва ли будет всюду ровной; местами она конечно будет неровной, а последнее обстоятельство будет способствовать образованию скрытых подступов. Из этого положения должна быть извлечена максимальная польза с целью обеспечения движения и прежде всего для выбора и захвата позиций, пригодных для открытия огня на месте. Другими словами искусство атаки в значительной мере будет состоять в образовании подвижных сильных точек, откуда можно будет вести прицельный огонь по машинам противника, в то время как другие машины должны оттеснять противника на эти огневые точки.

Схема 12 в очень простой форме иллюстрирует эту тактику, напоминающую старую тактику совместной работы конной артиллерии с конницей. Действует отряд из разведывательных, боевых и артиллерийских танков. Направление движения противника обозначено буквой а. Наши силы распределены следующим образом: в1,в2,в3 - разведчики, с - боевые силы и д - артиллерийские машины. Продвигаясь, противник ввязался в бой с в2, под прикрытием которого действует с, ведя бой на ходу. В то же время д, используя складки местности и под прикрытием в3 быстро продвигается к пункту е, в направлении которого с пытается оттеснить противника. Если действия с окажутся успешными, то противник попадет в сферу действительного огня из пункта е .

Хотя, как мне кажется, будет скорее исключением, чем правилом, то, что эта тактика даст быстрые и ощутимые результаты, но чем чаще такой маневр молота и наковальни будет применяться, тем больше будет нести противник потерь, а поскольку его наступательная сила будет слабеть, [73] постольку это заставит его переходить из района в район, пока наконец он не окажется в углу и не будет принужден к сдаче.

Приведенный пример тактики боевых действий танков кажется очень упрощенным; то если с обеих сторон будут действовать несколько подобных отрядов, то конечно операция и тактика в значительной степени усложнятся.

Тогда будет понятно, что в целях сосредоточения усилий и предохранения рассеивания частей, на первое место выдвигается вопрос управления, которое становится чрезвычайно трудным, ибо согласно плану здесь должно быть налицо общее взаимодействие между несколькими группами или отрядами, участвующими на каждой стороне, а также индивидуальная связь между каждой группой и се соседями, причем на их действия громадное влияние окажут действия противника. Для того чтобы управлять одной группой против одиночной группы противника, воздушное превосходство может оказать большую помощь, но при управлении одной или несколькими группами против нескольких же групп противника воздушное превосходство становится проблемой первостепенной важности, ибо если даже местность на поде боя будет исключительно открытой, то все же будет почти невозможно обнаружить различные позиции противника и его движения одним только наземным наблюдением.

В этой тактике боя имеется один небольшой пункт, требующий разъяснения, а именно - каким образом танк будет вести бой с танком? Я думаю, [74] что вообще отдельный танк не будет вести боя с отдельным танком, а вместо этого танковая единица - взвод или рота - будет вести бой с соответствующей единицей. Конечно при встрече двух отдельных танков между ними должна разыграться дуэль, но при наличии действительного управления такое положение будет скорее исключением, чем правилом, ибо большое число подобных столкновений будет свидетельствовать о потере управления.

С другой стороны, когда танковая часть ввяжется в бой с танковою частью, то огонь не должен открываться случайным путем, а должен быть в первую очередь сосредоточен по командному танку противника, если таковой обнаружен, или же по ведущей машине, а в случае вывода ее из строя - по следующей.

Б. Действия танка против противотанкового орудия

За исключением мин, пушка и бронебойный пулемет являются действительными орудиями противотанковой борьбы, - оба могут быть использованы в танке и вне танка. Когда они находятся вне танка, они теряют свою подвижность, но зато значительно выигрывают в меткости стрельбы, ибо не может быть даже сравнения между меткостью стрельбы со стационарной установки и с подвижной. Если движущийся танк вынужден атаковать не бронированную пушку на открытом месте, то наиболее опасной дистанцией будет расстояние между 1000 и 800 м, - хотя с более близкой дистанции танк будет представлять большую цель, но чем ближе он продвинется к пушке, тем действительнее будет его собственный огонь. Далее, если танк приближается по диагонали, т. е. под углом к линии огня орудия, то последнее быстро должно поворачиваться и менять прицел, и чем быстрее это делается, тем менее метким становится огонь. Если это делается на расстоянии 500 м от орудия, то в 9 случаях из 10 последнее будет подбито.

Но когда мы рассматриваем бронированное орудие, - будь то в танке или на месте под броневым куполом, - проблема его атаки становится гораздо сложнее, ибо хотя рассеивание огня у орудия во время перемены положения остается, но это уравновешивается наличием брони у орудия. Чем больше приближается танк, - будь то облически, или иначе, - тем легче в него попасть. Эта проблема в значительной мере схожа с действиями флота, атакующего береговые укрепления. Проблема атаки кроме того усложняется в случае действия против бронированного противотанкового пулемета, так как это орудие, будучи сравнительно маленьким, может быть хорошо замаскировано и в состоянии открыть сильный неожиданный огонь на коротких дистанциях, - на таких дистанциях, откуда наверняка можно попасть в танк.

Отсюда вытекает, что фронтальной атаки следует избегать, если только она не подготовлена соответствующим образом, но так как на такую подготовку требуется время, а полевая атака протекает быстро, то очень редко будет достаточно времени на подготовительные мероприятия по прикрытию атаки. [75]

Общий вывод из вышесказанного приводит к заключению, что бронированные стационарные противотанковые средства, расположенные на удобных позициях, являются невыгодными целями для атаки танков. Ведется ли атака фронтально или даже во фланг или тыл, следует помнить, что орудие или пулемет в танке, а также в броневом куполе, может быть в несколько секунд повернуто в нужную сторону и подготовлено к бою. Чем более подвижной является оборона, т. е. чем быстрее перемещается оружие в оборонительном районе, тем более оно могущественно, а следовательно наиболее могущественным противотанковым оружием является сам танк, оружие которого передвигается вместе с броней и может вести огонь на ходу и на месте.

68. Конница в наступательном бою

Хотя конница не играет никакой роли в условиях боя между бронированными машинами, все же никогда не следует забывать, что идея кавалерии чрезвычайно близка идее механизированной войны, и это потому, что броня дает возможность подвижности, которая в свое время была присуща только коннице, опять доминировать на поле боя, благодаря чему механизированная война является высшей стадией по отношению к пехотной войне.

В те времена, когда кавалерия главенствовала, конница могла оперировать как самостоятельный род войск; с точки зрения искусства кавалерийская тактика достигла зенита в тот момент когда конница была соединена с пехотой, так как последняя создавала защитную тактическую базу, опираясь на которую конница использовала свою подвижность и развивала наступательные действия.

Примеры можно найти в классических войнах, как например сражение той Арбеле (331 г. до Р. X.){19}, в средние века - сражение при Дуплин Мюйр (1332 г.){20} и не так давно в походах Фридриха Великого{21}. После эпохи этого великого полководца конница начинает терять свою ценность, а после введения винтовки она была оторвана от своей пехотной базы, так как ее наступательная сила в конном строю была значительно понижена винтовочной пулей.

Статический характер мировой войны объясняется тем, что подвижность не могла развиться на основе пехотных масс. Эго была война защитных тактических баз. В результате преобладала осадная, или позиционная война где, ввиду того что уже больше нельзя было использовать подвижность конницы, основанной на пехотной стабильности, делались попытки развить подвижность пехоты на основе стабильности артиллерии. Однако это изменение в тактических методах потерпело крушение, ибо для пехоты так же невозможно наступать против пуль современной винтовки и пулемета, как невозможно было коннице наступать против мушкета и картечи 100 лет тому назад. Для разрешения этой проблемы необходимы были непробиваемые пулей конь и всадник, - отсюда и появились бронемашина и танк.

Так как тактика кавалерии на протяжении всей истории была на высоте лишь тогда, когда ее подвижность была основана на защитной силе пехоты, [76] то я и взял за основу комбинацию танковых сил с противотанковыми, причем действия танка в связи с противотанковыми действиями рассматриваю: одно - как боевой молот, а другое - как боевую наковальню, т. е. другими словами как взаимно дополняющие друг друга инструменты.

Если должен иметься сторонник и последователь танковой идеи, то им должен быть кавалерист, так как танковая идея сегодняшнего дня является кавалерийской идеей прошлого.

69. Инженерные войска в наступательном бою

В механизированном бою инженерные войска в полном смысле слова являются боевыми войсками, причем особое значение они приобретают в организации противотанковой обороны. Они должны намечать мероприятия по противотанковой обороне; они должны указывать, какие нужны оборонительные сооружения и минные поля, какие мосты должны быть построены или разрушены, какие сооружения нужны для ведения химической войны и противохимической обороны. В будущей войне по всей вероятности инженерные части будут снабжены механизмами, выполняющими самые разнообразные работы, как-то: для рытья окопов, для закладки мин, минными подрывателями, мостовыми машинами, танками с оборудованием для выпуска газов и дымов и танками-дегазаторами.

70. Авиация в наступательном бою

Работа авиации, действующей совместно с механизированными частями в наступлении, преследует 3 цели: 1) достигнуть местного преимущества в воздухе путем непосредственной атаки воздушных сил противника или путем отвлечения его из района действий посредством бомбежки дальних центров, важных для противника с точки зрения их защиты; 2) собирать сведения о расположении противника, поддерживать постоянное соприкосновение с ним, наблюдать за передвижениями противника и своевременно информировать о них; 3) обеспечивать наступающие войска путем тщательной разведки района и всей местности, на которой могут быть размещены орудия и противотанковые средства противника; если противник и местность не будут находиться под тщательным воздушным наблюдением, то танки не будут в состоянии развить всю свою боевую мощь.

Тактической базой деятельности авиации является не далекий тыловой аэродром, но противотанковая база, а потому в целях экономии времени и возможно полного использования добываемых сведений необходимо теснейшее сотрудничество между механизированными родами войск в воздухе и на земле. Следовательно в состав противотанковой базы войдут посадочная площадка и войска ПВО, ибо без последних не может быть создана защищенная от вероятных налетов авиации противника база воздушных сил. [77]

Отсюда мы видим, что в целях наилучшего и наиболее эффективного использования всех сил, авиация не только должна быть тесно связана с частями ПВО, но и оба в той же мере должны быть связаны с полевой армией, наводиться под одним общим командованием.

Дальше