Содержание
«Военная Литература»
Военная история

Предисловие

Автор [5] книги «Танковые сражения 1939-1945 гг. » бывший генерал-майор немецко-фашистской армии Ф. В. фон Меллентин принадлежит к числу гитлеровских генералов, служивших верой и правдой своему «фюреру» до полного разгрома немецко-фашистских войск в 1945 году.

Когда гитлеровские полчища вторглись в 1939 году в Польшу, Меллентин был ротмистром; затем он быстро продвигался по служебной лестнице и, будучи уже начальником штаба 5-й танковой армии и генерал-майором, бесславно закончил войну, сдавшись в плен американцам в рурском «котле» в мае 1945 года.

Как офицер немецкого генерального штаба, автор принимал активное участие в ряде важнейших кампаний и операций второй мировой войны.

С конца 1942 по сентябрь 1944 года Меллентин находился на советско-германском фронте в качестве начальника штаба сначала танкового корпуса, а затем танковой армии.

Книга написана на основании личного опыта автора; кроме того, он широко использовал материалы своих ближайших «соратников» и друзей из немецко-фашистского генерального штаба и различные работы по истории второй мировой войны, опубликованные в западноевропейской и американской печати.

По словам Меллентина, книга написана с «немецкой точки зрения» с целью дать объективное описание военных кампаний, в которых он принимал активное участие, «избегая заключений, основанных на личном предубеждении и патриотических чувствах».

Так ли это? Нет, не так. Прочитав книгу, советский читатель убедится, что она написана односторонне и тенденциозно - особенно это касается освещения событий на советско-германском фронте. Приведенное утверждение автора находится в прямом противоречии с тем, что он сам же говорит в «Заключении»: «Меня... глубоко волновали честь и престиж германского оружия». И действительно, Меллентин стремился, как и почти все без исключения гитлеровские генералы в своих мемуарах, не только передать «опыт» тем, кто готовится к новой мировой войне, но и реабилитировать немецко-фашистский генеральный штаб, оправдать его преступления перед человечеством, возвеличить «немецкого солдата» как силу, на которую можно вполне опереться в случае нового «похода на Восток». Именно поэтому автор в «Заключении» пугает правителей западных держав несуществующей угрозой со стороны Советского Союза, призывает их «забыть прошлое» - то есть миллионы убитых и замученных гитлеровцами - и «посмотреть в будущее» - то есть тесно сотрудничать в военном блоке, направленном против СССР и стран народной демократии. Вместе с тем Меллентин в своей книге в целом ряде мест клевещет на Советское государство и его вооруженные силы, столь мужественно и беззаветно сражавшиеся против гитлеровских захватчиков.

В своей книге Меллентин не вскрывает истинных причин возникновения второй мировой войны - войны, порожденной развивающимся общим кризисом [6] капиталистической системы. Войны вероломной, захватнической со стороны немецкого фашизма и его сателлитов, войны справедливой, освободительной со стороны Советского Союза и свободолюбивых народов.

Причину возникновения войны он усматривает в просчете Гитлера, несвоевременно предъявившего свои претензии на Данцигский коридор. «Мы все еще надеялись, что наши претензии на Данциг... не приведут к мировому конфликту. Эти претензии, предъявленные в другое время и в ином тоне, были бы вполне уместными» (стр. 19).

Автор стремится переложить ответственность за развязывание второй мировой войны на Гитлера и нацистскую партию, всячески пытаясь обелить немецко-фашистский генеральный штаб и его генералитет.

«Генеральный штаб всячески старался сдержать Гитлера, но позиции его (генерального штаба. - А. П. ) были ослаблены после того, как, вопреки его прямым советам, Гитлер занял Рейнскую область.

В 1938 году генеральный штаб решительно выступал против всяких действий по отношению к Чехословакии, полагая, что они могут привести к войне в Европе, но нерешительность Чемберлена и Даладье вдохновила Гитлера на новые авантюры. Я хорошо понимаю, что за границей к германскому генеральному штабу относятся с большим подозрением и что к моим замечаниям о нашем нежелании вести войну отнесутся скептически» (стр. 18). Здесь Меллентин говорит неправду. Он не мог не знать, что 3 апреля 1939 года верховное командование немецко-фашистских вооруженных сил издало директиву «О единой подготовке вооруженных сил к войне», в которой говорилось:

«Задача вооруженных сил Германии заключается в том, чтобы уничтожить польские вооруженные силы. Для этого необходимо стремиться и готовиться к внезапному нападению»{1}.

На основании этой директивы немецко-фашистский генеральный штаб подготовил и осуществил вторжение в Польшу, что привело к непосредственному развязыванию второй мировой войны.

Меллентин не мог также не читать материалов Нюрнбергского процесса, которые неопровержимо доказывают, что немецко-фашистский генеральный штаб и его генералитет играли ведущую роль в разработке и осуществлении гитлеровских агрессивных планов завоевания мирового господства.

Факты, приведенные самим автором, со всей очевидностью свидетельствуют о том, что, используя политику умиротворения агрессора, фашистская Германия в течение 1938 года и первой половины 1939 года провела ряд агрессивных актов, которые обеспечили ей благоприятные условия для ведения второй мировой войны. Проводя предательскую политику умиротворения, правящие круги Англии и Франции рассчитывали, что захват Австрии и оккупация Чехословакии направят внимание фашистской Германии на восток и создадут ей выгодные условия для нападения на Советский Союз.

* * *

Основное содержание книги составляет описание действий бронетанковых войск на различных театрах второй мировой войны и особенно в Северной Африке и на советско-германском фронте.

В первой части книги описываются действия немецко-фашистских бронетанковых войск в первый период второй мировой войны в Польше, Франции и на Балканах; вторая часть посвящена действиям немецких и итальянских войск в Северной Африке; третья - действиям на советско-германском фронте (с ноября 1942 года по сентябрь 1944 года) и четвертая - действиям на Западе в заключительный период второй мировой войны до пленения автора американцами? [7]

Во вступлении к книге Меллентин освещает вопрос о зарождении бронетанковых войск немецкой армии и о разработке теории их боевого применения.

Уже в 30-х годах, пишет автор, на первый план был выдвинут вопрос о механизации немецкой армии. В 1932 году на маневрах участвовали моторизованные подразделения с макетами танков, в 1935 году были сформированы первые танковые дивизии, а в 1937 году приступили к формированию танковых корпусов. По словам Меллентина, «душой этих преобразований» был немецкий генерал Гейнц Гудериан, он же являлся главным теоретиком танковой войны.

Конечно, Гудериан сыграл видную роль в организации немецко-фашистских бронетанковых войск; однако надо подчеркнуть, что одним из первых теоретиков фашистской танковой войны был Эймансбергер, отставной австрийский генерал. В его книге «Танковая война», написанной по заданию немецкого генерального штаба и изданной в 1934 году, содержался план организации немецко-фашистских танковых войск и излагалась «теория» танковой «молниеносной» войны.

Эта книга была настольным руководством для всего офицерского состава немецко-фашистской армии.

Гудериан является последователем теории, «молниеносной» танковой войны Эймансбергера, он развил эту теорию, детализировал отдельные положения ее в соответствии с практическим опытом строительства бронетанковых войск фашистской Германии и результатами опытных учений.

Доктрина танковой войны, разработанная еще до второй мировой войны, пишет Меллентин, по существу и была той доктриной, которая так успешно применялась во второй мировой войне.

Автора не смущает, что несостоятельность немецкой теории «молниеносной» танковой войны и ее авантюристический характер были доказаны целым рядом крупных поражений гитлеровцев и их бронетанковых войск на советско-германском фронте уже в первый год войны, а затем и полным их разгромом в 1945 году.

Немецко-фашистская теория боевого применения танков в войне страдала многими пороками, так как она вытекала из авантюристического характера «сей стратегической концепции фашистской Германии. Эта «теория»:

- переоценивала роль и значение танков в войне и недооценивала роль и значение других родов войск;

- неправильно понимала сущность взаимодействия танков с другими родами войск в бою и операции;

- характеризовалась шаблонностью наступательных действий танковых войск, стремлением к огульному движению вперед, без достаточного обеспечения флангов и тыла.

Авантюризм в немецко-фашистской политике и стратегии, шаблон в оперативном искусстве и тактике в конечном итоге привели гитлеровскую Германию к поражению во второй мировой войне.

* * *

В первой части книги «Танковые сражения» Меллентин описывает боевые действия немецко-фашистских бронетанковых войск в первый период второй мировой войны.

Говоря о Польской кампании, автор не вскрывает истинных причин поражения панской Польши. Он не видит, что крушение Польши в 1939 году было следствием реакционной политики польских правящих кругов, превративших эту страну в плацдарм интриг и провокаций против Советского Союза.

Для нападения на Польшу гитлеровцы сосредоточили значительные силы (до 1,5 млн. человек, 3500 танков и 3000 самолетов) и бросили их через польскую границу, уверенные в легкой и «молниеносной» победе. [8]

Немецко-фашистским войскам противостояла неполностью отмобилизованная, плохо технически оснащенная польская армия.

Эта армия почти не имела современной противотанковой артиллерии, намного уступала противнику в танках (у поляков было до 900 танков) и самолетах; качественное превосходство было целиком на стороне немцев.

Действия немецких бронетанковых войск в Польской кампании, безусловно, значительно ускорили общее поражение польских вооруженных сил, однако надо отметить, что они проводились в исключительно благоприятной обстановке.

Танковые и моторизованные войска немцев в Польской кампании в основном были использованы в качестве мотомеханизированных групп, которые предназначались для прорыва обороны, окружения и ликвидации основных сил польской армии.

Танковые дивизии, действующие в составе полевых армий, выполняли задачи по раскалыванию и уничтожению отдельных изолированных групп польских войск.

Уже в ходе Польской кампании обнаружились существенные недостатки немецко-фашистских бронетанковых войск (несовершенство материальной части танков, плохая организация управления и материально-технического обеспечения), однако гитлеровское командование, опьяненное успехом, не придавало этому никакого значения. Оно не задумывалось над действительными причинами столь быстрой победы и еще больше уверовало в свою авантюристическую теорию «молниеносной» войны, за что в дальнейшем немцам пришлось расплачиваться крупными поражениями на советско-германском фронте в первый же год войны против Советского Союза.

Во второй главе книги Меллентин описывает завоевание немцами Франции.

План нанесения главного удара через Арденны был разработан Манштейном и принят верховным командованием немецко-фашистских войск. Основная роль в этом ударе отводилась танковой группе Клейста. В эту группу входили: танковый корпус Рейнгардта (6-я и 8-я танковые дивизии), танковый корпус Гудериана (1, 2, 10-я танковые дивизии), моторизованный корпус Витерсгейма (пять моторизованных дивизий).

10 мая подвижная группа Клейста нанесла по противнику удар, имея значительное превосходство в силах и средствах при абсолютном господстве в воздухе, быстро овладела Люксембургом, сравнительно легко преодолела труднодоступный для танков горно-лесистый район Арденн и к 14 мая вышла к реке Маас. Слабый фронт оборонявшейся на этом направлении 9-й французской армии был легко прорван массированным танковым ударом, и германские бронетанковые войска стремительно начали развивать наступление на Сен-Кантен и далее к побережью Ла-Манша.

21 мая группа Клейста достигла побережья Ла-Манша, расколов англо-французские силы на две части. Дальнейшим поворотом группы Клейста на Север было достигнуто оперативное окружение северной группировки англо-французских войск, которой грозило полное уничтожение.

Лишь по политическим соображениям Гитлер позволил англичанам эвакуировать свои войска из Дюнкерка: он надеялся заключить сепаратный мир с англичанами, чтобы облегчить себе ведение войны против Советского Союза.

После прорыва немецко-фашистскими войсками оборонительной линии «Вейгана» мотомеханизированные группы Гота, Гудериана и Клейста расчленили отходящую в беспорядке французскую армию на несколько частей, чем значительно ускорили ее капитуляцию.

Оставаясь верным теории «молниеносной» танковой войны, автор пишет: «Вряд ли могут возникнуть сомнения в том, что исход кампании решили немецкие танковые войска, блестяще поддержанные авиацией». И далее: «Пожалуй, следует подчеркнуть, что хотя мы и придавали главное значение танковым войскам, [9] однако в то же время мы отдавали себе отчет в том, что танки не могут действовать без непосредственной поддержки моторизованной пехоты и артиллерии» (стр. 39 - 40).

Из более внимательного рассмотрения хода боевых действий немецких бронетанковых войск в кампании во Франции видно, что основное внимание немцы уделяли организации взаимодействия бронетанковых групп лишь с авиацией и недооценивали взаимодействия их с общевойсковыми соединениями. Это видно хотя бы из того, что ко времени выхода мотомеханизированной группы Клейста к Сен-Кантену и к побережью Ла-Манша танковые дивизии оторвались от пехоты на 150 - 200 км, были лишены поддержки общевойсковых соединений и недостаточно обеспечены боеприпасами и горючим. Только благодаря слабости англо-французских войск и их дезорганизованности вырвавшиеся далеко вперед группы немецких танков не были уничтожены.

Опыт боевого использования бронетанковых войск в кампаниях во Франции и в Польше является ограниченным и односторонним, хотя они и играли в них основную роль. По свидетельству фашистского генерала Клейста, наступление к Маасу было скорее гонкой, чем нормальной военной операцией, так как французы не оказывали сколько-нибудь серьезного сопротивления. Поражение Франции в 1940 году следует объяснять не той «несокрушимой мощью» гитлеровской армии, о которой твердит автор «танковых сражений», а прежде всего предательской и капитулянтской политикой правящих кругов страны и реакционной части высшего командования французской армии.

В главе «Балканская кампания» автор рассматривает действия немецко-фашистских бронетанковых войск по захвату Югославии и Греции.

Для Германии оккупация Греции и особенно Югославии была по существу военным парадом, поэтому и действия немецко-фашистских войск в этих районах с точки зрения боевого применения танков ничего нового и поучительного не дали, несмотря на то, что они проводились в сложных географических условиях.

Немецкие танковые войска, как правило, в горах действовали мелкими группами по отдельным направлениям и показали свою неподготовленность для действий в сложных горных условиях и плохую организацию материально-технического обеспечения. И только благодаря значительному превосходству в силах и средствах им так легко удалось выиграть эту кампанию.

Во второй части книги автор довольно подробно описывает действия итало-немецких войск в Северной Африке, уделяя основное внимание применению бронетанковых войск.

Фактический материал, содержащийся в этом разделе книги, представляет определенный интерес для советского читателя. Однако следует отметить, что автор преувеличивает значение боевых действий в Северной Африке и не всегда правильно освещает происходившие там события.

Успехи немецко-фашистских войск в первый период боевых действий в Северной Африке Меллентин объясняет «полководческим искусством» Роммеля, превосходством тактики немецко-фашистских войск, искусным использованием противотанковых средств и умелой организацией немцами взаимодействия родов войск.

Хотя Меллентин и отмечает пассивность и нерешительность действий англичан в Северной Африке в описываемый им период (июнь 1941 - сентябрь 1942 года), однако он не видит истинных причин этой «бездеятельности» в условиях, когда большая часть немецко-фашистских войск была скована на советско-германском фронте.

Как известно, англо-американские империалисты во второй мировой войне не стремились к военно-политическому разгрому гитлеровской Германии - они хотели лишь несколько ограничить влияние немцев, как опасных конкурентов [10] на мировом рынке. Вместе с тем они стремились затянуть войну, чтобы Советский Союз истощил свои силы, а они могли бы впоследствии нанести по нему удар. В этом кроются как причины пассивности англо-американцев в Северной Африке, так и причины того, что они всячески затягивали открытие второго фронта в Европе.

Действия немецко-фашистских бронетанковых войск и их противников в Северной Африке показали: несовершенство материальной части и ее неподготовленность для действий в пустыне; неумение командования организовать техническое обеспечение бронетанковых войск; громоздкость тыловых органов, которая сильно снижала маневренность танковых частей.

Основное содержание третьей части книги составляет описание и анализ боевых действий немецко-фашистских бронетанковых войск на советско-германском фронте.

Следует сразу же сказать, что важнейшие события на советско-германском фронте преподносятся Меллентином в извращенном виде, характер и ход боевых действий освещен необъективно и тенденциозно.

Будучи сторонником танковой «молниеносной» войны, автор не утруждает себя анализом причин первых поражений немцев под Москвой. Он не видит истинных причин этих поражений в авантюристическом характере всей стратегической концепции танковой «молниеносной» войны, основанной на временных, преходящих факторах, что в конечном итоге привело к полному разгрому немецко-фашистской армии на советско-германском фронте.

Разгром немцев под Москвой развеял легенду о непобедимости гитлеровской армии, похоронил план «молниеносной» танковой войны против Советского Союза и явился первым крупным поражением немецко-фашистской военной машины во второй мировой войне.

По мнению Меллентина, поражение немцев под Москвой было переломным моментом в ходе войны. «Лишенные всего необходимого для ведения боевых действий в зимних условиях, немецкие войска несли огромные и невосполнимые потери. В ходе войны наступил перелом, и с этого момента победа была для нас уже недосягаема» (стр. 290).

Описывая наступление немецко-фашистских войск летом 1942 года, автор считает, что основная цель наступления заключалась в разгроме советских войск в излучине Дона между Ростовом и Воронежем, с тем чтобы создать плацдарм для последующего наступления на Сталинград и нефтяные районы Кавказа. Наступление на Сталинград и Кавказ, пишет автор, планировалось на более поздний период - не ранее 1943 года.

В разделах «Окружение под Сталинградом» и «Сталинградская катастрофа» автор приводит довольно значительный фактический материал как о ходе боевых действий по окружению сталинградской группировки немцев, так и о попытке немецко-фашистского командования деблокировать окруженные войска.

«В этот период, - пишет Меллентин, - произошли полные трагизма события, историческое значение которых трудно переоценить. Не будет преувеличением сказать, что битва на берегах этой маленькой безвестной речки (речь идет о боях на реке Аксай-Есауловский при попытке группы армий «Дон» Манштейна деблокировать сталинградскую группировку немцев. - А. П. ) привела к кризису третьего рейха, положила конец надеждам Гитлера на создание империи и явилась решающим звеном в цепи событий, предопределивших поражение Германии» (стр. 171).

Автор дает высокую оценку действиям советских войск в ходе оборонительного сражения под Сталинградом. «Русские оказывали сильное и ожесточенное сопротивление, и наступающим частям приходилось вести бой за каждую улицу, за каждый квартал, за каждый дом. Потери (немецко-фашистских

войск. - А. П. ) [11] были огромны, боевой состав частей угрожающе сокращался» (стр. 147).

Автор оценивает потери немецко-фашистских войск под Сталинградом в 230 тыс. человек, из них 140 тыс. убитыми и 90 тыс. пленными. Следует отметить, что эти данные явно преуменьшены.

В главе «Курская битва» автор кратко рисует общую стратегическую обстановку к весне 1943 года и приходит к выводу, что «надежда добиться быстрого окончания войны в России была похоронена навсегда осенью и зимой 1942 года» (стр. 186).

Далее Меллентин пишет: «В этих условиях перед германским верховным командованием встала серьезная дилемма: либо перейти на Востоке целиком к обороне, либо предпринять наступление с ограниченной целью и попытаться уменьшить наступательную мощь русских» (стр. 187).

Было принято решение подготовить новое наступление.

Генералом Цейтцлером, начальником генерального штаба немецко-фашистской армии, был разработан план операции под условным названием «Цитадель», по которому предполагалось ликвидировать большой выступ в районе Курска, окружить в этом районе советские войска и тем самым ослабить наступательную мощь Советской Армии.

По замыслу немцев, это наступление должно было стать величайшей танковой битвой в истории войн.

Битвой под Курском немецко-фашистское командование ставило задачу любой ценой добиться успеха на советско-германском фронте, для того чтобы восстановить свой пошатнувшийся авторитет как внутри Германии, так и среди ее сателлитов.

Автор расценивает операцию «Цитадель» как авантюру: «Нас тревожило, что после всей проделанной нами работы по боевой подготовке войск германский генеральный штаб, не желая учитывать горький опыт прошлого года, так легко пускается в опасную авантюру, в которой на карту ставится судьба последних резервов» (стр. 189).

Описывая Курскую битву, Меллентин дает высокую оценку руководству боевыми действиями со стороны советского командования.

«Русское Верховное Главнокомандование руководило боевыми действиями в ходе Курской битвы с большим искусством, умело отводя свои войска и сводя на нет силу удара наших армий при помощи сложной системы минных полей и противотанковых заграждений» (стр. 198).

С точки зрения оперативного искусства опыт применения немецких танковых войск в Курской битве не дал ничего нового. В тактическом отношении в этом сражении немцами был применен новый боевой порядок - «танковый колокол». По существу, он мало чем отличался от применявшегося ранее немцами «танкового клина» и успеха им не принес: по признанию самого Меллентина, операция «Цитадель» закончилась полным провалом.

Опыт боевого применения советских бронетанковых войск в битвах под Сталинградом и Курском показал их возросшую возможность во взаимодействии с общевойсковыми соединениями, артиллерией и авиацией выполнять в современных наступательных и оборонительных операциях любые задачи.

Далее автор описывает боевые действия немецко-фашистских войск в ходе оборонительных операций немцев на Украине и в Польше.

Антисоветская направленность труда, необъективность и предубежденность автора со всей силой проявляются в разделе «Красная Армия».

Пытаясь дать оценку психологических качеств советских солдат, мужественно и беззаветно сражавшихся за свою социалистическую Родину с гитлеровскими захватчиками, автор охаивает советские войска и их воинов, приписывая им несвойственные отрицательные качества.

Показательно, что он всячески стремится раздуть отдельные недостатки в управлении войсками - кстати, свойственные как раз немецко-фашистской [12] армии (например, шаблонность действий и боязнь принимать ответственные решения) - и представить их как «неотъемлемые качества» русских, причем не останавливается порой перед самыми грубыми измышлениями.

Наряду с этим Меллентин отмечает и положительные качества русского солдата, приходя к такому выводу: «Русский остается хорошим солдатом всюду и в любых условиях» (стр. 243). Он также высоко отзывается о руководстве войсками со стороны высших командиров: «Русское высшее командование знает свое дело лучше, чем командование любой другой армии» (стр. 244); «Безусловно, в лице Жукова, Конева, Ватутина и Василевского Россия имела высокоодаренных командующих армиями и фронтами» (стр. 244).

Говоря об особенностях советской тактики и формах ведения боевых действий, автор указывает на решительность и массовость атак, умелое применение ночного просачивания, высокую способность захватывать и удерживать плацдармы, умение хорошо окапываться, маскироваться и сменять части в ходе боя.

Во всех случаях Меллентин старается дать те или иные указания, как воспользоваться слабыми сторонами советских войск или ослабить их сильные стороны. Это ясно показывает, для кого он писал эту книгу и кому стремился передать свой «опыт».

Говоря о бронетанковых войсках Советской Армии, автор указывает на высокое качество материальной части советских танков Т-34, «KB» и «ИС».

«Русские конструкторы танков хорошо знали свое дело, - пишет автор. - Они сосредоточили все внимание на главном: мощи танковой пушки, броневой защите и проходимости. Во время войны их система подвески была намного лучше, чем в немецких танках и танках других западных держав» (стр. 246).

Отмечая недостаточность опыта у советских бронетанковых войск в начале Великой Отечественной войны, автор указывает, что с приобретением опыта и усовершенствованием организации бронетанковые войска Советской Армии к 1944 году стали «самым грозным наступательным оружием второй мировой войны» (стр. 248).

Оставаясь верным слугой своих американо-английских хозяев, фашистский генерал Меллентин ратует за создание сильной сухопутной западногерманской армии, пытается маскировать свои призывы к войне разглагольствованиями о выдуманной им «угрозе» со стороны Советского Союза. Советскому читателю нетрудно разобраться в этой вражеской клевете, отбросить ее и увидеть агрессивность реваншистских планов, которые вынашивают битые генералы немецко-фашистской армии.

* * *

Четвертая часть книги посвящена автором действиям немецко-фашистских войск на Западе за время с 20 октября 1944 по май 1945 года.

Излагая общую обстановку на Западном фронте к моменту своего назначения на должность начальника штаба группы армий «Г», Меллентин пишет:

«Те из нас, кто прибыли с русского фронта, где немецкие соединения еще сохранили достаточную боеспособность, были поражены состоянием наших армий на Западе... Тут были солдаты из различных частей ВВС, полицейские, старики и подростки, были даже специальные батальоны из людей, страдающих желудочными заболеваниями или ушными болезнями» (стр. 262).

Заслуживает внимания описание автором состояния пресловутого «Западного вала», на который Гитлер возлагал столь большие надежды.

«Противотанковые препятствия находились прямо перед главной полосой обороны, а огневые позиции были слишком малы для новых тяжелых противотанковых орудий. Проволочных заграждений не было, телефонная связь не работала, а исключительно сложная система огня себя не оправдывала, так как в большинстве своем мы имели совершенно необученные войска» (стр. 275).

Ясно, что успехи союзных войск объяснялись не их высокими боевыми качествами, как об этом трубила англо-американская печать, а слабостью немцев на Западе.

Арденнское наступление немцев автор характеризует как авантюру, которая принесла немецко-фашистским войскам лишь крупные потери в живой силе и технике.

Меллентин делает следующий вывод: «Арденнское сражение еще раз подтвердило правильность того положения, что крупное наступление танковых масс не имеет надежды на успех, если оно предпринято против противника, обладающего господством в воздухе» (стр. 279).

В заключительных разделах книги автор делает краткий общий обзор хода второй мировой войны, пытаясь объяснить все крупные поражения немецко-фашистских войск пагубной стратегией Гитлера и его порочными методами политического и военного руководства. Глубокого анализа поражения Германии во второй мировой войне мы здесь не найдем. Нет ни слова о политических итогах войны. Зато настойчиво проводится мысль о том, что поставки союзников в СССР по ленд-лизу решающим образом сказались на исходе войны, что, безусловно, ни в коей мере не отвечает исторической действительности.

Касаясь перспектив будущего, автор прибегает к стандартным антисоветским призывам.

Оценивая книгу «Танковые сражения 1939 - 1945 гг. » в целом, можно сделать вывод, что немецко-фашистский генерал Меллентин не стремился дать глубокого и всестороннего исследования применения бронетанковых войск во второй мировой войне. Он старался прежде доказать высокие боевые качества немецко-фашистских бронетанковых войск и поднять на щит полководческое искусство многократно битых на советско-германском фронте нацистских генералов.

Однако следует отметить, что книга «Танковые сражения» содержит много фактического материала, подчас малоизвестного, о применении бронетанковых войск на различных театрах военных действий. Поэтому она Представляет известный интерес для советского военного читателя и позволяет изучающим историю второй мировой войны глубже проанализировать применение бронетанковых войск в различных операциях и физико-географических условиях этой войны.

Но нужно иметь в виду, что фактические данные, которыми оперирует автор, не всегда объективны и правдивы (особенно это касается цифр потерь советских войск), а многие толкования политических и военно-теоретических вопросов - неправильны.

Вот почему советский читатель должен отнестись критически ко всем положениям, выдвигаемым автором этой книги, памятуя, что Меллентин - битый фашистский генерал, верный слуга западноевропейских заправил из НАТО и враг Советского Союза.

А. ПАНФИЛОВ. [14]

Дальше