Содержание
«Военная Литература»
Исследования

Часть 8.

"Особый путь" СССР (1931-1991)

Парашютисты: несбывшиеся надежды

В 1931 г. Советский Союз стал первым государством, создавшим воздушно-десантные войска. В течение следующих 60 лет СССР располагал самыми многочисленными войсками этого типа в мире.

Попытки использовать парашютистов предпринимались в некоторых армиях уже в период Первой мировой войны, но только в СССР сразу оценили новые возможности, предоставляемые воздушным десантом. Первое парашютное подразделение было организовано в Ленинградском военном округе ("парашютно-десантный отряд"). К 1931 г. он представлял собой вполне готовую к бою воинскую часть. Но такие попытки предпринимались и раньше. Так, в 1929 г. группы парашютистов участвовали в боях против исламских партизан ("басмачей") в Средней Азии.

После официального создания отряда численностью 480 парашютистов с 18 самолетами в последующие два года возникли аналогичные новые части. В 1933 г. на базе этих соединений организовали четыре воздушно-десантные бригады специального назначения. Одновременно в СССР стали широко пропагандировать парашютный спорт среди молодежи, чтобы подготовить значительный резерв. В то время, как в очень немногих армиях мира делались лишь скромные попытки включать парашютистов в вооруженные силы, в 1935 г. на маневрах под Киевом в присутствии иностранных военных атташе был сброшен десант, насчитывавший 1200 солдат. После захвата ими района десантирования там приземлились самолеты с 2500 пехотинцами, артиллеристами, солдатами мотомеханизированных подразделений. Одним из иностранных наблюдателей был немецкий офицер полковник Штудент. То, что он увидел, послужило окончательным аргументом в пользу организации в Германии первого батальона парашютистов. Три года спустя Штудент стал во главе первой немецкой воздушно-десантной дивизии.

В 1936 г. во время учений в районе Минска самолеты РККА сбросили 1800 парашютистов, а затем в этот район переправили самолетами еще 5700 солдат с тяжелым вооружением, артиллерией и танками. Еще через 2 года советские воздушно-десантные войска состояли из шести бригад общей численностью 18 тысяч парашютистов.

С 1939 г. подчиненные авиации воздушно-десантные части участвовали во многих боевых действиях. 212-я бригада была направлена на Дальний Восток, где в сражениях под Халхин-голом столкнулась в роли обычной пехоты с японскими войсками. Во время нападения на Польшу в сентябре 1939 г. 201-я, 204 и 214-я бригады перебрасывались наземным путем.

Первые выбросы боевого парашютного десанта произошли в Финляндии в ноябре и феврале 1939 г. Почти три бригады были сброшены на пять главных целей и многочисленные второстепенные пункты. Однако на сложной местности, в тяжелых погодных условиях советские парашютисты были окружены и быстро разгромлены финскими частями. В дальнейшем в финской войне 1939-1940 гг. советские десантники действовали только как пехотинцы. Больше повезло солдатам 201-й и 204-й бригад, которые в составе парашютных батальонов сбрасывались в качестве дальнего авангарда советских мотомеханизированных колонн в июне 1940 г. во время захвата румынской Бессарабии.

Перед началом войны с Германией СССР располагал десятью воздушно-десантными корпусами по три бригады в каждом. На стадии формирования находились еще пять корпусов. Кроме того, имелся ряд отдельных парашютных бригад и батальонов. Бригада состояла из 4-х батальонов, численность личного состава каждого из которых равнялась по штату 546 человек. Численность воздушно-десантного корпуса составляла примерно десять тысяч человек. Однако несмотря на многочисленность, советские парашютисты в основном воевали как обычные пехотинцы, а не десантники. Сказались огромные потери самолетного парка в первые недели войны, неумение планировать и осуществлять крупные десантные операции.

Первая парашютная операция состоялась 14 июля 1941 г. под Могилевом. Здесь в районе деревни Горки авиаразведка обнаружила на поле примерно 300 немецких танков, стоявших в ожидании подвоза горючего. Рано утром с 4-х самолетов ТВ-3 была произведена выброска роты в количестве 64-х человек из состава 214-й бригады ВДВ. Десантирование происходило в условиях хорошей видимости, позволившей немцам своевременно обнаружить самолеты, летевшие на высоте 600 метров, и открыть зенитный огонь. Некоторые парашютисты погибли или получили ранения прямо в самолетах. Но большинство смогло прыгнуть. Завязался бой с превосходящими силами немецкой пехоты и экипажей танков. В этих условиях задача была выполнена лишь частично: удалось поджечь не более 20-30 танков и автомашин. Спустя двое суток в расположение своих войск вышли 34 парашютиста. Остальные погибли либо попали в плен.

Второй воздушный десант был осуществлен в ночь на 22 сентября 41 года под Одессой. Там в результате наступления немецких и румынских войск город и порт оказались в пределах досягаемости огня артиллерийских батарей в восточном секторе. Требовалось срочно подавить вражескую артиллерию, а затем снова отбросить противника от города. С этой целью был разработан план комбинированной операции. Пехотные части гарнизона должны были провести наступление из города в направлении села Свердлове. Непосредственно перед началом сухопутного наступления корабли должны были провести артобстрел района села Григорьевка в тылу противника и высадить там морской десант. А за 30 минут до начала высадки морского десанта предполагалось выбросить один взвод парашютистов (23 человека) в районе деревни Щицли, где находился узел связи противника.

Удачный выбор места для десантирования и времени (темная ночь незадолго до рассвета) обеспечили исключительный успех операции. Парашютисты перерезали несколько линий телефонной связи между войсками и уничтожили один командный пункт. Возникли паника и неразбериха, сильно затормозившие начало действий по отражению морского десанта. Его высадка произошла почти без потерь. В течение всей ночи командование 15-й румынской дивизии не могло понять, откуда атакуют советские войска - с моря, воздуха или со стороны Одессы по земле, а главное - какими силами? Утром парашютисты соединились с моряками, на следующий день к ним подошли пехотные части. В результате этой интересно задуманной и успешно осуществленной операции были разбиты части двух румынских дивизий, они отступили на 5-8 километров, вся дальнобойная артиллерия противника оказалась в руках советских войск.

3 октября 1941 года для задержки стремительно развивавшегося наступления немецких танковых и механизированных частей на Москву был переброшен авиадесант в район Орла-Мценска. Две бригады ВДВ из состава 5-го воздушно-десантного корпуса, общей численностью 6 тысяч человек, за 12 часов были доставлены в указанный район на 60 самолетах ПС-64 и ТВ-3. Каждый самолет сделал по 3-4 вылета. Кроме стрелкового оружия, десантники имели 10 орудий калибра 45 мм, минометы и крупнокалиберные пулеметы.

Приземление самолетов с первым батальоном десанта происходило на аэродроме в Орле под огнем противника, уже вышедшего на окраину взлетного поля. Поэтому остальные части пришлось высаживать на аэродроме Оптуха, в 8 км северо-восточнее города и под Мценском. В жестоких боях вскоре были потеряны все пушки. Однако посредством подвижной обороны, многочисленных засад и ночных вылазок, во взаимодействии с частями подошедших вскоре 6-й гвардейской стрелковой дивизии и 4-й танковой бригады, наступление немцев было остановлено. Произошло это на реке Зуша под Мценском.

Расстояние в 45-50 км, отделявшее Орел от Мценска, 24-й механизированный корпус 2-й танковой группы генерала Гудериана смог с большими потерями преодолеть только за 9 суток. Быстрая доставка советских войск самолетами явилась для немецкого командования полной неожиданностью. Поскольку перевозка, высадка и сбор десантников осуществлялись под огнем противника, их действия следует считать воздушно-десантной посадочной операцией, решившей поставленные задачи.

Следующая десантная операция советских парашютистов произошла 15 декабря 1941 года к западу от города Клин. Батальон в количестве 415 человек, которым командовал капитан И. Г. Старчак, был сброшен в тылу немецких войск, отступавших под натиском Красной Армии, перешедшей в контрнаступление под Москвой 5 декабря. Немцы отходили к Волоколамску, рассчитывая закрепиться на заранее подготовленном к обороне рубеже по рекам Лама и Руза. Они двигались по единственной еще не перерезанной дороге, ведущей к Теряевой слободе. Сюда и десантировался батальон из состава 214-й бригады ВДВ. В ночь на 15 декабря он оседлал дорогу, разрушил линии связи и преградил путь немецким войскам.

Десантники не только перекрыли путь из Клина к Теряевой слободе. Они перекрывали и другие возможные пути отхода немцев на запад. В течение 9 суток они нападали на двигавшиеся колонны, уничтожали небольшие гарнизоны, взрывали мосты, поджигали автоцистерны с бензином для танков и грузовиков. Всего десантники взорвали 29 мостов, сожгли 48 автоцистерн, подбили 2 танка, уничтожили не менее 400 вражеских бойцов. Действуя небольшими диверсионными группами по коммуникациям противника в обширном районе, десантники вынудили врага бросить тяжелое вооружение. Только немногим удалось прорваться из Клина в западном направлении. За успешное руководство операцией капитан Старчак был произведен в майора.

31 декабря 1941 года был сброшен парашютный десант в составе батальона (под командованием майора Няшина) на Арабатскую стрелку в Крыму. Он должен был перекрыть отход немецких войск по ней в сторону Геническа. А это, в свою очередь, требовалось для обеспечения успешной высадки морского десанта между Керчью и Феодосией. Советское командование хотел посредством вторжения с моря освободить Крым, большая часть которого была уже оккупирована немцами. Морской десант высадился, однако не смог продвинуться далее 10-15 км от берега. Освобождение Крыма не состоялось. Но парашютисты действовали успешно, и поставленную перед ними задачу не только выполнили, а и перевыполнили.

Выброс происходил в сложных погодных условиях, с высоты 450 метров. Парашютисты оказались разбросанными на большой территории, что значительно затруднило их сбор на земле. Зато эта разбросанность десантных групп в сочетании с их решительными действиями дезориентировала противника о силах десанта, создав у него впечатление крупной десантной операции. Обходя заслоны и опорные пункты врага, парашютисты небольшими группами выходили к Ак-Монаю. Когда основные силы батальона собрались вместе, майор Няшин повел их в атаку. В коротком бою вражеский гарнизон был полностью уничтожен, артиллерийская батарея, прикрывавшая северный фланг, захвачена. Затем батальон перешел к обороне захваченного района, сочетая ее с вылазками диверсионных групп на вражеских коммуникациях. Через некоторое время батальон сменили пехотинцы, а десантников отправили на Таманский полуостров.

В первые дни января 1942 г. был произведен десант батальона ВДВ майора Старчака в полосе наступления 43-й армии Западного фронта. Поначалу планировалось, что парашютисты захватят аэродром в районе села Большое Фатьяново. Затем туда на самолетах доставят пехотный полк (1,3 тысячи человек). Все вместе они перережут шоссе Юхнов-Медынь и полностью парализуют немецкие тылы.

Десант был сброшен на немецкий аэродром в ночь на 4 января 1942 г. Не дожидаясь полного сбора парашютистов, Старчак повел своих бойцов в атаку. Однако подавить сопротивление противника ему удалось только к вечеру. Организовав оборону, десантники начали расчистку летного поля от снега и установку посадочных сигналов. Но утром 5 января резко ухудшилась погода. Поднялась сильная метель, весь аэродром оказался занесен снежными сугробами. В связи с этим (а также из-за изменившейся оперативной обстановки) высадку остального десанта отменили. Батальону Старчака приказали перейти к самостоятельным диверсионным действиям в полосе наступления 43-й армии.

В ночь на 8 января внезапной атакой десантники захватили железнодорожную станцию Мятлево, где уничтожили 2 эшелона с 28 танками и другой военной техникой. После этого еще 10 суток батальон в исключительно трудных условиях суровой зимы вел боевые действия на дорогах южнее Медыни. Лишь 19 января остатки батальона (всего 87 человек) соединились возле села Никольское с частями 43-й армии. Своими смелыми действиями батальон майора Старчака частично дезорганизовал работу войскового тыла немцев перед наступающими советскими частями, чем способствовал успеху наступления.

В ночь на 18 и на 19 января 1942 года был сброшен парашютный десант в количестве двух батальонов 201-й бригады ВДВ юго-восточнее Вязьмы в районе деревни Желанье. Они расчистили от снега посадочную площадку, на которую в следующие три ночи был доставлен самолетами целый полк (1,6 тыс. человек), имевший более чем 100 пулеметов, 90 минометов и 45 мм пушек. Потери оказались незначительными, хотя немцы с самого начала высадки ежедневно бомбили и обстреливали с воздуха район высадки. Оба парашютных батальона под командованием капитана Суржика атаковали и захватили 20-22 января ряд населенных пунктов, в частности, деревни Ключи, Петрищево, Тыновка и другие, после чего 23 января соединились с прорвавшимся кавалерийским корпусом. Тем временем доставленный на самолетах пехотный полк развивал наступление в направлении города Глухов, и 4 февраля соединился с частями 239-й стрелковой дивизии.

В середине февраля 1942 г. сложилась исключительно тяжелая обстановка в полосе боевых действий 29-й армии на ржевском направлении. Штаб армии и ряд ее частей оказался отрезанным от основной группировки. Для оказания помощи этой окруженной и крайне измотанной боями группировке в ночь на 17 февраля был сброшен парашютный десант в количестве около 400 человек, под командованием старшего лейтенанта П.Л. Белоцерковского.

В месте высадки (село Окороково) район нахождения окруженных советских войск составлял площадку 8 на 7 км. Вся она находилась под вражеским огнем. Непосредственно в момент высадки шли бои за село. Тем не менее, сразу же после освобождения от парашютов десантники с хода вступали в бой мелкими группами. Когда наступил день, они раздали окруженным боеприпасы и продовольствие, морально подняли их дух. Вечером того же дня части 20-й армии пошли на прорыв и к 22 февраля вышли из окружения. Десантники сражались на самых опасных участках, проявляя чудеса героизма.

Вяземская воздушно-десантная операция вошла в историю как самая длительная операция такого рода. Ее началом считают 27 января, окончанием 28 июня 1942 года.

Выброска отрядов парашютистов производилась на Вяземском направлении и происходила в несколько этапов. С 27 января по 2 февраля, за 6 суток, удалось сбросить чуть более 2-х тысяч человек. Однако из-за больших потерь во время сброса и ошибок с местами высадки к решению боевой задачи среди них смогли приступить только 1320 человек. Следующий десант состоялся в ночь на 23 февраля, на этот раз удалось сбросить более 7-й тысяч человек. Правда, в результате обстрела немецким истребителем прямо в самолете погиб командир 4-го воздушно-десантного корпуса генерал-майор В.Ф. Левашов. Парашютисты должны были вести наступление с тыла на немецкие части, с целью захвата рокадной железной дороги Вязьма-Киров, и выхода к Вязьме, Дорогобужу, Юхнову. Им противостояли не менее пяти пехотных полков противника, занимавших укрепленные позиции, имевших артиллерию и авиационную поддержку.

Без тяжелого вооружения, не имея численного превосходства части корпуса продвинулись в ряде направлений на 20-22 км навстречу фронту. Но поскольку советские войска не смогли развить успешное наступление с другой стороны, постольку с 1 марта десантники, понесшие к тому времени значительные потери, вынуждены были перейти к обороне. Фронт обороны составлял примерно 35 км, в строю оставалось около 3-х тысяч человек. Жестокие бои шли с переменным успехом с марта по конец апреля. В мае остатки корпуса начали прорываться к своим войскам, что им и удалось осуществить 21-28 июня.

Цель операции достигнута была достигнута лишь частично. Но вины парашютистов в том нет. Они высадились зимой, ночью, с крайне ограниченного числа самолетов (не более 60-70), без тяжелого вооружения, с недостаточным запасом боеприпасов и продовольствия. Как всегда, подвело бездарное планирование операции высшими штабными чинами (особенно в той части плана, который предусматривал прорыв фронта 50-й армией) и слабое материальное снабжение. Все же парашютисты отвлекли на себя довольно значительные немецкие силы, которые пришлось снимать с передовых позиций для наведения порядка у себя в тылу. Бывший немецкий офицер фон Нове так писал об этих боях после войны: "Русские парашютисты много дней контролировали лес и, лежа на ветках, брошенных прямо на снег, отбивали наши атаки. Только после прибытия с фронта танков и пикирующих бомбардировщиков удалось очистить от них дороги".

Советский маршал Воронов, вспоминая войну, писал в своих мемуарах: "С большим сожалением нужно сказать, что мы, пионеры воздушного десанта, не имели разумных планов его использования". Вяземская и другие операции показали, что шансы на успех при высадке в тылу врага имеют только небольшие диверсионные подразделения. Чем крупнее десант, тем труднее ему решать оперативно-тактические задачи. Поэтому летом 1942 года 10 воздушно-десантных корпусов были преобразованы в гвардейские стрелковые дивизии.

До конца войны имела место еще только одна попытка высадки крупного парашютного десанта. Это произошло в ходе Днепровской наступательной операции. В период с 25 по 28 сентября 1943 года между Черкассами и Ржищевом десантировались 4,5 тысячи человек. Вследствие разного рода ошибок и помех район их сброса растянулся по площади 70 на 40 км, вместо планировавшихся 6-7 км на 10. В боях, но не наступательных, а оборонительных, оказались задействованы лишь 2,3 тысячи человек, действовавшие несколькими десятками разрозненных групп (в самой большой было около 600 человек). Примерно 1,2 тысячи ушли к партизанам, остальные либо погибли, либо попали в плен. Этот десант провалился полностью, еще в большей мере, чем Вяземский.

Прямо противоположные результаты получали, как уже сказано, малые группы. Так, в ночь на 24 октября 1942 года группа десантников в количестве 42-х человек (командир капитан М. Орлов), после тщательной подготовки, была сброшена на немецкий аэродром в Майкопе. Хотя немцы сразу же открыли зенитный огонь по самолетам десанта, отряд высадился без потерь и за 1 час уничтожил 22 истребителя и бомбардировщика, а 20 самолетов повредил из 54-х имевшихся на поле. Одновременно десантники вели бой с охраной аэродрома и подошедшими к ней на помощь силами. 14 парашютистов погибли в бою, 28 прорвались к партизанам.

В ночь на 4 февраля 1943 г. был сброшен парашютный десант в количестве 60 человек в районе Новороссийска. Целью десанта являлось уничтожение штаба немецкой пехотной дивизии в деревне Васильевка, с последующим разделением на мелкие группы (по 3-5 человек) для диверсионных действий. Парашютисты высадились без потерь и совершили налет на указанный им объект, уничтожив находившийся там небольшой гарнизон. Но разведка ошиблась, никакого штаба в Васильевке не было. После налета десантники приступили к действиям по нарушению управления войсками противника. Однако и здесь их подвела разведка: все данные оказались неточными. Все же за трое суток они уничтожили более 100 вражеских солдат и офицеров, перерезали линии телефонной связи, разрушили несколько полевых укреплений. При этом погибло более половины парашютистов. Оставшиеся пробились к своему морскому десанту, захватившему плацдарм на так называемой Малой Земле.

После провала Днепровской воздушно-десантной операции даже самым упрямым генералам Генштаба стало ясно, что крупные десанты с воздуха почти не имеют шансов на успех. Между тем, именно для массовых высадок в тылу вражеских войск и создавались воздушно-десантные бригады и корпуса. Об этом красноречиво свидетельствуют знаменитые Киевские маневры 1935 года, а также менее известные (но гораздо более масштабные) маневры Московского военного округа в сентябре 1936 года. Тогда с парашютами сбросили почти 500 человек, а посадочным способом доставили на самолетах более 5 тысяч человек. Увы, суровая действительность войны опрокинула предвоенные расчеты. Пришлось перейти к десантированию только мелких парашютных групп.

Наступлению Советской Армии в 1944 году (знаменитые "десять сталинских ударов") в обязательном порядке предшествовала высадка разведывательных и диверсионных групп. Они организовывали соединения местных партизан, нарушали вместе с ними вражеские коммуникации в нужные моменты, готовили дороги для наступления бронетехники и колонн автомашин. Однако эти группы не имели никакого отношения к ВДВ. Своего рода ирония судьбы заключается в том, что СССР, создав парашютные части раньше всех и в самом большом количестве, добился непропорционально малых успехов в их применении. Впрочем, это касается не только воздушного десанта.

Саперы-маскировщики и партизаны-профессионалы

В тридцатые годы в Красную Армию широким потоком начала поступать новая военная техника: автомобили, танки, минометы, радиостанции, самолеты, автоматическое стрелковое оружие. Это повлекло за собой значительные изменения в тактике ведения боевых действий. Именно в то время в Генеральном штабе РККА разработали, а затем опробовали в ходе многочисленных военных маневров теорию "глубокого прорыва". Данная концепция предусматривала массированное вторжение в боевые порядки противника колонн бронетанковых и мотомеханизированных войск при непрерывной поддержке авиации и артиллерии, с одновременной высадкой воздушных десантов в стратегически важных районах его обороны. Главным вдохновителем этой теории был маршал Михаил Тухачевский. Ее наглядное воплощение - действия германских войск в 1939-41 гг., так называемая "молниеносная война", "блицкриг".

В теорию "глубокого прорыва" органично вписывались разведывательно-диверсионные действия в тылу неприятеля. А неприятель этот был уже вполне ясен: национал-социалистическая Германия. Поэтому в январе 1934 года начальник Генерального штаба РККА издал директиву, предписывающую создание специальных диверсионных подразделений в Красной Армии. К началу 1935 года они были созданы и развернуты вдоль западной границы СССР, то есть вдоль границы с Эстонией, Латвией, Литвой, Польшей и Румынией.

В целях обеспечения секретности директива предписывала именовать эти подразделения "саперно-маскировочными взводами" и формировать их при саперных батальонах дивизий. В конце 1935 года такие подразделения, численностью по 40 человек каждое, имелись уже во всех без исключения приграничных стрелковых и кавалерийских дивизиях РККА западных военных округов. Предполагалось, что в случае войны такой взвод может действовать как в полном составе, так и мелкими группами, по 5-7 человек.

Задачи "саперно-маскировочных" взводов были сформулированы следующим образом: переход государственной границы пешим порядком (при ведении наступательных действий), либо укрытие на своей территории (в случае внезапного нападения противника), с последующим выдвижением к тем объектам во вражеском тылу, которые будут им указаны командованием, конкретно начальником разведки дивизии. Необходимо вывести эти объекты из строя, дезорганизовать работу тыла вражеских войск, сеять панику, развертывать партизанское движение. Основной упор предписывалось делать па диверсии, разведывательные задачи ставились только как попутные. Радиосвязь с диверсантами не предусматривалась, допускалась передача информации в случае крайней необходимости с помощью связных.

Личный состав для взводов "маскировщиков" отбираются из числа комсомольцев, прослуживших в Красной Армии не менее двух лет, после тщательного изучения и проверки кандидатов органами государственной безопасности. Предпочтение отдавалось тем из них, кто закончил среднюю школу, имел хорошее физическое развитие, владел немецким языком и положительно себя зарекомендовал во время службы.

Затем в течение одного года отобранных бойцов обучали в составе взвода. Основной упор в обучении делали на огневой подготовке, минно-подрывном деле, тактике диверсионно-разведывательных действий, ориентировании и совершении маршей в условиях бездорожья. Большое внимание командование уделяло выработке у бойцов физической выносливости, а также изучению германской армии (организация, уставы, форма одежды и знаки различия, вооружение, боевая техника, документы, карты). В том же 1935 году начали действовать специальные курсы для командиров этих взводов, расположенные на одной из учебных баз Главного разведывательного управления РККА в окрестностях Москвы.

После года службы в составе взвода разведчиков-диверсантов увольняли в запас и компактно расселяли в населенных пунктах вдоль границы. Там их устраивали на работу, строили за счет государства дома, выдавали в личное пользование домашний скот, перевозили на новое место жительства их семьи. В основном, они поселялись в селах, иногда - в небольших городах на окраинах, где жители вели образ жизни, мало чем отличавшийся от сельского. В ближайших воинских частях для них хранилось вооружение и снаряжение (стрелковое оружие, боеприпасы, взрывчатка и средства взрывания, карты местности, сухие пайки, медикаменты).

На территории сопредельных государств (Эстонии, Латвии, Литвы, Польши, Румынии) агенты разведуправления генштаба приступили к созданию опорных баз для "саперов-маскировщиков". Эти базы создавались главным образом в сельской местности, на хуторах, хозяева которых сотрудничали с советской разведкой. Хозяева таких хуторов должны были хранить запас продовольствия для диверсантов, оружие, взрывчатку и средства взрывания иностранного производства (немецкого, польского, румынского и т.д.). Была отработана система паролей, явочных мест, взаимного опознания. Предполагалось, что в ходе боевых действий вооружение, снаряжение и продовольствие диверсантам будут также доставлять самолеты, сбрасывая груз на парашютах по сигналам с земли.

Необходимо отметить, что идея создания армейских разведывательно-диверсионных подразделений возникла не на пустом месте. В СССР в конце 20-х и начале 30-х годов велась огромная работа по подготовке партизанской войны в случае возможного нападения врага. Были обучены или переучены сотни бывших партизан гражданской войны, разработаны новые специальные диверсионные средства - с упором на то, что партизаны смогли бы сами сделать в тылу врага из подручных материалов. Диверсионные школы прошли и многие деятели Коминтерна, отправившиеся затем руководить "рабочим движением" в Европе и Америке.

18 июля 1936 года часть испанской армии, во главе с генералом Франко, подняла мятеж против левого правительства республики. Генерала поддержали фашистские Германия и Италия, в короткое время отправив мятежникам около двух тысяч боевых самолетов, 1200 танков, две тысячи орудий, винтовки, пулеметы, снаряды и патроны. В Испанию из этих стран отправились хорошо обученные летчики, танкисты, артиллеристы и другие специалисты.

Численность итальянской экспедиционной армии достигала 200 тысяч человек, германского легиона "Кондор" - 50 тысяч человек. Это вмешательство в значительной степени изменило ход войны. По мере того, как регулярная республиканская армия отступала, на занятой мятежниками территории начинали действовать партизанские группы и отряды.

Численный и качественный рост армий, вовлеченных в конфликт на стороне Франке, в сочетании с действиями контрразведки, значительно сузили возможности партизан бороться с противником в открытом бою. С другой стороны, эти армии неизбежно стали более зависимыми от самых разных поставок, от ГСМ до боеприпасов. Это впервые в XX веке открыло совершенно новые возможности по ведению диверсионной войны, и многие диверсионные приемы, отработанные в ходе гражданской войны в Испании, были затем тиражированы и использованы в самых разных странах в разное время.

У испанцев, в последний раз партизанивших во время наполеоновских войн, не было ни навыков, ни специалистов-диверсантов, способных решать специфические задачи партизанской борьбы в тылу современной регулярной армии. Увидев это, старший военный советник Яков Берзин предложил верховному командованию РККА и лично Сталину направить в Испанию хорошо подготовленных, опытных командиров и специалистов - выпускников спецшкол. Их ускоренно обучили испанскому языку и они начали свою деятельность в роли советников и инструкторов.

Диверсионные действия в Испании осуществляли как мелкие (5-10 человек), так и крупные (50-100 человек) отряды. Их выводили в тыл противника пешим порядком через линию фронта. Продолжительность действий составляла от 10 суток до 3-х месяцев. На первом этапе войны предпочтение отдавалось небольшим группам, затем - крупным. В последующем их объединили в 14-й (Партизанский) корпус, подчинявшийся разведотделу Главного штаба Республиканской армии. Радиосвязь с группами из-за ее ненадежности, громоздкости переносных радиостанций и их острой нехватки практически не использовалась. Разведывательные данные командиры групп сообщали после возвращения из тыла противника.

Отряд партизан, которым командовал испанский капитан Доминго Унгрия, пользовался советами советского профессионального диверсанта И. С. Старинова. Именно он стал основой для создания партизанского корпуса. За те 10 месяцев, что в отряде находился Старинов, было совершено около 200 диверсий и засад, в результате которых потери противника составили более двух тысяч человек. Самой крупной операцией явилось уничтожение в феврале 1937 г. под Кордобой поезда со штабом итальянской авиадивизии и марокканцами. Собственные потери составили за это время всего 14 человек причем одного убили в Валенсии анархисты, одного - свои при возвращении из тыла противника, один погиб при установке мины, а 11 погибло в боях.

К весне 1938 года в составе корпуса были четыре дивизии по три бригады в каждой. Части корпуса продолжали партизанские действия и после падения Испанской республики, а затем основные силы перешли во Францию. Здесь они были интернированы. Другие во главе с Унгрия уплыли в Алжир и затем - в СССР.

Опыт войны в Испании показал высокую эффективность диверсионных подразделений типа "саперномаскировочный взвод". Десятки взорванных мостов, складов боеприпасов и горючего, более тридцати железнодорожных эшелонов с техникой и снаряжением, несколько аэродромов с десятками самолетов на каждом из них, сотни километров выведенных из строя железных дорог, множество захваченных документов - неполный итог действий "саперов-маскировщиков" на испанской земле. Таким образом, проверка практикой подтвердила необходимость массового развертывания в РККА специальных подразделений для осуществления диверсионно-разведывательных операций в тылу противника.

Однако в 1937-38 гг. все саперно-маскировочные взводы были расформированы, курсы по подготовке командиров для них закрыты, опорные базы на территории сопредельных государств ликвидированы. Причиной этого недальновидного решения стало то обстоятельство, что в новом руководстве Наркомата обороны возобладала глубоко ошибочная точка зрения на характер действий Красной Армии. Стала популярной идея о том, что она будет вести только наступательные действия, причем на территории противника и в высоком темпе, большими массами танковых и механизированных войск, при непрерывной поддержке авиацией. Следовательно, для активных действий диверсионных групп в тылу врага, а тем более для развертывания там партизанского движения, не будет ни времени, ни условий, ни особой нужды.

30 ноября 1939 г. началась война СССР с Финляндией, продолжавшаяся три с половиной месяца (до 13 марта 1940 г.). Боевые действия происходили морозной зимой в исключительно тяжелых природных условиях. Красная Армия несла большие потери. Помимо бездарного командования и сурового климата, причиной неудач РККА стало фактическое бездействие разведки. Вся агентурная сеть на территории Финляндии была парализована: радиостанции у резидентов отсутствовали, почтовые сообщения через третьи страны безнадежно запаздывали, связники гибли во время попыток преодоления линии фронта, либо попадали в руки финской контрразведки.

Война очень быстро показала необходимость заброса в тыл противника армейских разведывательно-диверсионных подразделений. Пришлось вновь создавать их в пожарном порядке и выводить на неприятельскую территорию без соответствующей подготовки и обеспечения. Результаты оказались печальными: ни одна группа, заброшенная в тыл финской армии, свою задачу не выполнила. Более одной трети их состава погибло в результате действий контрразведывательных органов противника, кроме того, многие просто замерзли в снегах Карелии и Лапландии.

К моменту нападения Германии на СССР в Красной Армии по-прежнему отсутствовали формирования, специально предназначенные для проведения диверсий в тылу врага.

В партизанских соединениях Испании воевали примерно 400 иностранцев. После поражения республиканцев они отправились по домам - унося с собой в Италию, Болгарию, Югославию, Советский Союз приобретенный опыт и навыки новой партизанской войны. Советник и инструктор диверсионной бригады XIV партизанского корпуса Иван Хариш командовал позднее диверсионным соединением в Югославии, а бывший начштаба корпуса Л. Илич был начальником оперативного отдела главного штаба французских партизан. В Чехословакии, Югославии, Франции и Болгарии примерно 80 процентов командиров партизанских соединений и специалистов-диверсантов были подготовлены либо прямыми участниками партизанской войны в Испании, либо прошедшими через их руки инструкторами.

Партизаны-испанцы, эмигрировавшие из страны, оказались поистине бесценным даром, когда все-таки понадобилось организовывать партизанское движение на занятых вермахтом территориях СССР. В партизанских формированиях было 356 испанцев - опытных, выученных бойцов. Испанцы действовали в немецком тылу в составе отрядов, сформированных Разведуправлением Генштаба РККА, либо созданных на базе Отдельной мотострелковой бригады особого назначения НКВД, были инструкторами в специальных партизанских школах. Бывший командир партизанского соединения Хуан Менендес с группой других испанских специалистов обучал десантников тактике партизанских действий. Заместителем по диверсиям командира крупного партизанского соединения на Украине был Хуан Антонио Рамирес.

Если бы не Испания, размах партизанского движения в Европе никогда не стал бы так велик. По самым скромным подсчетам, в конце 1941 года Германия и ее союзники вынуждены были отвлечь на антипартизанскую борьбу 56 регулярных дивизий плюс 1,2 млн человек в полицейских формированиях. К началу 1944 года эти цифры почти удвоились. К середине 1943 года протяженность границ полностью освобожденных партизанами территорий в Греции, Югославии, Албании, Франции, Норвегии и СССР примерно в 100 раз превышала длину Восточного фронта. При этом более 75 процентов потерь от партизан оккупационные силы и их союзники понесли от диверсионных приемов и средств, придуманных или усовершенствованных советскими специалистами в 20-30-ые годы. Например, таких, как малые магнитные мины, специальные колодки для спуска поездов под откос, "коктейль" Молотова и других.

Диверсанты Разведупра РККА и НКВД

Более 50 лет прошло с того дня, когда завершилась война между СССР и Германией. Но и сегодня попрежнему актуальным остается вопрос: в чем причины страшного поражения Красной Армии в 41-м году? Во всяком случае, бесполезно искать на него ответ в том множестве книг исторического и мемуарного характера, которое были издано за эти пятьдесят лет.

Предвоенная пропаганда твердила, что война - если кто-то посмеет напасть на Страну Советов - будет вестись исключительно на вражеской территории путем немедленного контрнаступления, как тогда говорили, "малой кровью, могучим ударом!" Однако на деле огромное государство оказалось не готовым к отпору не только психологически, но и в военном отношении. Ведь к началу войны под ружьем в западной части страны находилось свыше 4-х миллионов человек, РККА имела танков в 3 раза больше, чем противник, и в 2 раза больше самолетов. Практически все образцы советского оружия и военной техники не уступали по своим качествам немецкому, а многие существенно его превосходили.

Тем не менее, всего за 3 первых недели боевых действий, германские и союзные им войска продвинулись на глубину до 500 км и дальше. Из находившихся в западной части страны 170 советских дивизий, 28 оказались полностью уничтоженными, а еще 70 потеряли убитыми и ранеными половину своего личного состава. Немцам удалось уничтожить на аэродромах три с половиной тысячи самолетов и обеспечить, благодаря этому, полное господство в воздухе. Они также вывели из строя либо захватили около 6 тысяч советских танков. В плен за месяц попало не менее одного миллиона бойцов РККА! О какой же готовности может идти речь?

Важную роль в поражении советских войск летом 41 года сыграли успешные действия немецких разведывательно-диверсионных формирований. Массовая заброска их на территорию СССР началась еще до вторжения. Они добывали сведения о расположении и передвижениях воинских частей, уничтожали штабы и командный состав РККА, выводили из строя линии связи и железные дороги, взрывали склады с горючим и боеприпасами, захватывали либо уничтожали мосты. Все это деморализовало бойцов Красой Армии, сеяло панику среди гражданского населения, существенно осложняло оперативную обстановку в зоне боевых действий и прифронтовой полосе.

В отличие от германской армии, разведывательнодиверсионная деятельность РККА в начальный период войны оказалась почти полностью парализованной. Вопервых, штатных РДФ (разведывательно-диверсионных формирований) к июню 41 года в РККА просто не было. Согласно планам высшего военного руководства, к их созданию следовало приступить после начала так называемого "угрожающего периода". Однако в действительности подобный период объявлен не был, и война для подавляющего большинства частей и командиров началась внезапно.

Во-вторых, важнейшие мероприятия подготовительной работы накануне войны выполнены не были. Речь идет о подборе и обучении кадров, о разработке планов специальных операций в районах, прилегающих к советско-германской границе, о создании материально-технических запасов для оснащения РДФ - автоматического оружия, боеприпасов, минно-взрывных средств, радиостанций. Впоследствии особо негативное влияние на эффективность действий разведчиков-диверсантов оказывало отсутствие радиостанций и подготовленных радистов. Так, к лету 1942 г. из 387 РДФ, действовавших в тылу противника по линии РУ, лишь 39 (т.е. около 10%) имели переносные радиостанции для связи с командованием.

Всего за 1-2 недели до германской агрессии, когда ее неизбежность уже ясно осознавалась не только командованием РУ, но и разведывательными отделами армий западного направления, последние приступили к развертыванию внештатных РДФ. Создавались для них и пункты базирования с запасами оружия, продовольствия и снаряжения. На эти базы они направлялись непосредственно перед отходом наших войск из соответствующих районов. Однако в первые же дни войны связь практически со всеми наспех подготовленными внештатными РДФ оказалась утраченной, каждая вторая группа погибла.

Новые внештатные РДФ пришлось создавать в неимоверно трудных условиях отступления, когда оперативная инициатива полностью принадлежала врагу. Так, один только разведотдел штаба Западного фронта за июль-август 41 года отправил в тыл противника 52 таких формирования. Но из-за отсутствия подготовленных офицерских кадров, способных правильно наладить эту работу, неудачной организационно-штатной структуры разведотделов штабов фронтов и армий, их слабого материально-технического оснащения, боевые возможности РДФ продолжали оставаться низкими.

В частности, отбор людей в группы осуществлялся без учета их моральных и деловых качеств, психологической совместимости, степени физической тренированности. Подготовка, основу которой составляло минновзрывное дело, изучение методов конспирации и средств маскировки, а также стрелковое дело, проводилась слишком поспешно (от 3-х до 10-х суток). Даже командиры и комиссары РДФ не имели специального образования, а потому не могли качественно руководить своими подчиненными. Боевое взаимодействие членов групп не отрабатывайтесь заранее. Оперативную обстановку во вражеском тылу они совершенно не знали. В итоге имели место многочисленные неоправданные потери, в том числе от неумелого использования собственных мин и средств взрывания.

Вследствие отсутствия радиосвязи добываемые группами разведданные к моменту их возвращения безнадежно устаревали. Поэтому главной задачей РДФ стало оказание помощи Красной Армии своими действиями в тылу германских войск. Им предписывалось нападать на штабы, склады, аэродромы, автоколонны, небольшие гарнизоны, выводить из строя участки железных дорог, мосты, линии телеграфно-телефонной связи и электропередачи, организовывать диверсии на военнопромышленных объектах. Кроме того, они должны были создавать агентурную сеть на оккупированной территории.

Но указанные задачи летом-осенью 41 года в полном объеме решали только отдельные группы. Почти все РДФ базировались в труднодоступной для противника местности, на большом удалении от его военных объектов. Помимо отсутствия радиостанций, управление их действиями затрудняла частая передача армий из состава одного фронта в другой и смена оперативных направлений. Поэтому в большинстве случаев они, проведя всего 1-2 операции, вынуждены были в дальнейшем заниматься лишь обеспечением своей собственной жизнедеятельности.

В первые месяцы войны были также допущены ошибки организационного характера. Они заключались в том, что наряду с небольшими группами, армейские разведотделы создавали и крупные, численностью до тысячи человек и более, построенные по типу воинских частей. Столь громоздкие подразделения трудно было перебрасывать в тыл противника, они неизбежно несли значительные потери и часто уничтожались врагом, даже не достигнув района своего оперативного предназначения. Постепенно РУ поняло, что подобные формирования вообще не нужны, так как в немецком тылу имеется достаточное количество людей, готовых взяться за оружие. Для этого требуются хорошо подготовленные малочисленные группы специалистов, способных организовать вокруг себя активную часть местного населения.

В течение поздней осени и зимы 41-42 IT. те крупные формирования, которые сохранили боеспособность, стихийно распались на отдельные отряды малой численности. Эти отряды, плюс к ним ранее заброшенные внештатные малые группы, осев в тех или иных оккупированных районах, послужили основой для возникновения многих партизанских формирований. Кроме того, в большом количестве случаев партизанские отряды самостоятельно (т.е. без связи с командованием РККА) создавали патриоты из числа военнослужащих, оказавшихся в окружении или бежавших из плена, партийных и комсомольских активистов, сотрудников милиции, работников советских учреждений, не сумевших своевременно эвакуироваться из захваченных немцами населенных пунктов, либо скитавшихся в лесах.

Таким образом, диверсионная деятельность в тылу противника в течение первого года войны все больше и больше приобретала характер партизанского движения. Забрасываемые РУ разведывательно-диверсионные группы становились партизанскими отрядами вынужденно. Создаваемые патриотами отряды сопротивления превращались в РДФ стихийно. Усилия "сверху" и самодеятельность "снизу" сливались в оно целое. Уже осенью 41 года немецкое командование вынуждено было считаться с новой угрозой. Так, в директиве Ставки главного командования вермахта от 25 октября 41 года говорилось: "Русские партизаны и диверсанты направляют свои атаки и разрушительную деятельность как против небольших подразделений действующих войск, так и против отрядов снабжения, оборудования и связи тыловых районов". В указанный период немцам пришлось направить на борьбу с партизанами 78 специально выделенных батальонов регулярной армии, не считая отрядов службы безопасности СД, тайной полевой полиции ГФП, сил вспомогательной полиции из числа бывших советских граждан.

Для руководства партизанскими соединениями, усиления их кадрами специалистов, организации материально-технического снабжения, постановлением Государственного комитета обороны от 30 мая 1942 года был создан Центральный штаб партизанского движения (ЦШПД). Были созданы также республиканские и областные штабы, а при фронтах и армиях - оперативные группы центрального штаба. В их руководящий состав вошли партийные и комсомольские работники, офицеры Красной Армии, погранвойск и НКВД, имеющие опыт организации и проведения разведывательной, контрразведывательной и диверсионной деятельности.

Такая организационная структура позволила лучше удовлетворять запросы штабов фронтов и армий по ведению разведки и специальных операций в глубоком тылу противника. Однако в прифронтовой полосе разведывательные и диверсионные действия партизан по объективным причинам не могли быть успешными. Сюда направлялись армейские РДФ, подчинявшиеся органам военной разведки, тогда как аналогичные группы, забрасывавшиеся в тыл, переходили там в подчинение ЦШПД в лице его местных представителей.

Комплектованием, подготовкой, руководством и снабжением РДФ начали заниматься разведывательнодиверсионные отделения (штат 13 человек) в составе разведотделов штабов фронтов. В их распоряжении находились узлы радиосвязи, авиационные группы (один самолет Ли-2, два самолета По-2), другие подразделения обеспечения. Подбор людей для комплектования групп разведчиков-диверсантов эти отделения осуществляли из числа лиц, обладавших хорошей физической подготовкой и имевших уже опыт боевых действий. Исключение составляли специалисты (переводчики, радисты), у которых такой опыт нередко отсутствовал. Их направляли на обучение в специальные школы.

При подготовке групп к выполнению конкретных заданий основное внимание стали уделять изучению способов ведения разведки, изучения оперативной обстановки, методов диверсий на военных объектах и транспортных коммуникациях, отработке приемов боевого обеспечения (маскировки, выживания в неблагоприятных природных условиях и т.д.). Учили тому, как наиболее эффективно применять штатные минновзрывные средства, как самостоятельно изготовлять их из подручных материалов. Если заброска планировалась с помощью парашютов, то каждый член группы совершал от одного до трех учебных прыжков, не говоря уже о прохождении курса наземной подготовки. Все группы с осени 42 года снабжались радиостанциями типа "Северок". Увеличение продолжительности подготовки, повышение ее качества, обеспечение радиосвязью - все это привело к росту эффективности действий РДФ и снижению потерь. Если в первый год войны погибал каждый второй диверсант, то в 43 году - один из 20.

РДФ не имели постоянного состава и насчитывали от 5 до 20 человек. Командир назначался, как правило, из офицеров. Среди членов группы обязательно были радист, минер-подрывник, переводчик, в больших формированиях - санинструктор либо врач. Вооружение отличалось разнообразием систем, но преобладало автоматическое оружие (автоматы, ручные пулеметы), имелся большой запас ручных гранат. Эти огневые средства не стесняли маневра, отвечали требованиям скоротечного ближнего боя, обеспечивали высокую огневую мощь небольших подразделений. В более крупных отрядах (как правило, в партизанских) на вооружении состояли станковые пулеметы, противотанковые ружья, минометы, иногда даже легкие артиллерийские орудия. Восполнение потерь оружия и расхода боеприпасов осуществлялось за счет поставок по воздуху, путем сбора в местах прошедших боев, в ходе нападений на склады, мелкие гарнизоны и небольшие подразделения противника, в отдельных случаях - из ранее подготовленных тайников.

В целом обеспечение стрелковым оружием и боеприпасами являлось менее актуальной задачей, чем снабжение РДФ взрывчатыми веществами и средствами взрывания. А они наиболее ценились, так как, во-первых, позволяли вести борьбу с врагом, не вступая с ним в непосредственное боевое соприкосновение, во-вторых, причиняли ему максимальный ущерб. Именно хроническая недостача таких средств больше, чем что бы то ни было другое, сказывалась на эффективности действий РДФ в течение второго года войны.

Для переброски за линию фронта использовались наземный, воздушный и водный пути. Наземным путем РДФ скрытно выводили во вражеский тыл войсковые разведчики, используя для этого участки труднопроходимой местности, проходы в минных полях и т.д. При отсутствии четко обозначенных позиций (подвижная линия фронта) применялись транспортные средства: танки, автомобили, мотоциклы (особенно трофейные), лошади. Часто группы оставались после отхода советских войск на заранее подготовленных базах.

Переброска по воздуху осуществлялась на самолетах транспортной и вспомогательной авиации в ночное время, с последующим десантированием на парашютах или посадочным способом на партизанских аэродромах. Водный путь чаще всего использовали РДФ флота. Они применяли с этой целью быстроходные военные катера (торпедные, сторожевые), подводные лодки, бывшие гражданские суда (сейнеры, мотоботы). На больших реках и озерах в ход шли надувные резиновые лодки, плоты, иногда - легководолазные костюмы, позволявшие идти по дну.

Тактика действий РДФ на вражеской территории отличалась большим разнообразием. Способы действий разделялись на две основные группы: те, при которых поставленные задачи решали посредством боевого соприкосновения с противником (засады, налеты) и те, которые позволяли избегать прямых столкновений (диверсии). Комбинированным способом были рейды.

Засада представляла собой такой способ действий, при котором РДФ скрытно располагалось возле вражеских коммуникаций, выжидало подхода противника, а затем внезапно наносило ему удар. Целью засады чаше всего являлся захват пленных, документации, образцов вооружения и боевой техники, предметов материальнотехнического обеспечения, продовольствия.

Налет - это внезапный удар по стационарным либо малоподвижным объектам. Осуществлялся в тех же целях, что и засада, плюс освобождение из плена захваченных врагом партизан, красноармейцев, подпольщиков. Еще одной целью налета нередко являлось отвлечение внимания и людских ресурсов противника от операций, проводимых в других районах.

Диверсии проводились в основном на коммуникациях (мосты, железные дороги). Этому способствовал ряд важных факторов: 1) срыв воинских перевозок представлял наиболее эффективную помощь Красной Армии; 2) диверсии подобного рода требовали минимума людей и средств; 3) огромная протяженность дорог облегчала выбор мест для проведения диверсий, затрудняла контрразведывательные мероприятия противника; 4) диверсии на путях сообщения отвлекали значительные силы врага для их охраны; 5) слабая защищенность вражеских войск во время движения в железнодорожных составах позволяла уничтожать их почти без потерь в своих силах.

Рейдовые действия РДФ сочетали засады, налеты, диверсии и агитационную работу в ходе передвижения в тылу противника. В рейдах диверсанты передвигались чаще всего пешком (зимой - на лыжах). В отдельных случаях удавалось использовать транспортные средства, захваченные у противника (автомобили, мотоциклы, гужевой транспорт).

Наиболее характерными для первого года войны были рейды небольших групп, происходившие на ограниченной территории. Например, рейдовая группа, созданная разведотделом Северо-Западного фронта из студентов и преподавателей Ленинградского института физкультуры (численность - 22 человека), действовала исключительно в Ленинградской области. К апрелю 1942 года она провела 24 боевых операции, в ходе которых пустила под откос 23 эшелона, вывела из строя 2 самолета, 18 танков, 844 легковых и 143 грузовых автомобиля, захватила 7 пушек, 97 пулеметов, 800 винтовок, и передала их партизанам. Оккупанты присвоили этой группе кодовое наименование "Черная смерть" - факт, говорящий сам за себя!

К концу 1942 года против РДФ и партизан в немецком тылу действовали уже 140 специально выделенных армейских батальонов, что равнозначно примерно 10 дивизиям полного состава.

К весне-лету 1942 года назрела необходимость реорганизации РДФ, действовавших в тылу врага. Дело в том, что большинство из них быстро пополнялось за счет патриотически настроенного населения и военнослужащих, оказавшихся в окружении. Некоторые формирования в результате притока добровольцев увеличили свою численность до нескольких тысяч человек. Материально-техническое обеспечение столь крупных формирований разведотделами фронтов становилось невозможным из-за огромных потребностей. РДФ обросли хозяйственными подразделениями, обозами, в значительной мере потеряли управляемость и маневренность. Места их дислокации все чаще подвергались нападениям карателей.

Новым типом организации РДФ стало разведывательно-диверсионное соединение, состоявшее из нескольких отдельных отрядов. Каждый отряд базировался в определенном районе, имел свой собственный штаб и соответствующие службы. Но все отряды подчинялись штабу и командиру, находящимся при одном из них. Это позволило повысить скрытность базирования РДФ, снизить вероятность уничтожения их одним ударом, улучшить взаимодействие во время проведения тех или иных боевых операций.

Был также найден способ более эффективного использования партизанских отрядов, подчиненных ЦШПД, в интересах военной разведки. Он сводился к тому, что в отряды, действующие в тех районах, где РУ не имело своих штатных РДФ, перебрасывались группы, организационно не входившие в состав отрядов, но использовавшие партизанских связных, разведку, материально-техническую базу. Партизаны детально знали оперативную обстановку в зоне действий, имели многочисленных помощников в окрестных населенных пунктах, располагали довольно значительными запасами боеприпасов и продовольствия, что существенно расширяло возможности армейских разведчиков и диверсантов. В некоторых отрядах удалось даже наладить собственное производство взрывчатых веществ и средств взрывания.

Существенно улучшилась подготовка квалифицированных кадров разведчиков-диверсантов. Во-первых, на базе Высшей школы генерального штаба РККА в 1943 г. открылись Центральные курсы, ежемесячно выпускавшие по 500 человек, прошедших интенсивную подготовку в области разведывательно-диверсионной деятельности. Во-вторых, РУ создало специальную группу для подготовки командного звена разведывательно-диверсионных органов. Выпускники этой спецгруппы направлялись в разведотделы штабов фронтов с целью квалифицированного руководства диверсионной работой на уровне фронта-армии. В-третьих, приказом наркомата обороны были учреждены школы по подготовке разведчиков-диверсантов в составе каждого из фронтов.

Все перечисленные (и некоторые другие) мероприятия способствовали дальнейшему повышению эффективности разведывательно-диверсионной работы РУ, снижению потерь личного состава РДФ.

С выходом Красной Армии на территорию Польши, Румынии, Венгрии, Словакии, а затем и Германии, способы действий РДФ претерпели существенные изменения. Раньше их главной целью были диверсии, дезорганизующие воинские перевозки. Такие диверсии встречали понимание и поддержку среди местного населения оккупированной части страны. За пределами бывшей государственной границы на поддержку подобных действий рассчитывать уже не приходилось. Наоборот, они получили бы отпор. Кроме того, в странах с более развитой сетью железных и шоссейных дорог, чем в Белоруссии и на Украине, диверсии на коммуникациях принесли бы значительно меньший эффект. Поэтому здесь на первый план выдвинулись чисто разведывательные задачи, а также удары по штабам, узлам связи, складам боеприпасов, горючего, вооружения.

На немецкой земле условия, в которых пришлось действовать РДФ, оказались наиболее сложными. Местное население крайне враждебно относилось к разведчикам-диверсантам. Населенные пункты (деревни, хутора, фермы, небольшие городки) располагались недалеко друг от друга, в них была создана четкая система дежурства и патрулирования силами местной полиции и ополчения, функционировала надежная телефонная связь. Развитая инфраструктура обеспечивала быструю переброску армейских частей из ближайших гарнизонов. Отсутствие сколько-нибудь крупных лесных массивов лишало разведчиков укрытия. Партизанское движение, антифашистское подполье практически отсутствовало, так что ни какую помощь за линией фронта рассчитывать не приходилось.

Возникли большие трудности с обеспечением РДФ легализационными документами, гражданской и военной экипировкой, валютой, с комплектованием их людьми, свободно владеющими немецким и другими языками, знающими особенности местных условий, быта, нравов. Указанные недостатки существенно снижали боеспособность РДФ, демаскировали их перед местными жителями, ограничивали сроки пребывания в тылу противника. Поэтому снова значительно возросли потери личного состава. Они стали такими же, какими были в начальный период войны: один боец на каждые два-три члена РДФ.

На завершающем этапе войны, после завоевания господства в воздухе, основным способом заброски диверсантов во вражеский тыл стал парашют. Теоретически, воздушное десантирование позволяло значительно быстрее доставлять группы в заданные районы, чем по земле пешком; существенно экономить их силы; избегать неоправданных потерь; обеспечивать необходимыми средствами для более продолжительных действий за линией фронта. Но, к сожалению, низкий уровень подготовки летного состава вспомогательной авиации и неправильный выбор районов десантирования вели к тому, что эти преимущества во многих случаях оставались лишь в документах штабистов. Например, ДРГ "Стальной" весной 1944 года была выброшена над немецким аэродромом и расстреляна зенитчиками еще в воздухе; ДРГ "Рул" летом 1944 г. десантировалась над расположением вражеской воинской части и в полном составе попала в плен; ДРГ "Одессит" осенью 1944 г. была сброшена на большое озеро и все разведчики утонули.

Тем не менее, хорошо подготовленные разведчики, имевшие опыт действий на своей территории, успешно решали поставленные перед ними задачи и в такой обстановке. Например, ДРГ "Джек" (командир - капитан П. Крылатых) была выброшена на парашютах в июле 1944 г. в Восточной Пруссии для разведки движения войск по железной дороге Тильзит - Кенигсберг. При десантировании оказался утерянным груз с резервным запасом продовольствия, боеприпасов, аккумуляторных батарей к радиостанции. Выброс группы не удалось скрыть, ее преследовало все местное ополчение плюс пехотный полк. За 4 месяца действий группа выдержала 14 облав. В отдельные дни разведчикам приходилось до 20 раз с боем прорываться сквозь кольцо окружения. Погибла половина людей, но задача была выполнена полностью. В Центр ушло около 50 донесений, содержавших ценную информацию. Пройдя во вражеском тылу более 500 км, в начале декабря группа вышла к своим частям на территории Польши.

Помимо Разведывательного управления генерального штаба РККА, диверсионные группы в тыл противника забрасывало 4-е управление НКВД. Главным учебным центром по подготовке этих групп был ОМСБОН - Отдельный мотострелковый батальон особого назначения.

Уже в первые дни войны - 27 июня, была сформирована Особая группа НКВД СССР для подготовки и заброски в тыл противника разведывательно-диверсионных групп из числа оперативных сотрудников и завербованных лиц. Спустя 4 месяца эту группу увеличили до батальона, в связи с тем, что ее ряды пополнили бойцы и командиры пограничных и внутренних войск, а также многочисленные студенты институтов и техникумов физкультуры.

Всего за годы войны на базе ОМСБОН было подготовлено 212 спецотрядов и групп, общей численностью 7316 человек. Из них погибли и пропали без вести более 600 человек, причем эти жертвы далеко не всегда были оправданы. Например, в январе 1942 г. командующий 10-й армией генерал-лейтенант Ф. Голиков загубил несколько отрядов, предназначенных для заброски в прифронтовую полосу, направив их на передовые позиции сражаться как обычных пехотинцев. Генералу даже не пришло в голову, что действия этих отрядов по другую сторону фронта принесли бы несоизмеримо больше пользы для его армии.

Надо отметить, что во многих случаях трудно провести грань между теми партизанскими отрядами, которые возникли на базе армейских ДРГ и теми, что формировались вокруг групп НКВД. Тем более, что практически в каждом партизанском отряде, поддерживавшим связь с Центральным штабом партизанского движения, обязательно имелся уполномоченный НКВД, отвечавший за контрразведку.

Как бы там ни было, к лету 1943 г. устойчивую радиосвязь с ЦШПД имели партизанские отряды общей численностью свыше 120 тысяч человек. Они действовали в Белоруссии, на Украине, в Орловской и Брянской областях России, на северо-западе СССР. Это была большая сила. Несмотря на совершенно неправильное использование партизанских отрядов в войне (основная ставка была сделана на так называемую "рельсовую войну" вместо разрушения мостов и крушения поездов), они принесли значительный ущерб немцам в живой силе и отвлекли на себя значительную часть их армейских соединений - около 1 миллиона человек.

Советский армейский спецназ

В послевоенные годы, также как и в тридцатые, руководители коммунистической партии и высшее командование вооруженных сил отвергали идею создания элитных войск спецназначения. Коммунистическая идеология, с ее ставкой на коллективизм, на подмену профессионализма героизмом, с ее глубоким недоверием к одиночкам, способным думать своей собственной головой, не позволяла лидерам государства и армии сделать правильные выводы из опыта второй мировой войны. И все же нашлись люди, посмевшие пойти наперекор господствующему мнению. Первым среди них надо назвать Виктора Харченко.

Этот человек в довоенные годы был отличным спортсменом, а также специалистом в области электротехники и минно-взрывного дела. В годы войны он возглавлял разведывательно-диверсионное отделение разведуправления Западного фронта. В 1948 году В. К. Харченко окончил Академию генштаба, а с 1950 года стал начальником Исследовательского института инженерных войск. В 1965 году он занял должность командующего инженерными войсками советских вооруженных сил, в 1972 получил звание маршала инженерных войск. В 1975 году маршал Харченко погиб во время испытаний нового оружия. Он вошел в историю как "отец спецназа".

Досконально изучив опыт боевой деятельности советских разведывательно-диверсионных формирований в годы войны, а также информацию об аналогичных зарубежных подразделениях (особенно по немецкому "Бранденбургу" и английским коммандос), Харченко представил в ЦК партии докладную записку. В ней он обосновывал необходимость создания особых частей, главной целью которых было бы уничтожение в глубоком тылу противника стратегически важных объектов, и в первую очередь - средств доставки ядерного оружия: тяжелых бомбардировщиков и баллистических ракет. Его предложение натолкнулось на стену непонимания. В 1951 году в Советской Армии были все-таки созданы роты спецназначения, по одной в каждой из 41 армии. Но эти роты предназначались для разведывательно-диверсионных действий в ближнем тылу вражеских войск, не далее 50-80 км от линии фронта. Харченко имел в виду нечто иное: проведение диверсий в сотнях, и даже в тысячах километров от фронта, например, на аэродромах стратегических бомбардировщиков Б-47, расположенных в Великобритании, ФРГ, Турции, на Окинаве.

Будучи смелым, умным и упорным человеком, Харченко не сдался, когда получил отрицательную резолюцию на свой проект. Он на собственный страх и риск сформировал из тщательно подобранных бойцов спецгруппу численностью несколько десятков человек, и лично руководил ее подготовкой. В 1954 году на Тоцком полигоне состоялись крупные учения, во время которых был произведен взрыв атомной бомбы. О вредных последствиях радиации тогда еще мало что знали, поэтому большинство участников этих маневров пострадали от мощного излучения. Но, как бы там ни было с радиацией, группа Харченко на данных учениях наглядно продемонстрировала возможность уничтожения и ядерных боеприпасов в процессе их подготовки к использованию, и тех военачальников, которые принимают решение об атомном ударе. На последующих учениях его спецгруппа действовала не менее успешно. В итоге с 1957 года отдельные разведывательно-диверсионные роты (по 3 взвода в каждой, плюс группы радиосвязи, управления и технического снабжения) стали формировать в составе дивизий (мотострелковых, танковых, воздушно-десантных) для решения тактических задач.

А на уровне армий и округов, развернутых по наиболее важным оперативным направлениям, начали создавать батальоны спецназначения (3 роты плюс снайперский взвод, всего 360 бойцов). С 1962 года кроме них появились еще и 8 бригад спецназначения, численностью до 1800 человек каждая. Местами их дислокации были Фюрстенберг (ГДР), Чучково (Московский военный округ), Печора (Ленинградский), Хмельницкий (Прикарпатский), Марьина Горка (Белорусский), Чита (Забайкальский), Уссурийск (Дальневосточный) и один из военных городков Туркестанского округа. Все эти батальоны и бригады напрямую подчинялись Главному разведывательному управлению (ГРУ) Генштаба. Они должны были в случае начала войны (или в период, непосредственно предшествующий ей) наносить удары по вражеским объектам стратегического, а не тактического значения. И в первую очередь - по носителям ядерного оружия; по местам его складирования; по центрам управления стратегическими силами противника. Во вторую очередь их целями могли быть другие важные объекты: крупные мосты, тоннели, склады боеприпасов и горючего, штабы, узлы связи и т.д., расположенные в глубоком тылу противника (более 100 км от линии фронта).

Таким образом, необходимо различать два типа подразделений спецназначения в Советской Армии. Первый - это, по сути дела, обычные войсковые разведчики-диверсанты, главный акцент в действиях которых делался именно на разведку. Второй тип - подразделения в духе "коммандос", с основным упором на диверсии, рейды и развертывание партизанского движения. Понятно, что в рамках обсуждаемой в этой книге тематики нас больше интересует второй тип спецназа.

До середины 60-х годов на Западе ходили слухи о советских частях спецназначения, но информация была скупая и противоречивая. Все стало ясно 20 августа 1968 г., когда спецназ провел свою первую крупную операцию - вторжение войск стран Варшавского договора в Чехословакию, реформаторское правительство которой Москва посчитала ненадежным. В 23.00 советский транспортный самолет, сообщив о неисправности двигателя, совершил вынужденную посадку на аэродроме в Праге. Подразделения спецназа выпрыгнули из самолета еще до его полной остановки и бегом направились к контрольной вышке. Растерянные чехи не оказали сопротивления. Захват аэродрома обеспечил переброску Витебской воздушно-десантной дивизии в столицу на самолетах типа "Антонов".

Тем временем в Праге другие части спецназа, проникшие в Чехословакию за несколько дней до этого, заняли радио и телевизионные центры, телефонные узлы и редакции главных газет, а в 4.00 вошли в здание Центрального комитета, где происходило заседание кабинета Александра Дубчека. И здесь не было оказано сопротивления. "Взяв штурмом" правительство, спецназовцы в течение пяти часов держали под прицелом министров суверенного государства, а затем увезли их в Москву. Вечером 21 августа Чехословакия вновь была в советском лагере.

В отличие от действий в Венгрии, когда погибли 25 тысяч венгров и 7 тысяч советских солдат, захват Чехословакии прошел практически без кровопролития. Наблюдая из своего убежища в Испании за происходящим, Отто Скорцени назвал операцию спецназа в Праге "блестящей". Трудно сказать, был ли обрадован этой оценкой старого диверсанта Виктор Харченко. Все же они сражались в прошлом по разные стороны фронта, хотя в чисто идеологическом отношении различия между коммунистами и фашистами ничтожны.

В последующие годы после вторжения в Чехословакию Советский Союз посылал группы спецназа (армии, флота и внешней разведки КГБ) в 19 стран Африки, Азии и Латинской Америки. В основном, они выполняли там роль инструкторов и советников, но периодически вступали и в боевое соприкосновение с западными коммандос. Один из таких "контактов" имел место во время рейда американцев на Шон Тэй в 1970 году. Установлено, что среди погибших там вьетнамцев были советские инструкторы. Еще один инцидент произошел 4 мая 1978 года в Анголе. Парашютная бригада армии ЮАР совершила тогда нападение на большой лагерь партизан СВАПО под условным названием "Москва" и уничтожила там, помимо африканцев, несколько десятков кубинских и советских военнослужащих.

Годом позже родезийский САС выявил в столице Замбии Лусаке группу советников из КГБ и ГРУ, но по дипломатическим соображениям ему запретили ликвидировать их. В августе 1981 года южноафриканская разведрота, созданная из расформированных родезийских "Селус скауте" и САС (Родезия к тому времени стала уже независимым государством Зимбабве, с правительством черного большинства) взяла в плен сержанта советского спецназа и еще нескольких бойцов убила во время рейда на территорию Анголы. Впрочем, в 1996 году в российских газетах прошла официальная информация о том, что в Анголе за годы гражданской войны погибли три тысячи советских военнослужащих (!). Остается только догадываться, сколько среди них было офицеров, прапорщиков и солдат из батальонов и бригад армейского спецназа.

В середине 80-х годов американцы сообщали, что их инструкторы, находившиеся в отрядах так называемых "контрас" в Никарагуа участвовали в боевых столкновениях с частями сандинистов, среди которых были советские инструкторы. Во всяком случае, когда в джунглях Центральной Америки вдруг слышишь по рации, как с той стороны кто-то руководит боем, пересыпая свои указания отборным матом, сомнений в национальности "советника" не возникает. А "зеленые береты" почти все знают русский язык.

Надо сказать, что о большинстве операций спецназа ГРУ на Западе либо вообще ничего не знают, либо имеют крайне смутное представление. Вот довольно типичный пример одной из таких операций:

В мае 1968 года советская спецгруппа в количестве 9 человек совершила налет на секретный лагерь американских вертолетов "Флайинг Джо" (Летающий Джо), находившийся на территории Камбоджи, в 30 км от границы с ДРВ. Этот лагерь предназначался для заброски американских разведывательно-диверсионных групп в Северный Вьетнам, а также для полетов туда с целью спасения пилотов сбитых самолетов. На его летном поле под маскировочными сетями постоянно находились 2 легких вертолета связи, 8-10 тяжелых транспортных машин и 4 машины огневой поддержки "Супер Кобра".

Смысл операции составляли именно эти последние, оснащенные новейшими по тем временам управляемыми реактивными снарядами, а главное - системами их наведения на цель. В результате налета, занявшего не более 25 минут, одна "Супер Кобра" была угнана в ДРВ, все остальные вертолеты либо уничтожены, либо серьезно повреждены. Американцы потеряли убитыми и ранеными не менее 15 человек, собственные потери нападающих составили три человека убитыми.

Еще один пример: после провала арабского нападения на Израиль в октябре 1973 года ГРУ разработало план операции по уничтожению израильского ядерного центра в пустыне Негев (известного по названию ближайшего поселка как Димона). Были сформированы несколько групп, прошедших курс подготовки в пустыне Каракум (Туркмения) и отработавших на макетах в натуральную величину все детали этой операции. С технической и тактической сторон операция, скорее всего, прошла бы удачно. Но команда на ее осуществление не последовала, потому, что стало ясно: радиоактивному заражению подвергнется не только Израиль (это абсолютно не волновало советское командование), не только территория соседних арабских стран (что можно было списать на израильтян), но также значительная часть СССР и стран Восточной Европы.

Другой пример: существовала секретная группа, занимавшаяся установкой специальных датчиков в тех местах, где страны, не подписавшие Договор о нераспространении ядерного оружия, проводили (либо могли проводить) тайные испытания. Для этого члены данной группы периодически забрасывались в Китай, Пакистан и ЮАР.

Спецназовский переворот в Кабуле

Мечты России о выходе к Персидскому заливу и к Индийскому океану длятся еще с времен империи. Недаром сегодня Владимир Жириновский подчеркивает значение южного направления для русских националистов. Именно стремление обеспечить СССР доступ к южным морям является подлинной причиной афганской авантюры Кремля, а не смехотворные заявления об угрозе создания в этой стране американских военных баз.

Переворот в Кабуле готовился заблаговременно. 18 ноября 1979 г. туда прибыл так называемый "мусульманский" батальон численностью 700 человек. Его сформировали несколькими месяцами ранее из бойцов частей спецназначения, имевших азиатское происхождение либо просто похожих на азиатов. Солдаты и офицеры батальона носили афганскую военную форму. Официально их целью являлась охрана афганского диктатора Хафизуллы Амина, чья резиденция находилась во дворце Тадж-Бек в юго-западной части Кабула. Амин, на жизнь которого было совершено уже несколько покушений, опасался лишь своих соплеменников. Поэтому советские солдаты казались ему самой надежной опорой. Их разместили неподалеку от дворца. Но в первые числа декабря 1979 г. командование батальона получило секретный приказ из Москвы: готовиться к захвату важнейших правительственных учреждений в Кабуле и к подавлению возможного сопротивления перевороту со стороны афганской армии и полиции.

Сценарий переворота выглядел следующим образом: в день "X" бойцы мусульманского батальона, пользуясь тем, что внешне они неотличимы от афганских военных захватывают генеральный штаб, министерство внутренних дел, тюрьму Пули-Чархи (где содержались тысячи противников Амина), радиостанцию и телефонные узлы, некоторые другие объекты. В это же время штурмовая группа в количества 50 человек, укомплектованная офицерами спецназа внешней разведки КГБ (группы "Гром" и "Зенит"), врывается во дворец Дмина и ликвидирует его. В это же время (или даже чуть раньше) на аэродроме Баграм, являющемся главной базой афганских ВВС, высаживаются две дивизии ВДВ (103-я и 104-я), которые полностью берут под контроль базу и посылают несколько батальонов в Кабул на помощь мусульманскому батальону. Одновременно танки и БТР советской армии начинают вторжение в Афганистан через государственную границу. В общем, именно так все и произошло.

Переворот начался 27 декабря 1979 года, в 19.30 по местному времени. Мусульманский батальон был поднят по тревоге и приступил к выполнению поставленных ему задач. Вместе с бойцами батальона действовали заранее прибывшие в Кабул офицеры КГБ. Они же сопровождали боевые машины десанта (БМД) советских парашютистов, указывая им дорогу в незнакомом городе. Самолеты с бойцами Витебской и Псковской дивизий ВДВ один за другим садятся на аэродроме Баграм. По сходням съезжают БМД и автомашины, набитые солдатами и на полной скорости уносятся в разных направлениях. Ошеломленная охрана авиабазы, захваченная врасплох, не оказывает никакого сопротивления. В городе дело обстоит иначе: почти везде афганцы сопротивляются, гремят выстрелы, падают убитые и раненые. Но это длится недолго. К 24.00 взято здание Генштаба, схвачен его начальник, генерал Мохаммад Якуб. Афганец, сопровождающий советских десантников, зачитывает ему смертный приговор и убивает на месте. Примерно так же развертываются события и в других правительственных учреждениях: короткий штурм, арест ставленников Амина, расстрел некоторых из них, доставка в тюрьму Пули-Чархи остальных. А из самой тюрьмы тем временем тянутся вереницы освобожденных противников режима свергнутого диктатора.

Наиболее упорное сопротивление оказали гвардейцы личной гвардии Амина, охранявшие его дворец Тадж-Бек. По сути дела, штурм этого дворца являлся чистейшей авантюрой. В самом деле, трехэтажный дворец был построен из столь массивных каменных блоков, что, например, 23-мм снаряды автоматических пушек отскакивали от них, словно горох. Для стрелкового оружия дворец был тем более неуязвим. Он стоял на господствующей высоте, дорога к нему поднималась серпантином и почти полностью простреливалась сверху. Во дворце постоянно находились 200 гвардейцев, имевших на вооружении автоматы, пулеметы и ручные гранаты. Слева и справа от дворца на удалении не более одного километра, размещались позиции двух батальонов охраны. Спереди дворца стояли 3 закопанных в землю танка и еще по 4 танка стояли в расположении батальонов охраны. И всей этой силе противопоставили 6 боевых машин пехоты и 4 бронетранспортера. Они должны были на полной скорости подъехать к входным воротам, взорвать их, ворваться внутрь двора, высадить десант для штурма здания. В то же время подразделения мусульманского батальона должны были связать боем охранные батальоны и заблокировать путь для отступления из дворца по дороге, ведущей с его тыльной стороны в близлежащие горы.

Но, как это ни удивительно, авантюра увенчалась успехом. В 19.15 (т.е. на 15 раньше, чем начались события в городе) первые 2 БМП подъехали к входным воротам. Высадившиеся из них четверо спецназовцев взорвали вход и немедленно попали под огонь гвардейцев. Тут же трое получили ранения, один был убит. Из двух следующих БМП высадились еще 5 человек. Они, вместе с ранеными из первой группы, ворвались во дворец. Третья волна вторжения состояла из четырех бронетранспортеров, доставивших основную часть штурмовой группы (2 БМП так и остались вне дворца). Члены группы рвались вперед, очищая от гвардейцев комнату за комнатой, не обращая внимания на ранения. Наконец нашли Амина. Пуля в затылок, и диктатор навсегда покинул этот лучший из миров.

Тут к дворцу подоспели десантники-парашютисты. Не разобравшись поначалу что к чему, они открыли огонь по своим. Впрочем, единственное внешнее отличие спецназовцев от афганских гвардейцев состояло в белых нарукавных повязках, успевших потемнеть от копоти и пыли. Четверо человек погибли при штурме, троих убили свои. Наконец, с помощью радиостанции и матерных выражений разобрались. Огонь прекратился. Весь штурм дворца занял ровно 40 минут, как это и предусматривалось планом. В городе советский спецназ и десантники потеряли 12 человек убитыми и 28 ранеными. Ничтожные потери для столь крупной десантноштурмовой операции, особенно если учесть, что примерно половина потерь приходится на огонь по своим из-за неразберихи.

Анализ штурма дворца показывает, что успех операции, казавшейся самим ее участникам невыполнимой (они приготовились геройски погибнуть, выполняя идиотский приказ командования) обеспечило неудовлетворительное несение службы охраной дворца. Организованная оборона по сути отсутствовала, имелись лишь отдельные очаги сопротивления. В ином случае не смогли бы 7 человек один за другим по узкой лестнице подняться под огнем (!) с первого этажа дворца на второй. И не удалось бы двоим раненым гэбистам ворваться в комнату связи (непонятно, где в это время находилась охрана, видимо, ее просто не было) и взорвать аппаратуру ручными гранатами. Нисколько не умаляя храбрости тех, кто штурмовал дворец, надо признать, что им сказочно повезло: охрана Амина была атакована врасплох, отчасти растерялась, отчасти струсила, отчасти не умела грамотно действовать. Видимо сказалось и то, что гвардейцы никогда не проводили учений по отражению такого варианта атаки, который реально имел место.

Да и сама система охраны была организована по-советски. Ведь афганскую армию учили советские инструкторы. Это значит, что на посту находится не более 1/3 гарнизона, т.е. человек 65-70, если не меньше. Остальные частью отдыхают, частью находятся в увольнении в городе, во всяком случае, оружия при себе не имеют и морально не готовы к мгновенным действиям. Внезапно слышатся взрывы и выстрелы где-то в районе входа. Что делает дежурный офицер, воспитанный в советских традициях? Прежде всего, он боится взять ответственность на себя. Сначала он стремится выяснить, что происходит. Потом пытается доложить своему начальнику. И только получив его приказ, дает команду всем вооружиться и начать боевые действия. Даже при самом скором темпе все перечисленные действия занимают несколько минут. Тогда как при штурме счет идет на секунды!

И еще: гвардейцы охраны Амина находились на постах без касок, без бронежилетов, без пулеметов и гранатометов (это оружие в ружкомнате, за дверьми, закрытыми на замок!), имея при себе всего лишь автоматы и по 2 рожка с патронами, т.е. 60 патронов на человека. Что они могли сделать с бронетехникой? А тут по ним ведут огонь пулеметы из БМП и БТР, рвутся гранаты, по стенам дворца молотят счетверенные артиллерийские установки "Шилка". И хотя пробить стены они не могут, все же разрывы снарядов как-то не стимулируют высовываться в окна, чтобы обстреливать штурмующих сверху. Да и окон-то этих немного, ровно по 15 на каждом этаже, следовательно, более 30 человек стрелять через них не могут (казарма гвардейцев находилась на третьем этаже; второй этаж занимал Амин с семьей, и туда гвардейцев не пускали; на первом этаже находились помещения канцелярии). Но даже в таких условиях через 2 минуты штурма половина атакующих была выведена из строя ранениями. Так что если бы защитники дворца действовали должным образом, все бойцы "Грома" и "Зенита" полегли бы под его стенами, не сумев ворваться даже на первый этаж, не говоря уже о третьем.

Израненных и уцелевших спецназовцев КГБ отправили в Москву буквально через пару дней после штурма. А 7 января 1980 года Кабул покинул и мусульманский батальон. Всех участников операции - живых и мертвых - наградили орденом Красной Звезды. К власти в Афганистане пришел ставленник Москвы Бабрак Кармаль. Московским стратегам казалось, что дорога на Юг приоткрылась. Они даже в кошмарном сне не могли предвидеть то, что их ждет: на борьбу с чужеземцами поднимутся 20 миллионов горцев. Нищих, грязных, невежественных, но гордых, свободолюбивых, воинственных, фанатично верующих в догматы ислама. Афганцы дважды разбили англичан, пытавшихся их покорить. Теперь им предстояло сделать то же самое с русскими.

Афганская ловушка, 1979-89 гг.

Война в Афганистане для СССР оказалась тем же, чем для американцев Вьетнам. Эту войну нельзя было выиграть, хоть они ее и не проиграли. Ценой вмешательства стало моральное разложение армии, унижение страны, язвительные комментарии мирового и собственного общественного мнения. Самая мощная военная держава мира не справилась с бесстрашными жителями афганских гор. Солдаты спецназа постоянно участвовали в боях.

Уже с осени 1980 г. афганская кампания напоминала закат алжирской войны - тяжело вооруженные конвои патрулировали главные дороги от рассвета до темноты. Ночью по всей стране, за исключением крупных городов, безраздельно властвовали моджахеды. Год за годом механизированные колонны после истребительных атак авиации к внезапных рейдов боевых вертолетов пытались покорить дикие массивы Гиндукуша и победить афганских бойцов. И снова сходство - советским вариантом вьетнамских джунглей стали глубокие, скалистые долины Пандшар и Алингар.

Войну в Афганистане иногда называют войной упущенных возможностей. Разумеется, она в любом случае была бесперспективна в плане какой-то триумфальной победы. Однако ситуацию там вполне можно было держать под контролем Москвы и практически без потерь. Разведгруппам спецназначения не составило бы особого труда "сесть" на караванные тропы, выявить базы непримиримой оппозиции, взять под свое наблюдение обширные территории. Оставаясь невидимыми, разведчики могли бы "засветить" любую цель, будь то отдельный отряд, караван с оружием, верблюд с наркотиками в мешках. А дальше бы наступал черед новейшей военной техники: управляемые бомбы, сброшенные из-под невидимых с земли космических высот, крылатые ракеты высокой точности, самонаводящиеся снаряды сами бы находили кого надо или что надо.

Никаких сокрушительных бомбоштурмовых ударов, никаких атак в полный рост, никакой лишней крови с той и другой стороны. Конкретный снаряд поражал бы конкретного осла на конкретной тропе, а ракета огромной разрушительной силы не просто бы падала в ущелье, а точно влетала в пещеру, где, к примеру, таился склад с оружием или наркотиками. И один Аллах бы ведал, откуда пришло возмездие. Но этого не случилось. Спецназ так и не получил приказа реализовать на практике все свои уникальные возможности, а советское оружие высокой точности так и осталось пылиться в арсеналах.

Первые годы бойцы спецназа осуществляли охраны трубопроводов, сопровождали колонны с различным грузом, охраняли штабы и даже ходили в атаку на вражеские позиции, чего они не должны были делать в принципе... Однако примерно с середины афганской эпопеи подразделения спецназа удалось несколько обособить, хотя бы частично направить их деятельность в разведывательно-диверсионное русло, и результаты не замедлили сказаться. Спецназовцы, действуя небольшими формированиями, стали давать результаты, сравнимые с теми, что приносили дивизии, проводя дорогостоящие кровопролитные операции с участием авиации артиллерии, бронетехники. Быстро выяснилось, что моджахеды, против которых оказались бессильны регулярные части СА и правительственные войска Кабула, сами бессильны против спецназа. С мобильными полевыми подразделениями моджахедов сошлись в поединке столь же мобильные и неуловимые спецгруппы.

Батальон спецназа обычно выделяли в помощь гарнизонам, дислоцированным в тех или иных провинциях. Поэтому они получили соответствующие неофициальные названия: асабадский, гератский, джалалабадский, кандагарский и т.д. Вообще, когда в 1979 году 40-я армия входила в Афганистан, в ее составе имелась только одна рота спецназа! В 1985 году в ней были уже 4 батальона спецназа, составлявшие 2 бригады. А к концу войны - 12 батальонов, объединенные в 6 бригад!

Однако не сразу спецназ, несмотря на свою профессиональную выучку, стал той грозной силой, которой опасались афганские партизаны. Прибывшие из казарм в европейской части СССР коммандос не знали секретов антипартизанской войны и не были готовы к сражениям в тяжелых условиях Афганистана. Примером может служить трагедия асабадского батальона. Обученные в белорусских лесах атаковать ракетные базы и командные пункты НАТО, они не видели в моджахедах опасного противника. Когда под Мараваром после атаки коммандос партизаны стали быстро отходить в ущелье, спецназ дал себя надуть. Разгоряченные погоней спецназовцы оказались запертыми в ущелье превосходящими и хорошо размещенными афганскими силами. Из примерно 30 солдат, оборонявшихся до конца, спаслись только двое. Победители надругались над трупами, добили раненых. Лишь на следующее утро до советских постов добрались раненый сержант и еще один солдат. Со временем спецназ, как и другие подразделения, приобрел опыт, оплаченный кровью. Спецназовцы поняли тактику партизан, научились избегать их засад и успешно с ними сражаться, используя иные, еще более изобретательные приемы.

Перед спецназом с середины 80-х годов стояли следующие задачи:

- обнаружение путей переброски оружия и снаряжения для партизан с территорий Пакистана, Ирана и Китая, уничтожение караванов;

- поиск и уничтожение складов оружия, боеприпасов и продовольствия противника в горах и кишлаках;

- организация засад против колонн врага и преследование его подразделений;

- разведка, передача командованию информации о партизанских группировках, их перемещениях; захват пленных, например, партизанских связных и их допросы;

- ликвидация руководителей партизан и их инструкторов (пример - охота на Джима Шорта);

- перехват самого опасного оружия - ракет типа "Стингер";

- уничтожение очагов сопротивления, особенно в пограничных районах.

Частые засады против караванов со снабжением для партизан стали поводом называть спецназовцев "охотниками за караванами". В конце ноября 1989 г. состоялась типичная операция такого рода. Джалалабадский батальон спецназа вместе с небольшой группой пуштунов из племени моманд заняли позиции вдоль сухого русла реки недалеко от границы с Пакистаном. Ожидание длилось двое суток. Все это время при ночных холодах нельзя было зажигать костры или двигаться в дневную жару. В результате разведчики дали сигнал о приближении колонны партизан. Их передовые патрули пропустили и открыли огонь только тогда, когда в русле оказался весь караван: сотни вьючных животных, нагруженных ракетными снарядами, коробками с боеприпасами и т.д. Среди мертвых верблюдов и ослов впоследствии насчитали свыше 220 убитых моджахедов. Спецназ потерь не понес.

Не все операции были столь простыми. Приходилось прибегать к внезапным нестандартным действиям. На территории, контролируемые противником, солдаты проникали, выдавая себя за гражданских лиц - торговцев в традиционной афганской одежде с бородами и крашеными волосами. Поскольку советские базы и близлежащие дороги постоянно находились под наблюдением, коммандос не могли незаметно выехать на операцию. Поэтому вопреки директивам начальства спецназ не отдавал захваченные "Тойоты" и "Симурги". Скрытые внутри "ЗИЛов" и "Кразов", эти машины покидали базы в виде обычного хозяйственного конвоя. Затем в подходящем месте машины выезжали на дороги, приобретали признаки "партизанского каравана" и двигались в нужный район.

Спецназ атаковал и с воздуха. Четыре вертолета - два Ми-8 с штурмовыми группами и два Ми-24 в качестве поддержки вылетали по 2-3 раза в сутки. Иногда они на 15-20 км углублялись внутрь Пакистана, а затем возвращались в Афганистан. Несколько минут пограничных нарушений оставались незамеченными пакистанцами. А за это время вертолеты атаковали отдыхающих от боев афганских партизан. В ходе одной из таких операций кандагарский спецназ захватил ракетный комплекс "Стингер", крайне опасный для вертолетов и мало известный тогда советским специалистам. Впоследствии вертолеты и коммандос совершали рискованные рейды, чтобы спровоцировать операторов "Стингеров" и ликвидировать их.

Часто применялся способ "ловли на приманку". Примером может служить операция асабадского батальона спецназа, проведенная в 25 км от Асабада на высоте 1915 м над уровнем моря (провинция Кунар). Ночью рота коммандос скрытно заняла позиции на горе, возвышающейся над несколькими кишлаками, в которых находились сильные группировки партизан. Атака на них привела бы к большим потерям. Вместо этого коммандос укрепились на вершине, приготовили противопехотные и управляемые мины и разместили крупнокалиберные пулеметы. За день до этого вертолет высадил там девять человек. Их, конечно, заметили партизаны, которые двинулись в горы, чтобы уничтожить "малочисленный" пост. Сначала они попали на минные поля, а затем под массированный огонь целой роты. Дело завершили вертолеты, и на афганской стороне осталось очень немного партизан, способных к новым боям.

Действия спецназа были успешными почти всегда. Моджахеды боялись его больше, чем более мощных, но малоподвижных подразделений с тяжелым вооружением, больше, чем вертолетов и самолетов. Это подтверждается суммами вознаграждений, предлагавшихся партизанским командиром Хекматияром за головы офицеров из отрядов спецназначения: за капитана С. Бреславского 1 млн. афгани, за майора В. Быкова - 2 млн. (однако оба после многих операций, проведенных с их участием, вернулись живыми в СССР).

Как правило, спецназ действовал группами по 9 человек; ротами по 37-40 солдат каждая, разделенными на четыре группы во главе с командиром; батальонами (три роты плюс подразделение поддержки - пулеметы, минометы, тяжелые гранатометы АГС-17) - всего около 150 человек. Хорошая подготовка часто позволяла советским коммандос выигрывать сражения даже с превосходящими силами противника. В одном таком случае группа из 16 спецназовцев, возвращаясь с задания, была окружена 250 партизанами. В группе погибли и получили ранения 11 человек, но она вырвалась из окружения, не оставив на поле боя ни одного раненого, при этом погибли свыше 100 афганцев.

Афганистан стал для спецназа не только источником тактического опыта. Это был еще и мелкий повседневный опыт. В схватках, особенно в ближнем бою, хорошо действовал пистолет Стечкина АПС, снабженный глушителем. На больших расстояниях, в горах коммандос охотнее применяли превосходные карабины СВД, калибр 7,62 мм (собирая их на поле боя и накапливая без разрешения командования), чем АК-74 калибра 5,45 мм. Очень пригодились прицелы и бинокли ночного видения - меткий, как днем, огонь коммандос вызывал страх и панику среди партизан. Каждый солдат стремился достать трофейный пистолет - дополнительный шанс в случае потери основного оружия.

Ряд недостатков был обнаружен у стандартного советского обмундирования. На время операции коммандос нередко обменивали его на трофейное: американские шнурованные ботинки, английские куртки, китайские нагрудные патронташи и т.д., которые доставлялись моджахедам через Пакистан с Запада. Спецназ охотно пользовался также западными биноклями и очками ночного видения, коротковолновыми радиостанциями. Многие из подобных фактов впоследствии оказали влияние на тактику и оснащение советских подразделений специального назначения.

В середине 80-х годов эти подразделения спецназначения насчитывали около 25 тысяч человек, из которых половина находилась в Афганистане. Они входили в состав патрулей дальнего действия и ударных сил, предназначенных для деблокирования осажденных постов и гарнизонов советской и афганской армий, в стратегически важных пунктах страны. Кроме того, небольшие группы спецназа проникали в Пакистан, охотясь там на лидеров афганской оппозиции, полевых командиров моджахедов и других, кто был невыгоден оккупационным властям в Кабуле. Советские коммандос отличались решительностью и жестокостью, но они пытали и убивали людей не для собственного удовольствия, а чтобы вытянуть показания, необходимые для дальнейшего выслеживания моджахедов.

Борьба без видимых результатов постепенно истощала силы советских солдат. Начался процесс разложения армии, так хорошо знакомый по Алжиру или Индокитаю. Находившиеся в диких местах солдаты все чаще прибегали к алкоголю и наркотикам (которые специально продавались им по бросовым ценам и рассматривались повстанцами как своего рода оружие). Повседневным явлением стали драки, насилия и убийства. Со временем проблема ветеранов (так называемых афганцев) переместилась в СССР, где часть из них вступила в ряды наемных убийц, действующих по заказам преступного мира.

Подлинную стоимость советского вмешательства в Афганистан трудно оценить. На 15 февраля 1979 г. официально насчитывалось 14 000 убитых и 50 тысяч раненых. Кроме того, были потеряны 109 самолетов, 322 вертолета, 147 танков, 1314 БМП и БТР, 432 орудия и миномета, 11370 автомобилей. Потери афганцев, которых убивали с использованием всех видов оружия, включая химическое и напалм, невообразимы, как минимум 1 миллион. По советским стандартам 14 000 убитых - не так много, однако это становится проблемой, когда война не приносит победы. Через афганский фронт прошло около 525 тысяч солдат, из них 60 000 офицеров и 100 000 парашютистов и коммандос спецназа. Все они стали участниками унизительной и проигранной кампании. Расходы СССР на ведение войны оказались роковыми для истощенной советской экономики. За 80-е годы Кремль выбросил в афганские горы 70 миллиардов долларов - такого финансового ярма в сочетании с военно-космическими расходами централизованная советская экономика выдержать не смогла.

Последние советские бронетранспортеры пересекли Аму-Дарью в начале 1989 г. И вновь аналогия - алжирская война привела к падению IV Республики, вьетнамская разрушила карьеры Линдона Джонсона и Ричарда Никсона. Афганская же война способствовала гибели сверхдержавы - Союза Советских Социалистических Республик. Советское поражение в Афганистане стало свидетельством разложения советской системы. И, хотя, разумеется не сама война предопределила крушение, она стала катализатором процесса, закончившегося подписанием Беловежского соглашения.

"Вымпел" - аналог "Саерет Миткаль"

Задача была такая: группе из семи человек "просочиться" под чужими именами в город Ставрополь, "Раствориться" в нем, проникнуть на сверхсекретный военный завод (имеющий несколько рубежей современнейшей охранной сигнализации), добыть там образцы особо засекреченных деталей и узлов (в задании назывались конкретно эти изделия) и, наконец, подложить в тех-то и тех-то цехах "взрывчатку". Операцию предписывалось провести точно в намеченный срок - в сентябре 1989 года.

Эти семеро не были вражескими лазутчиками. Они представляли совершенно секретное подразделение специального назначения "Вымпел", о котором в те времена помимо членов политбюро знали только три человека: начальник Управления "С" (нелегальная разведка КГБ), начальник Первого главного управления (внешняя разведка) и председатель КГБ СССР.

"Вымпел" был создан для проведения разведывательно-диверсионной работы в особый период (предвоенный) на территории стран-агрессоров и состоял из специалистов экстракласса, для которых практически не было неразрешимых задач. Рейд в Ставрополе должен был выявить недостатки в охране объектов особой государственной важности, наглядно показать "слабые звенья" в системе безопасности. (В США аналогичные задачи решала так называемая "Красная Команда").

Ставропольские власти, правоохранительные органы и спецслужбы были заранее предупреждены, что в сентябре в городе появятся "диверсанты", которые попытаются проникнуть на пять секретных объектов. Были не только названы эти объекты, но сообщен даже словесный портрет "диверсантов": 25-35 лет, россияне, спортивное телосложение, возможно, московское произношение, обычная стрижка... "Если сможете, задержите их", - сказал, усмехнувшись, генерал из Москвы.

Это стало делом принципа для руководства силовых структур города. В аэропортах, на вокзалах и автостанциях, а 1акже в гостиницах и квартирном бюро был введен режим жесткого тотального контроля. Проверяли всех приезжающих (особо придирчиво тех, кто прибыл из Москвы). Кое за кем устанавливали негласное наблюдение. При малейшем подозрении человека "брали на учет". Были значительно усилены патрульнопостовые службы, прибыли подкрепления из других населенных пунктов края. Местная милиция и КГБ перешли на круглосуточную работу по особому графику. Увеличили охрану на военных заводах, предупредив о возможном проникновении лазутчиков и о необходимости "проявления максимальной бдительности". Казалось, в таких условиях и мыши не удастся проскользнуть незамеченной...

Семеро входили в одну из групп "Вымпела". Они прибыли в город разными путями в начале сентября. Одеты были как местные жители (постаралась специальная швейная мастерская). У каждого была своя "легенда" и соответствующие документы. "Диверсанты" были людьми контактными, симпатичными, быстро знакомились, сходились с местными. Сняли жилье в частных домах, а часть базировалась в лесу.

Действовали по общему плану, но в одиночку, изредка собираясь вместе в квартире одного из участников группы или за городом. Во второй половине дня некоторых из них можно было встретить в пивных, расположенных недалеко от завода. Через несколько дней они уже знали, на каком принципе действуют системы сигнализации предприятия. Через неделю один из работников "почтового ящика" принес своему новому знакомому - симпатичному и щедрому на угощение парню с соседней улицы - "детальки" из цеха: они были нужны для "тарахтелки", которую мастерил брат новоявленного дружка...

На десятый день к вечеру, когда на заводе работала вторая смена, трое "диверсантов" проникли на территорию завода. Охранная сигнализация, которая срабатывает даже на пролет птицы, на этот раз молчала. Двое "лазутчиков", одетых в синие рабочие халаты, схватили тяжеленную металлическую штуковину, лежавшую около забора, и потащили ее к одному из цехов. Это был тонкий психологический расчет: все, кто встречался на пути, обращали внимание именно на неподъемность конструкции и жалели "работяг", которые надрываясь, несли ее. "Взяли бы еще двоих", - посоветовал один из мастеров. Правда, другой все же спросил: "Ребята, откуда вы?" На что обливающийся потом Николай совершенно искренне ответил: "Да пошел ты... Лучше бы помог..."

На всю операцию ушло ровно десять дней. Утром на одиннадцатый день руководителям города и силовых структур были переданы образцы заводских секретных изделий (разумеется, имена невольных сообщников названы не были, "подставлять" кого-либо - не в правилах "Вымпела"). На плане завода были указаны места в секретных цехах, где были заложены минно-взрывные средства (без взрывателей). И, наконец, были переданы схемы охранной сигнализации завода. Надо было видеть лица тех, кому все это передавали...

Другой группе "Вымпела" было дано задание проникнуть на азотнотуковый комбинат и "вывести" его из строя с максимальным ущербом для всего региона. О разведчиках знали, их ждали. Засада была организована в подземных кабельных туннелях и колодцах - думали, что именно там пойдут "диверсанты". А они выбрали иной вариант, найдя "слабое звено" в неожиданном месте. Позже специалисты подтвердили, что если бы такую диверсию не условно, а на самом деле осуществили, то завод был бы выведен из строя на 12 лет, а регион надолго бы превратился в зону бедствия...

День рождения "Вымпела - 19 августа 1981 года. В этот день состоялось закрытое совместное заседание Совета министров СССР и Политического бюро ЦК КПСС. На нем высшее руководство страны приняло решение о создании в системе органов КГБ совершенно секретного отряда специального назначения. Его костяк составили бойцы спецгрупп "Зенит" и "Каскад", действовавших некоторое время в Афганистане. Возглавил отряд контр-адмирал Эвальд Козлов из морских погранчастей КГБ, в связи с чем и появилось неожиданное название - "Вымпел", по ассоциации с адмиральским брейд-вымпелом на мачте. Организационно отряд вошел в штат управления "С". По достоверным сведениям, именно начальник этого управления генерал-майор Ю.И. Дроздов предложил организовать сверхсекретный отряд для проведения тайных боевых операций за пределами СССР.

Таким образом, "Вымпел" стал советским аналогом израильского подразделения "Саерет Миткаль", созданного по инициативе "Моссада" (внешней разведки Израиля) для нанесения неожиданных ударов далеко за пределами страны.

Людей в отряд подбирали в первую очередь среди сотрудников КГБ. Но кроме них, были также выпускники гражданских вузов и армейские специалисты. Прежде чем сделать предложение, к человеку долго присматривались. Если он соглашался, его включали в отборочную группу. И начинался испытательный марафон протяженностью полтора месяца. Наиболее жесткие требования в процессе отбора предъявлялись к состоянию здоровья, психологическим качествам и знанию иностранных языков.

Высокий интеллектуальный уровень аналитический склад ума, отличное здоровье и физическая подготовка, стаж работы в спецслужбах, смелость, хладнокровие и наконец самое главное - неординарность, творческое начало, умение импровизировать, принимать решение в критических ситуациях вот критерии, по которым шел отбор. Пропустив через "сито" около шести тысяч кандидатов (естественно, только тех, кто выразил личное желание), отобрали поначалу лишь двести человек.

Хотя все бойцы "Вымпела" имели высшее образование, требовалось еще много времени на то, чтобы сделать из них профессионалов тайной войны. Если человек приходил с "гражданки", процесс его обучения (естественно, по индивидуальной программе) занимал до пяти лет. На "доводку" выпускника факультета разведки Рязанского училища воздушно-десантных войск уходило два года. К 1991 году две трети бойцов "Вымпела", помимо базового образования (школа КГБ, военное училище, гражданский ВУЗ), окончили Институт разведки имени Ю.В. Андропова, либо КУОС - шестимесячные курсы усовершенствования офицерского состава КГБ.

Программа подготовки включала такие обязательные для всех предметы, как основы разведывательной деятельности, тактика боевых действий малых групп, управление транспортными средствами, радиодело, криптография, иностранные языки и страноведение, парашютная подготовка, скалолазание, подводное плавание с аквалангом, медицинская подготовка, маскировка на природе и в городе, минно-взрывное дело, рукопашный бой, стрелковая подготовка, основы ведения допроса пленных и т.д.

В подмосковном лесу недалеко от Балашихи "Вымпел" получил в свое распоряжение учебно-тренировочную базу. Ряд объектов построили заново, другие существовали с довоенных времен, когда здесь проходили подготовку террористы из группы П. Судоплатова, в том числе ставший впоследствии легендарным Николай Кузнецов. Для маскировки этот городок назвали ОУЦ Отдельный учебный центр КГБ СССР.

По полгода в среднем проводили вымпеловцы в командировках - если не в "горячих точках" планеты, то в учебно-проверочных рейдах в своей стране. Вскрывая "прорехи" в охране важнейших объектов, "диверсанты" из "Вымпела" способствовали укреплению всей системы безопасности страны. Таких операций было немало.

В группу входили люди многих национальностей, "ориентированные" на различные регионы земного шара. Они знали важнейшие объекты в своей "зоне" почти так же хорошо, как собственную квартиру...

В 1981-91 гг. "Вымпел" предназначался для проведения разведывательно-диверсионных и иных специальных операций за пределами Советского Союза. Взаимодействие с нелегальной агентурой, диверсии на стратегически важных объектах (АЭС, ГЭС, химических и нефтеперегонных предприятиях, ЛЭП, железнодорожных узлах, мостах, центрах связи), защита советских учреждений за рубежом, борьба с террористическими и повстанческими организациями на контролируемой ими территории, захват самолетов и кораблей, освобождение объектов повышенной опасности от террористов в дружественных странах - таков неполный перечень задач, решавшихся в ходе учебно-боевых занятий. Причем основная учеба происходила не на полигоне. Офицеры "Вымпела", отвечающие за конкретную страну и конкретные объекты в ней, нелегально отправлялись в зону своей ответственности.

Там они уже не по фотографиям или видеолентам, а в реальной жизни знакомились с теми объектами, которые в день "X" следовало уничтожить, блокировать, захватить... Или наоборот - защитить, как, например, советские посольства, консульства, станции слежения и связи. В зарубежных командировках бойцы "Вымпела" проводили до шести месяцев в году, иногда и больше. В ходе их они проходили ознакомительную практику в диверсионных подразделениях Кубы, Никарагуа, Вьетнама. В Анголе и Мозамбике исполняли обязанности советников. Проводили совместные учения с коллегами из спецслужб ГДР и Румынии. Основную же "обкатку" прошли в Афганистане. Там побывали все, кого зачислили в отряд до 1988 года. В Афгане пришлось проникать в партизанские отряды моджахедов, стравливать между собой их командиров, освобождать заложников. И убивать.

С 1988 года "Вымпел" стали также использовать в "горячих точках" Советского Союза. О "руке КГБ" во многих тогдашних событиях до сих пор мало что известно.

За десять лет отряд "Вымпел" прекратился в одно из самых мощных спецподразделений мира. Он не только ничем не уступал американской "Дельте" и английской "САС", но во многом и превосходил их. Например, во время учений на Калининской (ныне Тверской) АЭС летом 1992 года "вымпеловцам" пришлось прыгать с мотодельтапланов на крышу машинного зала реактора. Уникальность этой операции заключалась в том, что надо было пролететь на парашюте мимо проводов под напряжением до полутора мегавольт. В случае соприкосновения с ними от человека не осталось бы даже пепла! Бойцы сделали все с ювелирной точностью, прошли сквозь все заслоны и через 7 секунд после высадки освободили пульт управления от террористов, роль которых играли сотрудники местного управления госбезопасности.

Тем же летом в Мурманске они "брали" атомный ледокол "Сибирь". Подход аквалангистов к кораблю не заметили даже руководители группы захвата, внимательно следившие за действиями своих подопечных. Средь бела дня водолазы внезапно поднялись на борт из воды с помощью специальных приспособлений, мгновенно сняли наружную охрану. Вслед за этим на палубу с вертолета прыгнули десантники, хотя скорость ветра достигала 15 метров в секунду (а при скорости выше девяти метров запрещается прыгать даже профессиональным спортсменам). "Террористов" на ледоколе нейтрализовали за 15 секунд!

Они всегда выходили победителями - в том числе и в операции под кодовым названием "Поход на Москву". Задача в тот раз была, как всегда, почти невозможна: выброситься с парашютом в районе Тулы и несколькими группами по десять человек пройти 200 километров до Москвы. Им противостояла вся мощь силовых структур Москвы, Подмосковья и Тульской области, где, естественно, знали о рейде. На поимку групп были брошены войска, милиция и спецслужбы. "Диверсантов" искали с вертолетов, солдаты прочесывали леса, специальные патрули с собаками наводнили Подмосковье... Удивленным жителям говорили, что идут учения.

А группы тем временем шли ночами, каждый нес на спине 30 килограммов (еда, палатка, специальная техника). По рации через спутник они связывались с Центром так, что их невозможно было запеленговать. Днем, замаскировавшись, спали. Как-то отдыхали даже на территории ракетной части, за тройным кордоном сигнализации (который они спокойно прошли и туда, и обратно). Меню было неплохим, широко использовали для еды травы, которые собирал в пути крупный специалист в этой области...

В назначенный час и в назначенном месте (недалеко от Московской кольцевой дороги в леске) все группы встретились, доложив Центру, что, задание выполнено...

К началу 1991 года "Вымпел" насчитывал около тысячи двухсот человек личного состава. 90% из них составляли офицеры. Сержанты и прапорщики были только в подразделениях обеспечения: водители, кладовщики, оружейники, связисты, охрана и т.д. Жили офицеры в Балашихе, Купавне, Железнодорожном, кое-кто имел квартиры в Москве. Их возраст к этому времени находился в пределах от 27-28 до 35-36 лет. - Наиболее упорные энтузиасты служили до 40 лет. Впрочем, продержаться до столь "преклонного" возраста мало кому удавалось.

В организационном отношении "Вымпел" делился на отделения (в боевых условиях - группы) численностью от 10 до 30 человек. В случае необходимости 3-4 отделения (группы) могли объединяться в более крупное формирование. Численность варьировалась в соответствии с боевыми задачами и местными условиями.

Конечно, читателям интереснее всего было бы прочитать о реальных боевых операциях "Вымпела" в странах дальнего зарубежья. К. сожалению, об этом пока еще рано рассказывать. Подобная информация может обернуться печальными последствиями для многих людей. Поэтому ограничусь заявлением, что "Вымпел" не только тренировался, но и воевал. Где и с кем - посторонние люди узнают еще не скоро.

После провала путча ГКЧП в августе 1991 года поменялось все высшее руководство КГБ. Место начальника ПГУ занял Евгений Примаков, сменивший на этом посту Леонида Шебаршина. Примаков заявил об изменении целей, задач и методов разведывательной деятельности. В этой связи "Вымпел" передали в Межреспубликанскую службу безопасности (была некоторое время такая структура вместо бывшего союзного комитета). Следующим "хозяином" отряда стало АФБ (Агентство Федеральной безопасности РФ), а после указа президента о создании Министерства безопасности, "Вымпел" с 24 января 1992 года вошел в его состав на нравах самостоятельного управления.

У "Вымпела" уменьшился штат, изменились задачи и характер тренировок. Теперь ему предстояло бороться с терроризмом, наркобизнесом, вооруженными преступниками из мафиозных группировок. Задачей N 1 стала защита стратегически важных и экологически опасных объектов от террористических и диверсионных действий. Иными словами, мастеров диверсий и террора нацелили на борьбу с тем самым делом, которое им было известно до тонкостей.

Вот почему начались учения на Курской, Белоярской, Калининской АЭС. В Балашихе соорудили в натуральную величину макеты энергоблоков всех типов российских АЭС, судов с ядерными силовыми установками, важнейших узлов предприятий химической промышленности. Результаты не заставили себя ждать. Помимо упомянутых выше случаев назову еще два. Так, в 93-м году на учениях в закрытом городе "Арзамас-16" бойцы отряда проникли в запретную зону через, казалось бы, непреодолимый периметр, успешно форсировали все средства технической сигнализации и за 17 секунд захватили цех по производству ядерных боеприпасов. Чуть позже другая группа отряда за несколько секунд освободила спецвагон для перевозки ядерных боеприпасов, якобы захваченный террористами.

Все эти эффектные операции проводились, естественно, не для показухи. Отряд не только приобретал новый опыт, но и выявлял множество огрехов в системе охраны спецобъектов. Правда, к рекомендациям "Вымпела" по ее совершенствованию прислушивались далеко не всегда. Например, мало что изменилось в транспортировке ядерного оружия, по-прежнему стоящие на приколе судна с радиоактивными отходами имеют чисто символическую охрану. Поэтому не стоит удивляться сообщениям о том, что из России на Запад преступники систематически вывозят радиоактивные материалы...

Впрочем, основную часть времени отряд занимался не учениями, а реальными боевыми операциями. Например, в 92-м году в Москве на "площади трех вокзалов" десять бойцов "Вымпела" молниеносно "взяли" хорошо вооруженную банду из 14 человек с одним миллионом фальшивых долларов. В 93-м сумели предотвратить попытку вывоза радиоактивных материалов изпод Екатеринбурга. Блестяще провели операцию по фальшивым авизо, не дав преступникам получить более миллиарда рублей. Неоднократно участвовали в освобождении заложников, выполняли различные задания в "горячих точках" СНГ. Например, в Душанбе 4 бойца "Вымпела" охраняли российского посла...

Таким образом, в 92-93 гг. отряд успешно использовал свои уникальные возможности и с лихвой окупал те средства, которые шли на его содержание. Кстати, в 93-м году на зарплату и обучение было истрачено немного больше 2-х миллиардов рублей (к этому времени численность "Вымпела" сократилась до 400 человек). Зарплата офицеров в среднем составляла чуть больше 300 тысяч рублей в месяц, это со всеми надбавками за звание, выслугу лет, прыжки с парашютом. Командир отряда, генерал-лейтенант Дмитрий Герасимов получал 500 тысяч. Родина, как всегда, экономила на своих защитниках и героях!

Во время октябрьских событий 93 года в Москве "Вымпел" получил устный приказ о взятии Белого Дома. Точно такой приказ он получал и в августе 91-го. Тогда Л. Шебаршин дал возможность тянуть время и не включаться в сомнительную операцию. "Вымпел" и "Альфа" на штурм не пошли и позже им это засчитали высочайшей заслугой.

На этот раз оба отряда снова отказались штурмовать Белый Дом. Но 4-го октября они все же вошли туда - без выстрелов - чтобы вывести, прикрывая своими телами от "случайных" пуль, вождей оппозиции Руцкого, Хасбулатова, Баранникова. Впоследствии "Альфу" простили, а "Вымпел" - нет. Потянулись недели томительной неясности в отношении дальнейшей судьбы отряда. Чтобы как-то разрядить ситуацию, командование "Вымпела" внесло предложение: создать на его базе федеральный учебный центр для повышения квалификации оперативных сотрудников внешней разведки, контрразведки, спецназа. Но уже было поздно.

23 декабря 93-го года президент Ельцин подписал указ о расформировании Министерства безопасности России. Что касается "Вымпела", то решили переподчинить его МВД. С людьми, не раз прошедшими огонь и воду, с профессионалам высочайшего класса, никто разговаривать не стал, тем более советоваться. Чиновники, как известно, твердо убеждены в том, что они все знают и умнее всех. Реакция бойцов отряда была следующей: 112 офицеров подали рапорта об отставке. Около 150 человек перешли на службу в управление правительственной охраны, в службу внешней разведки, в контрразведку, в министерство по чрезвычайным ситуациям. Часть людей ушла в коммерческие структуры. И всего лишь человек 90 (в основном те, кто не успел получить квартиры) согласились служить под предводительством министра Ерина.

Объяснить подобную реакцию нетрудно. Элитное спецформирование сочло себя униженным и оскорбленным: "Это все равно что современному летчику-истребителю предложить летать в полку "кукурузников" или оператора АЭС перевести работать на дизель", - так объяснили вымпеловцы свое негативное отношение к решению "верхов". Да и без того ясно, что милиция не может использовать по назначению офицеров-диверсантов, в совершенстве владеющих иностранными языками, прыгающих с парашютом, стреляющих из всех видов стрелкового оружия, детально знающих совершенно секретные объекты не только России, но и многих стран мира.

Политические интриги в очередной раз победили разум и здравый смысл. К тому времени, когда преступники фактически объявили открытую войну всему российскому обществу, а терроризм ворвался в повседневную жизнь (взрывы, угоны самолетов, захват заложников), самое лучшее антитеррористическое сподразделение оказалось разгромленным. Остается только догадываться, какую радость вызывало сообщение об этом во всех иностранных спецслужбах, преступных группировках стран СНГ, у всех коррумпированных чиновников и парламентариев России!

Итак, отряд "Вымпел" существовал немногим более 13 лет. Однако на этом его история не закончилась. Осенью 94 года сама жизнь заставила создать Управление специальных операций федеральной службы контрразведки. В нем сформирован новый отряд, подобный "Вымпелу", созданы территориальные подразделения. Ключевые посты в этих формированиях заняли бывшие "вымпеловцы", вернувшиеся из МВД и других учреждений. Идет также набор молодого пополнения среди офицеров контрразведки. Главная задача УСП аналогична той, что стояла перед "Вымпелом" в 92-93 гг. - антитеррористические и антидиверсионные действия на стратегически важных и экологически опасных объектах России.

Отряды ПДСС и "Дельфин" ГРУ

О советских армейских подразделениях спецназначения (разведывательно-диверсионных и антидиверсионных отрядах и группах) на Западе знают очень немногое. О спецформированиях советского военного флота там вообще почти ничего не известно.

Такой вакуум информации объясняется особой секретностью этих военно-морских частей. Во-первых, в области подготовки, тактики действий, технического оснащения и вооружения морской спецназ СССР обогнал все страны НАТО. Во-вторых, в 70-80-е годы советские морские диверсанты участвовали в боевых действиях во многих странах мира (например, в Анголе, Вьетнаме, Египте, Мозамбике, Никарагуа, Эфиопии и других). Но ответственность за их операции взяли на себя вооруженные силы либо спецслужбы дружественных СССР стран. То и другое, вместе взятое, обусловило режим строжайшей секретности.

Предыстория создания советского морского спецназа такова. В октябре 1955 года в английский порт Портсмут прибыл советский крейсер "Орджоникидзе". На его борту находились тогдашние руководители СССР - Хрущев и Булганин. Они отправились на переговоры с премьер-министром Великобритании в Лондон. А тем временем для изучения винтов крейсера в воды гавани опустился боевой пловец флота ее величества, капитан 2-го ранга Лайонелл Крэбб. Британские военно-морские специалисты весьма интересовались винтами, так как предполагали, что благодаря их форме крейсера данного типа развивают высокую скорость хода (более 35 узлов) при экономичной работе турбин. Однако рейд Крэбба стал известен советской агентуре, и во время второго погружения корабельные винты крейсера как бы "случайно" провернулись. Крэбб погиб, советская сторона выразила сожаление по поводу происшедшего и принесла свои извинения.

А сотрудники Министерства обороны СССР приступили к рассмотрению вопроса "о необходимости создания специальных подводных разведывательно-диверсионных формирований". Решался этот вопрос (путем составления служебных записок, совещаний специалистов, изучения опыта других стран) целых полтора года. Наконец в 1957 году министр обороны Г.К. Жуков издал приказ об организации специальных сил ВМФ. Однако после его смещения работы в этом направлении были приостановлены.

И только в 1967 году, т.е. спустя еще 10 лет, приказом Главнокомандующего ВМФ был создан "Учебнотренировочный отряд легких водолазов Краснознаменного Черноморского флота". Личный состав этого отряда испытывал различные модели водолазного снаряжения, проводил учебные погружения и плановые подводные работы в акватории военно-морских баз, изучал прибрежную зону... Короче, обычная рутинная работа вспомогательного подразделения флота. Однако в отряде собрались настоящие энтузиасты морских диверсий. Не ставя в известность высшее командование, они работали по своей собственной программе.

На первых же больших учениях по высадке десанта они показали товар лицом. Не только разведали из-под воды наиболее подходящий плацдарм для высадки, но и захватили его! Выйдя на берег там, где их никто не ждал, они подавили все огневые точки "противника", уничтожили закопанные в землю танки, полностью прервали телефонную и радиосвязь. При этом "легкие водолазы" Так грамотно и эффективно использовали взрывчатку и автоматическое оружие, что восхищению генералов и адмиралов (всех имевших за плечами Великую Отечественную войну) не было пределов. По итогам учений в Минобороне решили преобразовать Учебно-тренировочный отряд в Отряд по борьбе с подводными диверсионными силами и средствами (сокращенно Отряд ПДСС).

В 1969 году отряды ПДСС были созданы в составе Балтийского, Северного, Тихоокеанского флотов. Противодиверсионные отряды имелись во всех сколько-нибудь крупных военно-морских базах, особенно тех, где находились подводные лодки, вооруженные ракетами и торпедами с ядерными боеголовками. После вывода российских вооруженных сил из ГДР, Польши, стран Балтии; после развала Черноморского флота часть из них расформировали. Кроме того, практически все отряды подверглись сокращению личного состава.

В 1970 году Главное разведывательное управление Генштаба (ГРУ) создало разведывательно-диверсионное формирование "Дельфин", предназначенное для тайных операций против военно-морских баз иностранных государств. Тактика подводных операций, приемы и методы обучения, снаряжение, вооружение, технические средства - все это разрабатывалось советскими военными специалистами почти с нуля, так как предшествующих разработок практически не существовало, за исключением отдельных инициативных проектов или экспериментов. Тем не менее за несколько лет по всем аспектам, связанным с подводной разведкой и диверсиями, удалось не только догнать аналогичные подразделения ВМФ США, Великобритании, Франции, ФРГ, Италии, но и обогнать их.

Личный состав отрядов ПДСС набирается в основном из числа морских пехотинцев-добровольцев, получивших рекомендацию командиров. Кандидат должен быть эмоционально уравновешенным, способным сохранять спокойствие в экстремальных ситуациях, не бояться темноты, одиночества, замкнутого пространства. Он должен выдерживать большие физические нагрузки, хорошо переносить погружение на значительные глубины и перепады давления. Если психологические тесты и медицинская комиссия пройдены, кандидат становится курсантом. Дальше начинается базовая подготовка, которая длится полгода (26 недель) и делится на 3 этапа.

Первый этап занимает 7 недель. Учебный день рассчитан на 15 часов. Курсанты бегают кроссы на дальние дистанции, плавают, занимаются греблей, преодолевают полосу препятствий. С каждым днем нагрузки увеличиваются, а требования становятся все жестче. Кроме того, инструкторы систематически устраивают различные помехи. Например, разливают на воде и поджигают нефть, или на проплывающем мимо бревне взрывают заряд взрывчатки... В последнюю (седьмую) неделю проверяют способность курсантов выдерживать предельные физические и психические нагрузки.

В это время на сон отводится не более 3-4 часов в сутки. Курсанты совершают марш-бросок с полной выкладкой на 100 километров, а также заплыв в гидрокостюме на 10 миль (18,5 км), буксируя при этом груз весом до 40 кг. В среднем данный этап проходит до конца лишь один из 15-20 курсантов.

Второй этап длится 11 недель. В ходе его курсанты изучают водолазное снаряжение, минно-взрывное дело, тактику боевых операций малых групп в воде и на земле, основы войсковой разведки, радиодело, овладевают холодным и огнестрельным оружием (как серийным, так и специальным). Затем идет парашютная подготовка, скалолазание, управление подводными, надводными и наземными транспортными средствами (например, электробуксировщиками). Разумеется, видное место отводится изучению и отработке различных действий под водой, способов проникновения из-под воды в заданный район и эвакуации с берега в воду.

Немало времени уделяется рукопашному бою на суше и особенно под водой с ножом (обычным и иглой). Парни тщательно отрабатывают приемы шокового, травматического и смертельного воздействия на противника.

В ходе выполнения различных учебно-боевых заданий происходит подбор членов мелких подразделений боевых пловцов. Смысл здесь в том, что каждое такое подразделение (пара, тройка, четверка и так далее) должно действовать точно и четко, как единый хорошо отлаженный механизм. А это требует взаимной "притирки" в процессе совместных занятий.

Закончив второй этап обучения, курсанты сдают зачет по охране и обороне береговых объектов и кораблей от пловцов-диверсантов противника. Этот зачет, лучше сказать - экзамен, происходит во время учений, построенных как модель боевой операции. Здесь проверяется умение работать под водой на различных глубинах (ориентироваться, наблюдать в условиях плохой видимости, вести бой, преследовать врага, отрываться от преследования, маскироваться на грунте и так далее). Успешно сдавших зачет отправляют в отдельную бригаду морской пехоты для закрепления приобретенных навыков.

Это 3-й этап, он длится 8 недель. Опытные инструкторы ежедневно контролируют курсантов. Затем одни боевые пловцы остаются в бригаде, другие возвращаются в те отряды ПДСС, где они проходили обучение. А наиболее способным предлагают пройти двухгодичное обучение в специальном разведывательно-диверсионном центре.

Этот учебный центр готовит кадры для отряда "Дельфин". До недавнего времени он находился на соленом озере Балхаш, в Казахстане (площадь более 17 тысяч кв. км, глубина до 226 метров). Здесь курсанты прыгают с парашютом по всей шкале высот (начиная с 200 метров и кончая затяжными из стратосферы), опускаясь при этом на различную местность - на воду, лес, горы, степь - в любую погоду днем и ночью. Высаживаются с вертолетов по канатам (за 28 секунд с высоты 40 метров) и без канатов, прыгая в воду с высоты 5 метров от поверхности. Осваивают выход из подводной лодки через торпедные аппараты. Учатся уничтожать корабли, шлюзы, дамбы, мосты, захватывать аэродромы, командные пункты, узлы связи. Еще их учат выживанию в любых климатических условиях, способам побега из плена, работе на всех типах радиостанций, применению ядов, использованию самых различных технических средств.

Немало времени уходит на совершенствование навыков стрельбы из различных моделей огнестрельного оружия отечественного и иностранного производства. Среди них некоторые не имеют аналогов в мире, например, автомат для подводной (и надводной тоже) стрельбы АПС-55. Его длина всего лишь 62 см, вес с магазином на 26 патронов - 2,7 кг. На глубине в 40 метров (ниже которой в снаряжении на сжатом воздухе не погружаются) может поражать водолазов противника на дистанции до 10 метров, либо пробивать обшивку миниатюрной подводной лодки, днище катера и т.д. На воздухе он убивает на расстояниях до 100 метров!

Но самое главное, в чем пловцы "Дельфина" превзошли пловцов всех других стран, это умение преодолевать любые рубежи подводной обороны и проходить там, где, казалось бы, пройти абсолютно невозможно. Яркий пример: в штормовую ночь три пары пловцов высаживают с вертолета на воду за 15 миль от берега (т.е. на удалении в 28 километров). Необходимо скрытно подойти к военно-морской базе "противника", проникнуть туда и взорвать некий объект. Первый рубеж обороны - донные мины, взрываемые с берега по проводам по сигналам гидроакустических станций. Второй рубеж - сигнальные тросы, натянутые под водой в разных направлениях. Третий - подводная взрывная сеть с установленными на ней зарядами, которую нельзя резать и под которую невозможно поднырнуть. А сверху светят прожекторы и установлены пулеметы береговых постов, станешь перелезать через сеть сверху, сразу заметят и "расстреляют". Однако пловцы "Дельфина" проходили все рубежи, затем форсировали почти отвесную скальную стену и бесшумно "снимали" часовых. Потом минировали объект и уходили назад в воду тем же путем, что и пришли на берег.

В отряде происходила специализация по регионам предстоящей боевой деятельности: Латинская Америка, США с Канадой, Западная Европа, Юго-Восточная Азия, Южная и Юго-Западная Африка, Ближний Восток, страны Средиземного моря и т.д. После обучения в Центре диверсантов отправляли в Севастополь, где в дельфинарии они изучали методы борьбы с морскими животными, тренированными для уничтожения боевых пловцов.

Для борьбы с подводными диверсантами дельфинов тренировали на манекенах и настоящих пловцах. Дельфины оказались опасными противниками. Пытаясь сдернуть ласты, они могли утопить человека, а получив команду к атаке, пробивали насквозь манекены металлическим штырем, укрепленным на рыле. Поскольку по такой же программе работали лаборатории ВМФ США, советские специалисты разработали свои методы борьбы с тренированными морскими животными. Данная программа осуществлялась в большой спешке. Дело в том, что во время одной из операций по подрыву американских транспортных кораблей с боеприпасами в бухте Камрань погибли двое пловцов "Дельфина". Их убили именно боевые дельфины, доставленные туда из США для охраны акватории бухты. Впоследствии попытки американцев применить своих дельфинов против советских боевых пловцов у побережья Никарагуа закончились уничтожением животных!

Когда инструкторы приходят к выводу, что диверсант подготовлен полностью, его начинают использовать в боевых операциях. Однако раз в год диверсанты обязательно проходят курс переподготовки, где их знакомят с новинками снаряжения, вооружения, медицинского обеспечения, а также с опытом отечественных и зарубежных боевых пловцов по операциям за прошедший год.

Проведение любой операции боевых пловцов невозможно без помощи специальных научных подразделений. Они даю точную информацию о гидрографических условиях в районе высадки (о подводных течениях, рельефе береговой линии, удобных подходах к берегу, естественных укрытиях, опасных для людей морских обитателях, о температуре и прозрачности воды, о времени и силе приливов и отливов, и многом другом). Они же нередко осуществляют звукоподводную связь с пловцами, обеспечивают их гидроакустическими маяками, ориентируют по местоположению, осуществляют скрытую заброску и прием на борт. Чаще всего подразделения технического обеспечения находятся на борту "научно-исследовательских" кораблей (раньше - Академии Наук СССР, ныне - Российской АН) или в секретных отсеках огромных плавучих заводов по переработке рыбы, крабов, креветок, кальмаров.

Своими успехами советские боевые пловцы в значительной степени были обязаны военным конструкторам, создающим оружие и снаряжение. Бесшумное сверхскорострельное оружие, инфракрасные, оптические и лазерные прицелы и целеуказатели, фугасы объемного взрыва, вакуумные боеприпасы, буксируемые ядерные фугасы (малые весом около 27 кг и большие, весящие примерно 70 кг), реактивные гранатометы, огнеметы, средства подавления гидроакустических и электронных приборов - все это было и есть на вооружении советских боевых пловцов, все это отечественного производства, по качеству не хуже западных образцов (часто лучше).

Дыхательные аппараты замкнутого цикла позволяют находиться под водой в течение нескольких часов, и людей не выдает выдыхаемый воздух. Костюмы с теплоизоляцией сохраняют пловцов от переохлаждения, а приборы подводного ориентирования обеспечат боеспособность даже в условиях нулевой видимости. Обезвредить такого диверсанта сможет только подготовленный пловец из группы ПДСС.

В настоящее время в диверсионной работе используют небольшие подводные суда. В середине восьмидесятых годах советские специалисты разработали сверхмалую подводную лодку "Пиранья". Она могла подойти к объекту, взяв на борт шесть диверсантов, контейнеры и дополнительные средства движения. Но вершиной конструкторской мысли стало приспособление "Сирена" - своеобразная оборудованная торпеда. Внутри нее размещались два террориста со всем необходимым снаряжением, и "Сирена" выстреливалась из торпедного аппарата подводной лодки.

Скрытную высадку на территорию другого государства легче всего осуществить водным путем. Исходя из таких соображений, в 1983 году в составе секретного отряда "Вымпел" первого главного управления КГБ СССР создали особое подразделение боевых пловцов. Готовили их инструкторы из "Дельфина", но людей подбирали, естественно, не среди морских пехотинцев, а из числа оперативных сотрудников КГБ. В отличие от диверсантов "Дельфина", важное место в их подготовке занимала работа с агентурой в приморских населенных пунктах стран вероятного противника. Цель - во взаимодействии с агентами захватить и уничтожить в день "Икс" стратегические объекты. Либо удержать их до прибытия основных сил десанта с воздуха и с моря.

Насколько известно, масштаб боевых задач стоявших перед боевыми пловцами отрядов ПДСС всех флотов, "Дельфина" и "Вымпела" был огромен. В случае начала войны с блоком НАТО советский морской спецназ должен был вывести из строя всю систему противолодочной обороны в Атлантике, Тихом океане и Средиземном море, осуществить диверсии в центрах управления и связи основных морских соединений стран НАТО, заблокировать передовые операционные базы легких сил (катеров, десантно-амфибийных соединений, спецсредств, противолодочных сил и т.д.), высаживаясь для этого с транспортных подводных лодок, с коммерческих и промысловых кораблей под чужими флагами, с самолетов и вертолетов, или будучи заброшенными на подходящие места еще до начала войны.

Короче говоря, морской спецназ должен был нанести удар на всех морских театрах, там, где не предусматривалось использование ядерного оружия.

Дальше