Без учета расходов, связанных с изготовлением ВОЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА --[ Военная история ]-- Итоги Второй мировой войны. Выводы побеждённых
Содержание
«Военная Литература»
Военная история

Статс-секретарь в отставке
Ганс-Иоахим Рике

Продовольственная проблема и сельское хозяйство во время войны

Все планирующие и руководящие организации, отвечавшие за продовольственное снабжение и сельское хозяйство Германии, находились перед началом и в ходе второй мировой войны под впечатлением продовольственных трудностей и неудач первой мировой войны. У каждого немца, пережившего первую мировую войну, глубоко запечатлелось в памяти воспоминание о холодной зиме и брюквенной похлебке. Каждый чувствовал на себе, насколько сильно годы нужды отразились на физических и моральных силах фронта и тыла. Здоровью многих молодых людей в эти годы был нанесен большой ущерб, от которого они уже никогда не могли оправиться.

Поэтому задачей руководителей сельского хозяйства и продовольственного снабжения было понять ошибки в продовольственной политике в войне 1914-1918 годов и по возможности не допускать их в новой войне.

Зависимость продовольственного снабжения населения от ввоза продуктов, которая в результате блокады в первую мировую войну привела Германию к продовольственной катастрофе, продолжала существовать для нас и в период между 1919 и 1939 годами, пожалуй, в еще более острой форме, так как потеря Западной Пруссии и Познани{121} означала потерю наиболее важных в аграрном отношении районов.

Таким образом, можно было рассчитывать, что и во второй мировой войне Германия будет блокирована, а ввоз продовольственных продуктов ограничен. [444]

Ошибки первой мировой войны

Ошибки первой мировой войны в области продовольственного снабжения заключались главным образом в различных упущениях. То, что сегодня, после 40 лет всяких тревог и недоразумений, принято как первая необходимость всеми зависящими от импорта странами - я имею в виду создание достаточных запасов продовольствия на случай войны, - было нами позабыто, позабыто главным образом потому, что в то время никто не думал о затяжной войне. Кроме того, у нас не было такой центральной организации, которая могла бы руководить сельскохозяйственным производством и наладить учет источников поступления продуктов вплоть до самой последней деревни. Положение было таково, что для принятия ответственных решений не имелось необходимых статистических материалов. Следствием этого явилось то, что, например, общее .количество свиней, выведенных на убой, оказалось большим, чем это было нужно, а в то же самое время огромные запасы картофеля сгнили без употребления. Основанное в 1916 году, главное военно-продовольственное управление не могло уже наверстать всего упущенного перед войной и во время нее. Все мероприятия оказались слишком запоздалыми. И только тогда, когда нехватка продуктов стала исключительно острой, было решено перейти к нормированию отдельных продуктов питания. Однако выдача продовольствия по карточкам производилась большей частью с задержками и не полностью. В ходе затянувшейся войны снабжение сокращалось не только в результате блокады, но и за счет уменьшения производства сельскохозяйственных продуктов внутри страны. Сельское хозяйство Германии нуждалось в рабочей силе и средствах производства. Быстро снижалась плодородность земли, сельскохозяйственное производство замирало. Принудительные хозяйственные мероприятия проводились в сельском хозяйстве непоследовательно. Бургомистры и жандармы, на которых крестьяне смотрели, как на своих врагов, проявили себя как весьма неподходящий инструмент контроля за выполнением норм поставок. Крестьянин постоянно доказывал, что установленные нормы поставок не соответствуют объему его производства. В крупных центрах промышленных районов голод начался еще [445] зимой 1916/17 года, да и солдаты на фронте лишь немногим лучше, чем население в тылу, снабжались на родине.

Отсутствие продовольственных планов на случай наступательной войны

По сравнению с 1914 годом Германия в отношении продовольственного снабжения находилась в 1939 году в совершенно иных условиях. Существовавшие в ту пору учреждения вопреки всему тому, что ставилось им в вину на Нюрнбергском процессе, не имели ничего общего с планированием агрессивной войны. Из таких отдельных мероприятий, как, скажем, создание продовольственных запасов, видно, что политические руководители Германии рассчитывали перед 1939 годом скорее на то, что в случае войны Германия будет вынуждена длительное время питаться за счет собственных источников, чем на то, что она получит в результате оккупации большие области, обладающие избыточными запасами продовольствия. Даже само решение министерства продовольствия о создании необходимых запасов продуктов было вызвано соображениями возможного временного отпадения от Германии таких провинций, как Восточная Пруссия и Рейнская область.

Всегерманская корпорация производителей сельскохозяйственных продуктов и ее контрольные рыночные органы возникли не в рамках военных приготовлений. «Рыночный устав» довоенных лет своим появлением обязан главным образом обстановке, существовавшей до 1933 года, когда в результате безработицы и падения покупательной способности населения значительно снизился уровень потребления продуктов, и в особенности высококачественных пищевых продуктов, что не могло не вызвать на рынке скрытого превышения предложения над спросом. Поэтому появление первых тенденций регулировать рынок относится к значительно более раннему времени, чем создание Всегерманской корпорации производителей сельскохозяйственных продуктов. Эти тенденции проявились вначале в попытках наладить организованный сбыт излишков ржи и молока. Аппарат Всегерманской корпорации производителей сельскохозяйственных продуктов был тесно связан с крестьянами, благодаря чему он мог призывать их к выполнению [446] поставленных задач и своевременной сдаче произведенных сельскохозяйственных продуктов. Независимо от идей, приведших к созданию этого аппарата, он оказался в дальнейшем образцовым органом продовольственного снабжения. Он представлял собой именно такую организацию, которой нам недоставало в первую мировую войну. Кроме того, он располагал исключительно хорошо разработанным статистическим материалом, который в любое время мог явиться основой для регулирования производства продуктов сельского хозяйства и их потребления.

Организация продовольственного хозяйства

Юридической базой для создания Всегерманской корпорации производителей сельскохозяйственных продуктов и ее разветвленной системы стал изданный 13 сентября 1933 года «Закон о создании временной Всегерманской корпорации производителей сельскохозяйственных продуктов и о мероприятиях по контролю за рынком и урегулированию цен на продукты». Согласно этому закону, сельскохозяйственная корпорация стала самоуправляющейся общественной организацией. В служебном порядке она контролировалась министерством продовольствия и сельского хозяйства и подразделялась на более мелкие территориальные корпорации земель, округов и общин. В центральном управлении имелся свой «штаб» и административное управление. Административное управление, а также земельные и окружные корпорации состояли из трех (главных) отделов: 1-й - «Люди», 2-й - «Двор», 3-й - «Рынок».

В задачу 2-го главного отдела административного управления входило способствовать развитию производства. Для этого были введены так называемые «дворовые карты», заполнявшиеся каждым сельскохозяйственным производителем и представлявшиеся соответствующим инстанциям сельскохозяйственной корпорации, а на специальном «дворовом совете» принимались те или иные решения по выбору культур и увеличению масштабов производства. Этот совет подготовил начавшуюся в 1934 году кампанию «по борьбе за увеличение производства сельскохозяйственных продуктов».

3-й главный отдел занимался вопросами учета, обработки и переработки сельскохозяйственных продуктов. Ему подчинялись [447] «главные объединения», созданные в период с 1934 по 1936 год. Это были объединения всех производителей продуктов сельского хозяйства, а также представителей обрабатывающей и перерабатывающей пищевой промышленности и органов распределения. Так, например, существовали главное объединение германского зернового и фуражного хозяйства, главное объединение германского скотоводческого хозяйства и т.д. В земельных корпорациях им соответствовали хозяйственные объединения таких же отраслевых групп. Главные объединения осуществляли руководство производством тех или иных продуктов еще в мирное время. Другими исполнительными органами рыночного контроля являлись специальные государственные управления по заготовке сельскохозяйственных продуктов, которых имелось пять. Важнейшим из них было государственное управление по заготовке зерна, фуража и сельскохозяйственных продуктов. Задачей этих государственных управлений в мирное время было создавать запасы из излишков отечественных продуктов и в случае необходимости покрывать недостаток продуктов за счет этих запасов, а также ввозить продовольствие из-за границы в таких количествах. в такие промежутки времени и по таким ценам, которые бы оказывали желательное для министерства продовольствия и сельского хозяйства действие на внутренние рынки. В отличие от главных объединений государственные управления подчинялись непосредственно министерству продовольствия. Таким образом, в начале войны существовала организация, имевшая уже довольно большой опыт работы в мирных условиях и умело направлявшая поток сельскохозяйственных продуктов. Теперь нужно было только сделать эту организацию более компактной и установить прочные связи между самым последним «распределителем» (розничным торговцем) и потребителем.

Резервы продовольствия в начале войны

В противоположность 1914 году германское государство в 1939 году имело, как уже было упомянуто, настоящий, то есть выходящий за пределы нормального, резерв основных продовольственных товаров. В соответствии с дефицитами продовольственного хозяйства он составлял около 6 млн. т [448] зерна и около 600 тыс. т жиров. Создание запасов других пищевых продуктов представлялось излишним. Собственного производства сахара, например, вполне хватало для нормального снабжения населения. Урожай картофеля в мирное время использовался для непосредственного питания населения только на 25%. Поголовье скота было также достаточным, чтобы обеспечить снабжение населения мясом. Однако разведение скота зависело от регулярного подвоза фуража. Ввоз хлеба и фуража составлял около 2 млн. т в год, жира - 400 тыс. т. Даже в условиях сокращения ввоза нормальные урожаи и правильно налаженное распределение продуктов давали возможность ожидать, что имевшихся в начале войны запасов зерна и жиров хватит по меньшей мере на три года. Запасы других пищевых продуктов в начале войны создавались только в той мере, в какой это было необходимо для обеспечения населения сезонными продуктами в соответствии с потребностью рынка.

Переход от системы свободных рынков мирного времени к принудительной экономике военного времени был подготовлен и проведен как часть общеэкономических мобилизационных мероприятий. При «штабе» Всегерманской корпорации производителей сельскохозяйственных продуктов и при корпорациях земель имелись так называемые отделы продовольственного обеспечения, которые занимались подготовкой материальной части и людских резервов, необходимых для этого перехода. Они работали по указаниям министерства продовольствия. Таким образом, государственное руководство Третьего рейха извлекло соответствующий урок из ошибок в продовольственном снабжении,, имевших место в первую мировую войну. Теперь в Германии имелась тщательно продуманная организация, были пополнены запасы продовольствия, рассчитанные на длительную войну. а нормирование пищевых продуктов началось гораздо раньше, чем появилась какая-либо нехватка в них.

Продовольственное хозяйство военного времени

Перестройка мирного продовольственного хозяйства на военный лад произошла без каких-либо особых трений. Согласно «Распоряжению об управлении хозяйством» [449] от 27 августа 1939 года и «Распоряжению о временном нормировании сельскохозяйственных продуктов» от того же числа, продовольственное хозяйство было превращено в особую отрасль военного хозяйства.

Организаторами всех мероприятий стали продовольственные управления земель и округов, каждое из которых состояло из двух отделов: отдела А, обеспечивавшего заготовку продовольствия, и отдела Б, ведавшего его распределением. Отделы А земельных (провинциальных) управлений создавались сельскохозяйственными корпорациями земель, а подобные им отделы окружных управлений - сельскохозяйственными корпорациями округов. Отделы Б формировались соответствующими государственными административными властями (правительствами или президентами земель и соответственно - ландратами или обербургомистрами). Начальниками продовольственных управлений земель были председатели земельных корпораций, а начальниками окружных управлений - председатели окружных корпораций. Таким образом, возник четко организованный, самоуправляющийся аппарат контроля за распределением продуктов, на который были возложены административные функции и который стал частью общего государственного аппарата.

Такое слияние административных и исполнительных органов произошло только на местах, в верхах же этого не было. Административное управление Всегерманской сельскохозяйственной корпорации осталось независимым от министерства продовольствия и сельского хозяйства. Оно хотя и руководствовалось распоряжениями министерства продовольствия, однако посылало отделам А продовольственных управлений земель и земельным корпорациям свои директивы, в то время как министерство продовольствия отдавало свои приказы о нормировании продовольствия отделам Б земельных продовольственных управлений.

Это приводило к дублированию и трениям, которых можно было бы избежать. Подобное расчленение двух высших служебных инстанций было тем более неразумным, что министр продовольствия и сельского хозяйства являлся одновременно и председателем Всегерманской сельскохозяйственной корпорации. Поэтому их можно было объединить без особых трудностей, как это и было сделано в [450] среднем и низшем звеньях этих организаций. Только в последней фазе войны нехватка людей заставила министерство продовольствия и административное управление объединить свою работу.

В главных объединениях, которым до войны не разрешалось заниматься торговыми делами, в начале войны были созданы отделы торговых операций. Поскольку почти для каждой группы товаров существовали свои государственные управления, последние вошли в состав главных объединений в качестве отделов торговых операций. Так, например, государственное управление по закупке зерна вошло в главное объединение германского зернового хозяйства. Там, где не было соответствующих государственных управлений, как например при главном объединении германского картофельного хозяйства, были созданы особые отделы торговых операций. Главные объединения составляли для определенных видов продуктов планы ведения хозяйств и распределения пищевых продуктов, которые проверялись и утверждались министерством продовольствия. В целом слияние органов самоуправления и государственных ведомств обеспечило вполне оправдавшее себя соединение практического хозяйственного опыта с навыками администрирования.

Нормирование пищевых продуктов

Основой ведения хозяйства были обязательные поставки пищевых продуктов государству. Они стали проводиться с вступлением в силу распоряжения от 27 августа 1939 года. Растительные продукты подлежали обязательной сдаче с момента «отделения их от земли», продукты животноводства - с момента их получения. Обязательной сдаче не подлежали лишь те сельскохозяйственные продукты, которые были необходимы для питания крестьян и для прокорма. скота (по установленным нормам). Определенное количество зерна оставлялось в качестве семенного фонда. Таким образом, в сельском хозяйстве с самого начала были определены хотя и несколько ограниченные, однако довольно ясные правовые нормы.

Связь потребителя с так называемым «последним распределителем» (то есть розничным торговцем) осуществлялась по продовольственной карточке. С ней вместе и возникло вызвавшее впоследствии столько ненависти понятие [451] «среднего потребителя». Карточная система снабжения учитывала потребности различных возрастных групп населения, а также, насколько это было возможно, и уровень производительности труда различных рабочих, и прежде всего - физического труда, так как только этот труд может быть фактически измерен. Вооруженные силы, если они не находились на оккупированной территории, за счет которой они и довольствовались, получали продовольствие по своим нормам снабжения. В соответствии с весьма различными возрастными особенностями гражданского населения и большой физической нагрузкой, испытываемой солдатами, нормы выдачи жиров были сравнительно низкими, а мяса, наоборот. - очень высокими. Крестьянское население получало карточки только на те виды продуктов, которых оно само не производило. Особое внимание при установлении норм на продукты питания с первого и до последнего дня войны уделялось снабжению беременных женщин и маленьких детей. Вся система нормирования постоянно согласовывалась с германским министерством здравоохранения, и его медицинские рекомендации соблюдались в той мере, в какой это допускало продовольственное положение в стране.

Наряду с нормальными карточками имелся еще целый ряд различных специальных продовольственных карточек: от карточки отпускника и карточки, выдаваемой по случаю бракосочетания, до особых карточек дополнительного питания, выдававшихся при налетах вражеской авиации. Таким образом, до некоторой степени удовлетворялись более или менее все возникающие потребности. Продовольственные талоны, собранные «последним распределителем», служили оправдательным документом для нарядов на продовольствие, посредством которых устанавливался спрос и одновременно обеспечивалось достаточное его удовлетворение. Продовольственные карточки были действительны в течение четырех недель. В ходе войны система нормирования постоянно дополнялась и становилась все более «гибкой», а вышеизложенный принцип распределения оставался неизменным с первого и до последнего дня войны.

Нормы на пищевые продукты устанавливались министерством продовольствия. Чем сильнее затягивалась война, тем большее политическое значение приобретали всякие [452] изменения норм, и в особенности сокращение их. Небольшие изменения каждый раз согласовывались с высшим партийным руководством, а более крупные требовали вмешательства самого Адольфа Гитлера. Часто требовались недели, чтобы убедить его в неизбежности тех или иных сокращений и получить на это его согласие.

О том, как проходило снабжение населения продуктами питания в течение войны, говорят следующие данные:

Средние нормы выдачи продуктов (в граммах)
Период выдачи Хлеб Крупа Мясо Жиры Сахар Мармелад Примечания
1-й период
(28.08-24.09.36)
- 600 2800 1360 1120 700 Хлеб, картофель и молоко без ограничений
25-й период
(30.06-27.07.41)
9000 600 1600 1050 900 700 Картофель - без ограничений
50-й период
(31.05-27.06.43)
9000 600 1000 800 900 700 Картофель - 12000
75-й период
(30.04-27.05.45)
5800 300 1000 500 375 - Картофель - 10000

Из этих данных ясно видно, что снижение средних норм до минимума, необходимого для существования (1800 калорий), произошло лишь в самой последней фазе войны.

На так называемые «политические нормы» министерство продовольствия не имело никакого влияния. Это объяснялось чисто политическими соображениями. Особых норм для заключенных в концентрационных лагерях установлено не было, они получали столько же, сколько и другие заключенные и содержащиеся под стражей, то есть на 20% меньше пайка среднего потребителя-немца. Иностранные [453] рабочие и военнопленные из западных стран получали продукты питания по таким же нормам, как и гражданское население Германии. Не вызывает сомнений, что от принципа «политических пайков», который, кстати, является отнюдь не немецким изобретением, в будущем придется отказаться. На Нюрнбергском процессе неоднократно отмечалось, что «политические пайки» в Германии во время войны были значительно большими, чем те, которые средний потребитель получал по своим карточкам в послевоенные годы.

Количество калорий, потребляемое одним человеком в день (по средним нормам)
Период выдачи Промежуток времени Калории
- 1936/38 3000
2-14 1939/40 2435
15-27 1940/41 2445
28-40 1941/42 1928
41-53 1942/43 2078
54-66 1943/44 1981
67-79 1944/45 1671
80-92 1945/46 1412

Продовольственные трудности

К концу 1941/42 хозяйственного года запасы зерна и жиров сократились до минимума. С этого времени население Германии и ее вооруженные силы стали, что называется, перебиваться с хлеба на воду, то есть с трудом дотягивать от одного урожая до другого. На все вопросы и пожелания об увеличении пайков некоторым категориям потребителей - запросы вполне оправданные, с точки зрения просящих - министерство продовольствия отвечало контрвопросом: за счет каких категорий? Из-за этого, например, не был разрешен неоднократно поднимавшийся вопрос об установлении единого пайка для рабочих восточных и западных районов, вызванный тем, что имевшие [454] место перегибы первых лет войны сменились вполне здравыми соображениями целесообразности.

Во второй мировой войне в отличие от первой вплоть до последних дней продовольственные карточки отоваривались полностью. Технически это было возможно только благодаря той строгой системе учета и распределения, о которой мы уже говорили выше. Но, конечно, и эта система могла давать положительные результаты только в том случае, если все продовольствие, предусмотренное продовольственным балансом, составленным для каждой группы продуктов питания, в действительности имелось в наличии.

Военно-продовольственные планы составлялись с большой тщательностью министерством продовольствия на основе данных различных главных объединений задолго до начала каждого нового военно-хозяйственного года и постоянно сверялись с действительным положением вещей в области производства и потребления продуктов питания.

В самом разгаре войны, в 1942/43 хозяйственном году, на территории Германии (в границах на 1 сентября 1939 года) было израсходовано (в млн. т):
Наименование продуктов Израсходовано вообще В том числе вооруженными силами
Хлеб (зерно) 11,20 3,0
Картофель 26,30 3,80
Сахар* 1 46 0,17
Мясо 2,50 0,80
Жиры всех видов 1,29 0,19

* Без учета расходов, связанных с изготовлением мармелада и т. п.

Блокада и внешняя торговля

Организованная союзниками блокада не отрезала Германию от всех ее источников ввоза, как это было в первую мировую войну. По сути дела она лишилась только возможности ввозить товары из Америки и других далеко отстоящих от нее стран. Поставки продовольствия в счет [455] погашения торговых сделок и договоров продолжались в большом объеме и во время войны. Так, например, Дания была оккупирована еще в 1940 году, но, несмотря на это, ее поставки в Германию не прекращались в течение всей войны. С 1939 по 1944 год она вывезла в Германию свыше 150 тыс. т мяса и 50 тыс. т жиров (главным образом сливочного масла). На основании торгового договора, заключенного между Германией и Советской Россией, последняя поставила около 500 тыс. т зерна в первый и 1,1 млн. т зерна во второй год войны.{122} Впоследствии поставки по торговым договорам значительно сократились.

Их место заняли поставки из оккупированных Германией областей. Однако хвастливые речи руководителей Третьего рейха создали в широких общественных кругах совершенно ложное представление о размерах этих поставок. Часто высказывалось и высказывается мнение, что Германия во время второй мировой войны могла поддерживать свое продовольственное снабжение на сравнительно высоком уровне только благодаря ограблению оккупированных областей. Это мнение ошибочно, хотя и проникло в общественность из протоколов Нюрнбергского процесса. Правильно лишь то. что Геринг действительно заявил на одном из совещаний руководящих немецких должностных лиц в оккупированных областях, состоявшемся б августа 1942 года, что если кому-нибудь в этой войне и придется голодать, то голодать должны не немцы, а население оккупированных районов. Правильно также и то, что на другом подобном заседании он предъявил гауляйтерам чрезвычайно высокие требования о поставках продовольственных товаров из оккупированных областей. Однако эти требования, за некоторым исключением, никогда не были выполнены. По молчаливому согласию между немецкой администрацией оккупированных областей и ответственными должностными лицами Германии объем этих поставок был сокращен. Если брать за основу старые (до 1919 года) границы рейха, как это делали обвинители на Нюрнбергском процессе, то из оккупированных областей на эту территорию Германии. включая поставки вооруженным силам, было вывезено до конца 1943/44 хозяйственного года (в 1944/45 хозяйственном [456] году поставки продовольствия из оккупированных областей почти полностью прекратились) следующее количество основных продуктов сельского хозяйства (в тыс. т):
Наименование продуктов Общее количество поставок В среднем в год
Хлеб (зерно) 7500 1500
Жиры 128 26
Мясо 1700 340

В то же время оккупированные Германией страны Центральной и Западной Европы в результате одной лишь блокады, лишившей их возможности ввозить товары из других стран, теряли ежегодно 7,5 млн. т зерна и около 1,2 млн. т жиров.

Зерно поступало главным образом из Франции и Советской России. Балканы, которые должны и могли стать главным поставщиком продовольствия, во второй половине войны почти совершенно прекратили поставки. Большие размеры поставок мяса и мясопродуктов объясняются тем, что, как и в Германии, в оккупированных областях были в принудительном порядке проведены мероприятия по убою скота, для того чтобы привести поголовье скота в соответствие с кормовой базой.

В общий баланс ввоза и вывоза продуктов из оккупированных областей не включены значительные поставки Германии отдельным странам. Так, наряду с союзными странами (Финляндия и Италия) значительное количество зерна получали Бельгия и Норвегия, а Чехия, являясь «протекторатом» Германии, кроме зерна, регулярно получала и жиры. Кроме того, незадолго до «освобождения» Бельгии сами западные союзники послали ей зерно, чтобы обеспечить снабжение населения до нового урожая.

Рассматривая критически приведенные выше цифры, следует учесть и то обстоятельство, что значительное количество продовольствия, которое Германия получала с оккупированных территорий, уходило на снабжение дислоцированных там немецких войск, что ни в коей мере не [457] противоречит положениям Гаагской конвенции. За пять лет войны эта часть составила 5,9 млн. т зерна, 370 тыс. т жиров и 1,7 млн. т мяса. Из этих цифр следует, что почти все продовольствие, которое Германия получала с оккупированных районов, потреблялось находившимися там войсками.

Кроме того, следует принять во внимание то, что большое количество иностранных рабочих и военнопленных должны были также снабжаться за счет ввозимого и производимого в границах старой кайзеровской Германии. Их спрос на три основных вида продуктов составил в общей сложности 2,3 млн. т зерна, 265 тыс. т жиров и 400 тыс. т мяса. Поэтому представлялось вполне законным заставить эти страны поставлять продовольствие своим рабочим. Из всего этого явствует, что снабжение территории старой Германии шло в основном не за счет оккупированных районов.

Оккупированные районы

С другой стороны, нельзя отрицать и того, что изъятие продовольственных продуктов из оккупированных областей наряду с блокадой и большими сокращениями производства создало в них большие продовольственные трудности. Помещаемые ниже данные, составленные Экономическим советом Лиги Наций (1945 год){123}, показывают размеры продовольственных норм в некоторых оккупированных областях Европы в сравнении с нормами, существовавшими в Германии и Италии.

Эти цифры, однако, не дают еще правильного представления о действительном уровне снабжения населения. В отдельных странах, как например во Франции, Прибалтийских странах и в Польше, существовал довольно крупный черный рынок, который создавал дополнительную возможность для снабжения широких слоев населения. В материалах Экономического совета Лиги Наций об этом говорится следующее: «Крестьяне стремились скрыть свои продукты, продать их на черном рынке, а зерно либо скормить скоту, либо употребить для своих собственных нужд»{124}. Относительно [458] положения в Польше в том же источнике сообщается, что эта страна является преимущественно аграрной и что продовольственные трудности там испытывает больше городское, чем сельское население.{125}

Калорийность пайка среднего потребителя на январь 1941-1944 годов
  1941 г. 1942 г. 1943 г. 1944 г
Германия 1990 1750 1980 1930
Италия 1010 950 990 1065
Бельгия 1360 1365 1320 1555
«Протекторат»* 1690 1785 1920 1740
Финляндия 1940 1491 1630 1780
Франция 1365 1115 1080 1115
Прибалтийские страны - 1305 1305 1420
Голландия 2050 1825 1765 1580
Норвегия 1620 1385 1430 1480
Польша 845 1070 855 1200
* Чехия

То же самое с небольшими изменениями можно сказать и о других оккупированных областях, и главным образом о России. Наиболее плохо снабжалось население Греции, а продовольствие, предусмотренное для отправки туда из Германии, нельзя было перевезти из-за весьма ограниченных транспортных возможностей и частых налетов партизан, взрывавших железные дороги и полностью срывавших движение по ним. Несмотря на помощь Греции со стороны Международного комитета Красного Креста, здесь разразился настоящий голод, принявший катастрофические размеры не только в городах, но и в сельской местности. Оказать греческому населению какую-либо помощь германские власти были не в состоянии.

Положение с продовольствием стало катастрофическим и в крупных городах Голландии, когда на последнем году [459] войны вследствие забастовки железнодорожников и перенесения боевых действий на территорию Голландии было совершенно нарушено всякое сообщение между городом и деревней. Однако до этого времени благодаря хорошо организованному сотрудничеству между оккупационными властями и местной администрацией положение со снабжением было здесь относительно сносным. В крупных городах Франции наихудшее положение создалось перед самой высадкой союзников, но и после того, как вся Франция была снова в руках союзников, положение не улучшилось из-за разрухи на транспорте.

Наряду с тем, что Германия вывозила продовольствие из оккупированных ею областей, германские оккупационные власти всячески стремились увеличить упавшее во время войны производство сельскохозяйственных продуктов в этих областях. Так, «Восточное торговое общество сельскохозяйственного спроса» (ставшее позднее центральным), созданное вначале для управления бывшими крупными польскими поместьями, забрало в свое ведение во Франции в 1940 году большое количество хозяйств, покинутых владельцами во время боевых действий, и добилось там весьма значительных результатов. В Россию, где сталинская тактика «выжженной земли» нанесла сельскому хозяйству тяжелый урон (при вступлении немецких войск в Россию в исправном состоянии и в состоянии, пригодном для ремонта, было найдено лишь 40% сельскохозяйственного инвентаря), из Германии было вывезено одних лишь сельскохозяйственных машин на сумму 173 млн. марок, в том числе тракторов на 48 млн. марок. Необходимо учесть, что эти суммы подсчитаны по старым, «замороженным», ценам.

Аграрные планы для будущей Европы

Кроме всего вышесказанного, руководители сельского хозяйства и политические руководители Германии строили очень серьезные и далеко идущие планы по специализации сельскохозяйственного производства в Европе после окончания войны, основой которых должны были стать идеи, заложенные в книге министра Баке «За свободу сельского хозяйства в Европе». В Берлине в 1942 году [460] начал функционировать специальный научно-исследовательский институт земледелия и продовольственного хозяйства Европы, главной задачей которого во время войны было опровергнуть на основании объективного цифрового материала бессмысленные представления политических руководителей о возможностях оккупированных районов. Кроме того, здесь разрабатывались конкретные планы сотрудничества европейских стран в области сельского хозяйства на основании использования природных условий стран и имеющихся рынков сбыта. Единственным документом, подготовленным институтом и имевшим практическое значение для сельского хозяйства, был выпущенный в виде аграрного устава приказ о систематическом роспуске колхозов, который должен был обеспечить мирное завоевание на свою сторону населения оккупированных областей Советской России. В германском министерстве продовольствия прекрасно понимали, что количество продовольствия, которое можно получить от той или иной области, зависит от самих производителей, а для того, чтобы они производили продукты питания, нужно более или менее добровольное сотрудничество населения этих областей.

Производство сельскохозяйственных продуктов в Германии

В противоположность сложившемуся повсюду мнению снабжение Германии продуктами питания осуществлялось главным образом за счет продукции, произведенной на территории самой Германии. По расчетам профессора Е. Вермана,{126} доля ввоза продуктов питания в общем сельскохозяйственном производстве Германии (в границах на 1 сентября 1939 года) составляла в процентах:

1938/39 г. - 9,8
1939/40 г. - 7,5
1940/41 г. - 8,0
1941/42 г. - 10,0
1942/43 г. - 14,8
1943/44 г. - 12,9

Из этих цифр еще яснее, чем из сказанного выше о производительности оккупированных районов, видно, что снабжение Германии продовольствием осуществлялось главным [461] образом за счет внутренних средств, а не за счет ввоза. При этом следует учесть, что количество людей, которых нужно было снабжать, увеличилось с 79,2 млн. в 1938/39 до 88,8 млн. человек в 1943/44 хозяйственном году и что, следовательно, к концу войны нужно было снабжать продовольствием на 10 млн. человек больше, чем в начале войны.

Тому, что уровень снабжения продовольствием населения и армии не снижался вплоть до самых последних бурных недель войны, способствовало главным образом то, что сельскохозяйственное производство в центральных районах Германии удалось удержать примерно в рамках мирного времени.

Сбор урожая в войнах 1914-1918 и 1939-1945 годов

в процентном отношении к среднему урожаю довоенного времени
(территория Германии в границах 1939 г.; по подсчетам проф. Е. Вермана){127}

Год

Количество

зерна

картофеля

сахарной свеклы

1908-1913 (среднегодовой)

100

100

100

1914

98

99

110

1915

80

118

67

1916

80

55

66

1917

56

76

64

1918

64

64

60

1935-1938 (среднегодовой)

100

100

100

1939

104

105

126

1940

90

106

122

1941

84

88

119

1942

86

101

120

1943

92

75

117

1944

78

80

100

Эта таблица показывает, что снижение валового сбора главных сельскохозяйственных культур в первые четыре [462] года войны происходило значительно медленнее, чем в 1914 - 1918 годах. Уменьшение валового сбора зерновых в 1941 и 1942 годах и картофеля в 1943 году объясняется главным образом неблагоприятными условиями погоды. Поддержать производство сельскохозяйственных продуктов на указанном уровне было возможно лишь благодаря тому, что даже в ходе войны в сельском хозяйстве сохранилось достаточное количество рабочей силы и средств производства. Благодаря использованию иностранных рабочих и военнопленных на сельскохозяйственных работах серьезного недостатка в рабочей силе никогда не наблюдалось. Лишь к концу войны стала ощущаться нехватка в руководителях сельскохозяйственных производств. Выпуск машин и инвентаря не был снижен вплоть до 1943 года. Тракторный парк увеличился с 70 тыс. машин в конце 1933 года до 140 тыс. машин в конце 1944 года. Производство запасных частей для сельскохозяйственных машин было обеспечено вплоть до самого конца войны. Сырье, необходимое для изготовления сельскохозяйственных машин и запасных частей, распределялось самим министерством продовольствия, которое, являясь единственным органом, имевшим правильные данные о потребностях сельского хозяйства, могло направлять усилия промышленности на покрытие самых необходимых статей спроса. Удовлетворение потребностей сельского хозяйства в минеральных удобрениях было также, за исключением фосфатов, вполне достаточным. Еще в 1943 году на каждый гектар обрабатываемой площади имелось в распоряжении (в кг) следующее количество минеральных удобрений (цифры на 1917 - 1918 годы даны в скобках): азота - 12,9 (3,1), калийных солеи - 30,8 (26.5), фосфатов - 10,3 (11,4). Решающим для поддержания уровня производства сельскохозяйственных продуктов наряду с относительно достаточным снабжением азотом было сохранение скота как производителя естественных удобрений. Однако ввиду некоторых обстоятельств поголовье свиней, например, все же сократилось с 27 млн. голов в 1938/39 году до 18,6 млн. голов в 1943/44 году. Поголовье крупного рогатого скота, наоборот, почти не уменьшилось и составляло 23,25 млн. голов по сравнению с 23,8 млн. голов в 1938/39 хозяйственном году. [463]

Снабжение углем и транспорт

Благодаря проницательности имперского комиссара по углю германская пищевая промышленность снабжалась углем до последнего дня войны. Сотрудничество министерства продовольствия с другими специальными ведомствами в вопросах обеспечения бесперебойного снабжения фронта и тыла было в общем и целом также очень хорошо налажено. Министерство путей сообщения, несмотря на все другие поставленные перед ним задачи, всегда аккуратно выполняло требования продовольственного сектора, обеспечивая его необходимым количеством вагонов. В последние месяцы войны, когда крупные сортировочные станции были разрушены воздушными налетами противника, министерство продовольствия и министерство путей сообщения занимались совместно составлением планов по перевозкам смешанных грузов. Такие эшелоны посылались в снабжаемые районы с очень небольшими интервалами, так что иногда машинист одного поезда видел последние вагоны другого. Ремонт дорог производился настолько быстро, что уже через несколько часов после разрушения полотна или моста эшелоны получали возможность двигаться дальше.

В сентябре 1944 года министр вооружений Шпеер, который с самого первого дня пребывания на своем посту заботился о выполнении не только своих собственных задач, но и задач, связанных со снабжением армии и страны. выделил для проведения снабженческих мероприятий крупную часть своего аппарата в помощь министерству продовольствия. Как правило, трудности, с которыми сталкивалась пищевая промышленность, возникали только в результате воздушных налетов противника, и, например, в последние месяцы войны мощность мельниц была все еще вполне достаточной для того, чтобы перемалывать то количество зерна, которое требовалось для удовлетворения населения хлебным, пайком. В министерстве продовольствия в это же время родилась мысль выдавать рожь в необмолоченном виде с соответствующими указаниями об употреблении.

Вплоть до самого конца войны качество пищевых продуктов оставалось вполне удовлетворительным. Это прежде [464] всего относится к хлебу, который, несмотря на высокий помол, был значительно лучше, чем в первую мировую войну. Единственными продуктами, качество которых во время войны снизилось, были животное масло и маргарин, где несколько повысилось процентное содержание воды, молоко, жирность которого значительно снизилась, и колбаса, в которую стали добавлять различные примеси. Суррогатных продуктов в отличие от первой мировой войны не было, если не считать суррогатного кофе. Даже овощей имелось сравнительно достаточное количество благодаря расширению общей площади огородов. Брюква как продукт питания в эту войну почти не употреблялась: Зато фруктов не было совершенно. Для выращивания и в особенности для хранения их отсутствовали всякие возможности. Минимальное количество фруктов, которое все же удавалось получать, полностью шло на изготовление мармелада, качество которого было довольно хорошим.

Нерациональное кормление скота

Чтобы обеспечить население продовольствием в трудных условиях снабжения, нужно увеличить потребление растительных продуктов и сократить потребление продуктов животноводства. В 1938/39 хозяйственном году 23,3% всех растительных продуктов, выращенных на своей территории и ввозимых из-за границы, уходило непосредственно на снабжение населения. В 1943/44 хозяйственном году количество их составляло 28,1%. Остальная часть растительных продуктов шла на корм скоту. Из них наибольшая часть приходилась на силос, который, разумеется, мог служить только для кормления животных. Главным конкурентом человека в потреблении основных пищевых продуктов является свинья. При кормлении свиней зерном или картофелем непроизводительная потеря калорий составляет 80%. Поэтому во время войны было оставлено лишь такое поголовье свиней, которое можно было прокормить тем зерном, картофелем и другими продуктами питания, которые оставались после удовлетворения человеческих потребностей. В случае необходимости или нехватки продовольствия этот остаток мог использоваться и для удовлетворения потребностей населения, а поголовье свиней [465] можно было соответственно уменьшать. Характерно, что беспорядочного убоя свиней, наблюдавшегося в первую мировую войну, на этот раз не было. Приходилось только из года в год приводить в соответствие поголовье свиней и степень откармливания скота с имеющимися остатками фуражных фондов. Решающим в деле правильного и бесперебойного снабжения населения хлебом и картофелем являлось четко организованное руководство. Когда же война приобрела затяжной характер, снабжение гражданского населения продуктами животноводства было снижено до предела. Несмотря на это, принцип первоочередности обеспечения пищевыми продуктами населения постоянно оставался в силе.

Поведение населения

Хозяйственная дисциплина населения как среди потребителей, так и среди производителей была во второй мировой войне значительно выше, чем в первой. Черный рынок не приобрел больших размеров вплоть до самого конца войны, да и существовал он главным образом в оккупированных районах. Сельское хозяйство Германии вполне справлялось с теми задачами, которые были на него возложены в отношении поставок продовольствия. Политически дифференцированных норм поставок, как в нынешней советской зоне оккупации, не имелось. К мерам принуждения приходилось прибегать лишь очень редко. Наряду с применением жестких административных мер, характерных для авторитарного государства, практиковались беседы знающих дело специалистов, которые убеждали крестьян в необходимости осуществлять поставки сельскохозяйственных товаров, если последние еще раньше сами не понимали необходимости проведения тех или иных мероприятий; эти беседы, несомненно, оказывали свое действие на основную часть крестьянства. Так, например, несмотря на постоянно снижавшуюся производительность молочно-товарных хозяйств, удалось увеличить поставки молока с 16,15 млн. т в 1939 году до 18 млн. т в 1943 году и этим самым соответственно повысить производство животных жиров. На изменения цен немецкий крестьянин реагировал поразительно хорошо. Снижение или повышение цен на [466] свиней оставалось до последнего времени самым надежным средством регулирования степени их откормки и приведения производства мяса в соответствие с имеющимися запасами фуража. Повышение цен на обычный ячмень, в котором с 1942 года стала нуждаться пищевая промышленность для производства хлеба, до уровня цен на пивоваренный ячмень значительно способствовало увеличению производства ячменя.

Заключение

В заключение можно сказать, что система производства и распределения продовольственных продуктов во время второй мировой войны в основном себя оправдала. Но отчет о продовольственном хозяйстве был бы незаконченным, если бы мы не вспомнили о людях, которые были свидетелями и участниками этих событий. На всех участках, больших и малых, они работали с первого и до последнего дня в тесном сотрудничестве друг с другом и с полным сознанием своей ответственности за поставленные перед ними задачи. Бесспорная заслуга в этом деле принадлежит Герберту Баке, бывшему в начале войны статс-секретарем министерства продовольствия, а в конце войны ставшему министром; его высокие человеческие качества и ясный ум до последних дней накладывали на всю работу снабженцев особый отпечаток.

Очень трудно ответить на вопрос о том, что может быть использовано в будущем из того опыта, который был накоплен во время второй мировой войны. Однако если теория и практика руководства продовольственным хозяйством в период с 1939 по 1945 год оправдали себя, то это еще не означает, что в будущем надо действовать по такому же шаблону для преодоления различных продовольственных трудностей. Сейчас количество факторов, которые при предварительном планировании не могут быть учтены, стало гораздо большим, чем в 1939 году. К этому следует прибавить, что по сравнению с 1939 годом Западная Германия в настоящее время испытывает в продовольственном снабжении значительно большие трудности. Доля производства пищевых продуктов в самой Германии в общем продовольственном балансе составляет сейчас лишь 55% по сравнению с 83% в довоенное время. К традиционному ввозу [467] зерна и жиров прибавился еще и импорт сахара, который является не деликатесом, а важным продуктом питания.

С окончанием второй мировой войны международное положение Германии коренным образом изменилось. Интересы мировой политики в основном переместились из Европы на запад и восток. Говорить сейчас о том, что мир во всем мире обеспечен, могут только самые беспечные оптимисты. В условиях осложнения международных отношений, за которое сегодня Германия не несет никакой ответственности, и при существующей политической обстановке ожидать новой блокады нельзя; зато, безусловно, следует рассчитывать на сильное сокращение импорта вследствие неизбежной нехватки у нас торгового флота.

Если в случае мобилизации экономики будет принято решение о создании необходимой продовольственной базы, то, учитывая предыдущий опыт, мы должны будем выполнить следующие три условия:

1. Создать такую организацию, которая будет проводить все продовольственные мероприятия. Она должна быть построена с таким расчетом, чтобы производством, заготовкой и распределением продуктов ведал один и тот же орган. Необходимо стремиться к созданию такой организации, в которой государственное руководство и опыт администрирования сочетались бы с практическим хозяйственным опытом представителей отдельных профессий. Возможность создать такую организацию без предварительной подготовки представляется сомнительной. Вместе с тем отсутствие такой организации приведет к столь же плачевным результатам, к которым мы пришли во время первой и после окончания второй мировой войны.

2. Создать соответствующие потребностям запасы зерна, сырья для производства маргарина, сахара и кормов для скота. Как велики должны быть эти запасы, зависит от факторов, известных только правительству.

3. Сделать все приготовления к тому, чтобы постоянно поддерживать собственное производство сельскохозяйственных продуктов на высоком уровне. Для этого нужно учитывать рост тракторного парка и обеспечить дополнительные запасы тракторного горючего. Если же по тем или иным причинам строгое нормирование продовольствия не вводится, то лучшим средством обеспечить снабжение и [468] одновременно поддержать производство на высоком уровне является создание большого стратегического продовольственного резерва. Такой резерв при условии максимального рассредоточения продовольственных складов будет, несомненно, самым лучшим средством пресечь или по крайней мере значительно ослабить рыночную панику и мешочничество в случае нарушения подвоза продуктов.

Из опыта военных и послевоенных лет следует сохранить только одно - регулирование потребления продовольственных продуктов путем компенсации дефицитных продуктов другими. Только в этом случае руководство продовольственным хозяйством не будет нарушено. Осуществить управление при абсолютной нехватке всех видов продовольствия невозможно. Если нормы потребления не обеспечивают населению минимальный прожиточный минимум, всякая хозяйственная дисциплина исчезает и начинается борьба всех против всех.

ЛИТЕРАТУРА

Васkе Н., Um die Nahrungsfreiheit Europas, Leipzig, W. Goldmann Verlag, 1943.

Woermann E., Schaubilder zur deutschen und europaischen Ernahrungswirtschaft, 1944. [469]

Дальше