Содержание
«Военная Литература»
Военная история

Глава пятая.

Выдающаяся победа Советских Вооруженных Сил

1. Военно-политические итоги операций

Операции Советских Вооруженных Сил на Правобережной Украине и в Крыму явились важнейшими событиями зимы и весны 1944 г. и имели крупнейшее политическое, экономическое и стратегическое значение.

На Правобережной Украине в течение января — апреля 1944 г. советские войска разгромили сильнейшую группировку противника и отбросили ее остатки на 250–450 км к западу. В ходе боевых действий 10 дивизий и 1 бригада были уничтожены, 5 дивизий из-за больших потерь расформированы, 60 дивизий (из них 12 танковых, 3 моторизованные) понесли потери до 50% и 10 дивизий до 70% своего состава{432}. Около 500 тыс. человек убитыми, ранеными и пленными потеряли немецко-фашист-ские войска в этих боях.

По свидетельству гитлеровского генерала Типпельскирха, поражение немецко-фашистских войск на Правобережной Украине явилось самым крупным с того времени, «когда немецкие армии шли тернистым путем от Волги и Кавказа, отступая к Днепру»{433}.

Огромные потери иемецко-фашистских войск значительно поколебали устойчивость вражеской обороны на всем советско-германском фронте, вызвали ослабление группировки противника в странах Западной Европы. Для восстановления раздробленного фронта гитлеровское командование вынуждено было в течение января — апреля перебросить на Правобережную Украину 34 дивизии и 4 бригады из Румынии, Венгрии, Франции, Югославии, Дании и из самой Германии, а также 9 дивизий из резерва главнокомандования сухопутных войск и с других участков советско-германского фронта. Для восполнения потерь оно направило в войска, действовавшие в составе групп — армий «Юг» и «А»{434}, многочисленные маршевые пополнения, боевую технику и вооружение. [256]

В Крыму в течение апреля и первой декады мая была наголову разбита 17-я немецкая армия; входившие в ее состав 5 немецких и 7 румынских дивизий были полностью уничтожены.

В бессильной ярости гитлеровское руководство пошло на репрессивные меры в отношении высшего и старшего командного состава. 31 марта командующие обеими группами армий, действовавшими на юге советско-германского фронта, были сняты со своих должностей. Командующий группой армий «Юг» генерал-фельдмаршал Манштейн был заменен генерал-фельдмаршалом Моделей, а командующий группой армий «А» генерал-фельдмаршал Клейст — генерал-полковником Шернером{435}. Были смещены с постов и отданы под суд многие командиры корпусов, дивизий и коменданты «крепостей». Тысячи офицеров среднего и младшего звена осуждены военно-полевыми судами.

Колоссальные потери в людях, технике и вооружении враг не смог восполнить ни «сверхтотальными» мобилизациями, ни еще большим напряжением своей экономики, работавшей и так на пределе.

В результата проведенных операций советские войска возвратили Родине металлургию Юга, руду Криворожья, Керчи и Марганца, плодородные земли между Днепром и Прутом и в Крыму, первоклассные порты на Черном море — Одессу, Николаев, Севастополь, Феодосию, вызволили из фашистского рабства миллионы людей. Красная Армия вышла к юго-западным границам Советского Союза и перенесла боевые действия на территорию Румынии.

Сокрушительным наступлением в период января — мая 1944 г. Советские Вооруженные Силы сорвали намерения гитлеровского командования вести затяжную оборонительную войну и опрокинули все попытки врага создать устойчивую оборону на южном участке советско-германского фронта.

Разгром крупнейших группировок противника и освобождение Правобережной Украины и Крыма коренным образом изменили стратегическую обстановку на юге. Выходом к Карпатам наши войска расчленили стратегический фронт врага, в результате чего вс-аимодействие групп армий «Южная Украина» и «Северная Украина» нарушилось. Советские войска получили возможность развивать удары на люблинском направлении во фланг и тыл группы армий «Центр», на Львов, а также через Румынию на Балканы. С овладением Крымским полуостровом Советский Военно-Морской Флот получил возможность контроля над большей частью Черного моря. [257] Балканский стратегический фланг врага стал весьма уязвимым как с суши, так и со стороны моря.

Вступление советских войск в Румынию обострило политическое положение в странах Юго-Восточной Европы и вызвало смятение среди правящих кругов Румынии, Венгрии, Болгарии. Стоящие у власти гитлеровские марионетки поняли, что крах фашистской Германии близок и неминуем. Они не прочь были выйти из гитлеровского блока и подыскать себе новых хозяев. Волна движения патриотов за изгнание немецко-фашистских оккупантов и свержение преступных профашистских правителей усугубляла неблагоприятное для гитлеровцев политическое положение в этих странах. Стремясь удержать в подчинении своих союзников, фашистская клика в марте 1944 г. ввела в Венгрию и Румынию войска, чем еще раз показала свою разбойничью, захватническую политику.

Полной противоположностью являлась политика Советского государства, которая нашла свое выражение в Заявлении Советского правительства от 2 апреля 1944 г. В нем с особой силой подчеркивалось, что Советские Вооруженные Силы, вступив на территорию зарубежных стран, не имели никаких других целей, кроме освобождения этих стран от фашизма.

Сокрушительный удар, нанесенный немецко-фашистским войскам на Правобережной Украине и в Крыму, с большой убедительностью показал, что Советский Союз в состоянии один, без помощи англо-американцев, разгромить гитлеровскую Германию и освободить народы Европы от фашистского рабства.

Решающим условием победы Советских Вооруженных Сил явилась руководящая и организующая роль Коммунистической партии, которая направляла деятельность всех советских людей в тылу и на фронте на достижение победы над врагом. Партия вдохновила тружеников советского тыла на героический подвиг и организовала мощный подъем производства вооружения, боевой техники, боеприпасов, горючего, продовольствия, что обеспечило бесперебойное снабжение наших войск. Только за январь — март 1944 г. войска Украинских фронтов и Отдельная Приморская армия получили на пополнение более 4800 орудий и минометов и 4655 танков и самоходно-артиллерийских установок.

Победа советских войск на юге является ярким свидетельством их высокого наступательною духа, морального превосходства над немецко-фашистскпми войсками и непреклонной решимости советских воинов победить врага и освободить советскую землю от гитлеровской нечисти. В труднейших условиях весенней распутицы, преодолевая громадные трудности, Красная Армия стремительно продвигалась вперед и показала миру умение бить противника в любых условиях. [258]

Величие этого подвига признавала даже буржуазная печать. Американская газета «Нью-Йорк геральд трибюн» писала, что наступление Красной Армии на Украине является одной из величайших согласованных операций, которые когда-либо велись. Подчеркнув, что способность Красной Армии вести операции в разгар зимы является


«одним из самых удивительных событий этой войны», газета отмечала, что «еще более поразительным является быстрое проникновение Красной Армии в глубь укрепленных германских позиций в неблагоприятных условиях, которые сейчас существуют на Украине, ибо военные эксперты считали, что почти невозможно вести механизированную войну при такой распутице»{436}.

Героические подвиги наших воинов являются ярким проявлением глубокой преданности солдат, сержантов, офицеров, генералов и адмиралов Советских Вооруженных Сил своему народу, родной Коммунистической партии и Советскому правительству. Более 40 раз Москва от имени Родины салютовала доблестным войскам 1, 2, 3 и 4-го Украинских фронтов, Отдельной Приморской армии, Черноморского флота и Азовской военной флотилии, с непоколебимым мужеством и героизмом освобождавшим города и села Украины и Крыма. Десятки соединений и частей, отличившихся в боях, получили почетные наименования «Житомирских», «Белоцерковских», «Ровенских», «Кировоградских», «Звенигородских», «Корсунь-Шевченковских», «Никопольских», «Криворожских», «Тернопольских», «Проскуровских», «Черновицких», «Каменец-Подольских», «Прикарпатских», «Уманских», «Днестровских», «Прутских», «Новобугских», «Херсонских», «Николаевских», «Одесских», «Перекопских», «Симферопольских», «Севастопольских». Тысячи воинов были награждены орденами и медалями, многие удостоены высокого звания Героя Советского Союза. Среди них генералы В. И. Чуйков, И. А. Плиев, С. Г. Трофименко, А. В. Петрушевскнй, С. И. Богданов, И. Ф. Дремов, Е. Я. Савицкий, полковники А. X. Бабаджанян, В. М. Горелов, подполковник В. К. Новиков, капитаны В. А. Бочковский, Ф. Д. Дибров, В. А. Заевский, старшие лейтенанты Л. И. Беда, В. М. Дудниченко, С. Л. Родинка, лейтенанты В. И. Гамаюн, М. Я. Дзигунский, А. В. Демехин, В. Г. Денисенко, В. Ф. Жуков, В. П. Лакатош, В. У. Нетесов, С. И. Постевой, младшие лейтенанты В. И. Андрианов, В. Ф. Шкиль, старшины Ф. И. Озерин, И. Г. Шабанов, старший сержант А. Е. Харитонов, рядовые П. Н. Гранкин, Н. Г. Пигорев, И. И. Поликахин, Н. Е. Сергиепко, А. Ф. Климашкин, И. К. Яцуненко. За мужество и отвагу, проявленные в боях, командир танковой бригады И. Н. Бойко, командиры авиаэскадрилий Н. Д. Гуляев и В. Д. Лавриненков были награждены второй медалью «Золотая Звезда». [259]

Важную роль в достижении победы, обеспечении высокого наступательного порыва войск сыграли политические органы, партийные и комсомольские организации, вся деятельность которых направлялась на обеспечение выполнения боевых задач. Коммунисты являлись подлинными вдохновителями воинов, цементирующей силой частей и подразделений. В самые трудные минуты боя, на самых ответственных участках сражений они всегда шли впереди, личным примером воодушевляя бойцов и увлекая их на ратные подвиги.

В боях за освобождение Украины и Крыма сражались сыны всех национальностей великого Советского Союза, что явилось ярким проявлением нерушимой дружбы народов нашей страны в борьбе против ненавистного врага. Рядом с советскими воинами против немецко-фашистских захватчиков сражались воины чехословацких частей, сформированных на территории СССР.

В разгром пемецко-фашистских войск на Правобережной Украине и в Крыму большой вклад внесли советские партизаны. Опираясь на всенародную поддержку, партизаны наносили врагу большие потери. Они сковывали крупные силы противника, захватывали переправы на реках, содействовали советским воинам в овладении городами и крупными населенными пунктами, нарушали движение врага по железным и шоссейным дорогам.

Отмечая помощь украинских партизан Красной Армии, командующий 1-м Украинским фронтом генерал армии Н. Ф. Ватутин писал 23 февраля 1944 г. в газете «Правда Украины»:


«Советские воины в своих операциях ощущали и ощущают большую непосредственную помощь партизанских соединений, которые нанесли гитлеровцам с тыла многочисленные сильные удары и прекрасно взаимодействовали с нашими войсками в боях за уничтожение крупных узлов обороны, за взятие городов, за разгром немцев на их укрепленных рубежах. Мы с радостью и гордостью отмечаем превосходно проведенные партизанскими отрядами бои за Овруч, бои во взаимодействии с нашими войсками за овладение такими крупными городами, как Ровно и Луцк, и многими другими. Это — прежде всего яркое свидетельство боевой мощи партизан, их способности и самостоятельно и вместе с частями Красной Армии осуществлять серьезные, сложные и крупные по масштабам военные операции».

Партизанское движение на Украине характеризовалось широким размахом, организованностью, тесными связями с народом. Здесь, как и в других временно оккупированных врагом районах, создавалась новая, более высокая форма организации партизанского движения — партизанские соединения, отличавшиеся сплоченностью, организованностью, мощью и эффективностью ударов. Широко применялись рейды партизанских соединений, которые, пройдя тысячи километров по временно оккупированной территории, наносили стремительные и внезапные удары по врагу и способствовали активизации борьбы народа против оккупантов. [260]

Советское правительство высоко оценило боевую деятельность украинских партизан. За доблесть и мужество, проявленные в боях с врагом, орденами и медалями Союза ССР награждено свыше 41 тыс. партизан и партизанок Украины, 53 человека удостоены высокого звания Героя Советскою Союза. В числе Героев Советского Союза прославленные руководители партизанских соединений и отрядов и рядовые партизаны: Г. С. Артозеев, И. М. Бовкун, Д. И. Бокрадзе, П. М. Буйко, В. Н. Дружинин, Г. О. Збанацкий, А. Г. Кочетков, Н. И. Кузнецов, В. И. Клоков, Н. М. Курс, Д. Н. Медведев, А. З. Одуха, М. Г. Петров, Д. М. Резуто, С. В. Руднев, А. В. Тканко, А. Н. Сабуров, И. Е. Цимбалист, А. И. Шевырев и др. Организаторы и руководители наиболее крупных и активных партизанских соединений С. А. Ковпак и А. Ф. Федоров дважды удостоены звания Героя Советского Союза.

Победа Красной Армии на Правобережной Украине и выход наших войск на подступы к Польше, к границе с Чехословакией и в пределы Румынии оказали большое влияние на активизацию ы усиление национально-освободительного движения в странах Центральной и Юго-Восточной Европы.

В Польше создание 1 января 1944 г. Крайовой Рады Народо-вой (КРН) ь обеспечило объединение всех патриотических и демократических сил. КРН в специальной декларации наметила пути борьбы за национальное и социальное освобождение польского народа. В течение февраля — марта 1944 г. в различных районах страны (Люблинском, Варшавском, Лодзинском, Краковском воеводствах, в Радомско-Келецком округе и в Силезии) возникли местные рады иародовы — новые революционные органы власти на местах.

В результате большой организаторской и разъяснительной работы Польской рабочей партии и Крайовой Рады Народовой, под влиянием успехов Красной Армии и помощи Советского Союза в Польше повсеместно усиливалась вооруженная борьба против гитлеровских захватчиков. По декрету КРН от 1 января 1944 г. была создана Армия Людова — вооруженная сила народа. Из многочисленных партизанских отрядов стали возникать более крупные формирования — бригады. Первая бригада Армии Людовой была создана в феврале 1944 г., а всего за первую половину 1944 г. образовалось 11 бригад{438}.

Советское правительство оказывало патриотам Польши помощь оружием, боеприпасами, средствами связи, медикаментами, направляло в Польшу опытных партизанских командиров и в ряде случаев целые партизанские формирования. В апреле 1944 г. был образован Польский штаб партизанского движения (ПШПД). В помощь ему ЦК КП(б)У выделил 30 опытных работников из Украинского штаба партизанского движения. [261] В подчинение ПШПД были переданы партизанское соединение, две бригады и отряд. В феврале — апреле 1944 г. на территорию Польши по указанию Советского командования перешли Первая украинская дивизия имени С. А. Ковпака, партизанские соединения и отряды под командованием И. Н. Банова, В. А. Карасева, Г. В. Ковалева, М. Я. Наделина, В. П. Пелиха, Н. А. Прокопюка, С. А. Санкова, В. П. Чепиги, Б. Г. Шангина, И. П. Яковлева{439}.

Почти все крупные сражения против гитлеровцев польские и советские партизаны проводили в тесном взаимодействии, а иногда и под единым командованием.

Выход Красной Армии к границе Чехословакии был с большой радостью встречен трудящимися этой страны. Приближался день освобождения братских чешского и словацкого народов.

11 апреля 1944 г. чехословацкие граждане — участники митинга в Лондоне — направили телеграмму Верховному Главнокомандующему Вооруженных Сил СССР, в которой, в частности, говорилось:


«По случаю выхода Красной Армии и чехословацких воинских частей к чехословацким государственным границам мы, чехословацкие граждане, собравшиеся на торжественном митинге, шлем Вам горячий привет. Братство народов Чехословакии и Советского Союза, скрепленное вместе пролитой кровью под Соколо-вом и у Белой Церкви, проявится вновь в борьбе за освобождение нашей порабощенной родины. Наша страна охвачена чувством неумирающей благодарности к героическому народу СССР, Красной Армии... за братскую помощь, оказанную нашему народу в дни самого тяжелого для нас испытания»{440}.

8 мая 1944 г. было подписано советско-чехословацкое соглашение об отношениях между Советским Главнокомандующим и Чехословацкой Администрацией после вступления советских войск на территорию Чехословакии{441}. Соглашение предусматривало, что, как только какая-либо часть освобожденной чехословацкой территории перестанет являться зоной непосредственных военных операций, чехословацкое правительство полностью возьмет в свои руки управление и будет оказывать Советскому командованию всестороннюю помощь через свои гражданские и военные органы.

События на фронте оказали большое влияние на политическое положение в Чехословакии. По всей стране усилилась борьба патриотических антифашистских сил, руководимых Компартией Чехословакии.

С начала 1944 г. особенно активизировалась антифашистская деятельность патриотов в Словакии. Усилился разброд в правящих кругах марионеточного «Словацкого государства», созданного гитлеровцами. [262] Процесс разложения коснулся и словацкой армии, численность которой превышала 100 тыс. человек. В Словакии под руководством Коммунистической партии развернулось партизанское движение, охватившее обширные районы. Все это создавало условия для подготовки и осуществления на территории Словакии антифашистского восстания, которое и началось в августе 1944 г.

В Румынии внутриполитическая обстановка обострилась больше, чем в какой-либо другой стране Юго-Восточной Европы. В связи с Заявлением Советского правительства от 2 апреля 1944 г. «Румыния Л ибера» — нелегальный орган румынских патриотов — писала:


«Наступил решающий момент... Нельзя больше ждать. Румынский народ должен взять свою судьбу в собственные руки и бороться за выход из войны»{442}.

По инициативе Коммунистической партии Румынии весной 1944 г. был образован Единый рабочий фронт, в котором объединились коммунистическая и социал-демократическая партии. В манифесте от 1 мая 1944 г. Единый рабочий фронт призвал трудящихся к борьбе за свержение диктатуры Антонеску, образование правительства из представите-лей всех антифашистских партий и организаций, за изгнание из страны гитлеровских войск, оказание помощи Красной Армии, создание свободной демократической и независимой Румынии{443}.

Несмотря на жестокий террор фашистской диктатуры, все большее число рабочих, крестьян, интеллигенции выступало за выход из войны, за свержение правительства Антонеску. В 1944 г. в различных районах страны стали возникать партизанские отряды.

В Венгрии ширились саботаж на военных заводах, диверсии на предприятиях и железных дорогах, стачки и забастовки, крестьяне отказывались от поставок сельскохозяйственных продуктов.

В связи с политическими колебаниями правящих кругов Венгрии и растущим антифашистским движением в стране гитлеровцы 19 марта 1944 г. открыто оккупировали Венгрию и создали более послушное им правительство. Гестаповцы провели многочисленные аресты.

Однако оккупация и террор не остановили процесса развертывания антигитлеровского движения. В связи с оккупацией страны немецко-фапгистскими войсками Компартия Венгрии (официально она называлась Партией Мира) обратилась ко всем патриотам с призывом:


«В час смертельной опасности вся нация должна объединиться в единый венгерский фронт и принять участие в общей борьбе»{444}.

В мае 1944 г. Партия Мира, социал-демократическая партия н партия мелких сельских хозяев объединились в Единый Венгерский фронт. Сопротивление венгерского народа гитлеровцам еще более усилилось. [263]

Под влиянием успехов Красной Армии еще шире развертывалась антифашистская борьба в Югославии, Болгарии, Греции и Албании.

Сокрушительный разгром немецко-фашистских войск на Правобережной Украине и в Крыму ухудшил как международное, так и внутреннее положение фашистской Германии. Фронт вплотную приблизился к жизненно важным для Германии источникам продовольствия, нефти и других видов стратегического сырья в Румынии и на Балканах. Вот почему Берлин так бурно реагировал на разгром своих войск за Днепром. Командующие обеими группами армий, командующий 6-й армией были сняты со своих постов; многие командиры соединений и частей, коменданты так называемых крепостей отданы под суд. В то же время гитлеровцы уже не могли открыто признать свое поражение и объявить траур по погибшим дивизиям. Стараясь скрыть истину, они разыгрывали фарс, награждая орденами генералов, позорно бросивших войска на поле боя, как это было после Корсунь-Шевченковского.

Ныне многие из тех гитлеровских генералов, кто, бросив войска, бежал из Корсунь-Шевченковского «котла» или едва унес ноги из-под Никополя и Каменец-Подольского, выступают в роли историков. Они пытаются доказать, что в поражении на Правобережной Украине и в Крыму виноват только Гитлер. Однако подобные попытки обелить генеральный штаб и генералитет германской армии никого не могут ввести в заблуждение.

Достоверно известно, что генеральный штаб сухопутных войск и главный штаб военно-воздушных сил Германии, командование групп армий, армий и воздушных флотов имели самое непосредственное отношение к планированию и подготовке операций и к руководству войсками в этих операциях. И было бы совершенно неправдоподобным какое-либо другое мнение на этот счет.

Далее. Не утруждая себя какими-либо доказательствами и фактами, гитлеровские генералы пускаются на прямую фальсификацию, утверждая, что Красная Армия на Правобережной Украине имела якобы огромное численное превосходство над немецкими войсками. Но факты убедительно разоблачают эти домыслы.

С самого начала борьбы на правобережье Днепра советские войска в целом лишь незначительно превосходили противника по людям, орудиям и минометам и самолетам. По танкам и самоходным орудиям некоторое преимущество было на стороне противника. И если на направлениях главного удара наших войск достигалось значительное превосходство над силами противника, то это являлось исключительно результатом искусства советского командования, которое шло на риск ослабления сил на вспомогательных и пассивных участках.

В поисках оправданий поражения немецких войск многие из буржуазных фальсификаторов, рассчитывая на наивность читателя, ссылаются на весеннюю распутицу. [264] Но ведь совершенно очевидно, что и Красная Армия также действовала в условиях распутицы, причем наступать в подобных условиях несравненно труднее, чем обороняться.

Никакими фальшивыми домыслами не удастся скрыть того факта, что в борьбе за Правобережную Украину и Крым потерпели крах не только политические расчеты гитлеровского руководства, но и военное искусство немецко-фашистской армии.

2. Советское военное искусство в операции по освобождению Правобережной Украины

Вся предшествующая история знает немного наступательных операций такого гигантского размаха и напряжения, как операция на Правобережной Украине, которую мы называем Днепровско-Карпатской. Эта крупнейшая стратегическая операция развернулась на территории до 1200 км по фронту и до 450 км в глубину. В ней участвовали пять советских фронтов, а со стороны противника — две группы армий в составе двух танковых и пяти полевых армий.

В этой операции, проводившейся на направлении главного удара в зимней кампании 1944 г., советские войска преследовали цель разгромить крупную стратегическую группировку противника и овладеть важными в политическом, экономическом и стратегическом отношениях районами правобережья Днепра. Как планирование, так и проведение операции являлись предметом особого внимания Советского Верховного Главнокомандования, поскольку результаты операции решающим образом влияли на успех всей зимней кампании 1944 г.

Первоначальный стратегический замысел операции в общих чертах был определен еще в ходе завершения летне-осенней кампании 1943 г. По мере развития событий этот замысел подвергался весьма существенным коррективам, особенно в отношении направления главных усилий 2-го Украинского фронта. На окончательную выработку замысла влияло большое количество различных факторов: положение и состояние своих войск, ожесточенная борьба за рубеж р. Днепр, упорство и активность противника при обороне этого важного рубежа, условия местности и особенно погоды. Разработка замысла как всей стратегической операции в целом, так и фронтовых операций являлась результатом творческой деятельности Ставки Верховного Главнокомандования, ее представителей на местах и военных советов фронтов.

Самым характерным для планирования этой крупнейшей стратегической операции было умение Советского командования в полной мере использовать стратегическую инициативу для того, чтобы поставить противника в невыгодные условия угрозой одному или обоим флангам его крупных группировок или рассечением всего стратегического фронта на ряде направлений. [265] Воля Советского командования все время довлела над командованием противника, и оно беспомощно барахталось в буре событий, будучи не в силах ничего противопоставить этой гигантской стратегии невиданного размаха. В лучшем случае это было стремление нанести контрудары, как правило, не дававшие оперативных результатов, или слепое упорство при обороне отдельных рубежей, районов или позиций. Но последнее оборачивалось обычно еще большим крахом, что особенно наглядно видно на примере Корсунь-Шевченковского и Крыма.

Таблица № 1.

Операции и сроки

проведения

 

 

Силы и средства к началу операции. Числитель - советские войска, знаменатель - противник

Продолжительность (сутки)

Ширина фронта (км)

Глубина (км)

Среднесуточный темп (км\сутки)

Люди, тыс. чел.

Орудия и минометы

Танки и САУ

Боевые самолеты

Днепровско-Карпатская стратегическая операция (24 декабря 1943 г. - 17 апреля 1944 г.)

2086 1800

 

31530 21820

 

1908 2200

 

2364 1560

 

116

 

1200

 

450

 

4

 

Житомирско-Бердичевская операция 1-го Украинского фронта (24 декабря 1943 г. - 14 января 1944 г.)

831 574

 

12600 6960

 

1125

1200

 

529 500

 

22

 

380

 

80-200

 

10

 

Кировоградская операция 2-го Украинского фронта (5-16 января 1944 г.)

550 420

 

7913 5100

 

392 520

 

500 500

 

12

 

260

 

50

 

5

 

Корсунь-Шевченковская операция 1-го и 2-го Украинских фронтов (24 января - 17 февраля 1944 г.)

255 170

 

5300 2600

 

513

310

 

772 1000

 

25

 

280

 

120

 

3

 

Луцко-Ровенская операция

 

174

 

3470

 

141

 

 

 

 

16

 

260

 

60-100

 

6

 

1-го Украинского фронта (27 января - 11 февраля 1944 г.)

190

 

2120

 

220

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Никопольско-Криворожская операция 3-го и 4-го Украинских фронтов (30 января - 29 февраля 1944 г.)

650 540

 

8048 6420

 

390 480

 

1200 560

 

31

 

280

 

120

 

4

 

Проскуровско-Черновицкая операция 1-го Украинского фронта (4 марта - 17 апреля 1944 г.)

800

500

 

11900

5530

 

1400

1100

 

477

480

 

45

 

450

 

80-350

 

8

 

Уманско-Ботошанская операция 2-го Украинского фронта (5 марта - 6 апреля 1944 г.)

630 400

 

8800 Зо40

 

670 450

 

550 500

 

33

 

300

 

200-250

 

8

 

Березнеговаго-Снигиревская операция 3-го Украинского фронта (6-18 марта 1944 г.)

500 500

 

9000 5350

 

372

450

 

551

550

 

13

 

300

 

120-160

 

13

 

Одесская операция 3-го Украинского фронта (28 марта - 14 апреля 1944 г.)

470

350

 

12678

3200

 

435

160

 

436 550

 

18

 

180

 

160

 

10

 

Полесская операция 2-го Белорусского фронта (15 марта - 5 апреля 1944 г.)

-

 

-

 

-

 

-

 

22

 

90

 

30-40

 

3,5

 


Днепровско-Карпатская стратегическая наступательная операция представляет собой систему фронтовых операций и операций смежных фронтов, тесно связанных между собой общим замыслом.

Всего было проведено 10 таких операций, краткая характеристика которых дается в таблице № 1.

Среднесуточный темп наступления, как видно из приведенной таблицы, был относительно невысоким. Однако средние цифры не в полной мере отражают действительную картину. Дело в том, что в большинстве операций советские войска достигали указанной глубины всей операции в течение более короткого времени, чем вся продолжительность операции, продвигаясь с темпом 25–30 км в сутки, несмотря на грязь и распутицу. Затем завязывалась длительная борьба с контратакующим противником, и в эти дни продвижение советских войск замедлялось.

По ходу ведения вся стратегическая операция распадается на два последовательных этапа: январско-февральский и мартовско-апрельский. При этом на каждом из них усилия фронтов нацеливались против тех группировок противника, разгром которых имел наиболее важное значение и приводил к крушению вражеской обороны на широком фронте. На первом этапе войска 1-го и 2-го Украинских фронтов громили главные силы группы армий «Юг». В районе Корсунь-Шевченковского они окружили и уничтожили десять ее дивизий, что привело к резкому изменению обстановки и обеспечило дальнейшее развертывание наступления к Карпатам. В это же время войска 3-го и 4-го Украинских фронтов решали задачу разгрома основных сил 6-й немецкой армии в районе Кривого Рога и Никополя. На втором этапе главные усилия 1-го и 2-го Украинских фронтов были по-прежнему направлены на завершение разгрома группы армий «Юг», а усилия 3-го Украинского фронта на завершение разгрома б-й немецкой армии.

С развитием событий сила ударов наших войск не ослабевала, а нарастала. Для наращивания усилий большое значение имел ввод резервов Ставки Верховного Главнокомандования. Так, перед началом стратегической операции в состав 1-го Украинского фронта из резерва Ставки были переданы 18-я общевойсковая, 1-я танковая армии, два танковых корпуса. В ходе первого этапа 266

этот фронт получил 2-ю танковую армию, а 3-й Украинский фронт — 31-й гвардейский стрелковый корпус. Перед началом второго этапа из резерва Ставки в состав 1-го Украинского фронта была передана 4-я танковая армия. В это же время на стыке Белорусского и 1-го Украинского фронтов Ставка образовала новый — 2-й Белорусский фронт в значительной степени за счет своих резервов.

Крымская стратегическая наступательная операция, проведенная силами 4-го Украинского фронта, Отдельной Приморской армии, Черноморского флота, Азовской военной флотилии, авиации дальнего действия и партизан, относится также к числу самых замечательных операций Великой Отечественной войны. В ней советские войска в течение немногим более месяца наголову разбили 17-ю немецкую армию и освободили весь Крым.

Планирование этой стратегической операции также представляет собой не одноактное явление, а процесс, продолжавшийся в течение почти пяти месяцев. При этом по мере развития событий, уточнения группировки и намерений противника все более отчетливо выявлялась идея разгрома противника совместными и одновременными усилиями 4-го Украинского фронта и Отдельной Приморской армии при содействии флота, авиации дальнего действия и партизан. В феврале 1944 г. эта идея получила свое оформление в виде конкретного согласованного плана операции.

В обеих стратегических операциях — Днепровско-Карпатской и Крымской — способы решения промежуточных задач на пути к общей стратегической цели были различны и определялись конкретными условиями обстановки. Наиболее характерным являлось нанесение ударов смежных фронтов по сходящимся направлениям с целью окружения и уничтожения противника. Ярким примером этого служит Корсунь-Шевченковская операция, осуществленная войсками 1-го и 2-го Украинских фронтов. Наряду с этим применялось и одновременное нанесение нескольких сильных ударов на широком фронте с целью дробления противника и уничтожения его по частям. Это, в частности, относится к мар-товско-апрельскому наступлению 1, 2 и 3-го Украинских и 2-го Белорусского фронтов. Удары 1-го и 2-го Украинских фронтов, нанесенные на большую глубину, привели к расчленению стратегического фронта противника. В Крымской операции нанесение удара 4-м Украинским фронтом одновременно на Перекопе и с Сивашского плацдарма способствовало распылению усилий противника, его резервов и явилось одним из важных условий успеха.

В обеих операциях обеспечивалось четкое стратегическое взаимодействие между фронтами. Их действия согласовывались по цели, месту и времени на всех этапах операции. [268] Но особенно отчетливо видно взаимодействие фронтов на примерах Корсунь-Шевченковской и Никопольско-Криворожской операций, когда два смежных фронта решали задачу разгрома одной и той же группировки противника, В мартовско-апрельском наступлении отчетливо видна важность взаимодействия 1-го и 2-го Украинских фронтов при окружении 1-й танковой армии противника, а также 2-го и 3-го Украинских фронтов при разгроме вражеских войск в низовьях Южного Буга. Почти во всех операциях, особенно Житомирско-Бердичевской, Луцко-Ровенской и Крымской, усилия фронтов согласовывались с ударами партизан, действовавших в тылу противника. Воздействие партизан на коммуникации противника, отходящие войска, штабы и узлы связи, склады и базы снабжения имели важное значение в решении оперативно-стратегических задач.

Достижение успеха операций явилось также результатом целеустремленного использования и тесного взаимодействия объединений и соединений видов вооруженных сил.

Основная роль в решении всех стратегических задач принадлежала сухопутным войскам, которые вынесли на себе главную тяжесть борьбы. В наступлении они прорывали оборонительные полосы врага, развивали достигнутый успех, преследовали противника, окружали и уничтожали его группировки. В оборонительных боях, когда требовалось отразить удары сильных группировок противника, они встречали его всей мощью огня, наносили невосполнимые потери врагу и срывали его замыслы.

Фактором стратегического значения является применение в операции крупных сил танковых и механизированных войск. В истории Великой Отечественной войны Днепровско-Карпатская стратегическая операция является единственной, в которой одновременно использовались все шесть танковых армий. Понятно поэтому, что способы их действий представляют большой интерес. Характерным является прежде всего массированное использование танковых армий. Все они действовали в составе 1-го и 2-ю Украинских фронтов — в главной стратегической группировке наших войск, нацеленной на разгром основной группировки противника — группы армий «Юг». Массирование танковых войск осуществлялось и во фронтовых операциях. Это особенно показательно для таких операций, как Житомирско-Бердичевская, Корсунь-Шевченковская, Проскуровско-Черновицкая, Уманско-Ботошанская и др.

Крупные бронетанковые объединения и соединения применялись для выполнения главных задач, стоявших перед нашими войсками, — окружения противника, стремительного развития успеха в глубину с последовательным преодолением нескольких крупных водных преград, захвата важных рубежей и объектов, а также для отражения ударов крупных танковых группировок противника. Во всех случаях бронетанковые войска взаимодействовали с общевойсковыми соединениями, артиллерией, инженерными войсками и авиацией. [269]

Важную роль в решении оперативно-стратегических задач играла артиллерия. Являясь главной огневой ударной силой сухопутных войск, она обеспечивала прорыв вражеской обороны, отражение контрударов и контратак противника, вела борьбу с его авиацией. Маневр крупными соединениями артиллерии являлся важным средством обеспечения оперативно-стратегического успеха. Для всех операций характерны разнообразие и гибкость методов использования артиллерии, особенно в период артиллерийского наступления при прорыве обороны противника. Показателен в этом отношении график артиллерийской подготовки 4-го Украинского фронта в начале Крымской операции. Он включал ряд огневых налеюв и ложных переносов огня с одновременной демонстрацией атаки наших войск, что сбило противника с толку и дезориентировало его относительно времени действительной атаки.

Крупные оперативно-стратегические задачи на Правобережной Украине и в Крыму решала советская авиация. Как и во всех других операциях, она обеспечивала успех действий наземных войск, что было главнейшей ее задачей. Воздушные армии использовались в основном для поддержки фронтов, в ряде случаев тесно взаимодействуя между собой (2-я и 5-я воздушные армии при проведении Корсунь-Шевченковской операции, 17-я и 8-я воздушные армии при осуществлении Никопольско-Криво-рожской операции, 4-я и 8-я воздушные армии и ВВС Черноморского флота в Крымской операции). Большое место в деятельности авиации занимали борьба за удержание господства в воздухе, воздушная разведка, транспортировка войск и грузов. Из более чем 70 тыс. самолето-вылетов, произведенных воздушными армиями Украинских фронтов и Отдельной Приморской армии в период боевых действий, более 40% приходится на удары по войскам, инженерным сооружениям и боевой технике противника, 33% — на борьбу с авиацией противника, 12% — на ведение воздушной разведки и 12% — на транспортировку войск, грузов.

Черноморский флот и Азовская военная флотилия, содействуя сухопутным войскам в операциях на Правобережной Украине и особенно в Крыму, а также проводя самостоятельную операцию по разгрому морских сил противника на его коммуникациях и в портах, внесли свой достойный вклад в достижение победы. Наибольшую эффективность показали авиация и торпедные силы флота, которые почти полностью блокировали крымскую группировку врага. Эту задачу решали и подводные лодки. Азовская военная флотилия выполнила ответственную задачу но обеспечению снабжения Отдельной Приморской армии как при подготовке, так и в ходе Крымской операции.

Развернув широкое наступление в трудных условиях начавшейся весенней распутицы, когда противник его не ожидал, советские войска использовали момент стратегический внезапности. [270] Достижению стратегической внезапности способствовали и мероприятия Советского командования по сохранению в глубокой тайне всех приготовлений к наступлению, тщательной маскировке передвижений войск к линии фронта, демонстрации ложных районов сосредоточения в стороне от главных группировок, дезинформация противника путем распространения ложных слухов и передачи телеграмм по радиостанциям. Подобные мероприятия по маскировке проводились и во фронтовых операциях. В последних широко практиковался также метод отвлечения внимания противника путем организации ударов одновременно на ряде участков, причем на вспомогательных направлениях наступление начиналось обычно на сутки-двое раньше, чем на главных.

Большое значение для успеха операции имело своевременное закрепление достигнутых рубежей. Так, после выхода наших войск на рубеж Торчин, Коломыя, Рэдэуци, Дубоссары Советское Верховное Главнокомандование приказало войскам Украинских фронтов перейти к обороне, с тем чтобы закрепить достигнутый стратегический успех и начать подготовку к дальнейшим наступательным операциям. Насколько правильным и своевременным был переход к обороне, показали события ближайших недель. В апреле — мае противник, сосредоточив крупные силы своих войск в районах Станислава и Ясс, пытался концентрическим ударом отбросить войска Красной Армии за Днестр и соединить фланги своих войск, разделенных Карпатами. Однако эта попытка врага встретила решительный отпор и окончилась полным провалом. Так еще раз проявилось искусство руководства войсками, основанное на тщательном анализе обстановки, умении предвидеть возможные шаги противника. Этим еще раз подтверждается важность своевременного закрепления стратегического успеха.

В операциях на Правобережной Украине и в Крыму советское оперативное искусство обогатилось новыми приемами подготовки и ведения боевых действий. Фронтовые и армейские операции отличались решительностью, многообразием форм и способов боевых действий войск, большим размахом и всесторонним обеспечением.

Операции начинались с прорыва обороны противника. Фронт обычно наносил один — два удара. После прорыва вражеской обороны развитие успеха осуществлялось или в сторону одного из флангов с целью окружить противника во взаимодействии с соседним фронтом, прижать врага к естественной преграде, или в глубину с целью расчленить вражеские силы и уничтожить их по частям. Применялась и такая форма фронтовой операции, как прорыв обороны на нескольких участках с последующим развитием успеха по сходящимся направлениям с целью окружения противостоящего противника. [271]

Во всех фронтовых операциях наступление на главных направлениях фронтов велось крупными ударными группировками, включавшими в свой состав крупные силы стрелковых войск, танков, артиллерии и поддерживавшимися авиацией. Сосредоточение на главных направлениях крупных сил обеспечивало превосходство над противником и позволяло в короткий срок взламывать вражескую оборону. Эшелонированное же построение войск и особенно наличие в составе ударных группировок бронетанковых и механизированных соединений обеспечивало наращивание усилий в ходе операций, быстрое развитие удара в глубину и сохранение высокого темпа наступления, несмотря на неблагоприятные условия поюды.

Для многих операций характерно быстрое реагирование командования фронтов и армий на обстановку, перенацеливание сил с целью развития успеха на том направлении, где обозначился успех, если даже это направление и не было определено как главное. Так было в ходе Корсунь-Шевченковской операции, когда командующий 1-м Украинским фронтом своевременно перенес центр тяжести в полосу 6-й танковой и 27-й армий; в Кировоградской операции командующий 2-м Украинским фронтом быстро перегруппировал один механизированный корпус в полосу 5-й гвардейской армии. Так было и в Одесской операции, когда командующий 3-м Украинским фронтом перенацелил на новое направление танковый корпус и конно-механизированную группу. Показателен также решительный ввод дополнительных сил в полосе 63-го корпуса 51-й армии в Крымской операции. Во всех случаях такой маневр имел важное влияние на развитие операции.

Поучительным во многих отношениях является опыт использования бронетанковых и механизированных соединений в оперативной глубине по окружению группировок врага, захвату важных в оперативно-стратегическом отношении пунктов и рубежей, последовательному форсированию с ходу многих крупных водных преград. В Крымской операции с большим успехом для преследования врага использовались подвижные группы и отряды, выделяемые о г армий, корпусов и дивизий.

В большинстве случаев наши войска располагали сравнительно небольшим отрезком времени для подготовки операций, причем они проводились в неблагоприятных метеорологических условиях. Но тем не менее наши генералы и офицеры, штабы всех степеней, основываясь на богатейшем боевом опыте предшествующих лет войны, проводили всю подготовку к наступлению на высоком уровне, обеспечивающем успех. Для подготовки операции характерны не только тщательность планирования всех ее этапов, особенно прорыва обороны врага, но, что особенно важно, — стремление всеми мерами достичь внезапности удара, чтобы добиться победы наименьшими жертвами. [272] Командование и штабы искусно применяли оперативную маскировку, дезинформацию, отвлекающие действия на вспомогательных направлениях, чтобы дезориентировать противника относительно силы, времени и района главного удара. Это имело место почти во всех проведенных фронтовых операциях и всегда давало нужный эффект.

В боях при прорыве вражеской обороны, а также при развитии наступления в глубине наши войска широко применяли обход и охват противника с целью его окружения и уничтожения. Так, наряду с окружением и уничтожением крупных вражеских группировок советские войска окружали и уничтожали более мелкие группы гитлеровцев численностью от батальона до одной — двух дивизий, что свидетельствует о высокой маневренности советских войск. В Крымской операции широко применялся обход опорных пунктов и узлов сопротивления через горные дороги и тропы и внезапный выход на фланги в тыл противнику.

В ходе наступления войска Красной Армии мастерски форсировали большое количество рок, в том числе такие крупные водные преграды, как Днепр (в его нижнем течении), Ингулец, Южный Буг, Днестр, Прут, В большинстве случаев форсированно происходило в условиях разлива или весеннего ледохода, что требовало от наших войск огромного напряжения, выносливости, умения и героизма. Реки форсировались, как правило, с ходу, на плечах отступавшего противника. Для боев при форсировании рек характерны стремительность действий, мужество и отвага советских воинов.

В Крыму многократно высаживались небольшие десанты в тыл врагу с моря, мелководные заливы и озера внезапно форсировались вброд. Появление десантов в тылу врага и их энергичные действия нарушали устойчивость обороны противника и способствовали его разгрому.

В ходе наступления на Правобережной Украине и в Крыму Красная Армия получила большой опыт боев за города и крупные населенные пункты. В большинстве случаев наши войска овладевали городами стремительной атакой с ходу. В тех случаях, когда атака с ходу не удавалась, они окружали город и после непродолжительной подготовки наносили по окруженному противнику удары с различных направлений, расчленяли вражеский гарнизон на части и уничтожали каждую из этих частей в отдельности, проявляя образцы смелости, инициативы, упорства при уничтожении врага в укрепленных опорных пунктах.

Наиболее тяжелыми были бои в Тернополе, где окруженный гарнизон гитлеровцев использовал прочные здания старинного города и оказал упорное сопротивление. Поэтому приходилось последовательно выбивать врага из укрепленных опорных пунктов, для чего широко применялись штурмовые группы, огонь орудий прямой наводкой. В Терноноле было весьма затруднительно использовать авиацию. Но и здесь на выручку пришли творчество советских военачальников и мастерство летчиков. [273]

Главный маршал авиации А. А. Новиков рассказывает в своих воспоминаниях об использовании для бомбардировки укреплений врага в Тернополе сразу двух дивизий (208-й и 326-й) бомбардировщиков По-2 в дневных условиях{445}.

Несмотря на сложные метеорологические условия, бездорожье, грязь, советские войска стремительно и неотступно преследовали противника. В преследовании участвовали передовые отряды танковых, механизированных, кавалерийских и стрелковых соединений. Характерным являлось стремление советских войск выйти во фланг и тыл отступающему противнику, перехватить его пути отхода.

В боях за Правобережную Украину части Красной Армии вели наступление непрерывно днем и ночью. Ночь, туман, осадки использовались для скрытого маневра с целью обхода и охвата врага, нанесения ему внезапных ударов.

В ходе операций советские войска показали высокое умение в организации и ведении оборонительного боя. Оборона применялась чаще всего для закрепления захваченных рубежей и объектов и для отражения контрударов и контратак противника. В течение ограниченного времени на подготовку советские войска принимали соответствующий боевой порядок и быстро организовывали систему огня, в первую очередь противотанкового. Оборонительные бои отличались упорством, стойкостью наших войск, высокой активностью и маневром силами, средствами и огнем.

Важнейшее значение в обеспечении устойчивости обороны имела быстрая организация системы артиллерийского огня, особенно противотанкового. Во многих случаях для отражения контратак и контрударов противника использовались бронетанковые и механизированные войска. Так было на внешнем фронте Корсунь-Шевченковского окружения, когда 5-я гвардейская и 6-я танковые армии совместно с общевойсковыми соединениями отражали удары мощных танковых группировок противника. 4-я и 3-я гвардейская танковые армии сыграли важную роль в отражении контрударов сильной группировки немцев в районах Волочиск, Черный Остров в ходе Проскуровско-Чер-новицкой операции. В обеспечении устойчивости обороны большое значение имели действия инженерных отрядов заграждения, которые скрытно и быстро устанавливали минные поля на путях движения танков противника. В разгроме атакующих групп противника неоценимую помощь наземным войскам оказывала советская авиация, особенно штурмовая.

С большим напряжением и в чрезвычайно трудных условиях работали тыловые органы фронтов, армий и соединений, обеспечивая доставку войскам боеприпасов, горючего и продовольствия. [274]

Прежде всего внимание уделялось восстановлению железных дорог. Личный состав железнодорожных войск 1, 2, 3-го Украинских фронтов, работая в трудных условиях распутицы, в течение января — мая 1944 г. восстановил около 7 тыс. км железнодорожных путей, сотни искусственных сооружений, технических и служебных зданий, депо, мастерских. Средний темп восстановления железных дорог достигал 9–10 км в сутки. В течение февраля — апреля 1944 г. по восстановленным железным дорогам Украинские фронты получили около 400 тыс. вагонов, в том числе до 50% снабженческих.

Несмотря на исключительно трудные условия, значительную работу проделал автомобильный транспорт. Во многих случаях автомашины приходилось буксировать танками, тракторами. Поэтому среднесуточный пробег автомобилей не превышал 70–80 км, а в ряде случаев составлял всего лишь 10–15 км.

В доставке грузов с армейских баз в соединения важнейшее место занимал конный транспорт. Почти во всех армиях формировались гужевые и конно-выочные подразделения, а также специальные команды из местного населения. Так, в 27-й армии в период Уманско-Ботошанской операции ежедневно работало в среднем 400 пароконных подвод, 150 вьючных лошадей и 5400 бойцов и местных жителей.

В ряде случаев боеприпасы, горючее и продовольствие доставлялись авиацией. Например, 2-я воздушная армия 1-го Украинского фронта только с 12 по 17 марта произвела 1200 самолетовылетов для доставки грузов 3-й гвардейской и 4-й танковым армиям. За период с 7 по 15 апреля для 1-й танковой армии самолеты перевезли 2160 тыс. патронов, 8,2 тыс. ручных гранат, 28,2 тыс. снарядов и мин, 24 орудия 76-мм калибра, свыше 50 т горючего. Авиация 17-й воздушной армии за февраль — апрель произвела 3090 самолето-вылетов, доставив войскам 617 т боеприпасов, горючего, продовольствия, медикаментов. Обратным рейсом самолеты вывозили раненых.

В доставке грузов, в ремонте дорог, в размещении и уходе за ранеными исключительно большой и ценной являлась помощь жителей освобожденных сел и городов Украины.

Выдающиеся победы на Правобережной Украине и в Крыму относятся к числу наиболее славных страниц героической летописи Великой Отечественной войны. Они явились свидетельством великой силы и несокрушимой мощи советского народа и его Вооруженных Сил, руководимых Коммунистической партией. [276]

Дальше