Содержание
«Военная Литература»
Мемуары

Война вносит поправки. Катера ставят мины

Великая Отечественная война внесла значительные коррективы в характер боевых действий различных классов кораблей.

Уже беглое знакомство с задачами боевой подготовки, например малых охотников за подводными лодками на 1941 год, приводит к заключению, что учеба экипажей этих кораблей была целеустремлена на отработку лишь действий ближнебазового характера: несение дозорной службы у сигнальных противолодочных сетей и бонов, встреча и вывод кораблей из базы и т. п. Они совершенно не были подготовлены к эскортированию подводных лодок, сопровождению конвоев, обеспечению траления, высадке десантов, обстрелу побережья, не говоря уже о постановке мин на подходах к побережью противника.

Война заставила пересмотреть установившиеся в мирное время взгляды на характер боевой деятельности таких кораблей. Пришлось решительно перестраивать систему обучения их экипажей. В первую очередь катерники стали осваивать эскортирование подводных лодок и охранение конвоев на переходе морем. Они вышли на дальние линии дозора, включились в систему обороны морских коммуникаций на всю ее глубину.

В довоенное время корабли и катера ОВРа не отрабатывали действия по огневой разведке береговых батарей противника, прикрытию дымовыми завесами боевых кораблей и транспортов на переходе морем, не готовились к выполнению в больших масштабах спасательных функций на море. С началом войны все это также вошло в непосредственные боевые задачи овровцев.

В конце июня 1941 года "малые охотники" получили новую, ранее несвойственную им боевую задачу - поставить минные банки на выходах из финских шхер и в узлах внешних шхерных фарватеров, которыми пользовались вражеские корабли. Оборудование для приема и постановки мин на катерах проектом не было предусмотрено. Поэтому пришлось срочно крепить на их палубах рельсы и ставить минные скаты. Сначала их устанавливали перед рубкой, перпендикулярно диаметральной плоскости. Но такое расположение оказалось неудачным. В последующем стали оборудовать катера приспособлениями для сбрасывания мин с кормы. Для этого между входным люком в кают-компанию и транцем вместо бомбосбрасывателей крепили две пары минных рельсов, оканчивавшихся скатами. Это создавало удобства при погрузке мин, обеспечивало надежное их крепление и безопасность при сбрасывании, хорошую остойчивость катера на качке. Переоборудование катеров было выполнено в короткий срок. Оно производилось нашими специалистами под руководством флагманского минера штаба КБФ капитана 2 ранга А. К. Тулинова и при активном участии персонала технического отдела тыла флота. Вот так "малые охотники" были привлечены к созданию минных заграждений.

В первые дни войны катерами были поставлены: 3 июля ("МО-202", "МО-203", "МО-206" и "МО-211") две минные банки на подходах к Хельсинки, через день ("МО-206", "МО-210", "МО-211" и "МО-232") -две минные банки на фарватере в районе маяка Порккалан-Каллбода, 10 июля ("МО-193", "МО-195", "МО-199", "МО-200", "МО-204") -одна минная банка на фарватере у острова Килписари.

Минные постановки "малые охотники" выполняли и в последующие дни-11 июля ("МО-206", "МО-211", "МО-232") у острова Эрико, 14 и 15 июля (эти же катера) -у маяка Порккалан-Каллбода, 16 июля ("МО-193", "МО-195", "МО-197", "МО-199", "МО-200", "МО-204") - у острова Луппи, 19 и 20 июля ("МО-206", "МО-210", "МО-211", "МО-232") -у Порво, 28 и 30 (эти же катера) - на подходах к Хельсинки. Позднее катера МО минировали водные районы у островов Бенгтшер, Аскери, Эттилетто, Равитсо, Пуккио, Питкопааси, Руонти и у мыса Микельбека (Рижский залив). Всего "малые охотники" в первые месяцы войны по ставили 146 мин и 10 минных защитников.

Катерники успешно справились с новой для них боевой задачей. При постановке активных минных заграждений особенно отличились экипажи катеров-заградителей под командованием А. В. Никитина, И. С. Расина, П. С. Коржова, В. А. Мантурова, В. П. Степанова, И. Г. Белого, С. Ф. Туморина, М. А. Равдугина, П. А. Колесника, Н. И. Каплунова и В. М. Панцырного.

К минированию подходов к финским шхерам привлекались также торпедные катера и сторожевые корабли.

Эти минные заграждения значительно затруднили плавание вражеских кораблей. На одной из минных банок, поставленных нашими сторожевиками 18 августа 1941 года, подорвался и затонул финский броненосец береговой обороны "Ильмаринен"/

После перебазирования основных сил флота в Кронштадт Военный совет КБФ принял решение усилить оборонительные минные заграждения в восточной части Финского залива. Осенью овровпы произвели в этом районе ряд минных постановок. Так, в сентябре четыре раза с такой задачей выходили в море минные заградители "Ока" (командир Н. И. Мещерский, военком А. А. Коваль) и "Урал" (командир И. Г. Карпов, военком А. М. Титков).

Минный заградитель "Ока" перед этим получил серьезные повреждения при налете вражеской авиации. Носовой отсек оказался затопленным, оба паравана и обмотка размагничивания вышли из строя. Экипаж двое суток непрерывно работал, устраняя повреждения, а на третьи приступил к выполнению боевого задания.

По обе стороны фарватера, который предстояло заградить, находились вражеские минные поля. Поэтому командир "Оки" намеревался пройти этим фарватером на запад, а на обратном пути поставить здесь мины. Но противник обнаружил наши корабли и открыл огонь с берега. Пришлось менять решение и ставить мины немедленно. Но тем самым минный заградитель перекрыл себе обратный путь по фарватеру. В создавшихся условиях Мещерский повел корабль через минное поле за тралами базовых тральщиков. Минный заградитель благополучно возвратился в базу.

В этом походе образец четкой работы показал командир штурманской боевой части корабля старший лейтенант К. М. Кононов. В исключительно сложной навигационной и минной обстановке он добился высокой точности кораблевождения/

В условиях активного огневого противодействия пришлось выполнять задачу и "Уралу". Проявив выдержку, смелость и мастерство, экипаж минного заградителя успешно справился с боевым заданием.

В ночь на 17 октября произвели минные постановки базовые тральщики "Гак" (командир капитан-лейтенант С. В. Панков, военком политрук Ф. К. Калачиков), "Т-215" (командир капитан-лейтенант М. А. Опарин, военком старший политрук Т. Ф. Певнев) и "Т-217" (командир старший лейтенант А. К. Шевелев, военком политрук Л. А. Таранушенко). Их действия обеспечивали три катера МО. Боевую работу экипажей сильно затруднила штормовая погода. Но они преодолели все трудности и образцово справились со своей задачей.

В этом боевом походе отличились многие моряки. Благодарности своего командира удостоился, например, матрос Крылов. При сильной качке, переползая по заливаемой водой палубе от одной мины к другой, он готовил их к постановке. Самоотверженность и мастерство матроса во многом определили успешное выполнение кораблем боевой задачи.

В этот период неоднократно привлекались к постановке минных банок на подходах к финским шхерам "малые охотники" во главе с командиром звена старшим лейтенантом Н. Д. Ливым. В одном из таких выходов в море на "МО-211" при сильной качке сорвало с рельсов окончательно приготовленную мину. Зацепившись якорем, она повисла за бортом и ударялась о него при крене катера. Боцман Чернышев, рискуя жизнью, быстро завел концы троса за мину, и моряки дружными усилиями подняли ее на палубу. Затем вместе с остальными минами она была поставлена на фарватере противника.

Такие боевые задания корабли и катера ОВРа выполняли почти до самого ледостава. Всего в 1941 году ими была поставлена 9431 мина.

В морских десантах

В тяжелые дни сорок первого года экипажи катеров ОВРа Ханко (командир ОВРа капитан 2 ранга М. Д. Полегаев, военком батальонный комиссар В. Р. Романов), действуя смело и дерзко, высадили ряд десантов на вражеские острова в операционной зоне военно-морской базы.

В начале июля наши десантники овладели островами Вальтер-Хольм, Хестё и другими. После этих успехов командование базы усилило наступательные действия. На рассвете 10 июля был высажен десант на остров Хорсен, а затем - на Старкерн. 30 июля в результате упорного трехчасового боя десантники заняли остров Гуннхольм.

Всего наши морские десанты в зоне Ханко овладели 19 шхерными островами.

В этих боях особенно отличились экипажи катеров под командованием лейтенанта А. И. Терещенко, младших лейтенантов И. В. Ефимова и А. И. Ганева. 27 июля, когда "малые охотники" высаживали десант на остров Бенгтшер, в этот район подошли финские канонерские лодки и открыли огонь. Несмотря на явное превосходство врага в огневой мощи, экипажи "МО-239" (флаг командира ОВРа), "МО-312", "МО-313" и "МО-238" смело вступили в бой и тем самым обеспечили успешное выполнение боевой задачи.

29 июля тихоходные тральщики "Ударник" и "Краб" высадили десант в районе Виртсу. Цель высадки была достигнута - десантники разгромили значительную группировку вражеских войск .

В начале августа командующий КБФ принял решение выбить гитлеровцев с захваченного ими острова Рухну. Остров занимал господствующее положение в юго-западной части Рижского залива. Овладение им обеспечивало свободу действий наших кораблей и создавало благоприятные условия для борьбы с перевозками противника.

Высадку десанта намечалось произвести на рассвете 6 августа с восточной и западной сторон острова отрядом из двух корабельных групп (командир сил высадки капитан 3 ранга Н. А. Овчинников).

В состав восточной группы входили базовый тральщик "Крамбол" (командир старший лейтенант С. Е. Клебанов) и катера "МО-203", "МО-205", "МО-206" и "МО-220". Этой группе предстояло высадить стрелковую роту с четырьмя 45-мм орудиями и инженерный взвод.

Западная группа состояла из базового тральщика "Бугель" (командир старший лейтенант М. Д. Годяцкий) и четырех торпедных катеров. Она приняла на борт десантников численностью до стрелковой роты.

В назначенное время обе группы кораблей подошли к острову и приступили к высадке. Гитлеровцы оказали упорное сопротивление пулеметным огнем и бомбовыми ударами с воздуха. Однако это не смогло пометать балтийцам выполнить боевое задание. Высаженный десант в стремительном броске овладел островом.

В ночь на 3 октября катера ОВРа Ленинградской военно-морской базы высадили восточнее завода "Пишмаш" (Стрельна) усиленную стрелковую роту 6-й бригады морской пехоты. В последующем в этом районе было высажено несколько десантов из состава 20-й стрелковой дивизии войск НКВД.

5 октября отряд из пяти катеров ("МО-202", "МО-203", "МО-207", "МО-208", "МО-210"), двадцати пяти катеров КМ и шести шлюпок (шестивесельные ялы) высадил у Нового Петергофа усиленный сводный батальон, сформированный из матросов, старшин и офицеров линейных кораблей, школ Учебного отряда флота и курсантов военно-морского политического училища.

Отряд был разбит на пять групп, лидировавшихся "охотниками". Каждой группе придавался один катер KM - дымзавесчик. Она принимала на борт по одной роте пехоты с личным оружием. Боеприпасы находились в шлюпках, буксировавшихся катерами КМ. Отряд сопровождали базовые тральщики "Гафель", "Шпиль", "Гак" и один бронекатер. Возглавлял силы высадки командир ОВРа КБФ капитан 2 ранга И.Г. Святов был назначен бригадный комиссар Р. В. Радун.

Морской десант в районе Нового Петергофа выполнил свою задачу. Этот успех в значительной мере определился доблестными действиями овровцев. Личный состав кораблей и катеров ОВРа обеспечил безотказную работу материальной части, четкую и быструю высадку батальона

При подавлении вражеских огневых точек особенно отличился катер под командованием лейтенанта в. м. Панпырного. Умело прикрывал дымовой завесой отход отряда катер лейтенанта Е. И. Червонного. Четко и сноровисто выполнял свои обязанности старший лейтенант Н. Д. Ливый. Метко поражали цели комендоры Кичнимадзе и Чибизов. Находчиво и смело действовали младший командир Прудников и рулевой Смирнов при выводе из-под вражеского огня катера "КМ-908" севшего на прибрежную отмель.

В трудный час исключительное самообладание и мужество проявили командир катера "ВР-5" Наумов и матрос Кузнецов. При высадке разведчиков катер получил несколько осколочных и пулевых пробоин. Наумов был ранен в голову, но мостика не оставил. Заметив что разведчики возвращаются, он поспешил им навстречу. Катер принял их на борт и лег на курс отхода. Матрос Кузнецов в это время под ожесточенным огнем заделывал пробоины.

В ночь на 8 октября проводилась демонстрация повторной высадки десанта, чтобы отвлечь часть сил противника с фронта на приморское направление и облегчить положение ранее высаженных десантников, которые вели тяжелые бои в окружении. Выполнение этой задачи было возложено на отряд из четырех катеров МО, бронекатера, сторожевого катера "ЗК-39", семи катеров КМ и трех катеров-дымзавосчиков. Отряд состоял из двух групп, в каждую из которых входили два звена, лидировавшиеся "малыми охотниками".

Для поддержки отряда были выделены базовые тральщики "Верп" и "Шпиль", которые находились в районе Морского канала. Действиями сил руководил с борта сторожевого катера "ЗК-39" начальник штаба ОВРа КБФ, автор этих строк.

В 22 часа 00 мин. 7 октября первая группа под прикрытием артиллерийского огня базовых тральщиков направилась к Новому Петергофу, пустив в ход артиллерию и пулеметы. Гитлеровцы открыли ураганный огонь из пулеметов и автоматов. В 4-5 кабельтовых от береговой черты катера поставили дымовую завесу и начали отход. После этого вторая группа, находившаяся в районе Морского канала, повторила маневр первой.

Такое чередование действий групп при огневой поддержке базовых тральщиков и бронекатеров проводилось до рассвета. Противник отвечал сильным огнем, особенно при подходе катеров к берегу.

В темное время катерам КМ удалось высадить на берег группу разведчиков. Утром 8 октября все корабли и катера отряда возвратились в Кронштадт.

Овровпы Балтики в 1941 году выполняли также задачи по высадке разведгрупп в тыл врага.

6 сентября в 3 часа 5 мин. из Кронштадта в район мыса Инонниэми с разведчиками на борту вышел "МО-142" (командир лейтенант А. А. Обухов). Вместе с ним шли три катера КМ, буксировавшие по одному шестивесельному ялу. Руководил высадкой командир дивизиона катеров МО капитан-лейтенант М. В. Капралов (военком - старший политрук В. А. Кирсанов).

Через три часа в 15 кабельтовых от назначенного пункта высадки десантники пересели в шлюпки и на буксире катеров КМ направились к берегу. В 2-3 кабельтовых от него буксиры были отданы, и шлюпки дальше следовали на веслах. Противник заметил их и открыл сильный автоматно-пулеметный огонь. Разведчики с головной шлюпки успели сойти на берег и скрыться в лесу. Другие шлюпки подойти к берегу из-за шквального огня не смогли - повернули обратно.

"МО-142" открыл ответный огонь из 45-мм орудий и пулеметов, 20-мм автомат и два вражеских пулемета были уничтожены. Но продолжать высадку было уже нецелесообразно, так как скрытности достигнуть не удалось. Капитан-лейтенант Капралов дал сигнал об отходе.

Катер "МО-142" поставил дымовую завесу, чтобы прикрыть катера КМ и шлюпки. В 7 час. 15 мин. открыла огонь береговая батарея противника. Однако отряд наших кораблей потерь не понес.

16 сентября катера МО высадили разводотряд из 35 человек южнее знака Пограничный в Нарвском заливе, 17 сентября - 14 разведчиков у Тойло. В обоих случаях высадка прошла успешно. Через несколько дней эти же катера сняли разведчиков и доставили в свою базу.

В ночь на 7 октября тральщик "Клюз" (командир старший лейтенант К. Е. Бузулуцкий, военком старший политрук К. М. Меркис) и два бронекатера высадили в Нарвском заливе разведгруппу в количестве 125 человек.

Ночью 4 ноября сторожевой корабль "Аметист" (командир капитан-лейтенант А. Н. Сукач, военком батальонный комиссар А. С. Комиссаров) высадил разведгруппу в составе 150 человек в устье реки Нарова4.

Овровцам приходилось и самим вести разведку, выявлять расположение батарей и систему огня противника. Эта задача обычно возлагалась на "малые охотники" и базовые тральщики.

11 сентября 1941 года катер "МО-221" под командованием лейтенанта В. К. Яковлева вышел из Кронштадта на разведку в район Териоки - Инонниэми - Сейвястё. При следовании вдоль берега на расстоянии 14-15 кабельтовых катер подвергся внезапному артиллерийскому обстрелу. Командир "малого охотника" засек место батареи. Катер открыл ответный огонь из 45-мм орудий. В это время начала стрелять вторая батарея, расположенная восточнее мыса Инонниэми. "МО-221" повернул на курс отхода, применяя зигзаг.

Вскоре противник прекратил огонь, и катер продолжил движение вдоль берега. Когда он достиг западной точки маршрута и повернул обратно, обнаружили себя сразу три батареи. На другой день "МО-221" засек еще одну вражескую батарею.

20 сентября с целью разведки к мысам Колгомпя и Дубовский (Копорский залив) из Кронштадта вышли базовые тральщики "Шпиль" и "Гак", катера "МО-302" и "МО-308". Приблизившись к мысу Колгомпя на дистанцию 50 кабельтовых, тральщик "Шпиль" (командир старший лейтенант Н. С. Дебелов) открыл огонь по берегу. Противник тут же ответил, завязавшаяся перестрелка продолжалась около получаса. Тральщик, установив место и калибр вражеской батареи, под прикрытием дымовой завесы, поставленной катером МО, лег на обратный курс.

Удачно действовал и базовый тральщик "Гак" (командир старший лейтенант С. В. Панков). Он выявил место, число орудий и калибр батареи противника на мысе Дубовский.

Всего в сентябре - октябре 1941 года корабли и катера ОВРа десять раз выходили на разведку вражеских батарей. Кроме того, катера МО привлекались к корректировке огня нашей береговой артиллерии. Первыми такую задачу выполняли "малые охотники", которыми командовали старший лейтенант А. Творогов и лейтенант Г. Ульяшин.

Во всех этих случаях овровцы, действуя под огнем противника, проявили образцы мужества и выдержки.

Новым в боевой деятельности кораблей и катеров ОВРа был обстрел побережья, занятого врагом, нанесение огневых ударов по скоплениям его войск и десантно-высадочных средств на берегу. Уже в ночь на 22 июня 1941 года катера МО под командованием капитан-лейтенанта А. Финочко поддерживали артиллерийским огнем прибрежные пограничные заставы, вступившие в бой с наступающим противником. В Выборгском заливе "малые охотники" под командованием капитана 3 ранга С. П. Желдакова оказывали огневую поддержку нашим береговым пограничным частям, сдерживавшим натиск рвавшихся к Выборгу финских войск.

16 августа "МО-312" (командир младший лейтенант И. В. Ефимов) с дистанции 7-10 кабельтовых обстрелял острова Стурхольм и Эльмхольм. В результате были потоплены два моторных катера и три шлюпки, уничтожены два миномета с расчетами, подавлены несколько огневых точек и рассеяно скопление вражеской пехоты.

23 августа сторожевой корабль "Аметист" (командир капитан-лейтенант А. Н. Сукач), получив задание снять личный состав поста СНиС и погранзаставу в районе мыса Ихасамуниеми, своим огнем уничтожил три пулеметные точки противника на берегу.

25-26 августа сторожевые катера "ЗК-35" и "ЗК-36" из своих 45-мм орудий обстреляли скопление пехоты противника и шлюпки с десантом у южной оконечности острова Суонионсари (Выборгский залив). Были уничтожены три шлюпки и много солдат и офицеров.

Корабли и катера ОВРа оказывали также огневую поддержку высадке десантов на шхерные острова в операционной зоне военно-морской базы Ханко.

Во всех этих случаях овровпы действовали смело и решительно, подходили к вражескому побережью на минимальные дистанции и метким огнем своих орудий и пулеметов подавляли огневые точки, уничтожали и рассеивали живую силу противника.

"Гостинцы" для Берлина

С возрастанием минной опасности и активности вражеской авиации на Балтике все более затруднялись морские перевозки на транспортных судах, требовавшие больших сил для противоминного и противовоздушного обеспечения. Поэтому командование флота нередко использовало в роли транспортов малые боевые корабли - тральщики, сетевые заградители и вспомогательные суда флота.

Особенно примечательны походы наших тральщиков с грузом авиабомб для самолетов флота, осуществлявших с острова Эзель первые налеты на Берлин.

К августу 1941 года противник перерезал сухопутную коммуникацию через Таллин - Виртсу, и все грузы для морских летчиков доставлялись морским путем.

Ныне широко известны имена героев-летчиков полка Е. Н. Преображенского, которые в августе 1941 года летали на Берлин. Но мало кто знает тех, кто, не щадя своей жизни, обеспечивал эти полеты.

Первая попытка доставить необходимые авиационные боеприпасы морским путем была неудачной. В ночь на 24 августа базовые тральщики "Кнехт" (командир старший лейтенант К. В. Тимофеев), "Бугель" (командир старший лейтенант М. Д. Годяцкий) с грузом авиабомб в сопровождении базового тральщика "Верп" (командир старший лейтенант Г. А. Бадах) и двух катеров МО вышли из Кронштадта на остров Сарема. Но на переходе Финским заливом в районе между мысом Юминда и островом Кери "Кнехт" и "Бугель" подорвались на минах и затонули. Немногим членам экипажей удалось спастись.

Тральщик "Верп" по указанию штаба флота направился в Таллин.

Следующей ночью с грузом авиабомб в море вышли базовый тральщик "Патрон" (командир старший лейтенант М. П. Ефимов) и тихоходный тральщик "Т-298" (командир старший лейтенант А. В. Соколов) в сопровождении катера "МО-208" (командир лейтенант П. И. Сажнев). Когда миновали остров Лавенсари, в воздухе появился самолет-разведчик. Вскоре последовали почти непрерывные групповые атаки вражеской авиации. Море кипело от разрывов авиабомб. На корабли обрушивались огромные столбы воды, сыпались осколки. Только на тральщик "Патрон" было сброшено свыше 300 авиабомб. Искусно маневрируя, корабли своевременно уклонялись от атак самолетов.

В условиях постоянных налетов авиации члены экипажей действовали четко, проявляя выдержку и хладнокровие. На "Патроне", например, точно выполняли приказания стоявший у штурвала командир отделения Н. Бойцов, вахтенные мотористы Васильев и Хусаинов. Умело обеспечивали необходимую скорость корабля главный старшина И. Клюшник, командиры отделений А. Шамшурин и М. Орлов. При отражении атак самолетов самоотверженно действовали комендоры и пулеметчики во главе со старшиной 1-й статьи Н. Шохиным. Они сбили один бомбардировщик, а другой повредили.

На тральщике от близких разрывов вражеских бомб появились пробоины по левому борту в районе мостика. Были повреждены некоторые механизмы и приборы. Выбывали из строя люди. Убило осколком пулеметчика И. Мелехова. Скончался от ран сигнальщик В. Харламов. Тяжелые ранения получили помощник командира тральщика лейтенант А. Спорьппев, исполнявший обязанности военкома корабля инженер-лейтенант М. И. Ванюхин, командиры отделений Н. Бойцов и Н. Большаков. Был ранен, но остался в строю командир тральщика старший лейтенант М. П. Ефимов.

Самоотверженно боролась за живучесть корабля аварийная партия во главе с боцманом Шевченко. Решительно и умело действовали командир отделения трюмных машинистов М. Шостак, электрик М. Попов, быстро заделывавшие пробоины и исправлявшие повреждения. Базовый тральщик "Патрон", израненный, но не побежденный, продолжал следовать на запад. Под непрерывными ударами с воздуха упорно шел вперед и тихоходный тральщик "Т-298". Его экипаж, воодушевленный примером стойкости и мужества своего командира А. В. Соколова и военкома А. И. Бахтова, бесстрашно стоявших на мостике, стойко нес свою боевую вахту. Спокойно и уверенно вел прокладку пути штурман Е. Поршнев. Машинная команда под руководством мичмана В. Исаева обеспечивала бесперебойную работу механизмов. Зенитный расчет старшины 1-й статьи Панечкина отбивал непрерывные атаки вражеских самолетов. Ни авиация противника, ни многочисленные линии минных заграждений не смогли остановить наши корабли. Авиабомбы были доставлены по назначению. Очередной удар балтийских летчиков по Берлину состоялся.

Дальше