Содержание
«Военная Литература»
Проза войны

На стороне противника

После атомной бомбежки Хиросимы и Нагасаки правительство Японии решило продолжать войну. Высший совет по руководству войной вместо прежнего непосредственного вторжения на территорию «северного соседа» теперь предусматривал упорное сопротивление на приграничных рубежах. А в случае большого превосходства войск Советов допускался отход Квантунской армии на линию Янцзы — Чанчунь — Мукден — Цзиньчжоу с занятием на этом рубеже жесткой обороны. Дальнейшее продвижение противника в южном и юго-восточном направлении не допускалось, чтобы сохранить за собой юго-восточную Маньчжурию и Корею в качестве незыблемого плацдарма на материке.

Какие силы противостояли нашим армиям в предстоящих сражениях?

Квантунская армия в Маньчжурии представляла собой группу фронтов: 1-й и 3-й фронты, 4-я отдельная армия, 2-я воздушная армия и Сунгарийская военно-речная флотилия.

3-й (Западно-Маньчжурский) фронт (командующий генерал Усироку) в составе 30-й и 44-й армий. Две его пехотные дивизии располагались близ монголо-маньчжурской границы. Еще шесть пехотных дивизий, три пехотные и одна танковая бригада находились в глубине. Командование Квантунской армии намеревалось использовать войска 3-го фронта в качестве своего главного резерва в случае прорыва советских войск на Приморском направлении.

4-я (Северо-Маньчжурская) отдельная армия (командующий генерал Микио) в составе трех пехотных дивизий, одной пехотной и трех смешанных бригад дислоцировалась на огромной территории в треугольнике Сахалян — Хайлар — Харбин. Главные надежды в обороне командование армией связывало с бурными пограничными Аргунью и Амуром, бездорожьем, трудными условиями местности на большей части приамурской территории.

1-й (Восточно-Маньчжурский) фронт (командующий генерал Кита) был наиболее мощным и прикрывал Муданьцзянское и Хуньчуньское направления. Организационно войска фронта были сведены в 3-ю и 5-ю армии. В составе 3-й армии имелись четыре пехотные дивизии, отдельная смешанная бригада и части обеспечения. 5-я армия имела три пехотные дивизии и части обеспечения. Три другие пехотные дивизии подчинялись непосредственно командующему фронтом, составляя его личный резерв.

В Северной Корее дислоцировались войска 34-й отдельной армии генерала Сэнити. Она включала две пехотные дивизии, смешанную бригаду и армейские части усиления, составляя стратегический резерв командующего Квантунской армией.

2-я воздушная армия генерала Харада дислоцировалась в центре Маньчжурии и ориентировалась на поддержку всех формирований сухопутных войск. Она имела на вооружении свыше тысячи боевых машин: более семисот истребителей, четыреста одиннадцать бомбардировщиков, около ста разведывательных и транспортных самолетов. Штаб армии находился в Чанчуне.

Сунгарийская военно-речная флотилия состояла из отряда боевых кораблей, трех полков морской пехоты с высадочными средствами.

В непосредственном резерве командующего Квантунской армией находились пехотная дивизия, пехотная и танковая бригады. Ему также подчинялись войска марионеточного государства Маньчжоу-Го, японского ставленника во внутренней Монголии князя Де Вана и Суйюаньской армейской группы, дислоцированной в районе Суйюаня и Калгана. В общей сложности, эти войска насчитывали восемь пехотных и семь кавалерийских дивизий, четырнадцать пехотных и кавалерийских бригад.

Для усиления Квантунской армии могли быть привлечены резервы из Северного Китая, где в районе Пекина базировались свыше двух японских армий общей численностью до восьми пехотных дивизий.

Таким же ближайшим резервом для командования Квантунской армией служили войска 17-го (Корейского) фронта генерала Кодзуки, который имел семь пехотных дивизий и две смешанные бригады, сведенные в 58-ю армию со штабом в Сеуле.

В ходе возможных боевых действий командование Квантунской армии рассчитывало использовать также вооруженные отряды, сформированные из японских резервистов-переселенцев. Общая численность этих отрядов составляла свыше ста тысяч человек. Позиционно они были рассредоточены по территории всей Маньчжурии.

Полностью завершено формирование двух отрядов из русских белогвардейцев численностью по полторы тысячи человек. Их намечалось использовать на Приморском направлении в кризисные моменты обороны.

5-й фронт генерала Хигути прикрывал подступы к собственно Японии с севера. Фронт подчинялся непосредственно императорской Ставке. В его состав входили: 27-я армия, дислоцированная на Курильских островах; 88-я отдельная пехотная дивизия — на Южном Сахалине; 12-й воздушный флот, 1-я отдельная авиадивизия и две пехотные дивизии — на Хоккайдо. Штаб фронта находился в Саппоро.

Чтобы компенсировать качественное отставание своих войск от Красной Армии в вооружении, намечено широкое применение новых средств борьбы. Продолжается формирование частей спецназначения. Ранее камикадзе широко использовались в авиации и на флоте. В Квантунской армии они будут использованы на суше. Их основной задачей станет уничтожение командного состава и боевой техники Советов. Камикадзе будут действовать в одиночку или мелкими группами. Генералы и офицеры будут уничтожаться холодным оружием «из-за угла». Танки они будут подрывать, бросаясь под них со связками гранат или минами. Несколько отрядов камикадзе готовятся специально для подрыва мостов на путях наступления противника.

Япония была готова и к развязыванию бактериологической войны. В строго засекреченных бактериологических отрядах Квантунской армии в Маньчжурии уже были созданы огромные запасы бактерий, способных вызвать массовые эпидемии, а также технические средства доставки их к целям. Эффективность смертоносных бацилл была многократно проверена на тысячах живых людей различных национальностей в «лабораториях» и на специальных полигонах. Поражающая способность начиненных бациллами авиабомб и бактерий, распылявшихся с самолетов с помощью особых устройств, была «изучена» в ходе боевых операций японской военщины в Монголии и Китае.

Были уже размножены и географические карты советских дальневосточных районов с указанием населенных пунктов, водоемов и других объектов для бактериологического нападения. Бактериологическое оружие планировалось применить в первую очередь в районе Хабаровска, Благовещенска, Уссурийска, Читы. Сюда намечалось сбрасывать авиабомбы, наполненные чумными блохами, предусматривался также вариант распыления бактерий с самолетов.

Военный министр генерал Анами лично проинспектировал состояние Квантунской армии. Он остался весьма удовлетворен докладом генерал-лейтенанта Ямады по повышению боеготовности крупнейшей группировки сухопутных сил.

28 мая на заседании Высшего совета по руководству войной генерал Анами доложил об итогах своей инспекторской поездки. Оптимистические выводы, сделанные им об уровне боеготовности ее соединений, были одобрены участниками заседания. На этом заседании Анами доложил его участникам, что Квантунская армия продолжает совершенствовать методы применения бактериологического оружия, наращивая его запасы. Повторные опыты на полигоне «Отряда №731», близ станции Аньда, по заражению газовой гангреной военнопленных китайцев показали отменные результаты. Спустя шесть-семь суток после поражения неизбежно наступал летальный исход. Десятки тонн бактерий чумы, сибирской язвы, брюшного тифа и холеры уже подготовлены в качестве ударного средства большой войны. Оно убедительно демонстрирует возрастающую мощь японской армии.

Премьер-министр Судзуки спросил генерала Анами:

— Когда может начаться наступление Советов?

Военный министр уверенно заявил:

— Советы, имея против нас не более сорока дивизий, не будут иметь перевеса над Квантунской армией. К тому же неизбежны большие потери советских войск при атаках приграничных укрепрайонов. Следовательно, прорыв их крупных сил в глубь Маньчжурии практически исключен. Двойное наращивание имеющихся сил займет с учетом неразвитости транспортных коммуникаций в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке не менее трех месяцев. Значит, наступление Советов возможно не ранее середины сентября.

С военным министром согласились остальные члены высшего совета по руководству войной. Его председатель Судзуки заключил:

— С передислокацией войск в Маньчжурию надо поторопиться. Группировку сил и средств, соответствующую утвержденному плану войны с Советским Союзом, создать не позднее начала сентября.

Была проведена всеобщая, тотальная мобилизация. И даже больше того — в дополнение к кадровой армии был создан «гражданский трудовой корпус» («кокумин гиютай») — японский вариант гитлеровского фольксштурма. Он был наделен функциями трудовой армии, а в случае боевых действий в метрополии — территориальной вспомогательной армии. Выступая на заседании Совета этого «корпуса», премьер Судзуки подчеркнул, что он должен сыграть в тылу такую же роль, как камикадзе на фронте.

Дальше
Место для рекламы