Содержание
«Военная Литература»
Военная история

Провал операции «Плутон»

В январе 1959 г. на Кубе произошла революция, в результате которой к власти пришло правительство, возглавляемое Фиделем Кастро. Политика нового кубинского руководства вскоре вступила в противоречие с интересами Вашингтона. В начале 1960 г. после провала попыток решить «кубинскую проблему» политическими и экономическими санкциями военно-политическое руководство США взяло курс на вооруженное свержение существующей власти на Кубе. Президент США в приказе от 17 марта 1960 г. обязал ЦРУ и Пентагон подготовить и осуществить военную акцию против Кубы с целью свержения правительства. Ответственным за разработку и реализацию задуманного плана был назначен генерал Биссел - заместитель директора ЦРУ по планированию «тайных операций». В документах ЦРУ акции присваивалось кодовое наименование операция «Плутон». Непосредственно разработкой плана вооруженного вторжения занимался эксперт Пентагона по десантно-диверсионньм акциям полковник Элкотт, получивший значительный опыт десантной подготовки еще в годы Второй Мировой войны. [104]

Подготовку намечалось закончить к началу декабря 1960 г. Ставка делалась на наемников. Во второй половине марта 1960 г. ЦРУ сформировало оперативную группу планирования и подготовки вторжения из числа тех, кто в разное время проходил службу на Кубе и хорошо знал страну. Первоначально в группе насчитывалось 10 человек, но вскоре она увеличилась в 4 раза. Центр подготовки располагался в Майами (штат Флорида). Новый президент США Дж. Кеннеди ознакомился с планом нападения на Кубу еще в период избирательной кампании и в целом одобрил его. 22 января 1961 г. состоялось первое заседание нового кабинета США по «кубинскому вопросу», где было решено осуществить вооруженное вторжение на Кубу не позднее весны 1961 г. На заседании присутствовали директор ЦРУ, министр обороны, председатель Комитета начальников штабов, государственный секретарь, министр юстиции и другие ответственные лица.

Подготовка наемников проводилась в специально созданных ЦРУ лагерях на побережье Гватемалы (Роталулео и Сан-Хосе), в Никарагуа (Пуэрто-Кабесас) и в США (Новый Орлеан, Форт Майер и Майами). Оперативная группа планирования формировала военизированные подразделения из числа кубинских эмигрантов и занималась их подготовкой. В качестве сил первого эшелона было отобрано более 1400 человек, объединенных в так называемую «бригаду 2506». Каждому наемнику присваивался номер. При этом нумерация начиналась с 2000. Это делалось для создания видимости более крупной группировки наемников. «Бригада 2506» состояла из четырех пехотных, моторизованного и парашютно-десантного батальонов, роты танков, бронеотряда и батальона тяжелых орудий. Возглавлял «бригаду 2506» бывший капитан батистовский армии Сан Роман.

В порту Пуэрто-Кабесас была сформирована так называемая «морская тактическая группа», в которую [105] входили 5 вооруженных судов бывшей кубинской судоходной компании «Гарсия Лайн корпорейшн» («Хьюстон», «Лэйк Чарльз», «Рио Эскандидо», «Карибе» и «Атлантике») и 2 пехотно-десантных корабля постройки времен Второй Мировой войны («Барбара Джейн» и «Благар»), переданных наемникам из ВМС США. Для выгрузки на берег тяжелой боевой техники американцы планировали доставить в район высадки 7 танкодесантных катеров.

В распоряжение наемников командование ВВС США выделило 8 военно-транспортных самолетов С-46 и 6 - С-54. Эти самолеты вместе с 24 переданными в распоряжение ЦРУ бомбардировщиками В-26 были сосредоточены на аэродроме Пуэрто-Кабесас.

Замыслом операции «Плутон» предусматривались скрытное развертывание сил у южного побережья Кубы и внезапная высадка их с целью захвата власти и создания дипломатического повода для образования «временного правительства», которое должно было признать США и оказать ему военную помощь. По плану Вашингтона страны ОАГ должны были после обращения контрреволюционеров за помощью оказать им поддержку вооруженными формированиями численностью до 15 тыс. человек. Эти силы составляли своего рода второй эшелон десанта, который тщательно готовился ЦРУ и Пентагоном.

С началом вооруженного вторжения на Кубу по сигналу с острова Суон в различных районах страны должны были начаться заранее подготовленные вооруженные выступления контрреволюционных групп. Важное место в плане операции «Плутон» отводилось заброске этих групп на территорию Кубы. В день высадки первого эшелона они должны были взрывать железнодорожные линии, мосты, блокировать важнейшие шоссейные дороги, выводить из строя трансформаторные станции, уничтожать хранилища топлива, особенно в местах [106] сосредоточения войск и боевой техники. Быстроходный катер «Техана» из Ки-Уэста в течение нескольких ночей подряд доставлял для этих групп вооружение.

Высадку морского десанта предусматривалось предварить нанесением внезапных бомбовых ударов по важнейшим военным объектам Кубы. При этом в качестве главных целей были определены аэродромы. Первоначально планировалось 16 бомбардировщиками нанести три таких удара - два до начала операции и один в ходе высадки морского десанта. Однако за несколько дней до начала высадки, чтобы не создавать впечатления, что США причастны к агрессии, было решено, что в воздушном ударе 15 апреля примут участие не 16, а 8 бомбардировщиков. А за неделю до начала вооруженного вторжения по этой же причине была отменена вторая, назначенная на 16 апреля, бомбардировка острова.

Первоначально высадку десанта планировалось произвести в районе города Тринидад. Но, из-за того, что высадка в этом районе могла привести к жертвам среди гражданского населения и поднять его на борьбу с интервентами, от этого плана отказались. Президент США также считал, что высадка морского десанта в районе Тринидада будет слишком заметной, поэтому настаивал на скрытной высадке, предпочтительно ночью, причем в районе, удаленном от населенных пунктов, чтобы- не так явно бросалась в глаза причастность США к агрессии против Кубы. После обсуждения нескольких вариантов остановились на высадке морского десанта в заливе Кочинос. Избранный район удовлетворял основным требованиям: здесь отсутствовала противодесантная оборона, а на берегу имелась площадка, которую можно было использовать в качестве аэродрома. На удалении от 4 до 12 км от береговой черты начиналась болотистая местность, через которую в глубь острова [108] вела лишь одна дорога. Это способствовало успешной обороне захваченного плацдарма для накопления на нем достаточного количества войск. Песчаные пляжи были удобными для подхода десантно-высадочных средств.

В заливе Кочинос выбрали три пункта высадки: в районе Плайя-Хирон - «голубой» и «зеленый» пляжи и в районе Плайя-Ларга - «красный» пляж.

В плане операции также предусматривалась выброска парашютного десанта в расположение дороги, идущей в глубь острова. Перед воздушным десантом стояла задача: перекрыть пути подхода кубинских войск к пунктам высадки морских десантов.

Большое внимание уделялось достижению внезапности высадки. Подробно о плане операции «Плутон» знали всего лишь 4 человека из числа руководящего состава кубинских эмигрантов. С целью дезинформации кубинского командования предусматривались демонстративные действия в районе провинции Пинар-дель-Рио (демонстративный морской десант) и в районе американской базы Гуантанамо (диверсионные действия). Переход в район залива Кочинос корабли и суда должны были осуществлять самостоятельно, следовать переменными курсами, ночью с выключенными ходовыми огнями, днем - под флагом Либерии. Место их сбора находилось в 50 милях от-побережья Кубы. Ночная высадка также способствовала достижению внезапности. Кроме того, с целью отвлечения внимания кубинской разведки на ложное направление у северного побережья Кубы маневрировали американские корабли, неоднократно вторгавшиеся в территориальные воды страны.

Чтобы оправдать военную акцию перед лицом мировой общественности и даже представить Кубу агрессором, ЦРУ спланировало инсценировку нападения [109] на американскую базу Гуантанамо. Для этих целей было выделено судно «Санта Ану», экипаж которого переодели в форму кубинских вооруженных сил. Однако, осознав нелепость подобной инсценировки, за несколько дней от высадки демонстративного десанта отказались, а судно решили использовать для проведения демонстративных действий в районе провинции Орьенте.

4 апреля 1961 г. в Белом доме президент США встретился с советниками по подготовке акции против Кубы, где был утвержден план операции «Плутон». Дату высадки назначили на ночь 17 апреля. Кубинцы догадывались о подготовке к вторжению. Штаб революционных вооруженных сил принял ряд мер по подготовке к отражению высадки многочисленных групп в разных районах страны. На десантоопасных направлениях создавались укрепленные районы. Техника и вооружение были рассредоточены и переведены в укрытия.

Агрессия против Кубы началась в соответствии с разработанным планом. 14 апреля американский самолет-разведчик U-2 произвел фотосъемку всей территории Кубы. Фоторазведка подтвердила наличие на аэродромах до 15 самолетов. На следующий день 8 бомбардировщиков В-26 с опознавательными знаками кубинских ВВС нанесли удары по военным объектам Кубы; 3 самолета группы «Линда» нанесли бомбовый удар по аэродрому Сан-Антонио-ле-Лос-Баньос, 3 самолета группы «Пума» - по аэродрому Кампо-Колумбия и 2 самолета группы «Горилла» - по аэродрому Сантьяго-де-Куба. Руководители ЦРУ признали эти бомбардировки успешными, посчитав большую часть кубинских самолетов уничтоженными. Однако еще до этих ударов все самолеты были рассредоточены, а на местах их прежних стоянок находились макеты. Из 24 самолетов ВВС Кубы наемникам удалось уничтожить всего лишь 2 машины. [110]

В ночь на 16 апреля на побережье провинции Орьенте наемники дважды пытались высадить демонстративный десант, но обе попытки были отражены, и судно «Сайта Ану» направилось к заливу Кочинос. Не разобравшись в обстановке, кубинское командование сочло демонстративные действия в районе провинции Орьенте за фактическую высадку десанта и направило в этот район 12 пехотных батальонов. Только на рассвете кубинское командование смогло правильно оценить обстановку.

Поздно вечером 14 апреля из базы Пуэрто-Кабесас вышли корабли и суда интервентов. Накануне они приняли до 2,5 тыс. тонн вооружения и боеприпасов, 5 танков М41 «Шерман», 10 бронетранспортеров, 18 противотанковых орудий, 30 минометов, 70 противотанковых ружей «базука». Одновременно из базы, расположенной на острове Вьекес, вышли корабли прикрытия. Вечером 16 апреля в район высадки американцы доставили танкодесантные катера. К району были подтянуты американские авианосцы «Эссекс» и «Шангри Ла», а также десантный вертолетоносец «Боксер» с батальоном морской пехоты на борту.

В ночь на 17 апреля «морская тактическая группа» вошла в залив Кочинос. В миле от берега корабли и суда стали на якорь. С флагманского корабля «Благар» были спущены резиновые лодки, на которых высадились разведывательно-диверсионные группы. Они произвели доразведку побережья и зажгли ориентирные огни для обозначения пунктов высадки. В 1:15 с острова Суон в адрес кубинских контрреволюционеров была передана шифротелеграмма о начавшемся вооруженном вторжении. В 3:00 началась высадка первого эшелона. Из-за обилия рифов в прибрежной полосе некоторые десантно-высадочные средства сели на мель. В результате высадка на время задержалась.

На рассвете был выброшен парашютный десант. Район десантирования находился вблизи дороги, [111] идущей в глубь острова на удалении 10 - 12 км от береговой черты.

Находившийся в районе высадки отряд кубинской милиции вступил в бой с превосходящими более чем в 10 раз силами противника и задержал их продвижение.

Получив сообщение о начавшейся высадке, штаб интервентов срочно распространил военную сводку «кубинского революционного совета», в которой отмечалось, что «...повстанческие силы начали вторжение на Кубу и сотни человек уже высадились в провинции Орьенте». Такое сообщение было рассчитано на введение в заблуждение кубинского командования. В штаб-квартире ЦРУ еще не знали, что судно «Сайта-Ану», не выполнив своей задачи, направилось в залив Кочинос. Кубинское же руководство к этому времени разобралось в сложившейся обстановке и срочно направило в район фактической высадки десанта достаточные силы для его отражения.

Высадившиеся войска начали наступление одновременно на трех направлениях: три батальона - на Плайя-Хирон, один - на Плайя-Ларга и батальон парашютистов - к Сан-Бласу. Часть сил была выделена для захвата аэродрома в районе Плайя-Хирон и подготовки его к приему своих самолетов.

Главное командование Революционных вооруженных сил Кубы приняло решение остановить продвижение интервентов в глубь страны, ударами авиации сорвать высадку войск на побережье, а затем блокировать высадившиеся силы с моря и суши и наступлением по сходящимся в районах Плайя-Хирон и Плайя-Ларга направлениям разгромить их. Для решения этой задачи были выделены 7 пехотных батальонов, 20 танков, 10 самоходных артиллерийских установок 100-мм калибра, 14 артиллерийских и минометных батарей и сторожевые корабли. [112]

С наступлением рассвета часть этих сил заняла исходные позиции. Авиация нанесла несколько ударов по силам высадки и уничтожила 4 транспорта, в том числе потопила десантный транспорт «Хьюстон», на котором находился в полном составе батальон и судно «Рио Эскандидо», транспортировавшее большую часть боеприпасов и тяжелого вооружения. В воздушных боях было сбито 5 самолетов противника. К середине дня на всех направлениях кубинские войска остановили продвижение противника, а затем стали теснить его к побережью. Вечером 18 апреля, когда уже стало очевидно, что агрессия против Кубы обречена на провал, президент США провел экстренное заседание, на котором было принято решение задействовать вооруженные силы США, в первую очередь самолеты с авианосца «Эссекс». Последние должны были совместно с бомбардировщиками В-25 нанести удар по кубинским войскам, сжимавшим кольцо вокруг интервентов. Однако в директивах, направленных на авиабазу Пуэрто-Кабесас и на авианосец «Эссекс», не была учтена разность поясного времени, из-за чего бомбардировщики и истребители не встретились в указанной точке. Совместный удар не получился. Летчики бомбардировочной авиации не решились без истребительного сопровождения следовать в район боевых действий.

Кубинские же войска утром 19 апреля после 30-минутной артиллерийской подготовки перешли в наступление и окончательно сломили противодействие противника, который вынужден был сложить оружие.

Таким образом, агрессия США против Кубы не удалась, высадившиеся в заливе Кочинос наемники были разгромлены в течение 72 часов.

Потери составили 82 человека убитыми и 1200 пленными. Кубинские летчики уничтожили 4 судна и сбили 12 самолетов. Трофеи составили 5 танков [113] М41 «Шерман», 10 бронетранспортеров, выгруженных на берег, орудия и почти все стрелковое вооружение.

Расчеты США на контрреволюционные выступления внутри страны не оправдались. Нота протеста Советского Союза и поддержка кубинского народа странами социалистического содружества не позволили США расширить агрессию с использованием своих вооруженных сил. Несмотря на то что операция «Плутон» не являлась классической морской десантной операцией, ока дает возможность сделать некоторые полезные выводы. Так, видна тенденция возрастания роли авиации в десантных действиях. Высадке предшествовали удары по аэродромам с целью завоевания господства в воздухе. Однако кубинское командование своевременно приняло меры по рассредоточению и укрытию своей авиации, и ни один из ударов не достиг своей цели. В конечном счете превосходство в воздухе было на стороне кубинских ВВС. Эти события вслед за англо-франко-израильской агрессией против Египта еще раз напомнили о необходимости заблаговременного рассредоточения и укрытия авиационной техники в условиях угрозы внезапного нападения противника.

В результате вторжения на Кубу подтвердился вывод о возрастании роли оперативной и тактической внезапности в десантных действиях. Однако интервентами была достигнута только тактическая внезапность. Преждевременная и назойливая демонстрация высадки в районе провинции Орьенте своей цели не достигла, а, наоборот, насторожила кубинское командование, заставила повысить готовность своих вооруженных сил к отражению высадки десантов.

В отношении выбора места и времени высадки морского десанта четко прослеживаются принципы, выработанные в период Второй Мировой войны. Однако и здесь наемники допустили грубый [114] просчет: район высадки оценивался по устаревшим картам, на которых не были обозначены коралловые рифы, ставшие серьезным препятствием для высадки.

В результате агрессии подтвердился вывод о возрастании роли морального фактора в вооруженной борьбе.

Дальше