Содержание
«Военная Литература»
Мемуары

Победные залпы

У каждого из нас Великая Отечественная война оставила столько переживаний и впечатлений, что их не вместить в книгу, какой бы объемистой она ни была. И я прерываю свой рассказ, благо и повод есть: в 1944 году болезнь приковала меня к Москве. По состоянию здоровья мне уже почти не доводилось выезжать представителем Ставки на фронты. Я получил возможность все силы отдавать своим прямым обязанностям командующего артиллерией Советской Армии и командующего ПВО страны. Работа была сложной, ответственной, напряженной. Героическим событиям последних лет войны мне хочется посвятить отдельную книгу.

Никогда не изгладятся у наших людей воспоминания о тех величественных днях. Заря победы все ярче разгоралась над многострадальной землей. Серией, один за другим, последовали сокрушительные удары по врагу в 1944 году. Затем мир стал свидетелем невиданных по размаху и стремительности заключительных операций Советской Армии. Словно эхо победоносного гула наших орудий на фронтах, гремели салюты в Москве в честь войск, славящих Родину своим геройским ратным трудом. И вот уже алое знамя, закопченное, запыленное, пробитое пулями и осколками, взвилось над рейхстагом, символизируя собой торжество свободы и справедливости над черными силами фашизма, совсем еще недавно грозившими поработить все человечество.

Великий подвиг советского народа и его Вооруженных Сил будет жить в веках, вызывая восхищение и глубокую благодарность потомков. Люди наши смогли совершить [423] этот подвиг потому, что ими руководила, их воспитывала и вдохновляла ленинская Коммунистическая партия. Она сплачивала великий народ, укрепляла его несокрушимую веру в победу, мобилизовывала на борьбу с врагом неисчислимые возможности социалистического общества, нашего советского строя - самого справедливого, а потому и самого прочного из всех, которые знала история.

Мы, советские артиллеристы, по праву гордимся тем, что в достижение победы и нами внесен посильный вклад. Мощный, непрерывно нараставший ураган артиллерийского и минометного огня двигался впереди наших наступавших войск, расчищал им дорогу, уничтожая и сметая врага.

Мощью своего оружия, боевым мастерством, всеми успехами своими мы обязаны партии и Советскому правительству. Они неустанно заботились об артиллерии и ее кадрах.

Опыт войны показал, насколько правильно еще в мирные годы была организована подготовка кадров артиллерии. В академии, на курсах усовершенствования, в военных артиллерийских училищах наши офицеры получали в полном объеме теоретические знания и практические навыки, необходимые для эффективного применения грозного оружия.

Довоенные пятилетки обусловили бурный технический прогресс в стране. Новой техникой оснащались все отрасли народного хозяйства. Новую боевую технику получала и армия. Это предъявляло повышенные требования к военным учебным заведениям. Знания, которые они давали своим слушателям и курсантам, должны были опережать развитие военной техники, чтобы новое оружие попадало сразу в руки знающих командиров.

К началу войны советская артиллерия располагала квалифицированными кадрами. Усиленная подготовка их шла и в ходе развернувшихся боев. Только талантливому, народу под силу была в те суровые годы такая трудная задача, как выращивание многих тысяч способных офицеров-артиллеристов, которые заменяли погибших на фронте, возглавляли новые подразделения и части, учили молодых солдат и вели их в бой.

Пламенные патриоты, советские артиллеристы покрыли себя в боях неувядаемой славой, Сотни тысяч артиллеристов, [424] минометчиков, противовоздушников были награждены орденами и медалями, а лучшие из лучших удостоились высокого звания Героя Советского Союза. За особые заслуги в боях с немецко-фашистскими захватчиками, ряд артиллерийских частей и соединений были преобразованы в гвардейские, награждены орденами.

Мы благодарны партии, народу за оснащение артиллерии первоклассным вооружением. Труженики тыла в неимоверно тяжелых условиях обеспечивали нас орудиями, боевой техникой, боеприпасами. Созданные их рукам<и по проектам советских конструкторов пушки, гаубицы, минометы, реактивные установки отлично выдержали боевой экзамен.

Во имя победы над ненавистным врагом самоотверженно трудились наши славные конструкторы. Творческие коллективы, руководимые В. Г. Грабиным, Ф. Ф. Петровым, И. И. Ивановым и другими изобретателями, создали образцы артиллерийского вооружения, непревзойденные по мощности и кучности боя, маневренности, простоте производства и обслуживания, надежности и безотказности. Большая плеяда конструкторов создала зенитные орудия, ставшие грозой для вражеских самолетов, а в случае необходимости эти орудия метко били и по фашистским танкам.

Коллективы ученых и инженеров разработали многочисленные виды боеприпасов для орудий, минометов и реактивных установок, в том числе и страшные для вражеских танков подкалиберные и кумулятивные снаряды, пробивавшие любую броню.

Нельзя не отметить плодотворную работу крупных специалистов - инженеров ГАУ, внесших большой вклад в дело создания первоклассной наземной и зенитной артиллерии.

Добрым словом вспоминают артиллеристы и конструктора советской звукометрической станции, которая помогала нам быстро и точно засекать вражеские батареи.

Невозможно перечислить всех творцов отечественного артиллерийского оружия. Велики заслуги перед народом замечательного коллектива тружеников Главного артиллерийского управления и многотысячной армии рабочих, инженеров, техников нашей славной промышленности, производившей в огромных количествах вооружение, [425] боеприпасы и боевую артиллерийскую технику.

Советская артиллерия качественно меняла свой облик. Все больше возрастали дальность стрельбы, скорострельность, мощность снарядов. В связи с переходом на лафеты с раздвижными станинами резко увеличились углы горизонтального и вертикального обстрела. Широкое внедрение механической тяги и создание самоходных установок открыли перед артиллерией возможности широкого маневра. Все это обеспечивало невиданное массирование артиллерии и ее огня.

Качественные изменения в оружии неизбежно находят отражение в тактике и оперативном искусстве.

Испокон веков боевые действия артиллерии замыкались в рамках тактики. В мировую войну 1914 - 1918 гг., где впервые артиллерия применялась массированно, с большим расходом боеприпасов, ей все же отводилось скромное место в тактической зоне, и в обороне и в наступлении.

До самой Великой Отечественной войны артиллерия считалась только тактическим родом войск. Военная доктрина немецко-фашистского командования явно недооценивала роль артиллерии в современной войне и главные надежды в наступательных операциях возлагала на авиацию, танки и моторизованную пехоту.

Советская артиллерия со своими новыми качественными показателями уже в первые месяцы войны доказала, что она способна решать возросшие боевые задачи. Несмотря на большие потери в технике и людях, она уже в то время стала серьезным оперативным фактором, становым хребтом нашей обороны. Декабрьский приказ Народного комиссара обороны 1942 года, возложивший на артиллерию борьбу с главной опасностью - танками противника, уже тем самым подразумевал ее использование в оперативно-тактическом масштабе. Одновременно Ставкой были приняты важные решения о массированном применении зенитной артиллерии для отражения налетов вражеской авиации.

Директива Ставки в 1942 году об артиллерийском наступлении узаконила высокое значение этого рода оружия в оперативном построении войск, готовившихся к большим наступательным операциям. [426]

Вооруженная борьба в минувшей войне сводилась к образованию сплошных фронтов от моря и до моря. Враг, хорошо используя особенности местности, обычно строил глубоко эшелонированную оборону, насыщал ее огневыми средствами, возводил различные инженерные сооружения, противопехотные и противотанковые препятствия, имел тактические и оперативные резервы. В таких случаях наши войска вынуждены были каждый раз начинать свое наступление прорывом вражеской обороны.

Главным средством прорыва тактической зоны обороны противника стала наша артиллерия всех видов и калибров. В тесном взаимодействии с авиацией мы научились успешно проводить мощные артиллерийские подготовки, постепенно и незаметно для противника переходившие в сопровождение наступавшей пехоты и танков, надежно обеспечивать своим огнем и маневром ввод в образовавшуюся брешь оперативных эшелонов прорыва, выход их на оперативный простор, способствуя своим огнем развитию успеха до полного выполнения поставленных задач.

Кстати сказать, в первую мировую войну этот выход на оперативный простор удавался редко. Оборонявшаяся сторона успевала подтягивать свои резервы, и наступление ограничивалось успехами лишь в тактической зоне обороны. В лучшем случае в кровопролитных боях шло планомерное «выталкивание» противника. Затем силы иссякали, и обе стороны вновь закапывались глубже в землю.

Советская Армия осуществляла артиллерийское наступление до тех пор, пока полностью не ломала сопротивление врага на данной полосе обороны. При подходе к следующей вражеской оборонительной полосе обычно приходилось вновь начинать наступление с ее прорыва. Вот для чего нужно было иметь много артиллерии, массировать ее применение, расходовать большое количество боеприпасов.

Директива Ставки об артиллерийском наступлении была своевременной и сыграла важную роль в правильном использовании всех огневых возможностей этого мощнейшего рода войск, в налаживании четкого взаимодействия артиллерии с пехотой, конницей, танками, авиацией. [427]

Нелегко было отработать такое взаимодействие. Командный состав всех родов войск приложил много труда, пока добился умелого сочетания огня и движения в наступлении, полного использования огневой мощи артиллерии. Я уже говорил о том, с каким трудом пехотинцы научились подходить возможно ближе к разрывам своей артиллерии, а при переносе ею огня вперед мгновенно бросаться в атаку на противника, не давая ему опомниться и пустить в ход оружие. Эта серьезнейшая проблема общими усилиями наконец была решена. Как только исчезли паузы между концом подавления врага артиллерией и началом атаки наших танков и пехоты, победы над противником стали обычным явлением.

Нечего и объяснять, что в разработке оперативно-тактического применения артиллерии участвовали не только командные артиллерийские кадры. Повседневную помощь им оказывали общевойсковые и пехотные командиры, командиры мотомехвойск и авиации. Частенько нам, артиллеристам, приходилось, как говорится, лишь переводить на артиллерийский язык ценнейшие предложения и требования, которые ставили перед нами эти командиры в своих боевых задачах. Новые приемы боевого использования артиллерии рождались в результате тесного творческого содружества всех родов войск.

Это вовсе не означает, что в артиллерии и в войсках ПВО были полностью изжиты недочеты. Размах и масштабы современных операций требовали привлекать огромное количество людей, которых не всегда удавалось хорошо обучить, передать им опыт, накопленный в предыдущих боях, тем более что учеба проходила в нелегких фронтовых условиях, подчас в исключительно короткие сроки. На фоне крупных успехов массированного применения артиллерии некоторые наши командиры не умели находить и устранять отдельные недостатки в деятельности подчиненных им подразделений и частей.

Возросшие задачи, которые вставали перед нами, заставляли пересматривать и организационную структуру артиллерии. В предвоенные годы наша артиллерия делилась на две основные группы: войсковую, входившую в состав стрелковых, кавалерийских и мотомеханизированных соединений, и артиллерию резерва Главного командования. При этом отдельные артиллерийские дивизионы [428] и полки считались высшими тактическими единицами.

Накануне войны в составе артиллерии резерва Главного командования начали формироваться первые соединения - отдельные артиллерийские истребительно-противотаиковые бригады. Таким образом, массированному применению противником танков противопоставлялось массированное использование нашей артиллерии, объединенной в соединения, специально подготовленные для борьбы с этой главной ударной вражеской силой.

Боевая обстановка на фронтах, возраставшие мастерство и боевой опыт кадров, качество и количество вооружения, изменявшиеся оперативно-тактические задачи побуждали нас не держаться, как слепой - стены, принятой организации, а приводить ее все время в соответствие с современными требованиями с тем, чтобы обеспечивать наилучшее оперативно-тактическое боевое применение могучего рода войск - артиллерии.

Советское командование шло на смелые решения. Чтобы сосредоточить в резерве Ставки как можно больше артиллерии, было временно сокращено количество орудий в батареях войсковой артиллерии. Вместо двух артполков в стрелковых дивизиях оставили по одному. На базе отдельных зенитных батарей, предусмотренных организационной структурой для прикрытия некоторых подразделений и частей пехоты, формировались полки ПВО, чтобы они могли более эффективно бороться с вражеской авиацией.

Подобные мероприятия в сочетании с увеличивавшимся производством вооружения в стране способствовали созданию мощных артиллерийских резервов. Мы смогли приступить к формированию крупных артиллерийских соединений - бригад, дивизий и корпусов. Они оснащались достаточным количеством оружия и техники, хорошими средствами управления, и артиллерийской разведки, механической тягой и автотранспортом. Это обеспечивало мощный огонь и широкий маневр. Проявлялась забота об улучшении политического и воинского воспитания личного состава. В артиллерийской дивизии и ее бригадах имелись политотделы. Вместе с командованием они добивались хорошей постановки всей партийно-политической работы. [429]

А это было нелегко. Партийно-политическая работа в артиллерийских частях имеет свои особенности. В боевой обстановке здесь бывает невозможно собрать людей в одном месте. Солдаты и офицеры находятся на многих разобщенных друг от друга позициях, наблюдательных и командных пунктах. Поэтому массовые формы работы, как собрания, митинги, подчас оказываются неприемлемыми. От политработников и партийных и комсомольских организаций требуется большая гибкость, инициатива, чтобы в таких условиях повседневно влиять на людей. Центр тяжести партийно-политической работы переносится в подразделения, на наблюдательные пункты, в орудийные расчеты. Наши партийные и комсомольские активисты проводили групповые и индивидуальные беседы, стремились найти путь к сердцу каждого бойца. А в бою особое значение приобретал личный ^ пример коммунистов и комсомольцев, их умение воодушевить солдат и повести за собой на подвиг.

Победа в Великой Отечественной войне доказала всему миру непревзойденную, богатырскую силу армии социалистического государства. Это вынуждены признавать все. В буржуазной печати в послевоенное время появилось немало положительных отзывов и о нашей артиллерии. Даже те военные деятели, которые никогда не отличались доброжелательностью к советскому народу, признают превосходные качества нашего оружия. Но есть категория зарубежных военных писателей, к числу которых относятся и немецко-фашистские реваншисты, упорно пытающиеся фальсифицировать историю. Коротка память у этих господ, жестокие уроки, преподанные Советской Армией, по-видимому, не пошли им впрок.

Такое чувство испытываешь, например, читая книгу Э. Миддельдорфа «Тактика в русской кампании». Стремясь умалить роль Советской Армии в освобождении народов Европы от фашистского рабства, автор тщетно пытается исказить правду. В своих домыслах он доходит до утверждения, что «в течение первых двух лет Восточной кампании артиллерия русских, как правило, не являлась серьезным препятствием на пути наступления немецкой армии».

Что это - невежество или полная потеря памяти? Нет, обычная для подобных «историков» ложь. А неопровержимые [430] факты свидетельствуют, что уже в этот период войны большинство убитых и раненых гитлеровцев имели осколочные ранения от снарядов наших орудий, минометов и реактивных установок. Большинство пораженных немецких танков в первые годы войны получили пробоины от огня советских орудий разных калибров. Так, кстати, утверждают документы немецко-фашистского командования.

Не лютая русская зима, не сказки, на которые любят ссылаться на Западе, а невиданные потери от советского оружия заставили врага обратиться в бегство, отказаться от мысли захватить Москву и Ленинград, распроститься с сотнями тысяч своих солдат, окруженных под Сталинградом. Известно, что только на сталинградских полях было зарыто более 147000 убитых немецких солдат и офицеров, а раненых в этом районе насчитывалось еще больше.

Далее автор как бы мимоходом говорит, что со стороны Советской Армии «большой расход боеприпасов не всегда был тактически оправданным».

Разбойник жалуется на тяжесть дубины, обрушившейся на его голову!..

Да, советские артиллеристы, когда это нужно было, не жалели снарядов и мин, потому что считали своей святой обязанностью максимально беречь жизни советских воинов.

Автор пытается опорочить нашу стрельбу по карте или по планшету. Да, приходилось нам и так стрелять, хотя мы стремились, по возможности, вести огонь по заранее разведанным целям. Но когда в наступлении участвовали огромные массы артиллерии, мы обрушивали огонь и по строго ограниченным площадям, на которых находился противник. Это оправдывалось боевой практикой. Артиллерийская подготовка чаще всего успешно уничтожала и подавляла вражескую систему огня, в том числе и артиллерию противника.

«До конца 1943 года, за исключением отдельных случаев,- пишет Э. Миддельдорф, - не отмечалось сколько-нибудь активных действий артиллерийской разведки русских. Так же не было и контрбатарейной борьбы».

Эту выдумку автор сочинил, видимо, на плачевном опыте немецкой артиллерийской разведки. У наших людей [431] его слова вызовут только усмешку. Можно лишь радоваться, что советская артиллерийская разведка действовала столь скрытно, что враг и не замечал ее работы. На самом деле мы имели и успешно применяли все виды артиллерийской разведки, в том числе звукометрическую и авиационную, мощные средства фотографирования на земле и с воздуха, хорошо налаженную фотограмметрическую службу и многое другое. Именно этим в значительной мере объяснялись точность и сокрушительность огня нашей артиллерии.

Чудовищной фальшью звучат и слова о том, что до 1944 года нами не велась якобы борьба с артиллерией противника. Для этого вида стрельбы мы имели отличную материальную часть, достаточно различных технических средств и хорошо подготовленные кадры. Советские артиллеристы в оборонительных и наступательных операциях постоянно подавляли вражеские батареи, стрелявшие как с открытых, так и с закрытых позиций, наносили поражение артиллерии противника на основе тщательно разведанных и с максимальной точностью определенных точек нахождения ее орудий и наблюдательных пунктов.

Борьба с артиллерией противника велась мощными огневыми налетами во время артиллерийской подготовки и развивающегося наступления. Результаты этой борьбы фиксировались в боевых документах, на многочисленных фото и подтверждались показаниями пленных. Я всегда с особым удовольствием читал попавшие в наши руки немецкие оперативные документы и дневники немецких офицеров и солдат, в которых много писалось о высокой эффективности нашей стрельбы по боевым порядкам немецко-фашистской артиллерии.

Э. Миддельдорф в своей книге противоречит сам себе. Он сначала утверждает, что до конца 1943 года контрбатарейной стрельбы с нашей стороны не было. Потом признает, что «в первые годы войны русской артиллерии в ходе наступления удавалось лишь частично подавлять немецкие батареи. В последний год войны немецкая сторона располагала лишь жалкими остатками артиллерии, а подчас не имела ее вовсе. Поэтому нет необходимости говорить о подавлении немецких батарей и этот период». [432]

Всю войну советская артиллерия вела упорную борьбу с вражеской артиллерией и добилась полного господства на полях сражений. Кажется, это для всех очевидно, кроме этого автора.

В своих воспоминаниях я много пишу об артиллерии. Ничего не поделаешь. Я артиллерист. В годы войны на мне лежала ответственность за всю нашу артиллерию, как наземную, так и зенитную.

Стоит ли сейчас писать об артиллерии? Ведь в наши дни, когда Советская Армия располагает средствами борьбы, во много раз превосходящими по своей разрушительной силе все известные ранее виды оружия, решающим видом войск у нас стали Ракетные войска.

Еще в 1920 году у. солдатского костра услышал я запомнившийся мне разговор. Пожилой боец мечтал вслух:

- Эх, если бы придумать снаряд, который сам видел цель и направлял себя на нее! В два счета войну бы закончили...

Далеко смотрел этот простой солдат. Теперь у нас есть такие снаряды. Они действительно «видят» цель и сами наводятся на нее.

Большая когорта советских артиллеристов - ученых, конструкторов, инженеров, техников и рабочих, командиров и солдат, - приняла горячее участие в создании: первоклассного ракетного оружия.

Наша страна обладает лучшими в мире ракетами, которые безошибочно попадают в заданную точку, в самолет, летящий на любой высоте, имеют практически неограниченную дальность полета и могут нести атомно-водородный заряд любой мощности.

Артиллерия тоже приобрела новые качества. И если империалисты снова развяжут войну против нас или наших друзей, это испытанное оружие безусловно найдет себе применение. Уже потому стоит изучать опыт советской артиллерии в минувших сражениях.

Боевой опыт советских артиллеристов остается на вооружении наших войск. Немыслимо обучать и воспитывать воинов, готовить из них умелых, решительных бойцов, не знакомя их с делами ветеранов, с подвигами, которые покрыли славой боевые знамена наших частей. Традиции, [433] сложившиеся и проверенные в боях, должны развиваться и крепнуть. Эти традиции учат молодого воина - и солдата, и офицера: будь всегда начеку, отлично знай свое оружие, готовь себя к подвигу уже сейчас, только тогда добьешься победы в бою, с честью выполнишь свой почетный долг защитника социалистической Родины.

Дни, когда над полями битв гремели победные залпы наших орудий, навечно вошли в историю. Ежегодно 19 ноября - в незабываемую дату начала наступления наших войск на Волге и Дону - советские люди отмечают День артиллерии. В этот всенародный традиционный праздник страна славит своих сынов, которые в боях за родную землю проявили мужество и героизм, людей, которые под вражеским огнем трудились у орудий, тащили вручную пушки по изрытой снарядами земле, стреляли прямой наводкой по фашистским танкам, били по вражеским самолетам, забывая об опасности, презирая смерть.

Эти герои заслужили почет и уважение, их подвиги навсегда останутся для наших людей вдохновляющим примером беззаветного служения советской Отчизне

Содержание