Содержание
«Военная Литература»
Мемуары

Советские полководцы и военачальники о Б. М. Шапошникове

... Маршал Советского Союза Б. М. Шапошников вносил очень ценные предложения о дислокации войск в западных пограничных округах. Он предлагал основные силы этих округов держать в рамках старой государственной границы за линией мощных укрепленных районов, а во вновь освобожденные области Западной Белоруссии и Западной Украины, а также в Прибалтику выдвинуть лишь части прикрытия, способные обеспечить развертывание главных сил в случае внезапного нападения. Однако с этим разумным мнением опытного военачальника тогда не посчитались. В непосредственной близости от новой границы оказались даже те соединения, которые находились еще в стадии формирования и была неполностью укомплектованы личным составом ж техникой... Это обстоятельство в какой-то мере повлияло на развитие событий после вероломного нападения фашистской Германии на Советский Союз.

С. БИРЮЗОВ,
Маршал Советского Союза

... Особенно запомнились мне те счастливые минуты, когда на учениях в Московском военном округе я со своим полком, смешав во встречном бою все карты «противника», вышел прямо на командный пункт командира «Синей дивизии» и Борис Михайлович Шапошников, командовавший тогда Московским округом, похвалил меня за удачный бой. Казалось бы, столько огромных событий произошло после того, позади осталась такая война, а я все еще по сей день с волнением вспоминаю похвалу Б. М. Шапошникова, высказанную мне, командиру полка, почти сорок лет назад.

Не могу не привести одно принципиально важное соображение маршала Шапошникова относительно роли командира полка. Он считал, что уважающий себя и своих подчиненных начальник, заботясь об авторитете командира полка, никогда не станет проверять полк в отсутствие его командира. Этого он сам неукоснительно придерживался и постоянно внушал другим, что именно так и следует поступать.

Однажды Б. М. Шапошников прибыл в мой полк. Я находился на стрельбище. Борис Михайлович явился на наш правый фланг. Когда дежурный отрапортовал ему о состоянии полка и о том, где командир, Шапошников остался ждать меня и ждал, пока я не прибыл по его вызову. Он не считал возможным смотреть полк без его командира...

И. КОНЕВ,
Маршал Советского Союза

... С запиской от М. М. Ольшанского я явился в Генеральный штаб и в том же 1923 году получил назначение на Кавказ. Направление давал Б. М. Шапошников. Со времен гражданской войны все командиры, проходившие через Генштаб, попадали в ведение этого аккуратного, выдержанного, трудолюбивого и организованного человека, который свои выдающиеся способности старого кадрового офицера отдал Красной Армии, ставшей для него родной и близкой. С тех пор десятки раз я получал различные назначения. И почти всегда меня напутствовал в дорогу Борис Михайлович. Крупное лицо было неизменно спокойным, распоряжения - краткими и точными, слово «голубчик» - обязательным...

... Я могу судить достаточно ясно только об одной из этих разработок, позднее упоминавшейся в нашей литературе под названием «план Шапошникова». Борис Михайлович считал контрудар по белофиннам далеко не простым делом и полагал, что он потребует не менее нескольких месяцев напряженной и трудной войны даже в случае, если крупные империалистические державы не ввяжутся прямо в столкновение. Эта точка зрения еще раз свидетельствует о трезвом уме и военной дальновидности Б. М. Шапошникова,.

К. МЕРЕЦКОВ,
Маршал Советского Союза

В первые дни войны Генеральный штаб не всегда точно знал обстановку на фронтах. Каждый вечер его генералы докладывали работникам наркомата о ходе боевых действии... Маршалу Советского Союза Б. М. Шапошникову, назначенному начальником Генерального штаба, приходилось переживать горькие минуты. В высшей степени деликатный, Борис Михайлович часто брал на себя вину подчиненных за несвоевременную информацию. Однажды утром в Ставке я присутствовал при докладе общей обстановки на фронтах. Шапошников сказал, что, несмотря на принятые меры, с двух фронтов так и не поступило сведений.

Сталин спросил:

- Вы наказали людей, которые не желают нас информировать о том, что творится у них на фронтах?

Добрейший Борис Михайлович с достоинством ответил, что он обоим начальникам штабов фронтов объявил выговор. Судя по выражению лица и тону голоса, это дисциплинарное взыскание он приравнивал чуть ли не к высшей мере наказания. Сталин хмуро улыбнулся:

- У нас выговор объявляют в каждой ячейке. Для военного человека это не наказание.

Но Шапошников напомнил старую военную традицию: если начальник Генерального штаба объявляет выговор начальнику штаба фронта, виновник должен тут же подать рапорт об освобождении его от занимаемой должности.

Сталина, видимо, удовлетворил такой ответ, и он приказал лишь предупредить всех начальников штабов, что за подобные проступки Ставка будет применять строгие меры...

Н. ВОРОНОВ,
Главный маршал артиллерии

... Борис Михайлович Шапошников одним из первых офицеров старой русской армии вступил в Красную Армию с самого начала ее создания. Будучи крупным военным специалистом и имея большой боевой опыт, тов. Шапошников отдавал все свои знания, все свои силы делу организации, строительства и укрепления Вооруженных Сил Советского Союза, делу воспитания и подготовки командных кадров Красной Армии, много работал над v вопросами теории военного дела и сделал немалый вклад в советскую военную науку,.

Тов. Шапошникова знает не только Красная Армия, его знает вся наша страна, как одного из старейших и выдающихся строителей и руководителей Красной Армии... В блестящие победы Красной Армии над немецкими захватчиками вложена значительная доля его многолетнего и плодотворного труда. Он был военным человеком в полном смысле этого слова, человеком военной дисциплины и военного дела...

А. АНТОНОВ,
генерал армии

... Мне привелось довольно часто встречаться с Б. М. Шапошниковым, когда в Ставке или в Генеральном штабе решались флотские вопросы. Бориса Михайловича я знал задолго до войны, как знают молодые командиры крупного военачальника: его книга «Мозг армии» была достоянием широких военных кругов и принесла автору заслуженную известность. Более близкое знакомство с маршалом состоялось в 1941-1942 годах. Встречи с ним, нередко проходившие в драматической обстановке тех дней, наши многократные переговоры навсегда остались в моей памяти...

Я познакомился с Б. М. Шапошниковым летом 1939 года после моего назначения на должность Наркома Военно-Морского Флота... Ближе мы узнали друг друга в дни работы военных миссий Советского Союза, Англии и Франции в августе 1939 года... В 1940 году мы познакомились и домами. К более тесному общению нас привело соседство по дачам... Несколько раз проводили вместе выходные дни то у него, то у меня. Чаще у него - он всегда хотел быть поближе к телефону.

Я невольно сравнивал Б. М. Шапошникова с начальником Главного морскою штаба адмиралом Л. М. Галлером. И того и другого Февральская революция застала на довольно высоких постах: Б. М. Шапошников был тогда полковником, Л. М. Галлер - капитаном 1 ранга. Оба без колебаний отдали себя в распоряжение Советской власти и честно до конца дней своих служили Родине и народу.

Н. КУЗНЕЦОВ,
вице-адмирал

Знаю тов. Шапошникова Б. М. с осени 1919 года, как по периоду гражданской войны, так и по последующим годам его военной работы на пользу Красной Армии.

Считаю, что тов. Шапошников своей работой доказал преданность делу Октябрьской революции и интересам рабочего класса.

И. УБОРЕВИЧ,
командарм 1 ранга

Я знаю Бориса Михайловича с 1923 года. Работал вместе с ним в Московском военном округе, когда он был командующим войсками округа. Был тесно связан с ним в 1928 году, когда он работал в должности начальника Штаба РККА, соприкасался вплотную с его работой в академии и в последующие годы, когда он командовал войсками Ленинградского и Приволжского военных округов и вновь был начальником Генерального штаба и заместителем Наркома обороны.

Борис Михайлович бесспорно был высокообразованным военным работником, знал великолепно историю военного искусства. Он обладал самыми лучшими человеческими качествами, всегда отличался в своей деятельности педагогичностью и методичностью, был исключительно тактичным при заслушивании докладов подчиненных. Этим и многим другим он выделялся среди наших военных работников.

Сильной стороной Бориса Михайловича являлось умение организовать подготовку высших начальников и высших штабов. Военные игры он всегда проводил на сложном оперативном фоне, основу которого составлял, как правило, какой-либо исторический факт. На разборе игры он до мельчайших подробностей разбирал ошибки сторон и в заключение указывал, как следовало бы проводить эту операцию в современных условиях с современными техническими средствами. Военные игры, которые организовывал Б. М. Шапошников, были исключительно поучительными...

А. ХРУЛЕВ,
генерал армии

... Борис Михайлович Шапошников был обаятельным человеком и к таким, как я, молодым тогда полковникам, относился с истинно отеческой теплотой. Если что получалось у нас не так, он не бранился, даже не повышал голоса, а лишь спрашивал с укоризной:

- Что же это вы, голубчик?

От такого вопроса мы готовы были провалиться сквозь землю, ошибки своп запоминали надолго и уже никогда не повторяли их.

Как-то я был вызван к Шапошникову далеко за полночь. Борис Михайлович сидел за столом в белой рубашке с подтяжками на плечах. Китель висел на стуле.

- Садитесь, голубчик, - пригласил он совсем по-домашнему.

Мы относительно быстро покончили с делами, но начальник Генерального штаба не спешил отпускать меня. Настроение у него было в тот раз особенно хорошим, и, просматривая карту, он стал вдруг вспоминать, как сам служил когда-то в Средней Азии. Борис Михайлович на память знал особенности здешних условий, отлично помнил местность. Я тоже наизусть знал это. Получилась увлекательная беседа.

В последующем такие беседы возникали у нас неоднократно, и я черпал из них очень много полезного для работы своего отдела и для себя лично.

С. ШТЕМЕНКО,
генерал армии

Б. М. Шапошников был высокообразованный военный человек, крупный специалист в области оперативного искусства и тактики. В учебный процесс в академии он внес много нового, очень нужного для будущей работы ее питомцев. Со слушателями выпускного курса у него сразу же установились самые тесные связи. Борис Михайлович интересовался вашими дипломными работами, посещал занятия в группах, внимательно беседовал с каждым, исподволь «прощупывая» наши знания. Немало заботы проявлялось им и о планомерном пополнении академии новыми преподавателями из войск. Он лично занимался подбором адъюнктов.

Борис Михайлович имел добрый характер, был доступен для всех. И каждый, кто близко знал его, навсегда сохранит самые теплые воспоминания об этом прекрасном, знающем и душевном человеке... Борис Михайлович не раз удивлял меня своей феноменальной памятью. Беседуя в течение дня с десятком людей, выслушивая самые разнообразные вопросы или просьбы, он никогда не пользовался блокнотом, однако ничего не забывал. Даже через несколько месяцев он мог при случае напомнить слушателю, о чем когда-то вел с ним разговор...

М. КАЗАКОВ,
генерал армии

... Хочется сказать хотя бы несколько слов относительно некоторых черт характера этого замечательного человека. Основными из этих черт были: вежливость, такт во взаимоотношениях с подчиненными, способность их внимательно выслушать, готовность оказать им помощь. Отличаясь исключительной точностью и аккуратностью, непримиримостью к любым нарушениям дисциплины, он строго требовал этого и от подчиненных и пользовался у них уважением. При решении сложных вопросов Борис Михайлович считал необходимым посоветоваться со своими ближайшими помощниками.

Большое и постоянное внимание уделял он росту и выдвижению военных кадров и всегда был доволен тем, что офицеры, выдвинутые им на более высокую должность, оправдывали его доверие. Обладая буквально феноменальной памятью, Борис Михайлович мог, не пользуясь записью, провести разбор крупных и сложных учений или без карты заслушать доклад о боевой обстановке...

В. КУРАСОВ,
генерал армии

... Приход в академию 25 июня 1943 года Б. М. Шапошникова - крупнейшего военного специалиста и военного ученого, обладавшего большими педагогическими и методическими навыками, талантливого организатора, человека большого личного обаяния - сразу сказался на всех сторонах ее деятельности. Его руководство, в котором сочетались квалифицированные указания, действенный контроль, внимание и доверие к подчиненным, улучшило работу кафедр, отделов и служб академии, подняло на новую ступень качество учебного процесса и подготовку профессорско-преподавательского состава.

Г. МАЛАНДИН,
генерал армии

Шапошникова Бориса Михайловича лично знаю по совместной работе в РВС Московского военного округа, в бытность его командующим войсками округа. Считаю его безупречно честным человеком, преданным Советской власти и делу коммунизма, ценнейшим военным работником Красной Армии.

Шапошников целиком отдает себя делу укрепления Красной Армии и добросовестно и честно служит ей.

В округе Шапошников пользовался вполне заслуженной любовью всего начсостава.

А. БУЛИН,
армейский комиссар 2 ранга

Шапошников хорошо известен Красной Армии по практической работе на высших командных должностях и по научно-литературной работе. Вполне марксистские взгляды его по основным вопросам политики и, в частности, на войну изложены в капитальном труде «Мозг армии». В практической работе с неменьшим пониманием классовых задач Красной Армии и политической подготовки ее, проводит политику нашей партии.

В. ЛЕВИЧЕВ,
комкор, первый зам. начальника штаба РККА

... В полночь я уже сидел в кабинете начальника Генерального штаба. За долгие годы службы в армии нам с Шапошниковым часто приходилось встречаться, и каждая встреча радовала меня. В этом замечательном человеке, всегда внутренне и внешне подтянутом, организованном, гармонично сочетались душевная красота и огромная эрудиция, высокая культура и блестящее знание военного дела.

Он был высокообразованным представителем военного командования и обладал большим личным обаянием. С первой же встречи маршал Шапошников располагал к себе. Ни занимаемый пост, ни перегруженность работой не мешали ему быть всегда одинаково ровным, общительным. Его никогда не покидало чудесное качество - умение для каждого найти доброе слово.

Вот и теперь, в этот поздний час, беседуя со мной, Борис Михайлович интересовался самочувствием, расспрашивал о семье, вспоминал события далеких двадцатых годов и паши первые встречи. Несмотря на то что в ночное время московское небо было особенно тревожным, маршал сохранял полное спокойствие. Больше того, он сумел создать атмосферу уюта, наполнить беседу теплом...

И. БОЛДИН,
генерал-полковник

Дальше