Содержание
«Военная Литература»
Исследования

Заключение. Последние выводы

СССР выиграл Вторую мировую войну, что стало прологом к его поражению в третьей - "холодной" - мировой войне. Проигравшие Германия и Япония вынуждены были полностью сосредоточиться на своих внутренних проблемах, ключом к решению которых стало создание эффективной гражданской экономики. Они открыли принципиально иной путь "подхлестывания" общества - путь не милитаристской, а экономической агрессивности. Рычагом ускоренного развития стал экспорт готовой продукции. Военная экспансия была заменена энергичной экономической экспансией. Военный дух и смекалка были переплавлены в борьбу за конкурентоспособность товаров. Результаты появились достаточно быстро. Оккупированные Япония и ФРГ по темпам экономического роста и богатству превзошли победителей. Особенно плачевными итоги соревнования были для Советского Союза, чья экономика по качественным показателям к 80-м гг. безнадежно отстала от ФРГ и Японии.

Основная причина сложившегося положения состояла в том, что гонка вооружений 30-х гг. для советской экономики сразу же, без передышки, переросла в бесконечную [377] гонку вооружений последующих десятилетий. Победа в войне превратила СССР из государства-одиночки "во враждебном капиталистическом окружении" в имперский центр с двумя десятками государств-сателлитов, которым необходимо было помогать в той или иной форме. Советские войска, впервые в истории России, оказались размещенными в Европе на постоянной основе, что, наряду с "чувством законной гордости", предполагало солидное финансирование. Борьба за гегемонию в мире отвлекала огромные средства. Все лучшее отдавалось вооружениям. То был молох, безостановочно пожиравший богатейшие материальные и интеллектуальные ресурсы советской экономики и науки. Руководство СССР постоянно находилось под двойным впечатлением - 1941 г., года поражений, и 1945 г., года Победы. Чуть было не состоявшийся крах СССР связывался политическим и военным руководством со слабостью Армии, а победа - с сильной Армией. Отсюда делался простенький, но "железный" своей логикой вывод - Армия должна быть сильной. Всегда. Во всех компонентах. Мифы тем и страшны, что принимаются за правду. Власть так усиленно пропагандировала тезис об отставании Красной Армии в 1941 г. от вермахта как основную причину поражений, что убедила в этом и саму себя. Поэтому наращивание гор оружия превратилось в самоцель. К моменту краха Советского Союза история с танками повторилась: наша страна опять имела их больше всех государств мира вместе взятых. От поражения, как и в 1941 г., СССР это не спасло.

Верхи так и не поняли простую истину: побеждают не числом, а умением, не количеством, а качеством организации. И еще не дутой, а реальной связью верхов и низов.

Население устало от бедности и тотального дефицита, и народ-победитель, столь много сделавший и столь многим пожертвовавший ради сохранения государства в годы [378] Великой Отечественной войны, безучастно принял его развал и смерть социалистического строя. То, что могло произойти, но не произошло в 1941 г., закономерно свершилось в 1991 г. Борьба с гитлеризмом лишь отсрочила закономерную гибель тоталитарного строя. Хотя события 1941 г. показали, что вполне можно было победить сталинскую систему властвования. Эту тайну и пыталась замаскировать советская историография, конструируя мифы про "многократное превосходство немецко-фашистских захватчиков".

"Тысячелетний рейх" просуществовал всего 12 лет, но и сталинское тоталитарное государство по историческим меркам продержалось не так уж и долго, хотя послесталинское руководство в Целом немало сделало для его модернизаций. Причины крушения "маяка всего человечества" четко просматриваются уже в испытаниях 1941-1945 гг. Прежде всего это полное пренебрежение к жизням и судьбам людей, которые большевистским вождям служили лишь подсобным материалом для строительства своих вариантов Вавилонской башни и затычкой прорех, беспрестанно возникавших из-за их преступных ошибок.

В 1941 г. выявилось неумение эффективно использовать гигантские ресурсы: человеческие, сырьевые, материальные. Достижение практически любой цели обеспечивалось слишком часто за счет значительного перерасхода сил и средств. И лишь репрессии против сомневающихся и закрытость общества позволяли затушевывать цену таких побед, а массированная пропаганда давала возможность приписывать все достижения исключительно мудрости Вождя и списывать все поражения на происки врагов или объективные факторы. На деле колоссальное количественное превосходство "по валу" долго, очень долго, до конца 1942 г., не оборачивалось превосходством качества организации. [379]

Сталинская, "очищенная" в ходе репрессий 1936- 1939 гг. Красная Армия проигрывала военное соревнование на поле боя вермахту. Но ведь в конечном счете справедливо указывают апологеты Иосифа Виссарионовича и созданного им мобилизационно-репрессивного режима, СССР выиграл войну у Германии. Конечно, можно сбросить со счетов фантастическую цену такой победы. К тому же Сталин оказался везучей Гитлера. Он избежал "прелестей" войны на два фронта. Япония "подыграла" ему, не тронув дальневосточных границ и втянув США в войну. Ему, несгибаемому борцу с империализмом, всерьез помогали главные империалистические державы. Сталин вел войну в самых благоприятных международных условиях, какие только можно представить. Даже с царской Россией союзники обходились строже. В Первой мировой Россия воевала без ленд-лиза и сама оплачивала большую часть перевозок по коммерческим ценам.

Но главное не в этом. Фактически сумма просчетов одного диктатора (Гитлера) превысила сумму ошибок другого (Сталина). И это решило исход войны.

Победа в Великой Отечественной войне стала на долгое время основным доказательством верности реализованных Сталиным принципов властвования. При этом мало кто отмечал, что война была военно-идеологическим столкновением двух тоталитарных систем. Обе имели свои сильные и слабые стороны. Гитлер сумел создать мощную армию, где главной боевой силой являлся высокий моральный дух. По этому, решающему, показателю вермахт почти до конца 1942 г. заметно превосходил Красную Армию. Увы, тоталитарные идеологические режимы способны создавать иллюзии великих целей, мобилизующих энергию людей на подвиги. Гитлер прекрасно разыграл карту ущемленного национального достоинства немецкого народа. Вермахт был [380] национальной армией, носителем духа мщения за унижения Версальского договора и этим он выгодно отличался от рыхлых по боевому духу французской и Красной армий. Тема эта "не патриотичная", скользкая, а потому еще мало исследованная. Но без осознания этой проблемы толком не понять ни ярких успехов вермахта на первом этапе мировой войны, ни его упорного сопротивления в последующие два с половиной года. Как не понять и причины удивительной беспомощности Красной Армии в 1941-1942 гг. Вермахт был прекрасной армией, но с преступным руководством во главе, которое, по сути, предало его. Предало тем, что ставило перед вермахтом нереальные задачи победить всех и вся; тем, что бросало в бой, не обеспечив необходимым снаряжением и техникой; тем, что заставило воевать с мирным населением. Солдаты жертвовали собой напрасно. Шансов выиграть мировую войну на два фронта, чувствуя ненависть народов, с которыми они столкнулись на своем пути в никуда, у них не было.

Войны среди развитых государств отошли в прошлое. Решать свои проблемы с помощью войны уже не рационально. Но войны между ними тем не менее идут, только виртуальные - в сфере экономики, финансов и высоких технологий. Короче говоря, в сфере менеджмента. На этом поприще Германия (ФРГ), Япония и даже Италия одержали куда большие успехи, чем во Второй мировой войне.

Наша Власть пока не освоила виртуальные (точнее, управленческо-экономические) способы борьбы. А раз так, то война традиционная остается одним из основных индикаторов истинного состояния общества и государства, продолжается, теперь уже чеченской. И вновь она выявила проблемы давнего 1941 г.: неспособность толком использовать свои огромные преимущества, плохую обученность личного состава, вопиющие пробелы [381] в организации, и так вплоть до частных проблем, вроде неумения проводить операции на окружение и уничтожение врага или тяги к фронтальному выдавливанию противника, как это происходило в ходе операции по "вводу" войск в Чечню в 1999 г. История повторяется, пусть и в других условиях, а учиться у нее все так же лень, и потому Власть упрямо наступает на те же грабли, чтобы опять учиться пройденному и уже оплаченному кровью. И так виток за витком...

Примечания