Содержание
«Военная Литература»
Военная история

Глава тринадцатая.

Бой в заливе Лейте

Введение в действие плана «Сё-го». - Расстановка сил союзников. - Бой в море Сибуян. - Атаки группы Шермана. - Действия адмирала Хэлси. - Бой в заливе Суригао. - Бой у мыса Энганьо. - Бой у острова Самар.

Бой в заливе Лейте, явившийся следствием вторжения американских вооруженных сил на Филиппинские острова, по своей сложности и важности не имеет себе равных в истории морских сражений. Бой длился четыре дня и представлял собой серию боев и боевых эпизодов, происходивших на расстоянии сотен миль один от другого. Наиболее важными из них были бои в море Сибуян (24 октября), в проливе Суригао, у мыса Энганьо и в районе острова Самар (25 октября 1944 года).

В результате этих боев японский императорский военно-морской флот как боевая сила перестал существовать, а военно-морской флот США стал господствовать на Тихом океане.

Введение в действие плана «Сё-го»

С момента прорыва американскими вооруженными силами внутренней линии обороны японцев на Тихом океане, который был осуществлен путем захвата южных Марианских островов, японское высшее командование пересмотрело свой стратегический план войны под углом зрения организации жесткой обороны, во-первых, собственно Японских островов и, во-вторых, жизненно важных для решения задач войны Филиппинских [515] островов, острова Формоза и островов Рюкю. Линия обороны, охватывавшая Филиппины, Формозу и Рюкю, позволяла редеющему японскому танкерному флоту поставлять в Японию жизненно важную для нее нефть из Ост-Индии. Поэтому новый японский план обороны, получивший название «Сё-гo», или «Операция победы», был разработан в четырех вариантах: «Сё-1» - для Филиппин; «Сё-2» - для островов Формоза, Рюкю и южной части Японии; «Сё-3» - для центральной части Японии; «Сё-4» - для северной части Японии. План «Сё-гo», как и план «А-гo», который потерпел неудачу в Филиппинском море, предполагал массированное использование флота и авиации против американских сил вторжения на территорию в указанном периметре обороны; предусматривалось, что первый, уничтожающий, удар нанесут самолеты берегового базирования.

План «Сё-го» был, однако» расстроен еще до вторжения на Филиппины. Это было сделано в сентябре и октябре ударами авиации 3-го флота по японским авиационным базам на Филиппинах, Рюкю и Формозе, в результате которых ВВС Японии потеряли более 1200 самолетов. В результате действий американских подводных лодок против японского танкерного флота почти полностью прекратилась доставка нефти в Японию, и японский Объединенный флот был не в состоянии действовать вне баз метрополии как оперативная сила. В этой критической обстановке адмирал Тойода мог принять только одно решение - разделить флот. Оставив авианосцы в Японии, где они проходили ремонт, а летчики - тренировку, Тойода направил большое число надводных кораблей в район Сингапура, где в распоряжении японцев имелись достаточные запасы топлива.

17 октября, когда в заливе Лейте высадился передовой отряд десанта, силы японского Объединенного флота дислоцировались: соединение линейных кораблей, [516] крейсеров и эсминцев под командованием вице-адмирала Курита - в Линга Роадс, вблизи Сингапура; соединение крейсеров и эсминцев под командованием вице-адмирала Сима - в Амами (острова Рюкю); соединение авианосцев и эскортных кораблей под командованием вице-адмирала Одзава - в пределах японских вод, между островами Хонсю и Сикоку.

После высадки десанта на острове Лейте адмирал Тойода немедленно ввел в действие план «Сё-1». Зная, что американские силы на море и в воздухе намного превосходят японские, Тойода все же решил дать бой, так как понимал, что с потерей Филиппин Япония лишилась бы жизненно важной для нее коммуникации с Ост-Индией, силы Объединенного флота оказались бы навсегда разъединенными, невозможным оказалось бы и снабжение кораблей соединений вице-адмирала Курита боеприпасами, а сил вице-адмиралов Сима и Одзава - топливом. Японский флот оказался бы под угрозой разгрома по частям, а собственно Япония была бы блокирована.

Соединение вице-адмирала Курита вышло из Линга вскоре после полудня 18 октября с задачей нанести удар по судам и кораблям десантных сил в районе высадки. При этом соединение должно было по возможности избежать встречи с 3-м американским флотом и, если необходимо, навязать бой 7-му флоту США и уничтожить его. 20 октября, когда американский десант создавал плацдарм на острове Лейте, соединение Курита вошло в залив Бруней для приема топлива. Рано утром 22 октября Курита вывел большую часть своего соединения из Брунея и направился в пролив Палаван. Это соединение американцы назвали центральным соединением. По замыслу Курита, оно должно было пересечь море Сибуян южнее острова Лусон, пройти пролив Сан-Бернардино и на рассвете 25 октября войти в залив Лейте с севера. [517]

Оставшийся в Брунее отряд кораблей (два линейных корабля, тяжелый крейсер и четыре эсминца) под командованием вице-адмирала Нисимура вышел оттуда после полудня 22 октября. Некоторое время этот отряд шел в северном направлении с целью избежать встречи с подводными лодками противника, а затем через моря Сулу и Минданао направился в пролив Суригао с задачей нанести удар по американским силам в заливе Лейте с юга.

С получением приказа адмирала Тойода о введении в действие плана «Сё-1», соединение вице-адмирала Сима (два тяжелых крейсера, легкий крейсер и четыре эсминца) направилось к Пескадорским островам, расположенным к западу от острова Формоза, а затем повернуло на юг, чтобы во взаимодействии с отрядом вице-адмирала Нисимура атаковать американские силы в заливе Лейте через пролив Суригао. Оба эти отряда были названы американцами южным соединением,

Через несколько часов после выхода отряда Нисимура из Брунея вице-адмирал Одзава вывел северное соединение (тяжелый авианосец, три легких авианосца, два линейных корабля, три легких крейсера и восемь эсминцев). На это соединение не возлагалось особых надежд в смысле оказания им непосредственной поддержки в ожидавшемся сражении, поскольку в результате очень тяжелых потерь в летном составе авианосной авиации в боях над Формозой и отставания программы подготовки новых летчиков японский военно-морской флот имел в своем распоряжении очень небольшое число опытных летчиков, способных совершать посадку самолетов на полетную палубу. Задача северного соединения состояла в том, чтобы отвлечь на себя 3-й флот США и тем самым обеспечить удар сил под командованием Курита, Нисимура и Сима по сосредоточенным в районе Лейте американским десантным силам. Адмирал Тойода правильно оценил обстановку, [518] полагая, что адмирал Спрюэнс не допустит отвлечь свое соединение из района острова Сайпан, а адмирал Хэлси, узнав о возможности потопить японские авианосцы, может уйти из залива Лейте, Он считал, что северное соединение, выполняя роль приманки, будет уничтожено.

Таким образом, одновременно три соединения японского военно-морского флота из разных районов следовали к заливу Лейте. Успех столь сложной операции зависел от согласованности действий всех сил по времени, что, в свою очередь, зависело от устойчивости радиосвязи. Но, как показали последовавшие бои, соединения оперативного флота, действовавшие на большом удалении друг от друга, не смогли обмениваться жизненно важной информацией.

Через час после рассвета 23 октября центральное соединение вице-адмирала Курита, находившееся в районе острова Палаван, было атаковано двумя американскими подводными лодками «Дартер» и «Дэйс», патрулировавшими на подходах к Филиппинам. Тяжелый крейсер «Атаго», получив попадания четырех торпед с «Дартера», затонул. Тяжелый крейсер «Такао» получил два попадания и вынужден был в сопровождении двух эсминцев уйти обратно в залив Бруней. Третий тяжелый крейсер - «Майя», атакованный лодкой «Дэйс», получил попадания и в результате взрывов погребов затонул. Курита и его штаб успели перейти на эсминец, а затем на линейный корабль «Ямато». Рано утром 24 октября центральное соединение прошло к югу от острова Миндоро и вошло в море Сибуян. Курита понимал, что в результате столкновения с лодками противника американцам стало известно о движении его соединения, а также то, что соединение находилось в пределах дальности действия авианосной авиации 3-го флота адмирала Хэлси, находившегося восточнее Филиппин,

В это время отряд вице-адмирала Нисимура находился [519] в море Сулу, примерно в 200 милях к югу от центрального соединения, и также был в зоне радиуса действий авиации 3-го флота. В 60 милях южнее этого отряда шел отряд вице-адмирала Сима.

Расстановка сил союзников

На первых этапах десантной операции в заливе Лейте силы союзников, почти целиком американские, находились в море, в районе высадки десанта, и были расположены в несколько линий.

В заливе Лейте находился усиленный 7-й флот под командованием вице-адмирала Кинкейда, находившегося на флагманском десантном судне «Уосэтч». На крейсере «Нэшвилл» находился генерал Макартур. В заливе Лейте располагались два отряда десантных транспортов, грузовые и десантные суда, а также группа кораблей артиллерийской поддержки под командованием контр-адмирала Олдендорфа, в которую входили шесть старых линейных кораблей, крейсера и эсминцы. К востоку, сразу же по выходе из залива Лейте, располагались входившие в состав 7-го флота три группы эскортных авианосцев в охранении эскадренных и эскортных миноносцев под командованием контр-адмирала Спрэгью. Всего первоначально в указанных группах насчитывалось 18 эскортных авианосцев. Авиация с авианосцев обеспечивала ПВО десантных сил и поддержку десанта на берегу, а также выполняла задачи ПЛО.

К востоку от острова Лусон находились корабли 3-го флота адмирала Хэлси. Часть кораблей из состава 3-го флота была временно переброшена в 7-й флот, Теперь вместо 3-го флота было 38-е оперативное соединение, состоявшее из четырех неоднородных по своему составу оперативных групп под командованием [520] вице-адмирала Маккейна и контр-адмиралов Богана, Шермана и Дэвисона. Каждая оперативная группа имела в среднем 23 корабля, в том числе 2 тяжелых авианосца, 2 легких авианосца, 2 новых линейных корабля, 3 крейсера и 14 эсминцев. Хэлси, находившийся на линейном корабле «Нью-Джерси», был в группе контр-адмирала Богана; в группе контр-адмирала Шермана на авианосце «Лексингтон» находился вице-адмирал Митчер. Адмирал Хэлси осуществлял общее тактическое командование 38-м оперативным соединением.

После высадки десанта на остров Лейте, которая прошла без помех со стороны японского флота, адмирал Хэлси решил воспользоваться случаем и предоставить кораблям 3-го флота возможность пополнить запасы топлива и боеприпасов и дать личному составу небольшой отдых. Оперативные группы должны были сделать это по очереди, и с этой целью группа Маккейна первой направилась в район острова Юлити. В это время адмирал Хэлси получил донесение подводной лодки «Дартер» о подходе с запада японского соединения вице-адмирала Курита. Очевидно, японский флот все же решил нанести удар. Оперативная группа Маккейна продолжала идти на юго-восток. Остальным трем группам Хэлси приказал следовать к месту встречи с танкерами, принять топливо и направиться ближе к Филиппинам. К рассвету 24 октября оперативные группы вышли к Филиппинам: группа Шермана - в район острова Лусон, группа Богана - в район пролива Сан-Бернардино и группа Дэвисона - в район залива Лейте. Расстояние между группами Дэвисона и Шермана составляло более 160 миль. К 06.30 поисковые группы самолетов со всех трех оперативных групп кораблей производили поиск противника в направлениях на запад, северо-запад и юго-запад. [521]

Бой в море Сибуян

Вскоре после 09.00 24 октября поисковая группа самолетов из оперативной группы Дэвисона обнаружила в морс Сулу отряд Нисимура - авангард южного соединения - и атаковала его, нанеся значительные повреждения старому линейному кораблю «Фусо» и эсминцу. Несколько позже в тот же день бомбардировщик 5-й воздушной армии обнаружил в море Сулу второй отряд южного соединения Сима. Кинкейд правильно решил, что оба отряда японских кораблей представляют собой части одного соединения, следующего через пролив Суригао в залив Лейте, и принял меры к усилению обороны подходов к заливу Лейте со стороны пролива Суригао.

В 08.10 адмирал Хэлси получил донесение от самолета поисковой группы Богана о движении центрального соединения Курита, находившегося у входа в море Сибуян. Хэлси приказал группам Дэвисона и Шермана полным ходом идти на соединение с находившейся в центре группой Богана и сосредоточить всю ударную мощь авианосной авиации по кораблям центрального соединения Курита. Одновременно Маккейн получил приказ изменить курс, принять в море топливо и ждать дальнейших распоряжений.

В течение 24 октября авианосная авиация оперативных групп 3-го флота нанесла пять ударов по кораблям соединения Курита, шедшего без авиационного прикрытия, К середине полудня четыре линейных корабля получили попадания, тяжелый крейсер «Миоко» был выведен из строя и отходил на запад, а огромный линейный корабль «Мусаси», получивший попадания торпед и бомб, остался далеко позади соединения. Последняя атака самолетов была сконцентрирована на «Мусаси», в результате которой он, получив попадания 19 торпед и 17 бомб, перевернулся и затонул. [522]

24 октября центральное соединение продолжало двигаться через море Сибуян в направлении пролива Сан-Бернардино. Курита по радио жаловался на отсутствие авиации прикрытия, в результате чего соединение жестоко страдало от ударов авиации противника, и в конце концов приказал центральному соединению лечь на обратный курс - на запад.

Атаки группы Шермана

Курита не получил воздушной поддержки потому, что командование японской авиации на острове Лусон считало, что помощь центральному соединению будет более действенной при нанесении воздушных ударов по американским авианосцам. Используя наспех подготовленных летчиков, японское командование полагало, что против кораблей они смогут действовать успешнее, нежели в воздушных боях над своими кораблями. Поэтому, получив рано утром 24 октября донесение с самолета о движении оперативной группы Шермана, японцы бросили против нее все имевшиеся в их распоряжении самолеты.

Шерман получил донесение о приближении японских самолетов в тот момент, когда он готовился выслать авианосную авиацию для удара по кораблям центрального соединения. Получив донесение, Шерман задержал вылет торпедоносцев и бомбардировщиков и приказал убрать их в ангары. Одновременно был отдан приказ о сосредоточении всех истребителей группы для перехвата самолетов противника. Корабли группы отошли, чтобы укрыться за полосой шквального дождя. Как и в воздушных боях в районе Марианских островов, отлично подготовленные американские летчики нанесли неопытному противнику жестокое поражение. Ни один японский самолет в период боя не смог пробиться, чтобы атаковать авианосцы. Однако примерно в 09.30, когда небо было очищено от японских самолетов [524] и оперативная группа выходила из-под облачности, чтобы принять самолеты, один бомбардировщик противника, вынырнув из-за облаков, атаковал легкий авианосец «Принстон». В результате взрыва бомбы были уничтожены самолеты на палубе, разлившийся бензин загорелся; огонь охватил ангары, в которых находились шесть торпедоносцев «Авенджер» с торпедами. Все шесть торпед взорвались одна за другой, уничтожив оба лифта и разрушив большую часть полетной палубы,

При создавшейся обстановке Шерман не пошел на соединение с группой Богана, как приказал адмирал Хэлси. Оставив несколько крейсеров и эсминцев для охранения охваченного пожаром авианосца, Шерман приказал остальным кораблям группы маневрировать вблизи на случай необходимости оказать поддержку оставленным у «Принстона» кораблям. Поздним утром самолеты с трех авианосцев его группы вылетели для нанесения удара по соединению Курита. К этому времени разведывательные самолеты северного соединения Одзава, маневрировавшего в районе мыса Енганьо (остров Лусон), также обнаружили группу Шермана. В 11.45. Одзава выслал группу из 76 самолетов, в которую вошла большая часть имевшихся в его распоряжении действующих машин. Спустя час, в момент, когда Шерман собирался выслать самолеты для повторной атаки центрального соединения, радиолокатором обнаружили приближающиеся японские самолеты. На этот раз Шерман немедленно выслал авиацию для намеченного удара и одновременно приказал истребителям отразить атаку авиации противника. Истребители выполнили свою задачу, и атака японских самолетов была отбита. Из всей группы японских самолетов на остров Лусон ушло только 20 машин, остальные погибли.

Тем временем решалась судьба авианосца «Принстон». Одно время казалось, что аварийным группам удастся справиться с огнем. Однако в середине дня [524] пламя проникло в торпедный погреб и последовал огромной силы взрыв, оторвавший корму и кормовую часть полетной палубы. На находившийся у борта авианосца крейсер «Бирмингам» обрушился град обломков и кусков стали, которыми было убито 200 и ранено вдвое больше человек личного состава крейсера. Вскоре после этого командир «Принстона» приказал экипажу покинуть корабль.

Действия адмирала Хэлси

Во вторжении на остров Лейте участвовали американские силы центральной части Тихого океана и силы юго-западной части Тихого океана, причем командующего этими объединенными силами назначено не было. Командующий 3-м флотом адмирал Хэлси подчинялся адмиралу Нимицу, штаб которого находился в Пирл-Харборе, а сам адмирал Нимиц - комитету начальников штабов, находившемуся в Вашингтоне. Адмирал Кинкейд, как командующий 7-м флотом, на время операции у Лейте подчинялся генералу Макартуру, а последний - комитету начальников штабов. Хотя адмиралы Хэлси и Кинкейд не подчинялись друг другу, ожидать каких-либо недоразумений в решении задач операции не приходилось. Оба командующих были достаточно выдержанными и грамотными офицерами, и от них можно было ожидать взаимопонимания в вопросах координирования усилий. И все же оказалось, что каждый из них понимал свою задачу в этой операции по-своему.

7-й флот, обеспечивший переход десантных сил в залив Лейте, должен был обеспечить и высадку десанта. Но возникал вопрос: кто же должен обеспечить оперативное прикрытие, то есть не допустить, чтобы флот противника атаковал американские десантные силы? [525]

Нимиц предписывал Хэлси: «Прикрывать и поддерживать силы юго-западной части Тихого океана». Кинкейд сделал из этого вывод, что действия 7-го флота в районе острова Лейте должен прикрыть 3-й флот. В задачу 7-го флота, по мнению Кинкейда, входило «обеспечение высадки десантных войск и их боевых действий на берегу. Корабли 7-го флота имели на борту очень малый процент бронебойных снарядов, а эскортные авианосцы вместо торпед и крупных бомб имели бомбы, предназначавшиеся для поражения личного состава. Мы ни в коей мере не были подготовлены к ведению морского боя».

В директиве адмирала Нимица также указывалось: «Если представится возможность уничтожить главные силы флота противника или если такая возможность может быть создана намеренно, задача уничтожения главных сил противника является первоочередной». Адмирал Хэлси сделал из этого вывод, что задачей 3-го флота является наступление, а не оборона. «В задачу 3-го флота не входило прикрытие 7-го флота, - писал он позже, - 3-й флот должен был решать задачи наступательного характера».

Рано утром 24 октября Кинкейд приступил к организации обороны подходов к району высадки десанта со стороны пролива Суригао, откуда ожидался подход южного соединения противника. Тем временем авиация 3-го флота адмирала Хэлси наносила массированные удары по центральному соединению вице-адмирала Курита. В середине полудня, когда центральное соединение продолжало движение, намереваясь, очевидно, прорваться через пролив Сан-Бернардино, Хэлси сделал предварительные распоряжения на случай встречного морского боя. В 15.12 он отдал по радио предварительный приказ вице-адмиралу Ли о формировании 34-го оперативного соединения, в которое должны были войти 4 линейных корабля, 3 тяжелых [526] крейсера, 3 легких крейсера и 14 эсминцев из состава оперативных групп Богана и Дэвисона. «Этим приказом, который оказал большое влияние на бой следующего дня, - заявил Хэлси, - я намеревался только предупредить, кого это касалось, что в случае, если, по обстановке, придется дать морской бой, то указанные в приказе корабли будут выведены из состава 38-го оперативного соединения и сформированы в 34-е оперативное соединение, которое и должно дать бой противнику».

Адмирал Кинкейд, которому данный приказ не был адресован, перехватил его и, прочитав, выразил свое удовлетворение, полагая, что теперь выход из пролива Сан-Бернардино надежно охраняется мощным соединением кораблей 3-го флота. Но адмирал Кинкейд не имел в своем распоряжении последующих приказов Хэлси, разъясняющих приказ на формирование 34-го соединения. Впоследствии он заявил, что «решение Хэлси не вводить в действие приказ на посылку соединения кораблей к проливу Сан-Бернардино было совершенно непонятным».

Движение соединения Курита в море Сибуян и отрядов Нисимура и Сима в море Сулу свидетельствовало о намерении японцев нанести удар по американским силам в заливе Лейте с двух направлений. Полагая, что в операции такого масштаба противник непременно использует авианосные силы, американское командование считало, что авианосцы дислоцировавшиеся в период высадки десанта на остров Лейте в Японии, теперь должны находиться в море, следуя в южном направлении, для выполнения во взаимодействии с центральным и южным соединениями японского флота задач операции против американских сил в заливе Лейте.

Авианосное соединение вице-адмирала Одзава действительно находилось севернее залива Лейте. Оно делало все возможное, чтобы привлечь к себе внимание [527] американцев: корабли дымили, велись радиопереговоры на разных частотах и даже высылались передовые отряды кораблей, которые безуспешно пытались обнаружить 3-й флот, чтобы завязать бой. В течение всего утра и в начале полудня Шерман, в задачу которого входило осуществлять поиск противника в северном направлении, не высылал для этой цели авиацию, так как она была занята отражением атак японской авиации с острова Лусон и прикрытием горевшего авианосца «Принстон». Японское авианосное соединение было обнаружено поисковым бомбардировщиком из группы Шермана уже далеко за полдень. Оно находилось в 190 милях к северо-востоку от группы Шермана. Митчер сообщил об этом Хэлси. Одновременно Шерман приказал потопить авианосец «Принстон» торпедами. Донесение о соединении Одзава, казалось, подтверждало первоначальные выводы Хэлси о том, что все три японских соединения - южное, центральное и северное - следуют для встречи в районе залива Лейте. Хэлси принял решение расстроить планы японского командования. Он считал, что слабое южное соединение противника может взять на себя адмирал Кинкейд. Руководствуясь донесениями своих летчиков, сообщавших о больших повреждениях в результате атак американской авиации кораблей центрального соединения, Хэлси считал возможным предоставить и это соединение заботам Кинкейда. К тому же последующие донесения разведки сообщали об отходе центрального соединения на запад. Таким образом, оставалось северное авианосное соединение, не подвергавшееся ударам американских сил и обладавшее благодаря авиации возможностью вести бой в радиусе на сотни миль. Оценив обстановку, Хэлси решил, что основной целью его сил является северное соединение японцев. Теперь следовало определить, как лучше выполнить задачу. В принципе имелись три варианта.

1. 3-й флот адмирала Хэлси мог занять позицию у [528] пролива Сан-Бернардино, подождать похода северного соединения противника и затем нанести удар. Этот вариант Хэлси отклонил, так как при этом его корабли могли стать объектом для ударов как японской авиации с береговых баз, так и авианосной авиации с использованием ею береговых аэродромов. В сражении в Филиппинском море подобные действия японской авианосной авиации оказались невозможными, потому что бомбардировщики с авианосцев соединения Митчера сумели нейтрализовать аэродромы на острове Гуам, Но нейтрализовать все японские аэродромы на Филиппинах было невозможно.

2. Адмирал Хэлси мог оставить у пролива Сан-Бернардино 34-е оперативное соединение, а удар по северному соединению противника нанести авианосной авиацией. Однако, переоценив возможности японской береговой и авианосной авиации, Хэлси отклонил и этот вариант. Он считал, что совместными действиями японская береговая и авианосная авиация могут причинить больше вреда разделенному на две части 3-му флоту. Он хотел, чтобы все корабли флота находились вместе, чтобы их зенитную артиллерию можно было использовать для непосредственной ПВО авианосца, а авианосную авиацию - для ПВО артиллерийских кораблей.

3. Адмирал Хэлси мог, наконец, оставив пролив Сан-Бернардино неприкрытым, направить все силы флота для нанесения удара по северному соединению. Хотя при этом Хэлси оставлял район, занимая который он прикрывал американские силы в районе высадки, он все же принял этот вариант. Хэлси заявил: «Принятый мной план действий сохранял всю ударную мощь флота и инициативу действий в моих руках. Кроме того, он давал наибольшую возможность нанести удар внезапно. Даже если бы центральное соединение противника прошло тем временем через пролив Сан-Бернардино [527] в направлении залива Лейте, оно могло надеяться только лишь несколько помешать выполнению десантной операции. Из-за полученных кораблями соединения повреждений от авиации оно не могло добиться успеха в решении задачи уничтожения десантных сил. Я считал, что Кинкейд имеет в своем распоряжении достаточно сил, чтобы отразить удар этого соединения, если противник попытается нанести его».

Приняв указанное решение, адмирал Хэлси приказал начальнику своего штаба контр-адмиралу Керни дать распоряжение 3-му флоту следовать на сближение с японским северным соединением, находившимся на расстоянии 300 миль к северу, Керни отдал по радио распоряжения: контр-адмиралу Маккейну - идти полным ходом на сближение с другими авианосными группами 3-го флота; контр-адмиралу Дэвисону и контр-адмиралу Богану - лечь на курс 0°; контр-адмиралу Шерману - присоединиться в полночь к оперативным группам Дэвисона и Богана; адмиралу Митчеру - принять на себя тактическое командование 38-м оперативным соединением и нанести удар по японскому северному соединению рано утром 25 октября. Одновременно от имени адмирала Хэлси Керни передал адмиралу Кинкейду информацию следующего содержания: «В составе трех групп следую на север для атаки на рассвете авианосных сил противника».

Адмирал Кинкейд, считая, что 34-е оперативное соединение сформировано, понял последнюю информацию Хэлси в том смысле, что против северного соединения противника высланы три авианосные группы. К этому времени большинство артиллерийских кораблей 7-го флота Кинкейд выслал на юг с задачей блокировать выход из пролива Суригао и уничтожить подходившее южное соединение японского флота. Хотя Кинкейд чувствовал себя в безопасности от удара с севера, считая, что выход из пролива Сан-Бернардино [530] надежно блокирован 34-м оперативным соединением, он все же приказал вести авиаразведку в северном направлении. Однако случилось так, что самолеты пролетели вдоль пролива Сан-Бернардино или слишком рано, чтобы обнаружить противника, или слишком поздно.

В отношении своего решения атаковать северное соединение японского флота Хэлси впоследствии писал: «Если бы история повторилась, то есть если бы сложилась та же обстановка и я имел ту же информацию, я бы принял то же самое решение». По мнению Хэлси, как, впрочем, и по мнению в то время фактически всех руководящих офицеров флота США, авианосцы противника представляли основную опасность для морских операций американского флота. Самолеты из группы Шермана доносили, что они видят к северу только небольшую группу неприятельских авианосцев. Однако Хэлси считал, что самолеты могли и не обнаружить всех японских авианосцев в море. К тому же Хэлси не мог знать, что авианосцы Одзава являются приманкой и что большая часть их авиации уже уничтожена. Рассматривая значимость задачи, которую он ставил себе, планируя удар по японскому соединению для достижения конечной цели - поражения Японии, Хэлси пришел к выводу, что наилучшим вкладом в дело победы в целом будет уничтожение японской авианосной авиации, для чего следует воспользоваться представившейся возможностью. Эту точку зрения Хэлси полностью разделял и его штаб.

Адмирал Хэлси был настолько убежден в правильности принятого им решения, что никак не реагировал на полученное от ночного разведчика с авианосца «Индепенденс» донесение, в котором сообщалось, что центральное соединение Курита, снова повернув на восток, следовало в направлении пролива Сан-Бернардино и что не горевшие долгое время навигационные огни в [531] проливе снова включены. Хэлси не реагировал и на сигналы контр-адмирала Богана и вице-адмирала Ли, в которых они высказывали сомнения относительно правильности принятого им решения. Попытка офицеров штаба склонить адмирала Митчера дать адмиралу Хэлси совет повернуть 3-й флот на юг также не имела успеха. «Если ему нужен мой совет, он спросит меня», - заявил Митчер. В 23.45 24 октября оперативная группа Шермана присоединилась к группам Богана и Дэвисона. Часом позже японское центральное соединение, форсировав пролив Сан-Бернардино, вошло в Филиппинское море позади шедшего на север 3-го флота адмирала Хэлси.

Курита повернул свое соединение обратно на восток, чтобы форсировать пролив вскоре после захода солнца. Это решение было принято им на основании категорического приказа адмирала Тойода. Курита полагал, что, выйдя в Тихий океан, его соединение попадет под удар американских сил, однако этого не произошло. Между его кораблями и американскими транспортами с десантом, находившимися в заливе Лейте, располагались лишь небольшие группы эскортных авианосцев 7-го флота, маневрировавших к востоку от залива Лейте. 3-й флот не знал о выходе в Тихий океан центрального соединения японского флота по той причине, что производившие ночную разведку самолеты с авианосца «Индепенденс» были отозваны для обеспечения 38-го оперативного соединения, то есть для разведки северного соединения японского флота. Замысел адмирала Тойода, предусматривающий использование северного соединения в качестве приманки, удался, но Курита не знал об этом ни в тот момент, ни позже. Переданное по радио сообщение Одзава о том, что его преследует 3-й флот адмирала Хэлси, не было получено командирами других соединений оперативного флота. [532]

Бой в заливе Суригао

С 20 октября в дозоре при выходе из пролива Суригао в залив Лейте находилось семь американских эсминцев. Позже к ним были добавлены торпедные катера, которые патрулировали собственно пролив и южный выход из него. В общей сложности 24 октября в районе пролива было сосредоточено 39 торпедных катеров. В полдень 24 октября Кинкейд приказал привести 7-й флот в боевую готовность на случай ночной атаки японских надводных сил. Три часа спустя он приказал контр-адмиралу Олдендорфу расположить артиллерийские корабли так, чтобы блокировать северный выход из пролива. Будучи уверен, что 3-й флот адмирала Хэлси прикрывает его силы с севера, Кинкейд решил выполнить указанную задачу всем составом артиллерийских кораблей 7-го флота (6 старых линейных кораблей, 4 тяжелых и 4 легких крейсера и 21 эсминец).

Имея подавляющее превосходство в силах, Олдендорф намеревался не только отразить атаку противника, но и уничтожить его. Линейные корабли заняли позиции у северного выхода из пролива Суригао. Позиция, занятая линейными кораблями, позволяла им свободно маневрировать, в то время как противник, следуя вдоль пролива, такой возможности не имел. Кроме того, выбранная для линейных кораблей позиция позволяла в случае необходимости перебросить их для прикрытия входа в залив Лейте с востока. На флангах линии линейных кораблей Олдендорф расположил крейсера и несколько выдвинутые вперед эсминцы, задача которых состояла в том, чтобы нанести по противнику торпедные удары. Таким образом, любые силы противника, идущие с юга через пролив Суригао, неминуемо должны были подвергнуться сначала торпедным атакам торпедных катеров и эсминцев, а затем [533] попасть под удар артиллерии линейных кораблей и крейсеров.

Соединения Нисимура и Сима находились в море Минданао на расстоянии 40 миль друг от друга и следовали в приготовленную для них западню. Названные японские соединения имели приказ о взаимодействии, но их командующие не поддерживали между собой прямой связи. Сима, не зная, что его соединение обнаружено американским армейским бомбардировщиком, надеялся, что, соблюдая радиомолчание, он сможет нанести удар по американским силам в заливе Лейте внезапно. Решение не поддерживать радиосвязи с Нисимура Сима принял еще и потому, что был старше Нисимура, и если бы он информировал последнего о своем присутствии, то в силу железных японских законов о старшинстве ему пришлось бы принять на себя тактическое командование обоими соединениями, чего Сима не хотел, так как не знал всех деталей проводимой операции против американских сил в заливе Лейте. Что же касается Нисимура, то он, имея собственное мнение о способе выполнения задачи, был доволен представившейся ему возможностью действовать самостоятельно,

В конце дня Нисимура получил сообщение о том, что в результате воздушных налетов американской авиации центральное соединение задержано в море Сибуян и потому прибыть в залив Лейте в назначенное время не сможет. Очевидно, для того чтобы войти в залив Лейте под прикрытием темноты, Нисимура перенес время прибытия своих кораблей несколько вперед. В период с 23.00 24 октября до 02.00 25 октября отряд Нисимура вел бой с американскими торпедными катерами, которые, не имея боевого опыта, не смогли добиться попаданий в корабли противника, но зато оказали неоценимую услугу Олдендорфу, сообщив ему о движении кораблей Нисимура в проливе. [534]

В 02.30 торпедной атакой эсминцев началась главная фаза боя в проливе Суригао. Дав сигнал торпедным катерам держаться в стороне, два дивизиона эсминцев на параллельных курсах полным ходом пошли в атаку. Выпустив 47 торпед по кораблям противника, эсминцы, прикрываясь дымовой завесой, без повреждений вышли из-под сильного артиллерийского огня японских кораблей. В результате этой атаки оба линейных корабля японского соединения получили попадания торпедами, один эсминец был потоплен, а два других - выведены из строя. Линейный корабль «Фусо» вышел из кильватерной колонны и вскоре взорвался и затонул. Линейный корабль «Ямасиро», на котором находился вице-адмирал Нисимура, имея одно попадание торпеды, продолжал движение в северном направлении в сопровождении тяжелого крейсера «Могами» и эсминца «Сигурэ».

Вслед за атакой эсминцев первой линии в торпедную атаку одна за другой пошли группы эсминцев, располагавшиеся на флангах артиллерийских кораблей Олдендорфа. В результате линейный корабль «Ямасиро» получил еще три попадания торпед, а ранее поврежденный эсминец был потоплен.

В 03.51 оставшиеся корабли соединения Нисимура подошли к линии расположения главных сил 7-го флота на дистанцию 13 миль. Американские крейсера, а минутой позже и линейные корабли открыли по противнику артиллерийский огонь. Под градом снарядов «Ямасиро» начал тонуть, на крейсере «Могами» вспыхнул пожар, и он почти потерял ход, а эсминец «Сигурэ», поврежденный неразорвавшимся снарядом, вышел из строя. В 04.09 Олдендорф, получив донесение о том, что его левофланговая группа эсминцев попала под обстрел своих кораблей, приказал прекратить огонь. Эсминец «Эльберт У. Грэнт», получив 19 попаданий снарядов, вышел из строя. Это был единственный поврежденный в ходе боя американский корабль. [535]

В это время соединение Сима с боем прошло заслон из торпедных катеров. Легкий крейсер «Абукума» получил попадание торпеды и вынужден был снизить ход до 10 узлов. В 04.10 соединение Сима, следуя прежним курсом, прошло мимо горевших частей подорванного линейного корабля «Фусо», которые он принял за два линейных корабля - «Фусо» и «Ямасиро». Десятью минутами позже он увидел впереди по левому борту горевший и, по-видимому, не имевший хода крейсер «Могами». В этот момент японские корабли установили радиолокационный контакт с кораблями противника впереди по курсу. Приказав эсминцам атаковать их, Сима повернул крейсера вправо на 90°, чтобы использовать их торпедное оружие. Следуя новым курсом, флагманский корабль соединения Сима - тяжелый крейсер «Начи» - столкнулся с крейсером «Могами», который шел на юг со скоростью 8 узлов. Сима приказал своим кораблям лечь на обратный курс. К ним присоединились поврежденный эсминец «Сигурэ» и горевший крейсер «Могами».

Сима был уверен, что соединение Нисимура попало в западню, и считал бессмысленным продолжать выполнение намеченного плана, ибо в противном случае его корабли подверглись бы уничтожению, как это случилось с кораблями Нисимура. К тому же сообщение, которое он получил от центрального соединения, говорило о том, что последнее отходило в западном направлении. От северного соединения Сима сообщений не имел. При сложившихся обстоятельствах он считал, что самое лучшее для него - отойти, выждать благоприятный момент и совместно с соединениями Курита и Одзава нанести удар по американским силам в заливе Лейте. Олдендорф, получив данные об отходе соединения Сима, приказал крейсерам и эсминцам преследовать противника. В предрассветной дымке, установив с колонной японских кораблей, которую замыкал крейсер «Могами», визуальный контакт, корабли [536] Олдендорфа открыли огонь. Крейсер «Могами» получил попадание и вновь загорелся. Чтобы избежать торпедного удара японских кораблей, Олдендорф изменил курс. Несколько позже группа кораблей его соединения встретила и потопила поврежденный эсминец из отряда Нисимура. Остальные японские корабли - четыре крейсера и пять эсминцев - с боем отошли в море Минданао. Здесь они подверглись атаке самолетов южной группы эскортных авианосцев 7-го флота, в результате которой крейсер «Могами» был окончательно выведен из строя и затоплен своим экипажем. Из соединения Нисимура остался только «Сигурэ». Зато у вице-адмирала Сима все корабли, кроме серьезно поврежденного крейсера «Абукума», остались в строю.

В то время как происходило описанное выше уничтожение кораблей Нисимура, поступило тревожное сообщение о том, что центральное соединение Курита, пройдя пролив Сан-Бернардино, атаковало северную группу эскортных авианосцев 7-го флота. Олдендорф приказал немедленно прекратить преследование соединения Сима и поспешил собрать корабли своей группы. Одновременно самолетам, участвовавшим в налете на крейсер «Могами», было приказано заправиться бензином в Таклобане и атаковать центральное соединение Курита.

Адмирал Кинкейд оказался в крайне затруднительном положении. Он понял, что весь 3-й флот находился далеко на севере и не в состоянии в течение значительного времени оказать помощь 7-му флоту. Он также сознавал, что ускользнувшее от разгрома соединение Сима при удобном случае могло возвратиться через пролив Суригао и атаковать американские транспорты в заливе Лейте. Поэтому Кинкейд приказал Олдендорфу ввести свою группу кораблей в залив Лейте, где она могла бы одновременно прикрывать южный и восточный входы, и разделить ее на два равных отряда, один из которых выдвинуть на 25 миль к востоку, на позицию, [537] с которой отряд смог бы оказать поддержку группе эскортных авианосцев, атакованной кораблями центрального соединения японцев. Это решение было продиктовано отчаянностью положения. Если бы даже корабли Олдендорфа достигли района боя вовремя, что было маловероятно, они вряд ли смогли бы успешно вести бой из-за недостатка бронебойных снарядов.

Бой у мыса Энганьо

Ночью 25 октября, когда соединение вице-адмирала Курита выходило из пролива Сан-Бернардино, а отряды вице-адмиралов Сима и Нисимура втягивались в пролив Суригао, 3-й флот адмирала Хэлси в составе оперативных групп Богана, Дэвисона и Шермана шел в северном направлении с целью атаковать северное соединение вице-адмирала Одзава. Несколько позже 02.00 радиолокаторы самолетов с авианосца «Индепенденс», которые вели разведку впереди 38-го оперативного соединения, обнаружили две отдельные группы надводных кораблей противника. Это были передовой отряд и главные силы северного соединения Одзава, разделившегося за день до этого с целью привлечь внимание американцев, В указанное время обе группы кораблей шли на рандеву, которое было назначено на 06.00. Получив донесение самолетов о противнике, Хэлси наконец приказал сформировать 34-е оперативное соединение, включив в него все шесть линейных кораблей 3-го флота. Соединение следовало впереди авианосных групп.

С наступлением рассвета с американских авианосцев были подняты 180 самолетов. Часом позже разведывательные самолеты 38-го оперативного соединения вновь обнаружили северное соединение противника, следовавшее в составе одного тяжелого и трех легких авианосцев, двух линейных кораблей-авианосцев, трех легких крейсеров и эсминцев. В завязавшемся воздушном [538] бою американские истребители сбили большую часть истребителей противника, в то время как торпедоносцы и бомбардировщики через завесу зенитного огня атаковали японские корабли. В результате атаки один эсминец был потоплен, легкие авианосцы «Дзуйхо» и «Титосэ» повреждены бомбами, тяжелый авианосец «Дзуйкаку» торпедирован. В 10.00 американская авиация вторично атаковала теперь широко рассредоточенные корабли японского соединения. Одна группа американских бомбардировщиков атаковала крейсер «Тама», в результате чего он уменьшил скорость хода до 10 узлов. Вторая группа нанесла удар по легкому авианосцу «Тиёда», который потерял ход, загорелся и накренился.

Тем временем 34-е оперативное соединение Хэлси, ведя радиолокационное наблюдение за горизонтом в надежде обнаружить корабли противника, уходило все дальше на север, В 04.12 Кинкейд радировал Хэлси о том, что корабли 7-го флота ведут бой с японскими силами в проливе Суригао, и одновременно запросил его, «охраняет ли 34-е оперативное соединение выход из пролива Сан-Бернардино?». Эту радиограмму Хэлси получил, к сожалению, только в 06.48. Хэлси немедленно ответил, что «34-е оперативное соединение вместе с группами авианосцев действует против авианосного соединения противника». Это сообщение ошеломило Кинкейда.

В 08.00 Хэлси с большим запозданием получил сообщение о том, что в проливе Суригао атака противника отбита. Из этого Хэлси заключил, что 7-й флот теперь в состоянии полностью обеспечить оборону залива Лейте. Десять минут спустя Хэлси получил от Спрэгью, командира одной из групп эскортных авианосцев в районе залива Лейте, радиограмму, но тоже с задержкой, с просьбой о помощи. Эта группа, маневрировавшая в районе острова Самар, была атакована внезапно появившимися кораблями центрального соединения [539] противника. Однако Хэлси не был встревожен. «Я считал, - заявил он позднее, - что 16 эскортных авианосцев имели достаточно самолетов, чтобы успешно обороняться до подхода тяжелых кораблей Олдендорфа».

Вслед за радиограммой Спрэгью Хэлси получил целую серию радиограмм от Кинкейда, в одной из которых, посланной открытым текстом, содержалась просьба оказать помощь авиацией и быстроходными линейными кораблями. Курита, перехватив незашифрованную радиограмму в адрес Хэлси, пришел к выводу, что мощное американское соединение находится где-то поблизости и быстро окажет помощь Спрэгью. Хэлси был раздражен. «Моей задачей, - заявил он позднее, - было наступать, а не защищать 7-й флот; я должен был наносить 3-м флотом удары. Я стремился в тот момент перехватить японское соединение, которое серьезно угрожало не только Кинкейду и мне, но и всей стратегии войны на Тихом океане в целом». Хэлси принял решение, которое считал единственно возможным. Он радировал Маккейну: «Следовать полным ходом на помощь Спрэгью» - и информировал об этом распоряжении Кинкейда, а сам с 34-м оперативным соединением и тремя оперативными группами 38-го оперативного соединения продолжал идти в северном направлении, удаляясь от залива Лейте.

Адмирал Нимиц, находившийся в Пирл-Харборе и следивший за обстановкой в районе операции, решил наконец вмешаться. Он направил Хэлси резкую и лаконичную телеграмму: «Где находится, повторяю, где находится 34-е оперативное соединение?» Этот запрос Хэлси получил чуть позже 10,00. Около 11.00 он принял решение, о котором впоследствии пожалел. Хэлси приказал 34-му оперативному соединению повернуть на 180° и идти на юг. «В тот момент, - пишет Хэлси, - северное соединение японцев с двумя сильно поврежденными и потерявшими ход авианосцами находилось [540] в 42 милях от 400-мм орудий моих линейных кораблей... Я не воспользовался возможностью, о которой мечтал с юношеских лет, когда был еще кадетом».

Расходясь со следовавшим на север 38-м оперативным авианосным соединением, Хэлси приказал оперативной группе Богана следовать за ним, чтобы обеспечить воздушное прикрытие кораблей, и одновременно выделил 4 крейсера и 10 эсминцев в состав 38-го оперативного соединения Митчера для усиления обороны авианосцев. Соединение Митчера в составе авианосных оперативных групп Шермана и Дэвисона и приданных артиллерийских кораблей продолжало движение на север с задачей нанести удары с воздуха по кораблям северного соединения японского флота. Незадолго до полудня более 200 самолетов соединения Митчера совершили в этот день третий по счету налет на японские корабли. Авианосец «Дзуйкаку» - последний из участвовавших в операции против Пирл-Харбора, ветеран почти всех воздушных боев на Тихом океане - получил три торпедных попадания и затонул. Авианосец «Дзуйхо» получил тяжелые повреждения, но остался на плаву. В середине полудня американская авианосная авиация нанесла четвертый удар, потопив авианосец «Дзуйхо». Пятый и последний в этот день налет был нацелен на авианосец-линейный корабль «Исэ», но успеха не имел.

Около 14.00 Митчер, считая, что его авианосцы подошли к противнику слишком близко, приказал авианосным группам Шермана и Дэвисона идти в восточном направлении, а соединению артиллерийских кораблей следовать на север и уничтожить серьезно поврежденные корабли противника. Эта задача была не из легких: Одзава еще имел в своем соединении два авианосца-линейных корабля, в то время как шесть линейных кораблей 3-го флота ушли вместе с Хэлси на юг. Пока соединение артиллерийских кораблей добивало беспомощный авианосец «Тиёда» - последний из [541] группы авианосцев приманки, - большая часть кораблей северного соединения Одзава оторвалась и ушла на север. С наступлением темноты американские корабли настигли три японских эсминца и один из них потопили. Еще севернее крейсер «Тама», шедший в одиночестве в Японию, был атакован и потоплен одной из подводных лодок Локвуда, которые в большом количестве находились на позициях на путях возможного отхода кораблей противника.

Одзава возвратился в Японию, имея в своем соединении 13 кораблей, но без авианосцев. Задача, которую ему ставили - сыграть роль приманки для 3-го американского флота, - была выполнена блестяще. Он не только спас от уничтожения центральное соединение Курита, но и сумел сохранить значительную часть кораблей своего соединения. И все же конечная цель, поставленная перед Одзава, достигнута не была. Он не смог наладить радиосвязь с Курита, а последний, не имея данных об обстановке, действовал нерешительно и отказался от дальнейшего выполнения поставленной задачи, когда американские десантные силы были почти под дулами орудий его кораблей,

Бой у острова Самар

Около 01.10 25 октября центральное соединение Курита в составе четырех линейных кораблей, шести тяжелых и двух легких крейсеров и 11 эсминцев, пройдя пролив Сан-Бернардино, вышло в Тихий океан. Построив соединение в ордер ночного поиска и сыграв боевую тревогу, Курита взял курс на восток. В 03.00 соединение повернуло к югу и пошло вдоль острова Самар. Следуя этим курсом, Курита получил последнюю радиограмму от Нисимура, в которой сообщалось о бое в проливе Суригао. Часом позже Курита получил радиограмму от Сима, в которой говорилось, что он «уходит из района боя». По этим двум сообщениям [542] Курита понял, что план нанесения удара с юга по американским силам в заливе Лейте провалился. От северного соединения Курита не получил ни одного сообщения.

С восходом солнца Курита дал сигнал перестроить соединение в ордер, обеспечивающий круговую ПВО. Одновременно Курита доложили о том, что к востоку на горизонте замечены мачты кораблей. Вскоре с мостика линейного корабля «Ямато» стали видны сначала мачты, а затем и корабли противника. Офицеры штаба Курита пришли к единодушному мнению, что перед ними - оперативная группа 3-го флота Хэлси, что едва различимые на горизонте корабли - тяжелые авианосцы, крейсера, эсминцы и, возможно, один или два линейных корабля. Однако Хэлси со своими кораблями в это время находился в 300 милях севернее, преследуя северное соединение. В действительности это была оперативная группа Спрэгью, состоявшая из шести небольших эскортных авианосцев, трех эсминцев и четырех эскортных миноносцев, маневрировавших на подходах к заливу Лейте. Вторая группа такого же состава под командованием Стампа находилась к юго-востоку от первой. Третья группа под командованием Т. Л. Спрэгью (он же командовал всеми группами) маневрировала в 130 милях к югу от острова Минданао.

Некоторые японские офицеры предпочитали нанести удар по обнаруженным ими силам, которые они принимали за главные авианосные силы противника, вместо того чтобы пытаться уничтожить суда с войсками и грузами в заливе Лейте, Но Курита думал иначе. Он понимал, что ему неоткуда ждать авиационной поддержки, а веру в эффективность зенитной артиллерии своих кораблей он давно потерял. Но он также понимал, что боя избежать нельзя. При сложившихся обстоятельствах ему следовало перестроить боевой порядок соединения и под прикрытием линейных кораблей и [543] тяжелых крейсеров выслать легкие крейсера и эсминцы в торпедную атаку. Вместо этого Курита приказал всему соединению, перестраивавшемуся в это время в ордер ПВО, атаковать противника. Это была фатальная ошибка. Отряды кораблей стали по своему усмотрению делать повороты и следовать на сближение с американскими силами, причем более быстроходные корабли вырвались вперед. В 06,58 корабли соединения Курита открыли огонь.

Спрэгью был удивлен встречей не меньше Курита. Он приказал группе повернуть на восток, чтобы привести противника на выгодный курсовой угол и, используя юго-восточный ветер, поднять самолеты. Затем последовал приказ поднять самолеты в воздух, вооружив их всем, что имелось на авианосцах. Когда разрывы японских снарядов стали угрожать авианосцам, Спрэгью приказал поставить дымовые завесы и направил корабли под прикрытие проходившей поблизости дождевой полосы. Одновременно он открытым текстом запросил о помощи, так как понимал, что его небольшие авианосцы и слабенькие корабли охранения ни при каких условиях не могут соперничать с быстроходными, крупными японскими кораблями.

Дальше началось беспрецедентное в военно-морской истории преследование, которое окончилось совершенно неожиданно. Скрытая дождем группа Спрэгью повернула на юг в направлении залива Лейте в надежде на помощь артиллерийских кораблей 7-го флота, которые, по мнению Спрэгью, должны были подойти. Вскоре группа вышла из дождевой полосы и вновь оказалась на дистанции видимости японских кораблей. Но Курита не воспользовался представившейся возможностью отрезать путь группе и уничтожить ее. Вместо этого он продолжал некоторое время вести свое соединение прежним курсом, на восток, намереваясь помешать американским авианосцам повернуть против ветра для подъема самолетов. [544]

К. 08.00 японские линейные корабли и тяжелые крейсера стали настигать группу Спрэгью с кормы, в то время как другая группа тяжелых крейсеров приближалась с левого борта. В результате Спрэгью вынужден был отвернуть на юго-запад. Около 09.00 четыре эсминца и легкий крейсер противника выдвинулись и заняли позицию на кормовых курсовых углах правого борта группы Спрэгью, угрожая полным окружением. Вскоре три эсминца, к которым затем присоединились три эскортных миноносца, предприняли ряд отчаянных торпедных атак с одновременным ведением артиллерийского огня по отдельным группам японских кораблей.

Первая атака эсминца «Джонстон» увенчалась успехом. Тяжелый крейсер противника «Кумано» получил попадание одной торпедой и вышел из строя. В последовавших атаках были торпедированы тяжелые крейсера «Тёкай» и «Тикума». Однако самым важным результатом этих атак было то, что японский флагманский корабль «Ямато», а за ним и второй линейный корабль повернули на север, чтобы избежать попадания торпед. Это позволило авианосцам Спрэгью оторваться от кораблей Курита, который, потеряв противника из виду, так и не смог разобраться в создавшейся тактической обстановке.

Во время атак японских кораблей американский эсминец «Хоул», получивший более 40 попаданий снарядами, потерял ход, экипаж оставил его, и он превратился в неподвижную мишень для японских кораблей. Несколькими минутами позже эскортный миноносец «Робертс», поврежденный крупным снарядом, перевернулся и затонул. Тяжело поврежденный, израсходовавший запас торпед эсминец «Джонстон», видя, что четыре эсминца и легкий крейсер противника идут в торпедную атаку на авианосцы, пошел на сближение с ними, ведя интенсивный артиллерийский огонь. В результате японские корабли выпустили торпеды преждевременно, [545] не причинив авианосцам никакого вреда. Затем японские корабли окружили «Джонстон» и потопили его артиллерийским огнем. К этому времени два оставшихся эскортных корабля группы Спрэгью также были повреждены артиллерийским огнем противника.

Шесть эскортных авианосцев не могли прикрываться дымовыми завесами, ибо огонь тяжелых японских крейсеров заставил их идти по ветру. Поэтому сначала снаряды тяжелых крейсеров, шедших по корме левого борта авианосцев, а затем и обоих следовавших за ними линейных кораблей стали достигать цели. То, что не все авианосцы группы Спрэгью были потоплены, является следствием трех основных причин: плохая стрельба японских кораблей, отличные действия экипажей авианосцев в борьбе за живучесть и использование противником бронебойных снарядов, которые пробивали небронированные авианосцы не взрываясь. Авианосец «Гэмбиер Бей», получивший тяжелые повреждения, потерял ход, накренился и в 09.07 перевернулся и затонул.

Самое решительное противодействие кораблям центрального соединения Курита оказала авианосная авиация. Торпедоносцы, бомбардировщики и несущие бомбы истребители с авианосных групп К. Спрэгью и Стампа, к которым постепенно прибывало подкрепление с острова Лейте и с авианосной группы Т. Спрэгью, наносили по противнику почти непрерывные удары. Израсходовав боеприпасы, самолеты делали холостые заходы с целью отвлечь внимание противника или садились на палубу авианосцев Стампа или на взлетно-посадочную полосу в Таклобане. В результате тяжелые крейсера «Тёкай», «Тикума» и «Судзуя» были тяжело повреждены и затонули. Среди кораблей центрального соединения, которые в соответствии с наставлением по уклонению от атак самолетов маневрировали самостоятельно, усиливалось замешательство.

Курита, который потерял соприкосновение с авианосной [546] группой К. Спрэгью и с большинством отрядов своих сил, решил, что корабли противника ускользнули и ему пора навести порядок в своем соединении. Поэтому в 09.00 с линейного корабля «Ямато», шедшего в северном направлении со скоростью 20 узлов, кораблям соединения по радио было приказано идти, на сближение с ним. Получив этот сигнал, два японских тяжелых крейсера почти на виду у американских авианосцев развернулись и пошли на сближение с «Яма-то». То же сделали и два линейных корабля, следовавшие за крейсерами. Выдвинувшийся вперед дивизион эсминцев, перед тем как повернуть, задержался, чтобы уничтожить эсминец «Джонстон».

Корабли группы К. Спрэгью, у которых действия противника вызвали недоумение (казалось, всего несколько минут назад он имел все преимущества), взяли курс на находившийся от них в 25 милях залив Лейте.

* * *

Решающими факторами, повлиявшими на исход многодневного боя за залив Лейте, были следующие: значительное превосходство военно-морского флота США, усиленного небольшим числом боевых кораблей союзников; подавляющее превосходство американской авиации; раздробленность японского флота, явившаяся следствием действий американских подводных лодок, а также несогласованной тактики действий японских сил; плохая радиосвязь и, как правило, слабая взаимная информация между соединениями как японского, так и американского флотов. Следует отметить, что действия американского флота были, несомненно, затруднены отсутствием единого командования, однако японские силы, имевшие такое командование в лице адмирала Тойода, в отношении взаимодействия и взаимной поддержки отдельных соединений имели по сравнению с американской стороной еще меньший успех. При этих [547] условиях происходили сходные по своему характеру боевые события, в которых обе стороны добились, с одной стороны, замечательных результатов, а с другой - упустили ряд благоприятных возможностей. Японцы, не достигнув своей главной цели - уничтожить десантные силы в заливе Лейте, - потеряли боевые корабли, общий тоннаж которых составил 306000 т, в том числе 3 линейных корабля, 4 авианосца, 10 крейсеров и 9 эсминцев. Американская сторона потеряла боевых кораблей общим тоннажем 37000 т, в том числе один легкий и два эскортных авианосца, два эсминца и один эскортный миноносец. Однако американский флот своими действиями не только предотвратил удар по десантным силам в заливе Лейте, но и одновременно нанес флоту противника такой чувствительный урон, который лишил его возможности продолжать единоборство с американским флотом. Бой за залив Лейте явился крупной победой США. И тем не менее как американская, так и японская стороны не смогли достаточно эффективно использовать мощь своих военно-морских флотов.

Курита, соединение которого, не имея авиационной поддержки, находилось под ударами с воздуха, сумел провести корабли через море Сибуян и пройти незамеченным через пролив Сан-Бернардино в Тихий океан. Однако Курита не сумел правильно оценить обстановку и воспользоваться благоприятной для него ситуацией. Он не атаковал небольшую группу американских эскортных авианосцев и потерял контакт с противником, а также связь со своими кораблями. В результате его соединение, понеся значительно большие потери, нежели противная сторона, вышло из боя, отказавшись от достижения поставленной цели. Отряд Нисимура, выдвинувшийся в пролив Суригао раньше намеченного времени и имевший задачу нанести совместно с соединением Курита удар по американским силам в заливе Лейте, попал в западню и бесславно [548] погиб. Сима отказался от взаимодействия с Нисимура и благоразумно вывел свой отряд из залива Суригао, когда понял, что отряд Нисимура стал жертвой превосходящих сил противника. Одзава, пожертвовав, как :и предполагалось, авианосцами, отвлек 3-й флот США из района залива Лейте и сохранил большую часть артиллерийских кораблей северного соединения. Одзава спас соединение Курита от уничтожения, но не сумел информировать командующих других соединений об успешном выполнении своего замысла и о благоприятно складывавшейся в связи с этим обстановке для Курита. Отдельные группы кораблей американского военно-морского флота действовали хорошо, но 3-й и 7-й флоты, введенные в заблуждение рядом неподтвержденных данных, также не смогли согласовать своих действий. Вначале адмирал Хэлси сосредоточил усилия авиации 3-го флота на центральном соединении Курита, заставив его временно отойти в море Сибуян. Затем, считая, что 7-й флот в состоянии прикрыть подход к заливу Лейте с севера, Хэлси прекратил удары по центральному соединению и, уйдя на север, открыл для противника пролив Сан-Бернардино и оставил неприкрытыми десантные силы в заливе Лейте. Контр-адмирал Олдендорф, руководивший боем в проливе Суригао, который, пожалуй, можно назвать последним боем линейно-крейсерских сил в истории морских сражений, провел его умело и почти без ошибок, показав превосходство своих сил перед силами противника. Правда, имея почти все артиллерийские корабли 7-го флота, которые отдал в его распоряжение адмирал Кинкейд, считавший, что с севера залив Лейте прикрыт 3-м флотом, Олдендорф вряд ли мог проиграть сражение. Вице-адмирал Митчер решительно и умело использовал свою авиацию, уничтожившую японские авианосцы. И все же оба соединения японцев - северное и центральное - сумели уйти, сохранив свой основной состав, ввиду того что главные силы артиллерийских [549] кораблей 3-го флота адмирала Хэлси в самый напряженный период совершали бесполезные рейсы сначала на север, а затем на юг, заставив тем самым силы 7-го флота вести бой в двух районах, ведущих к заливу Лейте.

Следует особо отметить боевые действия американских сил у острова Самар, в результате которых японское центральное соединение, находившееся всего в нескольких милях от залива Лейте, вынуждено было повернуть обратно. Это заслуга авианосной группы контр-адмирала К. Спрэгью, поддержанной действиями кораблей и авиации контр-адмиралов Стампа и Т. Спрэгью, которая использовала все, что было возможно, - ветер, дождь, дымовые завесы, маневр, торпедные и воздушные атаки, - чтобы расстроить замысел противника и отбить атаки его значительно превосходящих сил.

Дальше