Содержание
«Военная Литература»
Военная история

Глава 24.

Атаки камикадзэ

Во время великих воздушных боев Тихоокеанской войны многие пилоты, находясь над вражескими кораблями или позициями, оказывались в безвыходной ситуации. Или они сами получали серьезное ранение, или их самолет был тяжело поврежден. В таких случаях немало пилотов выбирали последнее самоубийственное пике на противника. Такие случаи, совсем нередкие в воздушных битвах, отнюдь не были «атаками самоубийц» в истинном смысле этих слов. В любом случае пилот не имел шансов спастись. Конечно, были случаи, когда человек считал необходимым пожертвовать жизнью, чтобы выполнить свое задание. Но это были исключительные случаи.

Атаки камикадзэ имели совершенно иную природу. В таких операциях пилот или весь экипаж атакующего самолета сознательно отказывались от возможности спасения, направляя свою машину на цель. Смерть была товарищем пилотов-камикадзэ, как и человеко-торпед кайтэн, появившихся на заключительной стадии войны.

Все это вызывало ранее и вызывает сейчас жестокую критику японского флота, который впервые в истории посмел принять в качестве способа атаки противника массовое самоубийство. Операции камикадзэ вызвали [343] резкое неприятие множества японцев, так как подобная тактика не могла изменить хода войны, а только вела к чудовищным потерям. Я не осуждаю и не оправдываю решения, которые привели к созданию корпуса камикадзэ, однако изложу в настоящей книге всю цепь событий, предшествовавших атакам самоубийц.

«Зеро» долгое время оставался главной опорой флота в боях против вражеской авиации. Он же сыграл и главную роль в операциях корпуса камикадзэ. Было много причин использовать «Зеро» в этой роли, причем все они были продиктованы военной ситуацией. Несмотря на тяжелейшие потери, понесенные нашим флотом в битве у Марианских островов (часто называемой американцами битвой в Филиппинском море), когда на дно пошли 3 больших авианосца, несмотря на то, что мы не имели летчиков, чтобы укомплектовать авиагруппы 6 остальных авианосцев, несмотря на то, что из оставшихся кораблей просто невозможно было сформировать сбалансированный флот, Токио упрямо стоял за продолжение войны. После боя у Марианских островов «Зеро» оставался основой воздушной мощи нашего флота, хотя теперь он значительно уступал новым самолетам. Если начинать атаки камикадзэ, то «Зеро», благодаря численности оставшихся самолетов и своим характеристикам, становился именно той машиной, которая имела самые большие шансы проскользнуть сквозь истребительную завесу противника. Поэтому вполне логично было укомплектовать группы камикадзэ именно этими самолетами.

Конечно, человеческий элемент оказал значительное влияние на окончательное принятие решения. Наши армия и флот воспринимали происходящее совсем иначе, чем противник. Освященные временем обычаи и чувства японцев говорили, что военнопленных просто не существует. Захват противником казался японцам гораздо страшнее смерти. Плен покрывал позором не только самого воина, но и всю его семью, всю страну. Когда перед нашими воинами вставала угроза поражения, они, вместо [344] того чтобы сдаться и позорно доживать остаток жизни, выбирали почетную и славную смерть.

Было совершенно ясно, что невероятно мощный американский флот, который теперь господствовал на Тихом океане, начнет атаку Филиппин. Это стало лишь вопросом времени. Наше командование на Филиппинах столкнулось с проблемой, не имеющей решения. Весь наш флот имел столько же самолетов, сколько один вражеский авианосец. Поэтому было просто невозможно отразить предстоящую атаку противника. Если мы не желали капитулировать, а обычные способы обороны оказались непригодны, командованию авиации на Филиппинах не оставалось ничего иного, как изменить тактику.

В таких условиях воздушные силы японского флота спланировали и начали применять тактику камикадзэ.

После того, как к сентябрю 1944 года в руки противника попали авиабазы на Марианских и Каролинских островах, а также вдоль северного побережья Новой Гвинеи, перед американцами замаячила перспектива захвата Филиппин. Но, прежде чем направить к Филиппинам свои уязвимые транспорты под прикрытием мощного флота, американцы должны были уничтожить или, по крайней мере, нейтрализовать наши авиабазы, с которых наши истребители и бомбардировщики могли атаковать флот вторжения. Нам следовало ждать атак авианосных соединений, за которыми последует массовая высадка войск. На авиацию флота была возложена ответственность за оборону Филиппин. От нашего успеха или неудачи зависело, удержит ли Япония острова. 1-й воздушный флот, штаб которого находился в Давао, начал готовиться к сражению, исходя из этого предположения. Началась реорганизация частей, дислоцированных на Филиппинах, а также остатков авиации, успевших спастись с Марианских островов.

Наши группы работали с лихорадочной поспешностью. Однако растущая мощь американцев позволяла им наносить удары с гораздо большей скоростью и эффективностью, [345] чем мы ожидали. 9 сентября 1944 года американское оперативное соединение подошло к Филиппинам и совершило первый воздушный налет на Давао. На следующий день, когда многие наземные сооружения были уже разрушены, авианосные самолеты вернулись и нанесли повторный удар.

Когда начался налет на Давао, «Зеро» учебных подразделений на аэродроме Кларк (Лусон) были спешно вооружены, заправлены и получили приказ немедленно перелететь на базу Себу, центральные Филиппины. Истребители прибыли слишком поздно, чтобы защитить Давао. Американцы выполнили свою задачу и отошли подальше в море. По крайней мере, так мы подумали. Но через 2 дня авианосное соединение на большой скорости подошло к Себу и обрушило удар всех наличных самолетов на наши аэродромы. В нашей системе связи что-то произошло, и аэродром Себу не получил никаких сообщений о приближающихся самолетах от наблюдательных постов, которые их видели. Неполадки со связью оказались роковыми. Прибывшие американские пилоты увидели то, на что не смели и надеяться. Около сотни «Зеро» стояли на аэродроме Себу, совершенно беззащитные против удара с воздуха. Американцы не упустили такую редкостную возможность. Начался подлинный кошмар. С воем пикировщики и истребители обрушились на аэродром. Более 50 «Зеро» превратились в обломки. Это была страшная потеря. Одним ударом противник уничтожил почти 2/3 истребительной авиации на Филиппинах. Многие из уцелевших «Зеро» были повреждены.

К концу августа 1944 года я вернулся в Японию в качестве офицера авиации, приданного Морскому Генеральному Штабу при Императорской Ставке. Когда американские авианосцы совершили налет на базу Себу, я как раз летел из Давао в Себу. Мой транспортный самолет прибыл туда почти одновременно с первой волной вражеских истребителей и бомбардировщиков. Наш пилот постарался держаться подальше от аэродрома, чтобы [346] нас не поймали «Хеллкэты», так как это означало верную смерть. Пока наш транспортник удирал, мы могли видеть пикировщики, обрушивающие свои бомбы на аэродром, мечущиеся над землей истребители, которые обстреливали стоящие на земле «Зеро». Через несколько минут на аэродроме Себу воцарился хаос. Американские пилоты были очень метки. Огонь и дым горящих «Зеро» заставил меня подумать о крематории... для нас.

Тем же вечером я вернулся в Манилу и опросил пилотов, чьи «Зеро» были уничтожены на земле. Летчики были взбешены своей беспомощностью. Они горячо толковали о своем желании любой ценой отомстить американцам. Было совершенно ясно, что вскоре последуют радикальные изменения нашей боевой тактики.

Чтобы хоть как-то сгладить последствия удара по аэродрому Себу, уцелевшие «Зеро» были переведены на аэродром Кларк под Манилой. Токио самым срочным образом отправил на Филиппины новые самолеты, запасные части, топливо и все остальное, что было необходимо для воссоздания разгромленной истребительной авиации. Когда шло переформирование наших авиационных частей, американские авианосцы нанесли новый удар. 21 и 22 сентября вражеские самолеты снова бомбили и обстреливали аэродромы, опять уничтожив истребительные эскадрильи. Новая попытка укрепить оборону Филиппин провалилась.

Когда одна группа американских авианосцев громила наши аэродромы на Филиппинах, другое большое соединение 10 октября нанесло удар по базам на Окинаве. Это был первый воздушный налет на этот остров. 12 и 14 октября американские авианосные самолеты бомбили базы на Формозе. 15 октября они вернулись к острову Лусон и превратили наши аэродромы в пылающие руины.

Снова атака авианосцев полностью расстроила наши попытки воссоздать истребительную авиацию. Провалились не только все наши попытки перебросить дополнительные [348] самолеты на Филиппины. Мы не смогли даже удержать на прежнем уровне численность истребителей. Каждый новый день приводил к гибели самолетов, перебрасываемых на Филиппины. Мы ждали высадки американцев со дня на день, но не знали точно, где и когда она произойдет. 17 октября вражеские войска высадились и закрепились на острове Сулуан восточнее Лейте. Положение на Филиппинах перестало быть серьезным, оно превратилось в критическое.

Адмирал Тоёда Соэму, который стал главнокомандующим Объединенным Флотом после гибели 31 марта в авиакатастрофе адмирала Кога Минэити, решил, что американцы готовятся начать широкомасштабное вторжение на Филиппины, и приказал начать выполнение заранее подготовленных планов. Мощный флот начал выдвигаться в район предполагаемых боев. 17 октября он приказал всем кораблям из района Филиппин следовать на юго-восток в район сбора. Одновременно Тоёда отдал приказы и другим соединениям флота. 2-й флот в Сингапуре под командованием вице-адмирала Курита Такео состоял из 2 громадных линкоров «Ямато» и «Мусаси», 5 более мелких линкоров, 9 тяжелых крейсеров, 2 легких крейсеров, 23 эсминцев. 5-й флот вице-адмирала Сима Киёхидэ на Формозе имел 2 тяжелых и 1 легкий крейсер, 7 эсминцев. 3-й флот вице-адмирала Одзава Дзисабуро в бухте Хиросима состоял из 4 авианосцев, 2 линкоров, 3 легких крейсеров, 8 эсминцев. Это были внушительные силы, в общей сложности насчитывавшие 9 линкоров (в том числе 2 самых мощных в мире), 11 тяжелых и 6 легких крейсеров, 38 эсминцев и 4 авианосца. В тот же день в Манилу прибыл новый командующий 1-м Воздушным Флотом вице-адмирал Ониси Такидзиро.

Он был старым летчиком, который долгое время работал вместе с адмиралом Ямамото много лет назад. Именно Ониси вместе с Ямамото создал японскую морскую авиацию. В ранге контр-адмирала он командовал первыми флотилиями «Зеро», которые действовали в [349] Китае. С помощью капитана 2 ранга Гэнда Минору он создал первичный план атаки Пирл-Харбора. После начала войны он служил начальником штаба у вице-адмирала Цукахара Нисидзо, главнокомандующего базовой авиации флота. Ониси отличился, руководя крупными воздушными операциями на Филиппинах и в Голландской Ост-Индии. Теперь Ониси снова вернулся на фронт. Но на сей раз его противником было самое мощное в истории авианосное соединение. По иронии судьбы, самолеты, которые ему предстояло бросить в бой, были все теми же хорошо знакомыми «Зеро», как и 4 года назад.

Однако руки адмирала Ониси оказались связанными еще до того, как он отдал первый официальный приказ. Мало того, что в качестве истребителей у него имелись только уже устарелые «Зеро», но вдобавок по всем Филиппинам он смог набрать не более 30 самолетов. Собрав буквально все уцелевшие бомбардировщики «Бетти», Ониси сумел довести общую численность своей авиации до 30 машин. Он превосходно понимал невыполнимость поставленных перед ним задач. Используя обычные методы атаки, адмирал даже в самых буйных мечтах не мог надеяться нанести хоть какой-то вред американским авианосцам, прикрытым десятками истребителей «Хеллкэт». Более того, как понимал Ониси, без истребительного прикрытия даже могучие линкоры «Ямато» и «Мусаси» обречены на гибель, несмотря на свои колоссальные 18" орудия и толстую броню. Американские авианосцы уничтожат их задолго до того, как линкоры получат возможность хотя бы УВИДЕТЬ вражеский флот, не говоря уже о том, чтобы завязать с ним бой.

Так как обычные методы атаки явно не позволяли выполнить задачу, Ониси обратился к атакам камикадзэ - то есть самоубийственным атакам «Зеро», вооруженных 550-фн бомбами. Этот самолет имел самые большие шансы проскочить сквозь кордон «Хеллкэтов». После этого у пилота «Зеро» оставался единственный логичный выбор - спикировать прямо на вражеский корабль. [350]

Однако адмирал не мог просто так приказать своим подчиненным совершить массовое самоубийство, хотя обычаи японского флота не признавали капитуляции. Массовые, запланированные заранее самоубийственные атаки были до сих пор просто неизвестны. Поэтому Ониси должен был лично обратиться к своим пилотам. Вечером 19 октября адмирал прибыл на аэродром Кларк, остров Лусон, главную базу истребителей на Филиппинах. Он должен был провести совещание с командирами истребительных частей. На этом совещании он впервые официально предложил тактику камикадзэ.

Даже среди пилотов, которые сражались с превосходящими силами противника, это предложение вызвало потрясение. Однако сложное положение японских армии и флота на Филиппинах было понятно всем. Командиры отлично знали, насколько призрачны шансы отразить ожидаемое вторжение американцев. Все пилоты единодушно согласились с предложением адмирала. Ониси назвал группу «Зеро», выделенную для самоубийственных атак, «Камикадзэ Токубецу Когекитай» (Эскадрилья специальных атак Божественного Ветра). Слово «камикадзэ» вошло в японский язык после того, как в XIII веке шторма два раза уничтожили огромный монгольский флот Хубилай-хана, который собирался вторгнуться в Японию.

Пока Ониси готовил эскадрильи самоубийц, Филиппины сотрясались от грохота новых боев. Курита, Сима и Одзава устремились к архипелагу, чтобы атаковать уязвимые американские транспорты, переполненные людьми, танками, орудиями и припасами у берегов Лейте. 24 октября началась критическая фаза битвы. Американские авианосцы заметили линкоры адмирала Курита, идущие на большой скорости, к западу от острова Лейте. Вражеские пикировщики, торпедоносцы и истребители накатывались на них волна за волной. Каждый корабль поставил огневую завесу, но даже стена стали и огня не смогла удержать атакующие самолеты. Пикировщики Кертисс SB2C «Хеллдайвер» обрушили свои бомбы на линкоры. [351]

«Авенджеры» сбросили торпеды прямо в упор. В результате гигантский «Мусаси» превратился в пылающую руину. По утверждению первого помощника, капитана 1 ранга Като Кенкити, линкор получил по крайней мере 30 бомб и 26 торпед. Его экипаж попытался выбросить линкор на берег острова Сибуян, но корабль перевернулся и затонул, унеся с собой более 1200 человек. Тяжелые бомбы изуродовали палубу «Ямато», Несмотря на повреждения, боевая мощь корабля не пострадала. Тяжелый крейсер «Мьёко» получил попадание торпеды и вышел из строя. Были повреждены линкоры «Харуна» и «Конго», а также несколько других кораблей.

Это было именно то, что предсказывал Ониси. Без превосходства в воздухе даже самые мощные линкоры были просто беспомощны перед авианосными торпедоносцами и пикировщиками. Теперь уже и пилоты «Зеро» начали считать предложенные Ониси самоубийственные атаки единственным возможным методом боя. Обычные атаки ничего не давали из-за огромного числа американских зениток и истребителей. Наша авиация ничего не могла сделать с гранитными глыбами вражеских авианосных соединений. 21 и 23 октября первые 2 «Зеро»-камикадзэ с 550-фн бомбами вылетели с аэродрома, но противника не нашли и были вынуждены вернуться на базу.

Курита отвел свой потрепанный флот от пролива Сан-Бернардино, где он подвергался страшным атакам вражеских самолетов. За 7 часов американцы выслали против него более 250 самолетов. Курита понимал, что, если он попытается силой форсировать пролив, он просто даст вражеским самолетам счастливую возможность полностью истребить остатки его флота. Чуть позднее Курита временно отошел на запад в море Сибуян. Он попытается навязать вражескому флоту решающее сражение 25 октября. Стойкий маленький адмирал, уязвленный поражением, вскоре снова повернул обратно и пошел к проливу Сан-Бернардино. Когда наступила ночь, 4 линкора Куриты вместе с остальными [352] кораблями прошли пролив, не имея никаких данных воздушной разведки. Утром он налетел на группу из 6 американских эскортных авианосцев, 3 эсминцев, 4 эскортных миноносцев. Легкие силы противника не имели почти никаких шансов на спасение, однако они сражались с удивительной отвагой. Тяжелые орудия Куриты потопили эскортный авианосец «Гэмбир бей». Когда он начал отход, тонули эсминцы «Джонстон», «Хоэл», «Сэмюэль Б. Роберте», авианосцы «Феншо бей», «Калинин бей» и эсминцы «Деннис» и «Хеерманн» были тяжело повреждены.

Битва, в которой участвовали все 3 японских соединения, вступила в критическую фазу. Утром 25 октября взлетела первая группа камикадзэ «Зеро» под командой лейтенанта Секи Юкио. Один «Зеро» спикировал на авианосец «Сэнти», врезавшись чуть впереди элеватора. 2 других атаковали «Сэнгамон» и «Петроф бей». Наши рапорты говорят, что оба корабля получили попадания, но потом мы узнали - зенитный огонь заставил истребители врезаться в воду рядом с бортом кораблей. (Через несколько минут одна из наших подводных лодок попала торпедой в поврежденный «Сэнти», хотя Ониси об этом не знал.) Четвертый «Зеро» врезался в авианосец «Суони», взорвался в ангаре и причинил серьезные повреждения кораблю. Еще до полудня новые 6 «Зеро» совершили свои последние атаки. Один истребитель врезался в «Сен-Ло». Бомба пробила полетную палубу и вызвала страшный взрыв. Еще один «Зеро» врезался в «Киткен бей». 3 истребителя атаковали «Калинин бей», из них 2 взорвались на полетной палубе.

Менее чем через 30 минут «Сен-Ло» разломился надвое и затонул. Истребители сопровождения видели это. Ониси решил, что тактика камикадзэ вполне оправдана. Как показал случай с «Сен-Ло», корабль, спасшийся от 18" орудий «Ямато», стал жертвой воздушной атаки. Единственное попадание камикадзэ уничтожило корабль. [353]

Вторая битва при Филиппинах ясно показала, что все будущие атаки против американских кораблей, особенно против авианосцев, следует проводить силами камикадзэ, если Япония желает сохранить хотя бы самый малый шанс на эффективную оборону метрополии. Наш флот в этой битве кораблей против авиации понес катастрофические потери. На дно пошли линкоры «Мусаси», «Ямасиро», «Фусо»; авианосец «Дзуйкаку»; легкие авианосцы «Титосэ», «Тиёда», «Дзуйхо»; тяжелые крейсера «Атаго», «Майя», «Тёкай», «Судзуя», «Тикума», «Могами»; легкие крейсера «Абукума», «Кину», «Тама», «Носиро»; эсминцы «Вакаба», «Ямагумо», «Митисио», «Сирануи», «Уранами», «Акицуки», «Асагумо», «Хацудзуки», «Новакэ», «Хаясимо», «Фудзинами».

Совершенным контрастом с этим списком были потери американцев. Были потоплены: легкий авианосец «Принстон»; эскортные авианосцы «Гэмбир бей», «Сен-Ло»; эсминцы «Джонстон», «Хоэл»; эскортный миноносец «Сэмюэл Б. Роберте».

Воодушевленный возможностями атак камикадзэ, Ониси спешно вербовал добровольцев в новые подразделения самоубийц и готовил самолеты к новым атакам. Как только были готовы несколько подразделений, их бросили в разгорающуюся битву с американскими кораблями и транспортами. Как и ожидалось, мы достигли результатов, совершенно невозможных при обычных методах атаки. Для атак камикадзэ использовались не только «Зеро». В дело пошли пикировщики «Вэл» и «Джуди», а также только что прибывшие на Филиппины двухмоторные бомбардировщики «Фрэнсис». Воодушевленные успехами камикадзэ Ониси, части армейской авиации на Филиппинах начали изучать опыт и методы этих атак. Вскоре к летчикам флота присоединились армейские пилоты, увеличив численность подразделений камикадзэ. Несмотря на усиливающиеся атаки американских кораблей, мы так и не смогли помешать противнику вторгнуться на острова архипелага. Предварительные [354] удары авианосцев по нашим аэродромам достигли своей цели, у нас на Филиппинах просто не хватало самолетов. Даже используя атаки камикадзэ, мы не могли остановить наступление американцев.

Самая успешная атака камикадзэ имела место 24 ноября 1944 года. 27 истребителей и бомбардировщиков атаковали вражеское авианосное соединение. Группу из 6 «Зеро» и 2 «Джуди» вел лейтенант Такатакэ Кимиёси. Соединившись с другими самолетами, выделенными для атаки, он заметил авианосцы врага. В сопровождении «Зеро» камикадзэ бросились в атаку. Большой авианосец типа «Эссекс» был легко поврежден, но наши самолеты причинили тяжелые повреждения еще 2 таким же авианосцам и легкому авианосцу «Индепенденс». 2 из 6 истребителей сопровождения были сбиты, уцелевшие 4 сообщили о результатах атаки.

25 января 1945 года наши самолеты выполнили последнюю атаку камикадзэ на Филиппинах. Американцы яростно сражались, чтобы закрепиться на побережье в заливе Лингаен, остров Лусон. В ходе высадки мы бросили в самоубийственную атаку все оставшиеся самолеты. Это последнее усилие несколько увеличило список потопленных и поврежденных кораблей противника, но не смогло остановить американское вторжение.

Следующий список указывает количество атак камикадзэ и участвовавших в них самолетов.

Всего самолетов, выделенных для атак камикадзэ:
«Зеро» 331
Другие 116
Всего 447

Число самолетов, выполнивших самоубийственные атаки:
«Зеро» 158
Другие 43
Всего 201

[356]

Число вернувшихся по разным причинам самолетов камикадзэ:
«Зеро» 51
Другие 16
Всего 67

Число самолетов, вернувшихся на базу:
«Зеро» 122
Другие 57
Всего 157

Как показывают эти цифры, «Зеро» на Филиппинах использовались в качестве камикадзэ чаще других самолетов. В среднем «Зеро» составляли 74% вылетевших самолетов. Из выполнивших самоубийственное пике самолетов «Зеро» составляли 79%. Мы старались сохранить некоторое минимальное число истребителей, чтобы организовать сопровождение и прикрытие камикадзэ и пронаблюдать за результатами атаки. Всего для этих целей мы использовали 249 самолетов, из которых 238 были «Зеро».

В январе 1945 года, когда основные силы 1-го Воздушного Флота были переведены с Филиппин на Формозу, были проведены 4 атаки камикадзэ - по 2 атаки 15 и 21 января.

Общее число самолетов:
«Зеро» 19
Другие 8
Всего 27

Число самолетов, выполнивших самоубийственные атаки:
«Зеро» 4
Другие 3
Всего 7

Число вернувшихся по разным причинам самолетов камикадзэ:
«Зеро» 4
Другие 2
Всего 6

[357]

Число самолетов, вернувшихся на базу:
«Зеро» 11
Другие 3
Всего 14

Начиная с 25 октября, когда самолеты камикадзэ совершили первую атаку, до 25 января 1945 года наши пилоты по разным оценкам повредили по крайней мере 50 американских кораблей. Сюда входили 6 тяжелых авианосцев, 4 из которых мы опознали как «Интрепид», «Франклин», «Эссекс» и «Лексингтон», легкие авианосцы «Белло Вуд» и «Индепенденс», эскортный авианосец «Сен-Ло». В то время было просто невозможно определить названия авианосцев, получивших попадания, таких как «Сэнти», «Суони» и другие. Мы узнали их лишь после войны. Донесения истребителей сопровождения в лучшем случае имели вероятностный характер из-за скоротечности атак, яростного противодействия вражеских истребителей и зениток.

21 января 1945 года авиабаза на Формозе сообщила, что один из наших камикадзэ поразил большой американский авианосец «Тикондерога». На корабле возник пожар, и в это время в него спикировал второй самолет. Взрывы и пожары причинили кораблю очень тяжелые повреждения.

Хотя первая атака камикадзэ была проведена в октябре 1944 года, флот начал рассматривать свой «последний шанс» отразить вторжение на несколько месяцев раньше. За это время командование флота рассмотрело несколько различных предложений по организации таких рейдов. Например, мичман Ота Мицуо предложил использовать для атак самоубийц реактивные снаряды «Ока» (цветок вишни). В конце 1943 года и начале 1944 года Ота участвовал в отчаянных сражениях нашей морской и армейской авиации против американцев, в частности, против наиболее сложной цели - авианосных соединений. Позднее, после сокрушительных поражений на Марианских и Каролинских [358] островах, которые нанесли нам американские авианосцы, Ота получил великолепную возможность детально изучить наши методы атак. Стало совершенно ясно, что противник почти безнаказанно уничтожает наши самые мощные базы потому, что мы не можем поразить его самое мощное оружие - авианосцы.

Ота указал командованию на то, что атаки обычных бомбардировщиков, пикировщиков и торпедоносцев против вражеских авианосцев приводят только к гибели наших самолетов. Мы можем добиться необходимой для уничтожения вражеских кораблей точности, только используя пилотируемые бомбы. Предложение юного мичмана почти не встретило возражений. По официальным каналам оно достигло самых высших сфер. У рассматривавших его офицеров была только одна альтернатива - самоубийственные атаки самолетов.

В августе 1944 года исследовательский и конструкторский авиационный центр ВМФ приступил к спешной разработке специальной пилотируемой бомбы. Позднее эта бомба получила название «Ока», но сначала проект назывался «Марудай». В октябре - ноябре мы провели ускоренные летные испытания новой бомбы. Токио создал специальный авиакорпус для использования снарядов «Марудай». В конце ноября уже началось обучение пилотов. Капитан 1 ранга Окамура, один из высших офицеров истребительной авиации, стал командиром корпуса. В качестве первых пилотов Окамура выбрал опытных пилотов истребителей и пикировщиков. Сначала эти пилоты были отобраны для первых атак камикадзэ на Филиппинах. И здесь уже не все было в руках Окамуры. Несмотря на «специальный характер» будущих операций, его летчики участвовали в сотнях различных Операций.

Новое подразделение получило название «Дзиро Бутай» (Корпус раскатов божественного грома). Когда пилоты учились летать на крошечных управляемых бомбах, пришли известия о первых успехах «Зеро»-камикадзэ на Филиппинах. Естественно, что пилоты «Дзиро Бугай» [359] были разочарованы, что не им выпала честь стать первыми пилотами камикадзэ.

Если нагрузка «Зеро» ограничивалась 550-фн бомбой, что обуславливало и повреждения, которые истребитель мог нанести вражеским кораблям, то бомба «Марудай» имела боеголовку весом 2645 фн, достаточно мощную, чтобы потопить крупный корабль. Первая серийная пилотируемая бомба получила название «Ока 11». Прежде всего их отправили на Филиппины, потом на Формозу и наконец - на Окинаву.

Американцы так и не узнали, какой удар они нанесли нашим операциям с использованием бомб «Ока». В конце ноября 1944 года в свое первое плавание из Йокосуки вышел гигантский авианосец «Синано» (68000 тонн), переоборудованный из третьего линкора типа «Ямато». У него на борту находилось 50 бомб «Ока». 29 ноября «Синано» пошел на дно возле мыса Сио, южнее Осаки, через несколько часов после того, как американская подводная лодка «Арчерфиш» всадила 6 торпед в крупнейший в мире авианосец. Все 50 управляемых бомб были потеряны. Позднее мы сумели перебросить некоторое число этих бомб на Формозу и Окинаву. Во время жестоких боев за Иводзиму в феврале 1945 года мы провели несколько экспериментов с бомбами «Ока», но не смогли найти возможность полностью определить потенциал нового оружия.

21 марта 1945 года «Ока» были впервые использованы в бою. Американские авианосцы наносили удары по западному побережью Японии, высылая истребители и бомбардировщики для атак наших заводов и городов с помощью бомб, ракет, снарядов. Американские оперативные соединения буквально вынудили флот пойти на самое худшее. 18 марта, когда противник начал отход, вице-адмирал Угаки Матомэ, главнокомандующий 5-м воздушным флотом (базовая авиация) и командующий авиацией флота на острове Кюсю, приказал капитану 1 ранга Окамура атаковать американские авианосцы, используя бомбы «Ока». [360]

Капитан-лейтенант Ионака Горо повел 16 бомбардировщиков «Бетти», каждый из которых нес бомбу «Ока», с авиабазы Каноя, чтобы найти вражеские авианосцы. 30 «Зеро» сопровождали бомбардировщики. Первоначально планировалось выделить 55 истребителей, но в результате вчерашних боев много самолетов погибло и было повреждено. Штаб Окамуры понимал, что 30 «Зеро» не сумеют надежно прикрыть бомбардировщики, которым предстояло прорваться сквозь завесу «Хеллкэтов». Однако адмирал Угаки приказал атаковать, несмотря на сопротивление врага. Капитан-лейтенант Ионака повел самолеты в открытое море, не надеясь вернуться назад. В 300 милях юго-восточнее Кюсю и всего в 50 милях от вражеских авианосцев ему показалось, что у него все-таки появилась возможность нанести удар по врагу. Но внезапно почти 50 «Хеллкэтов» атаковали японцев. 30 истребителей сопровождения отчаянно, но безуспешно пытались прикрыть бомбардировщики. Вскоре все 16 бомбардировщиков рухнули в океан, также как и 15 «Зеро». Барьер «Хеллкэтов» пробить не удалось.

Единственный случай, когда бомбам «Ока» удалось атаковать вражеские корабли, имел место во время боев за Окинаву. 74 бомбы «Ока» покинули базы, 56 «Ока» были сброшены самолетами-носителями или были сбиты вместе с ними. Из этого количества мы получили подтверждение о попадании пилотируемой бомбы 16 апреля, хотя пилоты сообщали о множестве успешных атак вражеских кораблей. Однако во многих случаях самолеты наблюдения не смогли ускользнуть от преследующих «Хеллкэтов», и подтверждение становилось весьма сомнительным. Только после окончания войны мы получили точные данные о результатах атак. Бомбы «Ока» наносили серьезные повреждения американским кораблям, а их появление оказало самое серьезное влияние на дух американцев.

Союзники дали этим бомбам собственное кодовое название «Бака» (дурак по-японски). Наши офицеры сожалели, [361] что не получили возможности использовать бомбы «Ока» в первоначально запланированных масштабах. Они понимали, что несколько сотен пилотируемых бомб могли нанести американскому флоту страшный удар.

В последний год войны флот ускорил создание новых моделей этой бомбы. «Ока 22» имела турбореактивный двигатель TSU-11, заменивший 3 ракетных ускорителя на «Ока 11». «Ока 33» и «Ока 43» имели ракетный двигатель «Нэнсё 20» тягой 1047 фн, созданный на основе германского двигателя BMW 003. «Ока 43» должна была иметь катапультируемое сидение и 20-мм пушку. Ее можно было использовать в качестве легкого истребителя и как человекоуправляемую бомбу. Пилоты обучались на планерной модели MXY-7.

Не только бомба «Ока 43» должна была иметь турбореактивный двигатель. Мы начали создание реактивных истребителей. Это была модифицированная версия германского Ме-262, известная как «Огнедышащий дракон» или «Священная вишня». Этот самолет строил концерн Накадзима. Прототип с 2 моторами «Нэнсё 20» взлетел 7 августа 1945 года. Однако заказ на 94 самолета не был выполнен. Фирма Мицубиси строила самолет «Шквал» (копия немецкого Me-163). Было построено 7 прототипов. С реактивными самолетами экспериментировала и армия.

Пока флот и армия отчаянно старались запустить в производство маленькую и скоростную пилотируемую бомбу, на сцене остались камикадзэ, использовавшие существующие истребители и бомбардировщики. Их перебросили с Филиппин на острова, окружающие саму Японию. При защите Окинавы в феврале 1945 года наши пилоты выполнили несколько самоубийственных атак против вражеских авианосцев. Успех одной атаки удалось подтвердить.

После марта 1945 года более половины наших пилотов были превращены в камикадзэ. Американские и британские корабли в водах западнее Японии и возле Окинавы подвергались неоднократным атакам 3-го, 5-го и 10-го воздушных [362] флотов с Кюсю и 1 -го воздушного флота с Формозы. Мы использовали самые разные типы самолетов - практически все, что у нас к этому времени оставалось.

Примерно 597 «Зеро» вылетели со своих баз в Японии, чтобы атаковать вражеские корабли, из них 330 действительно выполнили самоубийственные атаки. Всего в этих операциях участвовали 865 самолетов разных типов, из которых 516 бомбили вражеский флот. Таким образом, из 1462 вылетов 846 самолетов атаковали противника. С Формозы вылетели 239 «Зеро» и 118 самолетов других типов. 34 «Зеро» и 54 других самолета выполнили самоубийственные атаки. Большая часть атак камикадзэ совершалась из Японии просто потому, что «Зеро» с Формозы не хватало дальности полета, чтобы найти цель и атаковать ее.

Среди кораблей, поврежденных во время этих налетов камикадзэ, были авианосцы «Уосп», «Франклин», «Хэнкок», «Интрепид», «Банкер Хилл», «Энтерпрайз». В этот же период наши самолеты смогли повредить всего несколько кораблей в ходе обычных атак. Несмотря на отчаянные усилия разбить американский флот, противник продолжал сокрушать наш оборонительный периметр. Самолеты с вражеских авианосцев атаковали цели в самом сердце Японии. Даже такие крайние меры, как самоубийственные атаки, не смогли остановить колоссальную военную машину, обрушившуюся на нашу страну.

В ходе этих последних безнадежных боев «Зеро» сыграли главную роль. Из 2363 самолетов флота, использованных для атак камикадзэ, считая и бомбы «Ока», 1189 были «Зеро». Из 1189 самолетов, действительно совершивших самоубийственные атаки, 530 были «Зеро».

Атаки камикадзэ унесли жизни примерно 2530 пилотов флота и почти столько же армейских летчиков. 15 августа 1945 года, в день нашей капитуляции, вице-адмирал Угаки Матомэ, который командовал операциями камикадзэ на Кюсю, вместе со своим штабом [363] принял участие в последней самоубийственной атаке американских кораблей возле Окинавы. В самом конце войны вице-адмирал Ониси Такидзиро, заместитель начальника Морского Генерального Штаба и создатель корпуса камикадзэ, совершил харакири, предпочтя смерть капитуляции.

Так закончилась история камикадзэ. [364]

Дальше