Содержание
«Военная Литература»
Военная история

Глава 9.

Строительство русского флота

С 1696 года по 1711 год в Воронеже и других южных городах России велось строительство Азовского флота. Азовский флот не имел отношения к Северной войне, заинтересовавшегося [274] читателя мы отсылаем к нашей книге "Русско-турецкие войны"{66}, где достаточно подробно рассказано об его строительстве и участии в войне с турками.

Строительство первых транспортных судов в Балтийском регионе началось по царскому указу от 30 января 1701 года: "на реках Волхове и Луге для нынешней свейской службы под всякие полковые припасы и на дачу ратным людям сделать 600 стругов". В 1701 году струги делали у Новгорода на Волхове и на реке Луге у деревни Онежицы в 18 километрах от города Луга. 19 июня 1701 года Б.П. Шереметьев докладывал царю:

"На Луге стругов сделано 170 и достальные вскоре поспеют, а на Волхове сделано немного, а иные почали делать в сем месяце... и я приказал накрепко, чтобы не плошались, делали".

В 1702 году на Новгородской верфи построили 60 донских стругов. 25 июля новгородский губернатор Я.В. Брюс писал Петру:

"Из судов казачьих уже послано... в Ладогу 30 стругов, а достальныя 30 вскоре ж пошлю".

Струги, построенные в Новгороде, сыграли большую роль в штурме Орешка и в захвате района Невы.

Весной 1702 года началось военное судостроение и в Пскове. 16 декабря 1701 года и 13 января 1702 года Б.П. Шереметев писал из Пскова Петру о необходимости построить там некоторое число судов для противодействия на Чудском и Псковском озерах шведской флотилии, которая могла сделать "около всего озера... пакости великия".

1 мая 1702 года голландский мастер Воутерсон фон Кол заложил на Сясьской верфи два малых фрегата - "Фан Сас" ? 1 и ? 2. Размеры их были невелики: длина 19,8м, ширина 5,66 м. В сентябре того же года оба фрегата спустили на воду. Однако их мореходность оставляла желать много лучшего, посему в 1705 году их перечислили в брандеры "Этна" и "Везувий".

В январе 1702 года Петр повелел заложить в Соломбале два малых фрегата. 24 мая 1702 года фрегаты, получившие названия "Святой Дух" и "Курьер", были спущены [275] на воду в присутствии царя. Из Архангельска фрегаты дошли до пристани Нюхча на Белом море, а там их волоком протащили 160 верст до Онежского озера. Во время штурма Нотебурга эти малые фрегаты стояли на якоре у истока Невы и прикрывали ее северный проток.

В декабре 1702 года на Сясьской верфи мастер Воутерсон заложил малые фрегаты "Иван-город" и "Михаил Архангел" (длина 26,6 м, ширина 6,93 м, вооружение 22 6-фунтовые пушки и 6 3-фунтовых пушек). Строительство фрегатов затянулось, "Михаил Архангел" вступил в строй лишь летом 1704 года, а "Иван-город" - летом следующего года. Построили их плохо, дальше восточной части Финского залива они не выходили и были разобраны в 1710-1711 годах.

По указу Петра в начале 1703 года в Олонецком уезде на реке Свирь, текущей из Онежского озера в Ладожское, возле деревни Лодейное Поле была основана новая верфь, получившая название Олонецкой. Там 24 марта 1703 года был заложен 28-пушечный фрегат "Штандарт" (длиной 25,5 м и шириной 6,8 м). На воду он сошел 22 августа 1703 года, а уже в следующем месяце переведен в Санкт-Петербург. В октябре-ноябре 1703 года на Олонецкой верфи были заложены еще семь однотипных фрегатов: "Шлиссельбург", "Кроншлот", "Петербург", "Триумф", [276] "Дерпт", "Нарва" и "Флигель-де-фан" ("Летящая слава"). Все семь фрегатов осенью 1704 года перешли в Санкт-Петербург.

В 1704 году в дельте реки Невы Петр лично заложил Адмиралтейскую верфь. По сему поводу в походном журнале бомбардира роты Преображенского полка было записано: "Ноября в 5-й день заложили Адмиралтейский дом и были в Остерии, и веселились" (в переводе на современный язык это означает: после закладки верфи состоялась многолюдная пьянка). Адмиралтейская верфь строилась с размахом. Петр на чертеже собственноручно написал:

"Сей верфь государственными работниками или подрядом, как лучше, и построить по сему. Для жилья строить мазанки, кузницы обе кирпичные, амбары и сараи из брусьев, но обшить досками. Эллингов построить 17, из них пять шириною по 60, три по 45 и семь по 25 футов".

К 1 апреля 1706 года на верфях трудились 962 мастеровых, но этого было слишком мало. Тогда Петр, не мудрствуя лукаво, велел пригнать из разных районов страны 14720 мужиков с женами и детьми, положив им плату по двенадцать рублей в год и столько же харчевых.

В ноябре 1704 года на Адмиралтейской верфи были заложены несколько малых судов. В январе 1706 года там заложили два 18-пушечных прама - "Arcke des Vwrbonees" и "Arcanne" (длина 24,38 м, ширина 7,92 м и глубина интрюма 1,83 м). Прамы были вооружены 12- и 18-фунтовыми пушками{67}. Всего в состав Балтийского флота в ходе Северной войны вошли восемь прамов, построенных в Санкт-Петербурге. Столь небольшое число судов для защиты побережья свидетельствует о наступательном характере программы строительства русского флота.

Первые два линейных 50-пушечных корабля "Рига" и "Выборг" были заложены в августе 1708 года в Новой Ладоге. Все парусные линейные корабли в русском флоте [277] назывались просто кораблями. Причем термин "корабль" означал именно линейные корабль, а не фрегат, прам или бриг. Еще два 50-пушечных корабля заложили в октябре-ноябре 1708 года на Олонецкой верфи. Первый получил название "Пернов", а второй так и остался без названия. Дело в том, что названия им присваивались в Петербурге, а сей безымянный "линкор" изволил затонуть 24 августа 1712 года на Ладожском озере при переходе в Санкт-Петербург. Факт, хорошо характеризующий качество первых петровских судов.

5 декабря 1709 года на Адмиралтейской верфи в Санкт-Петербурге был заложен 54-пушечный корабль "Полтава". Его строителями записаны Петр Михайлов (то есть сам царь) и Федор Скляев. "Полтава" сошла на воду 15 июня 1712 года. Длина корабля составляла 39,8 м, ширина 11,7 м, глубина интрюма 4,6 м. "Полтава", как и ранее построенные 50-пушечные корабли, имела 18-фунтовые пушки на нижнем деке, 8-фунтовые - на верхнем деке и 4-фунтовые на фордеке и баке. Такое же вооружение имело большинство последующих русских кораблей.

Всего до конца Северной войны в состав Балтийского флота были введено 48 кораблей, из которых 17 царь Петр купил в Англии и Голландии. 20 кораблей удалось построить в Санкт-Петербурге, 7 кораблей - в Архангельске, и по два, как уже сказано, в Новой Ладоге и на Олонецкой верфи. Первые три 52-пушечных корабля "Гавриил", "Рафаил" и "Архангел Михаил" были заложены в 1712 году на Соломбальской верфи и в начале навигации 1714 года прибыли в Ревель.

Из 48 кораблей только 7 были трехпалубными (трехдечными), вооруженными 80-90 пушками, а остальные - двухпалубными, вооруженными 50-66 пушками (ранг кораблей обычно совпадал с их фактическим вооружением). Первый трехдечный корабль "Лесное" был спущен в Санкт-Петербурге еще 29 июля 1718 года. Но участвовать в боевых действиях ему не пришлось. В начале мая 1719 года он впервые вышел на Кронштадский рейд, но 23 мая, стоя на рейде, навалился днищем на собственный якорь и затонул. Позже был поднят и к концу 1720 года введен в строй. [278]

Вообще, техническое состояние русских кораблей и уровень подготовки их личного состава оставлял желать много лучшего. Поэтому эксплуатационные потери были существенно выше боевых. Собственно, к боевым потерям можно отнести лишь потерю двухдечного корабля "Булинброк" (английской постройки), взятого в плен шведами в 1713 году по пути в Россию. Все остальные потери являлись эксплуатационными.

Так, 11 августа 1713 года 50-пушечный корабль "Рига" сел на мель и был сожжен за неимением возможности снятия с мели. 27 июня 1715 года на Кронштадском рейде взорвался от попадания молнии 60-пушечный корабль "Нарва", погибли 300 человек, спаслось 15. 10 ноября 1716 года шторм вынес из Ревельской гавани два 50-пушечных корабля "Антоний" и "Фортуна", оба затонули. В сентябре 1719 года погибли на мели у Толбухина маяка (близ Кронштадта) 54-пушечные корабли "Лондон" и "Портсмут". [279]

Корабли петровского флота выдерживали не более 5- 10 кампаний. Так, корабли "Рига" и "Выборг" уже в 1716 году не могли больше выходить в море. Корабль "Ягудиил", построенный в 1715 году в Архангельске, в конце Войны базировался в Дании. Но после заключения мира вернуться домой не смог из-за ветхости корпуса и был продан на дрова. Корабль "Гавриил" в 1719 году был обращен в брандер. 50-пушечный корабль "Виктория", купленный в Англии в 1712 году, уже в 1716 году был обращен в транспорт, и т. д.

В ходе Северной войны в строй Балтийского флота вошли 27 фрегатов. Их них семь были куплены в 1710- 1720 годах в Голландии, их вооружение составляли 32-44 пушки. Один из них, "Эндрахт", в 1720 году на пути в Россию взяли в плен шведы. В 1713-1714 годах в Англии были куплены фрегаты "Ланадоу" (32 пушки) и "Ричмонд" (44 пушки).

Три фрегата были построены в Сясьском устье. Двенадцать фрегатов были построены в 1703-1707 годах на Олонецкой верфи. Все эти фрегаты пришли в негодность к 1710 году и были разломаны. Исключением оказался любимый царский фрегат "Штандарт". В 1709 году он был признан негодным к службе "по ветхости", однако Петр повелел его тимберовать. В 1712 году он вновь вошел в строй, но уже в следующем году выяснилось, что к службе он не годен. Тем не менее, его хранили как историческую реликвию до 1730 года, пока он не начал рассыпаться.

Три фрегата были построены на Соломбальской верфи в Архангельске. Из них "Святой Илья" в сентябре 1712 года погиб в Балтийском море по пути из Архангельска в Ригу. Фрегат "Святой Петр" (32 пушки) прибыл из Архангельска в Копенгаген в сентябре 1710 года, по пути захватив в Северном море шведский галиот. С октября 1710 года по август 1712 года "Святой Петр" крейсировал в Северном море и проливе Скагеррак. В августе 1711 года к нему присоединился однотипный фрегат "Святой Павел". В сентябре 1712 года оба фрегата пришли в Ригу. В Санкт-Петербурге был построен только один фрегат "Святой Илья" (1713-1714 гг.). [281]

Все фрегаты, построенные на реке Сясь и на Олонецокй верфи, были вооружены пушками калибра 6 и 3 фунтов. К 1716 году на 30-44-пушечных фрегатах на нижнем деке стояли 12-фунтовые пушки.

С 1703 года по 1714 год в строй Балтийского флота были введены 16 шняв. Шнява представляла собой парусное двухмачтовое судно, вооруженное 14-18 пушками. Первые десять шняв, построенные в 1703-1705 годах на Олонецкой верфи, имели длину 22 м, ширину 5,63 м, глубину интрюма 2,44 м и несли 14-16 трехфунтовых пушек. Исключение представляла шнява "Лизет" (длина 23,2 м, ширина 6,7 м), вооруженная шестнадцатью 6-фунтовыми пушками. "Лизет" была спущена на воду в Санкт-Петербурге в 1708 году, а в 1716 году утонула в шторм на Балтике.

С 1704 года по 1715 год на Балтике построили 143 бригантины. Эти бригантины представляли небольшие двухмачтовые парусно-гребные суда длиной от 15,5 м до 21,3 м и шириной от 3 до 4,6 м. Первые бригантины имели по 30 весел. Вооружены бригантины были только 3-фунтовыми пушками.

Решающую роль в борьбе на море и в захвате Финляндии сыграли крупные гребные суда - галеры. В петровском флоте большие гребные суда именовались галерами, полугалерами и скампавеями. Принципиальных различий между собой они не имели. Ряд авторов считает, что скампавеи и полугалеры имели меньшие размеры, чем галеры. На самом деле в документах упоминаются скампавеи, имеющие большие размеры, чем галеры. В различных документах петровского времени одно и то же судно зачастую именовали то галерой, то скампавеей. Поэтому лучший историк русского флота Ф.Ф. Веселаго в своем справочнике{68} объединил их вместе. Я поступаю аналогично и в описании боевых действий все крупные гребные суда буду именовать галерами, дабы не путать читателя.

Первые 13 галер были заложены 1 октября 1703 года на Олонецкой верфи. Длина их по килю составляла 17,4 м, а по палубе - 22 м, ширина 3,1 м, глубина интрюма 0,76 м. Суда имели одну мачту и двенадцать банок (сидений для гребцов). В 1704 году все 13 галер вступили в строй. В 1703-1705 годах на Олонецкой верфи были построены семь галер несколько меньших размеров, чем вышеупомянутые, но имевшие по 16 банок и 18-19 орудий. [283]

С 1711 года галеры строятся в Выборге, с 1712 года - в Санкт-Петербурге, а с 1720 года - в Або. Всего в ходе войны на Балтике было построено свыше 200 галер, полугалер и скампавей. Точного учета им не велось, и до нас не дошли даже названия большинства галер, не говоря об их тактико-технических характеристиках.

Русские галеры (скампавей, полугалеры) строились трех типов - французского, венецианского и турецкого "маниру". Большинство галер было "турецкого маниру". Турецкие галеры отличала большая скорость и маневренность, но зато худшая мореходность, так как они имели низкие борта. В свежую погоду на Балтике ходить галерам "турецкого маниру" не рекомендовалось. Только осенью 1714 года в шторм затонули 16 галер (скампавей) "турецкого маниру".

Галеры "турецкого маниру" представляли собой килевые суда с длинным и узким корпусом, имевшим небольшое возвышение над уровнем воды. Спереди у них был слегка приподнятый кверху носовой выступ, напоминавший таран. Он назывался шпирон. К нему крепился передний конец реи (раины), державший парус тринкетовой (фок) мачты галеры. За шпироном в носовой части галер имелся помост, на котором помещались орудия самых больших калибров. Самое мощное орудие стояло в центре. Посередине галеры от носа к корме шел другой помост (куршея), служивший для быстрого передвижения людей вдоль галеры и перетаскивания грузов. Он покрывался двумя смолёными брезентами. От носа до кормовой надстройки слева и справа от куршейного помоста были скамьи для гребцов (банки). На корме возвышалась надстройка-каюта, образованная деревянными брусами или дугами, над которыми натягивалась палатка - тендалет.

В 1720 - 1721 годах в России строились 16-, 18- и 19-баночные галеры турецкой пропорции. Их длина составляла 30-33,5 м, а ширина 5,3- 5,6 м. Осадка без груза 0,56-0,66 м, с грузом 1,22-1,52 м. Основным двигателем галеры являлись весла. Их вес достигал 90 кг, а длина - 13 метров. За каждым веслом сидели 3-5 гребцов, в зависимости от размеров галеры. Опытные гребцы делали до 25 взмахов в минуту, что позволяло развивать скорость до 6 узлов (около 11 км/час). Относительно хорошо галеры ходили и под парусами. Обычно они несли две мачты с косыми парусами.

Из-за своих конструктивных особенностей галеры не могли иметь мощное артиллерийское вооружение. Лишь на носу галеры (на помосте) устанавливали одну-три пушки среднего или крупного калибра. Первые русские галеры имели на носу одну 18-фунтовую или 24-фунтовую пушку и по бокам от нее две 12-фунтовые пушки, а полугалеры - одну 12-фунтовую и две 6- или 8-фунтовые пушки. К концу войны на некоторых больших галерах на носу ставили одну 36-фунтовую и две 18-фунтовые пушки. В отдельных случаях на носовом помосте ставились малые мортиры калибра 3-6 фунтов.

На помосте в средней части корпуса на галерах ставили 2-фунтовые и 3-фунтовые пушки на вертлюжных установках. Двухфунтовые пушки на галерах часто именовались "басами". Пушки на центральном помосте предназначались не только для стрельбы по неприятелю, но и для подавления бунтов гребцов.

В первом томе "Истории отечественного судостроения" говорится:

"Таким образом, все восемь галер, построенные по программе 1703 года, были мощными боевыми кораблями и представляли серьезную угрозу шведскому флоту"{69}.

Комментировать такой пассаж нужды нет. Самый слабый шведский корабль (50-пушечный) вдребезги мог разнести дюжину самых больших галер.

Добычей галер могли стать лишь небольшие парусные суда, а при большом числе галер - прам или фрегат. Атакующие галеры на подходе к неприятельскому судну давали залп из носовых орудий. Затем с концов рей обеих мачт сбрасывались специальные "приступные якоря", которыми галера сцеплялась с вражеским судном, и команда галеры высаживалась на палубу врага. Однако во время Северной войны галеры ходили на абордаж в единичных случаях. Как правило, русские использовали галеры в качестве десантных судов.

В Оттоманской империи, Франции, Венеции, Швеции и других государствах гребцами обычно были каторжники. [284] Кстати, само слово каторжник произошло от названия гребного судна "каторга". Поначалу так было и на первых русских галерах. В ноябре 1704 года контр-адмирал Боцис составил перечень всех чинов, потребных для комплектования галер командами. Согласно этому списку, на каждой галере должны были находиться 70 офицеров, урядников, матросов и пушкарей, 150 солдат абордажных команд и 250 невольников-гребцов. Но вскоре выяснилось, что для сотен галер потребуются десятки тысяч каторжников. В бою каторжники представляют немалую опасность - в любой момент они могут учинить бунт или просто перестать грести. Посему Петр решил заменить каторжников солдатами пехотных полков.

Невольники на галерах ночевали между банками, как говорится, на рабочих местах. Петровские солдаты проводили ночь таким образом лишь в исключительных случаях. Русские галеры редко выходили в открытое море, обычно они передвигались среди Финских шхер, где в большинстве случаев были недоступны для шведского корабельного флота. Поэтому вечером галеры приставали к берегу, и большинство членов команды ночевало на берегу.

Историк С. Дальстрём посвятил специальное исследование "русским печам", сохранившимся во множестве вдоль Финского побережья, начиная от Берёзовых островов близ Выборга и далее к западу, в том числе и на Аландских островах. Такие печи складывали из неотесанных природных валунов, они имели вход-устье. Обычные их размеры: до 3 м в длину, до 2 м в ширину и около 1 м в высоту. Эти печи служили в первую очередь для выпечки хлеба. Сооружали их русские солдаты, передвигавшиеся вдоль берега на гребно-парусных судах, не только в годы Северной войны, но и в ходе последующих войн со Швецией.

В апреле 1714 года в Санкт-Петербурге на Галерной верфи спустили на воду три первых в России конных галеры{70}. Каждая такая галера предназначалась для перевозки [285] 25 лошадей. По вечерам или на дневных стоянках лошадей выпускали пастись на берегу.

Благодаря изрезанной береговой линии Финляндии, сложному рельефу ее местности, а также плохим дорогам, галеры стали оптимальным средством переброски войск.

Дальше