Содержание
«Военная Литература»
Военная история

III. Talvisota - "зимняя война"

"Поддерживаемые и подстрекаемые империалистами обоих воюющих лагерей, правители Финляндии в конечном итоге спровоцировали вооруженное столкновение между Финляндией и Советским Союзом".
Краткая всемирная история.
АН СССР, Институт истории. М., Наука, 1967 год.
"Большевистскую миссию Красная Армия будет считать выполненной, когда мы будем владеть земным шаром".
Я. Гамарник,
выступление на активе Наркомата обороны,
15 марта 1937 г.

Одной только просьбы о помощи со стороны правительства О. Куусинена для вторжения советских войск в Финляндию было недостаточно. Требовалось подстраховаться и по возможности наглядно продемонстрировать "агрессивные устремления зарвавшихся белофиннов". В качестве дополнительного предлога для нападения со стороны СССР был использован инцидент с артиллерийским обстрелом - "выстрелами в Майнила".

"Вчера, 26 ноября, финская белогвардейщина предприняла новую гнусную провокацию, oбстреляв артиллерийским огнем воинскую часть Красной армии, расположенную в деревне Майнила на Карельском перешейке. В результате погибли один командир и 3 красноармейца, ранены два командира и 6 красноармейцев и младших командиров. Советское правительство требует наказания участников этой акции и расследования майнильского инцидента". - "Правда" 27 ноября 1939 г.

В ноте, представленной наркомом иностранных дел В. Молотовым финскому правительству говорилось, что провокационный обстрел такого рода угрожает основе безопасности Ленинграда и является враждебным актом по отношению к СССР. Советское правительство предлагало в целях предотвращения подобных провокаций отвести все финские войска на расстояние 20-25 км от границы.

Финны отрицали свою причастность к обстрелу и настаивали на совместном расследовании происшествия. По мнению советской стороны, совместная комиссия для расследования была не нужна: разумеется, артиллерия Красной Армии тут не при чем. Переданные в 1989 году Финляндии советские архивные материалы подтвердили, что в инциденте действительно не были повинны Вооруженные силы ни СССР, ни Финляндии. Согласно этим документам, выстрелы в направлении советской территории были сделаны пограничными частями НКВД. Но новейшие исследования выявили совсем удивительные факты. Изучив документы 68-го стрелкового полка 70-й дивизии РККА, который занимал район Майнила в ноябре 1939 года, архивист П.Аптекарь обнаружил указание на обстрел позиций РККА только в журнале боевых действий полка. При этом число погибших и раненых не соответствует тому, что приводилось в правительственных документах.

Журнал боевых действий имеет право вести только начальник штаба полка или его заместитель. В 68-м полку командиры, занимавшие эти должности, трижды сменялись за короткое время. Между тем, все записи сделаны одной рукой. Кроме того, странно, что ни в оперативных сводках 19-го стрелкового корпуса, в который входила 70-я дивизия, ни в оперативных сводках самой дивизии, ни в ежедневных сводках 68-го полка о численности личного состава никаких упоминаний об обстреле или потерях нет...

Так или иначе, несмотря на заявления советского правительства о том, что оно "не намерено раздувать этот возмутительный акт нападения со стороны частей финской армии", 28 ноября СССР объявил разорванным пакт о ненападении. 29 ноября дипломатические отношения Советского Союза с Финляндией были прекращены.

30 ноября 1939 года без объявления войны части Красной Армии пересекли советско-финляндскую границу и начали боевые действия. "Зимняя война" (Talvisota) началась.

1. Начало войны

30 ноября 1939 года без объявления войны части Красной Армии пересекли советско-финляндскую границу и начали боевые действия. "Зимняя война" (Talvisota) началась.

Согласно оперативным планам командования РККА, война с Финляндией должна была продлиться от 7 до 14 дней. К этому сроку советские войска должны были выйти на рубеж Хельсинки-Тампере-Оулу-Кеми, что приводило к захвату до 80% территории Финляндии и ее капитуляции. Реальные события, однако, значительно отличались от этих планов.

В военно-исторической литературе 105 дней Зимней войны обычно подразделяют на три периода:

30 ноября - 26 декабря 1939 г. Первое наступление частей Красной Армии по всей линии фронта. Неудачные попытки штурма линии Маннергейма. Начало контратак финских войск на некоторых участках.

27 декабря 1939 г - 31 января 1940 г. Относительная стабилизация обстановки. Бои местного значения, артиллерийские обстрелы. В северном Приладожье - организация финнами обходных маневров и "котлов".

1 февраля - 13 марта 1940 r. Концентрация ударов Красной Армии на ленинградско-выборгском направлении. Прорыв линии Маннергейма и "ледовый поход". Заключение Московского мирного договора.

По планам оперативного развертывания Сил обороны Финляндии, в случае нападения Советского Союза предусматривалось ведение боевых действий четырьмя группами войск: на Карельском перешейке (командующий группой - генерал-лейтенант X. Эстерман), в Восточной Карелии (командующий - генерал-майор Ю. Хейсканен), в Северной Карелии (командир-полковник П.Ю.Талвела) и в Северной Финляндии (командир - генерал-майор В.Туомпо). Вскоре после начала войны из состава группы "Северная Финляндия" была выделена Отдельная группа "Лапландия" под командованием генерал-майора K.M.Валлениуса,

Соответственно этим планам и принятой периодизации Зимней войны мы и рассмотрим ход боевых действий зимой 1939-40 годов.

2. Первое наступление

Карельский перешеек

30 ноября части Красной Армии в нескольких пунктах пересекли советско-финскую границу. На Карельском пере шейке действовали части 7-й армии под командованием командарма II ранга В.Ф.Яковлева. На этом участке советские войска имели по меньшей мере троекратное превосходство в живой силе, шестикратное - в артиллерии и десятикратное - в авиации. Некоторые источники говорят о соотношении численности войск 11:1 в пользу Красной Армии, но учитывая, что зона линии Маннергейма была участком основной концентрации Сил обороны Финляндии это представляется маловероятным.

С 8 часов утра первого же дня войны, несмотря на плохую погоду, начались налеты советской авиации. Бомбардировкам подверглись столица страны - Хельсинки, небольшой город Миккели, в котором располагалась штаб-квартира К.Маннергейма, городок Антреа, в котором стоял штаб генерала Эстермана - командующего войсками, оборонявшими укрепления линии Маннергейма, и аэродромы базирования истребительной авиации. В этот день из-за плохих метеоусловий финны не решились поднимать в воздух истребители своего 2-го авиаполка (LeR-2), которые должны были защищать воздушное пространство над Карельским перешейком и линией Маннергейма.

На первом этапе войны советские бомбардировщики действовали эскадрильями по 6-12 машин. Помимо укреплений линии Маннергейма, основными целями были города Турку и Тампере и база флота в Ханко.

Первый в истории страны воздушный бой финские истребители приняли 1 декабря, когда погода немного улучшилась. Первая победа ВВС Финляндии записана за лейтенантом Э. Луукканеном, сбившим СБ-2. По финским данным, всего в этот день, 1 декабря, пилоты авиагруппы LLv-24 (LeR-2) сбили десять машин противника. Один финский истребитель был подбит огнем собственных зенитных батарей: взаимодействие наземных и воздушных подразделений системы ПВО Финляндии было недостаточно отлажено.

Всего же за первый месяц боев летчики LeR-2 записали на свой счет тридцать шесть сбитых советских самолетов, причем все победы принадлежали пилотам авиагруппы LLv-24, имевшей на вооружении "Фоккеры" D-XXI-2 голландской постройки, закупленные в 1937 году, и собственные финские лицензионные D-XXI. Большая часть этих самолетов была вооружена четырьмя 7.69-мм пулеметами FN-Browning М-36, и лишь на единичных машинах (возможно - всего на одной, с бортовым номером FR-76) в подкрыльевых гондолах устанавливались шведские 20-мм пушки. Со всей возможной интенсивностью финны использовали и силы своей немногочисленной бомбардировочной авиации. Бомбардировщики Бристоль "Бленхейм" Mk.l 4-го авиаполка (LeR-4) наносили удары по вмерзшим в лед кораблям Балтийского флота и портовым сооружениям, по советским военным базам на территории Эстонии, по скоплениям частей Красной Армии в районе Ленинграда. От бомбардировок самого Ленинграда финны отказались после первых же налетов: система ПВО города и ее основа - 189 зенитный артиллерийский полк, имевший на вооружении зенитные пушки образца 1931 года, были достаточно сильны, чтобы отразить налеты немногочисленных финских "Бленхеймов".

Потери LeR-4 были велики. За месяц боев авиагруппа LLv-44 потеряла почти половину имевшихся в ее составе бомбардировщиков - три из восьми. Оставшиеся пять самолетов были переданы во вторую авиагруппу полка (LLv-46), a LLv-44 была переоснащена закупленными в Великобритании более совершенными машинами - Бристоль "Бленхем" Mk.IV.

Но, конечно, основные боевые действия велись на земле. Как и предполагалось, главной зоной боев стал Карельский перешеек. Атаки советских войск предварялись массированной артиллерийской подготовкой, затем начиналось выдвижение танков и пехоты. Финны признавали, что красноармейцы атаковали с исключительной решительностью, не считаясь с потерями.

Однако, вопреки планам командования Красной Армии, финны смогли сдерживать атаки противника достаточно долго. Лишь к 10-11 декабря части 7-й армии РККА смогли преодолеть передовые позиции и предпольные укрепления финской обороны и вышли к главным позициям линии Маннергейма. Таким образом, вместо запланированного продвижения на 200-250 км, к десятому дню наступления частями Красной Армии было преодолено 50-70 километров.

"...Мы не знали еще, что именно здесь, вот на этом участке нашего пути, начинаются укрепления линии Маннергейма. Ни дотов, ни дзотов, ни железобетонных артиллерийских сооружений, ни землянок, ни траншей - ничего не было видно. Доты гнездились глубоко в земле, торчали над ними сосенки, пеньки, а то и могучие сосны. Ничто не указывало на наличие вражеских укреплений на высоте 65,5. "...Танки быстро проскочили по лощине, прошли через проломы в надолбах, на мгновение спрятались в противотанковом рву, а через минуту были уже на высоте 65,5, не зная, что под ними в земле железобетонные логовища врага. Вскоре на высоту ворвалась и пехота - бойцы 2-го батальона. Наш 1-й батальон занял возвышенность слева от высоты 65,5, 3-й батальон идет в атаку справа. И вот тут-то враг и привел в действие всю систему огневых точек укрепленного района, все пулеметы, минометы, артиллерию." - П. Матюшин, "Бои в Финляндии"

Советские газеты и радио сообщали, что только плохая погода мешает быстрому продвижению частей Красной Армии. Действительно, холодная и снежная зима наступила уже всерьез. Погодные условия были исключительно тяжелы, особенно для наступавших. Вспомним, кстати, что в то время в армиях едва ли не всего мира считалось, что зимой боевые действия вообще вестись не могут. Несколькими годами спустя Вермахт располагал утепленным зимним обмундированием только для 1/5-1/8 личного состава: согласно планам, остальные войска должны были отводиться на зимние квартиры.

Вопреки всем военным теориям. Красная Армия продолжала продвигаться вперед. Только 23 декабря бои на Карельском перешейке закрепились на Выборгском шоссе в районе Сумма, а на приладожской дороге - в районе Тайпале. Советские дивизии уперлись в гранитные и бетонные сооружения линии Маннергейма. Под Сумма по финским позициям было выпущено около 150 тысяч снарядов. В налетах авиации за один только день 17 декабря было сброшено 15 тысяч авиабомб. Но и это не привело к ожидаемым результатам, как не оправдало себя использование тяжелых и средних танков для ведения огня прямой наводкой по амбразурам дотов. Потери были слишком велики. В наступлении на западный опорный участок главной позиции линии Маннергейма, там же под Сумма, была потеряна треть тяжелой танковой бригады - около 50 боевых машин.

Финны держались. Позиционная война на Карельском перешейке стала реальностью.

Карелия

На перешейке между Онежским и Ладожским озерами наступление на финские армейские группы "Восточная Карелия" (IV армейский корпус) и "Северная Карелия" вела 8-я армия под командованием комкора И.Н.Хабарова.

Задачи 8-й армии ставились в зависимости от ситуации, которая могла сложиться на Карельском перешейке. Согласно Плану А, части армии должны были развивать наступление в направлении Сортавала-Тампере. По Плану Б, они могли быть развернуты с севера против укреплений линии Маннергейма, чтобы ударить по ним с тыла.

Два армейских корпуса 8-й армии РККА наступали по нескольким сходящимся направлениям. На участке наступления частей 1-го корпуса 8-й армии (II-я, 18-я, 56-я и 168-я пехотные дивизии) финны имели достаточно сил для сдерживания противника. Командование группы "Восточная Карелия" располагало 8-м, 9-м и 37-м батальонами Корпуса охраны границы, батареями береговой обороны на островах Ладожского озера и 12-й и 13-й пехотными дивизиями IV армейского корпуса (командир - генерал-лейтенант Ю.В.Хегглунд).

Привязанные к дорогам и сильно растянутые колонны советских войск, особенно наступавших по прибрежным дорогам 11-й и 168-й дивизий. подвергались постоянным атакам финских частей охранения, подвижных лыжных отрядов и фланговым обстрелам полевых и береговых батарей. Только к 15 декабря части 1-го корпуса и наступавшая в пределах линии обороны группы "Восточная Карелия" 56-я дивизия 2-го корпуса РККА достигли передовых оборонительных позиций финнов. Эти позиции прикрывали город и железнодорожную станцию Суситамо и расположенный несколькими километрами западнее оборонительный рубеж Янисйоки, перекрывавший проход между Ладогой и озером Янисярви.

Преодолеть передовые позиции финнов советским дивизиям было уже не под силу. К середине декабря бои в районе северного побережья Ладожского озера приняли позиционный характер.

Намного сложнее для финнов была ситуация в Северной Карелии. Здесь частям наступавшего 2-го корпуса 8-й армии (75-й, 139-й и 156-й дивизиям) противостояли лишь 10-й и 11-й батальоны финского Корпуса охраны границы, усиленные батареями 5-см полевых орудий. Каждая финская батарея имела 5-7 подготовленных огневых позиций, которые часто менялись. Помимо обычной для финнов великолепной маскировки позиций, особые сложности для советских войск создавало то, что бои велись в лесистой местности с крайне ограниченным обзором. Артиллерийские наблюдатели часто не могли засечь разрывы собст венных снарядов, чтобы корректировать огонь своих батарей. Традиционные методы ведения артиллерийской разведки были недостаточны. Приходилось "на ходу" изобретать новые способы.

"В штабе группы по осколкам [финских] снарядов устанавливали систему орудия, а по справочникам - его баллистические данные. По борозде брали направление на батарею и в дальнейшем по карте определяли примерный район ее огневой позиции, к которому и приковывалось внимание органов звуковой разведки. Сопоставление полученных данных, взаимная проверка их различными разведывательными органами с последующим внимательным изучением, нанесение на карту предполагаемых огневых позиций вражеских батарей, - все это позволяло нам в конце концов устанавливать систему огневых позиций противника." - Бакаев, "Бои в Финляндии".

Основные силы 2-го корпуса РККА вели наступление по двум дорогам, удаленным друг от друга примерно на 75 км. Финские пограничники пытались сдерживать продвижение советских войск, но сил, конечно, не хватало. Тем не менее, все гражданское население успевали эвакуировать вглубь территории страны - в зоне боев мирных жителей не оставалось.

"...Нигде я не видел следов поспешного бегства противника, брошенной боевой техники, снарядов, трупов. Чистенькие финские деревушки были абсолютно пусты - и только во дворах белели аккуратно сложенные поленницы заготовленных на зиму дров, а на окошках домиков висели дешевые бумажные занавески. В деревнях не оставалось не только людей, но даже какой-нибудь живности. Лишь случайно, заглянув однажды в печь, я с трудом извлек оттуда одичавшего котенка". - Д. Карпович.

Часто финны старались при отступлении уничтожить немногочисленные деревушки и хутора, чтобы лишить противника укрытий от холода. Это, действительно, создавало огромные трудности для наступавших: зима была уже в разгаре, морозы становились все крепче. Отдых и питание бойцов, техническое обслуживание и ремонт техники должны были организовываться практически "под открытым небом" или в палатках.

Особые сложности были с медицинской помощью раненным и обмороженным, которых становилось все больше. "Утепление" госпитальной палатки внутренним пологом - процедура чисто символическая. Этот полог в какой-то мере предохраняет от конденсата влаги, но не от мороза. В операционных палатках, придвинув перевязочные столы как можно ближе к печкам, короткое время удавалось поддерживать температуру на 15-20 градусов выше, чем за брезентовой стенкой. А морозы "на улице" уже в декабре доходили до -35°С... И все же даже в таких условиях части Красной Армии продолжали наступление.

Учитывая тяжелое положение группы "Северная Карелия", финское командование приняло решение усилить ее 16-м пехотным полком, тремя отдельными батальонами и дивизионом артиллерии. Однако этим частям требовалось время, чтобы достичь места боев: они должны были выдвинуться из глубины обороны, преодолев расстояние примерно в 200 километров.

К 10 декабря советские дивизии в Северной Карелии продвинулись вглубь территории Финляндии примерно на 75 км. Но к 12 декабря финны накопили уже достаточно сил для окружения 139-й пехотной дивизии РККА, а через несколько дней - и для мощных атак на подходящую ей на помощь 75-ю дивизию.

К концу декабря активные действия сторон в Северном Приладожье практически прекратились. Обе стороны исчерпали свои силы. Финны потеряли 21% личного состава группы "Северная Карелия". Потери 2-го корпуса 8-й армии РККА достигли почти 4000 убитых и 60 танков. Почти полностью была уничтожена 75-я пехотная дивизия. В плен попало около 600 бойцов; несколько советских танков, 18 полевых орудий и 21 противотанковая пушка достались финнам в качестве трофеев. Практически до конца войны части 139-й дивизии РККА оставались блокированными финскими войсками. Финские офицеры докладывали:

"(Русские части] были окружены полностью, но сдаваться отказывались. Мы тоже не атаковали. Зачем? Было ясно, что в конце концов они капитулируют. У них и так оставалось слишком мало живых, и каждую ночь их число сокращалось от морозов."

Помимо военных неудач, командование 8-й армии уже вскоре после начала войны остро почувствовало сложности с материальным и боевым обеспечением войск. Малое число и недостаточная пропускная способность дорог не позволяли наладить необходимое снабжение частей. Для исправления ситуации в декабре 1939 года началось строительство железнодорожной ветки от Петрозаводска. Это требовало уже государственного вмешательства и контроля. На строительство железной дороги были мобилизованы местные рабочие. Стройка велась без перерывов в самые жестокие морозы зимы 1939-40 годов, но ветка была сдана в эксплуатацию только в апреле 1940 года, когда "финская война" уже закончилась.

Северная Финляндия

Финское командование не ожидало, что советские войска смогут начать наступление в малонаселенных районах значительно севернее Ладожского озера. Группа "Северная Финляндия" прикрывала почти 800-километровый участок фронта. Против нее на направлении Суомуссалми-Оулу действовала 9-я армия комкора М.П.Духанова, войска которой должны были перерезать территорию Финляндии в самом узком месте - в "талии" страны и выйти к Ботническому заливу.

Между тем, и на этом участке фронта части 9-й армии РККА начали активное продвижение на нескольких направлениях. Здесь советские войска применили иную тактику. Вместо наступления одной колонной, действовавшая на южном крыле наступавших 54-я пехотная дивизия РККА продвигалась пятью группами, использовавшими пригодные для передвижения дороги-зимники. Главные силы сосредотачивались на труднейшем направлении, чтобы обеспечить эффект внезапности.

Эта тактика привела финнов в замешательство. В районе Кухмо ситуация становилась угрожающей. Из-под Оулу в Кухмо был спешно передислоцирован 25-й пехотный полк 9-й пехотной дивизии Сил обороны Финляндии. Только к 18 декабря финнам силами 13-го, 25-го, 27-го и 65-го пехотных полков удалось остановить продвижение частей 54-й дивизии РККА, а затем и начать контратаки. К концу месяца основные силы 54-й дивизии были блокированы, а подразделениям финского 27-го полка удалось выйти на рубеж финляндско-советской границы и закрепиться там.

Севернее Кухмо в направлении Суомуссалми двумя колоннами наступали части 47-го корпуса РККА: 163-я и 44-я пехотные дивизии, пехотный полк и 21-я танковая бригада. Им противостоял только 15-й батальон Корпуса охраны границы. Финским пограничникам удавалось несколько сбивать темп наступления противника, но силы были слишком неравны. При явном несоответствии сил финнам приходилось во многом полагаться на великолепную выучку своих бойцов. Упорство, отвага и стойкость финских солдат полностью проявились уже в первые дни войны. Необходимо отметить и еще одну характерную черту финнов - выраженный индивидуализм. Как писали финны о своих солдатах - для них сложнее биться в большом сражении рядом со своими однополчанами, чем в одиночку отражать атаки многочисленных врагов. Финские офицеры и генералы, которые понимали и учитывали эти качества своих подчиненных, добивались наибольших успехов в боях.

Большое психологическое воздействие на противника оказывали активные действия финских снайперов. По воспоминаниям участников "финской войны", на первых ее этапах "снайперобоязнь" была серьезным моральным фактором, снижавшим боеспособность советских войск.

"...Замечаем: пули ложатся вокруг нас. Откуда они? Вдруг падает пулеметчик. Спрашиваем:

- Куда ранен? - В затылок, - отвечает наклонившийся к нему товарищ.

Значит, стреляют с тыла. Начинаем осматривать деревья. Ветви густые, завалены снегом. Замечаю, что ветви одной из елей чуть-чуть колышутся. Всматриваюсь через прицел снайперской винтовки и вижу: "люлька", а на ней ноги в пьексах. Стреляю. С дерева падает человек. Подбегаем: белофинн с автоматом.

Осматриваем другие деревья; на некоторых замечаем тоненькие полоски - круговые срезы коры, вглядываемся - на каждом из таких деревьев устроены "люльки", но людей нет, очевидно, эти деревья подготовлены "про запас".

...В первые минуты мы думали, что сбитые нами белофинны - случайные люди, отрезанные от своих и спрятавшиеся на деревьях, чтобы вредить в наших тылах. Тогда мы еще не знали, что подобный способ войны - система, которую враг станет применять по всему фронту." - И. Кулыпин, "Бои в Финляндии"

Этот рассказ очень характерен. Вот только неизвестно, насколько слухи о "кукушках" - финских снайперах-одиночках, остававшихся в тылу наступавших советских войск и ведших охоту за красноармейцами с деревьев - были реальны.

Как писал О.Маннинен, у самих финнов "рассказы о "кукушках" вызывали удивление. Никто не встречал таких ветеранов [Зимней войны], которые вспоминали бы о том, как они лазили по деревьям. Финский солдат был... неизменным индивидуалистом. Он, естественно, использовал разнообразие ландшафта, но кажется маловероятным, чтобы солдата могли заставить залезть на дерево, ибо у него всегда должна была быть возможность отступать. Спуск с дерева потребовал бы слишком много времени".

По мнению финских историков, "финские кукушки" существовали в основном... в советских официальных армейских документах и инструкциях, а уже оттуда "перелетели" на страницы газет и книг. Дело в том, что предостережения относительно "кукушек" в советских военных инструкциях появились еще в октябре 1939 года, до вторжения Красной Армии в Финляндию. Возможно, на мысль о размещении финских снайперов на деревьях красных командиров наводили наблюдательные пункты финских пограничников, иногда располагавшиеся на деревьях. Так или иначе, но "финскую "кукушку", которая действительно сидела бы на дереве, пока еще никто не встречал", - подчеркивают сами финны. Это, однако, ничуть не умаляет действительной активности и самоотверженности финских стрелков, их умения использовать своеобразный рельеф своей лесной и холмистой страны для защиты от врага.

Но, конечно, не снайперы-одиночки решали судьбу сражений. Под Суомуссалми необходимо было перебросить подкрепления. Для этого была предназначена 9-я пехотная дивизия финской армии. Поскольку два ее полка (25-й и 26-й) были переданы соединениям, защищавшим Кухмо и Виипури (Выборг), силы дивизии были существенно ослаблены. По фамилии командира части - подполковника X.Ф.Сииласвуо - это соединение чаще называли "бригадой Сииласвуо". Бригада перебрасывалась по железной дороге, но из-за железнодорожной катастрофы часть пути пришлось преодолеть пешком. Это задержало прибытие финских подкреплений на два дня. В результате бригада Сииласвуо прибыла на место только 7 декабря. Согласно плану X.Сииласвуо, финские части должны были отрезать 163-ю дивизию РККА от основных сил корпуса и уничтожить ее. Затем, используя тактику лыжных боев, следовало разделять на части, окружать и уничтожать остальные силы 47-го корпуса РККА. Такая тактика боев получила в финской армии название тактики котлов (motti).

Операция под Суомуссалми была проведена 11-28 декабря. Отвлекающая группа отрезала противнику пути продвижения на запад. Бои шли с исключительной ожесточенностью, вплоть до рукопашных схваток. Против советских танков финны применяли гранаты и бутылки с зажигательной смесью. Именно в этих боях показали свое преимущество финские пистолеты-пулеметы, которых были лишены советские войска.

14 декабря заградительная группа, приняв бой на два фронта, блокировала дорогу Суомуссалми-Раата. Тяжелые бои шли в самом Суомуссалми. Советская авиация наносила штурмовые удары. Тем не менее, финнам удалось удержаться и остановить силы 44-й дивизии РККА. После тринадцати дней непрерывных боев финские войска заставили красноармейцев отступить. К 28 декабря остатки практически разгромленной 163-й дивизии вышли из окружения. На первом этапе битвы под Суомуссалми финны захватили 13 танков, 27 орудий, 150 автомобилей, 500 обозных повозок и около 1100 лошадей.

На правом фланге 9-й армии РККА действовала 122-я стрелковая дивизия. Противостоявшие ей финские части - батальон Корпуса охраны границы и подразделения шюцкора - не могли сдержать наступления противника. 9 декабря финские отряды покинули поселок Салла. Части 122-й дивизии продолжили наступление двумя колоннами, пытаясь достичь железнодорожной станции Кемиярви, однако это им не удалось.

Лапландия

На самом северном участке фронта, в районах Кольского полуострова и полуострова Рыбачий, против сил группы "Северная Финляндия" действовала 52-я пехотная дивизия 9-й армии РККА, усиленная танковой бригадой. Кроме того, корабли Северного Флота и две пехотных дивизии 14-й армии РККА (командующий - комкор В.А.Фролов) были выделены для охраны мурманского побережья от возможных десантов.

Здесь, на Крайнем Севере, финны располагали двумя ротами Корпуса охраны границы и местным отрядом Корпуса охраны (шюцкора), усиленными артиллерийской батареей. Преимуществом этих частей перед противником было только прекрасное знание местности и условий жизни в тундре: большинство личного состава финских войск в Лапландии составляли либо местные жители - саамы, либо финны и шведы, долгое время жившие в Заполярье. Дать серьезный отпор усиленной дивизии эти три-четыре сотни человек, конечно, не могли.

2 декабря советские войска заняли порт Петсамо и начали продвигаться в юго-западном направлении, к железнорудному бассейну Колосйоки.

13 декабря Главный штаб Сил обороны Фин- ляндии принял решение о формировании из дислоци- рованных в Заполярье частей группы войск "Северная Финляндия" Отдельной группы "Лапландия". Группа "Лапландия" усиливалась двумя батальонами пехоты. Кроме того, из местных жителей (преимущественно саамов) формировался маршевый пехотный батальон численностью около 400 человек. Кстати, нужно ска зать, что даже в тяжелейших условиях тундры финны смогли эвакуировать свое мирное население из зоны боев. Они ухитрились даже перегнать в Швецию стада домашних оленей - по некоторым данным, около 200 тысяч животных. 17 декабря, перед приходом советских войск, были разрушены и взорваны рудники в районе Никеля.

Командовавший Отдельной группой генерал-майор К.М. Валлениус избрал единственно разумную в тех условиях и при таком соотношении сил тактику ведения подвижных "лыжных боев" (sissisota). Растянутая почти на 20 км колонна 52-й дивизии постоянно атаковалась с флангов и тыла, финны устраивали многочисленные засады на пути продвижения частей противника.

Погодные условия были чудовищно тяжелы, Началась полярная ночь. Температура опустилась до - 50°С. Достигнув рубежа поселка Наутси, советские войска вынуждены были повернуть на север, отступить к озеру Корнеттийоки и закрепиться на этом рубеже. Вряд ли будет правильно сказать, что и на этом участке фронта началась позиционная война: отряды лыжников как с той, так и с другой стороны постоянно были в движении. Однако передвижение больших контингентов войск приостановилось и на Крайнем Севере. "Зимняя война" перешла в другую фазу.

3. Период стабилизации

Карельский перешеек

Командованию РККА становилось ясно, что силами войск одного Ленинградского Военного Округа поставленной задачи не решить. Кроме того, следовало менять тактику.

7 января 1940 года была проведена структурная реорганизация сил. Действовавшие на советско-финляндском фронте части РККА были приданы Северо-Западному фронту (командующий - командарм 1 ранга С.К.Тимошенко) и Северному фронту (командующий - командарм II ранга Г.М.Штерн). Решено было сконцентрировать основные силы на Карельском перешейке. На этом участке фронта советские войска могли надежно закрепиться на достигнутом рубеже - только здесь в их тылу не оставалось отрядов противника. Близость и надежность связи с мощной тыловой базой, Ленинградом, наличие хороших дорог создавали условия для удовлетворительного снабжения войск. Только в районе перешейка Красная Армия могла скрытно от противника подвести резервы и сосредоточить ударные группировки. Все это создавало условия для подготовки последующего наступления крупными силами танков и пехоты при поддержке артиллерии и авиации.

Изменения произошли и в подготовке и оснащении советских войск. Прежде всего, были увеличены нормы снабжения боевых частей продовольствием - необходимая мера в условиях зимних боев. Бойцы стали снабжаться концентратами, что повысило автономность подразделений. В частях начали сооружать теплые землянки, обогревательные пункты. Значительно больше внимания стало уделяться лыжной подготовке красноармейцев. Впервые в РККА были созданы специальные лыжные подразделения. Для их усиления и самостоятельных действий (чаще всего для разведки и организации подвижных заслонов) начали применяться аэросанные отряды. Для эвакуации раненых с поля боя начали использоваться санитарные волокуши по типу саамских нарт-кережек, похожих на маленькие лодки.

Финны широко применяли минирование дорог. Это приводило к большим потерям советских войск. С начала 1940 года саперные части РККА начали получать техническую новинку - миноискатели, что значительно облегчило поиск мин и их обезвреживание.

Огромные потери личного состава при сближении с противником вызывали необходимость разработки средств групповой и индивидуальной защиты. Для пехоты были изготовлены стальные щитки на полозьях для защиты от пуль при сближении с противником. Использовались щитки разных размеров - как для индивидуальной защиты, так и большие, рассчитанные на укрытие целого отделения. По некоторым данным, в войсках испытывали в боевых условиях стальные противопульные кирасы.

Чтобы повысить темп наступления пехоты и улучшить ее взаимодействие с танками, в войсках начали отрабатывать тактику танковых десантов и использования бронесаней, вмещавших 10-15 бойцов, которые передвигались на буксире у наступающих танков.

Большие потери средних танков, использовавшихся для борьбы с дотами противника, вызвали необходимость усиления бронирования боевых машин. Это привело, в частности, к созданию модифицированной модели танка Т-28 с усиленной экранами броней - Т-28Э. Толщина лобовой брони корпуса возросла с 30 до 80 мм, бортов и кормы корпуса - с 20 до 40 мм. Бронирование башен танка увеличилось с 20 до 50 мм.

Для защиты легких и средних танков от попадания гранат и бутылок с горючей смесью на уязвимые поверхности (верх моторного отделения, воздухозаборник и.т.п.) начали использовать дополнительные легкие металлические покрытия поверх основной брони.

Однако вместе с тем командование РККА продолжало повторять некоторые свои ошибки, приводившие к неоправданно большим потерям. Например, считая авиацию ПВО финнов слишком слабым противником, бомбардировщики часто применялась без истребительного прикрытия. Командование же финских ВВС, учитывая явное преимущество советских И-15, И-15 бис и И-16 над своими основными "рабочими лошадками" "фоккерами", - вообще запретило пилотам этих машин вступать в бои с истребительной авиацией противника. Летчикам LLv-24, действовавшего в небе над Карельским перешейком, было приказано сосредоточиться на борьбе с советскими самолетами-разведчиками и в основном - бомбардировщиками. 6 января произошел воздушный бой, в котором финским летчикам удалось одержать свою самую впечатляющую победу. Пара истребителей Фоккер D-XXI (пилоты - капитан И.Сарванто и капитан П.Э.Совелиус) сбила семь советских бомбардировщиков ДБ-З. Советские самолеты шли без истребительного прикрытия (по данным некоторых западных историков, они вообще не несли никакого вооружения, кроме бомбового).

Но эти единичные успехи финнов не могли, конечно, привести к коренному изменению ситуации. Массированные налеты советских бомбардировщиков продолжались: 1 января 1940 года, например, позиции линии Маннергейма бомбили около 300 советских СБ и ТБ. 30 января советские ВВС совершили 1400 самолето-вылетов.

На Карельский перешеек перебрасывались войска семи военных округов - в общей сложности, по-видимому, 23 дивизии (разные источники приводят различные данные - 21, 23 и 25 дивизий). Таким образом, на 140-километровом участке фронта на перешейке численность советских войск удвоилась по сравнению с силами на момент начала войны.

Финское командование предполагало, что наиболее вероятно наступление противника на направлении Сумма-Виипури. Группа войск на Карельском перешейке была усилена 21-й и 23-й пехотными дивизиями стратегического резерва, расположенными на 50-и 150-километровой глубине за укреплениями линии Маннергейма. Авиация основного финского бомбардировочного соединения - 4-го авиаполка (LeR-4) - продолжала действия против скоплений советских войск. За все время боев Зимней войны полк совершил 423 боевых вылета и сбросил 113 тонн бомб. Это не могло, конечно, сравниться с интенсивностью боевой работы советских бомбардировщиков. Кроме того, финнам пришлось перейти только к ночным вылетам - слишком силен был противник. Советские истребители не давали возможности действовать днем. В ходе Зимней войны полк потерял 18 машин.

До конца января советская артиллерия продолжала яростные обстрелы финских укреплений. Все указывало на то, что командование Красной Армии рассчитывает добиться решительного успеха на этом участке фронта до наступления весенней распутицы.

Карелия

Наряду с усилением группировки на Карельском перешейке, командование Северо-Западного фронта стремилось увеличить силы РККА и на других участках. В Приладожскую Карелию были дополнительно переброшены 13 дивизий, прибывших из различных военных округов. Эти перемещения войск были исключительно сложны из-за практического отсутствия дорог, ведущих на запад от колеи Мурманской железной дороги. По двум дорогам (сливающимся в одну у поселка Койвинойя) вдоль северного берега Ладожского озера прошло пять дивизий, по трем шоссейным дорогам от Петрозаводска - шесть. Чтобы понять, что это означало на практике, приведу нормативы ежедневных потребностей германской дивизии начала II Мировой войны: 54 тонны продуктов и горючего для кухонь, 53 тонны корма для лошадей, 21 тонна горючего и масел, 10 тонн грузов для артиллерии, 12 тонн грузов другого назначения. Заметим, что здесь не указаны объемы перевозок боеприпасов и амуниции личного состава.

Данных по потребностям дивизии РККА у меня нет, но учитывая, что численность их личного состава и техническое оснащение (танки, бронемашины, в некоторых случаях - автомобили) в 1939-40 годах превышали соответствующие показатели дивизий Вермахта, приведенные цифры можно увеличить по крайней мере на 5%. Сама по себе переброска за столь короткий срок такого гигантского количества людей, техники и грузов всего по нескольким дорогам - незаурядное достижение. Между тем, это было жизненно необходимо: советские части в северном Приладожье оставались блокированными финскими войсками. Два батальона шюцкора из состава IV армейского корпуса финской армии продолжали удерживать позиции Янисйоки, препятствуя продвижению советских войск к западу. Основные силы финнов ударами с севера перерезали в нескольких местах дороги, ведущие вдоль берега Ладоги. В "котлы" попали 18-я и 168-я стрелковые дивизии и 34-я танковая бригада РККА. Подошедшие подкрепления (11-я, 60-я и 78-я дивизии) не смогли исправить положения. Части 72-й дивизии попытались подойти к окруженным частям южнее, по льду Ладожского озера, но были отражены силами финского опорного артиллерийского пункта Мантсинсаари.

Позиционные бои продолжались и на левом фланге финской группы "Восточная Карелия". В ротах финской 12-й пехотной дивизии оставалось по 40-60 солдат, в батальонах - по 200-300. Тяжелые потери несли обе стороны, но советские войска начали получать подкрепления. Подошли части 128-й и 164-й дивизий. Несмотря на сорокаградусные морозы, активизировалась советская авиация. Тем не менее, существенных успехов советским дивизиям достичь не удалось.

Северная Финляндия

В январе 1940, несмотря на тридцатипятиградусные морозы и глубину снежного покрова до 120 см, сражение под Суомуссалми продолжалось. Погодные условия были особенно тяжелы для бойцов 44-й дивизии РККА, переброшенной с Украины.

Четыре боевых группы корпуса Сииласвуо (частей финской 9-й пехотной дивизии), обойдя с юга части 44-й дивизии и приданной ей 21-й танковой бригады, фланговыми ударами разделили их на несколько групп. Были атакованы также опорные пункты, созданные советскими войсками на дороге Раата-Суомуссалми. К 8 января советские войска на этом участке были разбиты.

"Паника окруженных все росла, у противника не было совместных организованных действий, каждый пытался действовать самостоятельно, чтобы спасти свою жизнь... В полдень 7 января противник начал сдаваться, голодные и замерзшие люди выходили из землянок... Немыслимо большое количество военных материалов, о которых наши части не могли и мечтать даже во сне. Досталось все вполне новое, пушки еще блестели". - X. Сииласвуо

Под Суомуссалми Красная Армия понесла тяжелейшие потери. Погибло около 18 тысяч солдат, 1300 попали в плен. Было потеряно 131 орудие, 43 танка, 16 мобильных счетверенных зенитных пулеметных установок, 280 автомобилей. Финские потери составили 30% кадрового состава корпуса: 900 убитых, 1770 раненых, 30 пленных. И все же боеспособные части 9-й дивизии были тут же развернуты к югу, против советской 54-й стрелковой дивизии, остановленной в конце декабря в районе Кухмо.

На новом направлении командир финского корпуса X.Ф.Сииласвуо, который к этому времени уже получил звание генерал-майора, теоретически имел некоторое превосходство над противником в живой силе: 11 батальонов против 9. Но поскольку батальоны финской армии были меньше советских по штатной численности, а корпус был только что выведен из тяжелых боев, это превосходство было незначительным. К тому же 114 советским танкам и бронемашинам и 84 орудиям корпус мог противопоставить лишь 18 своих пушек.

При таком соотношении сил финны могли делать ставку только на подвижность своих соединений и относительную скованность частей противника, привязанных к дорогам. В глубоком снегу танки теряли значительную часть своих преимуществ - фактически, они превращались в мобильные бронированные орудия (кстати, именно так их зачастую и использовали). Нужно учитывать, что у советских танков тридцатых годов еще не было широких гусениц, как у более поздних образцов: например, у основного среднего танка Т-28 ширина трака была 380 мм - лишь на 20 мм больше, чем у немецких PzKpfw. III и IV.

29 января в финны нанесли удары с обоих флангов по силам 54-й стрелковой дивизии. В течение двух дней они отрезали противника от границы и затем продолжали атаковать окруженные советские части.

Под Салла 122-я пехотная дивизия РККА смогла избежать окружения, но продолжала вести тяжелые бои с лыжными отрядами противника. Однако, хотя операции вдоль восточной границы были удачными, они постепенно поглотили все основные резервы Главной ставки Сил обороны Финляндии. Для борьбы с великой державой у страны не хватало солдат.

Лапландия

На Крайнем Севере финны продолжали вести бои силами подвижных лыжных отрядов. Советская 52-я дивизия перешла к обороне, но оказалась в невыгодной ситуации: слишком растянутые пути сообщения с главными силами подвергались постоянным налетам финских лыжников. В этих нападениях и засадах дивизия теряла не только красноармейцев отрядов охранения, связистов, водителей, но и высших командиров. В январе 1940 года в одной из финских засад погиб командир танковой бригады 14-й армии. Кроме того, финские патрули постоянно угрожали движению поездов по Мурманской железной дороге.

Ситуация стала настолько серьезной, что советское командование решило перевести на этот участок фронта 104-ю пехотную дивизию, ранее обеспечивавшую охрану побережья Кольского полуострова. Таким образом, четыре финских батальона группы "Лапландия" сдерживали силы двух советских дивизий, танковой бригады и полка пограничников. Подчеркнем, что на этом участке фронта финны к тому же почти не имели авиации. Только 11 января в Финляндию прибыла шведская авиафлотилия (Flygflottily F-19) под командованием майора У. Бекхаммара, которая была дислоцирована в Лапландии. Командир флотилии рассредоточил силы по нескольким зимним аэродромам на льду замерзших озер. Бомбардировщики Хоукер "Харт" В-4А действовали практически только в ночное время: световой день заполярной зимой слишком короток, да и "Гладиаторы" флотилии не могли обеспечить достаточной защиты от советских истребителей.

Тем не менее, попытки частей Красной Армии добиться каких-либо успехов в Заполярье успеха не имели. После неудачной попытки штурма поселка Наутси фронт на Крайнем Севере стабилизировался до конца войны.

4. "Ворошиловское" наступление

Карельский перешеек

После неудачного начала войны РККА понадобилось больше месяца, чтобы реорганизовать войска и подготовить новые наступательные операции. Последовавшие в феврале штурмы линии Маннергейма получили название "ворошиловских наступлений".

С самого начала войны в боях участвовали части разных военных округов СССР. Но к концу зимы 1940 года на Карельский перешеек перебрасывались воинские части уже чуть ли не со всего Союза - с Севера, Поволжья, Урала, из Москвы, с Украины (из Киева, Житомира, Бердичева). Только в численности войск превосходство РККА над финской армией на Карельском перешейке достигло как минимум 6:1.

С начала февраля советские наступательные операции стали разворачиваться в направлении на Сумма. 1 февраля на Сумма был проведен воздушный налет, в котором участвовало около ста советских бомбардировщиков. На некоторых участках было сброшено до 100 тонн бомб на квадратный километр. Такие налеты приводили к тому, что даже в уцелевших финских дотах приходилось сменять гарнизоны: солдаты теряли слух и зрение, сходили с ума.

Артиллерия РККА выпустила почти 90 тысяч снарядов. В тыл финских войск был выброшен парашютный десант - по-видимому, один из первых боевых десантов советских ВДВ. Танки и пехота РККА были брошены на укрепления линии Маннергейма. Сражение продолжалось до темноты. Потеряв 20 танков и понеся большие потери, советские части были вынуждены отступить. Не принесли успеха и атаки, предпринятые на следующий день.

Но это было только прелюдией. Штурм, получивший название первого февральского (или первого ворошиловского) наступления, начался через три дня - 5 февраля.

С 7 часов утра на передовые позиции финской 7-й дивизии обрушился ураганный шквал артиллерийского огня. Канонада была слышна в городе Миккели - штаб-квартире К. Маннергейма, за 150 км от поля боя. Как сообщают финские источники, только в одном батальонном районе обороны было зарегистрировано около 20 тысяч разрывов снарядов. На прямую наводку выводились 203-мм гаубицы артиллерии РГК (согласно уставам РККА. такие орудия должны были находиться на удалении 6-8 км от линии фронта!). Противотанковые препятствия были полностью уничтожены.

В 14.30 три советских стрелковых дивизии при поддержке ста танков ударили по главным позициям обороны финнов. Финские войска смогли отбить наступление противника, но первые разрывы в обороне линии Маннергейма уже появились. Финское командование было вынуждено уже в первый день сражения привести в боевой порядок свой стратегический резерв - 21-ю и 23-ю дивизии.

6 февраля атаки продолжались. После длительных артподготовок в атаку шли танки, тащившие на буксире блиндированные сани с пехотой. Город Сумма был полностью уничтожен огнем тяжелой артиллерии и авиации. В авианалетах этого дня участвовало 250 советских бомбардировщиков. Бороться с этими армадами финская система ПВО уже фактически не могла. По финским данным, в ходе всей войны огнем зенитной артиллерии было сбито 330 советских самолетов - почти столько же, сколько действовало в один только день штурма.

Только ценой ввода в бой тактических резервов финское командование смогло спасти положение. Советские войска отошли на исходный рубеж, оставив на поле 20 танков. Сражения первого ворошиловского наступления на Карельском перешейке утихли только 7 февраля. Но и в последующие дни продолжались артиллерийские обстрелы финских позиций. 9 февраля был проведен мощный артобстрел по площадям в четырех километрах севернее Сумма - в районе Ляхде. На следующий день красноармейские части попытались занять образовавшийся пояс воронок, используя его как окопы, но были отбиты финнами.

Генеральное наступление ("второе ворошиловское") на Карельском перешейке было начато 11 февраля. На вспомогательных направлениях действовали группы "Центр" (правый фланг 7-й армии между оз. Вуокси и оз. Муолаа; 6 пехотных дивизий, 200 танков, 430 орудий) и "Восток" (по фронту 13-й армии между оз. Вуокси и Ладогой; 5 стрелковых дивизий, 3 роты аэросаней, 238 танков, 500 орудий). Эти войска сковали финские силы в центре своих позиций и на правом фланге, но прорвать оборону противника так и не смогли.

Направление главного удара было нацелено все на тот же тридцатикилометровый участок линии Маннергейма на левом фланге советских войск между оз. Муолаа и Финским заливом с центром в районе Сумма и Ляхде, где шли основные бои в начале месяца. Для действий в составе группы "Запад" из сил 7-й армии было выделено 9 пехотных дивизий, пять танковых бригад, одна стрелково-пулеметная бригада - всего 650 танков и столько же орудий. Поддержку обеспечивали десять артиллерийских полков.

Советские источники свидетельствуют, что из-за плохой погоды авиация в первый день наступления не применялась. Однако это было редким исключением: только в период подготовки к февральским наступлениям советская авиация произвела 7532 боевых вылетов (бомбардировщики - 4087, истребители - 3445).

11 февраля 1940 года на направлении главного удара советских войск группа сковывания противника - четыре дивизии группы "Запад" со 136 танками при поддержке 216 орудий - начала локальные атаки финской обороны на всем протяжении фронта главного удара. В следовавшую за ней штурмовую группу входили 123-я стрелковая дивизия, танковая бригада, батальон огнеметных танков и два артиллерийских полка. Командовал группой комбриг Ф.Ф.Алабушев

Эти силы начали штурм укреплений линии Маннергейма на четырехкилометровом участке Ляхде-Сумма. На левом фланге 123-й дивизии находилось незамерзающее болото Мунасуо, сужавшее фронт наступления ее основных сил примерно до трех километров. Удар штурмовой группы обрушился на 3-ю пехотную дивизию Сил обороны Финляндии. С 8.30 II февраля началась артиллерийская подготовка. 360 тяжелых орудий артиллерийских полков РГК (в среднем 90 орудий на километр фронта) обрушили снаряды на финские позиции. После почти трехчасового артобстрела за огневым валом четырьмя эшелонами двинулись силы штурмовой группы.

В первой линии атакующих шли 34 огнеметных танка. Огнеметы, которыми были вооружены танки ОТ-26, выбрасывали горючую смесь на расстояние до 70 м. За ними двигались 50 танков с десантом в буксируемых бронированных санях. Третий эшелон составляли два полка пехоты. Каждое отделение красноармейцев продвигалось, прикрываясь поставленными на полозья стальными щитами. Наконец, в четвертом эшелоне находился еще один пехотный полк со щитами на полозьях для защиты личного состава. В своем распоряжении штурмовая группа имела 118 танков и 144 орудия.

Мощнейшая артподготовка подавила часть финских дотов. Интенсивность и плотность обстрела при артподготовке и создании огневого вала прикрытия были таковы, что советские танки и бронесани были вынуждены снизить темп движения: настолько снег и земля были перепаханы разрывами тяжелых снарядов.

Уже через полчаса после начала наступления передовые части 123-й дивизии захватили центральный дот на высоте 65,5 - важнейшем опорном пункте финской обороны. Через болота на фланге основных штурмовых сил отдельными группами начала подходить советская пехота. К полудню оборонявшаяся 3-я дивизия вынуждена была ввести в бой все свои резервы, а позже бросить на критический участок сводные отряды, составленные из нестроевых тыловых и штабных частей. В районе Ляхде образовался разрыв в финской обороне, который был спешно прикрыт батальоном из резервов 2-го финского армейского корпуса.

К концу дня было уничтожено семь дзотов высоты 65,5. Мощный огонь финских орудий и пулеметов из уцелевших укреплений затормозил продвижение 123-й дивизии, однако попытки финских контратак были безуспешными. Несмотря на потерю 70 танков (как указывают финские источники, только на 200-метровом участке наиболее тяжелых боев было подбито 50 танков), штурмовые части продолжали развивать наступление.

За четыре дня наступающие войска смогли прорвать главную полосу линии Маннергейма на четырехкилометровом фронте и углубиться в расположение финнов на 5-6 километров. В пробитую штурмовой группой брешь были двинуты три стрелковых дивизии 19-го корпуса - 24-я, 90-я и 123-я. Для усиления штурмовой группы и развития наступления на первых его этапах, в 7-й и 13-й армиях РККА были созданы подвижные группы. Основа подвижной группы - танковая бригада - усиливалась стрелковыми батальонами и саперными частями, которые использовались в качестве танковых десантов.

15 февраля подвижная группа под командованием полковника В.И.Баранова захватила поселок Ляхде, а не следующий день - железнодорожную станцию Кямяря примерно в 20 километрах от Выборга.

В этот же день подвижная группа комбрига Б.Г.Вершинина овладела станцией Лейпясуо.

Финское командование приняло решение ввести в сражение свои стратегические резервы - 21-ю и 23-ю пехотные дивизии. Однако выдвижение их из оперативных тылов оказалось сложным делом: советская бомбардировочная авиация непрерывно наносила удары по железным дорогам в финском тылу. Доставка дивизий автомобильным и гужевым транспортом заняла больше времени, чем это предполагалось. Кроме того, финнам не удалось перебросить дивизии как цельные соединения - к месту сражения прибывали разрозненные части. Это, конечно, резко снижало эффективность принимаемых мер.

Противостоять советской авиации в небе над Карельским перешейком пыталась авиагруппа LLv-24 2-го авиаполка Финляндии (LeR-2). Эта авиагруппа, сражавшаяся на самом напряженном участке фронта, была наиболее результативным подразделением ВВС Финляндии в Зимней войне. Десять летчиков из состава группы стали асами: записали на свой счет по пять и более побед в воздушных боях - всего 61,5 самолета противника. Но финны теряли и этих, лучших своих пилотов. Превосходство советских боевых самолетов вынуждало финских летчиков принимать отчаянные меры, 28 февраля 1940 года, тараня советский истребитель, погиб лейтенант Т.Хуганантти - последний из троих погибших асов LLv-24.

К 15 февраля, однако, критическая для финских войск ситуация складывалась и на земле. Главная Ставка Сил обороны Финляндии приняла решение об отводе сил 1 корпуса на главные позиции линии А (напомню, что на правом фланге финских войск линия Маннергейма имела несколько рядов укреплений). Правый фланг 1 корпуса отводился еще дальше - до линии тыловых укреплений (так называемой линии перехвата).

II корпус финской армии, находившийся на направлении главного удара советской 7-й армии, также отводился на тыловые оборонительные позиции. Такое перемещение обнажало остров Койвисто - важнейший артиллерийский опорный пункт в прибрежной зоне. Но сил для сдерживания противника по всей полосе главной линии обороны у финнов уже не оставалось. Единственное, что можно было сделать для Койвисто, это усилить его, переведя туда часть 4-й пехотной дивизии.

Лучше для финнов обстояли дела на восточном участке главной позиции - вдоль р. Вуокси до берега Ладожского озера, где держал оборону III армейский корпус. Наступавшие здесь части 13-й армии РККА не смогли добиться такого успеха, как их сосед слева - 7-я армия. До самого конца Зимней войны советским войскам в районе озер Вуокси и Суванто не удавалось пробиться через укрепления линии Маннергейма. 2 марта был смещен командующий 13-й армией командарм II ранга В.Д. Гриндель, которого сменил комкор Ф.А. Парусинов. Тем не менее, на этом участке фронта вплоть до 13 марта бои носили в основном позиционный характер.

Иная ситуация складывалась на направлении главного удара советских войск. Уже в ночь с 15 на 16 февраля финны были вынуждены начать подготовку к отводу своих 1 и II армейских корпусов. Ранним утром 16 февраля финские войска предприняли попытку контратаки для сдерживания продвижения противника, но она не принесла успеха. Также безуспешными оказались попытки береговых батарей Койвисто разбить лед на пути наступления советской 70-й пехотной дивизии: это привело только к неоправданно большим потерям боеприпасов.

На следующую ночь финские войска оставили линию обороны В и часть позиций правого крыла линии А. Их арьергарды сдерживали наступление противника и днем 17 февраля, но темп продвижения частей Красной Армии возрос до 6-10 километров в сутки. К этому моменту советские войска овладели оборонительными позициями финнов на глубину до II километров. Ширина прорыва увеличилась до 10-11 км.

Маршал К. Маннергейм произвел перестановки среди командования армии. Был переведен на должность главного инспектора армии, а позже отправлен в отставку командующий армией Карельского перешейка генерал-лейтенант X. Эстерман. Официальной причиной отставки было "ухудшение состояния здоровья". генерала. Однако в действительности дело было в серьезных разногласиях, а точнее, наверное, в столкновении характеров К. Маннергейма и X. Эстермана. Славившийся своей бескомпромиссностью X. Эстерман слишком упорно отстаивал собственные идеи относительно планов ведения боев на перешейке. В результате пост командующего армией Карельского перешейка занял более способный к компромиссам в отношениях с начальством А.Э. Хейнрикс, получивший звание генерал-лейтенанта.

На правом фланге финских войск была сформирована Прибрежная группа под командованием генерал-лейтенанта Л. Эша. В ее состав вошли некоторые части 4-й дивизии, бронекавалерийская бригада (единственное танковое соединение финской армии), пять батальонов шюцкора и четыре батальона, переброшенных на Карельский перешеек из Северной Финляндии и Лапландии.

К 21 февраля советские войска на фронте наступления 7-й армии вышли ко второй полосе обороны линии Маннергейма. В ночь с 23 на 24 февраля финны вывезли по льду 37 орудий опорного пункта Койвисто и уничтожили остававшиеся там тяжелые пушки береговой обороны.

На несколько дней фронт стабилизировался. Советские дивизии, шедшие в авангарде наступления, были отведены в ближний тыл для отдыха и пополнения. Почувствовав ослабление напора противника, финны попытались контратаковать. 26 февраля они предприняли единственную свою массированную танковую атаку. Практически все бронетанковые силы Финляндии - 50 легких "Виккерсов-6 тонн" -начали наступление на красноармейские части. Сражение длилось несколько часов и успеха финнам не принесло. Большая часть "Виккерсов" была уничтожена огнем советских танковых орудий.

28 февраля советское наступление на Карельском перешейке возобновилось по всему фронту. За сутки была прорвана вторая полоса финской обороны и тыловые укрепления. К 3 марта войска 7-й армии вышли на подступы к Виипури (Выборгу). Сюда было стянуто до 100 новейших тяжелых танков - уже принятых на вооружение РККА КВ-1 и проходивших испытания в боевых условиях КВ-2. Использовались экспериментальные, построенные в единственном экземпляре самоходные установки СУ-14 БР-2 со 152-мм орудием и СУ-100У на базе танка Т-100, вооруженная 130-мм пушкой. Советская дальнобойная артиллерия начала обстрелы города.

2 марта финны эвакуировали население восьмидесятитысячного города - в Виипури осталось не более трех тысяч мирных жителей. I и II армейские корпуса финской армии были отведены с тыловых позиций линии Маннергейма.

Наступление на Выборг Красная Армия развернула по нескольким направлениям, 34-й стрелковый корпус атаковал город по линии продолжения главного удара. Части 50-го корпуса вышли к Сайменскому каналу и начали наступление с северо-востока. Эти войска столкнулись с неожиданной опасностью. Чтобы помешать наступлению советских частей, финны открыли шлюзы в верхней части Сайменского канала. В этой части Финляндии обилие сообщающихся друг с другом естественных озер служит своеобразным "компенсатором" сезонных колебаний уровня вод. Большинство дорог проходит очень невысоко от уровня воды в озерах и реках: паводков здесь не бывает. Поэтому когда вода из искусственно созданной и подпираемой шлюзами системы Сайменского канала была выпущена, это привело к возникновению огромной зоны затопления. В некоторых местностях вода поднялись на 6 метров, в районе станции Тали советским частям пришлось форсировать районы, затопленные ледяной водой на 2,5 метра, чтобы потом штурмовать расположенные на высотах финские дзоты.

4 марта советские войска получили приказ о начале "ледового похода". Это наступление должно было привести к обходу правого фланга противника по льду Финского и Выборгского заливов. Группа ближ него обхода (шесть дивизий 23-го и 10-го стрелковых корпусов) должна была выйти к материковой части Финляндии юго-западнее Виипури. Группа была усилена аэросанными отрядами и инженерными частями, снабженными мощными бульдозерами, способными прокладывать в 75-сантиметровом снегу поверх морского льда дороги шириной до трех метров.

Группу дальнего обхода составляла 70-я стрелковая дивизия под командованием комдива М.П.Кирпоноса, располагавшая 34 танками и 72 орудиями, 70-й дивизии пришлось наступать по льду под огнем финских орудий с батарей береговой обороны Ристаниеми, два 305-мм орудия которой могли вести огонь по целям на удалении до 24 км, и Сатаниеми (четыре орудия калибра 155 мм, дистанция огня до 16600 м). Красноармейцы гибли от не только от взрывов снарядов, но и в образующихся после разрывов полыньях. Даже когда берег стал виден, положение советских частей не стало легче: с суши их встретил огонь сдерживающих отрядов финских войск. Окопы и стрелковые ячейки пришлось рыть в снегу, покрывавшем морской лед.

Несмотря на невероятные трудности, обе группы выполнили задачу. Был захвачен плацдарм на западном берегу Выборгского залива. Виипури был окружен, и хотя бои в городе еще продолжались, судьба его была предрешена. Советские войска вышли на шоссейную дорогу Виипури-Хельсинки. Красной Армии был открыт путь на столицу страны.

В февральских и мартовских сражениях финская армия потеряла убитыми и ранеными до 20% личного состава. Во многих батальонах оставалось не более роты боеспособных солдат. Последние резервы, брошенные в бой - 14 батальонов, еще не прошедших подготовки - не могли спасти положения.

Маршал К.Маннергейм обратился к Совету обороны Финляндии с предложением как можно быстрее добиться остановки боевых действий.

Перемирие было объявлено в ночь с 12 на 13 марта. Боевые действия прекращались с 12.00 13 марта. Фактически уже в 11.00 13 марта стрельба затихла по всему фронту. Однако в 11.45 советская артиллерия нанесла массированный пятнадцатиминутный удар по финским позициям. Это привело к большим потерям среди финских войск. Насколько сейчас известно, высшее командование РККА приказа об обстреле не отдавало. Этим позорным актом закончилась Зимняя война.

Карелия

В начале февраля на северном фланге группы "Восточная Карелия" части финской 12-й пехотной дивизии продолжали удерживать подступы к Коллаа. Попытки 128-й и 164-й дивизий РККА пробиться через полевые укрепления финнов следовали одна за другой: 23 атаки в феврале, до десяти - в марте. Однако фронт обороны финской дивизии был удержан до конца войны.

Тяжелые бои продолжались на правом фланге группы "Восточная Карелия", на подступах к Сортавала. 18 февраля в районе Китела силами 8-го и 9-го батальонов Корпуса охраны границы финны предприняли наступление на окруженные месяц назад части советской 168-й дивизии. Потери были очень велики с обеих сторон. Отражая атаки, некоторые подразделения РККА попытались пробиться к своим, но были уничтожены финскими лыжными отрядами.

Несколькими днями позже северо-восточнее, в районе Лемети, финны начали операции по ликвидации одного из самых крупных "котлов" -"генеральского motti" - в котором находились части 18-й пехотной дивизии и 34-й танковой бригады. В западной части "котла" круговую оборону держали 25 советских танков. Недостаток артиллерии, в том числе противотанковой, заставил финнов применить необычный способ борьбы с окруженным противником. Из бревен были сделаны большие передвижные (на полозьях) щиты, которыми финны дополнительно прикрыли четыре своих 75-мм орудия. Артиллерия была подведена к танкам по артиллерийским понятиям вплотную - на 150 м. После десятиминутной дуэли полевых и танковых орудий, финские штурмовые группы прорвались к танкам и забросали их гранатами и бутылками с зажигательной смесью.

Атака на восточный фланг окруженной группировки оказалась неудачной. Финский штурмовой батальон, начавший наступление после короткой артподготовки, был внезапно атакован с тыла советскими лыжниками. Навстречу лыжному батальону по финнам ударили три тысячи красноармейцев, стремящихся вырваться из окружения. Финская штурмовая группа была уничтожена.

В это время в северо-западном направлении из "котла" пыталась вырваться группа высших командиров и комиссаров - командование окруженных дивизии и бригады. В штыковом и рукопашном бою погибли все 150 красных командиров. Рассеянные группы красноармейцев были уничтожены и пленены финскими лыжниками.

Всего в этом сражении Красная Армия потеряла убитыми 2500 человек, 105 танков, 58 полевых и 12 противотанковых орудий, 18-я стрелковая дивизия РККА перестала существовать как войсковая часть: ее знамя было захвачено финнами.

Северная Финляндия

Под Салла советские войска, продвинувшиеся в первые дни войны едва ли не на наибольшую глубину в пределы территории Финляндии, так и не смогли развить первоначальный успех. Здесь, на границе Северной Финляндии и Лапландии, сохранялось неустойчивое равновесие сил и продолжались бои местного значения

Обе стороны получили подкрепления. На помощь 122-й дивизии РККА подошли части 88-й стрелковой дивизии. Два неполных финских батальона сменила часть, сформированная из норвеж ских и шведских добровольцев - Группа "Нордланд". В ее состав входили три пехотных батальона, отдельные стрелковая и саперная роты и две артиллерийских батареи. Командовал Группой "Нордланд" шведский генерал-майор Э.Линдер. После подхода Группы "Нордланд", 22 февраля, финские подразделения с этого участка были срочно переброшены на критическое направление - под Виипури (Выборг).

Основные события в Северной Финляндии разворачивались несколько южнее, в районе Кухмо. Здесь еще в декабре были разбиты на отдельные группы и окружены части 54-й дивизии РККА. Дивизия была полностью блокирована от основных сил. Доставка провианта, медикаментов, боеприпасов, горючего была невозможна - финны перекрыли единственную дорогу, ведущую от границы вглубь страны. Советская транспортная авиация пыталась доставлять боеприпасы и продовольствие, сбрасывая их с парашютами или выбрасывая ящики и тюки с летевших на малых высотах самолетов, но это не могло спасти положения. При февральских морозах недостаточное питание приводило к резкому возрастанию случаев обморожений и гибели от переохлаждения. Пытаясь хоть как-то спасти положение, командиры приказывали пускать в кухонный котел сначала обозных, а потом - и артиллерийских лошадей...

1 февраля советские войска предприняли попытку деблокирования дивизии. Учитывая опыт финнов, Красная Армия начала использовать лыжные батальоны. Кроме того, во время основного наступления 6 февраля советская артиллерия применила новую схему артподготовки: пятиминутный огневой налет, затем пять минут перерыва, и после - основной массированный артиллерийский удар.

За артиллерийской подготовкой последовали атаки пехоты. 6 и 7 февраля финны смогли отбить атаки противника, но на следующий день советские части предприняли фланговый обход позиции Куусийоки по льду озера. Бои велись с исключительным ожесточением. Противники сближались до 15-20 метров, начинались рукопашные бои. И все же прорваться сквозь финские заслоны не удалось.

13 февраля советские части были усилены 33-й пехотной дивизией. Обход противника с севера предприняла лыжная бригада РККА трехбатальонного состава. После трехдневного боя с частями 27-го финского пехотного полка лыжники были разбиты. Но все же 21 февраля финский батальон под напором советской дивизии был вынужден отойти с позиции Куусийоки, преграждавшей путь войскам противника на главном направлении, по дороге. В некоторых финских ротах оставалось по 30 бойцов. 22 февраля финские позиции были атакованы 5-м Ленинградским кавалерийским полком, но противника кавалеристы уже не застали: ночью под покровом темноты финны отошли к следующему рубежу обороны.

54-я дивизия оставалась в окружении до конца войны.

Лапландия

Финские отряды продолжали беспокоящие действия, им даже удалось прервать на короткое время движение поездов по Мурманской железной дороге. Однако в целом серьезных изменений не произошло, относительная стабилизация заполярного участка фронта сохранялась до конца войны.

Стоит упомянуть лишь о любопытном эпизоде, произошедшем в феврале 1940 года. В Лапландии огнем советских зениток был подбит бомбардировщик Хоукер "Харт" В-4А с финскими опознавательными знаками, но шведским экипажем. Собственно, и сам бомбардировщик принадлежал ВВС Швеции: машина входила в состав добровольческой Авиафлотилии-19 (Flygflottily F-19), действовавшей на стороне финнов. От плена пилотов спасло то, что экипажи финских и шведских самолетов старались брать в полеты лыжи - на случай вынужденной посадки. Такая предусмотрительность и выручила шведских летчиков. Пользуясь тем, что на этом участке сплошной линии фронта не было, они ушли к своим.

Дальше