Содержание
«Военная Литература»
Военная история

Глава 7.

Карельский фронт (зима 1942 года - лето 1944 года)

Как уже говорилось, положение войск Карельского фронта с зимы 1942 года до лета 1944 было исключительно стабильным. Хотя обе стороны и предприняли несколько безуспешных попыток улучшить свое положение. В связи с этим мы не будем вдаваться в общее описание боевых действий на Карельском фронте, лишь отметим несколько интересных моментов.

Начнем с положения германских войск. В феврале 1942 года германские войска, действовавшие на севере Финляндии и севере Норвегии, были выделены из армии "Норвегия" в армию "Лапландия". 20 июня 1942 года армия "Лапландия" была переименована в 20-ю горную армию.

В сентябре 1941 года из Греции на мурманское направление прибыла германская 6-я горнострелковая дивизия. В феврале 1942 года с Балкан на мурманское направление прибыла 7-я горнострелковая дивизия, сформированная на базе 99-й легкой пехотной дивизии. В результате этих мероприятий численность германских войск в Финляндии к 1 июля 1942 года возросла до 150 тысяч человек. В сентябре 1942 года в Норвегии была сформирована 210-я стационарная пехотная дивизия, которую тоже отправили на мурманское направление. Таким образом, с конца 1942 года до начала 1944 года в подчинении 20-й горной армии состояли 163-я и 169-я пехотные дивизии, 2-я, 6-я и 7-я горнострелковые дивизии, 210-я стационарная пехотная дивизия и много отдельных полков.

В 1941 году - феврале 1942 года Карельский фронт тоже получил существенные подкрепления. В их числе были 152-я, 263-я и 367-я стрелковые дивизии, восемь бригад морской пехоты, пятнадцать отдельных лыжных батальонов, батальон танков и два дивизиона реактивных минометов (установок М-13). Значительную часть вновь прибывших подкреплений - две дивизии, четыре бригады морской пехоты, восемь отдельных лыжных батальонов [757] - Военный совет фронта передал южному участку фронта - в район станции Масельская - Повенец.

Военный совет 27 декабря 1941 года принял решение создать Масельскую оперативную группу. 3 января 1942 года части Масельской группы перешли в наступление. 290-й полк 186-й дивизии атаковал деревню Великая Губа без артподготовки и с ходу взял ее. Командир полка майор Н.В. Азаров умело использовал подчиненную ему на время операции 227-ю танковую роту. Танки стремительно ворвались в деревню, за ними пошла пехота. Противник был выбит из Великой Губы. Однако в полукилометре западнее деревни в руках финнов остались две высоты. Отсюда финны просматривали всю деревню и подходы к ней с востока. В тот же день 1046-й полк 289-й дивизии начал наступать в направлении озера Петтель. Полк продвинулся вперед более чем на километр, оттеснив финнов с восточного берега озера Реду.

367-я дивизия двинулась с 14-го разъезда в направлении к озеру Коммунаров и, успешно отражая контратаки, прошла в первый же день вперед на 2-3 км. 65-я бригада морской пехоты наступала на деревню Лисья Губа, но занять ее не смогла. В течение всего первого дня морские пехотинцы вели ожесточенный бой, противник понес большие потери. В ночь с 3 на 4 января финны подтянули ближайшие резервы и утром на всем участке перешли в контратаки. 5 января они ввели в бой вторые эшелоны своих дивизий и резервы II стрелкового корпуса. От Кондопоги двинулась в район боев 1-я пехотная дивизия, находившаяся в резерве Карельской армии. Напряженные бои на масельском направлении продолжались до 11 января.

Войска Медвежьегорской оперативной группы начали наступление 6 января. Артподготовка перед наступлением длилась 40 минут. Затем 1-26-й и 367-и полки 71-й дивизии перешли канал и заняли окраины Повенца. На левом фланге форсировали канал два полка 313-й дивизии. В Повенце они встретили упорное сопротивление противника. Лыжная бригада, созданная из пяти лыжных батальонов, в ночь с 5 на 6 января по льду Повенецкого залива достигла мыса Гажий Наволок. Выбив противника с берега и оставив одну роту для прикрытия обозов и охраны [758] побережья, лыжники двинулись на севере задачей перерезать шоссейную дорогу Медвежьегорск - Повенец. Им удалось продвинуться от мыса Гажий Наволок на 2-2,5 км. Упорный бой шел здесь 6 и 7 января. Противник совершил налет на роту прикрытия и обозы бригады.

После упорных встречных боев наши войска 11 января вынуждены были отойти на исходные рубежи на пове-нецком направлении. Части Масельской оперативной группы заняли деревню Великая Губа и в ряде мест улучшили свои позиции. В целом наступление Красной Армии можно оценить как неудачное. Тем не менее, финнам понесли серьезные потери, и финское командование отказалось от планов наступления в 1942 году на Карельском фронте.

В марте 1942 года войска Масельской и Медвежьегорской оперативных групп объединились в 32-ю армию. В июне ее командующим стал Ф.Д. Гореленко. Штаб армии располагался в лесу недалеко от поселка Айта-Лямби. Командующий Медвежьегорской группировкой генерал-лейтенант С.Г. Трофименко принял 7-ю армию.

Одной из важнейших задач Карельского фронта было обеспечение бесперебойной деятельности Кировской железной дороги. После того как линия фронта стабилизировалась, а боевые действия приняли позиционный характер, противник удерживал в своих руках участок железной дороги протяженностью 310 км от станции Свирь до станции Масельская. На севере, от Мурманска до Масельской (850 км) были шесть самостоятельных оперативных направлений. Только за первую половину 1942 года по дороге прошли 15 тысяч вагонов (примерно 230-240 тысяч тонн) импортных грузов из Мурманска через Сороку - Обозерский в центр страны. А всего в течение войны было перевезено несколько миллионов тонн грузов. Для борьбы с диверсионными отрядами финнов, которые периодически проникали в тыл, железнодорожники Кировской железной дороги оборудовали семь бронепоездов (семь бронепаровозов и девятнадцать бронеплощадок).

Еще в сентябре 1941 года Геббельс заявил по радио:

"Кировская дорога выведена из строя - не работает и не может быть восстановлена".

Однако в декабре 1941 года [759] министр иностранных дел Великобритании Энтони Идеи прибыл в Мурманск морем, а оттуда по железной дороге доехал до Москвы. Вернувшись в Лондон, он 4 января 1942 года заявил по радио:

"В связи с тем, что лётные условия были очень плохими, мы направились в Москву поездом. Часть нашего путешествия проходила по той железной дороге, о которой Геббельс говорит, что она перерезана. Из своего собственного опыта я могу сказать, что Геббельс ошибается - железная дорога в полном порядке, не повреждена и работает гладко, хорошо".

В феврале-марте 1942 года командование Карельского фронта получило сведения, что немцы готовят наступление на кестеньгском направлении, и решило нанести противнику встречный удар. После кровопролитных ноябрьских боев 1941 года на кестеньгском направлении стояла в обороне 88-я дивизия (в марте 1942 года она стала 23-й гвардейской). Ее части успешно выполняли возложенные на них задачи. Но теперь, чтобы сорвать наступление противника, Военный совет фронта решил перебросить на кестеньгское направление 263-ю и 186-ю дивизии, две бригады морской пехоты и одну лыжную бригаду, сформированную в феврале 1942 года из отдельных батальонов.

Наступление с основной линии обороны советских войск началось 26 апреля артиллерийской подготовкой, в которой участвовали 33 батареи 76-мм пушек. Но их снаряды не могли разрушить долговременные укрепления противника, а пушек более крупного калибра там не было. B тот же день 186-я дивизия и 80-я бригада морской пехоты перешли в наступление на правом фланге. В течение двух дней они успешно продвигались к Кестеньге, преодолевая сопротивление тыловых и резервных частей дивизии СС "Норд", то и дело переходивших в контратаки. Упорные бои шли здесь в течение нескольких суток. На третий день вступил в бой 307-й полк 163-й дивизии противника. Немцы несли большие потери. Они бросали против наших частей все новые и новые батальоны, бросали прямо с машин, не дав отдохнуть и осмотреться, не дав возможности своим командирам освоиться с местностью.

Одновременно с нашим наступлением на фланге 263-я дивизия и бригада морской пехоты предприняли несколько атак с фронта. Здесь уже почти полгода оборонялась дивизия СС "Норд". Немцы построили долговременные огневые точки, в полный профиль отрыли окопы. Бои на кестеньгском направлении продолжались 10 дней. Результат был тем же, что и в январских боях на масельском и повенецком направлениях. Обе стороны понесли большие потери и остались на своих позициях. У немцев серьезно пострадали 163-я и 169-я пехотные дивизии, а также дивизия СС "Норд".

27 апреля 1942 года на мурманском направлении перешли в наступление части 14-й армии. Первые два дня успешно продвигалась вперед 10-я гвардейская дивизия (бывшая 152-я стрелковая Дивизия). Она вынудила немцев оставить первую линию обороны. На приморском участке активно действовали 14-я дивизия и бригада морской пехоты. Немцы усилили свою оборону, выдвинув на передний край вторые эшелоны. На третий день боев произошла некоторая заминка. Советские войска перегруппировались, в наступление перешла бригада морской пехоты. Корабли флота открыли интенсивный огонь по обороне противника. 2, 3 и 4 мая упорные бои шли по всему фронту 14-й армии. Продвинувшись вперед на несколько километров, части 10-й гвардейской дивизии вышли во фланг немцам, оборонявшим плацдарм на берегу реки Западная Лица.

Для развития успеха командующий армией решил ввести в бой резервную 152-ю дивизию, которая была сосредоточена в 30 км он переднего края. Чтобы преодолеть это расстояние, требовалось совершить дневной переход. Планировалось, что вечером 5 мая дивизия подойдет к исходным рубежам, ночь отдохнет и утром 6 мая вступит в бой. Но этим планам не суждено было сбыться. С утра 5 мая в тундре поднялся сильный буран. Ветер валил людей с ног. Не могли двигаться даже машины. Было приказано рыть в снегу ямы, закрываться плащ-палатками и отсиживаться. Буран продолжался шесть часов. В результате дивизия стала небоеспособной. 1200 человек пришлось госпитализировать. Многие из оставшихся в строю тоже были обморожены. Три человека погибли. [761]

Дивизию пришлось вернуть в район сосредоточения, где были построены хорошие землянки, и приводить в порядок. Войска 14-й армии получили приказ прекратить атаки и отойти на старые рубежи. Лишь там, где захваченная местность улучшала наши позиции, начали строить новые оборонительные сооружения.

К середине мая 1942 года Карельский фронт располагал достаточными силами. Во фронтовом резерве находились две дивизии, две бригады морской пехоты и три легкие бригады, сформированные из отдельных лыжных батальонов. Кроме того, Военные советы армий имели свои резервы. В марте 1942 года командующий Карельским фронтом В.А. Фролов и командующий 7-й армией Ф.Д. Гореленко были вызваны в Ставку. Сталин дал им указание продумать план наступления на юго-запад от станции Масельская с конечной задачей выйти в тыл финским войскам на Карельском перешейке и прорвать с севера блокаду Ленинграда силами 32-й, 7-й Отдельной и 23-й армий Ленинградского фронта. Однако он предупредил, что пока не следует поручать штабу фронта разрабатывать все детали такой операции.

Заметим, что бойцы и командиры Карельского фронта делали все, что могли, чтобы помочь жителям блокированного Ленинграда. Так, в марте 1942 года в Лоухском оленеводческом совхозе отобрали 300 лучших оленей. Оленей и два вагона мороженой рыбы по железной дороге доставили в Тихвин. Там оленей разделили на две группы: одна пошла по льду Ладоги в упряжках с нагруженной на нарты рыбой, а другая была отправлена гуртом. В ре-йультате до самого Ленинграда не потребовалось ни одной автомашины. 300 голов оленей (около 15 тонн мяса) и 25 тонн рыбы ленинградцы получили в марте сверх того, что мог доставить в город автомобильный транспорт по ледовой дороге. Это более чем двухмесячная официальная норма на 10 тысяч человек.

Надо ли говорить, что идея деблокирования Ленинграда с севера командование Карельского фронта восприняло с энтузиазмом. 17 июня 1942 года член Военного совета Карельского фронта Г.Н. Куприянов доложил начальнику Генштаба A.M. Василевскому, что предполагается прорвать оборону финнов на медвежьегорском [762] направлении и, пройдя севернее Ладожского озера, ударить в тыл финским войскам на Карельском перешейке. По прямой это составляло 320 км. Для успешного проведения операции командование фронта просило выделить из резерва Ставки восемь стрелковых дивизий, три-четыре батальона танков, два полка крупнокалиберной артиллерии, пять дорожно-строительных батальонов и две инженерные бригады.

Однако в связи с разгромом советских войск под Харьковом и последующим наступлением немцев на Сталинград операция по деблокированию Ленинграда была отложена. Мало того, Ставка в конце июня - начале июля 1942 года забрала у Карельского фронта 71-ю и 263-ю стрелковые дивизии. Командование фронтом буквально умоляло Ставку оставить на месте 71-ю дивизию, а вместо нее отправить 289-ю дивизию, поскольку 71-я более чем на половину состояла из финнов и карел и прекрасно воевала в столь сложных климатических условиях. Но 71-ю дивизию можно было взять на несколько дней раньше, и это решило дело. В итоге крупных операций в 1942 и 1943 годы на Карельском фронте не было.

Роль авиации в боевых действиях Карельского фронта в 1941-1944 годы была более скромной, чем на других фронтах Великой Отечественной войны. На 22 июня 1941 года 7-я армия располагала лишь полком истребителей И-16 (28 машин) и девятью бомбардировщиками СБ. При этом семь СБ были потеряны в начале июля 1941 года при налете на финскую железнодорожную станцию Ионсу. Немногим больше самолетов имела 14-я армия. Авиация Северного флота располагала 49 истребителями (28 - И-15бис, 17 - И-153, 4- И-16), 11 бомбардировщиками СБ и 56 гидросамолетами (49 - МБР-2, 7 - ГСТ).

В конце сентября 1941 года Карельский фронт получил полк истребителей И-16, полк пикирующих бомбардировщиков Пе-2 и 50 английских истребителей "Харрикейн" специально для прикрытия Мурманска. 29 августа 1941 года по Северный флот получил 42 истребителя и 19 бомбардировщиков ДБ-ЗФ с Балтийского и Тихоокеанского флотов. В течение 1942 и 1943 годов авиация Карельского фронта пополнилась истребителями "Аэрокобра" и штурмовиками Ил-2, а в конце 1943 года - истребителями [763] Як-7и Як-9. В начале 1944 года на фронт прибыла авиадивизия, вооруженная бомбардировщиками Ту-2. В начале 1942 года ВВС передали Северному флоту 95-й авиаполк, вооруженный дальними истребителями Пе-3. На 1 июля 1943 года Северный флот имел 185 самолетов (из них 104 истребителя), на 1 июня 1944 года - 258 самолетов (из них 150 истребителей). К середине 1943 года советским летчикам удалось завоевать господство в воздухе в районе Мурманска.

Среди боевых действий авиации карельского фронта хотелось бы отметить два эпизода. В ноябре 1941 года истребитель старшего лейтенанта Н.Ф. Репнинова (152-й истребительный авиаполк) погиб, протаранив финский самолет. В ночь на 5 марта 1942 года самолет ПС-84 пролетел над всей Финляндией до Ботнического залива и разбросал 200 тысяч листовок под городами Оулу, Суомокальми и Кемиярви. Если бы финны в марте 1942 года внимательно читали листовки, то им бы не пришлось возмущаться бомбежками их городов в 1944 году.

Несмотря на слабую заселенность Карелии до войны и эвакуацию большинства населения осенью 1941 года, на оккупированных территориях развернулось партизанское движение. Так, уже к 10 октября 1941 года за линией Карельского фронта действовали 12 партизанских отрядов общей численностью 710 человек. К этому времени партизаны убили 500 финских солдат, уничтожили 45 автомобилей и один броневик, взорвали 66 мостов, сожгли 2 гидросамолета на воде и 15 раз прерывали провода связи финских войск.

Разведчика Дмитрия Егоровича Тучина можно по праву назвать "карельским Штирлицем". До войны 28-летний Тучин работал комендантом здания Совнаркома в Петрозаводске. В августе 1941 года "за систематическое пьянство" его исключили из партии и выгнали с работы. "Репрессированный режимом" Тучин уехал в родную деревню Горное Шолтозеро. В октябре деревню заняли финские войска. Через пару дней Тучин стал старостой деревни. Он рьяно взялся за свои обязанности и часто ездил в служебные командировки. В штаб Карельского фронта пошла подробная информация о перемещениях финских войск. В частности, именно благодаря разведданным, [764] полученным от Тучина, 5-6 октября из Кондопо-ги в район Вознесенья была переброшена водным путем 272-я дивизия, сыгравшая важную роль в боях у истоков Свири.

В начале 1942 года Тучин был приглашен в Хельсинки на совещание руководства оккупированных территорий. После совещания Тучина принял президент Финляндии Рюти. Они долго беседовали, а потом Рюти наградил Тучина медалью{167}.

В начале июня 1944 года Тучин сформировал крупный партизанский отряд. Самолетом в отряд доставили автоматы и пулеметы. 21 июня, когда началось наступление советских войск на реке Свирь, и финские войска отступали от Вознесенья через Шолтозерский район, отряд Тучина начал боевые действия. Он уничтожил десяток автомобилей с отступавшими финнами, освободил несколько деревень Шолтозерского района.

На 1 января 1944 года в партизанских отрядах Карелии состояли 1557 человек. С февраля 1942 года по июнь 1944 года партизаны убили 1364 финских военнослужащих, пустили под откос 7 паровозов, 31 пассажирский и 107 товарных вагонов, взорвали 2 железнодорожных и 7 шоссейных мостов{168}.

Несмотря на то, что в 1943 году и первой половине 1944 года Карельский фронт не проводил больших наступательных операций, финнам стало ясно, что инициатива окончательно перешла к советским войскам. [765]

Дальше