Содержание
«Военная Литература»
Мемуары

Глава девятая.

Год решающих побед

О истории Великой Отечественной войны 1944 год явился годом решающих побед Красной Армии. В зимне-весеннюю кампанию этого года наши войска осуществили три крупные стратегические наступательные операции: под Ленинградом и Новгородом, на Правобережной Украине и в Крыму. Наиболее крупной по размаху и результатам была стратегическая операция, проводившаяся на Правобережной Украине. В ходе ее было осуществлено десять фронтовых операций и операций групп фронтов, объединенных общим замыслом. За это время от оккупантов было освобождено 329 тыс. кв. км советской территории, на которой до войны проживало около 19 млн. человек.

Казалось бы, прошедшие 2,5 года тяжелейшей войны должны были бы истощить экономику страны, а заодно с этим и запасы вооружения и боеприпасов. Однако все получилось наоборот. Социалистическая экономика год от года наращивала темпы своего производства, поэтому и огневая мощь нашей армии постоянно увеличивалась. Приведу в этой связи такой пример. Так, если наличие вооружения в Красной Армии на 1 января 1942 года мы условно примем за 100 процентов, то его рост в последующие годы будет следующим: винтовок и автоматов на 1 января 1943 года - 180 процентов; на 1 января 1944 года - уже 280; пулеметов соответственно - 210 процентов и 450; минометов - 480 и 790; орудий наземной артиллерии - 190 и 290; орудий зенитной артиллерии - 225 и 360 процентов {11}.

Из приведенных данных видно, что в Красной Армии на 1 января 1944 года значительно увеличилось наличие всех видов вооружения. Это произошло как за счет всевозраставших поставок продукции заводами Наркомата вооружения, так и за счет того, что в 1943 году, в период наступательных [160] операций, значительно сократились потери вооружения. Заметно улучшилась и система его сбора на полях сражений, стали более ритмично работать войсковые подвижные артиллерийские ремонтные органы.

Улучшился и учет вооружения во всех звеньях службы артснабжения, был введен строжайший порядок оформления его потерь. В результате всего этого ГАУ уже имело на своих складах довольно значительные резервы вооружения, в небольшом количестве имели их и фронты.

Но наступательные операции 1943 года поглотили невероятно большое количество боеприпасов. Я уже говорил, что их расход не имел себе равных за всю историю войн. Поэтому ГАУ вскоре начало ощущать недостаток по некоторым номенклатурам боеприпасов.

И все же общее наличие боеприпасов на 1 января 1944 года увеличилось, хотя бы по сравнению с наличием на этот же период 1943 года. Вот цифры такого увеличения: по минам (82-мм и 120-мм) - на 7 млн.; по зенитным снарядам - на 3,1 млн.; по противотанковым (45-мм, 57-мм) - на 1,2 млн.; по 76-мм дивизионным - на 1,1 млн.

Но, повторяю, вместе с общим ростом наличия ГАУ ощущало и недостаток по некоторым номенклатурам боеприпасов. И что самое тревожное - по особенно дефицитным. Так, наши запасы по 122-мм снарядам уменьшились на 670 тыс.; по 152-мм - на 1,2 млн.; по 203-мм снарядам - на 172 тыс {12}.

Правда, в действующей армии картина было несколько иной. Там увеличение наличия боеприпасов на 1 января 1944 года произошло по всем номенклатурам, за исключением разве что 152-мм калибра, выстрелы которого уменьшились на 92 тыс. Но накануне решающих наступательных операций и это было для ГАУ тревожным сигналом. Нужно было принимать самые срочные меры для исправления подобного положения.

Но меры мерами, а в 1944 году ресурсы боеприпасов все же нередко были в явном противоречии с заявками фронтов. Выручил наш героический тыл. Не ошибусь, если скажу, что боеприпасы для фронта стала делать едва ли не вся страна. Несмотря на недостаток мощностей, сырья и электроэнергии, военная промышленность к концу 1944 года значительно увеличила выпуск снарядов и мин, особенно дефицитных, и тем самым обеспечила наступательные [161] операции 1944-1945 годов необходимым количеством боеприпасов.

* * *

А теперь разберем артиллерийское снабжение некоторых операций 1944 года.

Я уже упоминал, что наиболее крупной из них по размаху и результатам была стратегическая операция, проводившаяся на Правобережной Украине. В ней одновременно с обеих сторон участвовало около 4 млн. человек, 45,5 тыс. орудий полевой артиллерии и минометов, 4,2 тыс. танков, САУ и штурмовых орудий, свыше 4 тыс. самолетов.

С советской стороны в операции принимали участие войска 1, 2, 3 и 4-го (без 51-й армии) Украинских фронтов. Но я, чтобы не очень распыляться, расскажу здесь об обеспечении боеприпасами лишь войск двух первых фронтов - 1-го и 2-го Украинских. Остальные фронты обеспечивались примерно так же.

Начну с того, что в период подготовки к этой стратегической наступательной операции военные советы 1-го и 2-го Украинских фронтов прислали в ГАУ заявки на отпуск им 161 тыс. винтовок и автоматов, 11 тыс. пулеметов и 4,5 тыс. орудий и минометов. Эти заявки были почти полностью удовлетворены, за небольшим уменьшением лишь количества 76-мм пушек и 122-мм гаубиц. Но все равно войска фронтов начали операцию, имея вооружение полностью (по наличию личного состава в войсках){13}.

К началу операции фронты имели 12,2 млн. снарядов и мин, 700 млн. боеприпасов для стрелкового оружия и 5 млн. ручных гранат.

Как видим (если взять количество орудий и снарядов к ним), обеспеченность фронтов боеприпасами не была слишком уж высокой. Всего 1-2 боекомплекта. Это объяснялось тем напряжением с ресурсами боеприпасов, о котором упоминалось выше.

Однако снаряды непрерывным потоком поступали в войска фронтов и потом, в период проведения операции. В частности, из центральных баз им было отправлено 13,4 млн. снарядов и мин, почти 700 млн. патронов и 3,2 млн. ручных гранат. А о том, насколько интенсивной была эта подача, говорят следующие данные: только за период с 1 по 20 февраля 2-му Украинскому фронту было подано почти тысяча вагонов (994) и 1-му Украинскому - 325 вагонов{14}. [162]

В организации работы тыла и в системе подвоза боеприпасов эта операция имела свои особенности. Так, транспорты с боеприпасами, подаваемые фронтам из центра, поступали к ним в основном по железной дороге. Подвоз же в войска с армейских складов или их отделений производился армейским и войсковым транспортом. А это было нелегко, так как в феврале 1944 года в районе операции наступила весенняя распутица и транспорт работал в крайне тяжелых условиях. О том, как это было, очень убедительно говорит хотя бы вот такой пример: из 70 автомобилей, отправленных 16 февраля из одного фронтового склада на отделение того же склада (расстояние 120 км), к 20.00 18 февраля (через двое суток!) прибыло только 34 машины. То есть половина из отправленных{15}.

И еще пример. На 1-м Украинском фронте в период с 5 по 15 февраля при подвозе боеприпасов со станции Белая Церковь на отделения склада 27-й армии (ст. Тараща и ст. Лука) 120 автомобилей работали с неотступным сопровождением и помощью 32 гусеничных тракторов. Можно себе представить темпы такой подвозки!

Вследствие непроходимости дорог в отдельных случаях приходилось подносить боеприпасы на руках, пользуясь услугами местного населения. А все на том же 1-м Украинском фронте в период особого бездорожья, когда автотранспорт вообще не мог обеспечивать снабжение войск (особенно танковых, оторвавшихся от своих тылов), командование фронта привлекло для подачи войскам боеприпасов и горючего дивизию самолетов По-2. С 7 по 18 февраля 1944 года этими самолетами в 27, 40 и 6-ю танковую армии с аэродрома в районе Фурсы в район села Баранье Поле и села Джуржинцы было доставлено 4,5 млн. патронов, 5,5 тыс. ручных гранат, 15 тыс. мин (82-мм и 120-мм), 10 тыс. снарядов (76-мм и 122-мм).

Ежедневно этим делом занималось 80-85 самолетов, совершавших по 3-4 рейса. Всего же было сделано 2800 самолетов-вылетов, перевезено более 400 тонн боеприпасов{16}. Стоит ли говорить, как трудяги По-2 выручили работников тыла и артснабжения!

И все же, несмотря ни на какие трудности, подвоз боеприпасов в сражающиеся войска проходил в достаточной мере, обеспечивая их успешные действия в течение всей операции. [163]

Белорусская операция 1944 года - одна из крупнейших стратегических наступательных операций Великой Отечественной войны. Она проводилась в период с 23 июня по 29 августа.

Планирование и подготовку Белорусской операции Ставка ВГК и штабы фронтов начали весной 1944 года. Целью операции был разгром группы фашистских армий «Центр» и освобождение Белоруссии.

Для разгрома противника в Белоруссии привлекались войска 1-го Прибалтийского, 1-го Белорусского (с вошедшей в его состав вновь созданной 1-й армией Войска Польского), 2-го и 3-го Белорусских фронтов, а также Днепровская военная флотилия. Все четыре фронта имели свыше 1,4 млн. человек личного состава, 31 тыс. орудий и минометов, 5,2 тыс. танков и САУ. Их поддерживали более 5 тыс. боевых самолетов.

По линии артиллерийского снабжения ГАУ фронты в подготовительный период значительно пополнились вооружением и накопили необходимые запасы боеприпасов. Так, в мае - июне участвовавшим в операции войскам было подано 260 тыс. винтовок и автоматов, свыше 10 тыс. пулеметов и около 6,5 тыс. орудий и минометов{17}. В результате обеспеченность вооружением фронтов, привлекавшихся к проведению Белорусской стратегической наступательной операции, по многим видам вооружения была даже выше штатно-табельной потребности.

В артиллерийской подготовке Белорусской операции участвовало более 30 тыс. орудий и минометов, то есть в два раза больше, чем в контрнаступлении наших войск под Сталинградом. Эти орудия только за первый день израсходовали около 1 млн. снарядов и мин. Колоссальная цифра! Но и поставки были немалыми. Например, за период с 1 мая по 22 июня 1944 года ГАУ, согласно утвержденному Ставкой плану, подало фронтам 7,5 млн. выстрелов. А всего их войска к началу наступления имели 17,6 млн. снарядов и мин.

Обеспеченность в боекомплектах была следующей: по боеприпасам стрелкового оружия - от 2 до 2,5; по минам - от 3 до 5; по зенитным выстрелам - от 2,5 до 4; по противотанковым - от 2,2 до 3,5. Причем по 76-мм выстрелам обеспеченность была от 3 до 4 комплектов; по 122-мм гаубичным выстрелам - от 3,4 до 4,3; по выстрелам 152-мм [164] и выше - от 3 до 10. Прямо скажем, обеспеченность приличная.

Но подача шла, естественно, и в ходе операции. Так, с 23 июня по 1 августа фронтам было отправлено 4366 вагонов боеприпасов. А всего за операцию подано 12 348 вагонов{18}.

Базы и арсеналы Главного артиллерийского управления работали в эти дни исключительно интенсивно. Но было бы совершенно неправильным обойти молчанием и четкую работу железнодорожного транспорта, слаженность и полнейшее взаимопонимание тылов и артснабжений во фронтах и армиях.

Однако в ходе операций боепитание войск то и дело усложнялось. Так, при быстром продвижении наших наступающих частей и соединений для приближения своих запасов непосредственно к потребителям службам артиллерийского снабжения фронтов и армий пришлось выдвигать вперед отделения фронтовых и армейских артиллерийских складов. А это было не так-то просто сделать.

И еще. Ввиду того что восстановление и перешивка железнодорожных путей отставали от темпов продвижения войск, для выброски отделений складов и подачи им боеприпасов использовался чаще всего автотранспорт. Дело шло медленно. Основные же фронтовые и армейские склады перемещались вперед на подготовленные для них станции лишь по восстановлении железнодорожных путей. Словом, еще медленнее. Это-то и приводило по мере развития операции ко все большему отставанию и фронтовых и армейских складов от войск, к увеличению количества выделяемых ими отделений. Так, например, два склада 5-й армии на 1 августа 1944 года размещались раздробленно, в шести разных точках, на расстоянии от 60 до 650 км от линии фронта! Аналогичное положение было и на 1-м, и на 2-м Белорусских фронтах - короче говоря, почти во всех армиях, принимавших участие в операции.

В первую очередь это, конечно же, объяснялось недостатком железнодорожного и автомобильного транспорта, плохим качеством дорог и железнодорожных путей. В этих условиях военные советы фронтов и армий, а также начальники тылов приходили на помощь артснабжению - выделяли по мере возможности специальный транспорт для подтягивания оставшихся в тылу отделений артскладов. Военный совет 3-го Белорусского фронта, например, выделил в распоряжение начальника артснабжения фронта [165] целый автобат в составе 150 машин, а Военный совет 50-й армии - 60 автомашин и тыловую роту в 120 человек.

Точно такие же меры принимались и на других фронтах и в армиях.

Отставание отделений артскладов от наступающих войск вскоре привело к тому, что боеприпасов у них на учете вроде бы было и много, но... они оказывались разбросанными на коммуникациях армий. Достаточно указать, что только во 2-м Белорусском фронте в районах Кричева и Могилева к концу июля подлежали срочному переносу вперед 85 точек с боеприпасами.

А что же предпринималось в подобных случаях? Остановлюсь снова на 2-м Белорусском фронте. Здесь боеприпасы, которые требовались войскам 3-й и 50-й армий, начали срочно перебрасывать самолетами. И не откуда-нибудь, а из района Могилева, на расстояние около 400 км! Для этой цели было выделено 50 самолетов «дуглас». И они за восемь дней перевезли для названных армий 539 тонн боеприпасов{19}.

Кроме самолетов «дуглас» на этом же фронте для перевозки боеприпасов нередко использовались и легкие самолеты По-2. В частности, это они обеспечивали боезапасом 3-й гвардейский кавалерийский корпус в районе Августовских лесов, когда все дороги, ведущие в эти леса, были на некоторое время перерезаны подвижной группировкой противника. В течение только одной ночи на 21 июля 1944 года несколько По-2 совершили в район расположения корпуса 33 рейса и перевезли 100 тыс. патронов, 360 ручных гранат, 230 снарядов и мин{20}.

В ходе операции весьма полезную работу проделали и ремонтные мастерские фронтов, армий, соединений и частей. Причем доблестные ремонтники не только возвращали в строй поврежденное в боях вооружение, но и нередко первыми опробовали качество произведенного ремонта. Мне, например, как-то рассказали о ремонтной мастерской, которая вместе с армейским складом в районе населенного пункта Ягодка в течение трех суток вела бой с большой группой фашистов, пытавшихся прорваться в наш тыл. Вела, естественно, отремонтированным оружием. Успешно отразила все атаки противника, нанеся ему значительные потери и даже захватив пленных.

За проявленные мужество и стойкость 8 ремонтников [166] были награждены. В том числе орденом Славы III степени - 3 человека, медалью «За отвагу» - 4 и медалью «За боевые заслуги» - 1 человек {21}.

Заканчивая свой рассказ о Белорусской стратегической наступательной операции, подчеркну: в ходе ее было израсходовано всего лишь 6,7 млн. выстрелов, иначе говоря, 5900 вагонов{22}. Расход, прямо скажем, небольшой. А ведь задачи, которые решали в ее процессе войска фронтов, были огромные. В частности, повторюсь, они должны были разгромить группу фашистских армий «Центр» и полностью освободить от ненавистных захватчиков территорию Белоруссии. Что и было сделано.

* * *

Вместе с тем не могу не сказать и о 1945 годе, ибо его начало тоже ознаменовалось двумя довольно крупными наступательными операциями наших войск. Это были Восточно-Прусская и Висло-Одерская стратегические операции. Начались они почти одновременно, но продолжались разные сроки.

Рассмотрим же ход и исход хотя бы одной из них. А на этом фоне и работу ГАУ по обеспечению операции вооружением и боеприпасами.

* * *

3 февраля 1945 года наши войска (1-й Белорусский фронт, район Кюстрин) вышли на рубеж реки Одер и даже захватили плацдармы на ее западном берегу. До Берлина оставалось всего 60 км. Войска 1-го и 2-го Белорусских и 1-го Украинского фронтов начали готовиться к штурму главной цитадели немецкого фашизма.

Советский тыл в это время приложил максимум усилий, чтобы как можно лучше обеспечить наши войска вооружением для нанесения последнего, решающего удара. Да и вообще, как я уже говорил, в завершающих операциях 1945 года они и без того были полностью обеспечены всеми его видами.

Накануне Берлинской операции потери 1-го Белорусского и 1-го Украинского фронтов, понесенные ими в предыдущих боях, были полностью восстановлены. Им отправили свыше 2 тыс. орудий и минометов, немало другого вооружения. 2-му Белорусскому фронту такие поставки не требовались, в его войска мы отправляли всего лишь 15 100-мм пушек. [167]

Фронты к началу операции имели колоссальное количество вооружения: свыше 2 млн. винтовок и автоматов, более 76 тыс. пулеметов и 48 тыс. орудий и минометов (сюда входит и реактивная артиллерия){23}.

А вот с боеприпасами дела обстояли иначе. Большой их расход в первом квартале 1945 года повлек за собой некоторые осложнения с обеспечением Берлинской операции. Так, в подготовительный период фронтам было отправлено лишь около 11 млн. снарядов и мин, 292 млн. патронов и 1,5 млн. ручных гранат. В результате наши войска начали операцию, имея боеприпасов для стрелкового оружия - 1 млрд., ручных гранат - 5,5 млн., снарядов и мин - свыше 15 млн. А в обеспеченности по боевым комплектам это являло собой довольно пеструю картину: по 82-мм выстрелам, например, - от 1,3 до 3,0; по 120-мм - от 1,5 до 2,9; по 76-мм дивизионным - от 1,1 до 2,2; по 122-мм гаубичным- от 1,2 до 1,8{24}. Прямо скажем, не густо...

Конечно же, ГАУ старалось восполнить этот пробел. К началу операции в пути к фронтам, как говорится, на колесах, было еще 3,5 млн. снарядов и мин. Из них 700 тыс. 76-мм снарядов и 275 тыс. 122-мм гаубичных.

Подача шла и потом, в процессе операции. За период с 16 апреля по 8 мая фронтам было отправлено в общей сложности 7,2 млн. снарядов и мин, иными словами 5924 вагона.

Расход за Берлинскую операцию составил 10 млн. снарядов и мин, 390 млн. патронов и почти 3 млн. ручных гранат. Для их подачи потребовалось 9795 вагонов{25}.

Подвоз такого количества боеприпасов вызвал большие затраты сил и средств. Ведь он, я имею в виду подвоз по железной дороге, сопровождался перевалками с союзной колеи на европейскую.

Подача боеприпасов армиям производилась, как и в предыдущих операциях, в основном автомобильным транспортом. Так, с 1 по 15 апреля 1945 года в армии 1-го Белорусского фронта боеприпасов было подвезено 5618 автомашин и только 250 вагонов.

А непосредственно в ходе операции эта подача проводилась почти исключительно автотранспортом. Например, за период с 16 апреля по 2 мая армия того же 1-го [168] Белорусского фронта было подано уже 15 518 автомашин и только 20 вагонов боеприпасов.

Как видим, в ходе операции автотранспорт являлся едва ли не единственным средством подвоза боезапаса в войска. И количество машино-рейсов по мере продвижения наших частей и соединений вперед все время увеличивалось. Так, по сравнению с подготовительным периодом это количество возросло в три раза.

А сколько же нужно было задействовать для этого автомашин! Например, тому же 1-му Белорусскому фронту для подвоза боеприпасов только до армий их потребовалось свыше 20 тыс. А ведь от армий их нужно было еще подать дивизиям, затем непосредственно в войска. Следовательно, требовалось еще такое же количество автомашин, если не больше.

А многократные разгрузки и загрузки машин? Нет, это была колоссальная работа! И ее с честью выполнили работники тыла и артснабжения 1-го Белорусского фронта!

В не менее сложных условиях работали артснабженцы и тыловики и на 1-м Украинском фронте.

Но все эти трудности вскоре были забыты под впечатлением блистательного успеха наших войск в Берлинской операции. В ночь на 1 мая 1945 года над дымящимся рейхстагом взмыло красное Знамя Победы. А 9 мая представители германского верховного командования подписали в Карлсхорсте акт о безоговорочной капитуляции. Фашистская Германия была сокрушена!

Примечания