Содержание
«Военная Литература»
Мемуары

Фронты наступают

В начале августа события в районе Курского выступа развивались стремительно. Несмотря на упорное сопротивление врага, передовые отряды Брянского фронта прорвались к окраинам Орла и завязали уличные бои.

Утром 3 августа после мощной артиллерийской и авиационной подготовки перешли в контрнаступление войска Воронежского и Степного фронтов, начавшие Белгородско-Харьковскую операцию. Их поддерживали 2-я и 5-я воздушные армии, которыми соответственно командовали генералы С. А. Красовский и С. К. Горюнов.

Представитель Ставки Маршал Советского Союза Г. К. Жуков, заслушав мой доклад о том, что АДД своими главными силами действует на Ленинградском и Волховском фронтах и каждую ночь бомбит узлы сопротивления врага в районе железнодорожных станций Синявино и Мга, что на белгородское направление выделено только 80-90 самолетов, задумчиво произнес:

- Да, блокадный Ленинград нуждается в поддержке... Что ж, будем исходить из того количества бомбардировщиков, которое выделено.

Отметив на карте населенные пункты Драгунское, Пушкарное и другие, расположенные в 18-24 километрах западнее Белгорода, Жуков с предельной краткостью указал:

- Бей по этим узлам сопротивления! Степному фронту надо помочь прорвать оборону врага.

В ночь, предшествовавшую наступлению войск Степного фронта, наши авиасоединения наносили удары по намеченным целям. Одновременно АДД активно поддерживала войска Брянского фронта, наступавшие на Орел. А 4 августа авиацию дальнего действия пришлось опять привлечь на несколько операционных направлений. Основные силы АДД бомбили узлы сопротивления и артиллерию врага под Ленинградом. Кроме того, наносили удары по железнодорожным узлам Брянск, Никитовка, [309] Ясиноватая, Иловайская. Мы, поддерживая наступление Степного фронта, бомбили теперь железнодорожный узел Харьков, станцию Основа и другие цели.

5 августа, ровно через месяц после начала июльского наступления гитлеровцев, войска Брянского фронта при содействии с флангов войск Западного и Центрального фронтов в результате ожесточенных уличных боев овладели городом и железнодорожным узлом Орел. К вечеру того же числа войска Степного и Воронежского фронтов сломили сопротивление гитлеровцев и овладели Белгородом.

Эта выдающаяся победа вызвала в войсках огромный подъем наступательного духа. Приказ Верховного Главнокомандующего и первый салют, прогремевший в Москве в честь доблестных освободителей, были встречены с ликованием. Фронтовики хотя и не видели праздничных огней и фейерверков, расцветивших небо столицы, но сознание того, что Родина их благодарит и чествует, воодушевляло на новые ратные дела и подвиги.

Приказами народного комиссара обороны от 9 сентября 1943 года и от 27 мая 1944 года были присвоены наименования Орловских: 5-му авиакорпусу АДД генерал-майора И. В. Георгиева, 1-й гвардейской авиадивизии АДД полковника С. С. Лебедева, 8-й гвардейской авиадивизии АДД полковника В. Г. Тихонова, 54-й авиадивизии АДД полковника В. А. Щепкина, 25-му гвардейскому авиаполку АДД подполковника В. А. Абрамова.

Советские войска не давали врагу передышки. Сразу после освобождения Орла и Белгорода, утром 7 августа перешли в наступление войска Западного фронта, наносившие удар из района восточное Спас-Деменска. Так началась Смоленская наступательная операция, имевшая целью нанести поражение противостоящим войскам группы армий "Центр", выйти к истокам Днепра и начать затем освобождение Белоруссии.

Немецко-фашистское командование, поняв, какую серьезную угрозу таит это наступление, перебросило несколько своих дивизий с орловского на смоленское направление. Этим немедленно воспользовались войска Брянского и правого крыла Центрального фронта и усилили натиск на орловскую группировку немцев.

10 августа, преодолевая сопротивление гитлеровцев на брянском направлении, наши войска овладели железнодорожной станцией Хотынец, 12 августа войска [310] Центрального фронта освободили город Дмитровск-Орловский, 13 августа войска Западного фронта заняли город и железнодорожную станцию Спас-Деменск и продолжали успешно продвигаться в направлении Ельня, Смоленск.

После взятия Карачева, что знаменовало ликвидацию орловского плацдарма, наши войска усилили наступление на брянском направлении.

Поддерживая наступающие войска, авиация дальнего действия почти каждую ночь бомбардировала железнодорожные узлы Брянск-1, Брянск-2, Рославль, а также скопления немецких войск, танков, бронетранспортеров, автомашин в районе Харькова, на других участках. В ночь на 15 августа почти 100 самолетов АДД наносили удары по аэродромам Брянск, Сеща, Олсуфьево.

С целью нарушить подвоз фашистских войск на смоленское направление, снимаемых с других участков советско-германского фронта, мы почти еженощно бомбардировали железнодорожный узел Рославль. Крупные группы наших экипажей, численностью до ста и более, постоянно били по вражеским узлам сопротивления в районах 35-45 километров юго-восточнее Ельни, юго-западнее Спас-Деменска, Жиздры и других населенных пунктов.

Когда в сводках Советского информбюро сообщалось, что наши войска, наступавшие из района Спас-Деменска, снова продвинулись вперед, что на брянском направлении они заняли свыше 60 населенных пунктов, а на харьковском значительно улучшили свои позиции, наши летчики хорошо понимали, что успеху наземных войск способствовали и бомбардировочные удары авиации дальнего действия.

Наступающие войска Степного фронта продолжали с боями продвигаться в южном направлении.

К 17 августа они вышли на северную окраину Харькова. Но буквально на другой день обстановка осложнилась. Воронежский фронт, наступавший правее, подвергся сильному контрудару противника в районе Ахтырки.

Немецко-фашистское командование за короткий срок успело пополнить людьми и техникой потрепанные под Прохоровкой танковые дивизии СС "Мертвая голова" и "Райх". Эти соединения были усилены отдельными батальонами тяжелых танков и снова представляли собой опасную силу. В район Ахтырки прибыла из-под Брянска и немецкая моторизованная дивизия "Великая Германия", а также другие части. [311] Фланговый контрудар по наступавшим на широком фронте советским войскам нанесли 400 фашистских танков и 16-тысячная группировка немецкой мотопехоты, поддерживаемая крупными силами бомбардировочной авиации.

Всего же западнее Ахтырки и южнее Богодухова немецко-фашистское командование сосредоточило 7 танковых и моторизованных и 4 пехотные дивизии.

Разгорелись ожесточенные бои. Героические усилия наземных войски 2-й воздушной армии поддерживались авиацией дальнего действия. Наши экипажи бомбардировали немецкие аэродромы, скопления фашистских танков, бропотранспортеров врага. Вместе с ВВС Красной Армии соединения АДД выполняли задачи и по срыву железнодорожных перевозок противника 4-й авиакорпус генерала Г. С. Счетчикова и 6-й авиакорпус генерала Г. Н. Тупикова наносили удары по железнодорожным узлам и станциям Полтава, Мерефа, Люботин, Красноград, Славянск, Барвенково, Дебальцево.

Войска Воронежского фронта при поддержке авиации отразили сильный натиск гитлеровцев, разгромили фашистскую группировку в районе Ахтырки, Богодухова и нанесли тяжелые потери оперативным резервам врага.

Тем временем войска Степного фронта под командованием И.С. Конева, отражая контратаки гитлеровцев, неуклонно приближались к окраинам Харькова. Их наступлению активно содействовали войска Юго-западного фронта. Прорвав оборону врага, частью сил они выдвинулись южнее Харькова, а основными силами успешно развивали наступление на центральную часть Донецкого бассейна.

В период Харьковской операции ВПУ командующего войсками Степного фронта находилось в доме лесника. В дни боев за освобождение Харькова я часто бывал здесь. Генерал Конев ставил задачи АДД на те ночи, когда Ставка выделяла наши соединения для поддержки действий этого фронта.

Накануне переноса ВПУ в дом лесника, расположенного севернее Харькова, в этой местности был сильный бой. На поляне и в лесу валялось много неубранных трупов гитлеровцев. Все наши войска находились в движении, в наступлении, и до подхода тыловых подразделений некому было убрать трупы, навести порядок в лесу. Просто руки до этого не доходили. А Иван [312] Степанович Конев в его помощники, поглощенные кипучей деятельностью по руководству наступающими войсками, будто и не замечали того, что их окружает.

В те напряженные боевые дни мне, как и раньше, приходилось ежедневно перелетать на своем связном У-2 на ВПУ Степного, Воронежского и Юго-Западного фронтов, докладывать представителям Ставки Маршалам Советского Союза Г. К. Жукову и А. М. Василевскому о результатах боевых действий АДД, получать для нас очередные боевые задачи. Инициативный и исключительно работоспособный оператор штаба АДД подполковник Михаил Иванович Таланин неутомимо занимался сложными и трудоемкими делами управления. Он связывался со штабом АДД, передавал полученные нами указания от представителей Ставки и заявки фронтов, принимал данные из Москвы, уточнял задачи для соединений, расположенных на Юге, занимался множеством организационных дел и успевал переезжать на новую площадку к моему прилету.

22 августа экипажи-разведчики 5-й воздушной армии обнаружили, что противник начал отход из района Харькова. Чтобы не дать возможности немецко-фашистскому командованию вывести свои войска, И. С. Конев начал ночной штурм города. И наши соединения в ту ночь наносили сосредоточенные удары по фашистским танкам и автомашинам в районе Ахтырки, юго-восточнее и восточное ее, по отходящим колоннам немецких войск юго-западнее Харькова.

23 августа войска Степного фронта при активном содействии с флангов войск Воронежского и Юго-Западного фронтов в результате ожесточенных боев сломили сопротивление гитлеровцев и штурмом взяли Харьков.

Освобождением харьковского промышленного района была победоносно завершена Курская битва, явившаяся одним из самых выдающихся событий второй мировой войны. Начатое под Курском контрнаступление переросло в общее стратегическое наступление Красной Армии на огромном фронте - от Великих Лук до Азовского и Черного морей.

Историческая победа Красной Армии в Курской битве, продемонстрировавшая наше возросшее могущество, неизмеримо подняла международный авторитет Советского Союза, воодушевила народы Европы на борьбу против гитлеровцев, на скорое освобождение. [313] Вместе со всеми Вооруженными Силами на всех этапах Курской битвы активно действовала наша авиация. Борьба за господство в воздухе под Орлом, Белгородом и Харьковом завершилась разгромом крупных авиационных группировок врага. Советские ВВС прочно завоевали стратегическое господство в воздухе и удерживали его до самого конца войны.

Окрепли и закалились в боях и сражениях летчики авиации дальнего действия, обогатившиеся опытом войны. Успешно решались проблемы управления крупными авиационными группами, как в оборонительных, так и в наступательных операциях, совершенствовались методы массированного применения сил фронтовой авиации и АДД.

Справился со своими многообразными задачами, обеспечил бесперебойную работу авиационного обслуживания и боевого снабжения многочисленных авиаполков авиационный тыл.

Части и соединения авиации дальнего действия показали возросшее мастерство, дисциплинированность и организованность, умение выполнять различные боевые задачи в тактическом и оперативном взаимодействии с наземными войсками в условиях быстро меняющейся обстановки, сложной погоды и сильного противодействия противовоздушной обороны врага.

Следует отметить, что во время выполнения боевых задач наши экипажи в 1943 году стали встречать возросшее противодействие ПВО противника. У немцев появились радиолокационные наземные станции. Ночные истребители гитлеровцев, вооруженные радиолокационными прицелами, значительно осложнили действия бомбардировщиков АДД даже при полетах в плохую погоду.

Мы в управлении АДД вплотную занялись изучением тактики действия вражеской истребительной авиации и зенитной артиллерии в ночных условиях: вызывали и заслушивали почти всех сбитых противником членов экипажей, изучали показания пленных немецких летчиков, донесения советских разведчиков и партизан.

Так, помнится, участились случаи нападения вражеских ночных истребителей на дальние бомбардировщики в районе озера Нарочь, с которого обычно наши экипажи выходили на заданные цели. Партизаны сообщили, что юго-восточнее Минска гитлеровцы развернули радиолокационную станцию и тщательно охраняют подступы к ней, [314] что разветвленную систему воздушного наблюдения, оповещения и наведения возглавляет немецкий генерал.

Получив такой сигнал, с помощью воздушной разведки мы уточнили координаты цели и не замедлили послать туда крупную группу самолетов для уничтожения радиолокационной станции противника. Экипажам при прокладке маршрутов и выполнении полетов было запрещено использовать озеро Нарочь как крупный естественный ориентир, так как именно возле него их перехватывали немецкие ночные истребители. На объекты, сильно прикрытые средствами ПВО противника, соединения АДД стали совершать налеты с нескольких направлений, эшелонируя бомбардировщики по высоте. Это снизило боевые потери.

В дальнейшем мы стали еще более внимательно изучать и отрабатывать методы противодействия наведению немецких истребителей с использованием средств радиолокации, о которых тогда еще мало знали.

Командиры всех степеней, летчики, штурманы постоянно занимались и вопросом повышения эффективности бомбардировочных ударов, по крупицам собирая драгоценный боевой опыт.

В тех случаях, когда цель находилась в пределах видимости, я неоднократно выезжал возможно ближе к переднему краю. Когда наблюдение можно было вести сбоку, то есть почти перпендикулярно боевому курсу самолетов, удавалось увидеть все недостатки бомбометания и предостеречь летный состав от повторения их.

Во время Белгородско-Харьковской наступательной операции мне, например, удалось наблюдать бомбометание наших экипажей по железнодорожным узлам Мерефа и Люботин. Некоторые экипажи производили бомбометание с недолетом. Назрела настоятельная необходимость внести изменения в способы применения и тактику действий частей и соединений, усилить контроль за тем, как каждый экипаж выполняет боевую задачу, насколько метко поражает цель. А это, надо заметить, трудное дело.

Тогда был отработан и применен на практике новый боевой порядок частей и соединений АДД. Так, во всяком случае, я его назвал. Вместо экипажей-лидеров, вылетавших в голове боевых порядков авиаполков и дивизий, был введен отряд наведения, который следовал перед основным эшелоном бомбардировщиков. Этот отряд состоял из его командира, экипажей - зажигателей цели [315] и экипажей-осветителей. Задачей отряда наведения было обозначение точки прицеливания для основной группы экипажей бомбардировочного эшелона.

По назначению командира один из наиболее опытных и подготовленных экипажей - зажигателей цели первым сбрасывал зажигательные бомбы, которые создавали очаг пожара. При этом командир отряда наведения снижался и лично уточнял, где находится центр цели по отношению к созданному очагу пожара. Очередные экипажи - зажигатели цели поддерживали горение, а экипажи-осветители и подходящие группы бомбардировщиков получали по радио точное целеуказание.

Экипажи-осветители, идущие в составе группы бомбардировщиков, периодически сбрасывали серии САБ-100, состоящие обычно из десятка светящих авиабомб. САБы медленно опускались на парашютах. К сожалению, иногда освещались и свои самолеты, летящие ниже.

В обязанности командира отряда наведения могла входить и задача контроля за результатами бомбардировочного удара.

Такая инструкции была введена нами после соответствующей опытной проверки, и боевая практика показала, что эффективность ударов АДД стала выше.

По нашим настоятельным просьбам промышленность создала цветную ориентирную сигнальную авиабомбу (ЦОСАБ). В августе 1944 года она прошла войсковые испытании в 45-й авиадивизии и успешно применялась для обозначения поворотных пунктов на маршруте, выводя экипажей на цель. Бомба эта производилась двух цветов: красного и зеленого. Дальность свечения красной ЦОСАБ достигала 90 километров, зеленой - 60. Снижалась она на парашюте с вертикальной скоростью 3,7 метра в секунду, время горения было рассчитано на 10 минут. Сброшенная с низких высот ЦОСАБ могла использоваться для обозначения цели на земле. Подобные новинки помогали повышать точность бомбометания.

В Курской битве Советские Вооруженные Силы нанесли решающее поражение немецко-фашистским войскам, заставили их перейти к стратегической обороне на всем советско-германском фронте. Произошли глубокие изменения в соотношении сил в нашу пользу. Мы прочно овладели стратегической инициативой как на земле, так и в воздухе. [316] Ветераны авиации дальнего действия с полным основанием могут гордиться тем, что и они внесли достойный вклад в эту эпохальную битву. Впереди было еще много суровых испытаний, тяжелых сражений. Но историческая победа под Курском стала важнейшим этапом на многотрудном нашем пути к майским рубежам сорок пятого года. [317]

Дальше