Содержание
«Военная Литература»
Исследования

Вместо предисловия: новый театр военных действий - Тихий океан

Уже два года бушевала вторая мировая война, когда появились признаки того, что Япония - партнер Гитлера и Муссолини по «оси» - готовится к широкомасштабному наступлению в Юго-Восточной Азии.

В Европе Гитлер приближался к своей цели - установлению на континенте «нового порядка». После аннексии Австрии и Чехословакии германские войска оккупировали Польшу, Данию, Норвегию, Нидерланды, Бельгию, Люксембург, большую часть территории Франции, Югославии и Греции. Власть фашистской «оси» простиралась от Нордкапа до границ Сахары. А с лета 1941 года фашистские войска опустошали западные территории Советского Союза. Казалось, авантюрному плану Гитлера сломить страну социализма светила счастливая звезда.

Милитаристская Япония очень внимательно следила за развитием событий. Заключенный 27 сентября 1940 года Токио, Берлином и Римом тройственный пакт распределял роли фашистстких захватчиков при новом разделе мира.

«Правительства Германии, Италии и Японии рассматривают в получение каждой нацией мира надлежащего жизненного пространства в качестве основной предпосылки прочного согласия. Поэтому они решили: действовать совместно в своих устремлениях к великоазиатскому пространству и европейским территориям, причем их важнейшей целью является установление и поддержание соответствующего нового порядка и содействие благополучию и процветанию живущих там народов. Дальнейшим желанием трех правительств является распространение этих совместных действий на те нации: которые способны приложить усилия в том же направлении, чтобы таким образом могли осуществиться их устремления к конечной цели - всемирному согласию. В соответствии с этим правительства Германии, Италии и Японии договорились о следующем:

Статья 1.

Япония признает и уважает руководящую роль Германии и Италии при установлении нового порядка в Европе.

Статья 2.

Германия и Италия признают и уважают руководящую роль Японии при установлении нового порядка на великоазиатском пространстве.

Статья 3.

Германия, Италия и Япония договорились действовать совместно на на вышеуказанных основаниях. Кроме того, они принимают на себя взаимные обязательства поддерживать друг друга всеми политическими, экономическими и военными средствами в том случае, если одна из трех заключающих настоящий договор сторон подвергнется нападению какого-либо государства, не участвующего в настоящее время в европейской войне или в китайско - японском конфликте.»

Антисоветизм, ставший определяющим мотивом антикоминтерновского пакта между Германией и Японией от 25 ноября 1936 года, объединял агрессоров в их стратегических намерениях. Тем не менее, тройственный пакт разграничивал сферы взаимных интересов. Япония оставляла за собой «новый порядок» в Азии и на Тихом океане.

Уже в сентябре 1933 года японская империя начала войну в Манчжурии, которая позднее распространилась на весь Китай. Эта огромная страна со своими богатыми сырьевыми месторождениями играла решающую роль в японских планах. Ее завоевание и эксплуатация были предпосылкой для последующего наступления на азиатскую часть Советского Союза.

Захватнические планы Японии выглядели весьма конкретно. Меморандум Танаки стал евангелием японской милитаристской клики. Этот документ, который японский премьер-министр барон Тиити Танака представил 25 июля 1927 года императору, требовал «позитивной политики» для создания великой японской колониальной империи.

При беглом просмотре этот документ, казалось, касался прежде всего только Китая и Монголии. Но в действительности он содержал и другие далеко идущие захватнические планы японских милитаристов. Это был своего рода японский эквивалент гитлеровской «Майн кампф».

«Защитить себя и других мы, японцы, можем только проведением политики «крови и железа», которая разрешит запутанную ситуацию на Дальнем Востоке. Если мы захотим проводить такую политику, Соединенные Штаты будут: подстрекать Китай нам противостоять. Если мы хотим в будущем контролировать Китай, прежде всего мы должны исключить влияние Соединенных Штатов Америки, как мы уже сделали это в русско-японской войне в отношении России.

Чтобы завоевать Китай, сначала мы должны завоевать Манчжурию и Монголию. Чтобы завоевать мир, мы должны сначала завоевать Китай. Если нам удастся завоевать Китай, все государства Центральной и Малой Азии, южных морей и Индия будут бояться нашей мощи, уважать нас и слушаться.

Тогда весь мир примириться с тем, что Дальний Восток принадлежит нам, и никто не отважиться на нас напасть. Это план, который завещал нам император Мэйдзи, и необходимое условие прочности нашей японской империи:

Когда Манчжурия и Монголия окажутся фактически в наших руках, мы используем эти страны как точку опоры и проникнем оттуда под прикрытием торговых связей в остальные части Китая. Манчжурия и Монголия станут нашим своеобразным командным пунктом, из которого мы возьмем под контроль богатства всего Китая; таким же образом затем мы завоюем Индию, южные моря, Малую и Центральную Азию и, наконец, Европу.

Завещанный императором Мэйдзи план покорения восточной Азии состоит из трех этапов. Первые два шага - завоевание Формозы и Кореи - - мы уже выполнили. Не завершен только третий этап - завоевание Манчжурии и Монголии, после которого должна последовать ликвидация всего китайского государства - великий подвиг, который внушит страх и уважение не только островам южных морей, но и всей материковой части Азии.

Следует иметь в виду, что Америка после мировой войны состоит в тесном союзе с Англией и будет препятствовать нашим дейстивия в Китае. Но если думать о будущем величии нашей страны, не остается ничего другого, как вести войну против Америки, чтобы преподать урок Китаю и всему остальному миру. Кроме того, американский флот на Филиппинах находится в непосредственной близости от наших Цусимского и Курильского проливов.»

Все указывало на то, что Япония хотя и не во всех деталях следовала плану Танака, но сохранила основную его концепцию. Стратегической целью вооруженных сил японской империи было прежде всего завоевание важнейших сырьевых районов, в первую очередь - нефтяных месторождений в Голландской Ост-Индии. Малайя, Филиппины, Гонконг, Борнео, Суматра, Ява, Целебес, Зондские острова, архипелаг Бисмарка и Бирма были лишь отдельными станциями на пути экспансии, которая преподносилась азиатским народам как «освобождение от колониализма белой расы».

Казалось очевидным, что, преследуя эти захватнические цели, Япония рано или поздно должны была войти в конфликт с Соединенными Штатами, чья политика политического и экономического проникновения в азиатское и тихоокеанское пространство вошла в непримиримое противоречие с открыто декларируемой экспансионистской политикой Японии.

Так наряду с войной в Европе, длившейся уже два года, возник другой район напряженности - Юго-Восточная Азия и юг Тихого океана.

Замыслам Японии благоприятствовала ситуация, в которой оказались союзники. США, Великобритания и Нидерланды, которые могли бы угрожать Япониии на новом театре военных действий, не были готовы к отражению широкомасштабного наступления. Их вооруженные силы в этом районе не подчинялись какому-то единому командованию. К тому же они уступали агрессорам как численно, так и в вооружении и материально-техническом снабжении. Даже в тех колониях, где можно было бы рассчитывать на поддержку коренного населения, для её организации ничего сделано не было. В оружии угнетенному туземному населению колоний отказывали из боязни способствовать тем самым движению за независимость.

Япония к концу 1941 года держала в полной боевой готовности могучую военную машину.

В её распоряжении были:

51 армейская дивизия;

10 авианосцев;

10 линейных кораблей;

18 тяжелых крейсеров;

18 легких крейсеров;

113 эскадренных миноносцев;

63 подводные лодки;

3200 самолетов морской авиации;

1500 самолетов фронтовой авиации.

Со стороны США, Великобритании и Нидерландов на тихоокеанском театре военных действий им противостояли:

12 армейских дивизий;

3 авианосца;

11 линейных кораблей, включая «Юту», - линкор старой постройки, который давно уже служил лишь в качестве корабля - мишени;

14 тяжелых крейсеров;

21 легкий крейсер;

101 эскадренный миноносец;

69 подводных лодок;

1000 самолетов - бомбардировщиков и истребителей.

Одно это сравнение уже показывает слабость союзников. Превосходство Японии видится ещё более значительным, если учесть, что агрессор - смотря по обстоятельствам - мог атаковать отдельные позиции союзников всей мощью своего флота и авиации. Его перевес над разрозненными, разделенными тысячами километров вооруженными силами союзников представляется просто подавляющим.

Это становится ясным, если рассмотреть распределение союзных войск и места их базирования в начале военных действий на Тихом океане: на Гавайях: 9 линкоров;

300 самолетов;

3 дивизии. на Филиппинах: 3 крейсера;

13 эсминцев;

19 подводных лодок;

180 самолетов;

2 дивизии. в Малайе и Сингапуре: 2 линкора;

3 крейсера;

5 эсминцев;

250 самолетов;

2 дивизии; в Голландской Ост-Индии: 3 крейсера;

6 эсминцев;

13 подводных лодок;

200 самолетов;

2 дивизии; на Алеутах и Самоа, Гуаме и небольших американских базах:

2 авианосца;

21 крейсер;

67 эсминцев;

27 подводных лодок; в Бирме: 3 дивизии.

Конечно, планы милитаристской Японии были заведомо авантюрными и говорили как о безграничной переоценке японских сил, так и о недооценке сил противников. Однако японские империалисты использовали благоприятные обстоятельства и на первых порах добились значительных успехов.

Другой предпосылкой этих начальных успехов стал элемент неожиданности. Хитроумная и коварная японская дипломатия убаюкивала правительство США заверениями в миролюбии. С другой стороны, это стало возможным благодаря многолетней политике соглашательства, проводимой в отношении Японии. Инициаторами такой политики были реакционные круги США, именовавшиеся изоляционистами, целью которых было склонить Японию к нападению на Советский Союз. Им представлялась прямо-таки идеальным такое решение, когда Япония направит свои агрессивные устремления на дальневосточные районы Советского Союза. Именно с таким расчетом закачивали деньги в военную промышленность Японии монополии Дюпона, Рокфеллера и других крупных капиталистов.

Американские капиталовложения в Японии были весьма значительны. В 1941 году на долю США приходилось около восьмидесяти процентов все иностранных инвестиций в Японии. Их общая сумма составляла примерно 500 миллионов долларов. Из них 178 миллионов были инвестированы в японские промышленные компании, что давало возможность американским инвесторам диктовать свои условия. Это казалось таких важных для вооружения страны японских концернов, как Мицубиси Дэнки, Тейкоки Сейшен Кабушики Кайша, Осака Гэс, Йокогама Раббер и Ниппон Коламбиа.

61, 5 миллиона из вложенных сумм были использованы для создания в Японии американских предприятий, которые сравнительно мало подвергались японскому влиянию. Это были такие производства, как Джапан Данлоп Раббер, Джапан Дженерал Моторс и Форд Мотор Компани оф Джапан.

Остальная часть американских займов была направлена в виде инвестиций в государственные и полугосударственные предприятия Японии.

Основными инициаторами этой политики в США были представители «Национального объединения промышленников», которое опиралось на таких монополистов, как Дюпон, Морган, Рокфеллер, Меллон и Форд. Они оплачивали немалое число агентов, задачей которых было подталкивать Японии к войне с Советским Союзом. В их числе были даже дипломаты вроде посла Грея, представлявшего в Токио США, и Джозефа Кеннеди, отца убитого в 1963 году президента США. Тот был послом в Лондоне и относился к числу ярых сторонников «мюнхенской политики», развязавшей фашистскому диктатору руки для аннексии Австрии и Чехословакии.

Немаловажную роль в подготовке Японии к войне играл импорт из США железного и стального лома, станков, промышленного оборудования, нефти и авиационного бензина. Япония, страдавшая от ощутимого недостатка подобных материальных ресурсов, получала из Соединенных Штатов значительную часть сырья, нужного для производства вооружений.

Президенту Рузвельту до дня трагедии Пирл-Харбора не удавалось принципиально изменить эту политику, хотя он как демократ и антифашист не мог не сознавать опасность, исходившую от «оси» Берлин - Рим - Токио.

Влияние изоляционистов и стоящих за ними монополий в конгрессе связало президенту руки, не позволяя использовать против фашистских агрессоров весь потенциал Соединенных Штатов. Когда за несколько месяцев до налета на Пирл-Харбор были запрещены поставки в Японию некоторых стратегических материалов, американские монополии все равно нашли выход и сохранили их, хотя и в ограниченном объеме.

К тому времени Япония уже совершенно открыто заявила США о своих требованиях свободы действий для экспансии в Юго-Восточной Азии и на Тихом океане.

Америке было от чего насторожиться. Когда Франция в 1940 году капитулировала, Япония в качестве уступки от от правительства Виши получила Французский Индокитай. Таиланд также покорился японцам. В сентябре 1940 года Япония стала членом фашистской «оси».

Для США не было тайной, что Япония готовится к большой войне, но известные факты толковались как подготовка Японии к войне против Советского Союза. Таким образом, когда Япония внезапно нанесла удар по Пирл-Харбору, правящие круги США стали жертвой своего собственного заговора против Советского Союза.

Они упорно не желали верить, что Япония решила отложить нападение на Советский Союз до тех пор, пока не подстрахуется неисчерпаемыми источниками сырья в Юго-Восточной Азии и южной части Тихого Океана. А чтобы добиться этого, император Хирохито и его генералы и адмиралы решили сначала устранить самого сильного противника, угрожавшего на флангах, нанеся упреждающий удар по США.

Газеты США 17 ноября 1941 года сообщили, что два японских дипломата, посланники Номура и Курусу, провели в Вашингтоне переговоры с Рузвельтом и госсекретарем Хэллом по представляющим взаимный интерес вопросам Тихоокеанского региона.

В Токио ни одна газета не сообщила, что 29 ноября 1941 года император Хирохито провел с военными совещание, которое имело решающее значение. Совещание состоялось в военном министерстве и было строго засекречено.

Дальше