Содержание
«Военная Литература»
Военная история

Глава 7.

Новороссийско-Таманская операция
(10 сентября - 9 октября 1943 года)

Обстановка на Северном Кавказе к сентябрю 1943 года

Исторические победы Советских Вооруженных Сил под Сталинградом и Курском создали коренной перелом в ходе Великой Отечественной войны. Советские Вооруженные Силы захватили и прочно удерживали в своих руках стратегическую инициативу. Успешные действия советских войск на Левобережной Украине и в Донбасс обеспечили условия для развертывания наступления войск Северо-Кавказского фронта. Целью этого наступления являлось уничтожение немецко-фашистской группировки войск на Таманском полуострове, соединения из состава которой гитлеровцы могли использовать для усиления своих сил, находившихся в Крыму. Ставка Верховного Главнокомандования предписывала Северо-Кавказскому фронту прорвать вражескую оборону на «Голубой линии» и, расчленив группировку врага на части и отрезав ей пути отхода, уничтожить ее.

К сентябрю 1943 года линия фронта на Северном Кавказе проходила восточнее Новороссийска и населенных пунктов Неберджаевская, Молдавское, Киевское, по реке Курка и далее к побережью Азовского моря. Отведя свои тылы и средства усиления в глубь Таманского полуострова, немецко-фашистское командование продолжало основными силами упорно оборонять Таманский полуостров, [167] удерживая который, оно рассчитывало надежно прикрыть Крым, создать угрозу нашим коммуникациям вдоль Кавказского побережья Черного моря, сковать здесь крупные силы советских войск и тем самым не дать возможности использовать их на других участках советско-германского фронта.

Используя благоприятные условия местности, немецко-фашистское командование заранее оборудовало «Голубую линию» обороны. Эта линия представляла собой несколько укрепленных оборонительных полос и рубежей с дотами, дзотами и траншеями. Ее фланги упирались в Черное и Азовское моря. В гористой местности линия проходила по господствующим высотам, затем шла по левому, высокому берегу Кубани, что позволяло противнику держать под обстрелом низменный правый берег реки. Главная полоса обороны имела три - четыре ряда оплошных траншей и развитую сеть ходов сообщения. Кроме того, она прикрывалась сплошными минными полями и проволочными заграждениями в семь рядов кольев В целом глубина обороны «Голубой линии» достигала 20-25 км.

Подступы к Новороссийску со стороны горы Сахарная Голова, перевалов Неберджаевский и Маркотх и мысхакского плацдарма прикрывались пятью траншеями и проволочными заграждениями в семь рядов кольев Здесь гитлеровцы оборудовали также большое число дотов и дзотов. На каждом километре фронта они имели 40 - 60 пулеметов, 10-25 орудий и 17-20 минометов Сам город, расположенный спускающимся к морю амфитеатром и состоящий почти исключительно из каменных зданий, представлял большие возможности для создания прочной обороны. В городе и в порту гитлеровцы установили 32 тысячи противопехотных и противотанковых мин.

На всех пристанях, молах и портовых постройках Цемесской бухты гитлеровцы установили пулеметы, минометы и орудия, перекрывавшие бухту сплошным многослойным огнем. Единственные входные ворота в Новороссийский порт были минированы, закрыты боно-тросовым заграждением и пристреляны орудиями нескольких десятков артиллерийских и минометных батарей. Полоса препятствий высадочным средствам состояла из заостренных железных и деревянных свай и ежей, установленных сплошной линией в 20-50 метрах от уреза воды. [168]

К сентябрю 1943 года в Новороссийске находилось четыре стрелковых и одна кавалерийская дивизии противника и две портовые команды морской пехоты. Резервы гитлеровцев дислоцировались в районе станицы Гладковской. Создав в Новороссийске сильно укрепленный оборонительный район и сконцентрировав здесь большие силы, немецко-фашистское командование было убеждено в том, что его позиции на этом участке «Голубой линии» неприступны.

Противник, учитывая возможность высадки Черноморским флотом морских десантов, создал на участке побережья от Новороссийска до Темрюка сильную противодесантную оборону. Подходы к берегу со стороны моря, кроме артиллерии, минометов и пулеметов, прикрывались минными заграждениями, на побережье были созданы минные поля, специальные рвы, надолбы, проволочные заграждения и другие препятствия. Все это резко затрудняло высадку десантов на побережье, занятое противником.

Немецко-фашистское командование значительно пополнило свои морские силы на Черном море за счет подводных лодок, торпедных катеров, катеров-тральщиков и быстроходных десантных барж. Эти силы действовали на наших морских сообщениях, пытаясь прервать снабжение наших войск, действовавших на мысхакском плацдарме.

Авиация противника на Черноморском театре насчитывала около 250 самолетов и базировалась в основном на аэродромы Таманского полуострова и Крыма. Она действовала против наших морских коммуникаций, прикрывала свои войска и морские сообщения. В целом соотношение сил накануне наступления по сухопутным войскам, авиации, артиллерии и кораблям было в пользу Северо-Кавказского фронта и Черноморского флота.

Командование Северо-Кавказского фронта и Черноморского флота, разрабатывая план Новороссийско-Таманской операции, учитывало, что прорвать «Голубую линию» в центре, т. е. в районе станицы Киевской и селения Кеслерово, будет очень трудно, так как противник сосредоточил здесь сильную группировку войск и создал глубокую оборону. Еще труднее было прорвать «Голубую линию» на ее левом фланге - в районе хутора Коржевского и селения Курганская. Здесь организации [169] наступления препятствовали условия местности в плавнях нельзя было сосредоточить достаточного количества артиллерии и танков для поддержки пехоты Кроме того, как в центре, так и на левом фланге «Голубой линии» не представлялось возможным использовать флот. Поэтому командование Северо-Кавказского фронта избрало в качестве направления главного удара Новороссийск. Падение Новороссийска - самого сильного опорного пункта «Голубой линии» - ставило немецко-фашистские войска под угрозу окружения.

Новороссийская операция

Планом операции предусматривалось внезапными сходящимися ударами войск Восточной группы{31} в направлении Адамовича балка - Мефодиевский и Западной группы из района Станички в направлении высота 307,2 - Восьмая Щель с одновременной высадкой десанта в Новороссийском порту окружить и ликвидировать новороссийскую группировку противника. После овладения Новороссийском частям Восточной и Западной групп предстояло наступать в направлении Верхне-Баканская - Анапа.

Высадку десанта в порт планировалось произвести внезапно на рассвете 10 сентября 1943 года на широком фронте от мыса Любви до Электростанции.

Десант в порт предполагалось высадить внезапно, двумя эшелонами: первый эшелон - до рассвета, второй эшелон - на рассвете 10 сентября 1943 года С этой целью были созданы три десантных отряда, в каждый из которых входили десантные части и катера, их высаживающие.

Первый десантный отряд состоял из 255-й бригады морской пехоты и 84 различных катеров и мотоботов Командовал отрядом командир 255-й бригады. Плавсредства отряда, которыми командовал капитан 3 ранга П. И Державин, должны были высадить бригаду на участке мыс Любви - Холодильник, т. е на фланге обороны противника Наступая совместно с Западной группой [170] войск, бригаде надлежало овладеть западной частью Новороссийска.

Вторым десантным отрядом, в который входили 393-й отдельный батальон морокой пехоты (командир капитан-лейтенант В. А. Ботылев), 290-й полк НКВД и 19 катеров и десантных ботов, командовал капитан 3 ранга Д. А. Глухов. Этот отряд должен был произвести высадку в районе Старопассажирской и Лесной пристаней в первом эшелоне - 393-го отдельного батальона морской пехоты, во втором эшелон - 290-го полка НКВД. Заняв указанный район, части должны были наступать в направлении северо-западной части поселка Мефодиевский. [171]

Третьему десантному отряду, состоявшему из одного стрелкового полка, роты моряков и 26 катеров и десантных ботов под общим командованием капитана 3 ранга Масалкина, предписывалось произвести высадку в районе Импортной гавани и Электростанции. Десантники, закрепившись на берегу, должны были содействовать прорыву вражеской обороны частями Восточной группы войск, а затем во взаимодействии с ними разгромить гитлеровцев в районе цементный завод «Пролетарий» - Адамовича балка, после чего наступать к северо-западной окраине поселка Мефодиевский.

В соответствии с планом операции высадка десанта с моря возлагалась на «бригаду торпедных катеров капитана 2 ранга В. Т. Проценко. С началом артиллерийской поддержки эта бригада, разделившись на группы, должна была выполнить ряд задач. Так, группы прорыва из семи торпедных катеров, двух катеров типа «КМ» и двух катеров-лимузинов под руководством самого В. Т. Проценко должна была уничтожить боны в воротах порта и доты на головах молов, а затем пробить торпедами проломы в восточном и западном молах. Через проломы в бухту предстояло ворваться катерам с десантниками.

Группе атаки берега, состоявшей из 13 торпедных катеров (командир капитан 3 ранга Г. Д. Дьяченко), надлежало уничтожить торпедами вражеские огневые точки на берегу с внешней стороны восточного и западного молов на участке прорыва.

Группе атаки порта (шесть торпедных катеров), которой командовал капитан-лейтенант А. Ф. Африканов, предстояло ворваться в порт и уничтожить доты и дзоты на берегу и пристанях.

Группе прикрытия (шесть торпедных катеров) - прикрывать высадку десанта с моря. Однако в ходе операции эта группа создана не была и задачу решали катера, разрядившиеся в порту.

Всего было выделено в десант более 6000 человек при 40 орудиях, 105 минометах и 53 станковых пулеметах, около 160 плавучих единиц.

Перед выделенной для участия в операции артиллерией сухопутных войск и береговой артиллерией Черноморского флота (около 100 стволов) ставилась задача начать артиллерийский обстрел мест высадки за 16 минут до высадки десанта, а за минуту до высадки перенести [172] огонь в глубину обороны врага на 400-500 м от уреза воды. После высадки вести огонь по требованию командиров десанта.

Военно-воздушным силам Черноморского флота и приданной в оперативное подчинение флоту авиации Северо-Кавказского фронта (всего 150 самолетов) предписывалось за 40 минут до начала высадки наносить удары по огневым точкам и живой силе противника в районе Новороссийска, уничтожить самолеты противника и надежно прикрыть высадку и действия десанта на берегу истребительной авиацией.

Планом операции предусматривалась также тщательная маскировка и разведка мест высадки, мест расположения живой силы, огневых средств, минных и других заграждений.

В конце августа 1943 года в район сосредоточения начали прибывать выделенные в десант войска (255-я Краснознаменная бригада морской пехоты, 393-й отдельный батальон морской пехоты и два стрелковых полка). Они тренировались здесь в посадке на плавсредства и высадке с них на берег, в погрузке и выгрузке техники. В частях проводились тактические учения на темы: уличный бой, блокировка и штурм опорных пунктов и дзотов противника, преследование противника и т. п.

Офицерский состав в процессе подготовки к операции изучал опыт десантов, высаживавшихся флотом раньше, а также особенности предстоявшей высадки.

Катерники тренировались в подрыве боновых заграждений, в буксировке тихоходных ботов и барказов, в торпедной стрельбе по берегу, в совместном плавании, отрабатывали организацию взаимодействия с береговой артиллерией и авиацией. Учитывая, что при подходе плавсредств к берегу и во время боя за высадку противник будет противодействовать артиллерийским, минометным и пулеметным огнем, были проведены специальные мероприятия по оборудованию плавсредств противопульной и противоосколочной защитой. Эти мероприятия в ходе операции целиком себя оправдали.

Большую работу по обеспечению безопасного плавания кораблей и судов в период десантной операции провел гидрографический отдел Черноморского флота. На побережье, в районе которого пролегали курсы судов и кораблей, были оборудованы створные огни. На всех катерах, [173] оснащенных компасами, была уничтожена девиация, а на корабли командиров отрядов назначались опытные штурманы. Намечалось также произвести траление наиболее опасного участка перехода.

Особенное внимание при подготовке к высадке десанта командование операцией уделяло сбору сведений о противнике. Наблюдение за врагом вели наблюдательные и другие посты, авиация, разведывательные группы, партизаны. Специальные группы разведчиков высылались в темное время суток для выяснения устройства заграждения ворот Новороссийского порта , организации и системы наблюдения за морем. К началу операции благодаря хорошо поставленной разведке нашему командованию были известны численный состав войск противника, число и местонахождение артиллерийских и минометных батарей в городе и в его предместьях, система обороны пристаней, западного и восточного молов, наличие между молами боно-сетевого заграждения с протянутым посередине тросом, проволочные заграждений и минные поля на участке от западного мола до мыса Любви, а также бетонные укрепления и дзоты на пляже мыса Любви. Все эти данные были доведены до сведения командиров подразделений, назначенных в операцию. Непосредственно перед высадкой командиры десантных отрядов и групп с высоты, расположенной на нашей территории, осмотрели район предстоящих действий, территорию порта, места высадки, подходы к ним и ориентиры.

Политорганы помогли командирам отобрать в десант лучших людей. Среди всего личного состава десантных частей насчитывалось около 50% коммунистов и комсомольцев. Только в подразделения, выделенные в первый бросок десанта, были направлены 174 коммуниста и 144 комсомольца. Среди десантников находилось 265 бойцов, [174] удостоенных орденами и медалями Советского Союза, из них 70 участвовало в обороне Одессы, 50 - в обороне Севастополя. Коммунисты были направлены также на мотоботы и мотобаркасы, которым предстояло решать особенно трудные задачи при высадке десанта.

Огромную пользу десантным войскам принесли организованные политорганами Черноморского флота беседы бойцов и офицеров, уже участвовавших в высадках десантов. Молодые десантники получили от опытных воинов много ценных советов и указаний о том, как готовиться к десанту, как прыгать в воду, сколько брать с собой гранат и как их подвешивать, чтобы не замочить, как быстрее производить посадку на корабли, вести разведку на берегу, преодолевать различные заграждения. Кроме того, в подразделениях десантных войск были проведены многочисленные беседы, доклады, лекции о международном положении Советского Союза, о боевых подвигах моряков-черноморцев, о бдительности и сохранении военной тайны.

Накануне операции в политотдел Новороссийской военно-морской базы пришло письмо от матери погибшего незадолго до этого матроса Геннадия Мерзлякова. Это письмо, адресованное боевым друзьям Мерзлякова, невозможно читать без волнения. Вот что в нем было написано:

«Дорогие мои сыны! Весть о героической гибели моего родного и любимого сына принесла мне много горя. Я оплакиваю своего погибшего сына. Утрата для меня велика. Мое материнское сердце разрывается от боли. Если бы вы только знали, как кипит моя ненависть к подлым фашистам, которые оборвали молодую жизнь моего милого сына. Утрата для меня тяжела, но я горжусь сыном. Горжусь потому, что он погиб как герой. Он любил меня, но он любил и свою Родину, которая дала ему воспитание, выковала в нем храбрость и отвагу. Многие преданные Родине патриоты жертвуют своими жизнями, среди этих патриотов и мой сын. Так отомстите же, сыны мои, за смерть вашего боевого друга, за мое горе и слезы, за все злодеяния, которые творят немцы на нашей земле! Будьте храбрыми в боях с врагом, уничтожайте их беспощадно! Проклятие и смерть гитлеровцам!»

Перед самым выходом в операцию среди личного состава десантных частей и кораблей были проведены митинги, которые вылились в мощную демонстрацию советского патриотизма. Матросы и офицеры дали клятву Родине и Коммунистической партии разгромить врага и выполнить задание командования. Так, на митинге экипажа сторожевого катера «СКА-018» был принят следующий текст клятвы:

«Мы, катерники «СКА-018», клянемся Родине, что боевой приказ командования выполним с честью.

Клянемся, что в борьбе с заклятым врагом наша рука - рука черноморца, не дрогнет; мы будем бить врага до полного его уничтожения. Мы клянемся жестоко отомстить за издевательства над советским народом, временно попавшим в немецкое рабство, клянемся беспощадно мстить за наших товарищей, погибших в боях с немецкими оккупантами.

Клянемся, что за дело освобождения нашей Родины от немецких захватчиков мы не пощадим жизни и, если потребуется, «каплю за каплей отдадим кровь за дело свободы. Мы не отступим ни на шаг назад. Наш путь только вперед. Смерть немецким оккупантам! Да здравствует наша Родина! Вперед на разгром врага!»

Прославленный моряк командир дивизиона сторожевых катеров капитан 3 ранга Н. И. Сипягин 9 сентября перед боем писал: «Я клянусь тебе, наша горячо любимая Родина, что поставленная мне командованием задача будет выполнена отлично». Эту клятву Сипягин выполнил с честью.

На митингах личного состава кораблей принимались и обращения к пехотинцам-десантникам, а последних - к личному составу кораблей, в которых бойцы и офицеры заверяли друг друга, что отлично выполнят боевые задания.

«Мы, бойцы и офицеры «СКА-0111», - писали, например, [176] катерники бойцам 393-го отдельного батальона морской пехоты, - обращаемся к вам, дорогие товарищи куниковцы, с призывом беспощадно истреблять немецких захватчиков, отомстить им за кровь наших советских людей, за зверства гитлеровцев в Керчи, Новороссийске, Краснодаре, Ейске и других городах и селах. Мы призываем вас в борьбе с врагом проявлять решительность, дерзость и умение, стремительным броском овладеть берегом.

Мы заверяем вас, что у катерника «СКА-0111» рука не дрогнет, мы смело поведем свой корабль к цели и всеми средствами поможем вам высадиться на берег.

Мы призываем вас идти только вперед. Ни шагу назад!»

Куниковцы с честью выполнили наказ своих боевых товарищей, а катерники - свое слово.

Перед выходом в море было созвано совещание заместителей командиров кораблей по политической части, парторгов и комсоргов отрядов, на котором давались конкретные указания о задачах партийно-политической работы на переходе и в бою.

Большая партийно-политическая работа была также проведена в артиллерийских и авиационных частях. В штурмовых полках авиации флота командиры эскадрилий капитан В. Вартаньян и майор Кунях рассказали летчикам о боевых традициях 8-го гвардейского штурмового полка, о накопленном его личным составом боевом опыте штурмовки живой силы и техники врага. Этот полк участвовал в обороне Севастополя, Керченского и Таманского полуостровов, Сталинграда и Новороссийска.

В подразделениях и частях береговой артиллерии Черноморского флота, выделенных для участия в операции, которыми командовал подполковник М. В. Матушенко, командиры и политработники разъясняли личному составу задачи, которые предстояло решать. Прежде всего внимание артиллеристов обращалось на необходимость быстро уничтожить вражеские огневые точки, расположенные у уреза воды. С подходом десанта к берегу артиллеристы должны были перенести огонь на вторую полосу обороны противника, находившуюся в 500 - 600 метрах от берега.

Учтя опыт предыдущих десантов, командование операции заблаговременно изучило долгосрочный прогноз [177] погоды и, исходя из него, избрало датой высадки 10 сентября 1943 года, когда ожидалась благоприятная погода.

9 сентября с наступлением темноты в Геленджике началась посадка на плавсредства личного состава и погрузка вооружения первого эшелона десанта. Посадка второго эшелона производилась в селе Кабардинка. С 21 часа 15 минут до 22 часов десантные отряды под прикрытием истребительной авиации вышли в район высадки. Время для перехода в Цемесскую бухту было выбрано удачно. Суда к бухте шли в период лунной ночи, а вошли в бухту, когда луна зашла. Это обеспечило безопасное плавание большого числа малых судов и скрытность подхода к местам высадки.

На переходе морем отряды ориентировались по ведущим и контрольным створам. Командир высадки десанта контр-адмирал Г. Н. Холостяков, находясь на своем командном пункте, расположенном на мысе Дооб, всегда точно знал, в каком месте находятся и с какой скоростью движутся десантные отряды. В связи с задержкой погрузки и на переходе в море третьего десантного отряда контр-адмирал Холостяков перенес время его высадки с 2 часов 15 минут на 3 часа 10 сентября. Благодаря надежной связи это решение своевременно было доведено до командиров подразделений десанта и позволило им более организованно провести посадку на суда.

Чтобы отвлечь внимание противника от катеров с десантом, самолеты на небольших высотах летали над Цемесской бухтой и над линией фронта, заглушая шумом своих моторов шум моторов катеров и тем самым отвлекая внимание вражеских наблюдателей на себя. Одновременно наша авиация нанесла бомбардировочные удары по Новороссийску и Кирилловке с целью уничтожения штабов, узлов связи и огневых точек противника. Возникшие при этом пожары помогли ориентироваться кораблям с десантом, подходившим в район развертывания для высадки.

При переходе десант обнаружен не был. Гитлеровцы обстреливали район Кабардинки и освещали передний край нашей обороны на Мысхако и в районе Южная Озерейка.

В 2 часа 44 минуты 10 сентября 1943 года десантные отряды подошли к исходной линии. В этот момент около тысячи орудий начали артиллерийскую подготовку высадки [178] десанта. Гитлеровцы были застигнуты врасплох, но вскоре, оправившись, открыли ответный огонь из 40 артиллерийских батарей и большого числа шестиствольных минометов Вся Цемесская бухта покрылась всплесками падающих снарядов и мин. В городе возникли многочисленные пожары, дым которых закрыл всю акваторию порта. О том, насколько сильным было наше артиллерийское воздействие на противника, можно судить по показанию захваченного десантниками в плен солдата 16-й немецкой портовой команды Кубица. «В ночь высадки десанта, - заявил он, - я был на молу. Было плохо видно. Мы заметили в море какие-то зеленые и красные огоньки, затем начался настоящий ад: стала бить ваша артиллерия, появились самолеты. Мы растерялись... Я убежал в помещение, залез под койку и, когда услышал русскую речь, сдался в плен».

Вслед за артиллерийской подготовкой огневые точки на молах, боковое заграждение и укрепления противника у уреза воды в районе мыса Любви и восточного мола были атакованы торпедами с катеров группы прорыва капитана 2 ранга В. Т. Проценко. Вслед за ними начала действовать группа атаки берега, которой командовал капитан 3 ранга Г. Д. Дьяченко. В 2 часа 48 минут с Катеров этой группы было выпущено 24 торпеды по определенным им целям. Катерами обеих групп на берегу Цемесской бухты и на молах было уничтожено восемь и повреждено пять долговременных огневых сооружений, что значительно ослабило вражескую оборону и облегчило подход к берегу катеров с десантом.

В 2 часа 50 минут группа рейдовых катеров ринулась к бонам и высадила автоматчиков на головы западного и восточного молов. Автоматчики уничтожили боно-сетевое заграждение, очистили молы от противника и в 3 часа дали сигнал: «Проход в порт открыт!» По этому сигналу группа атаки порта начала прорываться в порт. На пути катеров встала сплошная стена огня. Это был критический момент. Однако, не колеблясь ни секунды, капитан-лейтенант Африканов вошел в проход, и за ним устремились сквозь вражеский огонь остальные катера. Как было предусмотрено планом, катера Африканова нанесли торпедные удары по укреплениям противника на пристанях, уничтожив значительное число дотов, дзотов [178] и других огневых точек, расположенных непосредственно у уреза воды.

Верные своей клятве, катерники бились, не жалея жизни. Сам Африканов бросался в самые опасные места, его катер непрестанно ходил вдоль берега, поливая гитлеровцев пулеметным огнем. Раненный в грудь командир торпедного катера старший лейтенант Смирнов не свернул с боевого курса. Четыре тяжелые раны получил другой командир торпедного катера - старший лейтенант Майстерович, который истекал кровью, но выполнил приказ до конца.

В результате торпедной атаки было уничтожено 11 дотов, 8 дзотов и один прожектор, повреждено 5 дотов и 4 дзота, что значительно облегчило высадку десанта.

К 3 часам советская артиллерия перенесла огонь в глубину обороны врага, и десантные отряды начали двигаться к местам высадки. Суда проходили в Новороссийский порт через узкий 80-метровый простреливаемый десятками артиллерийских и минометных батарей противника проход между молами. Каждый десантник понимал, что только через эти «ворота смерти» лежит путь к победе: удар с моря дезорганизовывал оборону врага.

Первым прорвался в порт второй десантный отряд и начал высадку на побережье, Элеваторную, Лесную, Нефтеналивную и Старо-Пассажирскую пристани 393-го отдельного батальона морской пехоты (800 бойцов и офицеров, 11 минометов, 40 противотанковых ружей и 42 пулемета). При подходе к месту высадки «СKA-081» (брейд-вымпел командира второго десантного отряда) был сильно поврежден. Вода стала заливать кормовые отсеки. Несмотря на это, командир катера коммунист старший лейтенант Флейшер повел на максимальной скорости полузатопленный катер к берегу и высадил десантников во главе с их командиром капитан-лейтенантом В. А. Ботылевым на берег. Только после этого, стоя по грудь в воде, под непрерывным вражеским огнем матросы заделали пробоины и катер смог вернуться в базу.

Почти одновременно со вторым десантный отрядом в порт вошли суда первой группы первого десантного отряда, которые вел капитан 3 ранга Н И. Сипягин. Подавляя огневые точки врага, катера подошли в район [180] Каботажная - пристань Холодильник и начали высадку десанта.

Во время высадки осколком мины был сбит с ног комендор «СКА-064» старший краснофлотец коммунист Федчук. Он немедленно поднялся на ноги и встал к пушке. Вскоре его ранило вторично. Федчук продолжал стрелять. Наконец разрывная пуля раздробила ему челюсть, но это не заставило героя прекратить огонь.

Вторая и третья группы первого отряда высаживали части 255-й бригады морской пехоты в районе мыса Любви - основание западного мола. Противник оказывал здесь ожесточенное сопротивление, однако черноморцам удалось высадить около 1500 десантников. Всего же первый отряд высадил около 2 тысяч человек, потеряв сторожевой катер, восемь мотобарказов и мотоботов и два катера-тральщика.

Третий отряд прорвался в порт в 3 часа 20 минут и высадил десант в районе Импортный пирс - основание восточного мола. Несмотря на сильное противодействие противника, на берег в течение двадцати минут было высажено более 1200 бойцов с техникой. Во время высадки сторожевой катер, на котором находились командир десантного отряда и командир десанта, загорелся в результате прямого попадания мин. Тогда парторг катера главный старшина Голофеев под ураганным обстрелом противника вплавь добрался до берега, взял мотобот и привел его на помощь катеру. Едва десантники и личный состав катера перешли на мотобот, катер взорвался.

После высадки первого эшелона десанта (около 4 тысяч человек) корабли Черноморского флота произвели 10 и 11 сентября высадку второго эшелона (около 3 тысяч человек) на участках высадок второго и третьего десантных отрядов. Одновременная высадка на широком фронте распылила силы гитлеровцев и лишила их возможности организовать эффективное противодействие. [181]

Десант начал стремительно продвигаться вперед. Гитлеровцы, опираясь на укрепления и огневые точки, упорно обороняли каждый квартал, каждый дом.

Части 255-й бригады морской пехоты, высаженные на участке мыс Любви - Холодильник, встретили сильное сопротивление противника. Не очистив захваченный плацдарм от вражеских автоматчиков и не уничтожив немецкие огневые точки, подразделения десанта начали продвигаться в глубь берега. Вследствие этого они оказались изолированными от берега и друг от друга, действовали разрозненными группами, потеряли связь с командованием и к исходу дня 10 сентября были вынуждены после тяжелых боев и потерь отойти в район Станички и в район высадки 393-го отдельного батальона морской пехоты.

393-й батальон высадился на заминированные, опоясанные дзотами новороссийские причалы. Прорвавшись сквозь огненный шквал, батальон разделился на две группы. Первая группа во главе с командиром батальона капитан-лейтенантом Ботылевым действовала в районе клуба, а вторая во главе с капитан-лейтенантом Райкуновым - в районе вокзала и нефтебаков. Группа Ботылева сразу же штурмом овладела зданием клуба и домом, стоявшим рядом с ним. Эти здания в течение пяти суток являлись основными опорными пунктами группы.

Группа Райкунова сразу же после высадки обошла с нескольких направлений товарную станцию и стала штурмовать вокзал. Ведя огонь с близлежащих зданий, забрасывая в окна, смотровые щели и двери гранаты, моряки ворвались внутрь помещения. Завязался короткий, но ожесточенный бой, в результате которого группа Райкунова овладела вокзалом и в 6 часов 45 минут матрос Сморжевский поднял над ним военно-морской флаг.

Вместе с группами Ботылева и Райкунова были высажены корректировочные посты береговой артиллерии, которые сразу же установили связь с командованием.

Опомнившись, немецко-фашистское командование подтянуло к вокзалу значительные силы, 20 танков и самоходных орудий. Двадцать восемь ожесточенных атак отбили десантники. Они встречали вражеские танки гранатами, огнем из противотанковых ружей. Вызванный и корректируемый ими огонь береговой артиллерии выводил [182] из строя немецкие машины. Отличился при этом корректировщик старшина 2-й статьи Бурунов. Получив во время одной из атак тяжелое ранение, он не оставил свой пост до конца атаки. В результате его искусной корректировки нашей артиллерией было уничтожено семь немецких танков.

Без промаха бил врага известный снайпер старшина 1-й статьи Рубахо. За время войны он подготовил 72 снайпера, на его боевом счету 323 уничтоженных гитлеровца. В дни героической борьбы за Новороссийск Рубахо истребил 47 фашистов, причем 20 из них уже будучи раненым.

За шесть дней героических боев батальон капитан-лейтенанта Ботылева уничтожил 1750 гитлеровцев, 8 танков, 7 автомашин, 2 пушки и 85 огневых точек, захватил более 40 пулеметов, 55 автоматов, 300 винтовок и другое военное имущество.

В ознаменование одержанной победы над немецко-фашистскими войсками, за доблесть и героизм 393-му отдельному батальону морской пехоты присвоено наименование «Новороссийского», а командиру батальона капитан-лейтенанту Ботылеву, командиру роты автоматчиков капитан-лейтенанту Райкунову и старшине 1-й статьи Рубахо - звание Героя Советского Союза.

Третий отряд успешно высадил в районе Импортный пирс - Электростанция 1339-й стрелковый полк и группу моряков, которые захватили береговую полосу и выбили противника с электростанции, создав угрозу прорыва обороны немецко-фашистской обороны в районе Цементного завода.

В этих боях навеки прославил себя матрос Иван Прохоров, повторивший бессмертный подвиг Александра Матросова. Взвод автоматчиков, высаженный на Импортный пирс и продвигавшийся к Цементному заводу, неожиданно наткнулся на минированное проволочное заграждение, обойти которое не было возможности. Взвод остановился, обстреливаемый со всех сторон вражескими автоматчиками. Медлить было нельзя. Тогда вперед вышел матрос Иван Прохоров, один из героев-куниковцев, и сказал: «Дорогие товарищи! Я жертвую собой ради победы над врагом. Прошу вас, братья, двигаться только вперед. Славное имя нашего отца Куникова вы должны оправдать с честью. Просите командование, чтобы меня [183] считали коммунистом и сообщили родным, что я погиб за великое дело». С этими словами он бросился на минированное проволочное заграждение. Произошел взрыв. Не стало ни героя, ни минного поля. Ценой своей жизни матрос Иван Прохоров проложил путь к победе своим товарищам.

Части 1339-го полка, отбросив противника от берега, завязали бои в районе Цементного завода. В ночь на 11 сентября, получив подкрепление, полк усилил атаки и к утру овладел заводом и предместьем Адамовича Балка. К этому времени прорвали оборону и войска, наступавшие с фронта. Десантники соединились с ними и повели наступление на поселок Мефодиевский и город Новороссийск.

В течение 12, 13 и 14 сентября в городе происходили ожесточенные уличные бои. Каждую ночь катера и мотоботы под огнем противника доставляли питание и боеприпасы десантным частям и эвакуировали раненых.

Большую помощь десантным частям оказывали береговая артиллерия и авиация Черноморского флота. Летчики эскадрилий Героев Советского Союза майора М. Е. Ефимова и майора Ф. Н. Тургенева не только непрерывно подавляли огневые средства и живую силу врага, но и снабжали десантников боеприпасами и продовольствием. Хорошее знание Новороссийска и пунктов, занимаемых десантом, и высокая техника пилотирования позволяли летчикам точно сбрасывать грузы в те здания, которые занимали десантники. Во время боев за Новороссийск наша авиация полностью господствовала в воздухе. Она совершила около тысячи самолето-вылетов. За это же время морские артиллеристы и минометчики выпустили по врагу более 14 тысяч снарядов и мин.

Днем 14 сентября 393-й отдельный батальон морской пехоты, получив боеприпасы, доставленные самолетами, перешел в наступление, прорвал оборону противника и соединился с 1339-м полком и Восточной группой войск.

Оценив создавшееся положение, немецко-фашистское командование стало спешно перебрасывать для поддержки своей новороссийской группировки части с центрального участка «Голубой линии». Обнаруженные нашей разведкой во время передвижения, эти части подверглись [184] сосредоточенным ударам бомбардировочной и штурмовой авиации.

Одновременно с упорными боями за Новороссийск войска Северо-Кавказского фронта перешли в наступление в центре и на правом фланге фронта. В ночь на 16 сентября войска Западной группы прорвали оборону противника со стороны Станички и ворвались в город. В результате упорных боев войск Восточной и Западной групп и десанта крупнейший черноморский город и порт Новороссийск к 10 часам 16 сентября 1943 года был полностью очищен от гитлеровцев.

В течение напряженных пятидневных боев за Новороссийск нашими войсками и десантом нанесено поражение четырем дивизиям противника.

Операция по освобождению Новороссийска является примером успешных совместных действий войск Северо-Кавказского фронта и Черноморского флота. Победа была обеспечена ошеломляющей внезапностью высадки, стремительностью удара десантных отрядов, беспримерной храбростью, самоотверженностью и массовым героизмом солдат, матросов и офицеров при выполнении поставленных перед ними задач. Новороссийская операция положила начало разгрома всей немецко-фашистской группировки на Таманском полуострове.

Ликвидация Таманского укрепленного плацдарма противника

С выходам наших войск в феврале 1943 года на побережье Азовского моря Азовская военная флотилия вновь вернулась в свои базы и приняла активное участие в разгроме врага в Донбассе, на Кубани и Таманском полуострове. В период летнего наступления 1943 года Азовская военная флотилия содействовала войскам Южного фронта высадкой десантов в Таганрог, Мариуполь (Жданов) и Осипенко, нанесением бомбо-штурмовых и артиллерийских ударов по живой силе и технике противника на берегу и в портах. Азовская военная флотилия наводила панику в тылу врага, нарушала морские и прибрежные его коммуникации, оттягивала на себя силы врага и тем самым способствовала Южному фронту в разгроме немецко-фашистских войск и очищению от них северного побережья Азовского моря. [185]

После разгрома под Новороссийском гитлеровское командование пыталось отвести свои войску с Таманского полуострова на заранее подготовленные оборонительные рубежи в Крыму. В связи с этим командование Северо-Кавказского фронта поставило перед Черноморским флотом и Азовской военной флотилией задачу посредством высадки десантов в районах Анапы, озеро Соленое и Темрюка отрезать противнику пути отступления, сорвать эвакуацию его войск и тем самым содействовать уничтожению войсками Северо-Кавказского фронта таманской группировки врага и очищению от него всего Кавказа.

21 сентября командующий Северо-Кавказским фронтом генерал-полковник И. Е. Петров предписал Азовской военной флотилии высадить 24 сентября десант в районе Темрюка и совместно с частями фронта освободить его. Командующий Азовской военной флотилией контр-адмирал С. Г. Горшков решил произвести высадку одновременно в двух пунктах: основной десант из 1200 человек в районе восточнее станицы Голубицкой и вспомогательный десант из 200 морских «пехотинцев в районе селения Чайкино. Основной десант должен был овладеть Голубицкой и перерезать дорогу Темрюк - Пересыпь, вспомогательный - занять Чайкино, после чего совместно с основным десантом наступать на Темрюк.

Для высадки десанта и обеспечения его действий на берегу было выделено около 40 судов (катера, бронекатера, торпедные катера) и 20 самолетов-штурмовиков типа Ил-2.

Высадка десанта началась в 3 часа 25 минут 25 сентября. Она проходила в условиях сильного противодействия противника артиллерийским и ружейно-пулеметным огнем. Бронекатера и сторожевые катера успешно поддерживали высадку десанта, которая полностью была закончена к 5 часам. Высаженные части при поддержке штурмовой авиации в результате ожесточенных боев заняли северо-восточную часть Голубицкой, перерезали прибрежную дорогу из Темрюка на запад и удерживали ее до подхода сухопутных частей, создав тем самым угрозу окружения всей темрюкской группировки врага. 28 сентября решительным наступлением сухопутных частей и десанта город и порт Темрюк был освобожден. [186] [187]

В дальнейшем Азовская военная флотилия содействовала войскам Южного фронта в занятии Геническа (Мелитопольская операция) и войскам Северо-Кавказского фронта в Керченско-Эльтигенской операции при освобождении Крыма.

Таким образом, Азовская военная флотилия как в оборонительных, так и в наступательных боях полностью выполнила все поставленные перед ней задачи и вписала не одну славную страницу в боевую летопись советского Военно-Морского Флота.

Преследуя отходящие немецко-фашистские войска, наши части 21 сентября освободили город Анапу, а к исходу 24 сентября вышли на рубеж Суворово - Черкасский - Лиманный - Благовещенское. В этот же день командующий Северо-Кавказским фронтом поставил перед Черноморским флотом задачу высадить десант в районе озера Соленое - Благовещенская с целью не допустить отхода таманской группировки немецко-фашистских войск по дорогам Анапа - озеро Соленое и Анапа - Джигинское.

Замысел командования предусматривал высадку главных сил десанта в составе бригады морской пехоты у озера Соленое и вспомогательных сил (стрелковый полк и батальон морской пехоты) западнее Благовещенской. Главные силы должны были прочно удерживать район высадки, часть вспомогательных сил - не допускать отхода противника на запад, а другая часть - наступая на запад, соединиться с главными силами в районе озера Соленое. Всего в десант было выделено 6 тысяч человек.

Для высадки десанта было создано три отряда кораблей из тральщиков, «малых охотников», десантных ботов и других судов, общей численностью более 50 единиц. Для прикрытия высадки десанта с моря в районе мыса Железный Рог развертывались торпедные катера. Обеспечение действий десанта на берегу возлагалось на авиацию Северо-Кавказского фронта и Черноморского флота, обладавшую абсолютным господством в воздухе.

Подготовка к высадке десанта проводилась с учетом опыта, накопленного в Новороссийской операции. Кроме того, для передачи боевого опыта в сухопутные десантные части были направлены десять лучших бойцов из [188] 393-го Новороссийского отдельного батальона Морской пехоты - участников боев за Новороссийск.

На большинстве кораблей перед выходом в море состоялись митинги личного состава. В своих выступлениях офицеры, старшины и матросы заявляли, что они выполнят боевой приказ, какие бы препятствия ни возникли на их пути Многие бойцы перед выходом в операцию написали клятву Родине. Вот что написал старший матрос Нестеренко: «Я, старший матрос Нестеренко Иван Васильевич, выходя на выполнение боевого задания по освобождению нашей Родины от немецко-фашистского ига, клянусь перед тобой, наша Родина, что я, русский боец, воспитанный великой партией Ленина, не жалея своей силы, крови и самой жизни, отдам все во имя Родины, за полную победу над немецкими оккупантами. Смерть немецким оккупантам!»

Приняв десант в Геленджике, корабли поотрядно в 17 часов 30 минут 24 сентября вышли в район высадки. Погода неблагоприятствовала переходу. Усиливался ветер, мотоботы, сейнеры и катера заливало водой. Отряд кораблей под командованием капитана 3 ранга Державина, прижимаясь к берегу, скрытно подошел в район Благовещенской и на рассвете 25 сентября внезапно высадил десант (около 900 человек). Гитлеровцы были застигнуты врасплох. Они открыли огонь после того, как половина десанта уже была на берегу. Артиллерия сторожевых катеров, маневрировавших вдоль берега, подавляла огневые точки врага. Высадка длилась 27 минут и прошла без потерь в людях и технике.

В течение ночи торпедные катера противника дважды пытались прорваться к участку высадки десанта, но каждый раз бывали отогнаны к Керченскому проливу нашими торпедными катерами.

Поддержанный авиацией, десант оттеснил гитлеровцев от уреза воды и перерезал дорогу Благовещенское - озеро Соленое. Теперь уже вражеские части не могли отходить на Тамань вдоль берега.

На рассвете 26 сентября в районе озера Соленое был высажен второй десант численностью более 1600 человек с техникой и боеприпасами.

Десантники - бойцы 83-й бригады морской пехоты - развернули наступление на Веселовку. Гитлеровцы оказывали [189] им сильное сопротивление. Они обстреливали десант из тяжелых орудий, расположенных в районе мыса Железный Рог, бросили против него авиацию. Однако 8-й-гвардейский и 47-й штурмовые полки Черноморского флота, совершавшие в день по 50 - 60 самолето-вылетов, подавили огонь вражеских береговых батарей, нанесли огромные потери живой силе и технике противника и обеспечили успешное продвижение нашего десанта, который занял селение Веселовку и станицу Благовещенскую. Истребительная авиация Черноморского флота, прочно удерживая господство в воздухе, надежно прикрывала десантные войска. За три дня боев в районе озера Соленое авиацией флота было уничтожено 1500 солдат и офицеров, 385 автомашин и повозок с грузом, 17 самолетов, 12 орудий и большое количество другой немецкой военной техники.

Во время высадки десантов и в боях за побережье на самых трудных участках всегда были коммунисты. Так, сторожевой катер «СКА-015», которым командовал молодой коммунист старший лейтенант Варлей, при высадке десанта подавлял немецкие огневые точки, Эту же задачу выполнял и сторожевой катер «СКА-029», который от попадания вражеского снаряда потерял ход. Заметив это, старший лейтенант Варлей немедленно повел свой катер на выручку «СКА-029». Умело маневрируя среди разрывов вражеских мин и снарядов, Варлей подошел к «СКА-029», взял его на буксир и вывел из зоны огня противника. Боевые товарищи были спасены от неминуемой гибели.

Ярким свидетельством высокого авторитета Коммунистической партии в массах и авангардной роли коммунистов в бою явилось стремление бойцов и офицеров вступить в эти дни в ряды партии. Заявления об этом подали 42 бойца и офицера.

В течение 26 и 27 сентября противник усилил сопротивление. В связи с этим в район высадки были переброшены две стрелковые бригады. Отличились в эти дни команды десантных мотоботов. Только один дивизион десантных мотоботов в ночь на 27 сентября перебросил из Анапы в район высадки около 4 тысяч бойцов и офицеров с техникой и боеприпасами. Всего 25 - 27 сентября Черноморским флотом было высажено более 8 тысяч человек. [190]

Морские десанты, высаженные Черноморским флотом в тылу врага в районах озера Соленое и станицы Благовещенской и Азовской военной флотилией - в районах Чайкино и Голубицкой, содействовали войскам Северо-Кавказского фронта, наступавшим на левом крыле, в прорыве обороны противника на рубеже реки Старая Кубань и в разгроме его войск в юго-западной части Таманского полуострова.

Десант полностью решил поставленную перед ним задачу. Совместно с войсками Северо-Кавказского фронта он прорвал оборону противника и развернул наступление на приморском направлении на Тамань. Немецко-фашистские войска стали поспешно отступать в Крым, пытаясь, однако, задержаться на промежуточных рубежах. Авиация Черноморского флота и Северо-Кавказского фронта наносила бомбо-штурмовые удары по вражеским судам, эвакуировавшим солдат и боевую технику с Таманского полуострова.

3 октября войска фронта и части десанта освободили город и порт Тамань. В ночь на 6 октября Черноморский флот высадил на косу Тузла части 83-й бригады морской пехоты, которые к 9 октября полностью освободили косу от гитлеровцев.

К 10 часам 9 октября Таманский полуостров был полностью очищен от оккупантов.

Решающее значение в деле разгрома немецко-фашистских войск на Таманском полуострове сыграла ликвидация войсками Северо-Кавказского фронта и частями Черноморского флота новороссийского укрепленного района противника и освобождение от него города Новороссийска, после чего гитлеровцы были вынуждены оставить «Голубую линию» обороны и начать общий отход в глубь Таманского полуострова.

В ходе наступления, протекавшего в трудных условиях местности, наши войска прошли с боями более 150 км и нанесли врагу огромные потери в живой силе и технике. В течение месяца гитлеровцы потеряли более 40 тысяч солдат и офицеров убитыми и пленными. Нашими войсками было захвачено 453 орудия, 846 минометов и около 100 танков. Тысячи солдат и офицеров противника погибли от ударов авиации и кораблей Черноморского флота по немецким катерам и баржам во время их бегства через Керченский пролив. [191]

Таким образом, войска Северо-Кавказского фронта, соединения, корабли и части Черноморского флота ударами с суши и высадкой десантов с моря в результате многодневных боев разгромили таманскую группировку противника, освободив от немецко-фашистских захватчиков Таманский полуостров. Плацдарм на Кубани, обеспечивавший гитлеровцам оборону Крыма и возможность наступательных действий в сторону Кавказа, был окончательно ликвидирован. [192]

Дальше