Содержание
«Военная Литература»
Военная история

Глава первая.

История создания современных танковых войск

В войнах прошлого подвижность и маневренность войск полностью зависела от физических возможностей человека и коня, а на востоке и слона. Однако и тогда совершались великие походы и завоевывались огромные территории. Степень мобильности армии отвечала духу времени. Например, Юлий Цезарь в целях достижения внезапности в течение семи дней прошел со своими легионерами до 200 км, а затем, не вступая в сражение, лишь одним маневрированием вынудил до 25 тыс. войск Помпея сдаться в плен.

В те далекие времена исход войн чаще всего решался одним сражением. Маневр войск обычно осуществлялся на лошадях. Чтобы легче было прокормить войско и лошадей, военные действия обычно велись в летний период, т. е. носили сезонный характер. Это обстоятельство замедляло достижение поставленных целей, и войны, как правило, длились по нескольку лет.

Расширение экономической базы вооруженных сил, создание массовых армий, оснащенных новой машинной боевой техникой, меняли условия ведения войн, потребовали новых способов вооруженной борьбы.

Конница как маневренная сила с появлением техники стала терять свое значение. Конь становится главным образом средством тяги, транспортным средством. Наряду с этим началось широкое использование в военных целях железных дорог.

Армия стала насыщаться более современной техникой, появились пулеметы, получило большое развитие инженерное дело, начала меняться и тактика боя. Примером [9] тому - первая мировая война и, безусловно, вторая мировая война 1939-1945 годов. В результате такие средства ведения маневренной войны, как конница, уже не отвечали новым условиям. Первая мировая война, как известно, началась как война маневренная, но, поскольку наступающая сторона не смогла преодолеть оборону, она очень скоро превратилась в позиционную. В конечном счете пути преодоления позиционной обороны были найдены, но далеко не сразу. Средством, которое вывело первую мировую войну из позиционного тупика, явился главным образом танк, который обладал высокой проходимостью, малой уязвимостью, неплохой маневренностью и достаточной огневой силой. Теперь пехота, наступая вслед за танками, получила возможность значительно быстрее продвигаться на поле боя. Танк, впервые примененный 15 сентября 1916 года в наступательной операции на реке Сомма, в последующем стал грозным оружием.

Появление танков в ходе первой мировой войны не было случайностью. В этом проявилась одна из важнейших закономерностей развития средств и способов вооруженной борьбы. Созданные в результате изменений условий ведения вооруженной борьбы и наличия необходимой промышленной базы, танки в свою очередь оказали большое влияние на характер и способы боевых действий.

Целую эпоху в военном искусстве составляет история советских танковых войск. Благодаря заботам Коммунистической партии и советского народа танковые соединения и части в настоящее время оснащены новейшей боевой техникой и вооружением. Пройдя более чем полувековой путь развития, они выросли в мощную силу и стали одним из важнейших родов войск Сухопутных войск.

Зарождение танковых войск

Появление бронированных боевых машин - закономерный результат прогрессивной военной мысли в век бурного развития техники.

Танк появился на полях сражений сравнительно недавно, во время первой мировой войны 1914-1918 годов, когда после непродолжительного маневренного периода началась позиционная война. Под воздействием сильного артиллерийского и пулеметного огня войска вынуждены [10] были глубоко зарываться в землю. Получило дальнейшей развитие фортификационное дело, и особенно инженерное оборудование местности. Стали создаваться сплошные траншеи не только на переднем крае, но и в глубине обороны, поле боя насыщалось многорядными проволочными, минными и другими заграждениями. Большое количество хорошо замаскированных и укрытых пулеметов в сочетании с ружейным и артиллерийским огнем представляли для атакующей пехоты труднопреодолимое препятствие. Попытки перехода в наступление ночью также вели к неудачам - наличие средств оптического наблюдения и осветительной техники почти полностью исключало возможность застать противника врасплох и прорвать его оборону.

Сосредоточение большого количества орудий на участках прорыва и проведение продолжительной артиллерийской подготовки с целью расчистить путь пехоте приводило к колоссальному расходу снарядов и к тому же часто не давало ожидаемых результатов. Но даже преодолев с большими потерями первую линию траншей, пехота, как правило, вынуждена была прекращать наступление, так как встречала сильный ружейно-пулеметный и артиллерийский огонь противника в глубине его обороны. Кроме того, обороняющийся успевал подтягивать к участку прорыва резервы.

Переход к маневренным формам ведения войны и решение проблемы прорыва позиционного фронта воюющие стороны стремились осуществить еще в 1916 году. Однако ни англо-французам, ни немцам не удалось полностью прорвать позиционную оборону противника. Наступление немцев под Верденом и англо-французов на Сомме свелось к вдавливанию в позиции оборонявшейся стороны. В обоих случаях прорыв организовывался на одном узком участке при пассивных боевых действиях на остальном фронте. Более того, вследствие длительной артиллерийской подготовки на отдельном участке фронта терялся момент внезапности. Многомесячные попытки прорвать оборону на одних и тех же участках приводили к тому, что противник успевал не только перебрасывать на эти направления свои резервы, но и строить здесь новые мощные оборонительные сооружения, а следовательно, имел возможность наращивать тактическую глубину обороны. В связи с этим наступающие войска, продвинувшись [11] на несколько километров, а иногда и того меньше, вынуждены были снова организовывать прорыв тактической обороны. Все это приводило к кровопролитным боям и в конечном итоге прекращению наступательных действий. По ряду причин не изменило в то время положения и применение в 1916 году нового средства борьбы - танков.

Проблему прорыва позиционной обороны удалось в какой-то мере решить на Западе в 1917 году, когда были созданы и успешно применены в большом количестве не только танки, но и авиация. С точки зрения военного искусства наибольший интерес, конечно, представляет наступательная операция английских войск у Камбре, так как именно в этой операции при помощи танков и отчасти авиации, без артподготовки англичане за шесть часов завершили прорыв двух позиций оборонительной полосы немцев и достигли того, на что ранее затрачивались месяцы.

Новые средства вооруженной борьбы в сочетании с имевшейся до этого боевой техникой помогли вывести войну из позиционного тупика и обеспечили возможность успешно прорывать глубоко эшелонированную траншейную оборону в высоких темпах.

Подобно тому, как средневековые рыцари предохранялись от стрел и ударов сабель, мечей, пик и другого холодного оружия различного рода железными доспехами и кольчугами и имели в бою прикрывающий щит, в конце XIX - начале XX века возникает идея создания машины, которая прикрывала бы броней экипаж от ружейно-пулеметного огня и осколков снарядов и в то же время имела бы вооружение для поражения огнем противника. Эта идея воплотилась в бронированной гусеничной машине - танке, способном не только предохранять экипаж от ружейно-пулеметного огня, осколков снарядов, но и поражать своим огнем противостоящего противника, передвигаться вне дорог, преодолевать на поле боя проволочные заграждения, окопы и другие заграждения и естественные препятствия.

Танк явился новым видом боевой техники и средством борьбы машинного периода войны. Создать такую машину можно было только при высоком уровне развития науки, определенных технических возможностях и наличии [12] мощной промышленности, главным образом машиностроения.

Изобретение и постройка танка стали возможны при наличии двигателя внутреннего сгорания, гусеничного движителя, вооружения и брони, а также благодаря громадному, труду ученых, инженеров и техников многих стран, и прежде всего русских специалистов.

Первые русские танки. Идея создания боевой машины, сочетающей в себе вооружение, защиту воинов и подвижность, уходит своими корнями в глубокую древность. В исторических исследованиях есть описания боевых повозок, которые предназначались для защиты вооруженных воинов при атаке неприятельских войск.

Боевые повозки по идее близки к машине, которую теперь называют танком. Но танк возник на другой основе и в другую эпоху - в эпоху машинного периода войны, механического двигателя, брони и огнестрельного оружия.

Изобретение танка опирается на современную технику, и в первую очередь автомобили и тракторы, являющиеся ближайшими предшественниками танка. Не случайно изобретатели пытались на их базе создать боевую машину, защищенную броней. Известно много проектов, но осуществить их не удалось из-за слабой технической базы. Только после изобретения двигателя внутреннего сгорания и гусеничного движителя появилась возможность реализовать эти проекты, а первая мировая война явилась мощным толчком к созданию танка.

Таким образом, хотя идея бронированной боевой машины и не нова в военном деле и была известна еще в древности, танк все же является детищем эпохи современной техники и современного военного искусства; - и только с этих позиций имеет смысл рассматривать создание, развитие и совершенствование танков и способы их применения.

Могла ли Россия в первой мировой войне иметь свои танки?

Еще задолго до войны русские изобретатели опережали иностранных специалистов в области создания некоторых узлов и механизмов танка, а также и конструкции танка в целом.

Уже в 1887 году русский изобретатель Ягодзинский построил и испытал мощный бензиновый двигатель внутреннего [13] сгорания с электрическим зажиганием рабочей смеси. Несколько позже в России были сконструированы и испытаны другие типы двигателей внутреннего сгорания.

За границей же первый двигатель с воспламенением горючей смеси от сжатия был построен в Германии в 1897 году по предложению известного немецкого изобретателя Р. Дизеля. В России подобного типа двигатель был сконструирован в 1899 году.

Русские изобретатели работали также над созданием и усовершенствованием гусеничного движителя. Еще в 1837 году штабс-капитан Д. Загряжский разработал конструкцию металлической гусеницы, опорных катков и механизм для регулировки натяжения гусеницы. В 1888 году талантливый русский изобретатель Ф. А. Блинов построил первый в мире гусеничный трактор с металлическими гусеницами. В том же году трактор подобного типа изобрел и американец Беттер.

К началу XX века ученые различных стран разработали образцы артиллерийского и пулеметного вооружения, которые затем были приспособлены для установки в танк. В России, например, в 1877 году талантливый русский артиллерист В. С. Барановский представил для испытаний первый образец сконструированной им скорострельной 2,5-дюймовой пушки. Несколько позже новейшие по тому времени 3-дюймовые пушки обр. 1902 года освоил Путиловский завод.

Для создания танка кроме двигателя внутреннего сгорания, ходовой части и вооружения необходимо было иметь налаженное производство брони. В конце XIX века броня в основном применялась в военно-морском флоте, в частности при строительстве броненосцев, однако для танков необходима была более легкая и прочная стальная броня. Вскоре и эту задачу удалось решить. Метод производства необходимой стали был разработан русскими учеными-металлургами Н. П. Аносовым и Д. К. Черновым.

В 1893 году русский ученый инженер А. А. Ржешотарский изготовил на Обуховском заводе 10-дюймовую судовую броню из никелевой стали для строившихся русских броненосцев. В 1898 году на Ижорском заводе было организовано производство цементированной хромоникелевой брони. К началу первой мировой войны замечательные [14] русские мастера научились производить вполне надежную противопульную броню, которая стала широко применяться при конструировании бронированных автомобилей. Создание последних было вызвано той же необходимостью, что и танков. Бронеавтомобиль, по существу, явился наиболее близким прообразом танка. Однако бронеавтомобиль был привязан к дорогам. Поэтому конструкторы начали искать пути создания боевой машины, способной действовать на пересеченной местности, непосредственно на поле боя.

Наличие отработанного и примененного на практике гусеничного хода, обладающего несомненными преимуществами перед колесным при движении по бездорожью, натолкнуло многих изобретателей на мысль использовать его для боевой машины. Одним из первых создателей проекта боевой гусеничной машины, впоследствии названной танком, является инженер В. Д. Менделеев - младший сын знаменитого русского ученого Д. И. Менделеева. По его проекту танк должен был весить около 170 т, иметь 120-мм пушку, пулемет и броню до 150 мм. Это был смелый по тому времени проект, который по некоторым показателям приближается к современным танкам. Конечно, слишком большой вес потребовал бы установки очень мощного двигателя, а сам танк обладал бы незначительной проходимостью. Вместе с тем идея создания такой мощной машины вполне заслуживала внимания. Однако в России из-за слабо развитой промышленности такой танк построить не удалось.

В 1914 году, вскоре после начала первой мировой войны, русский изобретатель А. А. Пороховщиков представил проект гусеничной бронированной машины, названной им вездеходом. Эта машина была построена в Риге и испытана 18 мая 1915 года. Вездеход во время испытаний легко шел по глубокому песку со скоростью около 25 верст в час. Все выбоины и неровности на пути машина преодолевала легко, не снижая скорости. Правда, она испытывалась без вооружения. Однако в последующем на вездеход предполагалось поставить вращающуюся башню с пулеметом.

Таким образом, построенная А. А. Пороховщиковым машина имела все основные элементы современного танка и при испытаниях показала хорошие качества. Однако работы по улучшению опытного образца были прекращены. [15] Высшие военные круги царской России не смогли по достоинству оценить значение бронированных вездеходных машин. Причиной тому были недальновидность и косность военного руководства, экономическая отсталость и зависимость промышленности России от Запада, а самое главное, преклонение правящих кругов перед иностранной техникой и неверие в творческие силы русского народа.

Преимущество гусеничного хода было оценено не сразу. Многие конструкторы за границей и в России в качестве движителя танков по-прежнему пытались использовать колесный ход, причем количество колес было различным. Конструировались и испытывались танки с четырьмя, шестью и даже двенадцатью колесами. В России в 1915 году конструктором П.П. Лебеденко была построена трехколесная машина весьма оригинальной конструкции. В создании этого своеобразного танка участвовали известные русские ученые Н.Е. Жуковский и Б.С. Стечкин. Танк имел два двигателя, весил 49 т. и, по расчетам, должен был передвигаться со скоростью 4 км/час. Он, конечно, мало чем напоминал современный танк, однако создание такой машины окончательно предопределило дальнейшие пути строительства танков с использованием гусеничного движителя.

Теперь трудно, конечно, объяснить, почему в период первой мировой войны Россия не имела отечественных танков. Возможно, сказалось преклонение перед Западом, и особенно Германией, во взглядах на формы и способы ведения войны.

Германия, как известно, не придавала значения роли танков в войне и поэтому не уделяла какого-либо внимания их строительству в период первой мировой войны. В отличие от других великих держав - России, Франции и Англии, которые занимались танковой проблемой перед первой мировой войной, - Германия даже и попыток не делала в этой области. Во время войны она, видимо, больше полагалась на свои гаубицы и хорошо вымуштрованную пехоту и пренебрегла появлением на поле боя такого грозного оружия, каким оказались танки.

Танки первой мировой войны. За рубежом первыми создали танк англичане. За время войны они выпустили несколько моделей под разными названиями. Первым образцом танков был "Большой Вилли". Танк имел броню 5-10 мм, вооружение различное - 2 пушки калибра 57 мм и 4 или 6 пулеметов, скорость движения 6 км/час, экипаж 8 человек, вес 28 т.

Впервые 49 английских танков участвовали в боевых действиях на реке Сомма 15 сентября 1916 года.

Во французской армии первый танк появился в сентябре 1916 года. В бою французские танки участвовали впервые 15 апреля 1917 года.

Бой на Сомме и несколько последующих операций с участием английских и французских танков не привели к желаемым результатам, Танков не хватало, они были технически ненадежны, зачастую применялись на местности, мало подходящей для боевых действий, что еще больше сказывалось на результатах их применения. Например, из 49 танков, участвовавших в сражении на Сомме, на исходные позиции прибыли лишь 32, остальные остановились на маршрутах движения главным образом вследствие технических неисправностей. В атаке же участвовало всего 18 танков, потому что 5 застряли в болоте, а у 9 испортились механизмы. Естественно, такое количество танков не смогло сколько-нибудь существенно повлиять на обстановку, но было признано, что теперь пулеметный огонь и проволочные заграждения уже не являлись непреодолимым препятствием для наступающей пехоты, действующей совместно с танками. Задача состояла в том, чтобы непрерывно совершенствовать их боевые качества и правильно применять на поле боя.

Из всех боев первой мировой войны с применением танков наибольшее значение имели сражения при Суассоне (весна 1917 года), Камбре (ноябрь 1917 года) и Амьене (август 1918 года), в которых участвовало одновременно от 200 до 600 танков.

Эти сражения показали, что танки при массированном применении их на танкодоступной местности могут прорвать позиционный фронт и создать условия для превращения тактического успеха в оперативный.

После боевых испытаний танков на Сомме и в других сражениях англичане приступили к их усовершенствованию.

В 1917 году они выпустили новую модель танка - M-IV с броней 12 мм, все остальные показатели остались прежние. Кроме того, в том же году англичане создали танк под названием "Уипетт", который имел броню [18] 14 мм, 3 пулемета, скорость движения 13,5 км/час, экипаж 3 человека, вес 14 т.

В 1918 году англичане еще раз улучшили первую модель, доведя толщину брони до 15 мм, скорость движения до 7,5 км/час, вес танка до 29,5 т, сохранив при этом все остальные показатели.

Английские танки периода первой мировой войны технически были несовершенны, имели ромбовидную форму без вращающейся башни с внешним обводом гусениц и неподрессоренным корпусом. И только позднее англичане переходят к изготовлению танков новой формы с подрессоренным корпусом и вращающейся башней.

Во Франции танки появились примерно через год после английских. Первый французский танк под названием "Шнейдер" выпуска 1916 года имел броню 11 мм, пушку калибра 75 мм и 2 пулемета, скорость движения 4 км/час, экипаж 6 человек, вес 13,5 т.

В том же году французы создали вторую модель танка под названием "Сен-Шамоп". Этот танк имел броню 11 мм, пушку калибра 75 мм и 4 пулемета, скорость движения 8 км/час, экипаж 9 человек, вес 24 т.

Французские конструкторы, видимо, учли технические недостатки английских танков. Внешне французские машины "Шнейдер" и "Сен-Шамон" значительно отличались от своих английских собратьев. Гусеницы их шли не поверх корпуса, а сбоку, были применены рессоры - корпус танка подвешивался на спиральных пружинах. При такой конструкции удары при движении машины смягчались, танк мог развивать более высокую скорость, а экипажу обеспечивались лучшие условия для работы.

Французы более энергично, чем англичане, совершенствовали и развивали свою танковую технику. В начале 1918 года им уже удалось создать новую модель - "Рено". Это был легкий танк, более совершенный в сравнении с английскими и ранее выпущенными французскими танками. "Рено" имел броню 16 мм, пушку калибра 37 мм и пулемет, скорость движения 9 км/час, экипаж 2 человека, вес 6,5 т.

Конструктор Луи Рено, именем которого и был назван новый французский танк, внес много технических усовершенствований, благодаря чему боевая машина стала более маневренной. Впервые на танке была установлена вращающаяся башня с вооружением, что позволяло вести огонь в любом направлении, а не только в направлении движения танка, как это было прежде. Кроме того, конструктор внес ряд других технических усовершенствований, многие из которых сохранились и в современных танках. Однако для внедрения этой машины в войска потребовалось продолжительное время.

Соединенные Штаты Америки приступили к производству танков в 1917 году. Используя свой отечественный двигатель, американцы воспроизвели модели английских и французских танков, в основном копируя M-V и "Рено". В 1918 году в США были выпущены танки, построенные фирмами "Холт" и "Дженерал электрик". Начал производить танки и Форд.

Конструкция машин не представляла чего либо нового. Одна из них напоминала бронированный трактор "Холт", а в машине Форда сохранялись основные черты "Рено". Американские танки в боевых действиях первой мировой войны не участвовали.

Германия слишком поздно поняла роль танков в военных действиях, вначале не придав им серьезного значения. Германская разведка еще до появления английских танков на Сомме знала, что англичане строят какие-то новые военные машины, но даже сражение на Сомме не произвело на немецкое командование большого впечатления, так как англичане в этой операции не добились больших успехов, хотя это сражение показало всему миру, что родилось повое грозное оружие современной войны.

"Танки - это больная фантазия и шарлатанство, - писала одна немецкая газета того времени. - Машины-чудовища только на короткое время поражают солдат, но вскоре здоровая душа доброго немца успокаивается, и он с легкостью борется с глупой машиной".

Первый немецкий танк был показан ставке в Майпце лишь в мае 1917 года, но вследствие ряда недостатков на вооружение его не приняли. Только в 1918 году немецкая армия получила первый отечественный танк марки A-7-V. Германский танк резко отличался от английских и французских. Он имел броню 15 -30 мм, пушку калибра 57 мм и 6 пулеметов, скорость 13 км/час, экипаж 7 человек, вес 33 т. К этому времени германское командование оцепило силу и значение танков в бою, исчезли хвастливые заявления о "глупых машинах" и т. п. Немцы лихорадочно начали строить танки разных конструкций, [20] однако без научного анализа и учета условий их применения.

В начале 1918 года в Германии был создан еще один танк - марки А-7-VV, который имел броню до 45 мм и вес 44 т. От предшественника он отличался некоторыми конструктивными изменениями. В этот же период появился танк марки "К", который имел броню 30 мм, почти такое же вооружение, как и в предыдущих машинах, и вес 150 т. Этот танк немцы назвали "К", т. е. "Колоссаль". В Германии построили всего два таких танка, в боях они не участвовали и были уничтожены согласно Версальскому договору. В том же 1918 году немцы создали две модели легких танков весом 9 т, с легким бронированием. Это, конечно, была уже танковая лихорадка, а не строительство боевых машин.

Появившись на поле боя в середине 1916 года, танки до конца войны претерпели ряд конструктивных изменений: скорость движения увеличилась до 12 - 13 км/час, а запас хода до 150 км. Повысились маневренные возможности танка и улучшились условия работы экипажа. К концу войны в войсках Антанты насчитывалось свыше 8 тыс. танков, а в 1919 году планировалось построить более 20 тыс.

Следует отметить, что, хотя танки до конца первой мировой войны и оставались только тактическим средством, т. е. действовали с пехотой лишь в пределах тактической глубины обороны, тем не менее они помогли войскам Антанты победить германскую армию и ее союзников.

Уже эта война дала ряд примеров успешного применения танков во взаимодействии с пехотой при прорыве тактической обороны. Но развить с их помощью тактический успех в оперативный в то время не удавалось. Ни одна операция с применением танков не заканчивалась достижением оперативного прорыва.

В ходе первой мировой войны танки оказали определенное влияние на развитие тактики, особенно в вопросах достижения внезапности атаки; ширина фронта наступления пехотных частей и соединений увеличилась в 1,5 - 2 раза. Например, в операциях 1916 - 1917 годов при наступлении [21] без танков пехотная дивизия получала полосу шириной 1,5-2 км, а усиленная танками, действовала в полосе до 3-4 км.

Наличие танков способствовало дальнейшему совершенствованию и развитию боевых порядков пехоты, потребовало более четкой организации взаимодействия пехоты, танков и других родов войск; усложнилась как организация, так и ведение боя. Все это оказывало влияние и на оборону. В этих новых условиях она должна была строиться и как противотанковая.

Массированное применение танков создавало реальные предпосылки для организации и осуществления боевых операций на большую глубину. Однако слабо разработанная теория организации и боевого применения танковых войск, а также малый опыт их использования не позволили решить эту проблему в годы первой мировой войны.

Создание и развитие советских танковых войск

Победа Великой Октябрьской социалистической революции в России открыла новую эру в истории человечества. Революция прорвала единый фронт империализма и положила начало крушению мировой капиталистической системы. Опасаясь, что создание Советского государства послужит примером для трудящихся других стран, империалисты наиболее крупных держав совместно с силами русской контрреволюции развернули открытую вооруженную борьбу против молодой Советской республики, стремясь свергнуть народную власть и восстановить в России капиталистический строй. Началась иностранная военная интервенция и гражданская война. Советская республика оказалась в кольце фронтов.

В. И. Ленин говорил, что

"гражданская война есть наиболее острая форма классовой борьбы, когда ряд столкновений и битв экономических и политических, повторяясь, накапливаясь, расширяясь, заостряясь, доходит до превращения этих столкновений в борьбу с оружием в руках одного класса против другого класса"{2}. [22]

Вооруженная борьба носила решительный характер. Обе стороны применяли наиболее активные формы ведения войны, стремясь к полному разгрому противника, что в свою очередь определяло высокую маневренность действий войск. Необходимость в широком маневре диктовалась также и тем, что военные действия развернулись на обширной территории при сравнительно ограниченном количестве сил, которыми располагали борющиеся стороны.

На формы и способы ведения вооруженной борьбы оказывало влияние и то обстоятельство, что организация и строительство Вооруженных Сил Советской республики осуществлялись в ходе войны. Белогвардейцы же формировали свои вооруженные силы под прикрытием иностранных интервентов, вторгшихся на территорию России, и при их всесторонней помощи. Кроме того, контрреволюция опиралась на кадровых офицеров бывшей царской армии. В лагере контрреволюции оказалась также значительная часть казачества, которое имело хорошую военную подготовку и постоянно действующее военно-административное устройство. Однако у контрреволюции был весьма непрочный тыл.

Коммунистическая партия, руководимая В. И. Лениным, подняла весь советский народ на защиту завоеваний Октября. В короткий срок была создана Красная Армия, которая, несмотря на разруху в стране, оснащалась необходимым вооружением, в том числе бронеавтомобилями, бронепоездами, а затем и танками.

По указанию Советского правительства в 1918 году началось создание броневых автомобильных отрядов. 31 января 1918 года приказом Народного комиссариата по военным делам был образован первый центральный орган управления всеми броневыми частями Советской республики, сокращенно названный Центробронь. Усилиями партии и правительства в течение 1918 года Красную Армию удалось значительно укрепить и оснастить, в том число и броневыми частями. Уже к октябрю 1918 года армия имела на вооружении 23 бронепоезда и 37 броневых отрядов, в которых насчитывалось 150 броневых автомобилей, а в 1920 году было сформировано 52 бронеотряда и 103 бронепоезда.

Броневой автомобильный отряд обычно имел четыре бронеавтомобиля, из них три пулеметных и один пушечный, два-три мотоцикла, четыре автомашины и ремонтные [23] средства. В отряде насчитывалось до ста человек. Первые броневые отряды предназначались для усиления кавалерийских полков и дивизий. В сентябре - октябре 1918 года при обороне Царицына несколько таких отрядов впервые были объединены в отдельную броневую колонну. Этим наметилась линия на самостоятельное применение броневых частей.

Бронеотряды и бронепоезда, явившись предшественниками танковых войск, сыграли важную роль в борьбе против иностранной военной интервенции и в гражданской войне 1918-1920 годов. Бронепоезда и бронеавтомобили успешно применялись на всех фронтах гражданской войны. Наличие броневых частей не только усиливало мощь стрелковых и кавалерийских соединений, но и положительно влияло на их моральное состояние.

Много сил в производство и ремонт бронепоездов и бронемашин вложили рабочие Сормовского, Пермского, Путиловского и Ижорского заводов. Кроме того, бронирование паровозов и платформ осуществлялось на фронтах силами железнодорожников и красноармейцев, которые проявляли при этом удивительную находчивость. Однако одних бронепоездов и бронеавтомобилей было недостаточно для борьбы с полчищами интервентов, вооруженных самым современным по тому времени вооружением и техникой, в том числе и танками. Поэтому Коммунистическая партия и Советское правительство приняли решение о создании своих танковых подразделений и частей. В связи с этим в конце 1919 года было организовано отечественное производство танков. В. И. Ленин лично поставил задачу машиностроителям в кратчайший срок приступить к постройке советских танков. Это была трудная задача, которую пришлось решать в пору нехватки сырья и материалов. Но Ленин, партия верили, что рабочие преодолеют все трудности.

В те времена Сормовский завод считался одним из самых мощных предприятий отечественной промышленности. В конце 1919 года на заводе "Красное Сормово" были разработаны чертежи и технология производства бронированных машин. Танки строились при участии заводов АМО (ныне автомобильный завод имени Лихачева) и Ижорского. Завод АМО изготовлял для танков двигатели, а Ижорский завод выпускал броневые листы. [24]

Владимир Ильич Ленин лично интересовался ходом производства первых советских танков. О состоянии работ ему докладывал Совет военной промышленности. Конструкторам и промышленности пришлось преодолеть много трудностей при постройке первого отечественного танка: не хватало опыта изготовления сложных боевых машин и необходимого специального оборудования. Однако, несмотря на это, через семь месяцев - 31 августа 1920 года - первый советский танк вышел из ворот завода. Он был назван "Борец за свободу тов. Ленин". Организация производства танков в такой короткий срок была крупнейшим достижением. Трудовой подвиг завода "Красное Сормово" в труднейших условиях гражданской войны положил начало отечественному танкостроению. Вслед за первым танком было построено еще 14 однотипных, а один трофейный легкий танк был капитально отремонтирован и переоборудован. По своим качествам сормовские легкие танки не уступали лучшим иностранным образцам того же типа, а по некоторым конструктивным особенностям и превосходили их. Так, [25] например, на советских машинах было установлено пушечно-пулеметное вооружение - 37-мм пушка и пулемет, а на иностранных такое вооружение появилось только в 1926-1930 годах.

Проекты танков разрабатывались и в других конструкторских бюро. В 1920 году был проведен конкурс, на котором первой премии удостоился проект плавающего танка, вооруженного 76-мм пушкой. Второй конкурс состоялся в 1922 году. На нем было рассмотрено семь проектов советских танков различных типов.

Таким образом, Советское государство в условиях разрухи, голода, тяжелой гражданской войны создало танки, о которых не могла и мечтать царская Россия.

Для укомплектования первых танковых частей Красной Армии использовались и трофейные танки, захваченные у интервентов в различное время. Так, весной 1919 года под Одессой у французов были отбиты малые танки типа "Рено", а на Украине захвачены английские большие танки типа "Рикардо". Одну из захваченных машин бойцы 2-й Украинской советской армии прислали в Москву в подарок В. И. Ленину. Танк демонстрировался на Красной площади в день 1 Мая.

Осенью 1919 года два десятка больших английских танков были отбиты у деникинцев. Большие и малые танки интервентов оказались в числе трофеев при разгроме Юденича и белогвардейщины на севере России. В декабре 1919 года и в январе 1920 года войска Южного фронта захватили большое количество танков при освобождении Ростова-на-Дону, несколько машин различных типов было отбито у Врангеля и белополяков.

Таким образом, в 1920 году сложились условия, позволившие приступить к формированию танковых отрядов.

Первый штат танкового отряда был утвержден приказом Реввоенсовета 28 мая 1920 года. В отряд включались три танка, несколько автомашин, мотоциклы и железнодорожный состав. Наличие подвижного состава позволяло быстрее и без затрат моторесурсов выдвигать танки на нужное направление. Кроме того, учитывались и технические возможности танков, которые не могли еще совершать длительных маршей.

В наступлении танки использовались только для непосредственной поддержки пехоты. Атака проводилась [26] обычно под прикрытием артиллерийского огня или бронепоездов. Впервые танки Красной Армии участвовали в бою 4 июля 1920 года у станции Зябки, в районе города Полоцк. При поддержке огня бронепоезда и артиллерии они совместно с пехотой прорвали оборону врага. Удар танков и пехоты был развит конницей и бронеавтомобилями, которые обеспечили преследование отступавших в панике войск противника.

Танки применялись и при освобождении столицы Грузии Тифлиса 25 февраля 1921 года. Этот бой также отличался хорошо организованным взаимодействием танков с пехотой и бронепоездами. Как и в бою под Полоцком, бронепоезда отвлекали на себя артиллерийский огонь противника, тем самым помогая танкам успешнее выполнить боевую задачу.

По сравнению с первой мировой войной тактика Красной Армии во время гражданской войны была насыщена смелыми и решительными действиями. Стремительные и лихие кавалерийские атаки красной конницы, использование бронепоездов и других средств поддержки придавали войне маневренный характер. В результате активные наступательные действия Красной Армии не позволили противнику перейти к позиционным формам борьбы. Широко применялся не только маневр, но и, в частности, фланговые удары, а при прорыве фронта обороны противника - сосредоточенные удары.

Опыт использования в годы гражданской войны бронесил, в частности танков, был всесторонне исследован. Советское военное искусство в основном дало верную оценку новому роду войск и сделало все возможное для его дальнейшего совершенствования. Уже в сентябре 1920 года была выпущена инструкция по применению танков, в которой предусматривалось их использование для прорыва укрепленных позиций противника, уничтожения проволочных и других видов заграждений, огневой поддержки своих войск, уничтожения связи и сообщений в тылу противника, захвата и удержания укрепленных пунктов до подхода своих войск и др. В атаку танки должны были идти при поддержке огня артиллерии. Основным их назначением являлась непосредственная поддержка пехоты. Предусматривалось использование бронированных машин в обороне, а также для нанесения контратак. Несовершенство танков того времени, [27] прежде всего недостаточная скорость и малый запас хода, исключало возможность их использования для развития успеха. Инструкция свидетельствует о том, что уже тогда советская военная мысль предвидела роль и значение бронесил - предшественников современных танковых войск.

Значительный вклад в создание советских танковых войск внесли работники управлений и ведомств, возглавивших становление броневых сил республики, Л. Е. Земеринг, Г. С. Котовский, Г. В. Един, М. С. Огоньян и многие другие.

Конница в гражданской войне

Первая мировая война в целом была позиционной, хотя на некоторых ее этапах и носила маневренный характер. Наряду с появлением танков в этой войне мощным толчком в разработке маневренных способов борьбы явилась гражданская война в России, где широко применялась конница. Именно конница, получившая широкое применение в гражданской войне, послужила основой для создания теории маневренных боевых действий. Крупные кавалерийские соединения, особенно 1-я Конная армия, решали важнейшую задачу превращения тактического успеха в оперативный.

Гражданская война носила ожесточенный характер, враги всех мастей стремились задушить молодую Советскую республику. Особенно тяжелым был 1919 год. Красной Армии пришлось отражать удары на многих фронтах. В кровопролитных боях выдающуюся роль сыграла паша красная конница, особенно в Орловско-Кромской операции 10-26 октября и Воронежско-Касторненской операции, которая началась 9 октября и закончилась 15 ноября 1919 года.

Войска Южного фронта ударами с нескольких направлений 20 октября освободили Орел. Отдавая должное всем войскам, особенно 13-й и 14-й армиям, необходимо подчеркнуть выдающуюся роль конной группы В. М. Примакова, которая, войдя в прорыв, стремительно развивала наступление и в течение первого дня продвинулась в оперативную глубину на 60 км. Оказавшись в глубоком тылу врага, конная группа, несмотря на тяжелую обстановку, утром 4 ноября нанесла внезапный удар по станции [28] Поныри и заняла ее, днем позже захватила Фатеж и полностью уничтожила вражеский гарнизон. Смелый рейд красной кавалерии нарушил управление белогвардейских войск, дезорганизовал работу тыла и прервал движение на железнодорожном участке Курск - Орел. Все это ускорило отступление деникинцев с занимаемых позиций и содействовало успешному наступлению наших войск.

Велика роль красной конницы и в Воронежско-Касторненской операции. Основная задача в этой операции возлагалась на 1-й Конный корпус С.М. Буденного. В результате была разгромлена крупнейшая группировка Добровольческой армии Деникина, в частности его ударная сила - конные корпуса генералов Шкуро и Мамонтова. В ходе преследования противника, который отходил на Касторную, С. М. Буденный проявил исключительную смелость и отвагу, как зрелый военачальник, все учел и нанес внезапный удар именно в стык конных корпусов Шкуро и Мамонтова, чего они никак не ожидали. Красная конница обратила их в бегство и овладела Касторной.

Конный корпус С.М. Буденного в ходе этой операции с боями преодолел более 200 км, добился больших успехов и на практике показал, как важно иметь в условиях маневренной войны подвижные войска.

Успехи Красной Армии в этот период В. И. Ленин оценивал так:

"Победа под Орлом и Воронежем, где преследование неприятеля продолжается, показала, что и здесь, как и под Петроградом, перелом наступил. Но нам надо, чтобы наше наступление из мелкого и частичного было превращено в массовое, огромное, доводящее победу до конца"{3}

Эта победа создала Южному фронту благоприятные условия для нанесения последующего глубокого удара с целью отсечения Добровольческой армии от Донской и вынудила белогвардейское командование отдать приказ об отступлении в южном направлении.

Воронежско-Касторненская и Орловско-Кромская операции обогатили советское военное искусство поучительными примерами использования крупных кавалерийских соединений при решении оперативных задач. Боевой опыт [29] по вводу конной группы в прорыв и осуществлению рейда по глубоким тылам противника нашел в последующих операциях гражданской войны, а также и в Великой Отечественной войне весьма широкое развитие.

Более того, этот опыт явился одной из причин формирования конной армии. 17 ноября 1919 года постановлением Реввоенсовета Республики создается 1-я Конная армия, ядром которой стал 1-й Конный корпус. Командующим был назначен С. М. Буденный, членами Реввоенсовета К. Е. Ворошилов и Е. А. Щаденко.

В эту армию кроме кавалерийских соединений и частей включались и стрелковые дивизии, но все же это была конная армия - высокоманевренное объединение, оснащенное большим количеством пулеметных тачанок и сильной конной артиллерией. В ее состав входил также бронеотряд имени Я. М. Свердлова, имевший бронеавтомобили и автомашины с пулеметами, иногда придавались и бронепоезда.

1-я Конная армия обладала по тому времени большой огневой мощью и маневренностью и способна была решать оперативно-стратегические задачи как самостоятельно, так и во взаимодействии с общевойсковыми армиями. Определенный интерес представляет одна весьма важная деталь, на которую обратил внимание С. М. Буденный в своих воспоминаниях: как конница противника, так и наша красная кавалерия искали успеха в бою, действуя главным образом в полосе железных дорог, где широко применялись бронепоезда. При действиях же в отрыве от железных дорог как мы, так и противник стремились широко использовать бронемашины, а когда имелись танки, то и танки. Иначе говоря, уже в тот период советские войска для выигрыша сражений и достижения победы проводили широкий маневр конницей и использовали бронепоезда, бронемашины и танки, что в конечном счете и создавало сочетание маневра и удара. Использование в широких масштабах кавалерии в гражданской войне способствовало повышению размаха наступательных операций по сравнению с первой мировой войной. Глубина армейских наступательных операций возросла до 120-150 км, а средний темп наступления достигал 10 км в сутки.

Этот замечательный род войск внес неоценимый вклад в разгром белогвардейцев и иностранных интервентов. [30]

В рядах нашей конницы выросло много талантливых командиров и военачальников.

Красная конница воспитала таких крупных военных деятелей, как К. Е. Ворошилов, который долгое время был Народным комиссаром обороны СССР, и С. К. Тимошенко, назначенный накануне войны Наркомом обороны и многое сделавший для подготовки Советских Вооруженных Сил. Из кадров красной кавалерии выдвинулся выдающийся полководец и военный деятель Маршал Советского Союза Г. К. Жуков. В кавалерийских войсках долго служил и ставший в послевоенное время Министром обороны Союза ССР Маршал Советского Союза А. А. Гречко, прошедший суровую школу военных лет и заслуживший уважение в войсках.

Красная конница дала таких одаренных полководцев и военачальников, как К. К. Рокоссовский, И. X. Баграмян, О. И. Городовиков, Л. В. Горбатов, А. И. Еременко, М. И. Казаков, П. А. Курочкин, А. А. Лучинский, П. П. Собешшков, И. В. Тюленев, Т. Т. Шапкин, и многих других. В период гражданской войны прославились замечательные кавалерийские военачальники Г. Д. Гай, Г. И. Котовский, Н. Н. Криворучко, Н. Д. Каширин, Я. Г. Мелькумов.

Вскоре после окончания гражданской войны многие талантливые командиры красной конницы прошли переподготовку в Военной академии имени М. В. Фрунзе и других высших военно-учебных заведениях и затем получили назначение в новые рода войск, в частности авиацию и танковые войска.

Замечательные кадры красной конницы, закалившиеся в огне революции, сумели передать новым родам войск свой боевой дух, порыв и стремительность, а также принципы военных действий, сложившиеся в ходе применения конницы в гражданскую войну: массирование на решающих направлениях, в особенности в наступательных операциях, внезапные и стремительные удары с обходом и охватом флангов противника с целью его разгрома. Эти принципы легли в основу разработки теории использования новых средств борьбы - танковых войск. С появлением таких перспективных родов войск, как авиация и танки, стало ясно, что конница теряет свое былое значение.

Об этом говорил такой выдающийся военный мыслитель, как М. В. Фрунзе, который еще в 1924 году утверждал, [31] что нужно больше уделять внимания развитию танков и авиации. По этим проблемам неоднократно выступал крупнейший военный теоретик М. II. Тухачевский и ряд других военачальников, появилось много новой литературы, в которой высказывались передовые взгляды о значении танков в будущей войне. И все же новые рода войск, в особенности танки, не получили в то время должного развития из-за слабой экономики страны. И только много лет спустя, когда экономическая мощь нашего государства возросла, передовая военная теория получила возможность превратиться в материальную силу.

В ходе ожесточенной гражданской войны, продолжавшейся более трех лет, Советская республика одержала всемирно-историческую победу, отстояла завоевания Великой Октябрьской социалистической революции.

Руководящая и направляющая деятельность партии и ее ЦК во главе с великим Лениным явилась решающим фактором успеха в создании Красной Армии, которая отбила первое военное нашествие империализма на Страну Советов и отстояла существование первого в мире социалистического государства.

Организатором и вдохновителем освободительной борьбы советского парода в годы гражданской войны была Коммунистическая партия, руководимая Центральным Комитетом и лично В. И. Лениным. Коммунистическая партия в трудных условиях войны сумела в короткий срок перестроить всю жизнь страны на военный лад и превратить ее в единый боевой лагерь, создать массовую регулярную армию, подготовить командные кадры, организовать производство вооружения и боеприпасов и поднять все пароды нашей страны на защиту завоеваний Октября.

Гражданская война обогатила советское военное искусство новыми формами и способами ведения вооруженной борьбы, новыми принципами руководства войной. Она наряду с первой мировой войной явилась новым этапом в развитии военного искусства. Боевой опыт гражданской войны показал, что мобилизация всех материальных и людских ресурсов для обеспечения победы достигается организацией единого политического и военного руководства [32] страной и вооруженными силами. Это положение полностью подтвердилось и в Великой Отечественной войне. Осуществление такого принципа руководства войной стало возможным лишь в нашем социалистическом государстве. В ходе гражданской войны трудящиеся защищали свои коренные интересы, поэтому рабочие и крестьяне на фронте и в тылу отдавали все силы для достижения победы над врагом.

Победа Красной Армии над интервентами и внутренней контрреволюцией закрепила завоевания Великой Октябрьской социалистической революции и обеспечила возможность дальнейшего победоносного строительства социализма в нашей стране. Кроме того, решительные формы борьбы Красной Армии обогатили советское военное искусство опытом организации и проведения стратегического контрнаступления путем сосредоточения в короткие сроки основных усилий войск на решающих направлениях, а также и общего наступления в форме ряда последовательных операций, опытом осуществления фланговых ударов и сочетания фронтального наступления с ударами по тылам противника. Благодаря применению крупных масс конницы на фронтах большой протяженности гражданская война приобрела широко маневренный характер. Этим было положено начало проведению стратегических наступательных операций с развитием прорыва позиционного фронта на большую глубину. Получил широкое распространение принцип наступления ударными группировками армий и фронтов.

Оборона носила активный характер и заключалась в упорном удержании рубежей и объектов в сочетании с решительными контрударами и контратаками, а также широким маневром сражающихся войск.

В ходе гражданской войны было положено начало теоретическому и практическому выделению оперативного искусства в самостоятельную область советского военного искусства, определены некоторые принципы планирования и проведения армейских и фронтовых операций, а также заложены основы маневренной тактики, основанной не только на новых средствах борьбы, но и на новых качествах личного состава социалистической армии, понимающего цели войны.

Боевая практика Красной Армии характеризовалась решительностью и маневренностью действий войск, инициативой [33] и творчеством в бою и массовым героизмом личного состава, эффективным использованием оружия, а также отказом от линейных форм борьбы и переходом к действиям ударными группами.

Боевой опыт гражданской войны, как и первой мировой войны, явился важнейшей основой для дальнейшего развития теории и практики советского военного искусства.

Между двумя войнами

Победоносно завершив гражданскую войну, Советский Союз приступил к мирному хозяйственному строительству. Советскому народу предстояло преодолеть большие трудности. Выпуск продукции крупной промышленности в 1920 году был почти в 7 раз ниже довоенного. Многие предприятия не работали из-за отсутствия сырья и электроэнергии. Железнодорожный транспорт требовал восстановления, а общая продукция сельского хозяйства в 1920 году составляла лишь немногим более половины довоенного уровня.

В целях изыскания средств для восстановления народного хозяйства необходимо было резко сократить расходы на содержание вооруженных сил и, в частности, сократить личный состав армии и флота, который к концу 1920 года насчитывал свыше 5 млн. человек. Однако реорганизовать вооруженные силы необходимо было в соответствии с новыми условиями развития СССР. Кроме того, предстояло определить основные пути их дальнейшего строительства.

В решении этих вопросов Коммунистическая партия руководствовалась указаниями В. И. Ленина, данными им в декабре 1921 года:

"...Взявшись за наше мирное строительство, мы приложим все силы, чтобы его продолжать беспрерывно. В то же время, товарищи, будьте начеку, берегите обороноспособность нашей страны и нашей Красной Армии, как зеницу ока..."{4}

Вопросы военного строительства после окончания гражданской войны обсуждались на партийных съездах и пленумах Центрального Комитета партии, где и были в конечном счете определены основные пути и формы [34] развития Советских Вооруженных Сил с учетом международного положения Советского государства, возможного характера будущей войны и экономических возможностей страны.

Наибольшее значение в определении программы развития Советских Вооруженных Сил имели решения X съезда партии, в которых указывалось, что на ближайший период основой наших вооруженных сил должна являться Красная Армия, по возможности сокращенная за счет старших возрастов, с повышенным пролетарским и коммунистическим составом{5}.

В решениях съезда большое внимание уделялось укреплению и дальнейшему развитию специальных технических частей (артиллерийских, пулеметных, автоброневых, авиационных, инженерных и др.) и восстановлению Военно-Морского Флота. Съезд также потребовал укрепления командных кадров и партийно-политических органов армии.

Однако для осуществления намеченной программы военного строительства в период восстановления народного хозяйства необходимо было сначала провести демобилизацию Красной Армии, которая и завершилась к концу 1924 года. В результате ее численность сократилась до 562 тыс. человек. При переводе армии на мирное положение и ее сокращении Центральный Комитет Коммунистической партии особое внимание обращал на то, чтобы не допустить ослабления влияния партии в Вооруженных Силах.

Соотношение между родами войск в Красной Армии после демобилизации зависело от многих факторов, и прежде всего определялось состоянием экономики после гражданской войны. На долю стрелковых войск и конницы приходилось 55 процентов общей численности армии. Процентное же отношение личного состава к общей численности армии в таких родах войск, как артиллерия, мотомеханизированные и броневые войска, ВВС, было крайне незначительно: на них приходилось 4,5 процента личного состава вооруженных сил{6}.

Вследствие разрухи, голода в стране, упадка промышленности после гражданской войны техническое оснащение [35] Красной Армии не отвечало в должной мере уровню развития военного дела. Для более высокой степени технического оснащения Красной Армии, особенно танками и самолетами, нужна была тяжелая индустрия.

Становление советских танковых войск, как и других родов войск, осуществлялось в тесной связи с разработкой не только военной теории маневренной войны, по и исходя из экономических возможностей страны. Над этой проблемой работали руководители нашей партии, выдающиеся советские военачальники, известные ученые, конструкторы.

Индустриализация страны и общее экономическое развитие позволили улучшить техническое оснащение Красной Армии. Бесспорно это сказалось и на развитии отечественной бронетанковой техники, подготовке кадров и их организационном оформлении. В результате мощь нашей армии возросла, а ее танковые войска так же, как и другие рода войск, проявили себя с самой лучшей стороны уже при защите государственных границ нашей Родины у озера Хасан, на Халхин-Голе и Карельском перешейке.

Разработка теории маневренной войны. Первая мировая война явилась сильнейшим толчком для развития военного искусства с учетом широкого использования танков. Уже в первые послевоенные годы в некоторых странах Запада появились теории создания полностью механизированных армий, основу которых должны были составлять танки. В 20-30-е годы по вопросам роли и значения танков в маневренной войне выступили в печати Фуллер, Лиддел Гарт, Сект, Гудериан и другие. Их утверждения о том, что будущая война будет маневренной, как известно, основывались на опыте применения танков в первой мировой войне. Но эти взгляды были крайне односторонними и в определенной степени имели цель запугать единственное в мире социалистическое государство.

Коммунистическая партия, стремясь усилить обороноспособность молодого Советского государства, придавала большое значение развитию современной военной техники и теории с учетом характера будущей войны. И несмотря на то что в тот период страна еще не могла обеспечить армию новым оружием и даже необходимыми условиями для испытания и проверки предложений конструкторов и специалистов, в Красной Армии била ключом революционная мысль. [36]

Ведущая роль в разработке теории высокоманевренных операций в то время принадлежала советской военно-теоретической мысли. Труды выдающегося теоретика М. В. Фрунзе, работы М. Н. Тухачевского, В. К. Триандафиллова и других основывались на опыте высокоманевренной гражданской войны. Новые уставы Красной Армии закрепляли прогрессивные взгляды советской военной науки.

Военная теория, намечая дальнейшие пути строительства Советских Вооруженных Сил, исходила из того, что будущая война примет маневренный характер, хотя не исключались и позиционные формы борьбы. При этом предполагалось, что Советский Союз в случае возникновения новой войны должен будет вести ее против коалиции империалистических государств. Отсюда следовал вывод - война потребует мобилизации всех сил и средств страны.

В Красной Армии проводилась напряженная боевая учеба личного состава, военные знания распространялись среди масс трудящихся, укреплялся тыл. В Вооруженные Силы каждый год поступали новейшие образцы вооружения и техники. Страна Советов готовилась к отражению возможного нападения агрессора.

Основным видом боевых действий считалось решительное наступление. Обороне же уделялось значительно меньшее внимание. Живая сила противника признавалась главным объектом действий в наступательных операциях. Разрабатывалась тактика маневра на окружение и уничтожение противника. Уже тогда считалось, что армия, как правило, будет действовать в составе войск фронта и армейская наступательная операция будет составлять только часть или этап фронтовой наступательной операции. Вместе с тем армия рассматривалась как оперативное объединение, обладающее значительной самостоятельностью при определении способов достижения целей, поставленных фронтом. Армии, предназначавшиеся для действий на направлении главного удара фронта, получили наименование "ударных".

Ударная армия должна была располагать такими силами и средствами, которые позволили бы преодолеть любое сопротивление противника как в начале, так и в ходе предпринимаемых операций{7}. Она обеспечивала наступление [37] в полосе не менее 50-80 км и осуществляла ряд последовательных наступательных операций на глубину до 250 км. Предполагалось, что армейская наступательная операция будет иметь глубину до 25-30 км и продолжительность 5-6 суток при среднем темпе наступления 5-6 км в сутки.

Такой темп наступления уже в то время считался совершенно недостаточным, но он обусловливался низким техническим уровнем Красной Армии того периода. Повышение темпа наступления зависело прежде всего от решения проблемы создания быстроходных танков с большим радиусом действия и наличия достаточного количества моторизованных частей.

При имевшихся в войсках технических средствах того времени наступление на организованную оборону противника ограничивалось небольшой глубиной. В силу этих обстоятельств наступление фронтов и армий Красной Армии мыслилось как ряд последовательных наступательных операций с небольшой глубиной каждой из них.

Важное значение придавалось прежде всего первоначальной, исходной операции, поскольку ее успех создавал благоприятные условия для последующего наступления. Чтобы воспретить противнику контрманевр оперативными резервами, рекомендовалось начинать наступление одновременно на широком фронте, прорывая оборону на участках общей шириной не менее 150-200 км и нанося удары ударными армиями по сходящимся направлениям.

Проблема оперативного построения войск фронта и армии не была еще достаточно разработана. Ее основные положения сводились к тому, что ударная группировка войск фронта и армий должна включать в себя две трети сил и средств, почти все средства усиления. Однако считалось, что при наступлении на противника, организовавшего сплошной позиционный фронт, нужно иметь две группы войск: одну для прорыва укрепленной линии (прорывающая группа) и другую для развития успеха (маневренная группа). Группа развития успеха из-за отсутствия в то время танковых соединений состояла главным образом из конницы.

Серьезное внимание в советской теории 20-х годов уделялось также и проблемам оперативной обороны. Считалось, [38] что оборона при достаточно развитом инженерном оборудовании местности и правильной организации системы огня может ограниченными силами остановить наступление противника. Оперативная оборона организовывалась и велась армией. Ее корпуса располагались в одном эшелоне на глубину 8-10 км. Вместе с тем создавались сильные корпусные резервы, которые находились в 20-25 км от переднего края в готовности нанести контрудар по прорвавшейся группировке противника.

В дальнейшем, в 30-х годах, советское военное искусство развивалось с учетом технического перевооружения Красной Армии и повышения ее боевых возможностей. Крупным достижением советской военной мысли в этот период явилась разработка теории глубокой наступательной операции как основного вида боевых действий в условиях маневренной войны. Основные положения этой теории были изложены в Инструкции по ведению глубокого боя, разработанной в 1932 году и являвшейся, по существу, руководством при организации и проведении боевой подготовки войск. Окончательно теория глубокой наступательной операции сложилась к середине 30-х годов.

Сущность глубокой наступательной операции сводилась к решению двух основных задач: взлому обороны противника одновременным ударом на всю тактическую глубину и развитию достигнутого при этом тактического успеха в оперативный немедленным вводом эшелона подвижных войск при изоляции авиацией района прорыва от подхода резервов оборонявшегося противника.

Иначе говоря, глубокая наступательная операция представлялась в то время многоактной, состоящей из ряда боев и сражений, которые могли развернуться одновременно или последовательно на большую глубину, а применение таких дальнобойных средств, как танковые войска и авиация, должно было привести к поражению всей оперативной обороны врага. Считалось также, что при организации глубокой наступательной операции силы и средства необходимо распределять не только по фронту, но и в глубину, создавая оперативное эшелонирование наступающих войск.

Первым этапом наступательной операции мыслился прорыв тактической зоны обороны противника нанесением фронтального удара превосходящими силами пехоты и танков при мощной огневой поддержке артиллерии [39] и авиации. Затем предполагалось вводом в прорыв эшелона развития успеха завершить разгром противника на всю оперативную глубину. При четком взаимодействии всех родов войск и эшелонов оперативного построения считалось, что вся тактическая и оперативная глубина обороны противника будет подвергнута одновременному воздействию наступающих войск. Фронтальный удар должен был перерастать в операцию на окружение и уничтожение обороняющегося противника.

Таким образом, к концу 30-х годов советское военное искусство имело достаточно стройную теорию ведения наступательных операций, которые по своим масштабам делились на фронтовые и армейские. Было признано, что современная наступательная операция наиболее полно развертывается во фронтовом масштабе. Считалось, что для осуществления фронтовой наступательной операции необходимо иметь двойное превосходство в силах и средствах над противником и иметь две-три ударные и одну-две обычные общевойсковые армии, сильную авиационную группу и, кроме того, подвижную группу, состоящую из танковых и механизированных соединений, способную развить тактический успех в оперативный и самостоятельно удерживать важные районы или объекты в оперативной глубине обороны противника.

Размах фронтовой наступательной операции предполагался в следующих пределах: ширина полосы наступления 100-300 км, глубина - 150-250 км, средний темп наступления стрелковых соединений-10-15 км, подвижных войск - 40-50 км в сутки.

Для обеспечения высоких темпов наступления и достижения конечных целей операции войска фронта строились в два эшелона. При преодолении сильно укрепленной обороны или действиях на танконедоступпой местности первый эшелон фронта составляли общевойсковые армии, которые при поддержке авиации и артиллерии прорывали оборону и создавали условия для ввода в прорыв эшелона развития успеха. В обстановке, когда противник имел недостаточно подготовленную оборону, а местность благоприятствовала действиям наступающих войск, считалось целесообразным иметь в первом эшелоне фронта подвижные соединения. Танковые войска, поддержанные массированными ударами авиации и авиадесантами, должны были прорывать фронт противника и наносить удар на [40] глубину 100-120 км. Общевойсковые армии, составлявшие второй эшелон фронта, расширяли прорыв и закрепляли достигнутый успех. Уже в тот период большое значение придавалось завоеванию господства в воздухе, а также применению авиадесантов, которые во взаимодействии с танковыми войсками и конницей должны были отрезать пути отхода противнику и способствовать его окружению и уничтожению.

Общевойсковая армия являлась основным оперативным объединением Красной Армии. Однако она уже в значительной степени утратила свою самостоятельность и обычно действовала в составе фронта совместно с другими армиями и при поддержке фронтовых средств. Самостоятельные действия общевойсковой армии признавались возможными только при действиях в горах, пустынях и на Крайнем Севере, а на равнинном театре - при отсутствии сплошных фронтов.

Для наступления армия получала полосу 50-80 км, осуществляя прорыв на участке 20-30 км. На направлении главного удара на 1 км фронта предусматривалось иметь не менее 3-4 батальонов пехоты, 50-100 орудий и 50-100 танков. Считалось, что при таких плотностях армия может прорвать оборону противника, сокрушить его силы в тактической и оперативной зонах и выйти на глубину 75-100 км, продвигаясь с темпом 10-15 км в сутки.

Чтобы достичь успеха в армейской наступательной операции, считалось необходимым создать подавляющее превосходство в силах и средствах на главном направлении, поддерживать это превосходство в ходе операции своевременным вводом вторых эшелонов и резервов при тесном взаимодействии родов войск.

Теория оборонительных операций предполагала, что только глубокая оперативная оборона способна противостоять наступлению сильного, хорошо оснащенного авиацией, артиллерией и танками противника. Предусматривались два вида обороны: позиционная и маневренная. Позиционная оборона имела цель отразить наступление противника и сохранить за собой занимаемую территорию. Маневренная (подвижная) оборона применялась при недостатке сил и средств, необходимых для организации позиционной обороны, при этом допускалась потеря территории с целью сохранения сил, [41]

В межвоенный период развивалась и тактика наступательного и оборонительного боя. Приемы и способы ведения боя обусловливались общим уровнем развития военного дела и степенью оснащения Красной Армии боевой техникой.

После окончания гражданской войны, когда Красная Армия имела слабое техническое оснащение, самым многочисленным родом войск являлась пехота, и она должна была решать исход боя. Вместе с тем уставы 20-х годов требовали организации взаимодействия родов войск на всех этапах боя и, таким образом, подходили к бою как общевойсковому, хотя такой термин тогда еще не употреблялся. Основное внимание уделялось маневренным действиям. Борьба в позиционных условиях рассматривалась как частный случай маневренной войны. Решительное наступление признавалось главным видом боевых действий, а обход, охват и прорыв - основными формами тактического маневра. Боевое обеспечение включало разведку, охранение, противовоздушную и противохимическую оборону; мало внимания уделялось противотанковой обороне.

Основой успеха в бою считался удар и маневр пехоты. Артиллерия по силе огня являлась самым могущественным родом войск. На нее возлагались задачи по уничтожению и подавлению живой силы и огневых средств противника.

Вопросы боевого применения танков в советской военной теории занимали особое место. В конце 20-х и начале 30-х годов в наступлении предусматривалось создавать несколько групп танков для достижения тесного взаимодействия их с пехотой при прорыве обороны противника. Непосредственная поддержка стрелковых войск возлагалась на танковые группы поддержки пехоты (ТПП). Борьбу с огневыми средствами противника на глубине 1,5-3 км должны были вести танковые группы дальней поддержки пехоты (ТДПП), а уничтожать артиллерию, командные пункты и ближайшие резервы врага на глубине 5-7 км - танковые группы дальнего действия (ТДД), причем первыми атаковать позиции противника должны были танки ДПП и ДД. С увеличением глубины обороны и насыщением ее противотанковыми средствами и инженерными заграждениями одним танкам прорывать оборону было очень трудно. Поэтому из боевых порядков [42] атакующих войск танковые группы ДД и ДПП были исключены. Вместо них предполагалось использовать крупные механизированные соединения для развития тактического успеха в оперативный. Эти войска должны были составлять самостоятельный эшелон оперативного построения войск.

Задачей авиации являлось подавление и уничтожение живой силы, огневых средств и пунктов управления противника, поддержка в тактической и оперативной глубине танковых группировок, ведение воздушной разведки, борьба с вражеской авиацией и корректирование артиллерийского огня. Считалось, что части армейской авиации будут придаваться стрелковым корпусам и составлять их авиационные группы.

С ростом технического оснащения соединений и частей Красной Армии их боевые возможности увеличивались, что нашло отражение во временном Полевом уставе 1936 года (ПУ-36), а также в проектах Полевого устава 1939 и 1940 годов. В этих уставах говорилось, что боевые задачи должны решаться согласованными усилиями пехоты, артиллерии, подвижных войск, авиации и воздушных десантов и что тесное взаимодействие между всеми родами войск является важнейшей предпосылкой успеха в бою. В наступательном бою требовалось на направлении главного удара создавать двойное или даже тройное превосходство в силах и средствах над противником, а взаимодействие организовывать прежде всего в интересах пехоты, которая считалась родом войск, решавшим исход боя.

При непосредственном соприкосновении с противником наступательный бой рекомендовалось начинать следующим образом: авиационная и артиллерийская подготовка, затем под прикрытием огня артиллерии на исходный рубеж атаки выдвигается пехота, а вслед за ней и танковая группа поддержки пехоты с таким расчетом, чтобы к началу атаки пехоты танки могли выйти к переднему краю обороны противника. В этих целях исходные позиции для танковых групп непосредственной поддержки пехоты выбирались не далее 3-5 км от переднего края.

Выход танков на передний край являлся сигналом для броска пехоты в атаку. Атаку рекомендовалось проводить безостановочно, вплоть до овладения районом основных артиллерийских позиций противника. В зависимости от [43] силы обороны врага атака должна была поддерживаться огневым валом или последовательным сосредоточением огня артиллерии. Сопровождать пехоту и танки огневым валом следовало на глубину 1,5-2 км. Артиллерия, кроме того, должна была последовательно меняя огневые позиции, непрерывно поддерживать пехоту и танки, ведущие бой в глубине обороны противника.

Авиация должна была поддерживать наступающие войска не только прикрытием от вероятных ударов самолетов противника, но и прежде всего своими ударами по его основным группировкам препятствовать подходу резервов врага к полю боя, вести борьбу с контратакующими группами противника и воспрещать организацию обороны на второй полосе.

Командиры общевойсковых соединений и частей управляли войсками с командных и наблюдательных пунктов. Пункты управлений соединений и частей родов войск, поддерживающих пехоту, находились вблизи общевойсковых командиров или на удалении, обеспечивающем непрерывную тесную связь с ними.

Считая наступление основным видом боевых действий, советская военная теория должное внимание уделяла и проблемам тактической обороны, значению ружейного и пулеметного огня, огня артиллерии и танков, сочетанию огневой системы с контратаками ударных групп. Противотанковая оборона в главной полосе начала создаваться не только на основе естественных и искусственных противотанковых препятствий, но также и с активным использованием огня артиллерии и контратак танков. Огневые позиции артиллерии и вторые эшелоны прикрывались противотанковыми рубежами и районами.

Организация противовоздушной обороны включала в себя главным образом мероприятия по защите войск от ударов с воздуха: маскировку, строительство укрытий и убежищ. Важное значение придавалось своевременному выявлению угрозы воздушного нападения, для чего в стрелковых войсках была создана система воздушного наблюдения, оповещения и связи (ВНОС), принимались также меры к организации активной борьбы с авиацией противника.

Теоретические положения советского военного искусства с учетом вероятного поступления новой военной техники были положены в основу строительства Советских [44] Вооруженных Сил, а также боевой подготовки войск, хотя в ряде случаев подразделения и части обучались лишь на макетах боевой техники и вооружения. С появлением новой военной техники - танков, боевых самолетов, орудий на механической тяге, автоматического оружия, радиосредств, инженерных средств войска приступили к их освоению, практической проверке на войсковых, командно-штабных учениях и маневрах.

Исторические события в 30-е годы развернулись так, что и разработанная теория, и организация войск, и их боевая подготовка подверглись испытаниям при защите советских государственных границ.

Творцы лучших в мире советских танков

В 1924 году началась военная реформа. Крупные мероприятия по перестройке Вооруженных Сил в значительной мере коснулись и танковых войск. В апреле 1924 года принимается решение о создании Военно-технического управления РККА. Начальником и комиссаром этого управления был назначен И. А. Халепский, член ВКП(б) с 1918 года. Иннокентий Андреевич родился в простой русской семье в городе Минусинск. После окончания городского училища работал в различных городах Сибири, и в частности в Красноярске. С началом Октябрьской социалистической революции Халепский с оружием в руках боролся за Советскую власть. В 1919 году его назначили на должность начальника связи Южного фронта. За хорошую организацию связи в операциях против Деникина Халепский был награжден орденом Красного Знамени. Советские танковые войска на заре их создания и становления возглавил человек незаурядных способностей и сильного характера. Глубокая партийность, умение быстро ориентироваться в обстановке, опираться в работе на коллектив, высокая требовательность к себе и подчиненным позволяли ему успешно решать большие задачи в этой новой области.

В конце 1929 года Военно-техническое управление реорганизуется, И. А. Халепский назначается начальником вновь созданного Управления механизации и моторизации РККА и начальником автобронетанковых войск.

Вскоре началось оснащение Красной Армии современными боевыми машинами и другой техникой. Уже в [45] 1927 году создается танк МС-1 (Т-18). Его улучшенные варианты появились в 1929-1930 годах. Кроме того, в 1929 году были созданы и приняты на вооружение Красной Армии два образца танкеток.

К 1930 году советские танковые войска начинают выделяться в самостоятельный род войск. К этому периоду уже было создано много оригинальных советских конструкций бронетанковой техники.

Танк Т-24, имевший на вооружении 45-мм пушку и 4 пулемета, был создан в 1930 году. Скорость этого танка достигала 22 км/час при толщине брони около 20 мм. Затем создается опытный образец среднего танка ТГ со скоростью движения 35 км/час и мощным вооружением. Позже появились легкий танк Т-19 и средний танк ТГ с пушечным вооружением и несколькими пулеметами.

Но конструкторы этих машин, энтузиасты своего дела, заслуживающие самых добрых слов, не смогли решить тех задач, которые стояли перед нашей Родиной по перевооружению Красной Армии в соответствии с требованиями характера будущей войны. Создание танков - проектирование, изготовление опытных образцов, их испытание, доводка, налаживание серийного производства требовали значительного времени. Можно представить, с какими трудностями все это было связано в те годы.

Для того чтобы создать совершенные боевые машины в наиболее короткие сроки, изучались технические достижения как в нашей стране, так и за рубежом.

Начало 30-х годов характеризуется быстрым ростом танковых войск. Расширяется производство легких танков БТ и Т-26, танкеток Т-27, малых плавающих танков Т-37, Т-38, средних - Т-28, а затем и тяжелых - Т-35. Уже к концу 1932 года Красная Армия получила на вооружение более 1000 боевых машин Т-26 и около 400 БТ. К концу второй пятилетки (1937 год) танковый парк Красной Армии составлял более 6780 Т-26 и около 5000 БТ.

Под руководством Коммунистической партии в соответствии с разработанным В. И. Лениным планом индустриализации нашей страны была создана тяжелая промышленность, обеспечившая серийное производство малых, легких, средних и тяжелых танков, различных специальных танков и машин и проведение научно-конструкторских [46] работ по созданию самоходно-артиллерийских установок.

К этому времени в Красной Армии были подготовлены и необходимые кадры. Большая заслуга в этом при-

[Пропущены страницы]

моторизации Военно-технической академии имени Ф. Э. Дзержинского и Московского автотракторного института имени М. В. Ломоносова. Хочется вспомнить добрым словом ее начальников, руководителей кафедр и преподавателей.

Вновь созданную академию возглавил Жан Францевич Зонберг, прибывший с должности заместителя командующего Белорусским военным округом. Затем начальником академии был комкор Маркиап Яковлевич Германович.

Много сил отдали Военной академии бронетанковых войск бригадный комиссар А. А. Абрамов, военинженер 1 ранга Л. С. Бадалян, полковник П. Б. Вальден, военинженер 2 ранга Н. И. Груздев, полковник П. П. Лебеденко, бригинженер С. С. Миловидов, комбриг А. И. Милковский и многие другие.

В июне 1936 года начальником Военной академии бронетанковых войск был назначен дивизионный инженер Иван Андрианович Лебедев, человек высокой культуры, обладавший энциклопедическими знаниями, крупный специалист в области строительства бронетанковой техники. В период его руководства академией получила развитие теория применения механизированных корпусов, улучшилась подготовка инженеров-танкистов, поднялся авторитет академии в целом.

В первой половине 30-х годов была создана целая система военно-учебных заведений танковых войск, обеспечивавших подготовку и совершенствование командных и технических кадров всех категорий.

Понимая значение военной техники и ее влияние на характер будущей войны, много труда в развитие танковых войск Красной Армии вложили К. Б. Калиновский, И. К. Грязнов, И. А. Лебедев и многие другие.

Теоретические проблемы в области применения танков решались в тесной связи с практикой.

В свое время состоялась интересная встреча И. А. Халепского с В. К. Блюхером. Обсуждался вопрос о применении танков в условиях Дальневосточного театра военных действий. На этой встрече присутствовал и автор этих строк, являвшийся в то время начальником оперативного отдела Особой Краснознаменной Дальневосточной армии. Поскольку на Дальнем Востоке находилось много танковых частей и соединений, было принято решение провести [48] специальные испытания танков Т-26 и БТ. Это мероприятие имело большое теоретическое и практическое значение. Испытания позволили сделать весьма важные выводы.

Жизнь настойчиво выдвигала молодых и талантливых людей. Внесли достойный вклад в совершенствование советской танковой техники, способов и приемов ее применения в бою военные инженеры Б. Г. Вершинин и М. В. Данченко.

Значительное влияние на развитие советских танковых войск оказал М. Н. Тухачевский, являвшийся в то время заместителем Наркома обороны и начальником вооружения Красной Армии. На XVII съезде ВКП(б) 4 февраля 1934 года, докладывая съезду о росте технической мощи Красной Армии, М. Н. Тухачевский отметил, что новые средства борьбы и потребность в этих средствах будут гигантски возрастать. На VII съезде Советов в 1935 году, а также на II сессии Центрального Исполнительного Комитета Союза ССР в 1936 году он говорил о необходимости создания мощной не только по числу, но и по качеству авиации, необходимости усиления Красной Армии танковыми средствами, современной артиллерией, создания сильного Военно-Морского Флота.

Таким образом, в результате мер, принятых нашей партией, были достигнуты большие успехи не только в области военно-технической мысли и военной теории, но и в практическом решении задач по оснащению Красной Армии самыми совершенными видами вооружения. Особое значение придавалось созданию и совершенствованию новых средств вооруженной борьбы, обеспечивающих успешное ведение боевых действий в условиях маневренной войны.

Касаясь истории создания советских танков, необходимо прежде всего подчеркнуть талант молодых военных конструкторов, которые к началу второй мировой войны создали легендарный танк Т-34 и тяжелый танк КВ. Эти машины по многим показателям превосходили немецкие танки T-III и T-IV, и хотелось бы обратить внимание на одно весьма важное обстоятельство. Общеизвестно, что двигатель является самым сложным агрегатом танка. Энтузиасты-дизелисты в сотрудничестве с конструкторами Я. Е. Вихманом, Т. П. Чупахиным, И. Я. Трашутиным и другими в течение нескольких лет работали над танковым дизелем, который впоследствии был назван В-2. В результате этот двигатель был поставлен в танке Т-34 и KB и полностью оправдал себя во время Великой Отечественной войны.

Чтобы оценить значение для наших танковых войск создания дизеля В-2, достаточно вспомнить, что немецкие и американские танки имели бензиновые двигатели. Например, американский средний танк "Шерман", выпускавшийся во время войны в больших количествах и различных модификациях, имел несколько типов силовых установок: звездообразные бензиновые, V-образные бензиновые, силовые агрегаты из пяти бензиновых автомобильных двигателей. Американцы стремились использовать и дизеля. В этих целях на танки "Шермап" ставились силовые [50] установки из двух дизелей. Англичане во время войны вынуждены были устанавливать в некоторые типы крейсерских танков устаревшие бензиновые авиамоторы "Либерти". Все это говорит о том, как трудно было в то время создать хорошие танки.

В разработке проектов советских танков участвовали ученые, инженеры, известные военачальники. В конце 20-х годов боевые машины создавались большим коллективом конструкторского бюро, который в последующем разделился по типам машин. Танк БТ-2 был спроектирован конструкторским коллективом в начале 30-х годов, а затем на его базе были созданы БТ-5 и БТ-7. Танк Т-26 создал и вел во всех его модификациях конструкторский коллектив во главе с С.А. Гинзбургом, он же разработал и проект колесно-гусеничного танка Т-46 и Т-50. Несколько позже был создан средний танк Т-28, а затем и тяжелый танк Т-35, коллектив которого возглавлял Н. В. Цейц. Выдающуюся роль в создании опытных образцов бронетанковой техники тех лет сыграл II. В. Барыков. Будучи руководителем опытно конструкторской организации, он непосредственно участвовал в создании танков Т-28, Т-35, Т-46, Т-50 и Т-100. Главным конструктором легкого танка Т-50 был Л. С. Троянов, а его ближайшим помощником И. С. Бушнев. Серию боевых машин Т-27, Т-37 подготовил конструкторский коллектив под руководством Н. Н. Козырева. В последующем, когда разрабатывались и ставились на производство Т-38, Т-40 и Т-60, этот коллектив возглавлял Н. А. Астров.

Вскоре после выпуска названных машин армия получила танк Т-70. Во главе коллектива, создавшего этот танк, стоял главный конструктор Н. А. Астров. Была разработана самоходно-артиллерийская установка СУ-76, дальнейшие работы над которой вел конструкторский коллектив во главе с Н. А. Астровым. Необходимо отметить, что Астров был главным конструктором легких плавающих танков, вооруженных 45-мм пушкой и пулеметом, опытные образцы которых были построены в 1932- 1934 годах. В создании боевых машин участвовали и славные испытатели. Так, Е. А. Кульчицкий внес много интересных предложений по совершенствованию отдельных механизмов и узлов.

Средний танк Т-34 получил жизнь в конструкторском коллективе, ранее создавшем танки типа БТ и последний [21] танк этой серий ВТ-7М с дизелем 6-2. Главным конструктором Т-34 был М. И. Кошкин, его ближайшими помощниками - А. А. Морозов и Н. А. Кучеренко. В 1940 году после кончины М. И. Кошкина главным конструктором стал А. А. Морозов. Он вместе с коллективом конструкторов и испытателей продолжал совершенствовать танк. В этой замечательной боевой машине были заложены большие возможности, которые мастерски использовали А. А. Морозов и его товарищи по работе. Они уже в ходе войны модернизировали танк, поставив более мощную 85-мм пушку и увеличив толщину брони. Тридцатьчетверка до конца войны оставалась лучшим, непревзойденным по своим боевым качествам средним танком. Самоходно-артиллерийские установки СУ-85, СУ-122, СУ-100 были созданы на базе танка Т-34 конструкторским коллективом, возглавлявшимся Л. И. Горлицким.

Тяжелый танк KB явился результатом труда конструкторского коллектива под руководством Ж. Я. Котина. Во время Великой Отечественной войны этот же коллектив дал нашим войскам и другие тяжелые танки - ИС-2 и ИС-3, а также самоходно-артиллерийские установки ИСУ-122 и ИСУ-152, которые, по существу, сорвали попытку фашистской Германии превзойти советскую танковую технику в тяжелых танках. Ближайшими помощниками Ж. Я. Котина были Н. Л. Духов и А. С. Ермолаев. ИС-2, ИСУ-122 и ИСУ-152 во время минувшей войны являлись самыми мощными боевыми машинами и выпускались в больших количествах. После окончания Великой Отечественной войны боевой парк пополнился замечательным тяжелым танком ИС-3.

Советская военная мысль конца 30-х годов. Военная теория только тогда может сыграть большую роль, когда она на основе всестороннего обобщения и изучения накопленного практического опыта и исследования новых условий и закономерностей научно обоснованными рекомендациями освещает путь практике. Великий стратег революции В. И. Ленин обращал внимание на то, что

"нельзя научиться решать свои задачи новыми приемами сегодня, если нам вчерашний опыт не открыл глаза на неправильность старых приемов"{8}. [52]

Коммунистическая партия и Советское правительство за двадцатилетний период развития Советского государства, т. е. к началу Великой Отечественной войны, решили основные проблемы строительства Советских Вооруженных Сил и разработки военной теории, опираясь на экономическое и политическое могущество Союза ССР, с учетом военно-политической обстановки.

На основе роста технического оснащения Красной Армии и увеличения ее боевых возможностей в 30-х годах была создана научно обоснованная теория ведения решительных наступательных операций против сильного противника в условиях маневренной войны. Однако она имела некоторые недостатки. В частности, не удалось четко решить проблему построения боевых порядков. Считалось, что боевой порядок войскового соединения должен состоять из ударной и сковывающей групп, иногда резерва и огневых (артиллерийских) групп, не уделялось должного внимания необходимости непрерывной поддержки пехоты и танков массированным артиллерийским огнем на всю глубину боя. Части специальных родов войск, придаваемые войсковым соединениям, либо включались в состав тактических групп, либо составляли отдельные группы.

При прорыве обороны противника рекомендовалось боевой порядок стрелковых дивизий строить в один эшелон, а стрелковых полков - в два три эшелона. При этом назначение вторых эшелонов точно не определялось. Положение, когда боевой порядок делился по фронту на ударную и сковывающую группы, а в глубину - на эшелоны, причем каждый начальник эшелона самостоятельно определял момент ввода его в бой, крайне усложняло управление боем и зачастую лишало старшего начальника возможности серьезного влияния на ход боя.

Стрелковый корпус наступал в полосе 8-12 км, стрелковая дивизия на направлении главного удара корпуса получала полосу 2,5-3,5 км. Задачей стрелковых корпусов, составлявших первый эшелон оперативного построения армии, на первый день наступления являлся прорыв всей тактической зоны обороны противника на глубину 15-20 км. Общая задача делилась на ближайшую и последующую.

При прорыве подготовленной обороны противника дивизия, наступавшая на главном направлении, усиливалась одним-двумя артиллерийскими полками РГК и двумя-тремя [53] танковыми батальонами, что обеспечивало плотность 50-70 орудий и до 50 танков на 1 км фронта. На направлении вспомогательного удара рекомендовалось иметь плотности вдвое меньше.

Советская военная теория, отдавая должное наступлению, не забывала и об обороне. Считалось, что общевойсковая армия является основным звеном в организации и ведении оборонительной операции. Армия при переходе к позиционной обороне заблаговременно должна была подготовить три зоны обороны: передовую оперативную зону заграждений, тактическую оборонительную и оперативную.

Основные усилия армии в оборонительной операции сосредоточивались в тактической оборонительной зоне, состоявшей из полосы обеспечения, главной полосы сопротивления и второй полосы, имевшей общую глубину 25-30 км. Оперативная оборонительная зона общей глубиной 20-30 км включала зону маневра армейских резервов и тылового армейского рубежа.

Следовательно, армейская оборонительная полоса в обычных условиях (без оперативной зоны заграждений) имела глубину до 50-60 км. Ширина полосы обороны армии определялась в зависимости от обстановки и не должна была превышать 80-100 км.

Оперативное построение армии в обороне предусматривалось одноэшелонное с выделением небольшого резерва. Эшелонирование войск в обороне планировалось только в тактических масштабах, вследствие чего оперативная глубина обороны не обеспечивалась достаточными силами. Почти все силы армии сосредоточивались в главной полосе сопротивления, поскольку корпуса в оперативном построении армии и дивизии в боевом порядке корпусов располагались в одну линию.

Основным назначением оперативной оборонительной зоны признавалась борьба с крупными механизированными силами противника, прорвавшимися через тактическую зону. Поэтому выдвигалось требование о максимальном насыщении оперативной оборонительной зоны противотанковыми районами, заграждениями и отсечными позициями. В целях борьбы с прорвавшимися группировками противника рекомендовалось включать в состав армейского резерва танковые части и противотанковые средства РГК, и в то же время считалось, что танковый удар врага [54] может остановить стрелковая дивизия, которая и составляла армейский резерв. Фактически же армейский резерв (до одной стрелковой дивизии) не располагал достаточными средствами для организации серьезного противодействия наступлению танковых группировок противника и действительно не мог выполнить этой задачи.

В военной теории в то время не получили необходимого освещения вопросы подготовки и ведения операций в условиях начального периода войны. Считалось, что активным боевым действиям главных сил Красной Армии будут предшествовать мобилизация и стратегическое развертывание войск. Не учитывался в должной мере опыт первого периода второй мировой войны и, в частности, внезапность нападения агрессора после скрытного и заблаговременного развертывания вооруженных сил; не были в достаточной степени разработаны вопросы ведения стратегической обороны в этих условиях, вопросы организации управления войсками, взаимодействия видов вооруженных сил и родов войск. Не учитывалось также и то, что танковые корпуса в условиях обороны целесообразнее держать дальше от линии фронта, чтобы можно было парировать удары врага из глубины.

В оперативном построении войск в обороне преобладали тенденции к линейному распределению основных сил и средств. При этом не учитывалось, что противотанковых средств и зенитной артиллерии было мало. Все это сказалось в первый период Великой Отечественной войны.

В разработке теории применения танковых войск начала 30-х годов, когда основой советского оперативного искусства и тактики становится теория глубокого наступательного боя и операции, сыграли немалую роль и танкисты. В частности, К.Б. Калиновский занимался вопросами широкого применения танков как в наступательных, так и оборонительных операциях. Его можно смело назвать одним из основоположников советской теории применения танковых войск в маневренной войне.

Во второй половине 30-х годов в разработке военно-теоретических проблем применения танковых войск принимали активное участие А. А. Игнатьев, В. Т. Обухов, А. И. Штромберг, П. Д. Коркодинов, М. К. Ноздрунов, П. И. Коломейцев и другие.

Таким образом, созданием материальной базы для широкого развертывания отечественного танкостроения, разработкой теоретических принципов применения танковых войск в бою и операции и установлением определенных форм их организации заканчивается второй этап мирного строительства советских танковых войск.

Танковая техника за рубежом накануне второй мировой войны

В 30-е годы наиболее развитые в техническом отношении государства на основе боевого опыта первой мировой войны приступили к серьезному исследованию вопросов применения танков и авиации и перспектив создания повой боевой техники.

В тот период, как известно, на Западе появилось много литературы, в которой широко рассматривались эти проблемы. Получила распространение книга австрийского военного теоретика Эймансбергера и работы других специалистов по вопросам применения танков. Свои взгляды на роль авиации в будущей войне изложил итальянский военный теоретик Дуэ.

Все это, конечно, требовало соответствующей материальной базы. Однако, несмотря на достижения в области науки и техники, особенно в развитых в техническом отношении странах, многие государства, вступившие во вторую мировую войну, оказались к ней недостаточно подготовленными.

Например, внешне казалось, что наибольшее внимание созданию новой бронетанковой техники и ее серийному производству уделялось в Великобритании и Франции. В значительных количествах в этот период строили танки в Чехословакии, которая даже экспортировала бронетанковую технику в слаборазвитые страны. Кроме того, новые конструкции танков создавалась в США, Японии, Швеции и Италии. Единичные образцы танков были построены в Польше и Испании. Но какие это были танки? В Великобритании в период между первой и второй мировыми войнами появилось несколько образцов боевых машин различных типов. Среди них были танкетки, легкие и средние танки и даже тяжелый танк.

Перед второй мировой войной Англия имела неплохие танки, например "Матильда", "Валептайп" и "Черчилль". Однако они во всех отношениях были значительно хуже советских танков Т-34 и КВ. [56]

Во Франции высшее военное руководство в период между войнами почти не изменило своих взглядов на использование танков, расценивая их только как средство усиления пехоты. Даже обладание самым многочисленным танковым парком в мире после первой мировой войны никак не повлияло на позицию французского военного руководства. Из общего количества французских танков свыше трех тысяч были легкими типа "Рено". Однако французы скоро убедились, что эти машины не отвечают новым боевым требованиям, и решили модернизировать их. Процесс модернизации затянулся почти на 10 лет. В то же время разработке новых совершенных конструкций танков должного внимания не уделялось, так как французская военная теория в вопросах применения танков не учитывала требований маневренной войны. В связи с этим конструкторы, например, не придавали большого значения маршевой скорости, маневренности танка в бою, а также его вооружению, считая, что основным качеством танка должны быть защитные свойства, которые позволили бы ему максимально приближаться к противнику, уничтожать его оборонительные и огневые средства и прокладывать дорогу пехоте.

После 1935 года французами был создан танк R-35 весом около 10 т, вооруженный 37-мм пушкой и пулеметом, с толщиной брони около 40 мм, максимальной скоростью 19 км/час и запасом хода 80-130 км. Был принят на вооружение и средний танк "Сомма", который отличался от R-35 тем, что имел вес около 20 т, 47-мм пушку и пулемет, толщину брони до 55 мм, запас хода 130- 250 км и скорость до 37 км/час. Как видно, одним из серьезных недостатков этих танков являлась тихоходность и слабое вооружение, что весьма отрицательно сказалось в ходе их боевого применения.

После первой мировой войны во Франции главенствовали взгляды оборонительного направления. Французы построили линию Мажино и ряд других оборонительных рубежей. Они считали, что темпы наступления противника не будут превышать 8-12 км в сутки, что позволит французской армии измотать наступающего противника на оборонительных рубежах, а затем перейти в контрнаступление и нанести поражение врагу.

Разумеется, отсталая военная доктрина французской армии не могла направить конструкторскую мысль на решение [57] основных проблем танкостроения того времени. В связи с этим французские танки к началу второй мировой войны фактически были не способны участвовать в широко маневренных боевых действиях. Более того, и личный состав танковых войск оказался неподготовленным для действий в новых условиях.

Германии Версальским договором запрещалось производство танков и ведение исследовательских работ в этой области. Однако в обход ограничений Версальского договора Германия уже с 1928 года начала проводить широкие опытно-исследовательские поиски конструкций танков и их основных агрегатов. К 1932 году в Германии были созданы три образца средних и три образца легких танков. При их разработке немцы использовали достижения английского танкостроения, внеся, однако, в конструкцию значительные изменения.

Планируя нападение на Советский Союз, фашистская Германия готовила свои танки для преодоления больших пространств. Но фашисты просчитались. Оказалось, что главным было не пространство, а сила и могущество Красной Армии, непобедимость советского народа.

В 1934 году в Германии был принят на вооружение легкий танк T-I с пулеметным вооружением, который использовался в Испании. Боевая практика показала, что эти танки не всегда отвечали своему назначению. Началось конструирование новых боевых машин. Уже в конце 1936 года был принят на вооружение танк Т-II, а в 1937 году - T-III и T-IV с пулеметно-пушечным вооружением.

Общеизвестно, что доктриной фашистской Германии являлась теория "молниеносной" войны, в которой танки во взаимодействии с авиацией и авиадесантными войсками должны были быстро преодолеть большие пространства, парализовать неприятельскую армию и, проникая в глубь подвергшейся нападению страны, захватить ее жизненные центры раньше, чем будет организовано какое-либо серьезное сопротивление.

В соответствии с этой доктриной создавалось вооружение и готовилась армия. Делая ставку в войне на танки и авиацию, фашистская Германия создала быстроходные танки T-III и T-IV, которые имели маршевую скорость 55 км/час, пушку, три пулемета и 30-мм броню, защищавшую экипаж от ружейно-пулеметного огня, осколков мин [58] и снарядов. Однако они по многим показателям уступали советскому танку Т-34. По этой причине Германия уже в ходе войны против Советского Союза была вынуждена лихорадочно конструировать новые танки, потому что прежние, с которыми она начала войну, чаще всего терпели поражение при столкновении с нашими боевыми машинами.

Используя захваченные в ходе войны советские танки, и прежде всего Т-34 и KB, гитлеровцы к 1943 году создали новые танки "пантера", "тигр" и штурмовое орудие "фердинанд". Да, это были более совершенные боевые машины. Но все это делалось фашистской Германией в ходе войны, ее промышленность не была подготовлена к выпуску новых танков в больших количествах. Более того, образцы машин запускались в серийное производство с серьезными техническими недостатками. И хотя новые танки гитлеровцев обладали некоторым преимуществом, количество производимых машин резко сократилось, что, конечно, сказалось в ходе боев.

Опередив своих противников в оснащении армии необходимым вооружением, фашистская Германия начала вторую мировую войну, имея превосходство в авиации, а по сравнению с некоторыми государствами и в танках новейших образцов. В результате германская армия с первых дней войны наступала с темпами до 80 и более километров в сутки. В итоге предположения французских военачальников о возможности сдержать наступающего противника на подготовленных оборонительных рубежах рассыпались как карточный домик.

Забегая вперед, следует отметить, что немецко-фашистская армия упреждала французские войска в захвате оборонительных рубежей, а вести встречные сражения французская армия не умела. В конечном счете Франция и ее союзники, кроме Великобритании, капитулировали через 45 дней после начала наступления гитлеровцев. Англию спас Ла-Манш. Из сказанного видно, сколь важную роль играли танковые войска и авиация в наступательных операциях второй мировой войны.

Принципы широкого применения танков, авиации и воздушно-десантных войск в наступательных операциях с высокими темпами были взяты немецко-фашистской армией в определенной степени из теории и практики действий советских войск. Еще задолго до начала второй [59] мировой войны на учениях в Белорусском, Киевском и других военных округах взаимодействию танковых соединений с авиацией и воздушно-десантными войсками уделялось значительное внимание. Более того, у нас была полностью разработана теория проведения наступательных операций в высоких темпах и с решительными целями, что нашло широкое отражение в советской военной литературе.

Ряд оригинальных конструкций удалось создать Чехословакии. В период 1925-1929 годов был выпущен неплохой колесно-гусеничный танк с противопульной броней и 37-мм пушкой. Затем, используя опыт англичан, чехи построили несколько образцов легких танков. Наиболее удачным из них явился LT-35 ("Шкода"), выпущенный в 1935 году. Его боевой вес 10,5 т, вооружение - 37-мм пушка и два пулемета, броня - 25 мм. Этот тип машины после модернизации стал именоваться TNHPS и впоследствии, получив марку 38Т, был поставлен на вооружение гитлеровской армии. Таким образом, захват чехословацкой промышленности способствовал значительному усилению фашистской армии в войне против Советского Союза.

Соединенные Штаты Америки к концу первой мировой войны построили самое большое количество танков по сравнению с другими странами. Но поскольку в США существовало мнение, что танки могут использоваться в бою только для непосредственной поддержки пехоты, это нашло свое отражение и в строительстве американских вооруженных сил, в частности в отношении к бронетанковым войскам.

Работы по совершенствованию танков вменялись в обязанность начальника пехоты американской армии, в аппарате которого была создана танковая комиссия. Помимо этой организации в 1931 году в американской армии создается комиссия по механизации кавалерии, рассматривавшая легкие танки как основу будущих подвижных механизированных соединений.

До 1932 года в США было создано десять образцов танков для пехоты: семь легких и три средних, но на вооружение эти образцы не приняли вследствие невысоких боевых и технических качеств.

В целях механизации кавалерии начиная с 1931 года было построено несколько опытных быстроходных легких танков. Один из них в 1939 году был принят на вооружение [60] как кавалерийский танк Ml. На базе этого танка к лету 1940 года создается новая модель, получившая наименование МЗ. Танк МЗ имел вес 13 т, 37-мм пушку и 2- 4 пулемета, толщину брони до 38 мм, скорость хода до 60 км/час, экипаж 4 человека.

Свидетельством недооценки значения танков для ведения войны в новых условиях является следующий факт: если к концу первой мировой войны американская промышленность получила заказ на производство 8 тыс. танков, то в 1940 году, когда уже шла вторая мировая война, в танковом парке США насчитывалось всего 300 легких и 20 средних машин, которые по боевым и техническим показателям значительно отставали от лучших зарубежных образцов того времени.

Как известно, развитие событий заставило Америку создать свои бронетанковые войска. При этом, проектируя новые танки, американцы использовали опыт советского танкостроения, и прежде всего блестящую конструкцию легендарного танка Т-34. В ходе второй мировой войны США построили средний танк "Шерман", однако и он по многим показателям уступал советским танкам данного типа.

В Швеции, Японии и Италии перед второй мировой войной появились в небольшом количестве в основном легкие танки, не представлявшие научного интереса. Каких-либо глубоких исследований в области применения танков в этих странах не предпринималось.

Советские танки перед второй мировой войной

Период между первой и второй мировыми войнами характерен резким обострением противоречий империализма, утверждением в ряде стран фашистских режимов, военными конфликтами и локальными войнами. Все это предопределило гонку вооружений, рост военных расходов и численности армий, бурное развитие военной техники и прямую подготовку ко второй мировой войне. Во многих государствах началось перевооружение армий.

Вторая половина 30-х годов явилась наиболее сложным периодом. Провоцируя пограничные конфликты, империалисты пытались проверить стойкость и боеспособность Красной Армии. Нараставшая угроза войны потребовала увеличения численности Советских Вооруженных Сил, [61] расширения подготовки военных кадров, и особенно для новых родов войск, в том числе и танковых.

Коммунистическая партия и Советское правительство постоянно заботились о повышении боевой готовности Советских Вооруженных Сил, особенно о вооружении. В данном случае хотелось бы остановиться на том, что предпринималось в стране, чтобы наши танки и танковые войска отвечали духу времени.

К этому периоду в результате принятых партией и правительством мер советские танковые войска из вспомогательного средства пехоты превратились в один из основных и мощных родов войск Красной Армии. Опытные учения и маневры 1930-1937 годов не только укрепили значимость танковых войск, но и создали условия для выработки научных оперативно-тактических взглядов по их применению на поле боя, совершенствованию организационных форм танковых и механизированных соединений. В результате в 1932 году в Красной Армии появились механизированные корпуса (на 5-6 лет раньше, чем в Германии и других странах). Осенью того же года и несколько позднее были развернуты 5, 7, 11 и 57-й особые механизированные корпуса. В августе 1938 года механизированные корпуса преобразуются в танковые.

Сложившаяся обстановка потребовала переключения некоторых заводов страны на производство вооружения, в котором нуждалась в то время Красная Армия. Как известно, до первой пятилетки СССР не имел ни автомобильной, ни тракторной промышленности. Однако успешное выполнение советским народом первой пятилетки создало условия для организации серийного производства бронированных боевых машин.

До начала Великой Отечественной войны танковый парк Красной Армии состоял главным образом из БТ и Т-26. Кроме того, в небольшом количестве имелись специальные танки - легкие, плавающие, огнеметные, тральщики и авиадесантные танкетки.

Следует отметить, что в тот период существовали различные предложения по строительству танков.

Представители кавалерии, например, считали, что, поскольку появилось эффективное автоматическое оружие и мощная авиация, есть смысл частично отказаться от конницы, заменив ее танкетками. Однако танкетка - это не лошадь, которая обеспечивает всаднику успех в бою. В результате таких взглядов к началу второй мировой войны Красная Армия имела большой парк танкеток, и, как известно, они себя не оправдали. Механическая замена одного рода войск другим не привела к желаемому результату. Вторая мировая война показала, что нужно было не заменять коня танкеткой, а в принципе пересмотреть роль и значение этих замечательных родов вооруженных сил - кавалерии и танковых войск.

Кстати сказать, автор данного труда, будучи убежденным танкистом, человеком, всего себя отдавшим танковым войскам, никогда не позволял ни себе, ни другим плохо отзываться о нашей замечательной коннице.

Итак, танкетка, созданная накануне Великой Отечественной войны, конечно, не могла заменить коня в кавалерии, не составила она и основу танковых войск.

Советские танки 30-х годов вполне соответствовали сложившимся к тому времени оперативно-тактическим взглядам на их боевое использование. Кроме того, они имели существенное превосходство над танками зарубежных армий. По сравнению с танками периода первой мировой войны они могли развивать более высокие скорости движения, в несколько раз увеличился запас хода, возросла надежность отдельных агрегатов и всей машины в целом. Внешний вид танка улучшился, он получил более совершенную форму, расширились его технические возможности при ведении боя.

Однако опыт гражданской войны в Испании, а также развитие противотанковой артиллерии потребовали повысить боевые качества танков: не только увеличить их маневренность, но также усилить броневую защиту и артиллерийское вооружение. Перед началом Великой Отечественной войны эта проблема была решена советскими учеными, инженерами, техниками, рабочими.

Танк Т-34 имел максимальную скорость 55 км/час, вес 28 т и экипаж 4 человека. Широкие гусеницы обеспечивали танку небольшое удельное давление и высокую проходимость на самой разнообразной местности. К началу Великой Отечественной войны и в первый ее период Т-34 имел 76-мм пушку и два пулемета. Это была перспективная боевая машина. Ее конструктивные данные позволили, например, без существенного увеличения первоначального веса повысить толщину брони в наиболее уязвимых местах, усилить мощь вооружения и внести другие [63] конструктивные изменения. Серийное производство этого прославленного танка второй мировой войны было начато в июне 1940 года.

Тяжелый танк КВ был принят на вооружение в декабре 1939 года. При весе 47,5 т танк имел 76-мм пушку и четыре пулемета. Толщина брони достигала 75 мм, скорость движения около 35 км/час. Экипаж состоял из пяти человек.

Однако эти танки начали поступать на вооружение нашей армии в основном только во второй половине 1940 года, и то в небольших количествах. Например, 5-я танковая дивизия, которой автору данной книги пришлось командовать в предвоенный период, к началу Великой Отечественной войны имела только 52 Т-34, а соседняя 2-я танковая дивизия - 30 КВ. Остальные танки, главным образом БТ и Т-26, имели сильно изношенные двигатели и ходовую часть. И это при том, что танковая дивизия того времени должна была иметь 375 танков, из них 63 КБ, 210 Т-34, 102 БТ и Т-26.

Советские танковые войска на защите Родины. В межвоенный период Красной Армии не раз пришлось защищать границы СССР. В ожесточенных боях проверялись правильность оперативно-тактических взглядов, целесообразность организационной структуры войск. На дальнейшее развитие советской военной теории, разработку способов и приемов боя, особенно в маневренных условиях, оказало существенное влияние техническое перевооружение Красной Армии.

Боевые действия подтвердили верность концепции о применении крупных танковых соединений для развития операции, хотя в нее были внесены некоторые поправки, сделанные на основе боевого опыта Испании.

Значительными военными событиями, в ходе которых прошли боевое испытание советские танковые войска, явились бои у озера Хасан в июле - августе 1938 года, на реке Халхин-Гол в 1939 году и советско-финляндская война 1939-1940 годов.

В эти годы советские танкисты на деле показали боевые возможности молодого развивающегося рода войск. И в какой бы трудной обстановке ни приходилось действовать, они всюду проявляли массовый героизм и бесстрашие, оставаясь верными и преданными сынами Отчизны, честно и до конца выполняя свой воинский долг. [64]

Никогда не забудут советские люди воинов Красной Армии, защищавших свою Родину.

Ранним утром 29 июля 1938 года одиннадцать наших пограничников заметили на склонах высот Заозерная и Безымянная, в 130 км юго-западнее Владивостока, около сотни японских самураев, нарушивших государственную границу. Завязался неравный бой. Вместе с подоспевшим подкреплением советские пограничники отбросили японцев за линию границы. Но вслед за этой вылазкой перешли в наступление главные силы противника. Более 20 тыс. японских солдат, поддержанных артиллерией и авиацией, вторглись на советскую территорию и захватили Безымянную и Заозерную.

Навстречу врагу были брошены две стрелковые дивизии, артиллерия, два отдельных танковых батальона и 2-я механизированная бригада, которой в то время командовал полковник А. П. Панфилов. Бригада, поднятая по тревоге, совершила более чем 100-километровый марш и, по существу, с ходу вступила в бой.

6 августа советские войска при активной поддержке авиации перешли в решительное наступление и разгромили японских самураев. На высотах Заоозерная и Безымянная снова развевалось советское Красное знамя. Вместе с пехотинцами и артиллеристами, проявляя мужество и героизм, атаковали врага и советские танкисты.

В районе Безымянной наступала танковая рота под командованием майора Алимова и комиссара роты старшего политрука Я. И. Ефимова. Подступы к высоте оказались заболоченными. По наступавшим танкам противник вел сильный огонь из противотанковых пушек. Вскоре загорелся командирский танк. Но рота не остановилась, ее повели на врага лейтенант В. П. Винокуров и старший политрук Ефимов, находившийся в танке Винокурова. Уничтожая противника, машины на большой скорости устремились в атаку. В то время основным средством связи являлась флажковая сигнализация. Сигнал "Делай, как я" и личный пример командира были наиболее распространенными способами управления атакующими танками.

Машина Винокурова первой достигла вершины высоты Безымянная, на которой еще находились японцы. Вражеское противотанковое орудие подбило советский танк. Храбрецы оказались в окружении. Японцы пытались взять экипаж в плен, но отважные танкисты упорно отбивались. Они 27 часов держались в подбитом танке, пока не подошло подкрепление. Экипаж уничтожил много вражеских солдат и своей беззаветной храбростью помог нашей пехоте при разгроме врага на высоте Безымянная.

В районе высоты Заозерная отличились танкисты старшего лейтенанта Сирченко. В этом бою отважные воины смело атаковали врага и смяли его проволочные заграждения. Противник, бросая оружие, стал отступать. Однако танк Сирченко был подбит, механик-водитель комсомолец Малахов погиб. Старший лейтенант Сирченко, будучи тяжело ранен, продолжал сражаться. Старшина Извеков и башенный стрелок Курасов, сняв с горящей машины пулемет и диски, вместе с подошедшей пехотой пошли на штурм Заозерной. Вскоре враг на высоте был разгромлен.

Самоотверженно дрался и экипаж под командой комсомольца Барабанова. Машина боевых друзей застряла в болоте, а японцы приближались. Создалось тяжелое положение. Тогда Барабанов выскочил из танка, уничтожил трех вражеских солдат и сбил пламя с катков, подожженных японцами. Спустя несколько минут мужественный экипаж вместе с другими воинами продолжал выполнять боевую задачу.

В районе озера Хасан враг потерпел жестокое поражение. Однако бои выявили недостаточно четкую организацию взаимодействия частей и подразделений родов войск. Боевые действия показали, что на такой труднопроходимой местности приобретает особое значение согласованность действий танков, пехоты и инженерных частей, мощное артиллерийское сопровождение атакующих войск.

У озера Хасан воины Красной Армии проучили японских захватчиков, отбросив их с советской территории. Но, очевидно, этого урока было недостаточно. В мае 1939 года японская армия вторглась в пределы дружественной Советскому Союзу Монгольской Народной Республики.

Боевые действия на реке Халхин-Гол начались в мае 1939 года. До августа советско-монгольские войска вели [66] преимущественно оборонительные действия. Одновременно шла ожесточенная борьба за господство в воздухе. Решающие события развернулись в августе 1939 года.

Важнейшую роль в операции по разгрому врага должны были играть танковые войска. Они составляли главную ударную силу фланговых групп, на которые возлагалась задача окружения противника. На других направлениях танки использовались для поддержки пехоты. В этой операции участвовали 2 танковые и 3 мотоброневые бригады, в которых имелось 498 танков и 346 бронемашин.

Учитывая опыт Хасана, при подготовке этой операции большое внимание уделялось артиллерийскому обеспечению наступления пехоты и танков, а также организации взаимодействия.

Наступление советско-монгольских войск началось утром 20 августа ударом 150 бомбардировщиков, сопровождаемых истребителями, по переднему краю, артиллерийским позициям и ближайшим резервам японцев. Затем в течение 2 часов 45 минут проводилась артиллерийская подготовка. За 15 минут до атаки авиация нанесла повторный удар. Затем последовал огневой налет по переднему краю обороны противника.

В 9 часов началась атака по всему фронту. Преодолевая сопротивление противника, танковые части Южной и Северной групп к исходу 23 августа вышли в район горы Номон-Хан-Бурд-Обо и завершили окружение вражеской группировки, а стрелковые войска во взаимодействии с танковыми подразделениями расчленили ее на отдельные, изолированные друг от друга части.

В последующие дни войска 1-й армейской группы ликвидировали окруженную группировку противника, отражая одновременно попытки подходивших вражеских резервов деблокировать свои окруженные части.

К 31 августа ликвидация японских войск была завершена и территория Монгольской Народной Республики полностью очищена от захватчиков. Предпринятые японцами в начале сентября новые попытки нарушить монгольскую границу были отражены ударами наших наземных войск и авиации. В середине сентября 1939 года боевые действия были прекращены.

Своей победой Красная Армия обеспечила безопасность дальневосточных границ нашей Родины. [67]

Западнее реки Халхин-Гол на горе Баин Цаган, в том самом месте, где 11-я танковая бригада под командованием комбрига М. П. Яковлева окружила и вместе с пехотой наголову разбила основные силы двух японских дивизий, установлен монумент - советский танк, принимавший участие в этих боях. На монументе - надпись, сообщающая о подвигах танкистов.

А произошло следующее. В один из напряженных моментов боя наша пехота была остановлена сильным огнем противника. Тогда комбриг Яковлев лично повел бойцов в атаку вслед за танками. Враг был смят и уничтожен. Но вражеская пуля пронзила грудь бесстрашного командира-танкиста. Указом Президиума Верховного Совета СССР комбригу М. П. Яковлеву было посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

В этом же районе отважно сражались танкисты майора Г. М. Михайлова. Танки батальона мощной лавиной ринулись на позиции врага и, искусно маневрируя между песчаными барханами, огнем и гусеницами уничтожали разбегавшегося в панике противника. Отважный командир, будучи ранен, продолжал управлять батальоном до полного уничтожения сопротивлявшегося врага. За отличное выполнение боевой задачи и проявленные при этом [68] отвагу и мужество многие танкисты удостоились орденов и медалей, а их доблестному командиру майору Г. М. Михайлову было присвоено звание Героя Советского Союза.

Умело командовал танковой ротой старший лейтенант А. В. Кукин. Его танки во взаимодействии с пехотой окружили в барханах группу японских захватчиков. Чтобы уничтожить врага, командир выскочил из танка и, используя гранаты, пробился к бархану, указав экипажам цели. Окруженный противник был полностью уничтожен. Старший лейтенант А. В. Кукин удостоился звания Героя Советского Союза.

В августовских боях на реке Халхин-Гол отличились танкисты батальона, которым командовал капитан Г. Я. Борисенко. Участники тех событий помнят подвиги командира 1-го танкового батальона В. А. Копцова. Воевал он бесстрашно и умело, за что танкисты любили и уважали его. В одном из боев машина Копцова оказалась в котловане под огнем противника. У танка порвалась гусеница. Десять часов экипаж Копцова вел огонь из машины, не позволяя японцам подобраться к ней. Положение все более осложнялось: были израсходованы боеприпасы, вышел из строя пулемет. Экипаж под огнем врага устранил повреждение гусеницы. Но в этот момент подошел японский тягач и попытался увести машину в расположение своих войск. Когда тягач и советский танк оказались за пределами котлована, механик-водитель завел мотор и потянул за собой вражеский тягач. Так с трофеем Концов и прибыл в расположение своей части. За этот и другие подвиги В. А. Концов получил высокое звание Героя Советского Союза.

Отличился на Халхин-Голе политрук А. В. Котцов, комиссар танкового батальона. Участвуя в разведке, танк, в котором находился Котцов, вступил в бой с противником. В ожесточенной схватке были раздавлены четыре вражеских орудия, но при этом гусеница машины порвалась. Тогда Котцов занял место у орудия и вел огонь по врагу до тех пор, пока механик-водитель и башенный стрелок не устранили повреждение. После этого танк проутюжил несколько вражеских окопов, прицепил к своей машине японское орудие и с ним прибыл в расположение батальона.

Много было и других примеров мужественных, умелых и дерзких действий танкистов в боях в районе Халхин-Гола. [69] Храбро и самоотверженно сражались они в те годы, защищая свою Родину.

На реке Халхин-Гол войсками 1-й армейской группы была впервые в истории советского военного искусства осуществлена наступательная операция по окружению противника с применением современных технических средств борьбы. Решающую роль в этой поучительной операции сыграли танковые войска. Создание внешнего фронта окружения в ходе наступательной операции было новым явлением в оперативном искусстве.

Опыт показал, что наступательные операции с целью окружения противника требуют стремительных действий подвижных войск и падежного взаимодействия частей и соединений как между собой, так и с артиллерией, а также и с поддерживающей авиацией.

События на Халхин-Голе подтвердили возросшее значение авиации в современных наступательных операциях, особенно на окружение, когда танковые войска применяются для решения оперативных задач по охвату флангов крупной группировки противника. Итоги боевых действий на Халхин-Голе позволили сделать и другие заслуживающие [70] внимания выводы, что в целом способствовало совершенствованию советского военного искусства.

В конце 1939 года, когда уже шла вторая мировая война, империалистам удалось спровоцировать финских реакционеров на войну против СССР. Англия и Франция активно помогали финнам поставками оружия и намеревались послать в помощь им свои войска. Скрытую помощь финской реакции оказывал и германский фашизм.

Район боевых действий изобиловал большим количеством болот, озер, рек и лесов и являлся труднодоступным для ведения наступательных действий. К тому же зима 1939/40 года была исключительно суровой, морозы достигали 45-50°.

Основные события развернулись на Карельском перешейке на фронте протяженностью 100-110 км. Финны имели здесь сильную систему долговременных укреплений - линию Маннергейма. Она состояла из нескольких полос и позиций и являлась укрепленным районом. Общая глубина линии Маннергейма достигала 90 км и считалась непреодолимой. Более того, финны, используя пересеченную местность, широко применяли заграждения, фугасы и мины на дорогах, в населенных пунктах и на подступах к ним. На многих участках местности были построены противотанковые препятствия: гранитные надолбы, минированные завалы, глубокие противотанковые рвы, эскарпы, контрэскарпы и т. п.

Не имея боевого опыта по прорыву укрепленных районов, тем более в таких сложных условиях местности, наши войска в начале войны не смогли достичь поставленной цели. В дальнейшем была проведена всесторонняя подготовка прорыва, сосредоточены необходимые силы и средства, особенно тяжелая артиллерия, которая, по существу, и решила судьбу долговременных сооружений финской обороны.

Значительную роль в разгроме противника сыграл смелый маневр через Финский залив мотострелкового соединения, усиленного значительным количеством танков. Командовал дивизией опытный командир Ю. В. Новосельский. Автору данных строк командование фронта поручило возглавить переправу танков через Финский залив. Выход [71] дивизии в тыл группировке врага в районе Выборга имел большое значение.

Учиться действовать в столь сложных условиях пришлось в ходе войны. Так, Л. Л. Говоров, впоследствии Маршал Советского Союза, в перерывах между боями читал лекции о приемах и способах прорыва укрепленных районов. На одной из них присутствовал и автор книги и убедился еще раз, насколько организация боевых действий не отвечала обстановке. Казалось, что к маневренным действиям можно было перейти только после прорыва линии Маннергейма. Действительность опровергла эти взгляды. Стала очевидной возможность маневра войск до прорыва этой линии, что и было блестяще осуществлено советским военным командованием, организовавшим удар через Финский залив по льду. Летом, видимо, этот замысел можно было бы осуществить, используя Балтийский флот.

Одновременно с прорывом укрепленного района противника с целью быстрейшего овладения Выборгом по льду Финского залива были переброшены войска 10-го стрелкового корпуса с танками, а 28-й стрелковый корпус при поддержке частей Краснознаменного Балтийского флота в ночь на 4 марта успешно форсировал Выборгский залив и овладел плацдармом западнее Выборга.

В трехдневных боях эти корпуса расширили захваченный плацдарм, перерезали шоссейную дорогу Выборг - Хельсинки и создали реальную угрозу путям отхода выборгской группировки врага. Войска 7-й армии, преодолев линию Маннергейма, в ночь на 13 марта ударами с нескольких направлений овладели важнейшим узлом обороны противника - Выборгом.

Поражение финских войск в войне против СССР сорвало планы англо-французского вмешательства в советско-финляндскую войну. В марте 1940 года война между Финляндией и СССР закончилась подписанием в Москве мирного договора.

В трудных условиях приходилось действовать советским войскам, особенно танковым, в войне с Финляндией. Театр военных действий ограничивал возможности применения танков, сковывая их маневр; всевозможные противотанковые заграждения и препятствия затрудняли проведение решительных танковых атак. Значительное влияние на использование танков оказал и сильный мороз. [72]

Низкая температура особенно затрудняла использование Т-26, которые имели двигатели с воздушным охлаждением. Заглушив двигатель на несколько часов, танкисты не были уверены, что он заведется вновь. В результате экипажам приходилось принимать специальные меры обогрева. На ночь, например, под танком отрывали яму и всю ночь поддерживали небольшой костер, чтобы двигатель и механизмы не остывали. Но и в этих случаях перед запуском двигателя нередко приходилось подогревать масло. Пушки и пулеметы также требовали специального обслуживания и сохранения.

Но советских танкистов не останавливали трудности. Они с невиданным упорством выполняли боевые задачи и во взаимодействии с пехотой, артиллерией и саперными подразделениями преодолевали заграждения и уничтожали противостоящего противника.

В советско-финляндской войне широко применялись бронесани, которые прицеплялись к танкам и служили для перевозки пехоты к переднему краю.

Опыт показал, что даже в самых сложных метеорологических условиях и на труднодоступной местности танки могут использоваться не только для непосредственной, поддержки пехоты, но и с целью развития успеха в оперативной глубине, составляя основу армейских подвижных групп. Эта война дала пример применения мотострелкового соединения для обходного маневра, который был совершен по льду Финского залива с целью нанесения удара во фланг и тыл финнов, оборонявшихся в районе Выборга.

Боевые действия дали немало примеров массового героизма и отваги танкистов - славных сынов нашей Родины. Многие из них были награждены орденами и медалями, а наиболее отличившиеся получили высокое звание Героя Советского Союза.

Важнейшим итогом войны явилось обеспечение безопасности северо-западных границ нашей Родины. Согласно условиям мирного договора граница между СССР и Финляндией на Карельском перешейке и на побережье Ладожского озера была отодвинута на северо-запад.

Боевой опыт советско-финляндской войны вскрыл ряд слабых мест в боевой подготовке войск, а также недостатки некоторых видов боевой техники. Например, стало очевидным, что Красной Армии необходимы танки с более [73] толстой броней и хорошая противотанковая артиллерия. Были сделаны и другие заслуживающие внимания выводы, которые обогатили советское военное искусство.

Боевые действия Красной Армии в районе озера Хасан, на реке Халхин-Гол и в советско-финляндской войне, а также боевой опыт армий зарубежных государств в первый период второй мировой войны потребовали внести некоторые коррективы в советскую военную теорию и систему боевой подготовки войск. Практика показала, что высокие темпы и непрерывность наступления являются факторами, определяющими успех в современных операциях. Более того, отмечалось, что высокие темпы наступления могут быть достигнуты только при массированном применении танков во взаимодействии с авиацией и воздушными десантами.

Опыт также показал, что вооруженные силы должны готовиться как к маневренным действиям, так и к прорыву заранее подготовленных оборонительных полос, причем для прорыва современной обороны необходимы искусное управление войсками, специальная выучка соединений и частей, массированное использование артиллерии, танков, авиации и четкое их взаимодействие на поле боя. Тактический прорыв может быть развит в оперативный вводом в бой крупных подвижных соединений и высадкой воздушных десантов.

Было признано, что оборона должна быть глубокой, многополосной, противотанковой, противоартиллерийской и противосамолетной.

Эти выводы свидетельствовали о том, что советская военная теория в целом правильно определяла характер современных операций. Опыт 1938-1940 годов позволил начать перестройку всей системы боевой подготовки Вооруженных Сил. Так, в конце декабря 1940 года Главный Военный Совет провел Всеармейское совещание высшего командного состава, на котором были подведены итоги начатой перестройки и определены пути дальнейшего строительства Вооруженных Сил. На совещании всесторонне обсуждались вопросы теории советского военного искусства, взгляды на характер современных операций. Было выявлено несоответствие устаревших образцов танков, а также некоторых видов авиационной военной техники современным требованиям и принято решение о перевооружении армии. [74]

К сожалению, не было уделено должного внимания боевому опыту начавшейся второй мировой войны.

Предвоенные трудности. В середине 30-х годов в соответствии с теорией глубокой операции (достаточно передовой для того времени) предусматривалось использование танковых войск как при прорыве обороны противника, так и при развитии успеха в оперативной глубине. Развитие тактического успеха в оперативный осуществлялось вводом в прорыв механизированных корпусов. К сожалению, рядом лиц руководящего состава некоторые положения теории глубокой операции в 1937-1939 годах были взяты под сомнение. Вследствие неправильной оценки опыта боев в Испании в 1939 году были расформированы существовавшие с 1933 года механизированные корпуса. Скоро ошибочность этого шага стала очевидна, и поэтому в 1940 году началось формирование мехкорпусов с включением в них отдельных танковых бригад и отдельных танковых батальонов стрелковых дивизий. Эту огромную работу к началу Великой Отечественной войны завершить не удалось. В связи с этим не было возможности всесторонне отработать методы массирования танковых войск на решающих направлениях, организацию их взаимодействия с авиацией и воздушно-десантными войсками.

С каждым днем нарастала угроза военного нападения на СССР. Коммунистическая партия, предвидя возможность военной схватки с силами империализма, готовила страну и народ к обороне.

Учитывая складывающуюся обстановку, Центральный Комитет и Советское правительство потребовали от Наркоматов обороны и Военно-Морского Флота ускоренного проведения мероприятий по повышению боеспособности Вооруженных Сил.

Особенно большое внимание партия уделяла подготовке военных кадров. В предвоенные годы в связи с развертыванием армии создавались десятки училищ родов войск.

Громадный вклад в подготовку командного состава внесли военные академии. В высших военных учебных заведениях накануне войны было подготовлено много военных специалистов, которые в боях против немецко-фашистских захватчиков проявили замечательные командирские качества. Среди них воспитанники Военной академии имени М. В. Фрунзе дважды Герой Советского Союза [75] маршал бронетанковых войск П. С. Рыбалко, маршал бронетанковых войск Я. Н. Федоренко, дважды Герой Советского Союза генерал армии Д. Д. Лелюшенко, дважды Герой Советского Союза генерал-полковник танковых войск А. Г. Кравченко, Герои Советского Союза генерал-полковник танковых войск В. В. Бутков, генерал-лейтенанты танковых войск Н. Д. Веденеев, С. М. Кривошеий, генерал-полковник танковых войск М. Д. Соломатин и другие.

В Военной академии бронетанковых войск до начала Великой Отечественной войны получили военное образование дважды Герой Советского Союза генерал армии И. Д. Черняховский, генерал армии А. А. Епишев, Герой Советского Союза генерал армии А. Л. Гетман, генерал армии С. М. Штеменко, Герой Советского Союза маршал бронетанковых войск П. П. Полубояров, Герой Советского Союза генерал-полковник А. С. Бурдейный, генерал-полковник Н. А. Ломов, генерал-полковник танковых войск Г. С. Сидорович, генерал-лейтенант М. Д. Синенко и другие.

Улучшилась подготовка командного состава запаса. К началу Великой Отечественной войны страна располагала 19 военными академиями, 10 военными факультетами при гражданских высших учебных заведениях и 7 высшими военно-морскими училищами. И все же накануне нападения гитлеровской Германии на СССР укомплектовать в должной мере вновь развернутые соединения, особенно танковые войска, командным составом не удалось.

Дальше