Содержание
«Военная Литература»
Военная история

I. Накануне Великой Отечественной войны

Действия авиации капиталистических государств на Западе

1 сентября 1939 г. гитлеровская Германия напала на Польшу. В 4 часа 45 минут немецко-фашистская авиация нанесла массированные удары по аэродромам, узлам коммуникаций, экономическим и административным центрам Польши. Сухопутные силы вермахта перешли границу и вторглись на территорию Польши с севера, из Восточной Пруссии, с запада, из Восточной Германии, и с юга, из Словакии. Началась вторая мировая война.

На земле и в воздухе силы сторон были слишком неравны Гитлеровская Германия бросила против Польши около 2 тыс. боевых самолетов (бомбардировщиков - 1000-1100, истребителей - 600-650 и разведчиков - 200-250). В польских ВВС насчитывалось всего 824 боевых самолета, большинство из которых были устаревшими{3}.

Польская противовоздушная оборона была также очень слабой и насчитывала всего около 400 зенитных орудий среднего и малого калибров. И все же польские летчики мужественно вступили в борьбу с вражеской авиацией и в первый же день сбили 14, а в ходе дальнейших действий - 130 немецких самолетов{4}. Немецкий военно-воздушный флот, имевший численное и качественное превосходство над польской авиацией, легко захватил господство в воздухе и обеспечил быстрое продвижение своих сухопутных войск.

Связанные договорами с Польшей правительства Англии и Франции были вынуждены объявить войну Германии. 3 сентября в 11 часов правительство Англии, а спустя шесть часов правительство Франции объявили войну Германии. Вслед за Англией войну Германии объявили британские доминионы. США и некоторые европейские страны заявили о своем нейтралитете. Англия и Франция объявили войну гитлеровской Германии не ради помощи Польше, а ради своих далеко идущих планов. [8] Империалистические круги Англии и Франции не оставляли надежды, что Германия после захвата Польши развяжет войну против Советского Союза. Пользуясь попустительством Англии и Франции, немецко-фашистские войска быстро разгромили вооруженные силы Польши и в первых числах октября 1939 г. ликвидировали последние очаги сопротивления польских регулярных частей. Польская кампания вермахта закончилась. В германо-польской войне выявились огромные боевые возможности авиации и танковых войск. Массированное использование авиационных сил и механизированных войск на узких участках позволяло быстро взламывать оборону противника на всю глубину, вводить в прорыв подвижные соединения и стремительно развивать успех. Четко обозначилось возросшее значение при действиях сухопутных войск господства в воздухе.

После разгрома Польши фашистская Германия начала сосредоточение войск и авиации на западных границах с целью наступления против армий англо-французской коалиции. В период с 3 сентября 1939 г. по 9 апреля 1940 г. обеими сторонами активных боевых действий не велось. В это время правительства Англии и Франции подстрекали фашистскую Германию к нападению на СССР. Этим объяснялась медлительность в развертывании англо-французских войск и их пассивность в действиях на земле и в воздухе. Английская авиация вела воздушную разведку портов и стоянок военно-морского флота Германии, а французская авиация - группировки немецких войск вдоль своей границы. Немецко-фашистская авиация осуществляла разведку с воздуха районов Северной Франции, Англии, а также Бельгии и Голландии. Бомбардировочные действия немецкой авиации производились лишь эпизодически по войскам и промышленным объектам. 9 апреля 1940 г. фашистская Германия оккупировала Данию и внезапно, без объявления войны напала на Норвегию. В захвате Норвегии со стороны немцев кроме соединений сухопутных войск участвовало до 1300 боевых самолетов (1000 бомбардировщиков и 300 истребителей){5}. ВВС Норвегии располагали всего 180 самолетами устаревших конструкций{6}. Столица Норвегии Осло была захвачена воздушным десантом немцев, высадившимся беспрепятственно на аэродроме Осло в составе 1500 солдат и офицеров, вооруженных автоматическими винтовками, пулеметами и легкими пушками. Норвежские войска, покинутые своими союзниками (французские части покинули свои позиции 5 июня, а через два дня за ними последовали англичане), 10 июня 1940 г. были вынуждены капитулировать.

Захват гитлеровскими войсками Дании и Норвегии улучшил стратегическое положение Германии, поставил под ее контроль все страны Северной Европы. Западные державы не смогли [9] организовать и провести активное противодействие фашистской агрессии в Норвегии. Английская авиация оказалась неспособной воспрепятствовать высадке в Норвегии немецко-фашистских войск, поддержать и прикрыть действия своих и норвежских войск, а также прикрыть с воздуха морские перевозки в Норвегию. Немецкая авиация, обладая превосходством в воздухе, оказала эффективную поддержку своим сухопутным войскам и вновь продемонстрировала возросшее значение первых внезапных массированных ударов по войскам, аэродромам и портам.

Агрессия фашистской Германии против Дании и Норвегии не прекратила подготовки вермахта к наступлению на Западе с целью разгрома бельгийских, голландских и англо-французских войск. Планами немецкого командования предусматривалось нанести удар мощной группировкой сухопутных войск в центр расположения союзных армий, рассечь фронт союзников, прижать северную группировку противника к Ла-Маншу и уничтожить ее. Ядро ударной группировки должны были составлять танковые и моторизованные соединения, действия которых поддерживались крупными силами авиации. В соответствии с планом были развернуты три группы армий в составе 8 армий (всего 136 дивизий, из них 10 танковых и 7 моторизованных), действия которых поддерживали два немецких (2-й и 3-й) воздушных флота в составе 3824 боевых самолетов{7}.

Перед командованием 2-го и 3-го воздушных флотов были поставлены задачи по завоеванию господства в воздухе, дезорганизации управления войсками противника и оказанию непосредственной поддержки наступавшим войскам. Предусматривалось за 20 минут до начала наступления сухопутных войск силами 1200-1400 самолетов нанести удары по прифронтовым аэродромам, штабам, центрам связи и узлам коммуникаций союзников в Голландии, Бельгии и Франции. С началом наступления все усилия авиации направлялись на поддержку сухопутных войск, и в первую очередь - танковых соединений.

На Северо-Восточном фронте Франция и Англия имели 108 дивизий. Французские войска располагали здесь 2789 танками (из них 2285 современных), 11200 артиллерийскими орудиями калибром 75 мм и выше. В британских экспедиционных силах насчитывалось 310 танков и около 1350 орудий полевой артиллерии. Военно-воздушные силы Франции в первой линии насчитывали 1648 боевых самолетов, в том числе 946 истребителей и 219 бомбардировщиков. Британская авиация в мае 1940 г. имела 1837 самолетов первой линии, из них более 800 истребителей и 544 бомбардировщика. На аэродромах Франции базировалось около 500 английских самолетов. Бельгийские ВВС располагали 186 самолетами, голландские ВВС - 120{8}. [10]

Германское наступление застало войска и авиацию союзников врасплох. Оно началось с воздушного нападения на аэродромы, командные пункты, военные склады и важнейшие военно-промышленные объекты Голландии, Бельгии и Франции. По замыслу и способам действия ВВС Германии ничем не отличались от их действий при вторжении в Польшу. В 3 часа 30 минут 10 мая 1940 г. был нанесен мощный удар с воздуха примерно по 100 аэродромам Голландии, Бельгии и Северной Франции на глубину до 400 км. В 4 часа 30 минут были сброшены первые группы немецких парашютистов в тылу голландских и бельгийских войск. В 5 часов 35 минут сухопутные войска вермахта начали вторжение в Голландию, Бельгию и Люксембург.

Массовое внезапное нападение гитлеровской авиации на аэродромы сыграло большую роль в захвате инициативы и господства в воздухе. Приступая к завоеванию господства в воздухе на Западе, главное командование фашистской Германии с помощью своей агентуры и данных воздушной разведки располагало исчерпывающими данными о составе, базировании, состоянии боевой готовности авиации и о средствах ПВО своих противников. Внезапные и массированные налеты немецкой авиации на аэродромы нанесли ВВС Голландии, Бельгии и Франции большие потери в самолетах и личном составе. В ходе наступления сухопутных войск немецко-фашистская авиация легко завоевала стратегическое господство в воздухе на всех важнейших направлениях. Французская и английская авиация не оказали должного отпора воздушному нападению немецких ВВС.

Голландские вооруженные силы почти бездействовали. 28 мая капитулировала бельгийская армия. Попытки французского Верховного командования организовать активное противодействие противнику силами сухопутных войск не увенчались успехом. 10 июня в войну против Англии и Франции вступила фашистская Италия. Французский флот активных действий на море не вел и до 20 июня 1940 г. больших потерь не имел. Однако французское правительство Петена поспешило принять решение о капитуляции и 22 июня 1940 г. в 18 часов 32 минуты подписало ее. Английская авиация, базировавшаяся на аэродромах Франции, в день ее капитуляции перелетела на свои аэродромы в Англию. 24 июня 1940 г французское правительство подписало перемирие с Италией, после чего все военные действия французских вооруженных сил были прекращены. Англо-французская коалиция вновь потерпела крах.

Каковы же наиболее характерные особенности в действиях военно-воздушных сил фашистской Германии? Это - сосредоточение крупных сил авиации для нанесения первых мощных ударов по основным аэродромам базирования авиации с целью захвата инициативы в воздухе, широкое применение транспортной авиации для выброски многочисленных диверсионных групп парашютистов в Голландии, Бельгии и Северной Франции; [11] переключение усилий ВВС после подавления вражеской авиации на поддержку и прикрытие наступающих танковых и моторизованных войск с одновременным ведением усиленной воздушной разведки.

После капитуляции Франции гитлеровское руководство искало пути, в том числе и военные, чтобы ускорить заключение с Англией выгодного для себя компромиссного мира и обратить взоры на Восток. «Основное внимание - на Восток... Англии мы должны будем, вероятно, еще раз продемонстрировать нашу силу, прежде чем она прекратит борьбу и развяжет нам руки на Востоке»{9}.

Гитлер надеялся на то, что английские правящие круги, учитывая быстрый разгром Франции, пойдут на мирные переговоры с Германией и на большие уступки. Однако реакционные правящие круги Англии, хотя и были готовы пойти на сговор с фашистской Германией, не могли сделать такой шаг, учитывая антифашистское настроение широких народных масс и боясь вызвать всеобщее возмущение. Не дождавшись мирных предложений, фашистские руководители решили воздействовать на Англию с помощью своих военно-воздушных сил. Осуществление воздушного наступления гитлеровское командование возлагало на 2-й и 3-й воздушные флоты, которые насчитывали 1480 бомбардировщиков, 760 одномоторных истребителей, 220 двухмоторных истребителей и 140 разведчиков{10}.

Двухмесячная передышка, полученная Англией после Дюнкерка (поражение и эвакуация союзных войск с плацдарма у Дюнкерка - 28 мая - 3 июня 1940 г.), позволила британскому командованию провести мероприятия по усилению своих ВВС. Если на 4 июня 1940 г. в истребительной авиации Англии находилось 446 боеготовых истребителей, то на 11 августа - уже 704. Увеличился резервный парк английских ВВС. В распоряжении командования ПВО имелось около 2 тыс. зенитных орудий различных калибров{11}.

Наращивала свою воздушную мощь и Германия. С июля 1940 г. немецко-фашистские ВВС начали массированные налеты на Англию. Налеты осуществлялись днем крупными группами бомбардировщиков в сопровождении истребителей. Подвергались ударам аэродромы, порты, нефтехранилища, склады, заводы, морские транспорты и жилые кварталы городов. Английская истребительная авиация оказывала упорное противодействие. В воздухе шли непрерывные бои. До 18 августа 1940 г. немецко-фашистская авиация потеряла 367 самолетов, а английская - 213. С 5 сентября 1940 г. гитлеровское командование сосредоточило все авиационные удары на Лондоне. Город подвергался ударам почти каждую ночь с 9 часов вечера до 6 часов утра. Например, [12] в ночь на 15 сентября 1940 г. на Лондон был совершен массированный налет силами 1000 самолетов. При отражении воздушного налета истребительная авиация и зенитная артиллерия Англии сбила 60 немецких самолетов и потеряла своих 26{12}. Периодические ночные воздушные налеты на города Англии продолжались до второй половины февраля. Последние массированные налеты на Лондон немецкие ВВС совершили во второй половине апреля и в начале мая 1941 г. После этого основные силы немецких ВВС стали перебрасываться на Восток. Немецкой авиации не удалось нанести большого ущерба промышленности Великобритании. Расчет гитлеровского командования сломить сопротивление Англии путем воздействия своих ВВС оказался несостоятельным. В ходе налетов немецко-фашистская авиация только с июля по ноябрь 1940 г. потеряла 1733 самолета, а английские ВВС - 915{13}.

В боевой деятельности ВВС Германии не было достаточной целеустремленности, длительное время подвергалось периодическим ударам слишком большое число разнообразных по характеру объектов, разрушение или уничтожение которых не оказывало существенного влияния на снижение выпуска промышленностью военной продукции.

Английская бомбардировочная авиация также действовала нецелеустремленно. Удары по объектам Германии производились небольшими силами, главным образом ночью и через большие промежутки времени. Такие бомбардировки не могли нагнести серьезного ущерба экономике фашистской Германии и затруднить ей подготовку к нападению на СССР.

В октябре 1940 г. итальянцы, захватившие еще в 1939 г. Албанию, вторглись в Грецию, но разбить греческую армию не смогли. В начале апреля 1941 г. фашистская Германия напала на Югославию и оккупировала ее территорию. В апреле 1941 г. Германия, применив свою бомбардировочную авиацию для ударов по аэродромам и городам, оккупировала танковыми и моторизованными соединениями сухопутных войск территорию Греции. Оккупировав Югославию и Грецию, гитлеровцы в мае 1941 г. предприняли воздушно-десантную операцию по захвату о. Крит. Не встречая активного противодействия со стороны Англии и США, фашистские руководители продолжали усиленную подготовку к нападению на Советский Союз.

В военных действиях на Западе четко определились возросшие боевые возможности военно-воздушных сил, их большая роль в достижении задач, решаемых сухопутными войсками. Действия авиации капиталистических государств в Западной Европе изучались советским командованием. Коммунистическая партия и Советское правительство делали определенные выводы и принимали действенные меры по укреплению Военно-Воздушных Сил. [13]

Военно-воздушные силы фашистской Германии перед нападением на Советский Союз

Немецко-фашистские ВВС к моменту нападения на Советский Союз количественно и качественно увеличились по сравнению с осенью 1939 г. На июнь 1941 г. в составе ВВС Германии насчитывалось 10 000 боевых самолетов вместе с резервными и учебными, в Италии - 2416, в Финляндии - 307, в Румынии - 699, в Венгрии - 269, а всего в составе государств фашистского блока - 13 690 самолетов{14}. Организационно ВВС Германии подразделялись на воздушные силы Главного командования (воздушные флоты), на войсковую авиацию (армейскую и корпусную и воздушные силы военно-морского флота. В состав ВВС входили войска ПВО и воздушно-десантные войска. Авиационный тыл был организационно отделен от летных частей. Командовал военно-воздушными силами Германии главнокомандующий рейхсмаршал Г. Геринг, начальником генерального штаба ВВС был генерал Г. Ешоннек.

Высшим авиационным объединением ВВС являлся воздушный флот. Всего к июню 1941 г. имелось пять воздушных флотов. В каждом из них насчитывалось от 800 до 1600 боевых самолетов. Воздушный флот состоял из авиационных корпусов (один-два), зенитного корпуса и отдельной авиационной эскадры. Авиационный корпус являлся высшим тактическим соединением, обычно включал две-три эскадры бомбардировщиков, одну-две эскадры истребителей, одну - три разведывательные и одну-две транспортные группы. Авиационная эскадра - основное тактическое авиационное соединение - имела две-три авиационные группы. Авиационная группа насчитывала по штату 39-47 самолетов, в том числе самолеты резервных и штатных подразделений. На вооружении немецко-фашистской авиации находились самолеты вполне современной по тому времени конструкции, которые имели сравнительно высокие тактико-технические данные, что видно из таблицы 1.

Готовясь к нападению на Советский Союз, гитлеровское руководство усиленно строило и переоборудовало аэродромы. С лета 1940 до мая 1941 г. на территории Германии было оборудовано более 250 аэродромов и 160 посадочных площадок. На территории Польши за то же время было построено и восстановлено 100 аэродромов и 50 посадочных площадок. Строились аэродромы в Румынии и Венгрии. Хорошо развитая аэродромная сеть обеспечивала немецким военно-воздушным силам рассредоточенное базирование и свободу маневра в любых направлениях. Стратегический план войны против СССР (план «Барбаросса») предусматривал внезапное нанесение нескольких мощных ударов крупными силами ВВС, танковых и моторизованных войск с целью разобщить, окружить и уничтожить главные силы Советской Армии, находившиеся в западной части Советского Союза, последующее стремительное продвижение в глубь страны и выход на линию Архангельск, Астрахань. [14]

Таблица 1. Тактико-технические данные основных самолетов Германии к лету 1941 г.
Тип самолета Общие данные Летная характеристика Вооружение
Год выпуска Полетный вес самолета, кг Число моторов Экипаж, человек Максимальная скорость, км/час Дальность нормальная, км Практический потолок, м Число пушек и пулеметов Калибр, мм Бомбовая нагрузка, кг
Бомбардировщики
Ю-88 А-4 1939 7290 2 3-4 510 2730 9000 1

4

13,0

7,9

1000-3000
Хе-111 Х-6 1938 11300 2 5 435 2800 7800 1

6

20,0

7,9

1000-2000
До-217 Е-2 1939 8600 2 3-4 500 2400 9000 1

2

3

15,0

13,0

7,9

-
Ю-87 Д-1 1939 4250 1 2 400 1920 7500 2

2

15,0

7,9

до 1800
Истребители
Me-109 Е-1 1939 2505 1 1 570 до 1000 10450 2

2

20,0

7,9

-
Ме-110 Ф-2 1939 6700 2 2 570 1200 10500 2

3

20,0

7,9

-
Разведчики
ХШ-126 - - 1 2 253 710 9000 2 7,9 -
ФВ-189 А-1 - - 2 3 344 940 7000 4 7,9 -
Транспортные
Ю-52/ЗМ 1939 - 3 3 290 1286 6300 2-3 7,9 2000 или 17 десантников
* Составлена по материалам: История второй мировой войны 1939-1945 гг., т. 3, с. 323; История Военно-Воздушных Сил Советской Армии, с. 450-453 [15]

Для осуществления плана «Барбаросса» гитлеровское командование выделило, включая и вооруженные силы своих союзников, 190 дивизий, в том числе 19 танковых и 14 моторизованных. Немецко-фашистская группировка насчитывала 5,5 млн. человек, около 4300 танков, более 47 тыс. орудий и минометов, 4980 боевых самолетов и 192 боевых корабля. Четыре воздушных флота из пяти были нацелены на СССР. На 29 мая 1941 г. в оперативных соединениях ВВС Германии и войсковой авиации, предназначенных для действий против Советского Союза, было 306 боевых эскадрилий, в том числе 127 бомбардировочных и 89 истребительных. В резерве находилось около 400 самолетов{15}. В составе ВВС Германии преобладала бомбардировочная авиация. На ее долю приходилось 57,8% всего самолетного парка. Удельный вес истребительной авиации составлял 31,2% и разведывательной - 11%. Гитлеровские стратеги рассчитывали, что им удастся в первые дни войны так же, как это было в Польше и во Франции, внезапными массированными налетами бомбардировщиков на аэродромы уничтожить советскую авиацию. Поэтому они и уделили большое внимание развитию бомбардировочной авиации.

Главные удары предполагалось нанести на Ленинград, Москву и Киев. На этих направлениях были развернуты силы и средства трех стратегических группировок. На ленинградском направлении группа армий «Север» в составе 29 дивизий должна была разгромить советские войска в Прибалтике, захватить Ленинград и Кронштадт. Группа армий поддерживалась с воздуха 1-м воздушным флотом в составе 760 самолетов.

В центральных районах Польши готовилась к наступлению самая сильная группировка войск - группа армий «Центр» в составе 50 дивизий и двух бригад. При поддержке 2-го воздушного флота (1670 самолетов) она должна была рассечь стратегический фронт обороны, окружить и уничтожить войска Советской Армии в Белоруссии и развивать наступление на Москву.

Группа армий «Юг» в составе 3 немецких, 2 румынских армий, танковой группы и подвижного венгерского корпуса, всего 57 дивизий и 13 бригад, при поддержке 4-го воздушного флота и румынской авиации (1600 самолетов) имела задачу уничтожить советские войска на Правобережной Украине, выйти на Днепр и развивать наступление на восток.

На территории Норвегии и в Финляндии были развернуты немецкая армия «Норвегия» и две финские армии, всего 21 дивизия и 3 бригады. Эти силы при поддержке 5-го воздушного флота и [16] ВВС Финляндии (всего 547 самолетов) должны были овладеть Мурманском и Полярным, содействовать группе армий «Север» в овладении Ленинградом. В резерве главного командования сухопутных войск находилось 24 дивизии.

Таблица 2. Число боевых самолетов стран фашистско-милитаристского блока, предназначенных для нападения на СССР*
Германия Италия Финляндия Румыния Венгрия Итого
Ок. 4000 70** 307 623 48 4980

*История второй мировой войны 1939-1945, т 3, с 328, 338.
**В конце июня 1941 г Италия в составе «экспедиционного» корпуса послала против СССР 70 боевых самолетов

Перед военно-воздушными силами гитлеровское командование ставило следующие задачи: завоевать господство в воздухе и парализовать действия советской авиации; нарушить работу коммуникаций и сорвать маневр резервами; поддержать стремительное наступление сухопутных войск.

Таким образом, фашистская Германия всесторонне готовилась к войне против Советского Союза и располагала крупными вооруженными силами, в том числе и ВВС, оснащенными всеми видами боевой техники.

Состояние Советских Военно-Воздушных сил накануне войны

Коммунистическая партия и Советское правительство предвидели возможность вооруженного столкновения с силами .империализма и в годы мирного социалистического строительства принимали необходимые меры по укреплению обороноспособности страны. Много внимания уделялось укреплению и развитию Советских Военно-Воздушных Сил. В сентябре 1939 г. Политбюро ЦК ВКП(б) приняло постановление «О реконструкции существующих и строительстве новых самолетных заводов». На 1940- 1941 гг. намечалось построить девять новых заводов и реконструировать девять старых. Уже в 1940 г. авиационные заводы СССР выпустили боевых самолетов на 19% больше, чем в 1939 г.{16}

В январе 1940 г. Политбюро ЦК ВКП (б) обсудило вопрос о работе Наркомата авиационной промышленности. Наркомом [17] авиапромышленности был назначен член ЦК ВКП(б) А. И. Шахурин, его заместителем по опытному строительству - авиаконструктор А. С. Яковлев. К концу 1940 г. в авиационной промышленности были осуществлены значительные организационные изменения. Из опытно-конструкторского бюро, возглавляемого А. Н. Туполевым, были выделены самостоятельные конструкторские бригады В. М. Петлякова, А. А. Архангельского, П. О. Сухого, В. М. Мясищева. Созданы новые авиационные конструкторские бюро, руководимые А. И. Микояном, М. И. Гуревичем, С. А. Лавочкиным, М. И. Гудковым и В. П. Горбуновым. Расширялись существующие и создавались новые конструкторские бюро моторостроения.

Таблица 3. Число выпускаемых авиапромышленностью самолетов новых типов к началу Великой Отечественной войны*
Тип самолета 1940 1941, до 22 июня Всего
ЯК-1 64 335 399
МИГ-3 20 1289 1309
ЛаГГ-3 - 322 322
Пе-2 2 458 460
Ил-2 - 249 249
Всего 86 2653 2739
*ЦГАСА, ф. 130, оп. 25, д 199, лл. 4-5.

Новые советские боевые машины по летно-техническим данным были на уровне требований того времени. Например, самолет МИГ-3 превосходил по боевым характеристикам истребители такого же типа Англии, США и Германии. Самолет Пе-2 был лучше, чем немецкие бомбардировщики такого же типа Ю-87, Ю-88. Самолетов-штурмовиков типа Лл-2 ВВС капиталистических государств не имели. Советский Союз в 1939 и 1940 гг. производил самолетов больше, чем Германия, но авиационная промышленность Германии выпускала самолеты новых типов, а наша авиапромышленность только осваивала выпуск новых самолетов. Вследствие этого на 22 июня 1941 г. в составе ВВС западных приграничных военных округов еще находилось много устаревших самолетов, например истребителей И-16 - 1762, истребителей И-153-1549{17}. [18]

Таблица 4. Тактико-технические данные основных типов самолетов ВВС Советской Армии к лету 1941 г.
Тип самолета Общие данные Летная характеристика Вооружение
Год выпуска Полетный вес самолета, кг Число моторов Экипаж, человек Максимальная скорость, км/час Дальность нормальная, км Практический потолок, м Число пушек и пулеметов Калибр, мм Бомбовая нагрузка, кг
Бомбардировщики
СБ 1935 6500 2 3 445 1000 9000 4 7,62 600-1500
Пе-2 1941 7700 2 3 540 1100 9000 4 7,62 600-1000
ДБ-Зф 1937 8000 2 3 440 2700 6960 3 7,62 1000-2500
ТБ-3 1931 19200 4 8 288 4000 6960 8 7,62 2000-4000
ТБ-7 1940 27000 4 10 443 4700 10300 6
3
2
7,62
12,7
20,0
2000-4000
Штурмовики
Ил-2 1941 5340 1 1 412 510 7500 2
2
8
200
7,62
РС 82,0
400-600
Истребители
И-15 бис 1935 1650 1 1 367 770 9000 4 7,62 150
И-16 1934 1878 1 1 462 625 10800 4 7,62 100
И-153 1938 1858 1 1 427 690 10700 4 7,62 200
Як-1 1941 2917 1 1 572 700 10500 1
2
20,0
7,62
-
ЛаГГ-3 1941 3380 1 1 549 556 9600 1
1
1
20,0
12,7
7,62
200
МИГ-3 1940 3299 1 1 620 1000 12000 1
2
12,7
7,62
200
Разведчики
Р-5 1931 3430 1 2 230 600 4600 3 7,62 200-400
Примечание: Таблица составлена по материалам: История второй мировой войны 1939-1945, т. 3, с. 424, История Военно-Воздушных Сил Советской Армии, с. 441. [19]

25 февраля 1941 г. ЦК ВКП(б) и СНК СССР специальным постановлением «О реорганизации авиационных сил Красной Армии» утвердили план Наркомата обороны по дальнейшему развитию Военно-Воздушных Сил. Намечалось увеличить численность авиации приграничных военных округов, улучшить подготовку авиационных кадров, реорганизовать авиационный тыл и провести широкие мероприятия по реконструкции и расширению аэродромной сети, способной обеспечить базирование и боевое применение новых типов самолетов. Уже к весне 1941 г. численность самолетов ВВС по сравнению с начатом 1939 г. увеличилась более чем в 2 раза, а число авиационных полков возросло на 80%{18}. В начале 1941 г. в Военно-Воздушных Силах началось формирование 106 новых авиационных полков, из которых к началу войны удалось сформировать только 19, в том числе 13 дальнебомбардировочных{19}.

Осуществляя техническое перевооружение и совершенствуя организационную структуру ВВС, Коммунистическая партия проводила большую работу по воспитанию у личного состава высоких морально-боевых качеств. Коммунисты и комсомольцы в ВВС составляли до 60% личного состава и играли авангардную роль в боевой и политической подготовке, в борьбе за боеспособность и боеготовность своих авиационных частей и соединений{20}.

Боеспособность и боеготовность авиационных частей и соединений, эффективность применения боевой техники - все это находилось в прямой зависимости от морально-боевого состояния, навыков и творческой инициативы авиаторов. Высокий морально-боевой дух советских летчиков, как один из важнейших факторов могущества ВВС, был обусловлен нашим социалистическим общественным и государственным строем, социально-политическим и идейным единством советского народа, огромной идейно-теоретической, организационной и агитационно-пропагандистской работой Коммунистической партии.

Многое делалось и по подготовке кадров. В декабре 1940 г. был установлен новый принцип набора курсантов в военные авиационные школы - путем отбора кандидатов из очередных призывов молодежи на военную службу. Постановлением ЦК ВКП(б) и СНК СССР от 25 февраля 1941 г. устанавливалась новая система подготовки летчиков, авиационных инженеров и техников. Было введено три типа военных авиационных школ с сокращенными сроками обучения: школы первоначального обучения с продолжительностью учебы в мирное время - четыре и в военное время - три месяца; школы военных пилотов со сроком обучения в мирное время - девять и в военное время - шесть [20] месяцев; авиационные училища со сроком обучения в мирное время - два и в военное время - один год.

Принимались меры по расширению подготовки руководящих авиационных кадров с высшим военным образованием. На протяжении многих лет эта подготовка проводилась только в Военно-воздушной академии им. Н. Е. Жуковского и на авиационном отделении Военной академии им. М. В. Фрунзе. В марте 1940 г. приказом народного комиссара обороны СССР из состава Военно-воздушной академии им. Н. Е. Жуковского (начальник - комдив 3. М. Померанцев, военком - бригадный комиссар М. И. Изотов) были выделены факультеты: командный, оперативный, заочный командный, штурманский и курсы усовершенствования начальствующего состава ВВС в самостоятельную академию, получившую название «Военная академия командного и штурманского состава ВВС Красной Армии». Среди последнего выпуска командного факультета академии им. Н. Е. Жуковского в 1940 г. были: П. И. Ивашутин, С. Н. Гречко, С. А. Пестов, В. А. Новиков, А. И. Подольский, Н. Н. Остроумов, Г. А. Пшеняник, Г. К. Пруссаков, А. С. Кравченко, А. А. Карягин, Н. П. Кузьмин, М. Н. Кожевников, П. Н. Асеев, М. В. Афанасьев, А. В. Жа-тьков, А. В. Храмченков, А. Ф. Исупов, А. С. Болотников, М. И. Максимов, А. Ф. Матисов, М. М. Оркин, А. Я. Ольшвангер, Г. М. Соколов, А. Т. Шевченко и др. В ходе Великой Отечественной войны выпускники командного факультета Военно-воздушной академии им. Н. Е. Жуковского работали на командных и [21] штабных должностях с большой энергией, показали высокую теоретическую подготовку, хорошие организаторские способности, уменье управлять войсками и беспредельную преданность своему народу и Коммунистической партии. Среди руководящих кадров академии были: начальник командного факультета полковник М. Д. Смирнов, комиссар факультета полковой комиссар А. Т. Чумаков, начальник штурманского факультета Герой Советского Союза комбриг И. Т. Спирин, офицеры-преподаватели - Н. А. Журавлев, А. С. Плешаков, А. И. Чугунов, Н. Ф. Кудрявцев, М. Д. Тихонов, Г. Д. Баньковский, В. П. Канокотин, Т. М. Артеменко, В. С. Пышнов и многие другие.

В марте 1941 г. в Ленинграде была создана Военно-воздушная инженерная академия, названная впоследствии именем А. Ф. Можайского. Всего к началу войны действовали три военно-воздушные академии, которые готовили специально для Советских Военно-Воздушных Сил кадры с высшим военным образованием. Основной кузницей подготовки командно-штабных кадров стала Военная академия командного и штурманского состава ВВС. Политработники для частей и соединений ВВС готовились в Военно-политической академии им. В. И. Ленина.

Проводились большие мероприятия по подготовке театра военных действий. Весной 1941 г. широко были развернуты работы но строительству, расширению и реконструкции взлетно-посадочных полос более чем на 250 аэродромах. Значительная часть аэродромов строилась в новой приграничной полосе, образовавшейся в [22] результате воссоединения западных областей Белоруссии и Украины и вхождения в СССР новых республик - Латвии, Литвы и Эстонии. С 8 апреля по 15 июля 1941 г. было построено 164 аэродрома{21}.

Для обеспечения высокой боевой готовности и осуществления маневра авиации предусматривалось на каждый авиационный полк иметь три аэродрома (основной, запасной, полевой). В целях ускорения строительства ранее начатых аэродромов было сформировано 100 аэродромно-строительных батальонов. Кроме того, в конце марта было переброшено 25 тыс. рабочих с дорожных работ на завершение строительства аэродромов{22}. В западных приграничных военных округах на многих действовавших аэродромах, где должны были базироваться самолеты новых типов, шло бетонирование и удлинение взлетно-посадочных полос, строились склады горючего, боеприпасов и аэродромные пункты управления. Вследствие этого полеты с таких аэродромов на новых типах самолетов временно исключались, а на устаревших самолетах - ограничивались.

На основе решения ЦК ВКП(б) и СНК СССР от 10 апреля 1941 г. перестраивалась структура тыла ВВС{23}. До этого постановления части авиационного тыла входили в состав авиационных соединений. Боевая практика, особенно в советско-финляндской войне, показала, что такая структура снижает маневренность авиационных частей и частей тыла. В целях устранения этого недостатка авиационный тыл изымался из непосредственного подчинения авиационных соединений и организовывался по территориальному признаку.

Вся территория западных приграничных военных округов была разделена на 36 районов авиационного базирования (РАБ). Район авиационного базирования становился основным тыловым органом ВВС общевойсковой армии, военного округа (фронта) и предназначался для материально-технического, аэродромного и медицинского обеспечения трех-четырех авиационных дивизий. В состав каждого района входили авиационные базы из расчета [23] одна на дивизию. Авиационная база непосредственно подчинялась начальнику района, а в оперативном отношении - командиру авиационной дивизии. База имела три-четыре батальона аэродромного обслуживания (БАО). Батальон аэродромного обслуживания являлся отдельной тыловой частью и предназначался для непосредственного обеспечения одного авиационного полка двухмоторных самолетов или двух авиаполков одномоторных самолетов. Командир батальона в оперативном отношении подчинялся командиру авиаполка. Такая структура тыла освобождала авиационные части от громоздкости тыловых органов, увеличивала бесперебойность всех видов тылового обеспечения и повышала маневренные возможности авиационных полков и дивизий. Предполагалось перестройку авиационного тыла завершить к 1 августа 1941 г.

Намечались мероприятия по рассредоточению и маскировке самолетов на аэродромах. Народным комиссаром обороны Союза ССР 14-19 июня 1941 г. были даны указания командованию приграничных военных округов вывести с 21 по 25 июня фронтовые управления на полевые командные пункты. 19 июня были отданы приказы о начале маскировки аэродромов, воинских частей, важных объектов, об окраске в защитный цвет танков, машин, а также о рассредоточении авиации{24}.

Однако внезапное и вероломное нападение фашистской Германии нарушило проведение большинства осуществляемых мероприятий по коренной реорганизации и перевооружению Советских Военно-Воздушных Сил. Именно по этой причине авиация западных приграничных военных округов с началом войны оказалась в весьма тяжелом положении. Строительство многих аэродромов было не закончено, маневр авиации ограничен, а перестройка авиационного тыла на новую систему обслуживания проведена не полностью{25}. Стремление командования ВВС проводить освоение новых типов самолетов, поступавших с заводов, непосредственно на аэродромах западных приграничных военных округов приводило к скапливанию большого числа устаревших самолетов на аэродромах, расположенных недалеко от государственной границы.

На отдельных аэродромах Западного и Киевского особых военных округов находилось до 100 и более самолетов. В процессе переучивания значительная часть самолетов устаревших конструкций на этих аэродромах оставалась без экипажей. По этой причине самолеты не могли подняться в воздух в момент нападения врага и являлись незащищенными объектами воздействия немецкой авиации. Все это резко ограничивало боевые возможности советских ВВС.

Отражение нападения агрессора с запада Советским [24] Верховным командованием возлагалось на войска Ленинградского, Прибалтийского особого, Западного и Киевского особых военных округов и Одесского военного округа, на Военно-Воздушные Силы, а также на три флота - Северный, Краснознаменный Балтийский и Черноморский.

Прикрытие тыловых объектов от ударов с воздуха в западной приграничной полосе должны были осуществлять те соединения и части войск противовоздушной обороны страны, которые были объединены в пять зон ПВО: Северную, Северо-Западную, Западную, Киевскую и Южную. Для противовоздушной обороны из состава ВВС было выделено специальным назначением 40 истребительных авиационных полков, имевших в своем составе около 1500 самолетов{26}.

В западных приграничных военных округах находилось 170 дивизий (103 стрелковых, 40 танковых, 20 моторизованных, 7 кавалерийских) и две бригады. Эта группировка насчитывала 2680 тыс. человек, 37,5 тыс. орудий и минометов, 1475 танков новых типов (KB и Т-34), 1540 боевых самолетов новых типов, а также большое число устаревших конструкций{27}.

К началу войны Военно-Воздушные Силы Советской Армии состояли из авиации Главного командования (дальней бомбардировочной авиации), фронтовой авиации (ВВС военных округов), армейской (ВВС общевойсковых армий) и войсковой (корпусных авиаэскадрилий). Авиация Главного командования составляла 13,5%, авиация сухопутных войск - 86,5% (фронтовая - 40,5%, армейская - 43,7, войсковая- 2,3%).

Соотношение родов авиации в составе ВВС западных военных округов: истребители - 59%, бомбардировщики - 31, штурмовики - 4,5, разведчики -5,5%{28}.

ВВС приграничных военных округов возглавляли: Ленинградского - командующий генерал-майор авиации А. А. Новиков, начальник штаба генерал-майор А. П. Некрасов; Прибалтийского особого - командующий генерал-майор авиации А. П. Ионов и начальник штаба генерал-майор авиации С. П. Синяков; Западного особого - соответственно генерал-майор авиации И. И. Конец и полковник С. А. Худяков; Киевского особого - генерал-лейтенант авиации Е. С. Птухин и генерал-майор авиации Н. А. Ласкин; Одесского - генерал-майор авиации Ф. Г. Мичугин и генерал-майор авиации А. 3. Устинов. Командующие и начальники штабов ВВС приграничных военных округов были опытные и в оперативном отношении хорошо подготовленные военачальники.

ВВС внутренних военных округов, расположенных за приграничными военными округами, возглавляли: Московского - [25] командующий полковник Н. А. Сбытов, начальник штаба полковник А. Н. Бурцев; Орловского - соответственно полковник Н. Ф. Науменко и полковник А. Ф. Ванюшин; Харьковского - генерал-майор авиации С. К. Горюнов и полковник М. А. Белишев; Северо-Кавказского - генерал-майор авиации Е. М. Николаенко и полковник Н. В. Корнеев; Закавказского - генерал-лейтенант авиации С. П. Денисов и комбриг С. П. Лаврик.

Таблица 5. Состав ВВС западных приграничных военных округов на 22 июня 1941 г.*
Военный округ Авиадивизии Авиаполки** КА
БАД ИАД САД всего БАП ИАП ШАП Разведывательные всего
ЛенВО 1 3*** 4 8 9/1 13/4 1 1 24/5 4
ПрибОВО - 1 4 5 8/1 8/3 2/1 1 19/5 9
ЗапОВО 2 1**** 3 6 13/2 12/5 2/1 2 29/8 8
КОВО на 1.06.1941 3 2 5 10 11/4 17/5 2/1 2 32/10 11
ОдВО на 1.06.1941 - -***** 3 3 7/2 7/4 _ 1 15/6 4

* 50 лет Вооруженных Сил СССР М , 1968, с 238, 251
** В числителе показано всего авиационных полное, в знаменателе - на самолетах новых типов переучивались
*** В том числе две ИАД ПВО
**** Формировались две ИАД и одна БАД
***** Формировались две ИАД

На Дальнем Востоке накануне войны существовал Дальневосточный фронт{29}, командующим ВВС был генерал-лейтенант авиации К. М. Гусев, начальником штаба - генерал-майор авиации Я. С. Шкурин.

ВВС внутренних военных округов в своем составе имели несколько авиационных соединений и частей, оснащенных устаревшей авиационной техникой, и большое число авиационных школ и училищ. С началом войны на территории внутренних военных округов формировались авиационные полки, дивизии и авиационные группы и отправлялись на фронт. [26]

Дальняя бомбардировочная авиация накануне войны претерпела большие организационные изменения. В ноябре 1940 г. в целях улучшения управления и ликвидации многоступенчатости в руководстве три авиационные армии особого назначения (АОН) Главного командования, созданные еще в 1936-1938 гг., были переформированы в бомбардировочные авиационные корпуса по две авиационные дивизии двухполкового состава каждый. Всего было создано пять авиационных корпусов и три отдельные авиационные дивизии. К началу войны в каждом авиационном корпусе было начато формирование по одной истребительной авиационной дивизии дальнего сопровождения.

В районе Новгорода, Смоленска, Курска, Запорожья, Скоморохи дислоцировалось 4 авиакорпуса, 1 отдельная авиационная дивизия, всего 9 дивизий (29 авиационных полков), которые насчитывали 1346 самолетов и 931 боевой экипаж{30}. Самолеты ДБ-3 в дальне-бомбардировочной авиации составляли до 86%, ТБ-3 - 14%. Новейших самолетов ТБ-7 (Пе-8) в строевых частях было всего 11 машин{31}. Накануне войны авиакорпусами командовали: 1-м бомбардировочным авиакорпусом - генерал В. И. Изотов, 2-м - полковник К. Н. Смирнов, 3-м - полковник Н. С. Скрипко, 4-м - полковник В. А. Судец и 18-й бомбардировочной отдельной [27] авиадивизией - полковник А. М. Дубошин. 5-й авиакорпус находился на Дальнем Востоке в стадии формирования. Дальнебомбардировочная авиация как вид авиации Военно-Воздушных Сил возглавлялась специально созданным управлением авиации главного командования. Начальником управления до апреля 1941 г. был участник боев в Испании Герой Советского Союза генерал-лейтенант авиации И. И. Проскуров, а затем полковник Л. А. Горбацевич.

Накануне войны руководство советскими ВВС осуществлялось Главным управлением ВВС. Начальником Главного управления ВВС был генерал-лейтенант авиации П. Ф. Жигарев, сменивший на этом посту 12 апреля 1941 г. генерал-лейтенанта авиации П.В. Рычагова.

Павел Федорович Жигарев пришел в авиацию из кавалерии. В 1927 г. он окончил военную школу летчиков, а в 1932 г. Военно-воздушную академию им. Н. Е. Жуковского. Командовал авиаэскадрильей, авиабригадой и ВВС 2-й отдельной Краснознаменной армии на Дальнем Востоке. В декабре 1940 г. он был назначен на должность заместителя начальника Главного управления ВВС Советской Армии. Заместителем начальника Главного управления ВВС по политчасти был назначен корпусной комиссар П. С. Степанов{32}. Организационно Главное управление ВВС состояло из штаба ВВС (начальник штаба генерал Д. Н. Никишев, с мая 1941 г.- генерал П. С. Володин), управлений и самостоятельных отделов. Начальнику Главного управления ВВС подчинялись управление ДВА и ряд других управлений. К началу войны в составе центрального аппарата ВВС самостоятельной службы тыла не было. Указания по организации работы тыла ВВС военных округов (ВВС фронтов) исходили непосредственно от штаба ВВС Советской Армии. Эти функции выполнял отдел тыла штаба, начальником которого был генерал П. В. Коротаев.

Штаб ВВС Советской Армии к тому времени организационно состоял из нескольких самостоятельных отделов, ведущим из них являлся первый отдел. Начальником первого отдела был один из известных советских военных теоретиков генерал Б. Л. Теплинский, он же был заместителем начальника штаба ВВС{33}. В штабе ВВС проходила реорганизация и доукомплектование ведущих отделов новыми офицерами. Среди начальников отделов и отделений были генерал Д. Д. Грендаль, полковники В. В. Стороженко, А. И. Богданов, майоры Н. Ф. Андрианов, Д. К. Карпович.

В штабе работали высококвалифицированные офицеры, в свое время летавшие на боевых самолетах и в большинстве окончившие командный или штурманский факультеты воздушной [28] академии: И. П. Потапов, В. И. Артемьев, В. П. Пошехонцев, А. Я. Ольшвангер, И. М. Кузьмин, Е. С. Чалик, А. М. Власов, В. А. Дмитриев. Работа в штабе строилась по операционным направлениям, на каждом из которых работал один-два офицера. Они вели карты оперативной обстановки ВВС нескольких военных округов, изучали вероятного противника, учитывали и анализировали его боевой состав и аэродромную сеть, поддерживали постоянную связь со штабами ВВС военных округов, готовили проекты распоряжений и приказов в войска и донесения в Генеральный штаб, контролировали выполнение мероприятий по реорганизации и перевооружению ВВС, инспектировали авиационные части.

После оккупации фашистскими захватчиками Польши и Франции обстановка на наших западных границах становилась все напряженней. Немцы все чаще и чаще стали нарушать воздушные границы нашей Родины. Немецко-фашистское командование с 1 января по 22 июня 1941 г., ведя разведку, нарушало воздушную границу СССР и проникало в отдельных случаях в глубь нашей территории до 300-350 км. Был ряд случаев, когда советские истребители перехватывали немецкие разведывательные самолеты и вынуждали их к посадке. Применять пулеметный огонь нашим истребителям по самолетам-нарушителям Советским командованием было тогда запрещено. После вынужденной посадки в кабинах немецких самолетов нередко происходили автоматические взрывы. Такой случай произошел, например, 15 апреля 1941 г. в районе Ровно, когда советский истребитель перехватил разведывательный самолет Ю-86 и вынудил ого к посадке. Когда немецкие летчики отбежали от самолета, раздались два взрыва. Самолет загорелся, но его удалось потушить. На самолете было обнаружено три фотоаппарата, из которых уцелел только один. На фотопленке были зафиксированы железнодорожные узлы на участке Киев - Коростень{34}.

Иногда немецкие самолеты-нарушители на требования наших истребителей-перехватчиков идти на посадку открывали по ним огонь и уходили за пределы нашей территории. Особенно часто это наблюдалось накануне нападения фашистской Германии на СССР, в мае и июне 1941 г.

Интенсивность нарушений западной воздушной границы СССР немецкими самолетами в мае-июне 1941 г. значительно повысилась.

«Одновременно с разработкой плана «Барбаросса»,- говорится в истории Коммунистической партии Советского Союза,- немецко-фашистское командование летом 1940 г. начало развертывание войск на границах с Советским Союзом. Резко участились засылки на территорию СССР диверсантов и шпионов, разведывательные полеты; только за первую половину 1941 г. было [29] зафиксировано 324 случая нарушений воздушной границы СССР фашистскими самолетами»{35}.

Генеральным штабом и командованием ВВС принимались меры по усилению наряда дежурных истребителей на аэродромах всех пяти западных пограничных округов. Например, в Западном особом военном округе на лето 1941 г. на каждые сутки устанавливалось следующее число дежурных звеньев истребителей: на самолетах И-153 и И-16 - пять, на новых типах самолетов МИГ-3 - три, дежурных звеньев в засадах - восемь, всего шестнадцать звеньев{36}. Несколько в меньшем количестве дежурило истребителей в других приграничных военных округах. Дежурные истребители в первый момент отражения внезапного, вероломного нападения немецко-фашистской авиации на рассвете 22 июня 1941 г. сыграли большую роль. Советские летчики вместе с пограничниками первыми вступили в неравный бой с агрессором и оказали упорное сопротивление превосходящим силам противника.

В центральном аппарате ВВС шло ускоренное укомплектование ведущих управлений и основных отделов штаба ВВС офицерами-летчиками, штурманами и инженерами, окончившими военные академии. Штаб ВВС и его оперативный отдел разрабатывали директивы и приказы войскам по вопросам оперативной и боевой подготовки. С участием штаба ВВС завершалась и подготовка всех авиационных уставов и наставлений, а также проекта Полевого устава 1941 г. Известно, что еще в январе 1940 г. приказами народного комиссара обороны СССР были введены в действие боевые уставы бомбардировочной (БУБА-40) и истребительной авиации (БУИА-40), которыми руководствовались войска. В том же году приказом начальника Главного управления ВВС Советской Армии был определен перечень индивидуальных теоретических тем для разработки командующими ВВС военных округов. В феврале 1941 г. штаб ВВС разработал перечень оперативно-тактических тем для тренировки офицеров штабов ВВС военных округов и авиационных дивизий. Начальник Главного управления ВВС от 28 февраля 1941 г. в своем распоряжении указывал, что разработка индивидуальной темы является одним из важнейших мероприятий по повышению оперативно-тактической подготовки высшего и старшего командного состава авиации{37}. Эти темы полностью соответствовали требованиям ведения войны с мощным противником, были достаточно определенны и конкретны. Вот их перечень: действия ВВС по завоеванию господства в воздухе во фронтовой наступательной операции; действия ВВС фронта по срыву перевозок и сосредоточению противника: действия ВВС фронта по препятствованию выдвижения к месту прорыва оперативных резервов противника; во встречном сражении [30] конно-механизированной группы; по уничтожению крупных механизированных соединений противника, прорвавшихся в глубину нашего расположения, по обеспечению воздушно-десантной операции, по отражению морского десанта противника{38}. Командующие ВВС приграничных военных округов свои рефераты по заданным темам должны были представить в штаб ВВС к 1 апреля 1941 г., но в связи с обострившейся международной обстановкой и проводимыми в войсках мероприятиями по реорганизации и перевооружению авиационных частей и соединений ВВС приграничных военных округов сроки их представления были перенесены на июнь 1941 г.

Штабом ВВС Советской Армии решались и вопросы организации и осуществления взаимодействия между родами авиации и авиации с сухопутными войсками. Еще в октябре 1940 г. было дано распоряжение командующим ВВС четырех военных округов (Западному особому, Ленинградскому, Закавказскому и Дальневосточному фронту) о разработке проекта инструкции по организации взаимодействия авиации с наземными войсками, основные положения которой были использованы в начале войны.

Народный комиссар обороны СССР в январе 1941 г. дал распоряжение командующим военных округов и начальнику Главного управления ВВС в целях повышения уровня подготовки штабов авиационных соединений и углубления навыков высшего командного состава в использовании крупных воздушных сил в операции прикрепить штабы авиационных соединений, в том числе и штабы авиакорпусов дальнебомбардировочной авиации, к соответствующим армейским управлениям, а часть штабов - к штабам военных округов{39}.

Генеральным штабом и командованием ВВС проводилось много различных авиационных учений. В 1940 г. было проведено более 130 полковых, дивизионных и окружных учений с авиационными соединениями и частями ВВС{40}.

Накануне войны достаточно глубоко была разработана и теория оперативного применения Военно-Воздушных Сил в будущей войне. Советская военная наука учитывала, что авиации предстоит играть крупную роль в борьбе за завоевание господства в воздухе и в содействии сухопутным войскам и Военно-Морскому Флоту в проводимых ими наступательных и оборонительных операциях. В проекте Полевого устава РККА (1939) было записано: «Авиация обладает мощным вооружением, большой скоростью полета и большим радиусом действий. Она является могущественным средством поражения живой силы и технических средств противника, уничтожения его авиации и разрушения важных объектов. Авиация действует в оперативной и тактической связи с [31] наземными войсками, выполняет самостоятельные воздушные операции по объектам в глубоком тылу противника и ведет борьбу с его авиацией, обеспечивая господство в воздухе»{41}. Особое внимание со стороны командования и штаба ВВС уделялось разработке вопросов участия авиации в наступательных операциях, в первую очередь в глубоких операциях. Согласно теории глубокой наступательной операции, наступление войск должно «носить характер подавления всей оборонительной полосы с последующим прорывом, окружением и уничтожением противника»{42}. Считалось, что одновременный мощный удар пехоты, танков, артиллерии и авиации позволит взломать вражескую оборону на всю ее тактическую глубину, а последующий ввод в прорыв подвижных соединений (механизированных и кавалерийских) при активной поддержке авиации с воздуха в сочетании с решительными действиями в тылу противника воздушных десантов обеспечат окружение и уничтожение противника{43}. Предполагалось, что Военно-Воздушные Силы в этих операциях будут решать следующие боевые задачи: завоевание господства в воздухе, содействие сухопутным войскам в прорыве тактической зоны обороны противника, прикрытие войск и объектов тыла от ударов с воздуха, нанесение ударов по оперативным, стратегическим резервам и объектам в тылу противника, обеспечение ввода в прорыв эшелона развития успеха, а также его боевых действий в оперативной глубине обороны противника, поддержка воздушных десантов, снабжение своих войск по воздуху и ведение воздушной разведки{44}.

Завоевание господства в Воздухе считалось одной из важнейших задач ВВС. Оно могло быть достигнуто в стратегическом и оперативном масштабах. На направлении главных ударов сухопутных войск господство в воздухе достигалось совместными усилиями ВВС двух или нескольких смежных фронтов, авиации Главного командования и наземных средств ПВО.

Борьбу с авиацией противника рекомендовалось вести двумя способами: уничтожением авиации противника на аэродромах с одновременным ударом по его тылам: фронтовым базам, ремонтным службам, складам горючего и боеприпасов - и уничтожением вражеской авиации г воздушных боях.

Согласно предвоенным взглядам, самостоятельные воздушные операции Военно-Воздушных Сил подразделялись на стратегические и оперативные. К первым относились воздушные операции, проводимые Верховным Главнокомандованием в интересах войны в целом. Они направлялись против важнейших военных, экономических и политических центров противника и имели целью подорвать его военно-экономическую мощь, дезорганизовать работу [32] тыла, нарушить государственное управление и связь, морально подавить население и армию.

В интересах сухопутных войск и военно-морских сил предусматривалось проведение воздушных операций оперативного значения. Основными целями их являлись: разгром противостоящих авиационных группировок; срыв маневра (сосредоточения) войск противника; поражение его оперативно-стратегических резервов; ослабление военно-морских сил и разгром крупных вражеских морских десантов. Значительный вклад в разработку проведения самостоятельных воздушных операций был внесен профессором комбригом А. Н. Лапчинским, автором ряда научных трудов, в том числе и замечательного военно-теоретического труда «Воздушная армия». Основные положения его были использованы в практической деятельности командования и штаба ВВС Советской Армии накануне и в ходе Великой Отечественной войны. О главной задаче, стоящей перед военно-воздушными силами, он, в частности, писал: «В конечном итоге, какую бы задачу в отношении земли ни выполняла авиация, перед ней всегда стоит вопрос о превосходстве в воздухе».

«Авиация вошла в войну как новый мощный фактор наступления. Отсюда логическим выводом является единство действий сухопутных и воздушных сил для достижения общего успеха». «Авиация не создает для наступления массовых армий триумфального шествия, она и сама не будет совершать триумфальных полетов. Борьба во всех последовательных операциях воздушных сил будет упорна и жестока. Авиация поможет земному фронту постольку, поскольку она предоставит ему большие наступательные возможности по сравнению с противником, проводя ряд своих последовательных самостоятельных операций».

«Раз налицо имеется массовая наступательная армия, основная задача воздушной армии - содействие продвижению этой армии вперед, для чего должны быть сосредоточены все силы. Раз ведется маневренная война, нужно выиграть воздушно-земные сражения, которые завязываются в воздухе и кончаются на земле, что требует сосредоточения всех воздушных сил»{45}.

В предвоенные годы вопросы боевого применения ВВС в различных операциях и в войне в целом были достаточно глубоко исследованы в ряде крупных научных трудов советских военачальников и ученых{46}.

Разрабатывались вопросы боевого применения авиации в начальный период войны. В работах комкора В. В. Хрипина и полковника П. И. Малиновского, написанных еще в 1936 г.{47}, [33] указывались следующие основные задачи Военно-Воздушных Сил в начале войны: подавление воздушного противника на всю глубину его расположения с целью завоевать господство в воздухе; срыв сосредоточения армий противника; поддержка частью сил авиации боевых действий передовой армии сухопутных войск. При этом не исключались действия по экономическим и политическим центрам противника. В труде указывалось также, что для сохранения авиации в начальный период войны целесообразно своевременно отводить авиационные части с постоянных аэродромов на аэродромы полевые. Первые операции второй мировой войны позволили советскому командованию уточнить содержание начального периода войны, его значение для хода и исхода вооруженной борьбы. Начальный период рассматривался как отрезок времени от начала военных действий до вступления в сражения основной массы вооруженных сил{48}.

Подробно обсуждались вопросы использования всех видов вооруженных сил в войне, в том числе и Военно-Воздушных Сил, на совещании высшего командного состава, которое было проведено в декабре 1940 г. по указанию ЦК ВКП(б) Маршалом Советского Союза С. К. Тимошенко. С докладом «Военио-Воздушные Силы в наступательной операции и в борьбе за господство в воздухе» выступил начальник Главного управления Военно-Воздушных Сил генерал П. В. Рычагов{49}.

В докладе указывалось, что надежно подготовить наступление фронта, предохранить от ударов с воздуха подвозимые войска, особенно конные и механизированные, быстро и планомерно осуществить прорыв укрепленной полосы противника и развить успех в глубину возможно только при наличии господства авиации в воздухе. «Завоевание господства в воздухе,- говорилось в докладе,- достигается уничтожением авиации противника на аэродромах с одновременным ударом по ее тылам (фронтовым базам, ремонтным органам, складам горючего и боеприпасов), а также уничтожением авиации противника в воздухе над полем боя»{50}.

Однако единой точки зрения по ряду вопросов оперативного применения ВВС в войне, особенно по вопросам борьбы за господство в воздухе, среди руководящего состава еще не было. Некоторые участники совещания, преувеличивая весьма ограниченный боевой опыт войны в Испании и свой личный опыт, недооценивали действия ВВС фашистской Германии по быстрому разгрому польской и французской авиации, достигнутому главным образом путем внезапных массированных ударов по аэродромам. Подводя итоги совещания, С. К. Тимошенко одобрил основные положения сделанных на совещании докладов, а по некоторым сделал замечания. В частности, об использовании ВВС было сказано: «В отношении использования ВВС в операциях мы [34] имеем большой накопленный опыт, но этот опыт до сих пор не обобщен и не изучен. Больше того, это может быть особенно чревато тяжелыми последствиями. У нашего руководящего состава ВВС нет единства взглядов на такие вопросы, как построение и планирование операций, оценка противника, методика ведения воздушной войны и навязывание противнику своей воли, выбор целей и т. д.»{51}.

Различное толкование вопросов оперативного применения ВВС в войне сказалось в какой-то степени и на организационной структуре ВВС. Был сделан вывод, не оправдавший себя в Великой Отечественной войне, о необходимости деления авиации на армейскую, специально предназначенную для взаимодействие с войсками армий, и фронтовую, действующую по плану фронта. Этот вывод был сделан на основе боевого опыта, полученного в боях у р. Халхин-Гол (май - сентябрь 1939 г.) и в конфликте с Финляндией (30 ноября 1939 г.- 13 марта 1940 г.). Применительно к подобным, малым войнам деление авиации на армейскую и фронтовую было вполне обоснованным. Однако в большой войне с сильным противником, где требовалось массирование усилий и централизация управления всех участвующих в операции сил авиации, такая организационная структура была неприемлема. Таким образом, в предвоенные годы в советском оперативном искусстве в основном правильно рассматривались вопросы оперативного применения ВВС в наступательных и оборонительных операциях. Многие положения теории оперативного искусства ВВС были проверены на крупных учениях и маневрах, проводившихся в предвоенные годы. Наряду с этим в нашей военной теории были и слабо разработанные аспекты. Недостаточно разработаны были проблемы отражения внезапного нападения противника, ведения совместных действий ВВС с сухопутными войсками при стратегической обороне, приведения войск и авиации в повышенную и полную боевую готовность.

Командованием и штабом ВВС Советской Армии накануне войны достаточно внимания уделялось повышению боевой и политической подготовки частей и соединений фронтовой и дальнебомбардировочной авиации. Новые требования к боевой и политической подготовке войск были установлены народным комиссаром обороны Союза ССР в приказе ? 30 от 29 января 1941 г., а также в директиве Главного управления политической пропаганды Советской Армии «О перестройке партийно-политической работы», изданной еще в августе 1940 г. В обучение войск закладывался принцип: «Учить войска только тому, что нужно на войне, и только так, как делается на войне». Перед Военно-Воздушными Силами ставились задачи отработать взаимодействие с сухопутными войсками и Военно-Морским Флотом, вести активные боевые действия крупными силами, больше уделять [35] внимания освоению полетов в сложных условиях погоды и ночью. В каждом авиационном полку выделялось по одной авиаэскадрильи для прохождения курса ночной подготовки.

Боевая и политическая подготовка авиационных частей и соединений накануне войны систематически проверялась командованием ВВС Советской Армии. Это видно на следующем примере. В апреле 1941 г. проверялась 12-я бомбардировочная авиационная дивизия ВВС Западного особого военного округа, которая значительно отставала от установленных сроков переучивания на новые типы самолетов. Группу офицеров ВВС, выделенную для проверки, возглавлял начальник управления формирования и укомплектования ВВС генерал А. В. Никитин.

Алексей Васильевич Никитин связал свою судьбу с авиацией еще в 1921 г., поступив в школу военных летчиков-наблюдателей в Петрограде. В ряды Красной Армии он вступил еще в мае 1919 г. Членом Коммунистической партии стал в 1925 г. Его путь в авиации: летчик-наблюдатель, командир звена, командир авиационного отряда и авиационной эскадрильи. Будучи начальником штаба школы летчиков в Луганске, он одновременно окончил ее и получил специальность военного летчика. Позднее он занимал должность начальника штаба ВВС Закавказского военного округа, начальника штаба ВВС Забайкальского военного округа. С 1939 г. он работал в центральном аппарате ВВС.

При проверке подтвердилось, что 104 экипажа дивизии продолжали находиться в стадии переучивания. Причиной этого оказалась боязнь командования дивизии иметь летные происшествия. В силу этого летному составу давалось больше «вывозных» полетов и полетов на легкие упражнения по плану боевой подготовки, чем это требовалось по уровню подготовленности летчиков. А это, естественно, задерживало отработку задач на боевое применение. На разборе произведенной проверки генерал А. В. Никитин указал на недопустимость такой порочной методики переучивания и на безответственность командования авиационной дивизии за состояние боевой подготовки. Было приказано форсировать ход переучивания летного состава и немедленно приступить к выполнению задач боевого применения. В ходе проверки инспекторами ВВС были выпущены для самостоятельных полетов на новых типах самолетов 20 летчиков дивизии, которые отлично показали себя при проверке, а руководящий летный состав авиационных полков и эскадрилий приступил к отработке задач боевого применения.

Проверка дала большой толчок форсированию отработки летным составом упражнений на боевое применение, что положительно повлияло на повышение боеспособности дивизии. В первые дни войны 12-я бомбардировочная дивизия отличилась в боях и за высокое боевое мастерство и отвагу личного состава была отмечена в приказе Военного совета Западного фронта{52}. [36]

С большой интенсивностью накануне войны проводилась боевая подготовка частей и соединений дальнебомбардировочной авиации. Только в первой половине июня 1941 г. экипажи налетали 8614 часов, из них 1032 часа ночью, а 679 часов было затрачено на высотную подготовку. За это время было произведено 1400 маршрутных полетов, 1839 бомбометаний на полигонах я 1560 воздушных стрельб{53}. Дальнебомбардировочная авиация имела и небольшой боевой опыт, полученный при участии в советско-финляндском конфликте. В январе - марте 1940 г. она совершила 2129 боевых самолето-вылетов по железнодорожным узлам, станциям, военным заводам и портам{54}.

Накануне войны Коммунистической партией, Советским правительством и Главным командованием проводилась большая работа по укреплению Советских Военно-Воздушных Сил.

Начавшаяся вторая мировая война вызвала необходимость уточнить взгляды на боевое применение Военно-Воздушных Сил. Было обращено внимание на массирование сил авиации на направлении главного удара сухопутных войск и на исключительную важность завоевания господства в воздухе с началом развертывания военных действий. Было признано, что завоевание господства в воздухе может потребовать проведения самостоятельных воздушных операций, целью которых станет разгром авиационных группировок противника.

Германо-польская война и кампания в Западной Европе подтвердили, что ВВС как вид вооруженных сил способны решать крупные оперативно-стратегические задачи. [37]

Дальше