Содержание
«Военная Литература»
Исследования

Часть 1.

Предыстория подразделений спецназначения (1915-1934)

В первые годы XX века ни один из серьезных военных теоретиков не мог предвидеть, какую значительную роль в вооруженных конфликтах этого столетия сыграют небольшие элитарные соединения.

В то время полагали, что индивидуальные способности и специальная подготовка рядовых и офицеров не имеют большого значения, а судьбу будущих войн решат крупные армии, созданные на основе всеобщей воинской повинности. Солдаты рассматривались лишь как составные элементы военной машины. Их количество было важнее, чем качество.

Переоценка произошла только во время Первой мировой войны. До 1914 г. даже наихудшие пессимисты не предполагали, насколько огромные потери убитыми и ранеными понесут гигантские армии, сформированные по принудительному набору. Поля битв стали местами массовой резни - один день позиционных действий стоил вооруженным силам Антанты и Центральных государств почти 10 000 жертв. Именно тогда, в ходе кровавых сражений появились благоприятные условия для организации первых современных подразделений спецназначения. Хотя теоретикам и штабистам попрежнему казалось, что главную роль играют массы, а не отдельные личности, общественное мнение стало тосковать о военных героях. Одновременно военная техника и тактика сделали гигантский шаг вперед, что давало надежду на победу без платы сотнями тысяч убитых и раненых. Нет ничего удивительного в том, что славу военных героев завоевали те, кто оказался наилучшим среди солдат, обслуживавших в боях новую военную технику.

Любимцами публики стали прежде всего летчики, которых преувеличенно именовали "одинокими воинами небес, вознесенными над линией грязных окопов". Во время Первой мировой войны добыли славу и те солдаты других родов войск, которым удалось избежать убийственной позиционной борьбы в глубоких окопах. Их называли партизанами или диверсионными группами. Именно с них началось развитие современных подразделений спецназначения.

Партизаны в Аравии и Африке

Весной 1918 г. американский журналист Лоувелл Томас приехал с Ближнего Востока в Англию, где выступил с серией лекций, пользовавшихся огромным успехом у слушателей. Темой его выступлений, сопровождавшихся демонстрацией фотографий и даже диапозитивов, была необычная карьера полковника Томаса Эдварда Лоуренса. Журналист представил Лоуренса, 30-летнего археолога, выпускника Оксфорда, как создателя и руководителя партизанской армии, состоявшей из кочевых арабских племен, которая изгнала турок из Хиджаза (сегодня - одна из провинций в Саудовской Аравии).

После возвращения в Англию в 1919 г. Лоуренс, одетый в великолепный бедуинский наряд, сразу стал знаменитостью и пользовался уважением как интеллектуалов, так и широких кругов английского общества. Однако "Лоуренс Аравийский" оказался скромным человеком. Подводя итоги антитурецкой революции в своей известной книге "Семь столпов мудрости", он открыто признал, что Лоувелл Томас преувеличил его заслуги. Лоуренс утверждал, что в лучшем случае являлся мозгом арабского восстания против Турции, а не его истинным вождем. В то же время он писал, что тогда как умственно ограниченные генералы в Европе каждый день посылали на верную смерть тысячи солдат, он сумел обезвредить турецкую армию и освободить большую часть Аравийского полуострова без напрасного кровопролития в рядах собственных войск. Он достиг всего, не жертвуя жизнями ни англичан, ни арабов. Лоуренс особо подчеркивал, что войны можно выигрывать с помощью ума, а не только силы. По его мнению, наибольшее зло Первой мировой войны состояло в том, что "правительства видели перед собой не отдельных солдат, а сражающиеся массы. Мои же иррегулярные войска не были единым формированием. Это была команда индивидуальностей. Смерть каждого из наших людей была как камушек, брошенный в воду, который на краткое мгновение пробивает поверхность, оставляя после себя расходящиеся круги скорби. Мы не могли себе позволить идти на жертвы".

Проведение партизанской войны с минимальными потерями стало возможным благодаря хорошо разработанной системе сбора информации о противнике, чему Лоуренс и его люди придавали гораздо большее значение, чем командование регулярных частей. Они не атаковали главные турецкие силы, что могло бы привести к жестоким сражениям и ненужным потерям, а разрушали их материальную базу в Аравии. Лоуренс разумно полагал, что Турции хватает людских резервов, но у нее слабо развита промышленность. "Поэтому писал он - целью наших действий была не турецкая армия, а ее материальная база. Уничтожение турецкого моста либо железнодорожной линии, машины или орудия, взрыв склада боеприпасов для нас было выгоднее, чем убийство турка".

Арабские соединения насчитывали самое большее две тысячи человек, которые играли в кошки-мышки с восьмикратно превосходящими их турецкими войсками, пока в конце концов не изгнали их из Хиджаза. "Нашими козырями были скорость и время, а не сила удара" - говорил Лоуренс.

Для англичан - народа, который оплатил победу потерей почти миллиона солдат (наибольшее число жертв в военной истории страны) - оказалось настоящим шоком, что горстка интеллигентных людей, действующих на территории врага, достигла большего, чем регулярные войска. Выводы молодого полковника особенно внимательно изучал его прежний начальник, а теперь военный министр Уинстон Черчилль.

В марте 1919 г., когда в Лондоне светские дамы засыпали Лоуренса приглашениями в свои салоны, толпы в Берлине приветствовали 192 всадников, одетых в мундиры цвета хаки и шляпы с подвернутыми полями с правой стороны. Участниками парада на Унтер ден Линден были те, кто уцелел среди солдат "штуцгруппен" (войск охраны) из Танганьики - немецкой колонии в Восточной Африке. Они вели неравную борьбу с превосходящими силами противника четыре с половиной года вплоть до перемирия в ноябре 1918 г. Ими командовал генерал Пауль фон Леттов Форбек, который стал так же популярен в Германии, как Лоуренс в Англии. Вскоре он тоже описал свою деятельность в книге "Воспоминания о Восточной Африке". Она, в отличие от "Семи столпов мудрости", не имела литературно-художественной ценности, зато могла бы служить учебником по ведению партизанской войны.

В 1914 г. фон Леттов Форбек руководил немецкими колониальными войсками в Танганьике (теперь часть Танзании). Этот край, окруженный со всех сторон заморскими владениями стран Антанты, не мог рассчитывать на какую-либо внешнюю помощь. Поэтому гражданские власти Танганьики, находясь в безнадежной политической и стратегической ситуации, настаивали, чтобы Форбек капитулировал и тем самым дал возможность заключить соглашение с англичанами, гарантирующее нейтральный статус немецкой колонии в бушующей мировой войне. Фон Леттов Форбек решительно воспротивился капитуляции. Он считал, что его 2732 солдат (260 немцев и 2472 туземцев) могут пригодиться Германии. Сражаясь с англичанами, они заставят Англию присылать в Восточную Африку все новые и новые войска, стягивая их с других фронтов.

Форбек разделил свои силы на 14 рот. Каждая из них состояла из 16-20 немцев и около 200 африканцев; роте придавалось в среднем по 250 носильщиков для транспортировки снаряжения и боеприпасов. Рота полностью соответствовала понятию "летучий отряд". Она действовала самостоятельно, быстро перемещалась по территории, иногда присоединялась к другим в определенном месте для проведения более значительных операций. Когда в октябре 1914 г. в порту Танга на северо-восточном побережье Танганьики высадился восьмитысячный английский корпус, Форбек сгруппировал в этом районе четыре роты, всего примерно 1 000 человек. Несмотря на соотношение сил 8:1, англичане потерпели сокрушительное поражение. 800 их солдат попало в плен. Позднее, в январе 1915 г. Форбек напал на два индийских батальона в Ясини, на границе Танганьики и Кении, и принудил их к капитуляции. Сражения под Танга и Ясини были действительно впечатляющими победами. Однако немцам не удалось избежать людских потерь. Офицеров и унтер-офицеров заменять было некем. Видя это и сознавая, что его главная задача - связать как можно больше английских сил, Форбек изменил тактику. Он решил избегать крупных столкновений и разделил свои роты на звенья по 10 человек во главе с европейцами. В первой декаде 1915 г. эти группы глубоко проникли на территорию Кении.

Целью их атак стала железнодорожная линия, соединяющая Кению с Угандой. После 30 успешных диверсий и подрыва 10 мостов силы Форбека практически отрезали Уганду от остального мира. Это принудило Англию и другие страны к активным действиям. К лету 1918 г. по всей Восточной Африке за войсками Форбека охотились около 350 000 человек: англичане, индусы, южноафриканцы, родезийцы, бельгийцы, португальцы и африканцы в составе колониальных сил. Несмотря на столь широкомасштабные действия, этим подразделениям не удалось победить неуловимого противника. Форбек отдал приказ сложить оружие 2 000 своих солдат только после 17 ноября 1918 г., когда получил сообщение о подписании соглашения об окончании войны. Стратегия немецкого командующего оказалась гораздо эффективнее, чем можно было ожидать: до конца кампании потери колониальных войск Англии и ее союзников составили около 80 000 человек, большинство из которых умерло от болезней.

В послевоенной Германии не забыли о заслугах фон Леттов Форбека. Руководители этого государства, которое долго оставалось слабым в военном отношении, часто прислушивались к его советам, подобно тому, как Уинстон Черчилль пользовался услугами своего военного советника Томаса Эдварда Лоуренса.

Форбек, сломленный ситуацией в Германии, вскоре оказался втянутым в действия крайне правых группировок. Хотя сам он так и не вступил в ряды формирующейся национал-социалистической партии, это сделали многие его товарищи по оружию. Военные мемуары генерала Пауля фон Леттов Форбека пользовались в 20-е годы широкой популярностью среди лиц, сочувствующих нацизму.

Штурмовые группы Западного фронта

До публикации мемуаров Лоуренса и фон Леттов Форбека многим политикам и большинству граждан всех стран казалось, что все решения на фронтах Первой мировой войны принимали лишенные воображения кретины, способные лишь к стратегии борьбы на истощение. В такой стратегии солдатам отводилась роль пушечного мяса. В действительности все было сложнее. Уже в 1915 г., когда позиционная война достигла мертвой точки, без преимуществ у одной из сторон, начали формировать специальные штурмовые группы, задача которых заключалась в преодолении полевых укреплений противника. Нетрудно понять, почему их организовали именно в это время. Западный фронт был фактически сплошной гигантской линией осады с разветвленной системой окопов, известной еще с времен обороны Севастополя в период крымской войны 1854 г. и блокады Питерсберга в Вирджинии (1864 г.) в период американской гражданской войны.

В XIX в. (и ранее) осаждающие армии создавали временные штурмовые группы, состоявшие из саперов и самых смелых (обычно пьяных) гренадеров и пехотинцев. Задачей саперных подразделений было подведение под стены крепости так называемых петард, т.е. мощных пороховых зарядов в виде снарядов с фитилями. Гренадеры уничтожали врага ручными пороховыми гранатами, которые они перебрасывали через укрепления. Пехотинцы, обученные рукопашному бою, забрасывали на стены крюки и якоря на канатах, цепляли длинные багры, приставляли лестницы, по которым взбирались, чтобы потом, преодолев препятствие, атаковать обороняющихся штыками и ружейными прикладами. В случае успеха начальной фазы операции в наступление переходили остальные силы, предотвращая окружение штурмовых групп в глубине позиций противника. В английской армии эти группы состояли только из добровольцев, которых в армии именовали "смертниками". Обычно, однако, "смертники" несли меньшие потери, чем наступающие вслед за ними войска. Так происходило скорее всего потому, что штурмовые отряды действовали внезапно и заставали обороняющихся врасплох. Стоит также добавить, что, несмотря на все связанные с этим опасности, в английской и других армиях всегда хватало добровольцев.

До 1914 г. не придавали значения совершенствованию традиционного вооружения и осадных средств. Пехота, атаковавшая укрепления на Западном фронте располагала лишь карабинами и штыками. Хотя уже существовали пулеметы, они скорее напоминали легкую артиллерию, чем личное оружие, поскольку каждый весил свыше 54 кг. Положение решительно изменилось на первом году мировой войны. В 1915 г. уже использовали новые типы оружия. Все армии получили легкие пулеметы. Пулемет англичан весил около 13 кг, имел магазинную коробку. Конструктором был американский полковник Натан Льюис. Немцы использовали более легкий пулемет конструкции датчанина Карла Мадсена. В конце Первой мировой войны немец Хуто Шмайссер создал пистолет-пулемет. На это американский инженер бригадный генерал Роберт Томпсон ответил первым автоматом с магазином барабанного типа{1}.

Поскольку условия позиционной войны в окопах не очень отличались от старых осадных времен, вспомнили также о прежних видах оружия и принялись их совершенствовать. К 1915 г. пехоту оснастили ручными гранатами, гранатометами и легкими минометами. Для рукопашного боя вновь стали применять дубинки, кастеты и кинжалы. В качестве новшества стоит отметить оружие, которое в древности стояло на византийских кораблях - огнеметы. Теперь их называли "легкими огнеметами".

На всем западном фронте командиры батальонов, а иногда и рот самостоятельно разрабатывали, осваивали и использовали различные методы позиционной войны в окопах, позволявшие выполнять боевые задачи при предельно низких потерях в своих частях. Первыми стали специализироваться в преодолении вражеских укреплений штурмовые группы, сформированные из жителей британских доминионов: Австралии, Канады, Новой Зеландии, Южной Африки. Их пример подхватили другие, и к 1918 г. существовали уже чисто английские части спецназначения. Именно с легкой руки австралийцев солдат штурмовых групп стали называть "каскадерами".

В 1916 г. рост силы и эффективности огня тяжелой артиллерии заставили войска всех воюющих стран уменьшить ширину укрепленных полос и глубже закапываться в землю. На Западном фронте больше не строили сплошной линии окопов. Появились взаимодействующие друг с другом укрепленные огневые точки, находящиеся на расстоянии нескольких десятков метров друг от друга. Это открыло новые возможности для малых штурмовых групп пехоты. Они могли теперь проникать вглубь позиций противника, умело прокрадываясь между отдельными огневыми точками, особенно ночью или во время тумана. Для таких действий не был придуман официальный термин. Австралийцы именовали их "свободным проникновением".

Французы и итальянцы довольно быстро отказались от создания временных штурмовых групп, их солдаты вошли в состав специальных подразделений (по-итальянски "ардити"). Немцы также организовали подобные соединения с однородной структурой и четко определенной сферой действия. Немецкие саперные батальоны первыми испытали новые типы вооружения и боеприпасов, использовавшиеся ранее для беспокоящих действий. Например, в конце 1915 г. батальон под командованием Вилли Рора был полностью перевооружен: появились ручные гранаты, гранатометы, легкие пулеметы, минометы и огнеметы. Солдатам выдали экспериментальное обмундирование - каски в виде перевернутых угольных ведерок, вместо сапог с голенищами - ботинки с обмотками, а также легкие броневые полужилеты, предохранявшие тело от осколков шрапнели. Батальон, известный как штурмовая часть "Pop", стал первым современным подразделением такого типа. Он отличился уже в битве под Верденом в 1916 г. Когда огонь немецкой артиллерии заставил французов сократить линию фронта, "Pop" проник вглубь французских укреплений, избегая столкновений с главными силами противника. Этот маневр ничем не отличался от "свободного проникновения", как его называли австралийцы. Французы стали пользоваться словом "инфильтрация". В течение года все армии на западном фронте объявляли тревогу, услышав этот термин.

Немецкие штурмовые дивизии в 1917-18 гг.

В 1916 г. генеральный квартирмейстер германских вооруженных сил генерал Эрих фон Людендорф нанес короткий, но важный визит на западный фронт. Там он получил возможность увидеть в действии штурмовую часть "Pop". Генерал был так восхищен увиденным, что несколько месяцев спустя (в начале 1917 г.) издал приказ о создании новых соединений этого типа и о введении используемой ими тактики в программу подготовки остальных формирований немецкой армии. Это решение вскоре дало ожидаемые результаты. В сентябре 1917 г. штурмовые дивизии при поддержке ураганного огня артиллерии разбили русских под Ригой. В октябре итальянцы по тем же причинам понесли поражение под Капоретто, а в ноябре немцы заставили англичан отступить в районе Камбре. Серия побед вызвала головокружение от успехов и, как следствие, - роковые ошибки в организации. В течение 1917-1918 гг. наиболее опытные офицеры, унтер-офицеры и солдаты были переведены из своих частей в штурмовые дивизии, в которых в конце концов оказалась четверть личного состава немецкой армии на Западном фронте.

Новосозданные штурмовые дивизии не имели и не могли иметь таких высоких боевых качеств, как прежние "шгурмгруппен", десятитысячный состав которых являлся элитой кайзеровской армии.

21 марта 1918 г. Германия начала "победное наступление" против 5-й британской армии. Концентрированный огонь 11 000 орудий внезапно накрыл союзные войска и столь же внезапно прекратился. Затем оставшиеся неразрушенными позиции подверглись атаке немецких штурмовых частей, двигавшихся в западном направлении. В течение следующих четырех месяцев Людендорф еще несколько раз возобновлял такие атаки. Однако каждый раз это сопровождалось непропорционально большими потерями немцев. Линия обороны англичан выгибалась, но не лопалась. К концу июля 1918 г. Германия вывела с фронта штурмовые дивизии; наступление утратило размах, и было решено его прекратить. Когда в августе начались контратаки британских сил, в авангарде которых шли австралийские и канадские части, оказалось, что германская армия утратила прежний боевой дух.

Людендорф был первым командующим войсками в XX веке, который заплатил высокую цену за неправильное применение в боях подразделений спецназначения. Загипнотизированный их успехами в относительно небольших операциях, он сконцентрировал в штурмовых дивизиях лучших солдат из других формирований. Тем самым он лишил армию ее ядра, и когда штурмовые соединения были разбиты на английских рубежах обороны, уже не удалось избежать поражения остальной части сухопутных немецких сил.

Штурмовые соединения были последней надеждой Германии в Первой мировой войне. Поэтому неудивительно, что после горького и унизительного поражения они стали символом, вдохновляющим новое поколение военных. В 20-е годы Германия была наводнена книгами воспоминаний ветеранов штурмовых частей. Классический пример - мемуары Эрнста Юнгера "Стальной штурм". Их литературные достоинства сравнимы с "Семью столпами мудрости" Лоуренса. Книга стала бестселлером в Англии в 1929 г., где она вышла под названием: "Стальной штурм. Из дневника офицера немецкой штурмовой части на Западном фронте".

Английские морские десантники

Когда штурмовые дивизии Людендорфа атаковали англичан на Западном фронте, королевский военный флот Великобритании готовил свои десантные группы. 24 ноября 1917 г. вице-адмирал Роджер Кейс предложил адмиралтейству план морского десанта, целью которого являлось уничтожение немецких баз подводных лодок в Зеебрюгге и Остенде на бельгийском побережье. Предполагалось с помощью затопленных кораблей заблокировать главные каналы, ведущие к обоим портам. Это должны были сделать добровольцы из 4-го батальона Королевской морской пехоты, а также из экипажей различных кораблей. Солдаты были прекрасно вооружены: ручные пулеметы, огнеметы, гранаты и гранатометы, а для рукопашных схваток - специальные палки, палаши, ножи и кастеты.

23 апреля 1918 г. около 70 британских судов покинули Англию и незадолго до полуночи достигли бельгийского побережья. Однако кораблем, плывшим к Остенде, не удалось найти буи, обозначающие вход в порт, что заставило командующего отказаться от операции.

Иначе протекали события в Зеебрюгге. Сразу после полуночи солдаты немецких береговых укреплений были поражены появлением из темноты английского военного судна. Это был "Виндиктив" - старый крейсер под командованием опытного моряка капитана Карпентера. Он стал бортом к портовому молу и в упор обстрелял немецкие батареи. Одновременно по трапам с крейсера на мол высадились солдаты морской пехоты и моряки.

500 метров южнее небольшая группа добровольцев подвела подводную лодку С-З, начиненную взрывчаткой. После включения детонатора на время, англичане погрузились в заранее приготовленные надувные лодки и как можно быстрее выгребли в открытое море. Видный издалека огненный столб взрыва вместе с атакой пехоты в порту был отвлекающей операцией, чтобы скрыть истинную цель атаки на Зеебрюгге. Затем старые эсминцы "Тетис", "Ифигения" и "Интрепид" подплыли к порту, направляясь в канал, в конце которого были укрыты немецкие подводные лодки "U-boot". "Тетис" затопили в портовом бассейне, остальные корабли, поставленные поперек, заблокировали канал. К сожалению, цель атаки не была достигнута. Через 48 часов немцам удалось разблокировать канал. Кроме того, потери атакующих оказались непомерно высоки - были убиты и ранены 750 английских солдат и моряков. Несмотря на это, операция хорошо повлияла на мораль британцев, которых ежедневно с 22 марта 1918 г. кормили мрачными сообщениями об успехах немецких войск. Трех участников десантной группы наградили высшим военным орденом - крестом Виктории (посмертно). Автор плана атаки на Остенде и Зеебрюгге вице-адмирал Роджер Кейс, ставший народным героем, навсегда остался горячим сторонником морских десантов.

Американские десантники-парашютисты

24 апреля 1918 г., когда английские солдаты и моряки сражались в Зеебрюгге, в странах Антанты полагали, что Германия близка к победе в войне. Даже летом того же года, когда провалилась немецкая атака на Западном фронте, никто не предполагал, что назревает поражение немцев. Наоборот, ожидали, что фронт стабилизируется, и война будет длиться по крайней мере до середины 1920 г. В этой ситуации командующий ВВС армии США генерал-майор Уильям Митчелл выступил с планом атаки с воздуха, которая должна была прекратить губительную позиционную войну и принести триумф Антанте.

Еще до 1914 г. парашютные прыжки с воздушных шаров стали популярным видом спорта. А после начала военных действий большинство экипажей самолетов союзников было снабжено парашютами. В результате длительных экспериментов к 1918 г. стало возможно выполнять прыжки с помощью неподвижного троса, открывающего парашют; направлением падения управляли натяжением строп. Одновременно возросли величина и грузоподъемность самолетов. В 1916 г. Германия начала производство модели "Штаакен Р VI" - четырехмоторного бомбардировщика длиной почти 22 м, с размахом крыльев 42 м, способного нести 2 тонны бомб. В мае 1918 состоялся первый полет английского самолета "Хэндли Пейдж V/1500. Этот бомбардировщик имел длину около 19 м, размах крыльев почти 38 м, т.е. был несколько меньше, чем "Штаакен Р VI". Однако на нем стояли четыре самых мощных в то время двигателей "Галлоувэй Атлантик" по 500 лошадиных сил каждый. "Хэндли Пейдж" мог взять на борт 3,5 тонны бомб или, при соответствующей переделке, 40 солдат с полной экипировкой.

План, разработанный Уильямом Митчеллом, предусматривал подготовку американского парашютного десанта на базе 1-й дивизии пехоты, его транспортировку на 200 или более самолетах "Хэндли Пейдж" английских ВВС, и сброс десанта в немецком тылу в районе Менин-Руле (Бельгия). Вместе с пехотой должны были быть сброшены на парашютах легкая артиллерия, пулеметы, боеприпасы и другое снаряжение. Для поддержки и охраны операции направлялись дополнительные истребители и бомбардировщики. В октябре 1918 г. план Митчелла с энтузиазмом поддержал командующий американскими экспедиционными силами в Европе генерал Джон Джозеф Першинг, который согласился начать операцию, когда будет построено достаточное число самолетов "Хэндли Пейдж V/1500, т.е. не ранее февраля 1919 г. К тому времени предполагалось закончить реорганизацию 1-й пехотной дивизии в парашютную. Перемирие 11 ноября 1918 г. остановило подготовку.

Митчелл оказался талантливым пропагандистом. Вскоре он опубликовал в американской печати ряд статей, призывающих создавать парашютные части в рамках вооруженных сил отдельных государств. Эти заявления не дали конкретных результатов в США, Англии и Франции, зато вызвали большой интерес в Берлине, Москве и Токио.

Таким образом, подразделения спецназначения современного типа возникли еще до окончания Первой мировой войны, хотя находились в начальной фазе развития. Штурмовые группы пехоты, десантные группы флота, парашютисты - все эти формирования должны были содействовать более эффективному ведению войны, чем позиционные действия в окопах. Кроме того, операции английских и немецких партизанских групп за пределами Европы доказали, что можно нанести противнику большие потери, сведя собственные к минимуму, если действовать у него в глубоком тылу. Вначале не осознавали, что появление элитарных подразделений имеет еще и политическое значение. Это проявилось в условиях колоссальной дестабилизации, наступившей после войны.

Спецподразделения в политической борьбе

Народные восстания и революции, вспыхнувшие на последней фазе и после окончания Первой мировой войны, погрузили европейские империи в политический и общественный хаос. Старые режимы сражались за свои формы собственности, а вновь возникшие приступили к построению новых государственных систем на развалинах прежних. В этих условиях родились нетрадиционные военные формирования - специальные подразделения для реализации политических задач. Это не была дворцовая гвардия или тайная полиция. Они выполняли функции и гвардии, и полиции. Операции многих политических спецподразделений стали продолжением методов, разработанных партизанскими соединениями во время Первой мировой войны. Раньше других появились английский экспедиционный корпус (так называемый "блэк энд тэнс") и вспомогательные соединения, боровшиеся с боевиками сепаратистской организации "Шинн Фейн" в Ирландии, а на территории Советской России - ЧОН - части особого назначения при ВЧК для борьбы с контрреволюцией и саботажем.

С контрреволюцией должен был сражаться не только большевистский режим; в Германии зимой 19181919 социал-демократическую Веймарскую республику стремились свергнуть объединенные силы левых - "Союз Спартака" и недавно организованная Коммунистическая партия Германии. В имперских вооруженных силах и на военном флоте начался полный беспорядок. Солдаты и моряки отказывались выполнять приказы командиров и, как в России, единственной властью признавали выбранные ими Советы депутатов. Когда они начали сотрудничать с созданными во многих городах советами рабочих депутатов, казалось, что второй большевистской революции, на этот раз в Западной Европе, не избежать. После крушения германской империи новый канцлер Германии Фридрих Эберт обратился за помощью к заместителю Людендорфа на посту генерального квартирмейстера армии Вильгельму Гернеру. Гернер попробовал направить на борьбу с бастующими рабочими и "Союзом Спартака" возвращающиеся в Германию фронтовые части, но солдаты отказались выполнять приказы. Многие из них складывали оружие и возвращались к семьям, другие примкнули к левым. На имперские вооруженные силы больше нельзя было полагаться.

В конце декабря 1918 г. Гернер объявил демобилизацию, что означало фактический роспуск армии. Затем, тесно сотрудничая с и.о. военного министра Густавом Носке, он поручил особо доверенным офицерам организовать добровольческие корпуса (фрайкорпс) из солдат, не поддерживающих революционное движение.

В добровольческие корпуса вступали в основном те люди, которые не смогли найти для себя место в послевоенной действительности (то же можно сказать об английских вспомогательных соединениях в Ирландии). Молодые офицеры и унтер-офицеры набирались преимущественно из состава штурмовых подразделений немецкой армии.

Одним из первых и самых известных немецких подразделений спецназначения стал добровольческий корпус стрелков (Фрайвиллиген Ландесягеркорпс), созданный другом генерала Гернера Людвигом Меркерсом. 14 января 1919 г. командование корпуса стрелков и нескольких других добровольческих корпусов сформировали из числа демобилизованных моряков Кильскую морскую бригаду. Затем из военного лагеря в Зассене, южнее Берлина, объединенные добровольческие силы двинулись в столицу Германии, где внезапной атакой разгромили вооруженные отряды коммунистов, контролировавших значительную часть города. Казалось, что с призраком большевистской революции покончено. Однако уже 3-го марта 1919 г. коммунисты объявили всеобщую забастовку, ставшую сигналом для начала вооруженного восстания. В последующие две недели на улицах Берлина происходили яростные сражения между добровольческими корпусами с одной стороны и рабочими и коммунистическими отрядами с другой. Окончательную победу добровольцам обеспечило редкое сочетание агрессивности и отличной военной подготовки.

Добровольческие корпуса не только боролись против внутренней дестабилизации республики, но и действовали вне Германии. На восточной границе они выступили против польского движения независимости на бывшей территории Пруссии, а также против Красной Армии. В январе 1919 г. майор Йозеф Бишофф, бывший солдат штурмовых соединений, организовал так называемую "железную дивизию", насчитывавшую 14 тысяч бывших офицеров и унтер-офицеров. Военнослужащие этой дивизии, действовавшей в Восточной Пруссии и Латвии считали себя наследниками тевтонов, сражавшихся со славянскими ордами. Поэтому они использовали древнегерманские знаки и символы. В частности один из них, нарисованный на черных, похожих на ведра, шлемах, впоследствии приобрел мрачную славу. Это был древний символ удачи - равноплечный крест с изломами, более известный под своим санскритским названием "свастика".

Весной 1919 г. "железная дивизия" стала единственным эффективно действующим соединением в этой части Европы. Ей удалось запугать террором польское население Восточной Пруссии и подавить революционное движение в Латвии. 22 мая ее солдаты заняли Ригу, изгнав оттуда Красную Армию. Летом 1919 г. правительство в Берлине издало указ о роспуске "железной дивизии" и большинства действовавших в Прибалтике добровольческих корпусов. Но Бишофф и его люди отказались выполнить приказ и вместе с русскими белогвардейцами продолжали борьбу с большевиками в России вплоть до начала 1920 г., когда стало ясно, что дело реставрации царского самодержавия проиграно. Только тогда дивизия вернулась в Германию.

Вначале страны Антанты рассматривали добровольческие корпуса как средство для подавления революционных движений: в Версале было разрешено их формирование. Однако, когда непосредственная угроза коммунистического переворота в Германии миновала, существование прекрасно подготовленных, снабженных тяжелым вооружением частей стало реальной угрозой для послевоенного мира в Европе. Союзники потребовали безоговорочного роспуска добровольческих корпусов до 10 апреля 1920 г. Новое социал-демократическое правительство Германии было вынуждено принять эти условия. Однако оно слишком поздно заметило, что уже не удастся закрыть ящик Пандоры.

Известие о согласии правительства на роспуск добровольческих корпусов вызвало острые протесты правых кругов. С самой резкой критикой выступил Народный союз, созданный для объединения всех правых сил под руководством Эриха фон Людендорфа и Вольфганга Каппа ("партия Отечества"). Приближение даты расформирования корпусов ускорило развитие событий: в марте 1920 г. Капп и генерал Вальтер фон Люттвиц во главе солдат балтийских добровольческих корпусов попытались захватить власть в Берлине. Однако действия правых были плохо скоординированы. Кроме того, путч Каппа-Люттвица не получил широкой общественной поддержки. Несмотря на реальную угрозу, Веймарская республика на этот раз выстояла. Только через десять лет нашлась популистская политическая организация, имевшая достаточно сил, чтобы вывести на улицу большое число людей.

Штурмовые отряды нацистов

Массовость и фанатичная вера в вождей легли в основу новой организации - национал-социалистической немецкой рабочей партии. С 1920 г. ее вождем стал эксцентричный протеже Людендорфа, кавалер двух железных крестов, бывший ефрейтор Адольф Гитлер. В ноябре 1920 г. NSDAP организовала свое "спортивно-гимнастическое объединение". Упор на физическую подготовку являлся важным элементом доктрины и пропаганды национал-социалистической партии. На самом деле спортивно-гимнастическое объединение было ядром частной армии, которой поручили оборонительные и наступательные задачи. Его члены должны были охранять ораторов NSDAP от атак коммунистов во время митингов, разгонять собрания политических противников. В ряды объединения вошли многие участники добровольческих корпусов и "железной дивизии".

В ноябре 1921 г. после кровавой стычки с коммунистическими агитаторами в мюнхенской пивной "Хофбраухаус" объединению присвоили почетное название "штурмовых отрядов" NSDAP, сокращенно СА. Вначале СА были элитарными подразделениями (лишь 300 человек в 1921 г.). Но к середине 20-х годов они разрослись в мощную частную армию. Гитлер выделил из нее отряд своей личной охраны в количестве 100 человек ("штурмовая часть Гитлера"). Они имели особые знаки отличия: череп и кости на черных шапках, свастику на рукаве.

9 ноября 1923 года Гитлер и Людендорф вывели на улицы Мюнхена эту штурмовую часть и СА. Они надеялись свалить правительство Баварии. Однако полиция заблокировала улицы, а когда приказ разойтись не был выполнен, открыла огонь. Пять солдат личной охраны Гитлера были убиты. Руководителя NSDAP арестовали и посадили в тюрьму в Ландсберге. Его личную охрану расформировали.

Во время мюнхенского путча Гитлер едва не был убит: от пуль полиции погиб на месте идущий справа мужчина, а сосед слева был тяжело ранен. Сразу после выхода из тюрьмы в ноябре 1925 г. Гитлер приступил к созданию из членов СА нового спецподразделения личной охраны. Это были будущие войска СС (от начальных букв слова "Schutzstaffel - охранный отряд), запомнившиеся впоследствии миллионам людей во всем мире.

Отряд СС сильно отличался от СА. Гитлер собирался придать СА характер массовой полувоенной организации, а из СС сделать личную, преданную только ему силу. СС был организован из наиболее преданных членов NSDAP. Одни во время Первой мировой войны служили в партизанских отрядах в Танганьике, другие - в штурмовых частях на Западном фронте. Позднее многие вступили в добровольческие корпуса, а затем в NSDAP, спортивно-гимнастическое объединение и, наконец, в штурмовую часть Гитлера. Для всех них членство в СС оказалось венцом долгой карьеры.

Для поступления в СС требовались соответствующие рекомендации, к членам предъявлялись высокие требования, они подчинялись железной дисциплине. Они присутствовали, хотя и не имели права активного участия, на дискуссионных собраниях руководства NSDAP. Таким стандартам соответствовали немногие: в 1929 г. в СС насчитывалось только 280 человек. Гитлер поставил во главе СС одного из родоначальников NSDAP Генриха Гиммлера, присвоив ему звание рейхсфюрера СС. Впоследствии начался быстрый рост численности СС, достигшей в 1939 г. десяти тысяч человек. Однако даже тогда войска СС составляли не более десяти процентов от общей численности штурмовых отрядов СА.

Когда в январе 1933 г. Гитлер пришел к власти, он издал приказ о создании на базе СС Гвардии канцлера численностью 120 человек. Во главе ее был поставлен один из основателей NSDAP Зепп Дитрих. 9 ноября 1933 г., в десятую годовщину мюнхенского путча, Гвардия канцлера была переименована в "СС Лейбштандарт Адольф Гитлер" (Гвардейский полк СС имени Адольфа Гитлера) и увеличена до 1000 человек. Это было первое соединение СС, выполнявшее одновременно полицейские и армейские функции - предшественник будущих "Ваффен СС", самостоятельного формирования вооруженных сил третьего Рейха. Добровольцы, желавшие служить в этой новой гвардии, должны были удовлетворять весьма жестким требованиям. Требовалось не только железное физическое здоровье. Кандидаты представляли врачебные свидетельства об отсутствии генетических заболеваний у родственников. В качестве доказательства "чистоты арийской расы" полагалось представить свидетельства о рождении и браке всех членов семьи. Гвардейцы СС обязаны были знать идеологию NSDAP и доказать преданность делу национал-социализма. Физические данные проверялись в крайне трудных условиях. Экзамен выдерживали не более половины кандидатов. Принятых в личную гвардию Гитлера селили в роскошных казармах в центре Берлина, где они могли пользоваться бассейном, прекрасно оборудованными гимнастическими залами и заниматься конным спортом.

Членов СС Лейбштандарт готовили к роли правящего класса третьего Рейха, и новой, управляемой нацистами Европы.

СС и ночь "длинных ножей"

Туристы, посещавшие Берлин в 30-е годы, охотно фотографировали солдат СС Лейбштандарт, охраняющих рейхсканцелярию или марширующих на парадах церемониальным шагом, отточенным до совершенства. Эти высокие молодые мужчины, одетые в великолепно скроенные черные мундиры, с которыми контрастировало блестящее снаряжение из белой кожи, напоминали англичанам королевскую гвардию перед Букингемским дворцом в Лондоне. Однако в действительности личная гвардия Гитлера выполняла те же функции, что НКВД в СССР и "Блэк энд Тэнс" в Ирландии.

После прихода Гитлера к власти руководитель полумиллионных сил СА Эрнст Рем и подчиненные ему офицеры "коричневой армии" требовали быстрого претворения в жизнь революционных перемен в общественно-политической жизни, обещанных в программе NSDAP. Но Гитлер не собирался проводить радикальных экономических реформ. Его также беспокоила растущая популярность соперника, активность которого нервировала промышленников и офицерский корпус армии. В начале лета 1934 г. фюрер решил раз и навсегда покончить с проблемой Рема и СА. 29 июня две роты СС Лейбштандарт выехали из Берлина и направились в Бад Виезее - курорт к западу от Мюнхена, где отдыхали Рен и его ближайшие сотрудники.

Вечером 30 июня 1934 г. началась "ночь длинных ножей". В Баварии солдаты СС под личным командованием Зеппа Дитриха убили Рема вместе с шестью членами руководства СА. Одновременно в Берлине солдаты других рот полка СС во главе с Германом Герингом и Рейнхардом Гейдрихом выловили остальных вождей СА, привезли их в казарму СС в Лихтерфельд и расстреляли. Казни длились до 2-го июля и прекратились только после приказа Гитлера.

"Ночь длинных ножей" привела к беспрецедентному укреплению связей между людьми из СС Лейбштандарт Адольф Гитлер. Их объединило братство в политическом преступлении. Гитлер категорически запретил им устно или письменно вспоминать о событиях, происшедших между 30-м июня и 2-м июля 1934 г. Этот запрет был продиктован политическим расчетом, а не чувством раскаяния. Гвардия была щедро награждена за верность: Гитлер присвоил Зеппу Дитриху звание обергруппенфюрера СС{2}. Повышение получили и 24 его подчиненных. На торжествах, специально организованных в Лихтерфельде, Гиммлер вручил "воинам, проливших кровь в ночь длинных ножей" наградные кинжалы. Обладание ими было знаком доверия и предметом гордости "ветеранов" 30 июня 1934 г.

Появление гвардии СС Лейбштандарт завершило этап зарождения современных подразделений спецназначения. Придворная гвардия фюрера выполняла две функции: первая восходила к опыту мировой войны, вторая была обусловлена послевоенной политической действительностью. Она играла роль неофициальных вооруженных формирований, наподобие фронтовых штурмовых групп или партизанских соединений; с другой стороны, СС стал тайной боевой группой, предназначенной для подавления восстаний и для убийства политических противников. СС Лейбштандарт более не входил в специальные армейские соединения, срочно собираемые в момент кризиса, как английский корпус "Блэк энд Тэнс" или немецкая "железная дивизия". Однако фашистская гвардия стала первым подразделением спецназначения. В отличие от частей советского НКВД его размеры сознательно ограничивались до одного полка, пока не вспыхнула Вторая мировая война.

Дальше