Содержание
«Военная Литература»
Военная история
Постоянно враждебные намъ замыслы Хокандцевъ, обнаруживавш?еся въ подстрекан?и зачуйскихъ Киргизовъ къ хищническимъ вторжен?ямъ въ наши предѣлы, заставили корпуснаго командира Отдѣльнаго Сибирскаго Корпуса и генералъ-губернатора Западной Сибири, генерала отъ инфантер?и Гасфорда, представить на Высочайшее благоусмотрѣн?е предположен?е объ экспедиц?и за р. Чу для разорен?я хокандскихъ крѣпостей Токмака и Пишпека. Крѣпости эти, бывш?я грозою для Киргизовъ, кочующихъ внѣ нашихъ предѣловъ, служили главными пунктами, откуда распространялось на край вл?ян?е Хокандцевъ: въ нихъ содержался гарнизонъ изъ Хокандскихъ солдатъ, употребляемыхъ для сбора съ Киргизовъ зякета, для возбужден?я ихъ противъ Русскихъ, и для подкрѣплен?я хищническихъ парт?й небольшими отрядами. Его Императорское Величество, удостоивъ Высочайше утвердить предположен?я корпуснаго командира, соизволилъ приказать: сдѣлавъ всѣ приготовлен?я къ экспедиц?и, не начинать ея, пока вражда къ намъ Кокандцевъ не обнаружится новыми, болѣе рѣшительными дѣйств?ями съ ихъ стороны. [4]

Согласно съ Высочайшей волей, приготовлен?я къ экспед?ц?и, по распоряжен?ю корпуснаго командира, начались лѣтомъ прошлаго 1859 года.

Въ маѣ мѣсяцѣ, для ближайшаго ознакомлен?я съ мѣстност?ю, и для военной рекогносцировки верховьевъ р. Чу, крѣпостей Токмака и Пишпека, и путей, къ нимъ ведущихъ, былъ посланъ отрядъ, состоявш?й изъ 2-хъ ротъ пѣхоты, 2-хъ сотень казаковъ, 2-хъ легкихъ и 2-хъ горныхъ оруд?й; ему было вмѣнено въ обязанность заложить на р. Кастекъ небольшое укрѣплен?е для связи будущихъ нашихъ дѣйств?й съ укрѣплен?емъ Вѣрнымъ, главнымъ пунктомъ русскихъ поселен?й въ Заил?йскомъ Краѣ.

Заложивъ укрѣплен?е, отрядъ двинулся въ долину р. Чу, при слѣдован?и по которой неоднократно былъ тревожимъ дико-каменными Киргизами, подкрѣпленными хокандскими отрядами; но войска наши, отразивъ нападен?я съ урономъ для непр?ятеля, не предпринимали, слѣдуя приказан?ямъ корпуснаго командира, ни какихъ наступательныхъ дѣйств?й противъ Хокандцевъ, и ни разу не переходили р. Чу, стараясь только мирными средствами пр?обрѣсти вл?ян?е на дико-каменныхъ и зачуйскихъ Киргизовъ, для огражден?я нашихъ предѣловъ отъ вторжен?й.

Кромѣ того, состоявш?й при отрядѣ генеральнаго штаба штабсъ-капитанъ Венюковъ, вступилъ въ переговоры съ пишпекскимъ комендантомъ Атабекомъ-Датхой объ освобожден?и захваченнымъ Хокандцами двухъ почетныхъ Киргизовъ нашихъ, которыхъ Атабекъ обѣщалъ освободить, но не исполнилъ обѣщан?я.

Отрядъ, окончивъ свой поискъ, возвратился въ концѣ ?юня въ укрѣплен?е Вѣрное.

Между тѣмъ, по распоряжен?ю корпуснаго командира, дѣятельно продолжалось снаряжен?е артиллер?йскаго, инженернаго и перевозочнаго парковъ, оконченное къ веснѣ [5] нынѣшняго 1860 года, и къ началу ?юня парки доставлены въ укрѣплен?е Вѣрное.

Весною же и лѣтомъ враждебное наступлен?е Хокандцевъ обнаружилось болѣе чѣмъ прежде. Въ началѣ марта Хокандцы, не довольствуясь прежнимъ образомъ дѣйств?й, рѣшились опслать на озеро Иссыкъ-куль въ наши предѣлы отрядъ, съ цѣлью построить тамъ курганъ (крѣпостцу), и собрать зякетъ со всѣхъ дико-каменныхъ Киргизовъ, въ томъ числѣ и съ покорнаго намъ племени Бугу. При первомъ извѣст?и объ этомъ движен?и, изъ укрѣплен?я Вѣрнаго, по приказан?ю корпуснаго командира,начальникомъ Алатавскаго округа и Киргизовъ Большой Орды, подполковникомъ Колпаковскимъ, было послано на защиту Бугинцевъ 70 казаковъ, подъ командою сотника Жеребятьева, который, перейдя по снѣгамъ хребетъ, отдѣляющ?й Заил?йск?й Край отъ озера Иссыкъ-куль, прибылъ къ восточной его оконечности на рѣчку Тунъ раньше Хокандцевъ, чѣмъ остановилъ исполнен?е ихъ замысловъ. Но такъ какъ, не смотря на предложен?я начальника русскаго отряда удалиться изъ нашихъ предѣловъ, Хокандцы продолжали оставаться на озерѣ, разжигая вражду между Бугинцами, то корпусный командиръ приказалъ подполковнику Колпаковскому, подкрѣпивъ Иссыкъ-кульск?й отрядъ однимъ горнымъ оруд?емъ и 30-ю казаками, приготовить другой, изъ сотни казаковъ, 1/2 роты пѣхоты и 2-хъ горныхъ оруд?й, для движен?я на озеро съ западной стороны, съ тѣмъ, чтобы прибывш?й на южный берегъ озера хокандск?й отрядъ охватить и атаковать съ двухъ сторонъ. Этотъ второй отрядъ, подъ командою подполковника Шайтанова, выступилъ изъ укрѣплен?я Кастекъ 12 мая, и, переваливъ съ большими затруднен?ямн три горные хребта, изъ которыхъ одинъ, Туруайгирь, снѣговой, пришелъ 19 числа къ западной оконечности озера, на урочище Кути-малды. Между тѣмъ [6] подкрѣплен?е, прибывшее къ сотнику Жеребятьеву, позволило ему настоятельнѣе требовать у Хокандцевъ оставить наши предѣлы. Хокандцы, видя наступлен?е съ двухъ сторонъ, быстро удалились за Небесный Хребетъ, къ укрѣплен?ю Куртке, въ верховья Нарыма. Появлен?е же на озерѣ западнаго Иссык-кульскаго отряда окончательно водворило спокойств?е между дико-каменными Киргизами, мног?е роды которыхъ, прежде намъ враждебные, прислали въ отрядъ своихъ аманатовъ, прося о принят?и ихъ подъ покровительство Русскаго Царя.

Оба отряда, соединившись на южномъ берегу Иссыкъ-куля, и осмотрѣвъ выходящ?я на озеро ущелья Небеснаго Хребта, возвратились въ укрѣплен?е Вѣрное.

Для поддержан?я сообщен?я съ Кастекскимъ укрѣплен?емъ во время движен?я отрядовъ, оставлено на р. Малый Кибень 50 человѣкъ пѣхоты и 20 казаковъ. Хокандцы, видя слабость Русскихъ въ этомъ пунктѣ, подстрекнули дико-каменныхъ Киргизовъ отбить казачьихъ лошадей, но покушен?е ихъ не имѣло успѣха. Киргизы были отражены, потерявъ нѣсколько человѣкъ убитыми.

Хотя движен?е нашихъ отрядовъ на рзеро Иссыкъ-куль имѣло самые удовлетворительные результаты, однако, какъ показали послѣдств?я, не прекратило враждебныхъ дѣйств?й Хокандцевъ.

Прибывъ 11-го ?юня въ укрѣплен?е Вѣрное, корпусный командиръ осмотрѣлъ возвративш?йся изъ похода отрядъ, и распустилъ казаковъ для окончан?я полевыхъ работъ, и уборки сѣна и хлѣба. Предусматривая же, что Хокандцы, по удален?и нашихъ отрядовъ съ Иссыкъ-куля, вѣроятно предпримутъ как?я либо новыя враждебныя дѣйств?я противъ Киргизовъ дико-каменныхъ и Большой Орды, чтобы поддержать вл?ян?е свое надъ этими племенами, корпусный командиръ возложилъ на полковника генеральнаго штаба [7] Циммермана начальствован?е надъ всѣми войсками и собранными для экспедиц?и средствами въ Заил?йскомъ Краѣ, снабдивъ его инструкц?ей, которою между прочимъ вмѣнилъ ему въ обязанность внимательн слѣдить за дѣйств?ями собранныхъ и ожидавшихся въ Пишпекѣ хокандскихъ войскъ, и если они не будутъ вторгаться въ наши предѣлы, то, согласно съ переданной военнымъ министромъ Высочайшей волей, ни какихъ непр?язненныхъ движен?й противъ нихъ не предпринимать. Если бы были дѣлаемы баранты зачуйскими Киргизами у подданныхъ намъ Киргизовъ Большой Орды, то помогать послѣднимъ небольшими казачьими парт?ями, для возвращен?я угнаннаго у нихъ скота. Если бы Хокандцы, ободренные возвращен?емъ нашихъ отрядовъ съ Иссыкъ-куля, выслали вновь на это озеро свои парт?и, для возобновлен?я волнен?й между дико-каменными киргизами, то предписано было прогнать Хокандцевъ немедленно движен?емъ отряда, находящагося восточнѣе Иссыкъ-куля, и высылкою другаго изъ укрѣплен?я Вѣрнаго въ тылъ имъ. Если-бы же, узнавъ объ отъѣздѣ корпуснаго командира и возвращен?и нашихъ отрядовъ, Сарты дерзнули перейти Чу и вторгнуться въ наши предѣлы, въ такомъ случаѣ предполагалось двинуть противъ нихъ достаточный отрядъ изъ заил?йскихъ войскъ, разбить Сартовъ, прослѣдовать ихъ и, если представится возможность, занять крѣпость Пишпекъ.

Обстоятельства оправдали предусмотрительностъ корпуснаго командира и принятыя имъ мѣры предосторожности относительно замысловъ Хокандцевъ. Въ первыхъ числахъ ?юля въ Заил?йскомъ Краѣ начали получаться извѣст?я о сборѣ Хокандцевъ въ значительныхъ силахъ въ Пишпекѣ и Токмакѣ, и о намѣрен?и ихъ сдѣлать вторжен?е въ наши предѣлы. Въ ночи на 5-е ?юля подъ нашимъ передовымъ укрѣплен?емъ Кастекъ была открыта разъѣздами небольшая [8] парт?я Хокандцевъ, которые поспѣшно скрылись, причемъ взять въ плѣнъ хокандск?й солдатъ, показавш?й, что парт?я эта приходила для собран?я свѣдѣн?й и осмотра окрестностей укрѣплен?я Кастекъ, и что Хокандцы въ большомъ числѣ собрались въ Пишпекѣ и Токмакѣ, и намѣрены въ самомъ скоромъ времени сдѣлать нападен?е на наше передовое укрѣплен?е. Между тѣмъ всѣ подвластные намъ Киргизы Большой Орды откочевали изъ горъ и изъ окрестностей Кастека; извѣст?я о непр?язненныхъ намѣрен?яхъ Хокандцевъ получались отвсюду.

Въ такихъ обстоятельствахъ, командующ?й войсками въ Заил?йскомъ Краѣ, генеральнаго штаба полковникъ Циммернанъ, руководствуясь инструкц?ею, данною командиромъ корпуса, выступилъ въ ночи на 5-е ?юля изъ укрѣплен?я Вѣрнаго съ небольшимъ отрядомъ, составленнымъ изъ стрѣлковой роты Сибирскаго Линейнаго № 8 Батал?она, трехъ сотень казаковъ и 2-хъ легкихъ оруд?й, и прибылъ 9 ?юля къ укрѣплен?ю Кастекъ, (гдѣ находилось до 200 человѣкъ гарнизона), получивъ на дорогѣ извѣст?е, что къ укрѣплен?ю подходитъ большое скопище Хонандцевъ, съ намѣрен?емъ атаковать его. Передовая непр?ятельская парт?я утромъ 8 ?юля покушалась было, пользуясь закрытою мѣстностью вблизи укрѣплен?я, отогнать табунъ нашихъ лошадей, но его успѣли загнать во-время, причемъ однако одннъ линейный солдатъ былъ раненъ и попалъ въ плѣнъ къ Хокандцамъ. Въ ночи на 9-е ?юля толпы непр?ятеля показались подъ самымъ укрѣплен?емъ, съ цѣлью отогнать лошадей отряда. Густая цѣпь, выставленная съ нашей стороны, открыла огонь; немедленно по тревогѣ отрядъ сталъ въ ружье, и ненр?ятель, видя что ему не удалось захватить насъ врасплохъ, отошслъ поспѣшно. На разсвѣтѣ Хокандцы зажгли запасы сѣна въ 4-хъ верстахъ отъ укрѣплеп?я, и массы непр?ятельской конницы [9] показались на высотахъ праваго берега рѣчки Кастекъ, болѣе чѣмъ на пушечный выстрѣлъ отъ укрѣплен?я. Полковникъ Циммерманъ пемедленно пошелъ противъ нихъ съ отрядомъ: послѣ кратковременнаго дѣла, непр?ятель былъ отраженъ, съ значительнымъ урономъ, нашимъ пушечнымъ и штуцернымъ огнемъ, и преслѣдуемъ на разстоян?и 12 верстъ. Сильный жаръ (болѣе 40° Реомюра на солнцѣ) и утомлен?е войскъ не позволили преслѣдовать его далѣе. Хокандцевъ и дико-каменныхъ Киргизовъ, подходившихъ къ Кастеку, было около 3000 чел. (какъ въ послѣдств?и узнали отъ самихъ хокандскихъ начальниковъ, взятыхъ нами въ плѣнъ); кромѣ того, на уроч. Баладжанъ-Сазъ (въ 35 верстахъ не доходя Кастека) во время дѣла оставалось болѣе 7 т. человѣкъ, подъ начальствоыъ Рустемъ-Бека, правителя Ташкенда, и Атабека Датхи. Непр?ятель, удаливш?йся безъ оглядки, на другой день вышелъ уже изъ нашихъ предѣловъ, и перешелъ р. Чу. Послѣ бѣгства Хокандцевъ открылось, что непр?ятель предпринималъ такое дерзкое вторжен?е въ наши предѣлы въ слѣдств?е сношен?й съ находящимися въ русскомъ подданствѣ Киргизами Большой Орды. Хокандцы имѣли обширные замыслы: возмутить нашихъ Киргизовъ, пресѣчь сообщен?е Заил?йскаго Края съ Копаломъ, и уничтожить все водворен?е наше въ томъ краѣ. Скорое прибыт?е отряда подъ Кастекъ не дало Кокандцамъ времени собрать тамъ всѣ свои силы. Поражен?е непр?ятеля подъ Кастекомъ уменьшило брожен?е умовъ въ Большой Ордѣ, но для водворен?я тамъ совершеннаго спокойств?я, для обезпечен?я Заил?йскаго Края отъ повторен?я подобныхъ нападен?й, а равно и для наказан?я Хокандцевъ за ихъ дерзость, необходимо было взять и разорить ихъ крѣпости на р. Чу. Пишпекъ былъ главнымъ гнѣздомъ всѣхъ замысловъ противъ спокойств?я, не только въ Большой, но и въ Средней Ордѣ, и считался неодолимымъ. [10] Командиръ Отдѣльнаго Сибирскаго Корпуса, согласно съ Высочайшею волею, приказалъ приготовить охрядъ и выступить въ походъ въ концѣ августа, когда спадутъ жары, и наши полевыя работы пр?йдутъ къ окончан?ю. Еще въ ?юнѣ настоящаго года, въ бытность свою въ Вѣрномъ, корпусный командиръ, какъ сказано выше, предвидя нападен?е со стороны Хокандцевъ, далъ подробныя письменныя и словесныя наставлен?я и указан?я на случай военныхъ дѣйств?й, экспедиц?и за Чу, взят?я и разорен?я хокандскихъ крѣпостей Пишпека и Токмака; въ послѣдств?и онъ постоянно присылалъ точныя и обстоятельныя по всѣмъ предметамъ приказан?я и разрѣщен?я, такъ что вся экспедиц?я совершена по его распоряжен?ямъ. Подъ руководствомъ же и наблюден?ем командующаго войсками, артиллер?йск?й и инженерный парки приготовлены къ движен?ю, а войска — къ предстоящему походу и военнымъ дѣйств?ямъ. Такъ какъ путь, по которому предназначалось двинуться отряду для перехода чрезъ горы, затруднителенъ для колесныхъ тяжестей, то и предположено взять съ собою какъ можно менѣе повозокъ, а везти тяжести на верблюдахъ. Съ этою цѣлью мортиры, снаряды къ нимъ, а также и часть снарядовъ для оруд?й, порохъ и проч. приспособлены были къ вьючкѣ на верблюдовъ. По части инженерной: весь парковый, минный, саперный и рабоч?й инструментъ приспособленъ къ вьючкѣ; кромѣ того, такъ какъ вышеупомянутыя хокандск?я крѣпости лежатъ въ безлѣсной странѣ, то заготовлены минныя рамы, запасный лѣсъ и штурмовыя лѣстницы; еще прежде сформированная, по приказан?ю корпуснаго командира, команда изъ линейныхъ солдатъ обучена, подъ руководствомъ саперныхъ офицеровъ и унтеръ-офицеровъ, веден?ю минныхъ галерей, плетен?ю туровъ и вязкѣ фашинъ. Сверхъ того, люди 8-го и 9-го батал?оновъ, назначенные въ экспедиц?ю, [11] производили нѣсколько разъ, подъ руководствомъ командующаго войсками, примѣрное открыт?е осадныхъ работъ и примѣрный штурмъ крѣпости по штурмовымъ лѣстницамъ.

Все это было окончено къ 15 августа, а 22 отрядъ, состоявш?й изъ 6 ротъ 8-го и 9-го сибирскихъ линейныхъ батал?оновъ, 5 сотень сибирскихъ линейныхъ казаковъ, 2 батарейныхъ, 4 конно-легкихъ, 2 горныхъ оруд?й, 4 полупудовыхъ и 3 кегорновыхъ мортиръ и 4 ракетныхъ станковъ съ артиллер?йскимъ и инженернымъ парками{1}, собрался у укрѣплен?я Кастекъ. Всего въ отрядѣ было взято 2620 выстрѣловъ, 60 боевыхъ ракетъ (вновь присланныхъ) и нѣсколько десятковъ старыхъ ракетъ (менѣе годныхъ). При инженерномъ паркѣ состояла повозка съ галваническими принадлежностями. Отрядъ, 23-го, двинулся отъ укрѣплен?я Кастекъ двумя колоннами для перехода черезъ хребетъ, отдѣляющ?й Заил?йск?й Край отъ долины р. Чу. Лѣвая колонна, подъ начальствомъ сибирскаго линейнаго казачьяго войска подполковника Шайтанова, изъ трехъ сотень казаковъ, двухъ горныхъ оруд?й, одного ракетнаго станка и пров?антскаго транспорта на 250 верблюдахъ, пошла вверхъ по ущелью рѣки Кастека, и потомъ чрезъ перевалъ въ верховья р. Каракунуса дорогой кратчайшей, обильной кормами и водою, не поднимающейся на такую высоту какъ Бишъ-Майнакск?й путь, и неудобной лишь для колесныхъ тяжестей, по узкости нѣкоторыхъ мѣстъ въ ущельяхъ, гдѣ и горную артиллер?ю приходилось вьючить.

Правая колонна, подъ личнымъ начальствомъ командующаго вонсками въ Заил?йскомъ Краѣ, полковника Циммермана, изъ всей пѣхоты отряда, 2-хъ батарейныхъ, 4-хъ конно-легкихъ оруд?й, 3-хъ ракетныхъ станковъ [12] артиллер?йскаго и инженернаго парковъ и подвижнаго лазарета, двинулась чрезъ Богу-моюсъ и проходъ Бишъ-Майнакск?й. Переходъ черезъ горы представилъ значительныя затруднен?я; мѣстность тамъ чрезвычайно походитъ на дагестанскую, отличаясь отъ нее совершенной безлѣсностью и скудостью водъ въ небольшихъ ручьяхъ, выходящихъ изъ горныхъ ключей.

23-го августа правая колонна имѣла ночлегъ у выхода р. Богу-моюсъ изъ ущелья на плоскость; 24-го сдѣлала чрезвычайно трудный переходъ въ 15 верстъ до урочища Баладжанъ-Сазъ. Впереди отряда послана была команда съ шанцовымъ инструментомъ, подъ вѣдѣн?емъ Гренадерскаго Сапернаго Батал?она подпоручика Гаккеля, для разработки труднѣйшихъ мѣстъ пути. Батарейнымъ оруд?ямъ въ: особенности было трудно слѣдовать по косогорамъ, крутымъ подъемамъ и спускамъ. Въ иныхъ мѣстахъ горная тропа, которою шелъ отрядъ, вилась карнизомъ между скалами. Въ отрядѣ было два полупудовые единорога. Въ горахъ при каждомъ изъ этихъ оруд?й шло по пятидесяти чсловѣкъ пѣхоты, спускавшихъ ихъ на лямкахъ. Урочище Баладжанъ-Сазъ имѣетъ, вѣроятно, 6000 фут. возвышен?я; ночью термометръ спускался до 2° Реомюра. Тамъ оставлены были для дневки: часть отряда двѣ роты пѣхоты, батарейныя оруд?я и болѣе усталые верблюды, подъ начальствомъ ма?ора Экеблада, а остальная часть перешла 26 августа перевалъ, и сдѣлавъ переходъ почти въ 30 верстъ по безводной мѣстности, спустилась на плоскость, при выходѣ р. Каракунуса изъ ущелья.

Артиллер?я, въ особенности конно-легк?й дивиз?онъ, подъ командой опытнаго въ степныхъ походахъ штабсъ-капитана Обуха, совершила этотъ горный походъ блестящимъ образомъ. На Каракунусѣ отрядъ соединился съ колонною [13] подполковника Шайтанова, прибывшего туда нѣсколькими часами ранѣе. На ночлегъ у Каракунуса явился въ отрядъ сынъ Джантая, Манапа Сарыбагишскаго (одного изъ самыхъ вл?ятельныхъ людей между дико-каменными) съ изъявлен?емъ покорности. 26-го августа отрядъ двинулся къ переправѣ на Чу. Въ авангардѣ шли казаки, два легк?е и два горные оруд?я. Переправа чрезъ р. Чу не представила ни малѣйшаго затруднен?я; воды было только по колѣно.

Еще у Кара-кунуса получено было извѣст?е, что хокандская крѣпостца Токмакъ находящаяся въ 5 верстахъ за р. Чу, не оставлена непр?ятелемъ, какъ это предполагали по прежнимъ свѣдѣн?ямъ. Авангардъ, при которомъ находился командующ?й войсками, шелъ не останавливаясь. Киргизы были посланы впередъ къ Токмаку, въ которомъ, по извѣст?ямъ, было сто человѣкъ слишкомъ гарнизона и два небольш?я оруд?я. Еще наканунѣ отправлена туда прокламац?я{2} на имя коменданта укрѣплен?я Ханкулы, офицера хокандскихъ войск. Когда авангардъ подошелъ на полторы версты къ Токмаку, изъ крѣпости выѣхали люди для переговоровъ, и на требован?е сдачи укрѣплен?я, униженно просили дать два дня сроку, чтобы получить отвѣтъ отъ начальника ихъ, находившагося въ Пишпекѣ, Атабека-Датхи.{3} Имъ объявлено, что если черезъ часъ не сдадутся, то будетъ открытъ огонь. Между тѣмъ, инженерные и саперные офицеры (Титовъ, Криштановск?й, Гаккель и Каменоградск?й) произвели ближайш?й осмотръ укрѣплен?я, подходя къ нему даже саженъ на 30. Не получая отвѣта отъ гарнизона, [14] командующ?й войсками послалъ Киргиза Кувата, и онъ, подъѣхавъ къ самому рву, сталъ уговаривать коменданта крѣпости Ханкулу сдаться; но тотъ отвѣчалъ, что «не смѣетъ ни сдать укрѣплеи?я, ни защищаться.» — И дѣйствительно, изъ крѣпости было сдѣлано во все время лишь нѣсколько ружейныхъ выстрѣловъ. Командующ?й войсками приказалъ поставить на курганѣ, въ 200 слишкомъ саж. отъ Токмака, пять мортиръ и одно оруд?е, и въ 6-мъ часу вечера открытъ былъ огонь, который продолжался около часа; сдѣлано было до пятидесяти выстрѣловъ разрывными снарядами, подъ распоряжен?емъ артиллер?и штабсъ-капитана Обуха, подпоручика Логинова и адъютанта корпуснаго командира поручика Блюменталя. Съ наступлен?емъ сумерекъ огонь прекратилея, и изъ крѣпости вышелъ человѣкъ, кричавш?й о пощадѣ. Послѣ узнали, что нашъ огонь, хотя и слабый (такъ какъ стрѣляли съ ближней дистанцiи и медленно), сдѣлалъ однако значительныя поврежден?я въ укрѣплен?и. Въ особенности навѣсный огонь произвелъ сильное впечатлѣн?е на Сартовъ; большая часть ихъ попряталась, но комендантъ Ханкула, какъ сказывали послѣ его подчиненные, остался сидѣть на стѣнѣ и рѣшился умереть. Крики женщинъ, которыхъ было въ крѣпости до пятнадцати, заставили его согласиться на сдачу. У нѣкоторыхъ изъ женщинъ были грудныя дѣти, и одна изъ нихъ была ранена осколкомъ гранаты, къ счастью, легко: русск?й медикъ на другой день оказалъ ей пособ?е.

Хоканецъ, вышедш?й изъ крѣпости, объявилъ, что гарнизонъ готовъ сдаться и проситъ только, чтобы полковникъ Циммерманъ, по восточному обычаю, послалъ имъ пулю изъ рта, въ знакъ того, что жизнь ихъ будетъ пощажена. Просьба эта была исполнена, и вмѣстѣ съ тѣмъ командующ?й войсками потребовалъ, чтобы комендантъ Ханкула немедленно къ нему явился; однако было [15] сдѣлано распоряжен?е о высылкѣ рабочихъ для постройки батареи вблизи отъ укрѣплен?я. Черезъ полчаса явился самъ Ханкула, и объявилъ, что сдается безусловно. Ему приказапо немедленно выйти со всѣмъ гарнизономъ изъ укрѣплен?я, что и исполнено сейчасъ же, и крѣпостца была занята Русскими. Въ ней взято: знамя, двѣ небольш?я чугунныя пушки безъ лафетовъ, 11 крѣпостныхъ ружей, 47 обыкновешшхъ ружей, 35 сабель, 7 пикъ, и кромѣ того нѣсколько барабановъ, 32 1/2 пуда пороха, довольно свинца, небольшихъ ядеръ, пуль и прочаго. Въ гарнизонѣ было сначала до 200 человѣкъ, но изъ числа ихъ Киргизы разбѣжались и даже изъ хокандскихъ солдатъ 20 человѣкъ, по показан?ю самого Ханкулы, ушли, такъ что всего осталось до 70 человѣкъ, изъ которыхъ мног?е имѣли при себѣ женъ и дѣтей. На другой день рано поутру позволено было гарнизону возвратиться въ крѣпость за остальнымъ имуществомъ, котораго они не успѣли забрать наканунѣ, а вечеромъ приступлено къ разрушен?ю укрѣплен?я.

Хокандцамъ казалось совершенно непонятнымъ и страннымъ, что съ военноплѣнными обходятся человѣчно, и что отобрали у нихъ только оруж?е, а оставили все имущество. Ханкула выразилъ даже отрядному переводчику удивлен?е свое по этому поводу, и сказалъ откровенно, что по ихъ обычаямъ, если бы и пощадили жизнь плѣнныхъ, то по крайней мѣрѣ обобрали бы ихъ дочиста. Но ему объяснили, что Русск?е ведутъ войну иначе.

Крѣпостца Токмакъ, имѣвшая видъ неправильнаго четыреугольника, до 35 саж. въ боку, построена на обрывѣ лѣваго уступа долины р. Чу; мѣсто для нее хорошо выбрано; съ сѣверной и западной стороны она примыкаетъ къ оврагу. Въ крѣпостцѣ было двѣ ограды; въ наружной оградѣ зубчатая стѣна имѣла отъ 1 1/2 до 2 саж. вышины и отъ 1 1/2 до 2 саж. толщины при основан?и; [16] ровъ передъ нею отъ 2 до 2 1/2 саж. глубины и отъ 1 1/2 до 5 саж. ширины; зубчатыя стѣны второй ограды, или цитадели, имѣли 3 саж. вышины и 1 1/2 арш. толщины; башни (ихъ всего 6 въ цитадели, а въ наружной оградѣ нѣтъ) 4 саж. вышины. Всѣ постройки сдѣланы изъ глины и довольно крѣпки, однако въ иныхъ мѣстахъ выстрѣлы изъ ¼ пуд. единорога пробивали насквозь стѣну цитадели. Ровъ не имѣетъ фланговой обороны. Укрѣплен?е это совершенно походило на крѣпости прежней турецкой и персидской постройки; внутри много закрыт?й, изъ воротъ входятъ въ темный корридоръ, такой же входъ и въ цитадель. На банкетахъ были приготовлены камни для бросан?я въ штурмующихъ, и огромныя дубины или рогатины.

На другой день, 27-го августа, согласно приказан?ю корпуснаго командира, приступлено къ разрушен?ю Токмака; вечеромъ взорвана часть цитадели. Башни Токмака, подорванныя хокандскимъ же порохомъ, взлетали на воздухъ при крикахъ удивлен?я Киргизовъ, находившихся при отрядѣ. 28 августа утромъ срыта вся первая ограда; въ полдень взорваны остальныя три башни, а къ вечеру окончено срыт?е внутренней ограды, и съ наступлен?емъ темноты строен?я въ Токмакѣ были зажжены. Работами по разрушен?ю крѣпостцы распоряжался саперный поручикъ Титовъ.

27-го августа утромъ присоединился к отряду ма?оръ Экебладъ. Въ эшелонѣ его на спускѣ къ Каракунусу былъ несчастный случай: заряднымъ ящикомъ батарейнаго взвода раздавленъ канониръ этого взвода. Вечеромъ того же 27 числа прибылъ начальникъ Алатавскаго Округа и Киргизовъ Большой Орды, подполковникъ Колпаковск?й, съ сотнею казаковъ и 150 Киргизами.

Послѣ разрушен?я Токмака отрядъ выступилъ 29-го августа къ Пишпеку, куда и прибылъ 30-го числа. [17] Авангардъ, состоявш?й изъ кавалер?и съ конными и горными оруд?ями, во 2-мъ часу пополудни подошелъ къ крѣпости на пушечный выстрѣлъ, и сталъ переходить горную рѣчку Аламединъ, текущую съ восточной стороны Пишпека. Крѣпость въ это время открыла частый пушечный огонь; ядра ложились посреди нашихъ колоннъ, по счаст?ю безъ вреда для насъ; ранена только одна лошадь въ артиллер?и. По имѣвшимся свѣдѣн?ямъ, дальнѣйш?й полетъ хокандскихъ ядеръ полагали въ 500 саж.; оказалось же, что онѣ ложатся почти на двѣ версты. Отрядъ расположился по рѣчкѣ Аламединъ, противъ южнаго фаса крѣпости.

Крѣпость Пишпекъ, построена на возвышенности лѣваго берега р. Аламединъ въ видѣ неправильнаго четыреугольника, 105–110 саж. въ боку, и имѣеть цитадель; она оказалась гораздо сильнѣе чѣмъ ожидали. Наружная ограда состоитъ изъ глиняной стѣны съ зубцами, высотою до 2 1/2, и толщиною въ основан?и до 4 саж., окруженной водянымъ рвомъ, глубиною до 2 1/2 и шириною до 3-хъ саж.; между стѣною и рвомъ оставлена широкая, мѣстами до 2-хъ саж., берма, а на краю контръ-эскарпа присыпанъ невысок?й гласисъ. Въ стѣнѣ продѣланы бойницы для ружей и амбразуры для оруд?й, помѣщавшихся на уступѣ въ толщѣ самой стѣны, для увеличен?я прочности которой придѣланы контръ-форсы, служащ?е вмѣстѣ съ тѣмъ траверсами, предохраняющими отъ анфиладныхъ выстрѣловъ. Ворота, продѣланныя въ западномъ фронтѣ, ближе къ сѣверо-западному углу, какъ съ наружной, такъ и съ внутренней стороны, прикрыты толстой и высокой стѣной, примкнутой къ главной оградѣ посредствомъ уступа; черезъ ровъ перекинутъ мостъ, снятый во время осады. За наружной оградой помѣщались: мечеть, садъ съ бассейномъ, гостиный дворъ изъ 70-ти [18] лавокъ, со складами для товаровъ и разныхъ припасовъ, и жилыя строен?я ддя торговцевъ и частныхъ людей, проживающихъ въ крѣпости. Цитадель крѣпости, примыкающая къ восточному фасу, состояла, также изъ глиняной стѣны, толщиною вверху 3 1/2, а въ основан?и 5 саж., и высотою надъ дномъ окружающаго ее съ трехъ сторонъ сухаго рва до 5 саж., усиленной по угламъ и по фасамъ башнями, приспособленными какъ для фронтальной, такъ и для фланговой пушечной обороны. Башни, имѣющ?я высоты надъ дномъ рва до 5 1/2 саж., выведены изъ сплошной насыпи глины съ пескомъ, съ облицовкою глинобитными камнями правильнаго вида, величиною 1 арш. въ длину и толстоту, и 3/4 въ ширину. Для дѣствiя изъ оруд?й прорѣзаны въ башняхъ амбразуры. Внутренность цитадели, предназначенная для помѣщен?я гарнизона, заключала въ себѣ только воинск?я здан?я, какъ-то: жилыя строен?я коменданта, казармы, пороховые, погреба, склады для оруж?я, лаборатор?ю, мастерскую для литья пуль и починки оруж?я, кузницу и друг?я постройки; кромѣ того въ цитадели имѣлась площадь для обучен?я солдатъ. Потолки во всѣхъ строен?яхъ сдѣланы изъ накатника, прикрытаго камышемъ и слоемъ глины, толщиною въ 1/2 арш. Крѣпость снабжалась водою изъ бассейна и семи колодцевъ, и кромѣ того рвы наполнялись текучей водой, посредствомъ арыковъ, изъ рѣчки Аламединъ.

Пишпекъ построенъ за 35 лѣтъ до настоящей осады, и до 1853 года состоялъ, подобно хокандской крѣпости Акъ-мечети (на р. Сыръ-Дарьѣ), изъ одной лишь внутренней ограды. По взят?и же Русскими Акъ-мечети въ 1853 году, начали въ Пищпекѣ выводить вторую ограду, которая была окончена только въ 1858 году. Крѣпость Пишпекъ была ??очти вчетверо болыпе Акъ-мечети, и считалась самою сильною изъ пограничныхъ хокандскихъ крѣпостей. [19]

По рекогносцировкѣ, произведенной командующимъ войсками съ инженерными и артиллер?йскими офицерами отряда, западный фронтъ крѣпости оказался удобнѣйшимъ для атаки: садъ, отстоящ?й отъ него на 250 саж., съ находящимися въ немъ строен?ями, представлялъ надежное закрыт?е для рабочихъ, тогда какъ мѣстность передъ восточнымъ и южнымъ фронтами совершенно открыта, сѣверный же примкнуть къ болоту, поросшему большими камышами. Въ слѣдств?е этого отрядъ немедленно переведенъ на новую позид?ю, въ 4-хъ верстахъ отъ прежней, на р. Ала-арчи, въ 2-хъ верстахъ отъ крѣпости, противъ западнаго ея фронта. Во время перемѣщен?я отряда непр?ятель открылъ артиллер?йск?й огонь, но не причинилъ намъ никакого вреда. Въ эту же ночь предположено открыть осадныя работы.

Дальше