Содержание
«Военная Литература»
Военная история

Глава 7.

В боях за Советскую Эстонию

Над материковой Эстонией

После разгрома финских войск на Карельском перешейке перед 13-й воздушной армией была поставлена новая задача - участвовать в операции войск Ленинградского фронта по освобождению Советской Эстонии. Но подготовка к этому началась значительно раньше. Воздушные разведчики фотографировали оборону противника на нарвском и псковском направлениях, когда армия еще вела бои севернее Ленинграда.

Освобождение советских прибалтийских республик началось в ходе Белорусской операции. К середине июля 1944 г. войска 1-го Прибалтийского и 3-го Белорусского фронтов изгнали немецко-фашистских захватчиков со значительной части территории Литовской ССР. Успешное наступление Красной Армии в Белоруссии вынудило противника перебросить туда часть сил группы армий «Север». Создались выгодные условия для перехода в наступление советских войск, в том числе и Ленинградского фронта, севернее реки Западная Двина. Однако борьба предсчтояла нелегкая.

За период относительного затишья летом 1944 г. в этом районе гитлеровцы еще более укрепили свои оборонительные рубежи. На таллинском направлении мощная в инженерном отношении позиция «Танненберг» была предельно насыщена оборонительными сооружениями, противопехотными и противотанковыми заграждениями. Вражеский передний край, прикрываемый водной преградой - рекой Нарва, имел хорошо развитую систему траншей и ходов сообщения. Правда, севернее Тарту, между озерами Чудское и Выртс-ярв, оборона в инженерном отношении была менее развита.

Перед Ленинградским фронтом от устья Нарвы до озера Выртс-ярв оборонялась немецкая оперативная группа [235] «Нарва». Военно-воздушные силы противника на этом направлении в июле имели 88 самолетов. Но они могли быть быстро усилены за счет основных сил 1-го воздушного флота, насчитывавшего до 400 боевых самолетов, базировавшихся в Прибалтике и Финляндии. Так и произошло{1}.

13-я воздушная армия имела 479 самолетов. К операции привлекались еще три полка 2-го гвардейского Ленинградского истребительного авиакорпуса ПВО в составе 78 самолетов. 120 штурмовиков и истребителей выделяли ВВС Краснознаменного Балтийского флота. Такое количество боевых машин позволяло надежно обеспечивать наземные войска и удерживать господство в воздухе.

До начала операции всеми службами 13-й воздушной армии была проделана большая работа по перебазированию авиационных частей и соединений с Карельского перешейка на нарвское направление. В первую очередь, как обычно, в новый район базирования выезжали части авиационного тыла, которые подготавливали аэродромы для приема самолетов, помещения для личного состава, завозили необходимые запасы для боевой работы авиачастей. В июле части 6-го района авиационного базирования подполковника С. Н. Игнатьева перебросили с Карельского перешейка на Кингисеппский и Гдовский аэроузлы, а части 5-го района авиационного базирования подполковника В. М. Смирнова - на Гатчинский и Сиверский аэроузлы. 96-й район авиационного базирования полковника М. А. Гуркина остался на прежних аэродромах Ленинградского аэроузла{2}. Затем на эстонское направление перелетели почти все части и соединения 13-й воздушной армии.

Временный пункт управления командующего армией был развернут при ВПУ командующего войсками Ленинградского фронта в населенном пункте Монастырек. Для взаимодействия со стрелковыми корпусами, действующими на главном направлении, был оборудовал командный пункт в районе Бол. Поле, на котором находился заместитель командующего воздушной армией. Командиры авиадивизий свои КП выдвинули в районы штабов стрелковых корпусов, с которыми им предстояло взаимодействовать.

Наличие у противника мощной, заблаговременно созданной оборонительной полосы требовало массированного [236] применения авиации. При планировании боевых действий 13-й воздушной армии в операции советское командование учло эту особенность. План взаимодействия 13-й воздушной армии с 8-й и 2-й ударной армиями предусматривал, что в первый день наступления все усилия авиации будут сосредоточены на поддержку 8-й армии, а на следующий день - на обеспечение 2-й ударной армии при форсировании Нарвы.

24 июля 1944 г. войска 8-й армии генерал-лейтенанта Ф. Н. Старикова перешли в наступление.

Сложные метеорологические условия не позволили авиации в этот день полностью выполнить план авиационного наступления перед фронтом 8-й армии. 25 самолетов 276-й бомбардировочной дивизии, вылетавшие бомбить оборону противника, на маршруте встретили низкую облачность и вынуждены были вернуться. Вся тяжесть легла на штурмовиков, которые действовали группами по 6-9 самолетов. «Илы» уничтожали и подавляли артиллерийские и минометные батареи, живую силу в траншеях, а также наносили удары по штабам и узлам связи противника.

Немецкие истребители пытались воспрепятствовать действиям штурмовиков. Когда вторая группа «илов», ведомая старшим лейтенантом Н. И. Полагушиным, подходила к переднему краю, цель оказалась прикрытой истребителями противника. Чтобы отвлечь их внимание, Полагушин сделал круг над своей территорией, предупредил ведомых об опасности и стремительно атаковал артиллерийские позиции врага. Сбросив бомбы, летчики сделали еще два захода и обстреляли противника реактивными снарядами и пулеметно-пушечным огнем. Было уничтожено две батареи, взорван склад с боеприпасами.

На следующий день погода несколько улучшилась. Согласно ранее разработанному плану 74 самолета Ил-4 113-й бомбардировочной авиадивизии генерал-майора авиации М. В. Щербакова и 77 самолетов Пе-2 276-й бомбардировочной авиадивизии генерал-майора авиации А. П. Андреева нанесли массированный удар по артиллерийским и минометным батареям и узлу сопротивления на западном берегу Нарвы. В этом налете успешно действовали группы пикирующих бомбардировщиков, ведомые майором И. Ф. Кованевым, капитаном Н. И. Кузьменко и старшим лейтенантом Д. Д. Борисовым. Ударами [237] бомбардировщиков система обороны противника была разрушена, и наземные войска успешно форсировали Нарву.

Наступление 8-й армии обеспечивалось штурмовой авиацией, которая поддерживала наземные войска непосредственно над полем боя.

Немало пришлось потрудиться и нашим летчикам-истребителям, прикрывавшим наземные войска и боевые действия бомбардировщиков и штурмовиков.

Противник, стремясь любой ценой сдержать наступление советских войск, для нанесения ударов по ним привлек авиацию не только с нарвского, но и с других направлении. В этот день четыре группы немецких бомбардировщиков по 11-24 Ю-87 в каждой под прикрытием истребителей пытались бомбить наши войска и особенно переправы через Нарву. Все наличные силы своей истребительной авиации враг бросил на борьбу с советскими бомбардировщиками и штурмовиками. 25 июля на нарвском направлении было зафиксировано 129 самолето-пролетов вражеской авиации.

Но, несмотря на все усилия противника, в воздухе безраздельно господствовала советская авиация. Наши истребители успешно отражали налеты вражеской авиации. В течение дня они провели пять воздушных боев, в которых сбили два бомбардировщика Ю-87. 13-я воздушная армия работала весь день, совершив 567 самолето-вылетов. План боевого использования авиации, намеченный на второй день операции, был полностью выполнен.

Немало добрых слов в адрес авиаторов было высказано пехотинцами. В редакцию газеты 2-й ударной армии «Отважный воин» пришло письмо, в котором автоматчик Нургалиев от имени бойцов своего подразделения, одними из первых переправившихся на западный берег Нарвы, писал: «От всей души спасибо славным соколам нашим. Да вот только горе, не знаю, кто летал, как фамилии героев. Мы видели разбитые бомбами батареи немцев, разрушенные доты, траншеи и много убитых фашистов. Летчики помогли нам преодолеть реку и занять город Нарву. Спасибо вам, неизвестные герои!»{3}.

Это письмо было напечатано в газете 13-й воздушной армии «Боевая тревога». В ответной корреспонденции были названы и имена авиаторов, наносивших 25 июля бомбовый удар по вражеским позициям. Письмо Нургалиева [238] горячо обсуждалось среди летных экипажей. Капитан Н. И. Кузьменко заявил: «Приятно и радостно слышать слова благодарности от пехотинцев. Наш долг - работать еще самоотверженнее и делать все, что в наших силах. Я призываю товарищей еще лучше показать нашим доблестным пехотинцам на деле, как мы жаждем победы над врагом и горим желанием помогать в бою наземным войскам, не жалея ни сил, ни жизни своей»{4}.

26 июля советские войска освободили город Нарву. Командующий 2-й ударной армией генерал-лейтенант И. И. Федюнинский дал высокую оценку действиям авиации. «Массированные удары бомбардировщиков по артиллерийским группировкам противника на западном берегу Нарвы в районе водного рубежа, - писал он, - эффективно содействовали выполнению этой сложной задачи»{5}.

Признанием больших заслуг авиаторов в освобождении города явилось присвоение почетного наименования Нарвских 140-му бомбардировочному авиаполку подполковника Г. Г. Гречухина, 448-му и 943-му штурмовым авиполкам подполковника А. А. Баешко и майора Д. Л. Челомбиева, а также 815-му дальнебомбардировочному авиаполку майора П. П. Упатова.

Гитлеровское командование, опасаясь окружения своих войск в нарвском выступе, начало отводить части на тыловые позиции. В то же время оно спешно подбрасывало на нарвское направление резервы.

Повышенная активность противника на путях сообщения вовремя была замечена нашей авиаразведкой. 26 июля в 9 ч. 00 мин. Летчик-разведчик 58-го бомбардировочного авиаполка младший лейтенант Корыстылев на самолете Пе-2 обнаружил на железнодорожном узле Тапа скопление железнодорожных вагонов. В 12 час. эти данные были подтверждены дешифрированными фотоснимками. Советское командование приняло решение нанести по железнодорожному узлу Тапа массированный бомбардировочный удар.

На выполнение задания в 18 час. 30 мин. вылетел 51 самолет Пе-2 34-го гвардейского и 58-го бомбардировочных авиаполков под прикрытием 15 истребителей 2-го гвардейского Ленинградского истребительного авиакорпуса ПВО. На станции в это время стояло шесть эшелонов, а над ними патрулировали немецкие истребители. Но советские летчики не свернули с боевого курса и произвели [239] прицельное бомбометание. Было разбито и повреждено до 70 железнодорожных вагонов, разбит паровоз, разрушено 8 складских помещений и станционное здание, повреждено более 300 м железнодорожного пути. Важный железнодорожный узел был выведен из строя на 12- 15 часов. Но обратный путь для наших бомбардировщиков был особенно трудным. Сопровождавшие их истребители при отходе от цели оказались связанными воздушным боем, и «пешки» фактически остались без прикрытия. К сожалению, и экипажи бомбардировщиков допустили ошибки. После удара по железнодорожному узлу они развернулись в сторону аэродрома базирования немецких истребителей, к тому же не успев собраться в плотный боевой строй, чем ослабили свою обороноспособность. На всем маршруте наши бомбардировщики непрерывно подвергались атакам фашистских истребителей. Отбивая их нападение, советские экипажи подожгли шесть самолетов. Но и гитлеровцам удалось сбить 9 наших бомбардировщиков Пе-2{6}.

В последующие дни экипажи 13-й воздушной армии оказывали непосредственную поддержку наземным войскам, прикрывали их от ударов с воздуха, действовали по неприятельским коммуникациям, срывая железнодорожные и автогужевые перевозки.

Однако войскам 2-й ударной и 8-й армий не удалось развить наступление. На этом фактически и закончилась наступательная операция войск Ленинградского фронта в июле 1944 г. Хотя упорные бои продолжались и в августе, они не изменили общего положения сторон на нарвском направлении.

В сентябре 1944 г. Красная Армия предприняла новую наступательную операцию в целях полного и окончательного освобождения советских прибалтийских республик. Для разгрома фашистской группировки в Прибалтике Ставка Верховного Главнокомандования привлекла войска Ленинградского, трех Прибалтийских фронтов и Краснознаменный Балтийский флот. На Ленинградский фронт и Балтийский флот возлагалась задача по освобождению Советской Эстонии.

Положение немецко-фашистской группировки в Прибалтике к осени 1944 г. сложилось явно не в ее пользу. Однако противник имел здесь еще очень большие силы - 56 дивизий и 3 моторизованные бригады. Их поддерживало [240] до 400 самолетов{7}. Непосредственно перед Ленинградским фронтом базировалось 102 немецких самолета.

Планируя Таллинскую наступательную операцию, Военный совет Ленинградского фронта решил на первом этапе силами 2-й ударной армии генерал-лейтенанта И. И. Федюнинского прорвать оборону противника в районе Тарту и, развивая наступление на Раквере, выйти в тыл главным силам немецкой оперативной группы «Нарва» и совместно с войсками 8-й армии уничтожить их. Затем предполагалось повернуть главные силы на Таллин.

Войска Ленинградского фронта должна была поддерживать 13-я воздушная армия, состав которой претерпел некоторые изменения. В сентябре 1944 г. по приказу Ставки 113-я бомбардировочная авиадивизия и три полка (29-й гвардейский, 191-й и 196-й) 275-й истребительной авиадивизии были переданы 7-й воздушной армии для участия в операции по освобождению советского Заполярья. Еще ранее, в конце июля этого же года, с Ленинградского фронта убыла 334-я бомбардировочная авиадивизия в состав 1-й воздушной армии. Несмотря на убытие этих соединений и частей, в 13-й воздушной армии оставалось 708 самолетов. Для поддержки наземных войск в предстоящей операции привлекалось 429 самолетов, из них 84 бомбардировщика, 148 штурмовиков, 137 истребителей, 60 разведчиков и корректировщиков{8}. Таким образом, в период Таллинской наступательной операции наша авиация количественно превосходила ВВС противника в несколько раз.

В ходе подготовки к операции командование Ленинградского фронта провело перегруппировку войск. 2-я ударная армия, передав свою полосу обороны на нарвском плацдарме 8-й армии, передислоцировалась в район южнее и юго-восточнее Тарту. В период перегруппировки наземные войска особенно нуждались в прикрытии от ударов авиации противника. Эта задача была возложена на 11-й и 14-й гвардейские и 159-й истребительные авиаполки, которыми командовали Герой Советского Союза майор И. П. Неуструев, Герой Советского Союза подполковник Н. И. Свитенко и дважды Герой Советского Союза подполковник П. А. Покрышев.

Пока шла перегруппировка наших войск, летчики 13-го отдельного разведывательного авиаполка, а также [241] специально выделенные экипажи бомбардировочной и штурмовой авиации с разных высот фотографировали оборону противника от Чудского озера до озера Выртс-ярв. Вражеская оборона была заснята еще раньше, а теперь требовалось уточнить, какие произошли в ней изменения. С помощью аэрофотосъемки удалось обнаружить 67 артиллерийских и 50 минометных батарей. Дешифрированные данные аэрофоторазведки топографический отдел штаба фронта перенес на крупномасштабные карты и разослал всем общевойсковым командирам.

Широкую и разностороннюю работу проводили политорганы, партийные и комсомольские организации частей и соединении. Их усилия были направлены прежде всего на то, чтобы мобилизовать личный состав на отличное выполнение поставленных задач.

Организация четкого взаимодействия авиационных частей и соединений с сухопутными войсками являлась одной из важнейших забот командиров, политорганов и партийных организаций. В период подготовки к Таллинской операции начальник политотдела 13-й воздушной армии полковник Д. Г. Шаншашвили поддерживал тесный контакт с политотделом 2-й ударной армии, политотдел 277-й штурмовой авиадивизии во главе с начальником политотдела подполковником Б. Я. Пастушковым установил связь с политотделом 30-го гвардейского стрелкового корпуса, с которым взаимодействовала штурмовая авиадивизия. Так же действовали политорганы и других авиационных соединений.

Между летчиками и пехотинцами установились дружеские связи. Командир 159-го истребительного авиаполка дважды Герой Советского Союза подполковник П. А. Покрышев и его заместитель по политической части майор Н. И. Макаревич организовали 13 сентября у себя на аэродроме встречу летчиков с воинами 372-й стрелковой дивизии. Авиаторы заверили пехотинцев, что они будут надежно прикрывать их с воздуха. В заключение Герой Советского Союза капитан П. Я. Лихолетов показал гостям над аэродромом фигуры высшего пилотажа.

По-прежнему сохранялись прочные связи с Ленинградской партийной организацией и трудящимися города Ленина.

Накануне Таллинской наступательной операции состоялась встреча авиаторов с делегацией ленинградских [242] трудящихся. Делегация прибыла на аэродром 34-го гвардейского бомбардировочного авиаполка подполковника М. Н. Колокольцева, чтобы передать летчикам самолеты Пе-2, построенные на средства, собранные ленинградцами. На борту самолетов были изображены В. И. Ленин на броневике и Петр I на вздыбленном коне, а под ними - надпись: «Ленинград». После вручения самолетов эскадрилье капитана Н. А. Клочко на аэродроме состоялся митинг. Ленинградцы благодарили авиаторов за боевую работу и просили еще сильнее бить ненавистных врагов. В ответном слове капитан Клочко сказал: «Клянемся вам, дорогие посланцы Ленинграда, что на этих машинах мы умножим наш боевой счет и будем громить врага до полной победы»{9}.

Вручение авиаторам самолетов от имени трудящихся было не единичным явлением. В 140-м бомбардировочном авиаполку эскадрилья капитана Н. И. Кузьменко летала на машинах, построенных на средства жителей Пермской области. Передача боевых самолетов всегда проходила в торжественной обстановке и оказывала большое мобилизующее воздействие на авиаторов, поднимала боевой наступательный дух.

На период Таллинской наступательной операции 13-й воздушной армии были поставлены задачи: бомбовыми и штурмовыми ударами по опорным пунктам и скоплениям войск противника содействовать наступлению 2-й ударной армии; не допускать контрударов вражеских танков при прорыве нашими войсками тактической зоны обороны; прикрывать действия подвижной танковой группы в глубине неприятельской обороны и поддерживать ее штурмовой авиацией; препятствовать гитлеровцам подвозить резервы к району боев и маневрировать ими.

В соответствии с общим планом прорыва обороны противника войсками Ленинградского фронта командующий воздушной армией генерал С. Д. Рыбальченко решил нанести массированный бомбовый удар с целью подавления огня основной артиллерийской и минометной группировки врага, чтобы обеспечить 108-му стрелковому корпусу 2-й ударной армии прорыв обороны севернее Тарту. В то же время предполагалось сосредоточенными ударами штурмовиков по огневым точкам и живой силе в траншеях на северном берегу реки Эма-йыги оказывать поддержку 30-му гвардейскому и 8-му Эстонскому стрелковым [243] корпусам при форсировании водной преграды. В дальнейшем штурмовая авиация должна была использоваться для сопровождения пехоты по вызову с КП командиров дивизий, а бомбардировочная дивизия - для ударов по скоплениям техники и живой силы и для действий в оперативной зоне.

14 сентября 1944 г. началось наступление войск 3, 2 и 1-го Прибалтийских фронтов на рижском направлении. Ленинградский фронт в наступление перешел лишь 17 сентября, поэтому 13-я воздушная армия сначала использовалась для поддержки войск 3-го Прибалтийского фронта. Уже 13 сентября экипажи 276-й бомбардировочной авиадивизии нанесли сосредоточенные удары по штабам, узлам связи, пунктам управления, железнодорожным станциям противника. На следующий день 18 Пе-2 34-го гвардейского и 58-го бомбардировочных авиаполков, прикрываемых 25 самолетами Як-9 27-го гвардейского и 404-го истребительных авиаполков, нанесли новый удар по железнодорожной станции Валмиера. 15 и 16 сентября боевую работу вели только истребители, которые прикрывали наземные войска я вели разведку поля боя.

Утром 17 сентября перешли в наступление войска Ленинградского фронта. Оно началось с артиллерийской и авиационной подготовки.

На аэродромах 13-й воздушной армии в этот день с самого рассвета царила торжественная атмосфера. На старт были вынесены прославленные боевые знамена полков. Перед строем у самолетов зачитывали боевой приказ.

В 15-м гвардейском штурмовом авиаполку была зачитана телеграмма о награждении летчиков, воздушных стрелков и авиатехников орденами и медалями.

В 7 час. 46 мин. 79 самолетов Пе-2 270-й бомбардировочной авиадивизии под прикрытием 44 истребителей Як-9д 27-го гвардейского и 404-го истребительных авиаполков нанесли массированный удар по артиллерийским и минометным батареям противника в полосе наступления 108-го стрелкового корпуса. Группы пикировщиков вели подполковники М. Н. Колокольцев, И. С. Анискин, майоры И. Ф. Кованев, И. Л. Сиренко, капитаны Н. И. Кузьменко и Н. В. Кузнецов, старший лейтенант П. М. Струенков. Несмотря на сильный зенитный огонь, все три полка дивизии успешно выполнили боевую задачу. [244]

Ударами авиации и артиллерии огневые средства врага были подавлены, траншейная система разрушена, поэтому части 108-го стрелкового корпуса преодолели первую полосу обороны противника почти без потерь.

Перед фронтом 30-го гвардейского и 8-го Эстонского стрелковых корпусов по дзотно-траншейной системе на левом берегу реки Эма-йыги нанесли удар 40 самолетов Ил-2. Наиболее успешно здесь действовали группы штурмовиков во главе с Героем Советского Союза капитаном Г. М. Мыльниковым, лейтенантами Н. И. Полагушиным и В. А. Алексенко. Их удары оказались также очень эффективными, и части обоих стрелковых корпусов форсировали реку и прорвали оборону врага.

Далее, как и планировалось, штурмовики, патрулируя группами по 4 - 8 Ил-2 над передним краем, сопровождали пехоту, подавляя и уничтожая огневые средства, скопления живой силы и боевую технику противника на поле боя.

Боевые порядки наших войск и действия бомбардировочной и штурмовой авиации надежно прикрывались летчиками 275-й истребительной авиадивизии и двух полков 2-го гвардейского Ленинградского истребительного авиакорпуса ПВО, которые удерживали полное господство в воздухе. Авиация противника не смогла оказать сколько-нибудь серьезного противодействия. Всего в течение дня 13-я воздушная армия произвела 545 самолето-вылетов, сбросив на объекты врага тысячи авиабомб{10}.

В первый же день наступления войска 2-й ударной армии прорвали оборону противника на 30-километровом фронте от Чудскою озера до Кяркна и продвинулись в глубь вражеской обороны от 5 до 18 км. Немецко-фашистские войска яростно сопротивлялись, пытаясь закрепиться на выгодных естественных рубежах и в крупных населенных пунктах. Но остановить советские войска они уже не могли.

С рассвета 18 сентября бомбардировщики наносили удары по скоплениям автотранспорта и эшелонам, находящимся под погрузкой на железнодорожных станциях Пюсси, Иыхви, и сосредоточению автотранспорта и живой силы в населенных пунктах. Штурмовики сопровождали пехоту и танки в полосе наступления 2-й ударной армии. Истребители прикрывали поле боя, переправу через реку Эма-йыги, сопровождали бомбардировочную и штурмовую [245] авиацию. В этот день 13-я воздушная армия совершила 488 самолето-вылетов и нанесла противнику большой урон. Эффективные действия авиации в значительной степени способствовали успешному развитию наступления 2-й ударной армии в северном направлении.

Продвижение советских войск на север заставило гитлеровское командование ускорить отвод своих войск из Эстонии. Этим воспользовались войска 8-й армии, которые в ночь на 19 сентября перешли в наступление и, преодолев оборону западнее Нарвы, начали преследование противника в направлении на Таллин. 2-я ударная армия продвигалась на Пярну. Вскоре отход фашистских войск превратился в бегство. Железнодорожные станции были загружены эшелонами, в портах стояло большое количество кораблей под погрузкой.

Авиационные части и соединения в этот период действовали главным образом по отходящим колоннам, скоплениям вражеских войск и автотранспорта на дорогах и в населенных пунктах, по железнодорожным станциям и эшелонам в пути следования.

19 сентября экипажи 270-й бомбардировочной авиадивизии выявили на железнодорожной станции Раквере скопление эшелонов. В этот же день 58 самолетов Пе-2 под прикрытием 50 истребителей Як-9 нанесли по железнодорожным составам мощный удар. Возникло более 25 пожаров. На следующий день 45 Пе-2 276-й бомбардировочной авиадивизии в сопровождении 50 Як-9 27-го гвардейского и 404-го истребительных авиаполков бомбили скопления железнодорожных эшелонов на станциях Тапа и Аэгвийду. По данным фотоконтроля было установлено, что прямым попаданием бомб подожжен железнодорожный эшелон, отходивший от станции Тана. На самой станции и среди эшелонов, находившихся на станции, произошло 14 сильных взрывов и возникло 15 пожаров. На станции Аэгвийду отмечены прямые попадания по эшелонам.

Неприятельские истребители пытались воспрепятствовать советской авиации наносить удары. Но их атаки успешно отбивались истребителями сопровождения. Особенно надежно прикрывал группы бомбардировщиков командир эскадрильи 27-го гвардейского истребительного авиаполка дважды Герой Советского Союза капитан А. Т. Карпов. Сопровождая девятку самолетов Пе-2 на [246] бомбардировку железнодорожного узла, его эскадрилье пришлось вступить в бой с 10 немецкими истребителями ФВ-190. Первым поджег фашистский самолет сам командир. Затем еще три «фокке-вульфа» горящими врезались в землю. Наши бомбардировщики вернулись на аэродром без потерь.

Большой урон отходящим войскам противника наносили и штурмовики. Только за 19 и 20 сентября они уничтожили более 200 автомашин, 250 повозок и около двух батальонов пехоты.

Наземные поиска исключительно тепло отзывались о действиях штурмовой авиации. Командир 30-го гвардейского стрелкового корпуса Герой Советского Союза генерал-лейтенант Н. П. Симоняк писал:

«При проведении наступательной операции по очищению Советской Эстонии от немецко-фашистских войск, взаимодействуя со штурмовиками, мы добились значительных боевых успехов: за период с 17 по 23 сентября 1944 года продвинулись вперед на 170-180 километров и освободили около 1000 населенных пунктов.

Отмечаю, что штурмовики в период наступательной операции показали исключительные образцы стойкости и мужества при выполнении поставленных перед ними задач и тем самым повседневно обеспечивали войскам возможность продвигаться вперед. Значительно деморализованный и потрепанный летчиками-штурмовиками, противник не был в состоянии задержать наше наступление.

При прорыве обороны немцев и преследовании противника летчики-штурмовики уничтожили много живой силы и различной военной техники противника, наносили весьма ощутимые и меткие удары по его узлам сопротивления, местам сосредоточения, переправам и дорогам. Деморализуя противника и расчищая путь пехоте, штурмовики выполнили задачу большой исторической важности по очищению Советской Эстонии от немецко-фашистских войск.

Солдаты, сержанты, офицеры восхищены героическими подвигами летчиков-штурмовиков, совершивших большое количество исключительно дерзких боевых вылетов, в результате которых противнику нанесены значительные потери в живой силе и технике. Симоняк»{11}.

Мощные удары по врагу наносили военно-воздушные [247] силы Краснознаменного Балтийского флота. В течение 21-22 сентября экипажи 8-й минно-торпедной, 9-й и 11-й штурмовых авиадивизий, которыми командовали полковники М. А. Курочкин, Н. В. Челноков, Д. И. Манжосов, атаковали немецкие транспорты с войсками и боевой техникой, стоявшие у причалов Таллинского порта и уходившие в море. Из торпедоносцев отличились экипажи во главе с И. Г. Шамановым, М. Г. Клименко, Г. Д. Васильевым. Первые группы штурмовиков вели Герои Советского Союза А. Е. Мазуренко, А. Е. Гургенидзе, А. М. Батиевский. Было потоплено 8 транспортов водоизмещением 43 тыс. тонн и сторожевой корабль. Несколько транспортов и кораблей получили большие повреждения{12}. Удары по транспортам и кораблям в Таллинском порту и в море не прекращались и в последующие дни.

При поддержке авиации войска Ленинградского фронта быстро продвигались вперед. 22 сентября столица Эстонской ССР была освобождена. В этот день Москва салютовала войскам Ленинградского фронта, овладевшим Таллином.

За активное участие в боях в Эстонии, за освобождение ее столицы 703-й и 999-й штурмовые авиаполки майоров Г. Д. Самойлова и А. И. Горохова, 159-й истребительный авиаполк подполковника П. А. Покрышева 13-й воздушной армии получили почетное наименование Таллинских. Это наименование было присвоено также 404-му истребительному полку ПВО майора М. И. Мухина, 12-му гвардейскому авиаполку пикирующих бомбардировщиков ВВС КБФ полковника В. И. Ракова, 51-му минно-торпедному авиаполку ВВС КБФ майора Ф. А. Ситякова, 7-му гвардейскому и 35-му штурмовым авиаполкам ВВС КБФ подполковника А. Е. Мазуренко и полковника И. Ф. Суслина и 15-му отдельному разведывательному авиаполку ВВС КБФ подполковника Ф. Л. Усачева.

Овладев Таллином, войска Ленинградского фронта развернули наступление в юго-западном направлении, завершая освобождение Эстонской ССР. При содействии авиации 8-я армия очистила западное побережье Эстонии, а 2-я ударная армия пересекла границу с Латвией и встретилась с войсками 3-го Прибалтийского фронта, наступавшими на рижском направлении. Таким образом, к 26 сентября была очищена от немецко-фашистских захватчиков вся материковая Эстония. [248]

Моонзунд наш!

Выбитый с материковой части Эстонии, противник стремился закрепиться на островах Моонзундского архипелага, чтобы прикрыть с севера свою прибалтийскую группировку, блокировать Финский залив и контролировать морские коммуникации в Рижском заливе. За годы оккупации враг значительно укрепил острова. С воздуха их могло прикрывать до 170 самолетов, базировавшихся на Виндавском аэроузле.

Маршал Советского Союза Л. А. Говоров, координировавший по приказу Ставки действия Ленинградского, 3-го и 2-го Прибалтийских фронтов, решил осуществить Моонзундскую операцию силами 8-й армии во взаимодействии с Краснознаменным Балтийским флотом и при поддержке 13-й воздушной армии.

Еще в ходе Таллинской наступательной операции командование 13-й воздушной армии начало перебазирование авиационных частей и соединений и подтягивание тылов к линии фронта. При этом пришлось преодолевать очень много трудностей, особенно службе аэродромного строительства, которой руководил инженер-подполковник Н. Н. Ефремов, так как враг, отступая, вывел из строя более 50 процентов аэродромов. Чтобы ускорить ввод аэродромов в строй и обеспечить своевременное перебазирование летных частей, были организованы специальные изыскательно-разведывательные группы из опытных офицеров-инженеров отдела аэродромного строительства 13-й воздушной армии, районов аэродромного базирования, отдельного инженерно-аэродромного батальона. В группу входили также минеры. Эти группы двигались непосредственно за наступающими порядками пехоты и при освобождении аэродромов немедленно определяли степень готовности их к боевой работе, проводили разминирование и вместе с прибывшими командами подготавливали аэродромы к приему летных частей. В этой работе активное участие принимали главный инженер отдела аэродромного строительства инженер-подполковник В. Е. Берлович с группой офицеров отдела и начальник минноподрывной службы отдела майор И. В. Верный. Смело и инициативно действовал инженер-майор М. А. Факов.

За июль - ноябрь 1944 г. было обнаружено и обезврежено на отбитых у врага аэродромах 3785 мин, фугасов, [249] неразорвавшихся авиабомб. По мере освобождения Эстонии было восстановлено 15 аэродромов{13}.

Одновременно с перебазированием частей велась всесторонняя подготовка к операции по овладению островами Моонзундского архипелага, в которой на 13-ю воздушную армию возлагалась задача прикрыть с воздуха сосредоточение войск и кораблей и поддерживать их в ходе десантной операции. Кроме непосредственного взаимодействия с войсками большое внимание уделялось действиям авиации в операционной зоне. Военно-воздушные силы фронта и флота должны были сорвать перевозки противника, эвакуацию с островов, уничтожать его плавсредства в местах стоянок и на переходах.

27 сентября войска Ленинградского фронта вместе с кораблями Краснознаменного Балтийского флота начали боевые действия по освобождению островов Моонзундского архипелага. К исходу следующего дня был очищен от противника остров Вормси. В ночь на 29 сентября высадился десант на остров Муху. Противник оказывал упорное сопротивление. 13-я воздушная армия наносила по врагу удары мелкими группами, подавляя его огневую систему. За два дня армия произвела 103 самолето-вылета, причем более половины вылетов совершили летчики-штурмовики. 30 сентября советские войска при поддержке авиации освободили остров.

На следующий день планировалось произвести высадку десанта на остров Хиума. Но из-за сильного волнения моря операцию пришлось отложить до 2 октября. Однако наша авиация действовала и в этот день. Бомбардировщики и штурмовики наносили удары по опорным пунктам на южном берегу острова. Две группы самолетов Пе-2 во главе с капитаном Н. В. Кузнецовым и старшим лейтенантом В. И. Лепешкиным бомбили укрепленные позиции на острове. Летчики видели, как на земле произошло два сильных взрыва: очевидно, бомбы попали в склады с горючим или боеприпасами.

Утром 2 октября началось десантирование иа остров Хиума. При подходе катеров к берегу противник обрушил на них шквальный огонь. На помощь десантникам подоспели летчики 277-й штурмовой авиадивизии. Группы «илов», ведомые Героем Советского Союза майором Г. М. Паршиным и капитаном Н. И. Арчаковым, с бреющего полета атаковали вражеские батареи и подавили их. [250]

В дальнейшем штурмовики, поддерживая десант, наносили удары по огневым средствам и узлам сопротивления. Бои за остров продолжались и весь следующий день, но авиация из-за резко ухудшившейся погоды действовать не могла. Все же к вечеру остров Хиума был освобожден.

Большую помощь войскам и кораблям оказывала 13-я воздушная армия и при освобождении острова Сарема. В 6 часов 5 октября торпедные катера успешно высадили десант на остров севернее Талику. Противник, не ожидавший высадки в этом районе, сначала не оказывал сопротивления. Но, опомнившись, открыл сильный артиллерийский огонь. С помощью авиации батареи были подавлены.

В последующем экипажи 281-й штурмовой авиадивизии наносили удары по узлам сопротивления и по колоннам автомашин и гужевого транспорта на острове. Летчики 275-й истребительной авиадивизии все время прикрывали наши войска, ведущие бои на Сареме, и переправы. Активно действовала также авиация Краснознаменного Балтийского флота.

Немецко-фашистское командование, понимая, что удержать остров Сарема оно не в силах, приступило к эвакуации своих войск на полуостров Сырве. В порту Курессаре воздушной разведкой было обнаружено более 50 транспортных судов. Вечером 5 октября 74 самолета Пе-2 276-й бомбардировочной авиадивизии совершили налет на эти суда. Группы пикирующих бомбардировщиков, ведомые гвардии майором И. Л. Сиренко, капитанами А. П. Моисеенко, С. Н. Глинским, старшим лейтенантом Д. Д. Борисовым, несмотря на плотный огонь зенитной артиллерии, бомбили суда, причалы и скопления войск в порту.

Удары по портам противника и его судам в море наносились и в последующем. Организованная эвакуация врага была сорвана.

Борьба за удержание господства в воздухе по-прежнему оставалась важной заботой. Хотя неприятельская авиация из-за своей малочисленности и не проявляла особой активности, однако определенную угрозу она представляла, тем более что по указанию Генерального штаба Красной Армии 13-я воздушная армия часть своих сил начала передавать 1-й воздушной армии. [251]

Чтобы ослабить вражескую авиацию, 6 октября был нанесен удар по фашистскому аэродрому на острове Сарема. Две эскадрильи пикировщиков под командованием капитана Н. В. Кузнецова и старшего лейтенанта В. И. Лепешкина, выйдя за облаками к цели, неожиданно обрушились на аэродром. От бомб и пулеметного огня загорелось девять вражеских самолетов. Немецкие истребители, находившиеся в воздухе, сумели атаковать советские бомбардировщики, когда те уже отходили от аэродрома. Путь «фокке-вульфам» преградили истребители прикрытия во главе со старшим лейтенантом Драчко-Ермоленко. Ему удалось поджечь один ФВ-190. Казалось, опасность ликвидирована, но тут командир прикрытия заметил, как фашистский истребитель заходит в атаку на наш бомбардировщик. Отражая его нападение, Драчко-Ермоленко сбил и этот самолет.

При поддержке авиации войска 8-й армии к исходу 8 октября очистили остров Сарема от немецко-фашистских захватчиков, за исключением южной оконечности - полуострова Сырве. Не сумев с ходу прорвать оборону противника на перешейке полуострова, наши войска приступили к подготовке планомерного наступления.

Гитлеровское командование придавало особое значение обороне полуострова Сырве, видя в нем ключ к Рижскому заливу. Узкий перешеек, ширина которого не превышала 2-3 км, был сильно укреплен, подходы с моря заминированы.

Пока войска готовились к прорыву обороны на перешейке Сырве, наша авиация не прекращала активных действий. Части и соединения воздушной армии вели разведку баз, коммуникаций врага на полуострове, наносили бомбовые и штурмовые удары по узлам сопротивления, кораблям в портах и на море, прикрывали наземные войска.

В условиях непрерывного перемещения немецких войск на полуострове наши летчики наносили по ним удары сразу после обнаружения. Поэтому воздушная разведка нередко заканчивалась бомбометанием или штурмовкой. Вылетев на разведку, летчики 872-го штурмового авиаполка лейтенант В. В. Титович и младший лейтенант Колесниченко заметили большое движение на переправе. По мосту сплошным потоком двигались автомашины и повозки. Советские летчики не могли пролететь мимо такой [252] цели. Лейтенант Титович, спикировав первым, сбросил бомбы на скопление немецких войск. Движение застопорилось. Младший лейтенант Колесниченко ударил по мосту. На нем возникла пробка. А штурмовики заходили снова и снова, расстреливая гитлеровцев из пушек и пулеметов. В результате смелого налета был разрушен мост, уничтожено пять автомашин и около двадцати повозок.

В полдень 18 ноября начался прорыв обороны противника на полуострове Сырве. Перед атакой частей 109-го стрелкового корпуса 22 самолета Ил-2 281-й штурмовой авиадивизии двумя группами поставили перед передним краем дымовую завесу. Пехота бросилась вперед. Сопровождая ее, группы штурмовиков по 4 - 6 Ил-2 под прикрытием истребителей наносили удары по артиллерийским и минометным батареям и скоплениям живой силы.

Группа «илов» 703-го штурмового авиаполка во главе с капитаном А. С. Плешаковым получила боевую задачу уничтожить фашистскую батарею, мешавшую продвижению наземных войск. Но, заметив советские самолеты, немецкие артиллеристы прекратили огонь, чтобы не выдать расположения своих позиций. Однако Плешаков перехитрил врага: он повел группу дальше в тыл противника. Когда вражеские артиллеристы успокоились и снова открыли стрельбу из орудий, советские летчики засекли их огневые позиции и уничтожили батарею.

Поддерживая наземные войска, летчики 13-й воздушной армии и ВВС КБФ в весьма сложных метеорологических условиях за два дня наступления произвели 560 самолето-вылетов. Однако в следующие дни погода настолько ухудшилась, что исключила всякую возможность полетов. И только 23 ноября, когда после частичной перегруппировки войска 8-й армии приступили к прорыву последнего оборонительного рубежа противника, наша авиация вновь смогла оказывать наземным войскам поддержку с воздуха.

Пятерка штурмовиков 448-го штурмового авиаполка во главе о Героем Советского Союза старшим лейтенантом А. Р. Зинченко помогала пехотинцам овладевать опорным пунктом. Подавив огонь артиллерийской батареи, группа получила по радио команду возвращаться на базу. Но, отойдя от целы, Зинченко заметил еще две вражеские батареи, ведущие стрельбу по нашим войскам. И хотя боеприпасы были на исходе, он повел штурмовиков [253] в новую атаку. После двух заходов батареи надолго прекратили огонь. Наземное командование по радио передало летчикам благодарность за хорошую поддержку.

24 ноября весь полуостров Сырве был в наших руках. В этот день Москва салютовала войскам Ленинградского фронта и морякам Краснознаменного Балтийского флота, закончившим освобождение Эстонской ССР.

Большой вклад в победоносное завершение операции по освобождению Советской Эстонии внесла 13-я воздушная армия. За период операции части армии произвели 9459 самолето-вылетов, из них для нанесения ударов по оборонительным сооружениям и войскам на поле боя - 4187, по аэродромам -17, но железнодорожным объектам - 410, на прикрытие своих войск и объектов, сопровождение бомбардировочной и штурмовой авиации - 4074, на разведку и корректирование артиллерийского огня - 716, на спецзадания - 55.

В период боев за освобождение Эстонии авиаторы 13-й воздушной армии умело использовали опыт боевого применения авиации на Карельском перешейке. За период операции наши летчики сбили в воздушных боях 28 вражеских самолетов{14}.

Был накоплен большой опыт перебазирования авиационных частей и соединений. Только тыл 13-й воздушной армии произвел 23 перемещения батальонов аэродромного обслуживания. Главным транспортом при этом был автомобильный. На него легла основная нагрузка по обеспечению авиационных частей боеприпасами и авиатехническим имуществом. За период операции автотранспортом перевезено 4684 т грузов, железнодорожным - 227 т и на самолетах - 35 т{15}. Большую работу провела служба аэродромного строительства. Со своими задачами тыл 13-й воздушной армии успешно справился.

Достижению высоких боевых результатов в операции способствовала конкретная, целеустремленная, непрерывная партийно-политическая работа. Командиры и политработники, партийные и комсомольские организации постоянно воспитывали у авиаторов высокий наступательный дух, непреклонную решимость выполнить боевые задачи, поставленные командованием. Об эффективности партийно-политической работы говорят блестящие победы, одержанные нашими летчиками в боях за освобождение Советской Эстонии. [254]

Дальше